Литературная гостиная. Константин Артёмин


Литературная гостиная.  Константин Артёмин
"КЕРЧЕНСКИЙ РАБОЧИЙ"
Городская газета

Учредители Керченский городской совет и коллектив редакции
Издается с 12 марта 1921 года

http://www.krab.crimea.ua/stati/lg6.html

Понедельник, 29 августа 2011 года


Литературная гостиная
Рубрику ведет Светлана Бурова
Фото Юрия Иньшина.


Константин Артёмин родился в 1986 г. в Керчи. Стихи пишет с тринадцати лет. Член Керченского литературного объединения «Лира Боспора».

В феврале 2002 г. занял первое место как во втором, так и в третьем этапе Всеукраинского конкурса «Великое русское слово». Победитель фестиваля «Поэтический Олимп» (2010 г.). Публиковался в альманахах «Лира Боспора» (IV-X выпуски), «Поэтическая карта Крыма» (I-II), в сборнике керченских авторов «Золотая лира», в периодической печати Керчи, Крыма, Санкт-Петербурга.


Игра

Как часто я играю в дурака!
И в мудреца играю я порой.
И даже каждая моя строка
Является не больше, чем игрой.

Любой поэт есть истинный игрок.
Играя словом, он игру творит,
И сознает, что беспощадный рок,
Его убив, игры не довершит.

Когда играем с жизнью мы, она
Играет с нами. Но ее игрой
Не можем восхищаться мы сполна.
И только думаем о ней порой.

Моя игра рождает страстный слог. —
Так я Вселенной приношу дары.
А в это время мной играет Бог —
Игрок, создавший правила игры.


* * *

Мы внимали друг другу и знали,
Что за гранью бессмысленных слов
Существуют чудесные дали
Бесконечных и вечных миров.
После долгой ужасной разлуки
Мне хотелось губами обжечь
Твои нежные смуглые руки,
Прекратив бесполезную речь.


* * *

Я программирую себя
На осознанье Высшей Воли.
Скажи, Создатель мой: доколе
Страдать в темнице бытия

Мне суждено? О мой Господь!
За что ты, дав мне устремленье
К Познанью тленья и рожденья,
Сковал мой Дух в тугую плоть?!

Я программирую себя
На целостное осознанье
Любви, подобной состраданью,
К первопроходцам бытия.

Я ощущаю Вечный свет.
И над решением задачи
О смысле жизни — горько плачу,
Но слёз в моей программе нет.


* * *

Описать бесценный миг
Может лишь Создатель мига.
Лучше всех на свете книг
Ненаписанная книга.

Неспроста сказал пророк
То, что знали все пророки:
Лучше всех на свете строк —
Ненаписанные строки.

Всем известно: мир не нов.
Но одно в нем вечно ново:
Лучше всех на свете слов —
Непридуманное Слово.

Лишь Оно, рождая свет,
Говорит устами света:
Знай, что лучше всех планет
Нереальная планета.

Я нашёл на ней приют,
В мире не найдя приюта...
Мне милее всех минут
Уходящая минута.

Я — крылатый водолей,
Сын Эпохи Водолея —
Знаю: лучше всех идей
Нерождённая идея.


* * *

Вселенная сжимается в горошину
И я несу ее в своей руке.
«Моя любимая! Моя хорошая!» —
Я говорю на космоязыке.

Вселенная мурлычет, словно кошка,
Довольная хозяином своим,
Который по космической дорожке
Идет в Небесный Иерусалим.

Я повстречаю в этом дивном граде
Иисуса, Кришну, Будду, Магомета
И выпью из Созвездия Ковша
Нектар Межгалактического света.


* * *

Светлой памяти Свами Рамакришны

«Жизнь прекрасна!» — я сказал звезде,
Появившейся в бездонном небе.
По прозрачной голубой воде
Грациозно плавал черный лебедь,

В воздухе дрожала тишина.
Сердце, слушая ее, стучало.
Стопы ног ласкавшая волна
Радостью меня переполняла.

Ветер гладил волосы мои
Сморщенной от старости рукою.
В первый раз я понял суть любви,
Ощутив величие покоя.

Словно мир увидев в первый раз,
Я почувствовал в груди волненье,
И, как мудрый йог, вошёл в экстаз,
Осознав, что вечно лишь мгновенье.


* * *

Острием своей сердцебритвы
Я вскрываю вены сознания
И в предсмертье шепчу молитвы.
Устремленные в Мироздание —

В Сердце Бога, которому безра-
злично — кровь или капля чернила,
Наполняя энергией бездну,
В Лоне Сущего опочила

В ожидании новой жизни
И суровой жажды — рождаться
Для познаний Высоких Истин
В инкубаторе реинкарнаций.


