Литературная гостиная


КЕРЧЕНСКИЙ РАБОЧИЙ

Городская газета
Учредители Керченский городской совет и коллектив редакции
Издается с 12 марта 1921 года
Выходит по вторникам, четвергам и субботам

http://www.krab.crimea.ua/stati/lg4.html

Литературная гостиная

Рубрику ведет Светлана Бурова.

«И чувства добрые я лирой пробуждал»

О братьях наших меньших стихи керченских поэтов

Я и зверь

Я ощущал себя в раю,
В стране над облаками:
Кот щёку обласкал мою
Усатыми щеками.
Затем лизнул. И, покоряясь
Призыву томной лени,
Вальяжно, сыто развалясь,
Лёг на мои колени.
И ласка зверя так нежна,
И мёд в глазах струится.
Ни дать, ни взять — моя жена
Тому назад лет тридцать.
В обнимку в кресле мы вдвоём
Растворены в блаженстве.
Мурлычем каждый о своём
Покоя совершенстве...
Но вдруг в момент — осанка льва.
Во взоре — дерзость урки,
От различимого едва:
«Мур-мяв» соседской Мурки.
Взметнулся, уши «всторчь» подняв, —
Локатора антенны.
Ведь это нежное «Мур-мяв»
Ему — как вой сирены.
Знать, похотливый кот Колчак
Границу вновь нарушил!
Ему в изысканных речах
Здесь изливают душу!..
Стал пуст и холоден мой рай.
Хотя не всё так скверно:
Загнал Васёк аж за сарай
Соперника, наверно.

Владимир Володин.
________________________________________
Прощание с мясокомбинатом

Прощай, поросячий Освенцим.
Визги невыносимы.
Я не желаю смерти
Этим кричащим свиньям.
В море уйду, где рыбы
В жизни не завизжат,
Вздернутые на дыбе
Шкерочного ножа.

Василий Нестеренко.
________________________________________

* * *


Мой маленький пёсик — жемчужные глазки —
Лежит на подушках, изнежен, обласкан.
Он с гордою мордой облаял сегодня
Дворнягу хромого: ему он не ровня!
И мы все живём по таким же законам —
Кичимся достатком и кругом знакомых.
Совковые дети семей «благородных», —
Нам чужды проблемы «дворняжек» безродных.
Души широта, что считалась исконной,
Доподлинно русской, до боли знакомой, —
Забылась, затёрлась, в веках заблудилась.
Но верю: вернётся, как Господа милость.

Елена Бондаренко.
________________________________________

День рождения Аристократа

В нашем доме — небольшая суета:
Отмечаем день рождения кота.
Отличается от всех он во сто крат,
Потому что кот у нас — аристократ.
Мы поставили три мисочки ему.
Вы, конечно, удивитесь: почему?
Потому что он картошку из борща
Ест отдельно. И ещё он любит чай.
А сегодня, в день рожденья, для кота
Мы оставили все крема от торта.
Кот попробовал и — глазом покосил.
И... солёных помидоров попросил!
Всех других котов он лучше во сто крат,
Наш красивый белый кот Аристократ!

Татьяна Левченко.
________________________________________

Собачья любовь

Вечереет. Зябко. Воет ветер.
Ветка тополя стучит в окно.
Пёс-дворняга у калитки встретил,
Поджидал меня уже давно.
И — восторг собачий! Лижет руки.
Что ему ненастье? — Ерунда!
Он согласен на любые муки,
Только б быть с хозяйкою всегда.
Нерасчётлив, ласков, предан — Боже!
Нам: высот собачьих не достичь.
Ведь любовь для них на жизнь похожа.
И дороже, чем любая дичь.
Без неё им, бедным, выть по-волчьи.
Или вовсе в волки уходить.

Наталья Трушкова.
________________________________________

Кошкин дом

За окном осеннее ненастье.
Ветер крыши рвёт.
Слава Богу, свет пока не гасят.
Дома я и кот.
Дождик за окном течёт, как речка,
Нам всё это нипочём.
Мы сидим с котом у тёплой печки
И мурлычем о своём.
Расскажу ему свои проблемы.
«Мяу» мне в ответ.
В разговорах на любую тему
Нам запретов нет.
На коленях восседает гордо,
Рыжий хвост скрутив кольцом,
Милый баловник с нахальной мордой,
Приблйжённое лицо.
Руку облизав мою прилежно,
Щуря правый глаз,
Он клубком свернётся безмятежно
И уснёт тотчас.
В те минуты легче жизни бремя,
Отступает суета,
Потому меня, мой друг, всё время
Просто клинит на котах!

Ольга Шапран.
________________________________________

Мурочка

Задира-кот, гуляю сам собой
И у меня на всё готов ответ.
А потому доволен я судьбой:
«Привет, Василий!» — «Мурочка, привет!»
Ах, Мурочка, душа моя,
Мурлыкаю тебе —
Ты самая красивая
Во всей моей судьбе!
Моя мечта, сокровище моё,
Фотомодель, красавицам пример.
А если кто посмотрит на неё,
То лапой в нос получит кавалер!
Хожу я гордо, чувства не тая,
Пою при каждой встреча: «Ай лав ю!»
Моя принцесса, кисонька моя,
Во сне я вижу мордочку твою.

Лариса Алексеева.
________________________________________

Гость

То мясом, то хлебом, то сахаром белым
Я волка кормила с руки.
Как было послушно упругое тело
И как осторожны — клыки.
Я в жесткий загривок ладонь зарывала,
Не чуя предвестья беды.
И снег заносил голубым покрывалом
Незваного гостя следы.
Но кто-то невидимый, вещий, печальный
Твердил за спиною слова:
«Зачем приручаешь? Зачем привечаешь?
Пословица будет права...»
Пусть будет — что будет. Пословицы — враки.
Мы просто сидим у огня.
И взглядом добрейшей домашней собаки
Мой серый глядит на меня.

