История об острых ножах


Пред боем ты совсем не пей вина:
не удержать тогда меча в жестокой битве,
а лезвие булата острой бритвой
вонзиться может в ногу скакуна.


Ключ неохотно и с невообразимым скрипом провернулся в дверном замке. Уф! В ноздри
пахнуло таким теплым и уютным запахом родного дома. Как хорошо после недели болтанья
по штормовому зимнему морю очутиться здесь вновь и ощутить это замечательное чувство
необыкновенного покоя и внутренней благости. Вот уже снята шинель и порядком поднадо-
евшая форма, в ванной набирается горячая вода с ароматной пышной пеной и Костик Бокий,
молодой капитан-лейтенант, только что возвратившийся домой из учебно-боевого похода, об-
лачившись в махровый халат в виде флага Британии, смакует короткими глотками виски
“White Horse” янтарного цвета из квадратного хрустального стакана впрямь как в лучших
домах Лондона. За окном метет злая полярная вьюга, бросая в окна гроздья смешанного со
льдом снега, а здесь, в мягком кресле, сразу забываешь обо всем и таешь, таешь как
снежная баба под лучами весеннего солнца и тело расползается по глубокому мягкому креслу
морской каракатицей. Глаза закрыты, мыслей в голове никаких и шуршание набирающей-
ся в ванну воды ласкает слух аки морской прибой в тихой лагуне. Мирно и спокойно на душе
у Костика и совсем не хочется вставать, но ванна уже почти полна и надо идти смывать
смесь пота, соли и серой въедливой корабельной пыли. Через минуту из густой шапки мыль-
ной пены торчит только коротко стриженая каплейская голова с зажмуренными от удоволь-
ствия глазами и время останавливается. Спустя часа полтора, разомлевший Костик выполз из
водяной купели и всем нутром остро почувствовал, что очень хочется есть. Дожидаться
прихода жены Надюши надо было бы еще часа четыре, поэтому он самолично решил немного
подкрепиться и приготовить праздничный, по случаю своего возвращения, ужин.

Урчавший как кот холодильник встретил полный надежды на праздник живота взгляд Кос-
тика почти пустым нутром. Нет, конечно кое-что там было, но хороший ужин из этого
сделать, увы, невозможно. Почесав затылок, он достал всё то, из чего можно кое-как
создать хоть некое подобие нормальной еды. На столе появились кочан капусты, две мор-
ковины, кусочек свиного сала, банка зеленого горошка, хвост копченой трески, упаковка
сметаны и кастрюлька с вареной картошкой. Маленько покумекав, Костик решил изобразить
салат, для чего следовало смешать всё это, кроме сала, между собой. Чтобы блюдо было
вкусным, надо было мелко порезать все это и домашний кулинар, достав доску и нож из кухонного стола, принялся сначала резать овощи. Когда первые кусочки были отде-
лены от кочана, Костик насторожился. Что же так его удивило? Не поверите, но как у мно-
гих других, "хозяев", ножи в доме были почти всегда тупыми и большей частью не
резали, а кромсали продукты, и, особенно хлеб. Точить ножи он не умел да и делать эту
работу было нечем: за пять лет семейной жизни Костик так и не удосужился приобрести но-
жеточку. Максимум на что он был способен, так это поводить ножи лезвиями друг о дру-
га,в результате чего они плохо,но все же справлялись со своей функцией. Почувствовав,
как легко режется капуста, Костик повернул нож в руках и пальцем провел по его
лезвию и..О,боже! Нож был острым как бритва! Не веря глазам, он внимательно рассмо-
трел режущую кромку и увидел на нем ровный след заточки. От неожиданности Костик сел на
табурет и в течение нескольких минут тупо смотрел на сей простой предмет кухонного обихо-
да. Затем он достал из стола второй нож,имеющийся в хозяйстве и вновь убедился в его нео-
быкновенной острозаточенности. Расслабленный от виски и теплой ванны мозг каплея тяжело
соображал и было совершенно непонятным КТО наточил ножи в его отсутствие? Можно со сто-
