Тормант


Уже который раз проклинаю себя за то, что согласился сопровождать эту экспедицию в Мертвую Зону. Сидел бы себе и в ус не дул, а тут приключений захотелось. Да еще эти пристали: «Вы нам нужны, вам там понравится». Ну, еще бы! По словам их главаря, профессора Сэйна, там столько неизученного, нового появилось, что и жизни не хватит, чтобы перечислить. Положим, насчет жизни он загнул, но в остальном-то прав!
Мои размышления прервали вопли резачка, вгрызавшегося в стену пещеры, где мы отсиживались, пока шел дождь.
– Что-нибудь обнаружили? – обратился я к Сэйну.
– Приборы засекли живую массу.
– В скале? – поразился я.
– В скале, Сергей. И я очень боюсь это повредить.
Через пятнадцать минут мы разглядывали черный проем.
– И кто пойдет? – спросил Сэйн.
Я вызвался идти с двумя помощниками, Владом и субъектом, имени которого я не знал, но знал о его рефлексах.
В проем вошли по одному, «гуськом», связавшись веревкой для надежности. Было скользко из-за кусочков камней под ногами и страшно от неизвестности.
Пройдя около десяти метров, мы вышли в небольшую пещеру или, скорее, яму, потому что вверху был не потолок, а небо. Почему-то сине-зеленое.
– И где тут живая масса? – огляделся Влад. – Только вода и земля, больше ничего.
И тут же, опровергая его слова, «вода» поползла в нашу сторону. Не помню, кто первый крикнул «мама», но все мигом убрались в нашу пещеру. Отдышавшись, я описал Сэйну это существо:
– Сине-голубого цвета, желеобразное, было еще серое пятно, которое мы приняли за выступающий камень, оно все время было обращено на нас. По-видимому, это был глаз или ухо. И все это двигалось.
– А как вам дышалось?
– Тяжело. Воздух как будто дихлофосом отравлен. До сих пор дышать трудно.
– А небо сине-зеленое? Интересно… Одно скажу точно – это существо не разумное.
Влад протянул пузырек с зеленой мутью Сэйну:
– Я взял пробу воздуха. Когда разберешься, что это, сообщи.
Пока мы занимались исследованиями, дождь закончился и несколько человек ушли в разведку. Поскольку я страшно проголодался, решил подкрепиться, а заодно и скоротать время. Через полчаса вернулась разведка, и мы отправились дальше. После дождя выпал туман, и мы продвигались так медленно, что, казалось, вообще не шли. Дважды мы заблудились и трижды искали отставших. Когда туман все-таки рассеялся, оказалось, что мы умудрились выйти точно туда, куда намеревались, при этом никого и ничего не потеряли.
– Подходящее место для лагеря, – одобрил выбор разведчиков Сэйн.
Разбили лагерь. Сэйн занялся исследованием газа, а я пошел осматривать местную флору и фауну. Начал с прилежащего озерца. Потыкав в воду прибором и узнав, что тут никто не живет, вода чистая, а дно – природный бетон громадной плотности, я, не раздумывая, нырнул. И тут же выскочил, потому что холод в озере был как на полярном круге. Не учел я, что днем тут Африка, а ночью – Антарктида, тогда как был уже вечер. Пришлось спешно возвращаться в лагерь и отогреваться чаем.
Наутро оказалось, что озеро замерзло. Сантиметров на десять от поверхности, немного. Но человека выдержит, если идти правильно. Сэйн идти не пожелал, сославшись на исследования газа, поэтому мы оставили ему установку «Карлсон», стопку бумаги и канистру с топливом, а сами перешли озеро и занялись поиском новой информации. За время, пока к нам летел Сэйн, мы нашли змею плюющуюся кислотой, паука, который сплел паутину на измерителе радиации и сделал нам таким образом прочный чехол взамен старого, давно утерянного. Он представлял собой живой воздушный шар, который при виде нас сдулся, выпустив на нас жуткую вонь, и унесся как пуля. Еще нас донимали комары, которые кусались безболезненно: видимо, на их хоботках был какой-то наркотик.
Сэйн молча выслушал, а потом стал рассказывать, что обнаружил в том газе:
– Само собой, газ этот науке неизвестен. Состоит из азота, кислорода, озона, аргона и неизвестного вещества. Соотношение как у воздуха, но химико-физические свойства абсолютно другие. Отлично проводит электричество, не растворяется в воде, реагирует со всеми остальными жидкостями и с некоторыми твердыми веществами. С газом почти не реагирует. Крыса, надышавшись его погибла от взрыва легких. И еще, - Сэйн вздохнул, - сверху я видел как проход залила лава, бьющая фонтаном из-под земли. Хода назад нет.
– Есть, - выступил из толпы невысокий, крепкого телосложения мужчина. – Я здесь был раньше, но не хотел говорить, чтоб меня не беспокоили. Там, дальше, есть деревня. Там живут те, кто не нашел выхода назад, а потом не захотел уходить. Они мне помогли выйти тогда, помогут и сейчас.
Меня осенило:
– Так они нам и расскажут о Зоне, и не придется блуждать, ища приключений на голову!
– Рассказать-то они расскажут, только успевай записывать. Но вам нужно будет к ним сначала привыкнуть. Такой у них обычай – не отпустят гостя как минимум неделю.
–А что значит привыкнуть? – уточнил Сэйн.
Мужчина замялся:
– Ну, они со странностями. За время пребывания здесь они приобрели некоторые способности. Один читает мысли, другой двигает предметы взглядом, третий сквозь стены проходит. А некоторые делают и то, и другое, и третье одновременно.
– После того, что я здесь увидел, я вполне в это верю, - сказал Сэйн, - ведите! А кстати, напомните, как Вас зовут?
– Протопотобаев Геннадий. Можно Гена.
– Ну, веди, Гена, к этим, в деревне.
Двое суток мы шли по джунглям Зоны. По пути встретились интересные формы жизни, такие как рогатый трехногий слон без хобота, ящерица с четырьмя хвостами, плюющаяся огнем, и высокотемпературный светляк, сжигающий все, к чему прикоснется. Двадцать раз на дню нас пытались съесть, и в два раза больше попыток было ночью. Уже когда подходили к деревне, я вдруг обнаружил, что половина моих флеш-чипов, а это было немало, заполнены до отказа. Примерно то же наблюдалось и у других.
И вот, наконец, мы у ворот. Открыл нам какой-то поселенец с глазами, светящимися в темноте. Ну, все, подумал я, дурдом начинается.
Нас приняли не без опаски. Все время оглядывались, перешептывались. В конце концов, приняли решение.
– Оставайтесь вон в той хижине до утра, а утром разберемся, кто вы и откуда, - и разошлись. Причем, один, как я заметил, отправился на отдых прямо сквозь соседнюю хижину к своей.
Мы настолько устали, что когда вошли в «гостиницу», сразу попадали кто где. А утром очень удивились такому распределению. То есть не утром, а в полдень. Видимо, мы очень устали за двое суток.
Мое пробуждение было омрачено холодной водой, вылитой на голову.
– Если кто-то это повторит, я его придушу, – доверительным голосом сообщил я Сэйну.
– Ты бы лучше по деревне прогулялся. Очевидное-невероятное. На моих глазах абориген от нечего делать глиняный горшок превратил в кошку, погладил ее, накормил и снова сделал горшком, правда, серебряным.
Без солнечных очков на Сэйна было невозможно смотреть: он так и сиял, предвкушая интервью с аборигенами.
– А, я вижу, все проснулись. И даже Сергей, улыбнулся вошедший Гена, - тогда милости прошу на поляну собраний. И готовьтесь к тому, что с вами будет твориться странное, сказал Гена, прикурил от большого пальца и ушел. Мы с Сэйном переглянулись и пулей вылетели на эту самую поляну. Благо, Сэйну показали, где она находится.
