Грандж в литературе. Стихи Давида Синицына


--------------------

ПРИГЛАШЕНИЕ К СОТВОРЧЕСТВУ

Друзья! В рамках проекта «Мастер-класс» существует «Поэтическая мастерская», куда авторы могут обращаться за мнениями, советами, пожеланиями и критикой. Мы приглашаем всех небезучастных к литературе людей создать на Литпричале интеллектуальное сообщество – общность пишущих, читающих и думающих авторов. Адекватное, непредвзятое обсуждение произведений наших коллег важно не только им самим, но и читателям, которые видят текст не поверхностно, а глубоко – для того, чтобы усовершенствовать свое вИдение мира, пополнить его новыми красками и впечатлениями.
В адрес «Мастер-класса» поступило уже несколько заявок от авторов – и по мере возможностей мы будем знакомить вас с ними.
Первоначально предполагалось писать рецензии на произведения, но поскольку авторы начали подавать сразу по нескольку своих работ, было решено оформить темы в виде развернутых обзоров.
Уважаемые читатели! Если вас заинтересовали данные стихи – не оставайтесь в стороне.
Уважаемый автор, чьи стихи рассматриваются в Мастерской! Этот разбор – только подход к пониманию Вашего творчества. Таких путей может быть большое количество – и все будут верными. Поэтому, если Вам тоже есть что сказать (подтвердить или возразить) – пожалуйста. Ваше мнение важно вдвойне.

Подать заявку на участие в «Поэтической мастерской» можно здесь:
https://www.litprichal.ru/work/48711/

Проект «Мастер-класс»
--------------------


Грандж в литературе. Стихи Давида Синицына

Страничка автора:
https://www.litprichal.ru/users/dpiowohok/

Многие привыкли считать грандж признаком исключительно молодежной субкультуры, причем чаще всего этот термин связывают с рок-музыкой. Между тем, стилистика и приемы этого направления активно применяются в менее «подходящих» для него сферах, в том числе и в литературе.
Отличительные черты – небрежность, показная неряшливость – в форме. Содержательно это – отсутствие пафоса или превращение пафоса в фарс, агрессия и чувство одиночества, но не романтического, а асоциального, от-общественного. Конечно, нечто романтическое может и присутствовать, но это будет штампованная, постановочная романтика, используемая в качестве декора.
Существует большая сложность – отличить нарочитую небрежность письма, выбранную в качестве стиля, от откровенных стилистических ляпов, употребляемых от недостатка начитанности. Не исключено, что в творчестве одного автора могут присутствовать обе эти категории. Молодость… Только обширный анализ творчества может выявить стиль, поэтому не нам сейчас этим заниматься. Мы лишь попытаемся подойти к явлению гранджа в литературе так близко, как сможем.
Итак, передо мной три стихотворения Давида Синицына.

1. Любовь в 15 лет
https://www.litprichal.ru/work/47626/

Любовь в 15 лет. Мне скажут: рано.
И возражать не стану я в ответ.
Не говорите о сердечных ранах,
Ведь ран на теле не было и нет.

Кабинки телефонной хлопнув дверцей,
Иду остаток денег получить.
Не говорите о разбитом сердце:
Двумя словами сердце не разбить.

Поговорив минуты две - не боле,
Звонить туда не буду больше впредь.
Не говорите о сердечных болях.
Не в молодости сердцу же болеть

Тема юношеской любви, выраженная достаточно «изъезженными» посылками: телефонная будка, разбитое сердце… Однако, присмотревшись, мы не увидим в этой «любовной лирике» одного существенного момента: второй «половинки». Которая с успехом заменяется на понимай-как-хочешь выражение «туда». Так автор «убивает», обезличивает само понятие Любви, делает его фоном для самоуглубления, разговора с собеседниками. Так достигается доказательство посыла, выраженного первыми двумя строками.
Много чего не заметно с первого взгляда. Интересен здесь структурный параллелизм – все три строфы имеют в третьей строке одинаковое начало. Такой прием обычно используется для усиления эмоционального эффекта, подчеркивания каких-то повторяющихся деталей. И вот – заметим – автор поочередно «опускает» возвышенность любовных штампов: разбитое сердце, сердечные раны… То есть из романтической картины мальчика в телефонной будке (некой опять же перевернутой попсовой темы) делается если не фарс, то точно насмешка.
Если содержательно стихотворение заставляет задуматься, то его форма для меня не слишком приемлема. Во-первых, стихотворение не отредактировано. В том виде, в каком оно размещено на авторской страничке, там иногда даже слова «слипаются» друг с другом. При всем уважении, как говорится, - это не тот случай, когда нужно проявлять небрежность.
Ну и в целом – нельзя не отметить бедность лексики. Увы – это тоже не тот случай, когда можно оправдаться стилем. «Кабинки телефонной хлопнув дверцей» - достаточно неуклюжая инверсия, имхо. В том же катрене некрасивая рифма «получить – разбить». «Больше впредь» - тавтологичный оборот. «Не боле» - на мой взгляд, устаревшее употребление здесь не к месту и создано только для рифмы.
Из положительных моментов: несмотря на кажущуюся (графически) нестройность строк, автор ни разу не ошибся в размере. Распределение ударений внутри строк приближают текст к разговорному – его трудно декламировать, но интересно читать.
Завершая разбор, хочу остановиться еще на одном. Вот эта строка заставила задуматься: «Кабинки телефонной хлопнув дверцей, // Иду остаток денег получить». Такой эпизод мог возникнуть в том случае, если абонент звонил по межгороду. Хорошая деталь. Появляется мотив расстояния. Вообще-то он был и раньше, как расстояние между телефонами, но теперь уже это – между городами.


