Радостопечалие


Радостопечалие


Радостопечалие

Вот мчится молодец на тройке,
к невесте миленькой своей.
Пурга, заносы, злые волки,
тьма, холод  - много дней, ночей.

Продрог, устал, мечтой сгорая,
скорее образ зрить её. 
О, как она там дорогая,
как там её   житьё-бытьё? 

Он думал о невесте милой,
желая жизнь прожить свою
на свете с нею до могилы,
создав любимую семью.

В раздумьях сих он не заметил,
как он под ветра вой уснул.
А тройка по безбрежной степи,
собою в клочья рвала тьму

Степи хозяин - буйный ветер
в ночи особенно свиреп,
безладицу вмиг заприметил, -
с пургою закатил вертеп .

Всё ходуном в возке ходило:
без синяков не обошлось.
Но солнышко пыл ветра сбило,-
прошла у ветра тотчас злость. 

Но дело доброе он сделал:
мрак разогнал, О чудеса,
открылись, сам того не ведал,
синеющие небеса.

Вон тот овраг знаком до боли -
где бегал , прыгал  поутру.
И в этой сказочно юдоли 
играл с мальчишками в войну. 

И вдруг Наталья ( он так наивен)-
с сачком среди дерев, цветов.
Ее девичий образ дивен:
лик феи из волшебных снов.

Одолевала его робость:
при виде барышни - смущен.
Куда девалась его гордость?!
В неё серьезно был влюблён 

Знакомые, друзья шутили,
"где свет-Наталья, там и Петр".
При встрече с ней он, как от лилий ,
пьянел, бледнел, вот-вот помрёт.

Святые чувства ...детство, юность:
душа чиста, как первый снег.
Но нашим детям пошлость, грубость
известны в равнодушный век.

Безбожие - греху начало,
отсюда, секс - эрзац любви.
Любовь святая задремала,
дух обмирщения в крови,

к грехопаденью увлекая,
роз лепестки сорвав, шипы
остры, на гибель обрекая,
любви незрелые цветы.

Вот так спешат они до брака
познать циничность бытия,
тогда хлебнут бедняги с гаком
страданий , к Богу вопия:

"Дай Бог познать святые чувства,
пройти с Тобою жизни путь,
хоть он шипами густо устлан,
но мы ее познаем суть".

Да! Мир сорвал с нее покровы,
забыв на жизненном пути,
Законы Божии суровы:
от Бога кары  не уйти.

Вернемся к нашему герою.
на подвиги он вдохновлен.
Коль их свершит, она женою
войдет в его отцовский дом.

Поклялся он себе ,дал слово,
коль подвиг он свершит, к отцу,  
хоть и боясь его немного,
испросит разрешения к венцу

вести Наталью. Ждал так долго 
благословения отца.
Любовь их Господу угодна, 
чтоб их в одно слились сердца. 

Помолвлен с милою Натальей...
Тот подвиг,что  он совершил
в победной с турками  баталье, 
войны  ход с ними  разрешил.... 

Ямщик гнал , не щадя , лошадок,
глаз воспален, совсем не спал:
час встречи с нею близок, сладок.
об этом  он давно мечтал. 

В очах его святая радость.
Он вспоминал и вспоминал, 
назойливую гнал усталость,
любимой поцелуи слал.

Луч солнышка с небес сорвался,
теплом и нежностью согрев...
Петра и  в чаще затерялся,
свое тепло отдав земле.

Как только дом почуяв кони ,
галопом весело пошли. 
Ямщик  еще скорее гонит....
Вот показался дом вдали.

***

На сердце стало посветлее,
ямщик и друг, и брат степей,
запел погромче, веселее… ,
и кони - мигом у дверей.

Держа в руках подарки милой,
взлетел по лестнице крутой.
Он был красивый и счастливый,
такой наивный и младой.

Она от счастья ликовала,
хоть и скрывала свой восторг.
Как солнышко, она сияла,-
её поцеловал Сам Бог.

Жених же чувств своих не прятал,
итак глаза все проглядел .
Он сам чуть было не заплакал ,
хотя сдержать себя сумел..

Счастливый миг желанной встречи.
манила яркость ее губ,
и белые девИчьи плечи,
невольно прикоснулся вдруг.