– Все собрались? – спросил кто-то сверху. Я поглядел туда и только икнул: оттуда спускался старейшина деревни. У него так и было написано, а точнее, вышито на мантии «Старейшина». – Тогда начнем.
– Мы прибыли в Мертвую Зону с исследовательскими целями, – выступил Сэйн, – нам говорили, что здесь нельзя жить, но мы и вы, как видно, выжили. Вход, которым мы воспользовались, залила лава, а другого мы не знаем. Сюда нас привел Геннадий. Мы пришли к вам в надежде на помощь и думали, что вы расскажете об этом мире нам побольше, чем мы можем узнать сами. – Сэйн глубоко вздохнул и замолчал.
А старейшина заговорил:
– Что ж, рассказать о мире этом я могу. Все-таки пятьдесят лет тут живу. А насчет выхода, так на кой он вам, когда у вас Тормант под рукой?
– Какой Тормант? – недоумевал Сэйн.
– А вот сейчас увидишь, какой. Аксель! – крикнул старейшина. Как из-под земли, появился мальчишка лет шести на вид.
– Чего надо?
– Где Тормант?
– Вон он, зенки вылупил на меня. Тебе, тебе говорю, не надо оглядываться. Ну, я пошел, – и с хлопком исчез. А я остолбенел: пацан-то на меня показал! Постолбенел я немного и потерял сознание. Обморок.
Очнулся я уже в хижине, но показывать этого не стал: очень уж интересный разговор вели Гена и Сэйн.
– Очнется скоро, думаю, перенапряжение.
– Ген, а что значит Тормант? – я весь обратился в слух, – это должность?
– Тормант – это человек, управляющий химическими и физическими процессами окружающей среды. По сути – колдун. Раньше полагали, что существуют только женщины-торманты. Позже выяснили, что у мужчин эта способность сама по себе не проявляется, ее нужно активизировать.
– А как? – подал я голос.
– А, Сергей, ты проснулся? – обрадовался Сэйн. – А мы тут…
– Я слышал, – перебил я, – но не понял, как активизировать эту способность.
– А все! Мертвая Зона воздействовала на тебя в течение всего времени твоего пребывания здесь и продолжает до сих пор.
– А как же здешние поселения?
– В смысле? – не понял Гена.
– Я пояснил:
– Я заметил, что у них имеются разные способности: один сквозь стены проходит, второй предметы разные превращает в другие, третий…
– Я понял, – остановил меня Гена, – ты имеешь в виду мутации. Эти люди, как и я, – он щелкнул пальцами, вызвав синий огонь на указательном пальце, – подвергались здешнему влиянию и остались потому что вне Зоны их стали бы изучать как подопытных кроликов. Я рискнул выйти. Я скрывал свою способность как мог. Но мне надоело вечно играть в прятки, и я под предлогом экспедиции вернулся в Мертвую Зону.
– С поселенцами понятно. А со мной как? – недоумевал я, – Вы сказали, что торманты как колдуны. А я вот пока не превращаюсь ни в кого и порчу наводить не умею.
– Во-первых, порча – шарлатанство, во-вторых, тормант обучается своему искусству, а не получает подарок. А в-третьих, в этой деревне есть один очень старый тормант. Точнее, он из этой деревни, но живет на другом конце Мертвой Зоны. Ему сто восемь лет и он стар, что только в учители годится.
Сэйн, молча слушавший наш разговор, вдруг вскочил на ноги:
– Я забыл вам сказать, что старейшина учел, что наш тормант необучен и рассказал, где можно выйти из Зоны. Теперь мы свободно можем уйти отсюда, а можем остаться до завершения обучения Сергея и изучить здешнюю природу как свои пять пальцев.
Все выбрали второй вариант.
Обучение длилось недолго, всего четыре месяца, в течение которых Олег, тот самый ставосьмилетний тормант-отшельник как попугай повторял: «Главное – знать, что ты сможешь это сделать. А остальное приложится само собой».
Выпускным экзаменом стала процедура телепортации из дома Олега в нашу хижину в деревне. Мое возвращение праздновали всю ночь. Еще полдня мы отсыпались и только потом стали собираться уходить. И к полуночи уже вышли из Мертвой, но оказавшейся очень даже живой Зоны. Мы отдали флеш-чипы Сэйну, распрощались и разошлись.
Я побрел к себе домой. Теперь нужно было устраивать жизнь. Плюнув на меры предосторожности, я телепортировал на свою кухню. Наконец-то можно поесть нормальной еды, а не сэйновские концентраты! Я плотно поужинал, то есть уже позавтракал… и лег спать.
Наутро меня разбудил звук включенного телевизора. « Вроде не включал», – удивился я. Вскочил с кровати, оделся и вышел в гостиную. Там в кресле перед телевизором развалился какой-то человек.
– Что вы здесь делаете?
Человек в кресле вздрогнул, повернулся ко мне и сказал:
– Привет, Сергей.
Я лишился дара речи. В кресле сидел я. Человек в кресле быстро меня успокоил:
– Ты не свихнулся. Это действительно ты. Называй меня Сергей, как будто я посторонний человек. Так гораздо легче, поверь.
– Сергей… Ты как… – Я все еще был шокирован.
– Молчи и слушай. И лучше присядь. – Я сел в другое кресло. – Как ты знаешь, ты не один человек на Земле. Это не единственный город на Земле. Также и с планетами, со звездными и планетарными системами, с галактиками. – Он сделал паузу давая осмыслить этот момент разговора между мной и мной. – Я веду к тому, что существует также и бесчисленное количество миров. Я из одного из них. Видишь ли, я тоже ходил в Мертвую Зону, но я не тормант, я стал мутантом. Я могу перемещаться между мирами. В одном из миров я случайно заметил, как испытывали пространственно-временную бомбу. В результате бомба взорвалась в мезозойской эре, создав временное кольцо-парадокс. Человечество – бомба – взрыв до человечества – но ведь бомба создана – человечество жило – бомба – взрыв. И так до бесконечности. Видишь ли, кольцо-парадокс должно откуда-то брать энергию на эти самые парадоксы. И оно качает энергию из близлежащих миров. Сейчас они напоминают пустыню. Высосанные миры становятся проводниками для выкачивания энергии из более дальних миров. Мой мир уже пуст как вакуум. В энергетическом смысле, конечно.
– Я понимаю, правда, с трудом, о чем ты говоришь, но не понимаю, при чем тут я? – недоумевал я.
– Господи, неужели я тоже такой тупой?! – он возвел глаза к потолку. – Ты тормант! Единственный тормант из всех нас – Сергеев. Только ты сможешь пробиться через панцирь из пустых миров к кольцу. Ну а мы будем помогать, чем сможем. Я, когда шел к тебе, предупредил об этом всех Сергеев на твоем пути до кольца.
– Если я правильно понял, я должен пройти через вереницу миров к кольцу, подгадать момент и не дать бомбе взорваться, не допустив возобновления ее изготовления.
Сергей зааплодировал:
– Браво! Весь в меня!
Но тут в моей голове возникла одна лишняя мысль:
– Я, конечно, понимаю, что это мелочь, но как я буду переходить из мира в мир? Не будешь же ты со мной возиться?
– Не-а, слишком хлопотно, – ответил Сергей. – Но я открыл суперскую вещь! Оказывается, в каждом мире есть точки соприкосновения с другими мирами. В твоем случае это та самая тварь из пещеры. Нырнешь в черное пятно и попадешь в другой мир. Наши ДНК почти идентичны, я прошел дорогу от кольца к тебе, значит, переходя из одного портала в другой, обязательно попадешь в кольцо.