2. Расставание
https://www.litprichal.ru/work/47658/
(позволю себе процитировать текст отрывочно)

Конец лета. День отошёл понемногу,
Дневная спадает жара.
И вот в этот час отправляться в дорогу
Пора. Провожать их пора.

И думаю я на перроне вокзальном:
Мой путь и их путь так далёк;
Но только вот я уезжаю на запад,
Они - не туда - на восток.

И вот отъезжаeм с вокзала мы,то есть
Я лишь провожать их пришёл.
И наши вагоны в Топки повёз поезд,
Что "Кемерово - Таштагол".

А после,в минуты,когда над перроном
Сгущаться начнёт темнота,
Подхватит другой поезд наши вагоны.
Тот -"Новокузнецк - Чита".

И вот я в Топках,пожелавши им,чтобы
Их путь был,как можно,прямой,
Иду к автостанции,сяду в автобус
И еду пока что домой.

Прямая дорога - легко лишь сказать так,
Ведь поезд от этих Топок
Идёт до Транссиба на северо-запад,
И только потом на восток.

… … …

А что было дальше,сказать не посмею,
Ведь прочих есть множество дел.
Как им Красноярск с берегов Енисея
В вагонные окна глядел?

Не знаю,как им свежий ветер с Байкала
Вагонную сдул духоту,
Но знаю лишь,что через три дня без мала
Они прибывали в Читу.

Ещё я могу однозначно сказать,что
Не будет никто одинок,
Поскольку мы все уезжаем на запад,
И никто - на восток.


Признаться, в школе я всегда пропускал такие эпизоды – будьто лирические впечатления Гоголя от поездки Чичикова по российским просторам или «За далью – даль» Твардовского. Читать длинные описания, где ничего не происходит, утомительно. И все же – если эти длинные описания используются в качестве приема – честь и хвала автору, избравшему такой непопулярный и неблагодарный прием. Возможно, вчитавшись, кто-то найдет и здесь искорку идеи.
Зачем это нужно, зачем все эти перечисления – Топки, Анжерка?.. Просто для рифмы? Не думаю. Посмотрим внимательно на зачин. Лирический герой стоит на перроне. Он путается в мыслях: «И вот отъезжаeм с вокзала мы, то есть // Я лишь провожать их пришёл». «Мы», «я», «они»… Безусловно, уезжает кто-то близкий (Она и брат), и ЛГ мыслями с ним (с ними). Отсюда и дальнейшие рассуждения, в которых чередуются то «мы», то «они».
Это почти что поток сознания получается – когда из текучести мыслей создается картина.
Очень интересно выражение хронотопа в стихотворении, то есть пространственно-временные связи. Они двоичны. Герой, с одной стороны, остается на перроне (далее едет в автобусе) – это один, реальный топос. Другой – ирреальный – возникает в сознании и распространяется на весь путь поезда. То же происходит со временными характеристиками: в один момент времени герой мыслит и «этим» временем, и «тем».
А длина стихотворения – это, безусловно, прием. Позволяющий прочувствовать длину пути. Со всеми этими пунктами-остановками, фонарями, реками… Мне понравился этот лиризм, окутавший казалось бы небрежные, нескладные строки, это ощущение пути, отъезда, скитания. Совершенно «в тему» выглядят структурные повторения – одинаковые окончания некоторых строф.
И здесь мы также видим, как стандартная в общем ситуация отъезда описана нестандартно – неуклюжим, нестройным языком, очень длинно, с пафосом, превращающимся в итоге в некий фарс.
По форме – те же претензии, что и к предыдущему стихотворению. Не отредактировано совсем.
Лексическая бедность видна и здесь. «День отошёл понемногу, // Дневная спадает жара» (повторение однокоренных слов), «чтобы их путь был, как можно, прямой» (ошибка словоупотребления), «Иду к автостанции,сяду в автобус // И еду пока что домой» (смешение времен) и т. д. Вообще стремление к разговорному языку в литературе накладывает на автора некоторые обязанности, главная из которых – это должен быть «олитературенный» разговорный язык. И уж отредактированный – это само собой.
Вот еще что заслуживает похвалу – нестандартная местами рифмовка. Можно сказать, достаточно смелые эксперименты – «сказать, что – запад», «вокзальном – запад», «то есть – поезд», «чтобы – автобус»… В рифмовку активно включаются союзы и предлоги, интересный ход.