С любовию повел в светёлку
любимую, а там народ
о них судачат втихомолку,
известный восхваляют род.

Они готовы к свадьбе русской -
хранят обряды старины.
Нам говорить об этом грустно, -
сейчас не все мы им верны.

Вос′хитившись красой невесты,
умом и силой жениха.
Оставим их в покое вместе.
Не лёгкий час у молодца!

Расскажем, как он стал героем,-
Георгия как получил…
Командовал Тотлебен боем -
В разведку наш храбрец ходил.

Чуть не пашу привёл однажды,-
его помощника в бою!
Все тайны выдал он. А как же!
Попрообуй не скажи ему!

Вручил Тотлебен ему орден,
и кланяться велел отцу,
теперь от службы был свободен.
С Наталией пошел к венцу…

Как долго дожидался часа,
давно влюбленный наш храбрец.
Внимая он Неба кротко Гласа,-
ведя невесту под венец.

Святого слова они просят
у матерей, отцов своих.
Те им икону, крест выносят,
желая доброго пути.

Невеста в платье подвенечном
идет со свадебным цветком.
Она - тот добрый ангел вечный,
из белой розы лепестков.

Идет смиренно, взор потупив,
прощается с родной семьей.
Наталья верная по сути,
не будет жить с своей семьей.

Она кротка и терпелива,
пойдет за суженным своим.
снесет страданья молчаливо,
что даст Господь им на двоих.

Ее чело венком увито,
сияет девичье лицо,
хотя вуалию покрыто.
Счастливый Петр - молодцом,

Глядит, перекрестившись, строго: 
с сих пор он - голова семьи,
ответ держать ему пред Богом
и перед близкими людьми.

и за себя, и за Наталью,
потом - за дорогих детей,
не обделил ли их вниманьем,
не уберег ли от потерь...

От дум таких слегка он бледен,
берет любовь святая верх ,
он, как прекрасный белый лебедь,
с лебедушкою осмелев,

ведет невесту в храм неспешно,
любви к Наталье не тая,
глядит на милую так нежно,
шепча "Невестушка моя".

А в Храме Божьем, как на Небе,
на них нетленный льется свет.
Они, как будто сами, - Негде*...
где нет ни горя ни сует.

У Бога есть любовь и правда,-
спокон веков так повелось.
по Православному обряду
венчаются , чтоб все сбылось

по Воле Божьей, славя Бога,
берут Его Крест на двоих,
Христовою пойдут дорогой
Спасительный над ними Лик.

Начало жизни - Крест Христовый,
печаль и радость на двоих,
чтоб вместе быть во дни суровы
когда их встретят на пути.

Во славу Богу, душ спасенья,
пройдя с смирением юдоль,
дождутся вместе Воскресенья,
вот в этом есть любови соль.

***

О, как желал быть  с нею  вместе,
с  своей Наталией родной, 
ее украсить  пальчик перстнем,
назвать любимую женой.

Но все никак не получалось: 
подарки, гости, кутерьма,
и несказАнная усталость,
сводили их почти с ума. 

Но вот когда уже стемнело,
и гости  покидали дом,
 Наталью обняв, Петр смело
затеял с нею разговор,

и попросил быть милосердней
с ним,  перевёвши тотчас дух,
её украсил пальчик перстнем,
"Вам, Натали",- изрек он вслух.

 Восторг души сменился грустью:
про  свой поход он рассказал.
За русских снова встанем  грудью, 
и потому пред ней упал

он на колени."Дорогая,
 прости, иначе не могу,
Жизнь офицера не простая,
я в вечном пред страной долгу".

Труба полка вновь возгласила,
идти  Петру опять на бой.
Наталья горько голосила:
"Позволь-как мне  пойти с  тобой".

Конечно, ей не позволяет
он делать этого.Она,
вдруг на коня легко взлетает,
как будто за спиной крыла.

Война идет уже в разгаре.
Как храбр её младой супруг!
Но враг , как будто бы в ударе,
она в беде - враги вокруг.

Под ней пал конь её буланый,
палаш из нежных выбит рук.
Сочится кровь из раны рваной,-
ей нынче плакать недосуг.