– А как я найду портал?
– Тебе нужно будет разыскать себя и тот отведет тебя к порталу.
– Тогда я пошел.
Я подошел к шкафу, раскрыл его и достал оттуда походной наряд торманта – непромокаемые, нестирающиеся кроссовки, климатоадаптационные самочистящиеся носки, белье, спортивный костюм с кучей карманов и куртку.
– Я не хочу омрачать спасение мира, но, как водится, кучка религиозных фанатов стоит за «очищение мира от скверны». Они изобрели машину, открывающую порталы где угодно.
– Понятно, – отозвался я, уже надевая куртку, – но учти, хоть я и тормант, я не всемогущ!
– А хотелось бы… – мечтательно протянул Сергей.
– Да уж, – пробормотал я и телепортировал к пещере в Мертвой Зоне. Мой двойник уже был там.
– Имей в виду, из-за того, что моего мира практически нет, я смогу помочь два или три раза. Больше просто не потяну, – предупредил Сергей.
Мы вошли в черный проем. Гравий хрустел под ногами. Наконец-то вышли, и сразу стало тяжело дышать.
– Ну все, пока, – попрощался Сергей исчез. Я подошел к «озерцу», нашел черное пятно и с криком «Банзай!» – сиганул в это пятно.
Ощущения были не из приятных. Меня крутило, вертело, раскалывало, склеивало, плющило, растягивало, сжимало и раздувало. Прошло от силы две минуты, а казалось, час под асфальтовым катком.
Очнулся я на лугу, под ясным солнышком. Ну все, подумал я, начинается. Я поднялся с травы и направился на звук музыки. Моему взору открылась деревня. Судя по всему, там играли свадьбу. Я зашел в деревню и стал искать здешнего Сергея-двойника. На мой вопрос о нем все пожимали плечами и говорили, что такого не знают. Одна миловидная девушка посоветовала искать его в соседнем селе. Но и там меня ждала неудача.
– Сергеев много, но похожих на тебя нет, – ответила дама весьма преклонных лет на мой вопрос. И отправила в следующую деревню. Оттуда – в следующую. И так далее до семнадцатой деревни. Там меня узнали как Сергея и отвели в его дом, думая что я заболел.
– А здесь мило, – оценил я вкус двойника.
– Я рад, что тебе понравилось.
Из шкафа вылез Сергей и отряхнулся от пыли.
– Ты меня нашел. Это хорошо. Но меня тоже нашли и нам надо убегать, чтобы оторваться от СС. Это плохо.
- СС? Эсэсовцы? Но ведь…
- Расшифровывается как Служба Спасения – успокоил меня Сергей. – Это те самые религиозные фанатики. И у нас меньше часа, чтобы удалиться из деревни.
– А до портала далеко? Километров триста. Вон там.
– У тебя есть метла и ступа? – оглянулся я.
– Нет.
– Тогда давай тазик и веник.
– Это имеется. – Сергей быстро выскочил на улицу, схватил требуемое и пулей влетел в дом. – Быстрее, тормант! Они уже совсем близко!
Я размял пальцы, провел левой рукой по тазику и правой по венику. С рук соскочили пара зеленых шаров и впитались в предметы. Они засветились голубоватым светом.
– А теперь стань в тазик! – Я взял веник, сел верхом и поднялся на метр от пола. Оглянувшись, убедился, что тазик с Сергеем проделал то же самое. Сергей от страха вцепился в тазик, для чего ему пришлось присесть.
– Только не ори, – попросил я, – не выношу, когда мне мешают.
Я еще раз размял пальцы, встряхнул руки, выстрелом из указательного пальца снес крышу и вылетел из дома.
– Это они? – я показал на отряд людей в рясах и автоматами в руках.
– Они.
Я хмыкнул:
– Инквизиция!
– Откуда ты знаешь? – удивился Сергей?
– О чем?
– Это их тайное название! Своего рода пароль!
– Да? – я почесал затылок, – важная информация.
– Эй, глянь наверх! Ого! Пли! – завопили снизу. Мне пришлось спешно делать защиту.
- Надо уходить! Долго не выдержу! – крикнул я Сергею.
Мы набрали высоту и громадную скорость. Скоро перестали быть слышны даже звуки выстрелов.
Пока я на венике пародировал Гарри Поттера, Сергей освоился, встал на ноги и сразу стал похож на серфера. Он даже стал меня обгонять!
– Ах так! – Я передал управление тазиком Сергею. Он сначала покувыркался, а потом снова пошел на обгон. Этого я терпеть не мог и сразу стал ускоряться. Но у Сергея было преимущество – на тазике, как и на доске серфера, можно было ловить волны воздуха. Так мы и остались на равных.
– Осади, Сергей! Подлетаем к порталу!
Я послушался и притормозил. Мы спустились. Сергей указал на болото, рядом с которым мы стояли.
– Отсчитай три шага и ныряй. Удачи!
– Спасибо!
Я вошел в болото, отсчитал три шага, зажмурился и нырнул. На этот раз ощущения были не такими мерзкими, и перемещение произошло куда быстрее, чем в первый раз.
В этом мире я очутился в воздухе над морем, на высоте около десяти метров. Мгновенно сориентировавшись, я левитировал повыше и полетел со всей скоростью, на какую был способен, к побережью. Уже у самого берега меня нагнал мой двойник. Здешний Сергей умел летать, причем едва ли медленнее меня.
– Привет, Сергей! Я тебя давно уже жду. Между прочим, я здесь зовусь Сэтрей.
– Давай короче, – объясняю в трех словах: пить, есть, спать.
– Организуем! Я тут рядом живу, переселился недавно. Люблю море!
Вскоре я, сытый и довольный жизнью, уснул. Мне снилось, что я плыву море на корабле и выполняю обязанности рулевого. Вот только руки и ноги немножко трет. Я проснулся. Руки и ноги действительно очень натерло. Я был связан! И мой двойник, лежавший рядом, тоже. Я телепортировал на метр вперед, избавившись таким образом от веревок. Развязав Сэтрея, Я поднялся наверх. Действительно, мы плыли на корабле. Я помог двойнику выбраться из трюма. Нас тут же схватили.
– Я смотрю, вы весьма прытки.
К нам подошел пестро разодетый господин и представился:
– Я – Холлэй Итумару! Склонитесь перед жрецом великого Дутра!
Поскольку ни я, ни Сэтрей не пожелали выполнить приказ, его исполнили двое наших конвоиров. Чем я и воспользовался. Плох тот тормант, кто не умеет драться врукопашную! Жрец сразу посерьезнел. Что-то пробормотав, он возвел руки к небу, а потом резко направил в нашу сторону. Я инстинктивно выбросил защиту. Как оказалось, не зря. Мой двойник, которого я не успел поставить под «колпак», корчился от страшной боли.
А вот этого делать не стоило. Не люблю, знаете ли, когда меня, пусть и из другого мира, бьют. Мигом озверев, я поставил сверхмощную защиту на Сэтрея и попытался ударить молнией Итумару.
– Значит, тормант, потягаться со мной решил? – Жрец удовлетворенно потер руки. – Со мной! С Великим Итумару! Хорошо! Получай! – он выпустил из ладоней фиолетовый луч, потянувшийся ко мне. Мне только того и надо было. Схватив луч, я трансформировал его и пустил к владельцу.
– Черт! - только и успел выговорить Холлэй, и его отбросило назад. Он встал, отряхнулся и сказал:
– Зря.
Мне вдруг остро захотелось пить. Вода была только за бортом, в море, и я чуть было туда не бросился. Меня остановил окрик Сэтрея:
– Сергей, стой! Ты же утонешь!