процентной вероятностью быть уверенным, что Надюше сие не под силу,а значит.. Что же это
на самом деле значит? Чудеса какие-то! Сколько раз он и раньше возвращался и ножи всегда
были тупыми. А тут, ну прямо чертовщина! Значится, не иначе благодетель какой приходил с
наждаком за пазухой пока он полоскался в этом гребанном Баренцевом море целую неделю и
не факт, что заточкой ножей дело могло ограничиться. Настроение испортилось и праздничный
ужин делать расхотелось. Костик налил себе еще полстакана виски и пошел в комнату вклю-
чать телевизор. Он смотрел в экран, но не воспринимал телекартинки - мысли кру-
тились вокруг этих чертовых ножей. Внуренне Костик похвалил себя за неординарную наблю-
дательность и вспомнил, что всегда фиксировал такие детали, которые другие просто не
замечали. Недаром отец всегда говорил ему, что в его лице милиция потеряет хорошего сыщи-
ка. Однако Костика с детства завораживало море и будущее свое он видел сугубо в форме во-
енно-морского офицера. Способность запоминать мелочи всегда помогала ему и в учебе,
и в службе, и вот сейчас заставила крепко задуматься над тем, на что иной вряд
ли обратил бы внимание. Конечно могло быть и так, что все легко объяснится по приходу жены, но все же сам факт был крайне неприятен.

Просидев в крайнем недоумении некоторое время, Костик просто заснул под грузом нава-
лившейся откуда ни возьмись усталости. Разбудила его пришедшая с работы Надюша и прита-
щившая тяжеленную сумку с провизией.
- Костя, милый мой! Как чувствовала, то ты вернешься сегодня, - она потрепала его за
плечо и чмокнула в щеку дежурным поцелуем. - Сейчас я сделаю покушать, а то в доме
шаром покати. Я-то сама на диете, поэтому особо себе ничего не готовила. Непрерывно ще-
беча, женушка удалилась на кухню и через некоторое время оттуда стал доноситься вкус-
ный запах жареной курицы.
- Костюша, ты сам хотел что-то приготовить? Молодец ты у меня! Вот за что я тебя
люблю, так это за твои выдающиеся способности, - она вновь приплыла в комнату и присела
на краешек кресла,где так и продолжал сидеть насупленный супруг.
- Что-то ты у сегодня неразговорчивый. Устал, наверное, от этих походов. Ну ниче-
го, сейчас покушаем хорошенько и расслабимся по полной программе. Жутко по тебе соскучи-
лась, ненаглядный ты мой бакланчик!
Костик еле сдержался чтобы откровенно не нагрубить жене, которая стала его сейчас про-
сто категорически раздражать. Он только посмотрел ей в глаза грустным и настороженным
взглядом и легонько кивнул головой.Нет, он конечно тоже соскучился по ней за эту неделю
и совсем не хотел задавать сейчас мучившие вопросы, но где-то внутри возник некий барь-
ер, который сводил на нет накопившуюся за время отсутствия страсть к любимой женщине,
задавшей ему эту неприятную загадку. Он не заметил ничего такого в ее поведении, что
могло бы насторожить – она вела себя как обычно без всякой тени наигранности. Костик ре-
шил предъявить ей аргументы попозже, после ужина, когда от пары выпитых рюмок женушка
расслабится и проговорится ненароком о том, чем занималась в его отсуствие. Однако,
могло ведь быть и так, что секрет отточенных ножей вполне просто откроется и он будет
корить себя за то, что поселил в душе недоверие и посеял бурю в стакане воды. Тем не менее,ответ на его сомнения должен был быть получен в любом случае.
- Ладно, Надежда, давай заканчивай свою стряпню побыстрей, а то есть и вправду очень
хочется, - он погладил пальцами ее запястье. - Надоело за неделю эту корабельную лабу-
ду жрать. Еще качка эта, мать ети, аппетиту не добавляет совсем. Пара таких вот походов
– и вкусовые пупрышки на языке атрофируются за ненадобностью.
Из кухни стал разноситься запах горелого лука. Жена, всплеснув руками, тут же полетела к плите и Костик вновь остался наедине со своими невеселыми мыслями.