3. Автобус из Промышленной
https://www.litprichal.ru/work/47674/

Дождь затяжной льёт на стёкла автобуса.
Так же дождливая,так же весна.
Надо нам встретиться лишь,понял чтобы сам
То,что судьба у нас всё же одна.

Еду в автобусе я из Промышленной
Столь же дождливым,пускай майским днём.
И никогда,и никто не помыслил бы,
Что не один буду я,а вдвоём.

Я вспоминаю,как это случилось
Так же холодной дождливой весной.
Я вопрошал:"Неужели влюбилась?"
И отвечал:"Ну какой же дурной!"

Ну,а теперь мы опять повстречались.
Время другое.В другой ли стране?
Общего много нас всё же касалось.
И говорит она многое мне:

"Родственников я своих узнавала.
Вот про одних из них что говорят:
В погреб они с перепугу сбежали,
Только узнали,что город бомбят.

Вышли наружу средь пыли и дыма.
Где был их дом,лишь руины пылали.
Что было дальше,узнать не смогли мы:
Может - погибли,а может - сбежали.

По географии много когда-то
Я узнавала от родственных уз.
Только скажи:разве я виновата,
В том что мой адрес - Советский Союз?

Нету Союза,так значит - обломки.
Даже когда между ними война.
Все мы - кочевников местных потомки.
Всем нам иная судьба не дана.

И после этого я оглянулась,
Ужасы эти услышав подряд.
После всего наконец я вернулась
В Кемерово - ведь его не бомбят.

С севера старых друзей или с юга
Я из последних искала уж сил.
И про свою я узнала подругу:
Надо ж случиться-то - муж утопил!

Где похоронена?Знать бы мне только".
Я ей в ответ:"Это долго искать.
Кладбище всё ж мы увидим на горке,
К городу будем когда подъезжать".

Сколько же общего есть между нами,
Хоть далеко были мы до сих пор.
Как это так,удивляемся сами.
Смолк разговор,слышно только мотор.

Я,позабыв про свой образ затворника,
С кресла привстав,посмотрел вперёд,вдаль,
А впереди по стеклу машут "дворники",
А за стеклом виден мокрый асфальт.

И все унынья прошли уже вроде.
К городу мы подъезжаем,смеясь.
Дождь,между тем,в мокрый снег переходит,
Хлопья летят в придорожную грязь.

И,прекративши свои тараторки,
Глянули только в окошко опять:
За пеленой белой снега на горке
Кладбища нужного нам не видать.

Кто-то сказал тут:"Протри свои слёзы
И запотевшее вытри окно:
Дымкой зелёной обвиты берёзы,
Лето ведь будет в году всё равно".

Вот мы приехали,едем сквозь город.
От снегопада лишь сумрак кругом.
Вот мы стоим.Красный свет светофора
Ярко горит над облипшим стеклом.

Вспомнили снова мы прежних соседей.
Так же дождливый был тот самый май.
Мы по проспекту Кузнецкому едем.
Вровень с автобусом едет трамвай.

Помню я всё,что она мне сказала.
Помню,что кто из соседей сказал.
Мы подъезжаем уж к автовокзалу.
Виден железнодорожный вокзал.

И вспоминая о встрече приятно,
Не устаём повторять мы одно:
Что всем нам от снегопадов возвратных?
Лето ведь будет в году всё равно.

Пожалуй, это стихотворение я оставлю читателям целиком.
Снова небрежное, разговорное повествование. Воспоминания, дорога, некий философский вывод в концовке. И снова – незавершенность, расплывчатость финала, снова вокзал. Снова упоминания мест, географических названий. Сюжет усложняется рассуждениями. В целом – это практически уже небольшая поэма.
Видны параллели (аллюзия?) с предыдущим стихотворением – ярче всего – упоминание утопленной мужем подруги. У героини один и тот же прототип?
Те же замечания.
Вот так кратко, да простят меня автор и читатели.