Светлана Коношенко.
________________________________________

На смерть собаки

Человек, не возносись над животными, они безгрешны.
Ф. Достоевский
«Братья Карамазовы»


Бедный пёс, как корчился ты в муках,
Люди наблюдали: кто от скуки,
Кто-то за водою сбегал прытко,
Ну а кто одобрил эту пытку.
Развелись, мол, всякие бродяжки.
Только ночью выли все дворняжки:
Жалобно, надрывно, без искусства.
Кто сказал, что у дворняг нет чувства!
Рэкс! Ты был общительной собакой.
В чём, дружок, вина твоя, однако?
Уж не в том ли, что взамен участья
Предлагал ты лапу всем на счастье?
Беспризорник милый и потешный,
Младший брат по разуму безгрешный,
Сколько зим ты пережил холодных!
Сколько ты ночей не спал голодных
Под дождём, под снегом, на ветру,
А как рад был солнцу поутру!
Знал ли ты доверчивой душой,
Что готовит с ядом бутерброды
Твой судья, палач и брат большой,
Человек, надменный царь природы?
Вся его учёность — мишура,
Если ум не знает состраданья.
Человек — угроза Мирозданью,
Если в сердце — чёрная дыра.

Светлана Бурова.
________________________________________

* * *

«Человек — это звучит гордо».
М. Горький


Об этом вслух не говорят
И в новостях не сообщают.
Собаки в души нам глядят.
А через миг их убивают.
Где твоя гордость, человек,
Когда друзей ты убиваешь
И в кузов грязный, словно в штрек,
За лапы тянешь и швыряешь?!
Но почему-то до сих пор
Собаки людям доверяют.
И охраняют дом, забор.
За это люди в них стреляют?
Где на вопросы взять ответ?
Кто за предательство в ответе?
Короткий выстрел...
Вой...
И след...
Кровавый след при тусклом свете.

Наталья Голубева.
(1961-2007гг.)

________________________________________

Из дневника Мурзика

Я появился на свет где-то в конце весны. Позже узнал, что это называлось «маем». Однажды, когда я крепко заснул, меня кто-то взял и понёс... не знаю куда, далеко-далеко. Совсем не испугался, просто было непонятно и интересно. Положили на что-то мягкое зелёное и сказали: «Погуляй на траве». Сначала всё осмотрел, обнюхал — ничего страшного. Поигрался, потом опять поигрался, потом ещё раз. Стало темнеть и захотелось есть. Свернулся калачиком, решил поспать. Спал и видел родное гнёздышко, братишек, мамочку. Она всех нас кормила тёплым вкусным молочком.

Снова стало светло. Я проснулся, но никого рядом не было. Начал бегать по травке, громко звал маму. Подошла чужая тётя, посмотрела на меня, что-то сказала такое ласковое, что захотелось заплакать, но плакать не умею и лишь громко замурлыкал в ответ. Тётя взяла меня на руки и унесла к себе. Так я стал жить с ней и с дядей в большой-большой конуре. Назвали меня Мурзиком. Мне понравилось.

Как-то дядя спросил, не хочу ли я с ним поехать на природу. Где это, я не знал, но с ним готов куда угодно. Ехали мы на... до чего трудно называется... ли-са-пе-де. Вот как! Долго ехали, несколько раз вставали, и я разминал уставшие лапки. Добрались до живой воды, которую пил, пил, пока не отлип. Один раз наткнулся на ползающую верёвку, она вдруг зашипела, изогнулась и прыгнула на меня, но я успел отскочить, а верёвка спряталась среди камней. Были мы и около большой-большой воды. Дядя сказал: «Это море!». Вода бугрилась, пенилась, шипела, брызгалась, и потому хвостик приходилось держать взъерошенным. Отпугивал море!

Наступила зима, и мне пришлось увидеть, как умирал котик. Большой, красивый, белый с чёрными пятнами, с золотистыми чистыми глазами. Его с улицы принёс дядя и рассказал, что котика передавил дверью один злой человек. Бедолага так и умер в нашей комнате. Тогда я не знал, что сам чуть не погибну такой смертью. Когда я вернулся с улицы домой, навстречу попался страшный-страшный дядя. Он сильно ударил меня дверью. Во мне что-то хрустнуло, стало жутко больно. Дальше плохо помню: яма, трава, ноги не слушаются, сильная боль. Небо светлело и темнело несколько раз, слышал, как меня звали, искали, а я не мог ответить. И всё-таки меня нашли! Принесли домой, уложили на мягкую подстилку, дали молочка, попил и забылся во сне...

Через много дней дела стали поправляться, и я снова постепенно начал ходить, бегать, прыгать.

А того плохого дядю запомнил на всю жизнь и при каждой встрече убегал от него.

Но на улице чужие коты не давали мне проходу. Я никого не трогал, ни к кому не лез, а их так и тянуло на драку. Один раз прокусили насквозь переднюю лапку, чуть позже — заднюю, но страшнее всего были мальчишки. Нападали неожиданно, бросались камнями, палками, сломали челюсть, выбили зубы, порвали кожу на боку, перебили хвост. Есть очень хотелось, мне предлагали одно вкуснее другого, но... зубов нет, рот разбит. Силы кончались. Я слабел с каждым днём. Шёрстка выпадала, раны гноились. Однажды утром я решил уйти. Насовсем. Чтобы не мучить своих любимых хозяев. Они не пускали меня, но я ушёл...

* * *

Больше Мурзика никто нигде не видел. Его долго ждали, но он не вернулся.

Виктор Ковтанюк.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Публицистика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 504
Опубликовано: 11.07.2011 в 17:14
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1