И что это эти ножики меня так закрутили-то? - он попытался переключиться на другую тему,
устремив свой взгляд на экран ящика, в котором шел какой-то заурядный дебильный сери-
ал про жизнь новых русских олигофренов. Смотреть это всерьез мог только законченный деге-
нерат, поэтому в сердцах он плюнул на пол, вернее на пушистый ковер и погасил цветной эк-
ран, нажав на пульт. Встал с уютного кресла и подошел к окну. Пурга немного поутихла
и в доме напротив даже стали различимы силуэты людей в освещенных окнах квартир. Он
внимательно смотрел на эти светящиеся квадратики, отбрасывающие блики на белый от снега
дворик и почему то вспомнил далекое детство, когда они жили с отцом и мамой на отгорожен-
ной от всего мира погранзаставе, где было всего-то три дома и вечерами ему было интересно
вот также смотреть в окна напротив, наблюдая за чужой жизнью и понимая, что это занятие
предосудительно хотя бы потому, что они, эти люди, не подозревали о подглядывании.
Но что было делать долгими зимними вечерами маленькому подростку, который уже по
много раз перечитал все свои детские книжки? Может после этого он и научился замечать незначительные на взгляд других мелочи?
- Костюша! Готово! Иди кушать! - звонкий голос жены заставил вздрогнуть и отвлечься
от грустных воспоминаний. Он забрал ополовиненную бутылку с виски и тяжело вздохнув,
пошел на кухню, где был накрыт стол. Надя сидела на табурете, смачно хрустя солёным огурчиком. В мгновение засосало под ложечкой и больше ждать ужина не было никакой возможности. Он присел напротив жены, разлил ячменное чудо по стаканам и наложил себе в тарелку всего по-немногу.
- Ну, будем пухлыми? - посмотрел Наде в глаза пристальным взглядом. - Спасибо за заботу, дорогая ты моя женушка. Стол вполне достойный.
- Да я бы тебе такие столы хоть каждый день делала, если бы тити-мити нормальные давали.
То, что нам платят и деньгами-то назвать нельзя! Два раза в магазин сходишь.. и тю-тю
зарплата! Надоело эти дешевые копейки считать! На кой черт такая жизнь в расцвете лет?
Вот тебе, Костя, нравится сие существование? Давай завязывай ты с этой службой и поедем
жить как все нормальные люди. Ребенка от родителей заберем, сами воспитывать будем,а то
что это за семья? Папа с мамой в одном месте, дочка в другом. Я, между прочим, скучаю
по ней до невозможности. От зимы этой вечной как сова полярная стала - все время полусонная хожу. Скажи, что я не права?
- Может и права, однако, в словах твоих сквозит малодушие и эгоизм. Как это можно
службу бросить? Мы же здесь не шутки шутим-то! Кто мое место займет? Я ведь не на полу-
торке служу: пять лет в училище и здесь уже почти пять, а ведь много чего еще не освоил.
Это же боевой корабль, мать честная! Как это можно не понимать, Надя?! Сейчас всем тяже-
ло, не только нам. Должно же все наладиться когда-нибудь!
- Да ты на пенсию уйдешь, и ничего не наладится! Проведем самые лучшие свои годы
в этой дыре, а потом и вспомнить-то будет нечего. Мы ведь даже денег не можем отложить
на черный день, хотя на Крайнем Севере служим! Кому нужна такая служба? Я ведь молодая
женщина, в конце концов! Хочу видеть не только эти сопки, а и заморские пляжи, вечер-
ние рестораны, показы мод и просто других людей. Даже солнца мне не хватает здесь.
Костик со злостью смотрел на раскрасневшееся от спора лицо жены и понял, что нынешний день, видимо, будет одним из самых черных в его жизни. Между ними, как между двумя льди-
нами, образовалась трещина, которая всеръез могла разделить двух любящих друг друга лю-
дей на очень опасное расстояние, за которым может приключиться все что угодно. Ему
не хотелось спорить с женой на эти неприятные темы, тем более, что, по большому счету,
она была права - он сделал ее заложницей своей мало радующей службы. Когда эта скучная
жизнь ей надоест по-настоящему, она просто уедет от него. Характер-то у Надежды был твер-
дым и уж если чего надумает, то сделает непременно. На роль декабристской жены она явно
не подходила, да и время ныне другое. Надо было погасить пыл разговора, и мирным тоном
он произнес, как бы извиняясь:
- Надя, я все понимаю, но в данный момент все равно ничего изменить не могу.