Меня обуяла злость. Этот разодетый как попугай старый хрыч будет командовать мною?! Не позволю! Собрав все свои силы, я перешел на одну секунду назад, подошел к тому месту, где стоял Итумару, и вернулся в свое время. Итумару возник прямо передо мной. Я хорошенько размахнулся и ударом с правой в челюсть отправил его в свободное плавание за борт. Сил у меня оставалось провалиться в купол защиты к двойнику и сказать:
– К порталу. – Я отключился. А проснулся свежий как огурчик. И зверски голоден.
– Сэтрей, ты где?
– Тут, яичницу готовлю.
– Это кстати. – Я подсел поближе к костру. – А мы где?
– Мы, Сережа, в лесу. В пяти метрах от портала. Должен тебе сказать, что ты очень тяжелый, – Сэтрей потер шею. – Все-таки семь часов на моем горбу ты прокатился.
– Да уж. Жалко, не помню как это было.
Я схватился руками за голову:
– Сэтрей, у тебя есть что-нибудь от головной боли?
– Ровным счетом ничего, даже топора, – улыбнулся Сэтрей. – Хотя я тут на поляну набрел, так там каких только трав не найдешь.
Он провел меня на ту поляну. Я выбрал нужные и быстренько сварганил аспирин. Он, правда, не совсем получился, но головную боль все же снял.
– А теперь нужно поесть и отоспаться, чтобы дальше ты мог идти дальше.
Я с удовольствием принял предложение.
Следующим утром Сэтрей довел меня до портала, коим оказалась коряга, пожелал удачи и ушел. А я уселся верхом на корягу и сказал:
– Поехали!
Перемещение произошло мгновенно. Только что я сидел на коряге и вот уже лежу на крыше какого-то дома. Я спрыгнул с крыши и неспеша осмотрел место прибытия. Это был одноэтажный дом дачного типа. Следовательно, недалеко был город.
Я подумал и превратился в ворона. Так я тратил меньше сил на полет. До города я летел не меньше часа. И очень удивился, узнав в нем свой собственный город. Если это мой город, подумал я, то и мой двойник живет там же, где и я.
Сделав такой вывод, я понесся к своей квартире изо всех вороньих сил. Мне повезло. Форточку здешний Сергей забыл закрыть, чем я и воспользовался. Приземлившись на диван, я вернул себе нормальный вид и стал ждать возвращения хозяина квартиры. Ждать пришлось недолго. Уже через пять минут в гостиную зашел мой двойник.
– Привет.
– Он не ответил. Я повторил приветствие громче. Ноль внимания. Он прошел на кухню, сварил обед, сел за пустой стол и уронил на него голову.
– Эй, ты чего? – испугался я.
– Кто здесь? – дернулся двойник. – А-а, это ты, тормант. Привет!
– Привет! Что это было?
– Ты о чем? – он взглянул на только что сваренный обед. – Все ясно. Понимаешь, я недавно случайно нашел полкило урана и страшно облучился. С тех пор я могу отрываться от бренного тела, оставив ему несколько команд и лететь в информационном энергетическом потоке Вселенной.
– Я так тоже могу, но при этом тело совершенно беспомощно лежит без признаков жизни. А отлучаться могу минут на двадцать, не больше.
– Сначала и у меня так было, но я освоился, даже научился на минуту-две материализовываться из воздуха. Главное – знать, что получится.
Я усмехнулся:
– Ты говоришь как мой учитель Олег.
– как говорится, истина вездесуща. Ты суп будешь?
– Наливай! – согласился я.
После сытного обеда мы стали наслаждаться жизнью перед телевизором.
– А я Сертэй.
– А я тормант.
– А я знаю, где портал.
- А я вот так могу, – я закрыл глаза, сосредоточился и отделился от тела, приказав ему «Жить!» – и унесся в мировое пространство.
– Ах, так! – Сертэй нагнал меня. – Не забывай, я здесь профи, а ты – новичок.
– Зато я тормант, – ухмыльнулся я, всосал немереное количество энергии из мирового эфира и материализовался. Мой двойник тут же возник рядом.
– А мы народ не распугали? – спросил я. – Мы же посреди улицы возникли.
– Это же Китнень, тут ко всему привыкли. Давай-ка лучше воон тех напугаем.
Там, куда показал Сертэй, стояли несколько эсэсовцев во главе с Холлэем Итумару. Мы подошли к ним, дали себя схватить и развоплотились. Потом навели видимость нас, частично материализовавшись.
– Что, Великий? Не достанешь? – мы прямо зашлись от хохота, глядя на попытки Холлэя достать нас энерголучом.
– Ну, погоди! – грозился жрец. – Я до тебя доберусь!
Мы с Сертэем еще немного позлили эсэсовцев и вернулись в квартиру. Нырнув в свое тело, я вспомнил лицо Холлэя и расхохотался.
– Теперь нужно подкрепиться и спать.
– Мы же недавно обедали!
– Сергей, если ты еще не заметил, я тебе скажу: уже вечер. Время в инфо-потоке проходит незаметно. Поэтому ты должен выполнить мое требование: завтра нужно будет отправиться в Африку, к порталу. Чем быстрее доберешься до Кольца, тем быстрее спасешь мир.
Пришлось подчиниться.
А утром мы направились в Африку. На поезде, на автобусе, на поезде, на самолете, на поезде, на джипе, пешком. В такой последовательности мы сменяли транспорт. На обычном способе передвижения настоял Сертэй, мотивируя тем, что после вчерашней выходки СС наверняка усилили бдительность во много раз.
В этот раз порталом оказалось гигантское хищное растение. Мы попрощались, Сертэй пожелал мне удачи, и я, разбежавшись, прыгнул на растение. Оно мгновенно поймало меня пастью и… я оказался сидящим верхом на ветке дерева.
Спустившись с него, я увидел девушку, которая явно ждала кого-то. Я подошел к ней.
– Не страшно одной в лесу?
– Сергей, привет. А я тебя заждалась уже. Чего зенки вылупил? Я твой двойник из этого мира. Да, я девушка. А что, ты не мог родиться девушкой?
– М-мог, наверное, – выдавил я.
– Вот видишь!
– Как тебя зовут? Не Сергеем же? – уже нормальным голосом спросил я.
- Нет. Меня зовут Лена. Вот такое обычное имя. Если ты ждал какую-нибудь Аэлиту, то ты не по адресу.
– А характер-то тот же, – улыбнулся я и положил руку ей на плечо. – А по силам ли такая задача девушке?
Она перехватила руку, резко вывернула, сделала подсечку, и я улетел в ближайшие кусты.
– Смогу и не такое, – заявила она.
Я выбрался из кустов и мы пошли к ее машине. Оказалось, это кабриолет.
– А вот здесь ты не единственная, – сказал я. – У нас каждая вторая девушка ездит на кабриолете.
Она села за руль и широко улыбнулась:
– Зато такого точно нигде нет, – нажала какую-то кнопку на приборной панели и сверху выдвинулась другая панель, сплошь утыканная кнопками и тумблерами. Лена чуть поколдовала над ней и кабриолет-машина трансформировалась в кабриолет-самолет.
– Я с детства техникой увлекаюсь. И даже готова поспорить, что ты не сможешь дать команду, которую машина не выполнила бы. Управление – речь! – последнее адресовалось машине.
Я рискнул:
– На Марс за сто двадцать секунд с максимальным комфортом для пассажиров. Самолет закрылся колпаком и ринулся в небо. Через две минуты мы приземлились на Марсе.
– Даю еще четыре попытки. Если сможешь дать невыполнимую команду, получишь на ужин любое блюдо, какое захочешь. Если нет – ты берешь меня с собой к кольцу.