Наталья рухнула на землю...
Стан вражий ею столку сбит,-
девица -воин, лезет в петлю.
Какой позор, какой гамбит!

Не воин был пленен врагами -
не пережить такой позор.
Не передать их гнев словами,
"Не быть им больше сынами  гор",-

пока они так причитали,
виновного ища средь них,
не меньше часа  потеряли,
с отрядом Петр их настиг,

прорвавши вражьи загражденья,
и разомкнув кровавый круг,
жену младую с пылом, с рвеньем
он вырвал из смертельных мук.

Враги ему не без почтенья
подводят белого коня.
Отряд Петра стоял в смущенье:
их командир жену обнял.

Буланый конь с главой поникшей
встал на колени перед ней.
В сей ситуации возникшей,
ему хотелось быть нужней.

Конь подставляет свои крупы,
Петр поднял женушку свою.
Ох, слезы воина так скупы!
Застал родную на краю.

Хоть конь покорный, но горячий.
как гвоздь стоит, хоть слезы, плач.
Всё претерпеть. Он - настоящий .
не может  с ней  идти он  вскачь.

А дева юная, младая,
стонала, не открыв очей,
шептала,  слов не подбирая:
"Хотела быть тебе нужней.

О, мой супруг, мой муж родимый,
ты должен быть в бою сейчас.
Прости, была с тобой строптива,
я дерзкою была подчас.

Оставь меня,  - ещё есть силы.
Всевышний сил Своих мне даст.
Лети скорее, сизокрылый,
Тотлебена исполнь наказ.

Врага, останови, мой милый,
не дай опомниться ему.
Ты поспеши, прошу любимый ,-
тебе под силу одному".

Его жену оберегают,
кто с ней остался до конца.
С солдатами Петр  улетает,
чтоб смерти заглянуть в глаза.

С Петром летят полки лихие.
не раз он саблю окропил...
Казаки с ним в бою донские:
приказ исполнен, но нет сил... 

В горах он долго оставался...
пока домой он смог придти.
В горах кавказских он сражался,
солдат теряя на пути!
***

Итак, под звоны колокОлов
героев встретила Москва.
От торжества да от глаголов
Петра вскружилась голова.

От звона дружеских бокалов
его души боль не прошла,
а красота дворцовых залов
затмить Наталью не смогла.

И потому он из столицы
умчался в ночь к себе домой.
Летел быстрее вещей птицы,
к ней - несказАнно дорогой.

Алеет утро, слепнет Феба.
и в реку падает сама,
и поспешают звёзды с неба,-
рассвет , - ночи слетает мгла.

И вот лучи с утра на зорьке
коснулись струн его души.
И до чего же стало горько,-
так память луч разворошил.

Коня пришпорив посильнее,-
летел к голубушке своей.
Петру пел ветер веселее,
неся Наталье поскорей

весть долгожданную благую
о нем , супруге , кончен бой.
Споет ей утром Аллилуйю:
супруг идет домой живой.

Героя встретить надо с песней,
родная поступь ей слышна.
О, будут наконец-то вместе:
видать, закончилась война.

У врат супруг, она не верит,
сбылась души ее мечта.
На улице полно соседей,
царит веселье, суета.

Кто радуется, а кто и плачет:
сын не вернулся в бою погиб,
слез горьких мать своих не прячет,
и радуется, что Петр жив.

Своих солдат Отчизна любит:
в почете воинская честь.
В округе вскоре слышат люди,
благая для Натальи весть.

Кто знал, не знал его , ликуют,-
не закрываются врата,
жмут крепко руку и целуют -
типично русская черта:

чтить подвиг каждого героя,
готов за нас отдать он жизнь.
У русских нет чужого горя,
как и героев нет чужих.

Обязаны потомки помнить
победы подвиги отцов,
чтоб жизнь достоинством наполнить,
не превратиться в подлецов.

Вот потому-то наше Царство
непобедимое врагом.
Кладут на стол герою яства,
встречая с искренним теплом.

Глаза от слёз жены сверкают:
за них он дрался на войне.
Про все на свете забывает.
Какой счастливый , право, день!

Но Петр рад, что так встречают:
не забывает русский род,
традиций предков, - дух стяжают,
им полнится земля, народ.