От меня мало что зависит. Я не хочу держать тебя в клетке, поэтому можешь уехать,
если хочешь. В обиде не буду. Жизненное счастье каждый понимает по-своему.
- Конечно по-своему! - жена бросила на него осуждающий и резкий взгляд. - Ты вот госу-
дарству служишь на пользу, а себе и семье - во вред. Но что главнее-то? Ладно, давай вы-
пьем за твое возвращение. Мне одной тут очень хреново,Костя! - она залпом выпила виски и, как заправский знаток, понюхала корочку хлеба. - А ты почему не ешь?
- Да что-то аппетит пропал от этих разговоров. Ну вот не способствуют такие беседы пище
варению! - он отодвинул тарелку от себя. - Поясни-ка мне: про какой же вред ты го-
воришь? Я что, забулдон какой или сантехник? Ты за кого замуж выходила, а? Что, не знала
о специфике профессии? Надо было тогда сразу за братка или банкира хвататься! Тогда точ-
но бы по Ямайкам и Фиджам ездила бы круглый год! А здесь только на льдине позагорать мо-
жешь! Мы, флотские офицеры, всегда честью и совестью страны были, и основу своей жизни
я вижу в службе, потому что мало кто может здесь меня заменить. Скажешь, что я идеалист?
Может быть и так, но по-другому жить не буду. Трудности ломают только слабаков!
- Ты вовсе не идеалист, Костя, а просто обыкновенный дундук! Мы ведь хуже нищих живем,
я об этом тебе толкую. Если стране нужен Флот, то надо платить офицерам нормально, а вас
всех просто кинули, как сейчас говорят. Меня не трудности пугают, а то, что мы идем тоннелем,у которого впереди тупик. Можешь обвинять меня во всех грехах,но я тоже так житьне хочу и не буду! Знаешь, пока тебя не было, я решила всю мелочь нашу перестирать и наткнулась на деньги в старом носке. Это, я понимаю, твоя заначка на Восьмое Марта мне цветы прикупить. Костик, я растрогаласьдо невозможности, но как же все это на самом
деле грустно! Как можно мужику без денег в кармане ходить? Ты ведь все мне отдаешь
до копейки и есть стараешься на корабле. Я ведь все вижу, переживаю очень сильно и мочи
больше нету, честное слово!

Костик упёрся взглядом в стол и понял, что возразить жене он не может, потому что
она была права, черт побери! Кто бы мог предположить, что военный флотский офицер на
шестом году службы на Крайнем Севере будет считать гроши от зарплаты до зарплаты?! Жену
в ресторан не сводить! Шубу стоящую ей не купить! Бензину в машину не залить достаточно!
Противно это, но где выход? Здесь он на своем месте, а вот уйди.. И кому будешь нужен,
если больше ничего делать не умеешь? Весь экипаж вот так живет, притерпелись как-то
и ждут лучших времен. Но придут ли эти времена? Вот коллизия так коллизия! Жаль будет,
если Надюша уедет от него, ведь никакая самая благая жизненная цель не заменит жены.
Сколько лет жили, а такого жесткого спора никогда прежде не было между ними. Как буд-
то прорвался болезненный нарыв, испачкав мутным гноем их искренние чувства друг к другу.
Он видел, что Надя сама не рада этой неприятной перепалке, но видимо сдерживаться у ней
не хватало больше терпения. Утешить, однако, он ее ничем не мог.
- Надь, а знаешь: одним везет в жизни по полной, другим нет, ведь всем подряд Фортуна
не улыбается. Мы с тобою нормальные люди и можно любую ситуацию понимать правильно,
без истерик и нервотрепки. Ты думаешь мне такая служба нравится? Враз сломать свою жизнь
я не в состоянии, хоть убей! Меня даже в торговый флот не возьмут потому что кроме оружия
в остальном не разбираюсь: узкий специалист, одним словом. Учили меня этому, понимаешь?