– Тогда такая команда. На Землю за 2 секунды! Самолет выпустил луч света, трансформировавшийся в громадное окно, и влетел в него.
– Я даже разгадала тайну телепортации!
– Вы, гении, вечно не учитываете каких-нибудь мелочей. Здесь это будет… Включить программу самоуничтожения!
Машина затряслась, подпрыгнула и заглохла.
– Действительно, такую функцию я забыла вмонтировать, – Лена растерянно посмотрела на меня. – Зато мы совсем близко к дому, всего-то метров сто.
– А твоя машина может и во времени перемещаться? – спросил я, когда мы сели ужинать.
– Смогла бы, если бы я знала, как, – пожала плечами девушка.
После ужина мы устроились в гостиной. Лена потребовала рассказать о моих приключениях, мотивируя тем, что «я в одном мире без каких-либо заскоков, а ты аж в четырех был!» Пришлось рассказывать обо всем подробно. Она меня почти допрашивала, выведывая каждую мелочь. Когда допрос закончился, была уже глубокая ночь. Я проспал до полудня. Когда проснулся и зашел на кухню, нашел на столе записку:
«Ушла в магазин.
Вернусь через двадцать минут»
Я выпил кофе и заскучал. Прошел час, два, три. На четвертом часу я не выдержал и пошел искать девушку. Выйдя из подъезда, я переключился на энергетическое зрение. Обычно я им пользовался, когда ходил в лес, чтобы не заблудиться. Теперь пригодилось разыскать себя.
Я шел по ее следам. Она зашла в магазин, потом в другой, третий, супермаркет и оттуда уже не выходила. Я зашел туда, порыскал по отделам и нашел ее в самом дальнем. Она, нагруженная пакетами с покупками, расплачивалась в кассе. Я подождал? Я подождал, пока она выйдет оттуда и спросил:
– Помочь?
– Сергей! – она смутилась. – Я не думала…
– Не думала, что после твоего четырехчасового отсутствия я не пойду тебя искать?
– Я действительно хотела только прикупить продуктов, – стала оправдываться Лена.
– Но чуть-чуть увлеклась, – съехидничал я.
– Я увидела ларек лотерейных розыгрышей. Взяла билетик мгновенной игры и сорвала Джек-пот, – объясняла она. – Грех было не воспользоваться. А магазинов в этом районе много…
– Ладно, – смилостивился я, – уже вечер, а я даже не завтракал.
Поужинав, Лена стала выкладывать покупки:
– Вот это платье я забрала из-под носа у одной сво… нехорошей женщины. Красиво? А эта юбка осталась в единственном экземпляре. А вот эти часики какая-то поп-дива себе заказала, но ей не понравился материал – серебро, она хотела платину.
Мне оставалось только охать и ахать. И иногда добавлять:
– В этом платье ты неотразима!
Лена была в восторге.
Следующим утром я задал вопрос о портале.
– А разве тебе здесь плохо? – вопросом на вопрос ответила она.
– Мне мир спасать надо вообще-то.
– Сергей, посмотри, у тебя есть все: квартира, машина, сестра, деньги. Чего еще надо?
Именно в эту минуту все вылетело из головы. Пришлось согласиться. Лена улыбнулась и вышла из комнаты.
А через пару дней начались странности. То она пропадает на полдня, то появляется, когда у меня уже чуть ли не инфаркт. На вопросы не отвечает, окружающего мира не замечает. Так прошло две недели. Наконец мне удалось спустить ее с облаков.
– Лена! Мне нужно пробраться в следующий мир! Страшно подумать, сколько миров загублено из-за моей задержки!
– Сергей, понимаешь… Я забыла, где портал.
– Что???
– У меня никогда не было друзей. Из-за пристрастия к технике у меня просто не было на них времени. Родители мною не интересовались, наоборот настаивали, чтобы я жила самостоятельно. Всю жизнь я была одна. Потом появляешься ты мой брат. Честно сказать, я первое время и отпускать-то тебя не хотела. Так сильно не хотела, что забыла, где находится портал.
– И что мне теперь делать? На его поиски может уйти вся жизнь.
– Я вспомнила твой рассказ об эсэсовцах и решила забрать их машину-телепортатор. Я выследила их.
– Итумару здесь?
– Здесь, здесь. Так вот, я выследила их и пробралась к машинке. Лишь в последний момент заметила, как к комнате направились двое в рясах. Мне пришлось вылазить через окно. Хорошо, это был второй этаж. К таким высотам я привыкла, когда делала самолет-трансформер. Они еще не ушли, я проверяла, они и сейчас, возможно, там.
– Ты предлагаешь мне украсть у них телепортатор?
– Если можешь предложить другой способ выбраться в другой мир, я тебя слушаю.
Так как я ничего сказать не смог, Лена подробно рассказала мне путь до эсэсовцев, сколько их, где расположены, а потом решила идти со мной. Все мои возражения были безжалостно смяты женским напором, и мне пришлось ей подчиниться.
– Пойдем вечером, когда начнет темнеть.
Лена стала готовиться к вылазке. Она смыла всю косметику, распустила волосы, натянула на себя брюки, свитер и кожаную куртку. По карманам распихала всякую мелочь, такую как складной нож, охотничьи спички и фонарик. Завершились приготовления закрытием квартиры на все замки.
Мы вышли на улицу. До места назначения был неблизкий путь, и мы решили его сократить. Лена вывела из гаража свой чудо-мобиль, завела его, прокатилась метров двадцать и только потом пригласила меня внутрь.
– Держись, – предупредила она, – лететь будем очень быстро.
Быстро – мягко сказано. Поднявшись на летную высоту, Лена припустила так, что обогнала какой-то истребитель. Я взглянул на спидометр и ужаснулся: две тысячи километров в час!
– Но ведь на такой скорости у нас должно начаться кислородное голодание!
Не поворачиваясь, Лена объяснила:
– Здесь стоят гироскопы, альтиметры и я сама не помню, что еще. В общем, не бойся, не задохнешься. Компьютер – штука надежная.
Через пару минут мы прибыли на место.
– Постой, куда пошел? Ну-ка возьми это, - Лена открыла багажник, достала оттуда пару пистолетов, штук двадцать обойм и протянула мне. – Бери. Заряжены шаровидными пулями из каучука. В пулях налит самый страшный яд – слабительное, причем довольно сильное. Диаметр пули – один миллиметр, но пробьет с десятиметрового расстояния двадцатиметровой толщины стальной лист. Попадая в жидкость, оболочка лопается. Все чисто гуманно и весьма действенно.
– А обоймы насколько хватает? – спросил я, рассовывая их по карманам.
- Если пулять непрерывно, то на сутки, - ответила Лена и достала себе точно такой же набор.
– А зачем столько?
– Ты же не думаешь, что я тебя просто так отпущу, братишка? – усмехнулась она.
Вспомнив результаты предыдущих споров, я только вздохнул.
– Пойдем, – позвала Лена. – Вон та пятиэтажка; держи пистолет наготове.
Еще на подходе к зданию нас заметили двое, сидевшие до этого времени на лавке возле дома. Реакция Лены была мгновенной. Двое убежали в ближайшие кусты.
– Смени обойму на синюю, парализующую, – крикнула девушка, входя в подъезд.
Сменив обойму, я вошел следом. Мы убрали троих амбалов, стоявших на лестничном пролете, поднялись на второй этаж, нашли нужную квартиру, предварительно обездвижив восьмерых охранников, и вошли в нее.
– Сюда, – показала Лена.
Мы свернули направо. Я уложил еще пять человек, находившихся там, а Лена обезвредила Итумару. Оставалось пройти в следующую комнату и забрать ящик с телепортатором.
– Стой! – крикнул я, когда Лена уже хотела войти в ту комнату.