Еще раз приглашаю читателей к сотрудничеству и сотворчеству. Делитесь своими мыслями, пожалуйста!
Автор интересный и как минимум самобытный. Видимо, не случайный гость на Литпричале.
Мы все учимся, поэтому желаю всем удачи в познании!
Читайте, творите!

Andy,
обозреватель «Мастер-класса»



Мне нравится:
3

Рубрика произведения: Разное ~ Литературная критика
Количество рецензий: 6
Количество просмотров: 914
Опубликовано: 25.07.2010 в 02:02
© Copyright: Мастер-Класс master-class
Просмотреть профиль автора

Владимир Южный     (05.04.2020 в 12:36)
Грандж?!
ну, не знаю, раньше это называли просто графоманью. кстати, графомань пишут не только бездари, но и люди имеющие способности к литературе, но, к сожалению", не имеющие той самодостаточности таланта, которая иногда перекрывает недостатки их образования и культуры, да что там образования, элементарной образованности, в том числе и литературной. господа хорошие, себя нужно совершенствовать, расти над собой, подниматься, а не пытаться нагибать и опускать искусство до сермяжного (в худщем смысле этого слова) уровня, и называть это разными заморскими словечками. культуру не нужно превращать в культурку, в данном случае языковую. родной язык, тем более поэтический, нужно беречь и обогащать, а не издеваться над ним, то ли по дурости, то ли по простоте душевной, которая иногда хуже воровства. я, конечно, понимаю, что мы живём в тяжелые времена всеобщего литературного идиотизма, но всё же, давайте беречь остатки здравого смысла и не ограндживать (чуть не написал - огаживать) поэзию такими вот "перлами".
они не только выворачивают наизнанку и калечат язык и мозги читателя, но и уничтожают само понимание слов - культура речи.
я удивляюсь, Ксана, неужели Вы этого не понимаете? примитив в чьем-то творчестве и примитивизм в искусстве это всё же разные вещи.

Ксана Василенко     (05.04.2020 в 13:45)
Вот всегда Вы категорически правы.

P.S. Вы, точно, обзор читали?

Владимир Южный     (05.04.2020 в 17:14)
как же не быть категоричным, когда предлагают обсудить не обсуждаемое. грандж! ну, Вы скажете тоже.))
обзор я пробежал. Ксана, стоит ли труда поливать то, что все равно не даст плода, смысл?

Ксана Василенко     (05.04.2020 в 17:45)
Вы сможете сделать редакторский ( представим, что Вы-редактор сайта) обзор такого же уровня, с тем же мастерством правдивой и всесторонней оценки произведения, с тем же тактом и уважением к автору и его работам?
Вы же со старта навешали ярлыков, указали на литературный идиотизм и графоманство, удивились моей слепоте...
Оно и видно, что обзор "пробежал"))

Владимир Южный     (05.04.2020 в 20:16)
"обзор такого же уровня, с тем же мастерством правдивой и всесторонней оценки произведения"! хорошо сказано.))
ну, что Вы, разве я что то говорил про обзор, или посягал на чье то правдивое и всестороннее мастерство, да, боже, упаси. просто прочитав то, что Вы называете произведениями! и Ваш горячий призыв обсуждать вот это всерьёз, я так вдохновился, что слегка обалдел и высказал первое, что пришло мне на ум.
но высказался именно о произведениях! и никак не хотел обидеть мастерство чьего бы то ни было критического анализа, уверяю Вас, да и с чего вдруг?
что же до моих собственных скромных способностей критика, то про это сказать ничего не могу, критикой серьезно не баловался, не было ни времени, ни желания.))

Корабельный Кот     (07.10.2010 в 12:08)
Гм! Спасибо. Интересный обзор. Признаюсь, что до Вас - я как-то не задумывался об этом "Грандже", да и самого слова не знал. А теперь буду знать.
И стихи Давида Синицина читать буду. Очень своеобразный автор - это я давно заметил.
Помню,наи админы судили конкурсные стихи про дождь.
Севрикова в своем черновом табеле поставила Синицину что-то около двойки, а Бестужев - почти десятку. Я очень удивился такой разности! Севрикова потом наутро снова перечитывала работы, и многим. кому поставила высокий бал, снизила оценки, а Синицину, после перечтения, - подняла на три единицы.
Теперь я понял почему: грандж - это как маскировка. Она как бы завуалировывает смысл, и с первого раза читатель может не понять, что с ним разговаривают серьёзно.
Очень зауважал этот стиль после Вашего пояснения, уважаемый редактор!







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1