Вот ты можешь сейчас ветеринаром стать? Не сможешь, поскольку тебя в мединституте учи-
ли людей лечить, а не собак с кошками, хотя и там, и там - живые существа. Вот так и я: вроде бы и моряк, а кроме ракет ни в чем толком не разбираюсь, поэтому только здесь и
нужен. Вот и получается, что и ты права по-своему, и я по-своему, а реально друг друга не понимаем. Ну как здесь быть?
- Костя, милый мой! Я тебя по-настоящему люблю и уважаю как человека за то, что в тебе
есть крепкий внутренний стержень, сильный характер. Нет, я не жалею,что мы с тобой вместе
все эти годы, но как говорят англичане,“Rolling stone gather no moss”. Для того,чтобы внутри человеческой души не умерла вера в счастье, надо что-то делать, крутиться, вертеться юлой, не ждать милостей, добиваться чего-то. Легче всего сидеть дома в уют-
ном кресле с бокалом виски и рассуждать о сложностях флотской службы. Вон, Кочур, то-
варищ твой по экипажу. Он приходит после службы домой и сразу в гараж. Машины ремон-
тирует людям, а в выходные такситом работает и вполне прилично зарабатывает.По крайней
мере, Люда в деньгах особо не нуждается. Сама мне говорила давеча. Так что все зависит
не от обстоятельств, а от конкретного человека.
- Ну да, теперь пошли конкретные примерчики! Другие-то мужья завсегда лучше и умнее,
кто бы сомневался! Только для того чтобы машины ремонтировать, не надо было высшее учи-
лище заканчивать, а для таксиста и вообще восьми классов достаточно. Нормально: человек
пять лет постигал высокие науки для того, чтобы в конечном итоге карбюраторы чистить и
пьяных чмошников из ресторана домой развозить. А иногда может быть соседям ножи пото-
чить! Тоже заработать можно! - Костик посмотрел жене в глаза, пытаясь уловить мимо-
летную реакцию на свои слова, но ничего необычного не увидел. Ни одна жилка на ее ли-
це не дрогнула, более того,она даже слегка улыбнулась, видимо сразу сообразив, о чем идет
речь.
- А что, мысль и на самом деле хорошая. Ножи всегда тупятся, поэтому услуга
такая пользовалась бы успехом, но в наших условиях – это нонсенс! Между прочим, у нас
ножи сроду тупые, и за эти пять лет ты их точить так и не научился. Пришлось ножеточку
купить на последние деньги: ведь даже картошку почистить стало невозможно. Вон она лежит
в шкафчике. Хорошая вещь - ножи как бритва стали. Это к слову об инициативе. Так что
зря ты меня в чем-то ущучить хочешь. Я ведь догадалась о чем ты подумал, когда капусту
стал резать. Ты ведь у меня Пуаро с Холмсом в одном флаконе, аналитик-одиночка.

Костик смотрел на жену, поддаваясь приступу внезапного восхищения. На душе сразу стало
легко и радостно от того, что эта женщина,сидевшая напротив, вот уже пять лет является
его второй половинкой. Она всегда была умницей по жизни, но такой проницательности
он от нее не ожидал: она в момент прокачала ситуацию заранее зная, что острота ножей не
ускользнет от внимания мужа и оказалась права. Ну что тут сказать! Да, с женой ему
повезло явно больше, чем с профессией, хотя и от службы своей он получал удовлетворение.
А сам-то тоже хорош оказался! Прокололся конкретно с ножами! Хуже нет, чем дурачиной в
глазах супруги оказаться. Наверняка он был смешон со своими идиотскими подколками нас-
чет этих режиков. Вместо того, чтобы давно приборчик этот купить, он все время дурью маялся.
А может и в самом деле никчемный он мужик? Как говорят, руки не из того места? Видимо не
дано ему хорошим домохозяином быть, не у всех талант такой имеется. Зато он стихи хо-
рошие пишет и рисует, а значит все-таки хоть в чем-то лучше других и это нормально.