– В чем дело?
– Неужели ты не думала о защите машинки? – раздраженно бросил я. – Все эти охранники – для отвода глаз. Главная защита – энергощиты. Брось в проем что-нибудь.
Она выстрелила. На секунду дверной проем окутался желтым сиянием, а потом пуля вернулась. Лена слегка дернулась.
– Почему тебя не парализовало? – изумился я. – У тебя никакой брони!
– Все очень просто, – пожала Лена плечами. – Первое время я всаживала пули в себя. Потом мне надоело, и я ввела себе противо… противо… Короче, теперь они не действуют на меня.
– Все, стой здесь. Дернется кто – заряд в плечо. Я пошел.
Я аккуратно проверил структуру охранного поля. Сложно. Но обмануть проще простого. Я обвел вокруг себя руками и обзавелся точно таким «охранником». Пройти теперь было легко, как в обычную дверь. Я подошел к ящичку с машинкой. Здесь вообще было нечего делать. Телепортировав его прямо Лене в руки, я вышел из комнаты.
– Линяем.
– Согласен.
Мы помчались вниз со всей скоростью, какая была возможна. Пулей вылетев из подъезда, мы вскочили в чудо-мобиль и улетели подальше.
Приземлившись на какой–то островок, мы вышли наружу и осмотрелись.
– Мне нужно полчаса, чтобы разобраться, как оно работает, – Лена повертела в руках телепортатор.
– А я пока сделаю завтрак.
Я насобирал хвороста, разжег костер, достал из предусмотрительно запасенной корзинки складную удочку, пошел ловить рыбу.
– Ловись, рыбка, большая и очень большая!
Рыба здесь была непуганая, и я меньше, чем за 10 минут наловил полкорзинки. Когда Лена прибежала с воплем: «Эврика!», у меня уже была готова уха. Поев, девушка стала трещать как пулемет.
– Стоп! – перебил я ее. – Во-первых, я не понял и половины из сказанного; во-вторых, если ты разобралась с управлением, то не нужно и меня учить. Пустая трата времени.
– А в-третьих?
– А в-третьих, нам нужно хорошенько выспаться. Скоро рассвет, а мы уставшие. Если Итумару нас найдет, я не смогу с ним справиться. Он возьмет нас как котят.
Мы потушили костер, залезли в мобиль, любезно трансформировавшийся в небольшой спальный вагон, и уснули. Меня разбудила Лена, которая спешно собиралась в путь. Пополнив и без того немаленький запас патронов, она размонтировала мобиль и на скорую руку смонтировала компьютер, выглядевший как наручные часы. Когда я подошел к ней, то увидел, что половина электронной начинки мобиля исчезла без следа.
– А где электроника?
– Здесь, – она указала на «часы».
Как такое количество микросхем могло поместиться в наручных часах, для меня оставалось загадкой.
– Почему ты так спешишь?
– Ты до сих пор не понял? Хорошо, я объясню. Ты говорил, что Кольцу на временные парадоксы требуется энергия, которую оно поглощает из других миров. – Я кивнул. – А ты не задумывался, куда она уходит?
– Нет, – честно признался я.
– Представь надутый шарик. Где–то в нем сидит жучок, которому нужен кислород. Он делает дырочки в шарике, но углекислый газ не выходит, хотя кислород поступает. Шарик раздувается и …
– Лопается, – прошептал я.
– Правильно, лопается. Кольцо, видимо, устроено таким образом, чтобы чистую энергию впустить, а использованную не выпустить. Какое–то время это работает, а потом случается большой бум. Энергия высвобождается и действует как осколочная граната, то есть распространяется на триста шестьдесят градусов во всех плоскостях.
– Ясно, – и без того нулевое настроение упало еще ниже.
– И это не самое худшее, – говорила Лена, уже настраивая телепортатор. – Самое худшее, что по моим расчетам выходит, будто ближайшие миры, включая твой, разнесет на атомы.
– А еще плохие новости есть?
– Есть. Батарейки хватит только на одно перемещение. – Лена нажала какую–то кнопку.
– Блин! – только и успел сказать я.
Теперь местом прибытия оказался балкон высотки, а точнее, лоджия.
– Мы где? – задал я банальнейший для таких ситуаций вопрос.
– Я постаралась настроить телепортатор так, чтобы он перенес нас как можно ближе к нашему двойнику. Наверное, это его квартира.
Я услышал какие–то звуки. Лена тоже. Мы осторожно вошли в комнату. Определенно это скрипит диван. И еще кто–то орет. Мы прошли в следующую комнату. Там подпрыгивал на диване мой двойник и орал:
– Ну кто ж так пасует! В детском саду и то лучше играют! Судью на мыло! Ты кому подножку поставил?! Иди сюда, я тебе так поставлю, всю жизнь ходить не сможешь! – и так далее в том же духе. Я глянул на телевизор: ну точно, футбол.
– Э-э, Сергей? – робко окликнула его Лена. Он перестал дергаться и повернулся к нам. Потом подошел к телевизору и выключил его.
– Я Сергей. И он Сергей, – он указал на меня. – А кто ты, неизвестно.
– Она тоже наш двойник, – объяснил я. – А зовут Леной. Я тоже сначала удивился, а потом привык. По сути, она мне сестра и даже ближе, генокод–то почти идентичен.
– Сергей, Странник сказал, что ты будешь один.
– И я так думал. Но переубедить ее – дохлый номер. Проверенно. К тому же, она гений в области техники. – Лена с гордостью продемонстрировала наручный компьютер.
– Ну и что. Я тоже, – он показал точно такие же «часы».
– Вот! – обрадовалась Лена. – Вместе мы точно сможем разобраться в ее устройстве, – она вытянула вперед машинку-телепортатор.
– А что это? – заинтересовался Сергей.
– Это телепортатор. С помощью него можно перемещаться между мирами, – Сергей с Леной, разговаривая, ушли в мастерскую Сергея.
Я отправился на кухню, заварил кофе, чтобы хоть как–то скоротать время, пока эти двое шизо–техника разберут, скопируют и соберут заново несчастный агрегат.
К тому времени как они пришли, я успел уже выпить почти два литра кофе. Заключение было неутешительным: нужны спецбатареи. В этом мире таких нет и кустарно–лабораторным способом таких не изготовить.
– В таком разе завтра в путь, – бодро объявил Сергей и первым свалился спать. Мы последовали его примеру. Несмотря на два литра, плескавшиеся у меня в желудке, уснул я почти сразу. Проснулся свежий и отдохнувший.
Лена сказала, что сначала нужно сходить в разведку. Отправили меня. Я шел по указанному пути, помечая путь и замечая каждую мелочь окружающего мира. То, что отправили именно меня, было только на руку. Побывав в каком–то месте, я мог просто–напросто потом туда телепортироваться, облегчив задачу до минимума.
Я обошел трехэтажку, подошел к фонтану и пнул ногой один из выступов. Вода поменяла цвет на более темный. Пнул другой – опять посветлела. Все было нормально. Я развернулся и пошел домой, следя, чтобы не было «хвоста».
– Ну как? – накинулись на меня техники, едва я вошел в квартиру. – Ни слежки, ни портала?
– Портал есть и отлично действует, а слежки за мной действительно не было, – обнадежил я.
– Ну, тогда пойдем, – двинулась было Лена.
– Стой, – остановил я ее. – Тормант я или как? Есть способ куда быстрее, нежели десять кварталов подряд шагать на виду у всех.
– Значит, прощай, тормант, – отступил назад Сергей, – прощай сестренка. И удачи вам!
– Прощай, Сергей! – хором ответили мы и я телепортировал нас к фонтану. Лена пнула фонтан два раза.