* * *


Космическая пыль святой любви моей
На волосах твоих алмазами сверкает,
И я — твой вечный друг, крылатый Водолей, —
Созвездия в поток волос твоих вплетаю.

И миллиарды лет в мгновенья сократясь,
Стремительно влекут меня в твою обитель —
Туда, где я могу осмыслить нашу связь,
Любимая моя, Духовный мой Учитель!

И к лотосным стопам сверкающим твоим
Я припадаю и целую их в экстазе,
И понимаю, что тобою я любим,
В пустыне всех миров ты — мой родной оазис.


* * *

Я не боюсь исчезновенья.
Я знаю, что всему — свой срок.
Зачем противиться теченью,
Когда теченье — это рок?
Я избран Богом. Веря в это,
Стою на праведной земле.
И слышу голос: «Будь поэтом,
Гори в невыносимой мгле.
Сними ненужные сандальи:
Ты ныне — на святой горе
Стоишь, о верный сын печали,
Всю жизнь мечтавший о добре».
Воззрев, я вижу херувима
В среде тернового куста...
Моя судьба неотвратима:
Меня убьют мои уста.


* * *

Грустно в комнате трещит камин.
Вечер тихо плачет за окном.
Я сегодня, как всегда, один
И опять играю я с огнем.

Пепел — на полу. В руке — стакан,
А в стакане — белое вино.
Затопить вином душевных ран
Мне, к несчастью, Богом не дано.

Но, когда меня терзает боль,
И когда я не могу уснуть,
Я теряю над собой контроль
И ругаю свой нелёгкий путь.

Для чего я на земле рожден?
Кто на сей вопрос ответит мне?
Услаждая плоть свою вином,
Сознаю, что Истина — в огне.


* * *

Галине Дмитрюковой[

Ты снова снилась мне, Небесная Царица.
Прекрасная, как лань, свободная, как мысль,
Нагая, как мечта, крылатая, как птица,
Святая, как любовь, суровая, как жизнь.

Я на тебя смотрел горящими очами,
Я плакал и желал припасть к Твоим ногам
И нежно целовать дрожащими устами
Твои следы, молясь Тебе, но не богам.

А ты передо мной стояла молчаливо,
Указывая ввысь сияющим перстом —
Туда, откуда Ты пришла ко мне, красиво
По Млечному Пути ступая босиком.


* * *

Когда далеких звезд холодный свет
Пронзит мое сознанье,
Увижу я поток бегущих лет —
Поток существованья.

И миллиарды образов, представ
Передо мной мгновенно,
Расскажут мне, что Бог извечно прав,
Что правда совершенна,

Что страшная борьба добра и зла —
Игра воображенья,
И воедино слиты все дела
Энергией творенья.

Мир — зеркало, в которое смотрясь,
Мудрец устало ищет
Между собой и отраженьем связь,
Как сирота — жилище.

Мир — книга. Между строк ее читать
Умеют только Боги...
О правящая жизнью Благодать!
Сожги мои тревоги!


* * *

В бокале вина отражались звезды.
Я опьянел от Любви к Вселенной.


* * *

Между дьяволом и Богом,
Между небом и землей
Пролегла моя дорога,
Нареченная судьбой.
Я шагаю по дороге,
Размышляя обо всем.
Все мы — люди, все мы — боги,
Но куда же мы идем?!


* * *

«И чем более я размышляю,
тем более две вещи наполняют душу мою
все новым удивлением и нарастающим благоговением:
звездное небо надо мной и нравственный закон во мне».

Иммануил Кант.



Хочу домой — туда, где сонмы звёзд,
Планеты и хвостатые кометы,
Где смысл жизни первозданно прост,
Где прославляют Космос сгустки Света.

Хочу домой — туда, где горя нет,
Где все — Любовь, блаженство и свобода,
Где каждый миг подобен сотням лет
И где мгновению подобны годы.

Хочу домой — туда, откуда я
Пришел на землю беспощадно злую.
Мне дороги родимые края,
И лишь воспоминаньями живу я.

Хочу домой. Пришелец, всем чужой,
И презирающий планету эту,
Как часто я с пронзительной тоской
Смотрю туда, где звёзды и кометы!

Хочу домой. Но почему Отец
Небесный не внимает просьбам сына —
Блуждающего в тайниках сердец,
Бездомного поэта Константина?




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 577
Опубликовано: 29.08.2011 в 19:45
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!


1