Не могут все мужики быть одинаковыми! Нет, оно конечно хорошо, когда в руках все ладит-
ся, ну а ежели бог тебя совсем другим наделил? Костик улыбнулся жене:
- Надюша, а у тебя самой-то всё всегда в жизни получается? Ты во многом достигла совер-
шенства? Может быть все умеешь делать? Наверное, всё-таки нет. Тем не менее, я не предъ-
являю к тебе никаких претензий, потому что нет универсальных людей. Что дано одному -
не дано другому. Кто-то может превратиться из морского офицера в слесаря или водилу, а
кто-то посчитает это совершенно неприемлемым для себя. Кочур пошел по жизни не своей до-
рогой, потому как уже родился приспособленцем и в результате ни слесарем нормальным не
стал, ни офицером. Надо чем-то одним заниматься и будет толк. Вон сколько сейчас вся-
ких целителей, знахарей и прочей швали развелось. Людей лечат от всего, хотя о медицине
не имеют никакого представления. Ни малейшего! Тебе не противно от этого? Ты шесть лет
училась, стала дипломированным врачом, а эти дегенераты-мошенники зарабатывают больше
тебя раз в пятьдесят. Их семьи, между прочим, наверняка довольны таким прибылЯм. Как же,
нашли свое место в новом российском укладе и шинкуют себе капусту при полном попусти-
тельстве продажной и никчемной власти. Ты ведь знаешь что получается, когда сапоги начи-
нает тачать пирожник.Это еще питекантропы понимали, поэтому одни загоняли мамонта в яму,
другие его убивали, а третьи разделывали тушу, и каждый из них занимался чем-то од-
ним. Пролетели века, а те законы до сих пор актуальны. Научиться, по идее, можно всему,
однако всегда найдется тот, кто будет это делать лучше. Так надо-ли выпрыгивать из шта-
нов осваивая высоты других, абсолютно не свойственных тебе профессий так или иначе унижая
свое достоинство? А ты от меня этого требуешь. Это правильно?
- Может быть и неправильно, но должны же мы начать с тобой нормально жить. Обманула
нас страна, бросила на произвол судьбы, но мы люди, а не роботы. Нам кушать надо, оде-
ваться, детей воспитывать, жизни радоваться. А у нас нет ничего кроме долга перед стра-
ной и он давит на нас тяжким прессом. Можно, конечно, плюнуть на себя и судьбу, но это
что-ли будет правильным? Я иной раз так матом ругаюсь, что сама себе противна. Ну пло-
хо бывает иной раз на душе! Так бы хоть в храм сходила, с батюшкой поговорила, очисти-
лась от мыслей скверных, но это здесь невозможно. Накапливается всё на сердце как ил
на дне озера, вот и не выдерживают нервы. Но не переживай – я от тебя никогда не уеду,
даже если совсем невмоготу станет. Буду ждать, когда ты сам все переоценишь и, может
быть, хотя бы в чем-то согласишься со мной.

Костик зажмурил глаза, потом поднялся из-за стола и подойдя к Наде, встал на
колени и уткнулся своей стриженой головой в складки ее махрового халатика. Это был
его берег истины,от которого уже невозможно было куда либо плыть. Да и куда должен плыть
их маленький семейный корабль, не имеющий парусов и запаса топлива для мотора? Тепла
двух любящих сердец едва ли хватит для того, чтобы не затеряться в дрейфе по житейскому
лютому и штормовому морю. Из такого плаванья можно никогда не вернуться назад. Но кораб-
ли не должны все время быть привязанными к береговым причалам. Они созданы для свежих
ветров, солёных волн и покорения океанских просторов,за которыми открываются далекие дру-
гие берега, возле одного из которых однажды найдут приют их неприкаянные души.

Утром следующего дня капитан-лейтенант Бокий уверенным шагом вошел в каюту-кабинет
командира корабля Бельяминова и положил перед ним лист бумаги с несколькими лаконич-
ными строками, написанными неровным почерком.
- Что это, Костя? - папа Бельяминов растерянно посмотрел на него. - Без очков не вижу ни черта.
- Рапорт на увольнение, Сергей Алексеевич. Подпишете?
Бельяминов неспешно достал очки из бокового кармана тужурки и воодрузив их на нос, вни-
мательно прочел бумагу. Потом он вопросительно взглянул на Костика враз потускневшим
взглядом и, как бы по инерции, спросил:
- Причина-то в чем, Константин Михайлович?