– Скорей, у нас десять секунд! – крикнула она и первой прыгнула в фонтан. Я разбежался и прыгнул за ней.
Как ни странно, мы были абсолютно сухие, когда вывалились из фонтана на лужайку.
– А где селения? – удивилась Лена.
И было чему удивиться: насколько хватало глаз, до самого горизонта, был мелкорастущий ковер травы. Причем, во все стороны. Ни домика, ни кролика, ни единого деревца или кустика.
– Видимо, это самый дальний из умирающих миров, – нарушила молчание Лена. – На поиски портала времени нет. Мы застряли.
– А вот и нет! – возразил я. – Положим, проводника здесь мы не найдем, но портал и определить можно!
– Как? Это невозможно. Даже мой компьютер не в силах с этим справиться.
– Надо знать, что ищешь. Ты ищешь дыры в пространстве, а надо – во времени. В каждом мире время течет по-своему. Проходя через временную дыру – портал – мы синхронизируемся с их временем, которое для нас течет по-старому. Все ясно?
– Угу, – ответила Лена, настраивая компьютер, – если так, то дырка-портал находится прямо под нами, то бишь на другой стороне планеты. Далековато.
– Есть один способ, но… – я задумался. – Нет, слишком рискованно.
– Что это за способ?
– Можно пройти сквозь планету прямо к порталу. Но, повторяю, это очень рискованно.
– Почему?
– Мы можем застрять и не выбраться на поверхность. При прохождении молекулы нашего тела пропускают мимо другие, но если застрянем, то земля останется внутри нас и мы умрем. Но энергии на это тратится куда как меньше, чем на кругосветный полет.
– Действуй, тормант, – решилась Лена.
Я глубоко вздохнул, сел в позу лотоса и ушел в мировой эфир. Насосавшись оттуда энергии под завязку, я вынырнул в свое тело и, не вставая, окружил нас охранным защитным полем. Мы провалились под землю.
– Ну как ощущения?
– Щекотно, – призналась Лена. – Но не страшно.
Мы постепенно приближались к ядру планеты. Оно действительно было жидким, но не очень горячим. Мы миновали ядро и немного замедлились.
– Почему тормозим? – испугалась Лена.
Я напрягся и что было мочи потянул нас к поверхности. Из последних сил я вытащил нас на поверхность и потерял сознание.
Очнулся я от ощущения камня под мягким местом. Было жутко неудобно. Раскалывалась голова. По телу как будто табун лошадей пробежался. И к тому же кошмарно выглядела левая рука. Видимо, когда выходил, земля меня отпускать очень не хотела и ободрала руку, оставив на память себе пару лоскутков кожи.
Я огляделся. Мы были в пустыне. Невдалеке Лена химичила со своим компьютером.
– Лена, далеко до портала?
– Почти полсотни километров.
– Нужно идти. Сколько времени я валялся без сознания? – я встал, потянулся и пошел к Лене. – Сколько?
– Шесть с половиной часов, – нехотя ответила Лена.
– Тогда полетим! – я взял Лену на руки и полетел.
В указанном Леной месте я поднялся повыше и вошел в пике. Лена пронзительно завизжала. Я перехватил ее покрепче и врезался в землю. Так мне показалось.
Я поднялся на ноги и посмотрел, во что же я впечатался. Оказалось, это был мой же двойник.
– Тут же пустыня, как ты выжил?
– Не узнал, значит, – Двойник покачал головой.
– Сергей… Странник? – неуверенно спросила Лена. – Сергей говорил, что Вы из одного умирающего мира, расположенного у Кольца.
– А как Вас зовут, девушка?
– Это Лена, наш двойник, – вставил я.
– Что ж, и такое возможно, – Сергей снова покачал головой. – Но ближе к делу. Этот мир – последний в цепи Кольца. За ним – Оно. После первого взрыва я был там всего один раз, но мне и его хватило. Кольцо всасывает энергию по полной. И один ты явно не справишься.
– И что же ты предлагаешь? – поинтересовался я. – Распрощаться и идти по домам?
Сергей улыбнулся:
– Есть вариант куда лучший. Я доставлю тебя из твоего будущего. Хорош помощник?
– А это возможно? – засомневался я. – Насколько я помню, путешествия в будущее невозможны в принципе.
– В некотором смысле да, но при соответствующей подпитке энергией и умелом обращении с пространством-временем – вполне.
– Аштол доас, – сквозь зубы процедил я и тремя движениями открыл энергоканал прямо в Сергея. Рискованно, зато подпитка – хоть залейся.
– Все, достаточно. – Сергей аж светился. Он уже собрался было уходить, когда мне в голову пришла мысль, которую я до поры до времени отгонял, как ненужную. Я ее тут же озвучил:
– Сергей, а почему именно я должен все это делать? Разве нет других тормантов?
Он чуть помедлил:
– Есть и другие. Но только ты сможешь остановить себя. Видишь ли, бомбу создал твой двойник из Кольца. Намеренно.
– Он – обиженный ученый. Как еще гений мог отомстить? – и исчез.
Пейзаж вокруг нас мгновенно поменялся. Бабочки, зелень, деревья. И мой двойник рядом с Леной. А точнее – я.
– Привет, Сергей, привет, сестренка.
– Привет, Сергей!
– Привет, Сергей!
Мы стояли и смотрели друг на друга. Абсурднейшая ситуация.
– Предупреждаю сразу – о будущем не скажу, – улыбнулся Сергей.
– А я где? – спросила Лена. – Я что, не попала к тебе домой?
– Как же без тебя! Ты сейчас сладко посапываешь в своей постели.
– А… – открыл было я рот.
– Стоять, вы арестованы! – раздалось сверху. – Малейшее движение и я открываю огонь на поражение!
Мы с Сергеем переглянулись и одновременно ударили огнем по вышке.
– Мы обнаружены! Бегом на полигон! – мы подхватили Лену и взлетели. Сергей указал на место приземления. Им оказалась степь. Широкая, чистая, без единой травинки. Идеальное место. Главное преимущество – близко к базе.
– Смотри, несут! – Сергей показал на группу очкариков, которых сопровождали трое в черном.
– Так мало охраны? – удивилась Лена. – А если они сбегут?
– Не сбегут. Они боятся, они дистрофики, им интересен эксперимент. Ясно?
Мы кивнули.
– Пора! – решил Сергей.
Мы выскочили и на всей скорости помчались к ученым. Охранники тут же вскочили и стали стрелять. Я вынул пистолет с пулями-слабительным и дал очередь каждому. Сергей отражал атаки боевой техники, поднятой по тревоге, а Лена, раскидав профессоров, разбиралась с бомбой.
– Сергей, помоги!
Я поспешил на помощь Сергею. Встав плечо к плечу, мы перешли в наступление. Самолеты падали, сбитые комочками чистой энергии, наземные машины опрокидывались, повергнутые маленьким ограниченным землетрясеним, пехота поголовно разбегалась по кустам. Полигон наполнила вонь. Противник был повержен. Мы побежали к Лене.
– Они успели запустить таймер. У нас осталось три минуты, чтобы отключить его. Обычным способом не получается, – пожаловалась Лена.
– Значит, найдем моего двойника! Как его зовут? – Тигран Маруктов. – ответил тот машинально.
– Где Маруктов? – обратился я к ближайшему ученому.
– Он в к-комнате, – ответил тот, запинаясь. – База, пятый подземный этаж, комната пятьсот третья. Код ноль два девять икс двенадцать игрек семь.
Мы тут же телепортировали обратно к базе. Пробраться ко входу особого труда не составило, но дальше дело не шло. Ни лестницы, ни лифта мы не обнаружили.
– Две минуты осталось! Что делать? – запаниковала Лена.