- В острых ножах, товарищ капитан первого ранга.
- В чем, в чем? - Бельяминов оторопело смотрел на каплея, пытаясь уловить смысл сказанного им только что. - В каких ножах?
- В острых, Сергей Алексеевич, по которым поэты ходят и режут в кровь свои босые души.
Я не могу вам этого объяснить, но прошу отпустить с Богом.
- Что-то не так в королевстве, если даже такие как ты с Флота уходят, - командир снял очки и положил их на стол. - С кем же я служить останусь в конечном итоге?
Хотя тебя этот вопрос, как видно, не волнует. Жаль, Константин, что так получается,
но я не барин, а ты не мой крепостной, поэтому насильно держать не буду, осуждать тоже.
Прошу только подождать до июля, пока молодые офицеры не придут в экипаж.
- Добро, Сергей Алексеевич, я ведь к Вам не с ножом к горлу.
- Да уж избавь от такого удовольствия, тем более, что нож-то у тебя острый, как я
понял, - Бельяминов открыл сейф и положил Костин рапорт внутрь и щелкнул хромирован-
ной двуконусной ручкой. - Пусть здесь пока поживет твоя бумага, авось не прокиснет за
время. Слушай, а может тебя в санаторий какой отправить вне очереди? Нервишки подле-
чишь, мозги на место встанут и все такое, а? Хошь в Сочи, а хошь в Ялту?
- Спасибо за заботу, товарищ капитан первого ранга, но у меня ведь личный врач есть,
Вы же сами знаете. И она меня уже вылечила, а вернее сказать избавила от нарушенного зре-
ния, то есть иллюзий. Вы запишитесь к ней на прием. Надя, хотя и не окулист, но глаза на нашу жизнь прочищает.
- Нет, Костя, мне, старику, уже поздно свое зрение корректировать - Бельяминов
подошел к круглому окну иллюминатора. - Я лучше к горизонту океанскому поближе буду,
потому как без моря погибну как лягушка на суше. Такой вот, понимаешь, однолюб, хотя
наплевать морю на мою любовь: оно таких романтиков за свою историю сотни тысяч на дне
похоронило и меня, в случае чего, не пожалеет. Это, наверное, болезнь такая и её лечить
невозможно, да и не нужно. А ты мне про зрение говоришь.
- Да я про другое хотел сказать, Сергей Алексеевич. Только про то, что мы не замеча-
ем, или не хотим замечать то очевидное, что делает нашу жизнь невыносимой, достоинство
унижает, смысл службы нивелирует. Нельзя всю жизнь быть божьими коровками! Разрешите
идти?
- Да, конечно, - командир кивнул седой головой, продолжая немигающим взором смотреть в
иллюминатор, за которым тяжелые рваные облака сыпали мокрым снегом на мертвую зыбь
темной воды за бортом. При чем здесь ножи? – подумал он про себя. - Ерунда какая-
то полная. Ничего не понимаю! Особенно про босые души. Хотя,если вдуматься,что-то в этом
наверное есть, только какое все это имеет сейчас значение? Он вдруг вновь подошел к сейфу,
открыл его и вынул оттуда свой кортик. Щелчок – и стальным бликом сверкнул в руке булат-
ный клинок, отполированный до зеркального блеска. Он провел им по ладони, оставив на ней
бардовую узкую кровавую полоску и будто опомнившись, вернул его обратно в ножны. Затем
пристально посмотрел на свежую ссадину и тихо пробормотал, шевеля одними губами:
- Босые души? Может быть, даже очень может быть...
Из пореза, разделившего ладонь пополам, на стол сочилась каплями кровь, собираясь в неровную густую красную кляксу прямо над ликом адмирала Нахимова, смотревшего на Бель-
яминова с фотографии из под помутневшего плексигласа полным грусти и сочувствия взгля-
дом, таким знакомым всему флотскому братству.

Сентябрь 1997 года. Ура-Губа. Полярный.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 307
Опубликовано: 13.09.2011 в 21:33
© Copyright: Евгений Форт
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1