Я решился. Сосредоточившись, я провалился под землю на пять этажей. Нашел комнату номер пятьсот три, ввел код на замке и с двойником телепортировал наверх.
– Как выключить таймер? – Лена буквально пылала. – У нас полторы минуты до нового апокалипсиса! Как выключить таймер?!
– Понятно. – Он осмотрел нас с ног до головы каждого, особенно Лену. – Апокалипсис, говорите? Возможно.
– Минута, – сообщил Сергей.
– Они спрятали от меня мою семью. Они забрали все. Я больше не увижу своих родных. Это медленная смерть на пожизненном контракте, понимаете? – Тигран чуть не плакал.
– Тридцать секунд!
– Мы их вернем, бомбой Вы все равно ничего не измените. Это будет продолжаться снова и снова, пока однажды не уничтожит все. Миры начнут возрождаться заново. От одного до бесконечности, но уже по другому пути.
– Пятнадцать секунд!
– Но мне нужно как минимум пять минут, чтобы его отключить и обезвредить бомбу.
Мы с Сергеем взялись за руки, закрыли глаза, телепортировали на полигон, потом , открыв энергоканал, напитались энергией, отправились на пять минут назад. Это забрало все наши силы. Мы даже стоять не могли. Пока мы «подзаряжались», Тигран с Леной обезвреживали агрегат. Наконец они сообщили, что мир спасен. Мы все вздохнули с облегчением.
– Но ведь кто-нибудь другой может воспользоваться Вашей технологией! – обеспокоился я.
– Телепортация на другую планету – очень рискованное предприятие – улыбнулся Сергей.
– Но… – попытался я возразить.
– Он, – Сергей кивнул на Тиграна, – все рассчитывает, мы заберем эту бомбу, а Лена будет стоять и волноваться. Пойми, мы на секунду окажемся там, скинем бомбу и уйдем на Землю! Быстро и чисто.
– Вообще–то стоит попробовать, – загорелся Тигран. – Я за калькулятором. Он рассчитал быстренько орбиту Плутона и указал почти точные координаты. Мы с Сергеем приняли их, подняли бомбу и телепортировались, куда нужно. На Плутоне мы появились прямо над какой-то глубокой ямой, скинули туда бомбу и телепортировали обратно. Весь процесс занял три с половиной секунды, если не считать расчеты.
– Все. Я вам больше не нужен. Сергей, маленький совет, если знать, что получится, то все сможешь. – Сергей шагнул в образовавшийся портал и исчез.
– Куда он? – спросил я.
– К себе, в свой мир и время, – сказал внезапно появившийся Сергей-Странник. – А совет–то он дал дельный.
– Он… Сам… К себе?
– Нет, Сергей, ты сам к себе. Ты. – усмехнулся он. – Ты…
– Значит, и я так могу?
– Конечно, можешь!
– Ну… Тогда… – Меня обуяла злость. Я был зол на весь мир. Столько времени потеряно, а ведь мог почти сразу попасть и все сделать! Хотя тогда я не познакомился бы с Леной, не узнал о других мирах. Не смог бы обезвредить бомбу, наконец!
Я напрягся, открыл собственный портал, впихнул туда Лену и, попрощавшись со Странником, шагнул… в свою квартиру.
– А кто разыщет семью Тиграна? – спросила Лена.
– Я и разыщу. Ты не заметила, как Сергей из будущего отозвал Тиграна поговорить? А вот я заметил. Он рассказал о местонахождении жены и дочки. Жаль, не услышал, где они.

Через пять лет.
Был вечер. Лена легла спать, уставшая от походов по магазинам. Я досматривал фильм по телевизору, когда…
– Сергей? – передо мной стоял мой двойник.
– Уже пора? – со скукой в голосе спросил я.
– Пора…
Я шагнул в портал.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 3
Количество просмотров: 356
Опубликовано: 13.11.2010 в 12:55
© Copyright: Роман Мавроян
Просмотреть профиль автора

Ника Алова     (19.12.2010 в 14:30)
Прямо скажу, произведение не лишено интересных и забавных находок, которые могли бы сделать его куда увлекательнее. Те же полеты в тазиках, на машине-кабриолете. Но в целом текст затянут почти невыносимо. И вообще, трудно разбираться в происходящем из-за очень нечеткой сюжетной линии. Под конец уже безнадежно путаешься во всяких мирах, двойниках, кто из них кто, и тому подобном.
В целом, я считаю, что сама по себе идея весьма интересна, но требует более четкой реализации.
Оценка - 3.

Роман Мавроян     (19.12.2010 в 14:59)
Спасибо, Ника. Это первое. :) В будущем постараюсь исправиться.

Инна Димитрова     (17.12.2010 в 02:17)
"– Черт! Только и успел выговорить Холлэй, и его отбросило назад." - после Чёрт! нужно тире.
"После ужинам мы устроились в гостиной." - ужина

Конечно, много беготни и слишком просто разделываются с СС-совцами или Инквизицей, но чем мне нравятся фэнтэзи, так это угадыванием многих реальных вещей, например, единая суть СС и Инквизиции - уничтожение землян с естественными способностями, которые сейчас объявлены или выдуманными (сфальсифицированными), или связью с дъяволом (представителями церкви).

"– Есть и другие. Но только ты сможешь остановить себя. Видишь ли, бомбу создал твой двойник из Кольца. Намеренно.
– Он – обиженный ученый. Как еще гений мог отомстить? – и исчез." - главная идея, не замеченная страдающим нарцисцизмом. Именно мы сами, в каких бы мирах не жили, ответственны за всё, что происходит не только с нами, но и с окружающими нас не только людьми, но и мирами. А потому исправлять - тоже только нам!
"– Ну… Тогда… – Меня обуяла злость. Я был зол на весь мир. Столько времени потеряно, а ведь мог почти сразу попасть и все сделать! Хотя тогда я не познакомился бы с Леной, не узнал о других мирах. Не смог бы обезвредить бомбу, наконец!" - всё не случайно в мире и имеет свой смысл! И когда свет понимания озаряет сознание, уже нет места для злости и раздражения!
И ещё одна из важных идей - "Сергей, маленький совет, если знать, что получится, то все сможешь." Только вера в себя и свои силы способна сотворить всё, что угодно, и помочь в самом невыполнимом!

Прекрасные мысли! Успехов в вашем творчестве!

Роман Мавроян     (19.12.2010 в 14:58)
Инна, спасибо, что указали на мои недочеты и очепятки, обязательно исправлю. За отзыв спасибо. Рад, что Вы поняли мою мысль.

Геннадий Лагутин     (14.12.2010 в 11:51)
Можно поудивляться безграничной фантазии автора этого очень длинного и безсмысленного рассказа, в котором нет композиции и какой-либо выраженной ясно идеи. Фантазия в стиле смешать бульдога с носорогом. Чтение утомительно от бесконечных повторов одного и того же в разных вариациях. Жаль потерянного времени на чтение этого псевдопроизведения.

Роман Мавроян     (19.12.2010 в 14:55)
Благодарю Вас, Геннадий. Критический отзыв очень полезен. Мне жаль, что рассказ Вам не понравился. Мне всего 15 лет, это мое первое произведение. Вашу критику безусловно учту в дальнейшем.

Геннадий Лагутин     (19.12.2010 в 15:24)
Роман, уважаемый! Поработайте над рассказом-не выбрасывайте. Сократите, и....все же подумайте, над тем, ЧТО ВЫ ХОТИТЕ ВЫСКАЗАТЬ читателю? Что останется в его голове после прочтения. Начало у всех такое-не обижайтесь. Надо только не сдаваться.Удачи Вам (А я в нее верю!) С уважением Геннадий.






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1