Да, постарел,и поседел он.
от сабли шрам чрез всю щеку.
Хотя в лице и похуделом,
нельзя увидеть грусть, тоску.

А голос тот же - весел, звонкий,
на клиросе когда-то пел.
заслушивались им девчонки,
как ручеек весной звенел.

К нему невольно потянулась,
рукой коснулася ланит.
Припомнив прошлое, всплакнулось.
хотя довольный её вид.

Хвала Творцу, опять все вместе,
у них еще все впереди.
Не раз споют Христосу песни
на их земном еще пути.

Наталии прочел он мысли ,
и руку ей поцеловал.
Опять вдвоем пойдут по жизни.
Дождался он - покой, привал.

Пред образами опустились,
Творца, Пречистую хваля,
С любовью лики их светились,
она, смущаясь говоря.

"О, муж мой, суженый навечно.
Господь так Милостивый к нам.
Скучали по тебе, конечно,
спасал родной наш русский храм.

Балы, гулянья, фейерверки,
лукавые порой слова.
А там - над вами демон смерти .
О столько лет была война!

Как всё несправедливо в мире:
Кому –то погибать за тех, кто
кто недостоин их в помине,
кто перед ними есть ничто.

Всевышний лучших отбирает
дано за слабым им страдать.
так в избранные приглашает,
передавая благодать.

Они, бедняги, воз сей тянут,
страдая,бьются не ропща,
Но в Лету так, как все, не канут,-
их вознесется в рай душа!

***

В восторге милая супруга
глядит на мужа, он устал.
На свете  лучшего  нет друга,
чем Петр её. Прошла печаль.

Наталья в ноги поклонилась,
поступком ею   удивлен.
Она супругу  подчинилась,
он кротостью  её сражён.

Супруга не должна быть первой,
ей быть второю суждено.
Она ему  должна быть верной,
иль в доме воцарится зло.

Отныне жены позабыли
заветы  предков и Христа,
вот потому они открыли 
врата для адового зла:

мужеподобные супруги,
мужья  под женщину косят:
они слабы скорее  слуги,
одно вот только - не родят.

Не потому ль страдают дети?!
Нет счастия в такой семье,
В такой безумной круговерти
одно желанье: смерть себе.

Вот потому утратив облик
и человека, и Христа,
такой им не понятен  подвиг,
их душу съела суета.

Они мерзки, дерзки и подлы,
трусливы, жалки, страждет Русь.
Скорей берите в руки метлы
и выметайте эту гнусь.
 
Иначе, Родины не станет,
погибнет Русь , а с нею мир:
людей жизнь на земле завянет,-
так жаждет этого сатир.

Себе подобных подбирая,
он русских гонит из страны,
вот потому жизнь догорает,
не откреститься от войны.

К войне готовы нынче бабы,
штаны надели мужиков,
не человеки ,  -  абы кабы,
до смерти несколько шагов.

Не будем о печальном, грустном,
вернёмся к истинной семье.
И вспомним об укладе русском,
о русской вспомним мы стране.

Воспоминанья душу грели
и потому Наталья , Петр
о жизни прерванной  жалели,
вернуть ее  хотели ход.

Позднее  много ей  поведал
о схватках с турками в горах,
живали как они без хлеба,
как спас однажды их монах...

Об этом и другом  расскажет,
но ныне ждут его дела.
О нем же  факт  любой ей  важен:
так долго  милого ждала.

С дороги отдохнув ,как надо,
расспрашивая о делах,
ему важней : Наталья  рядом,
ёё носить он на руках

готов , дарами  засыпая,
настолько  же, насколько  мог.
о ней , семье так мало зная,
он без неё  был одинок.

Без устали готовый слушать
её от ночи до утра,
забывшие  не раз  покушать,
 у них кружилась  голова.
***
И как-то Петр  сном забылся,
глубоким  - гости на порог.
Он встал,  еще он не умылся, 
помчался в ванну со всех ног.

Подростка встретил в коридоре,
веселый мальчик,  боек, мил.
Взглянув мельком, он понял вскоре,
что он собой  его пленил.

Знакомое в лице до боли,-
себе не мог он объяснить;
Поздней он понял, - то зов крови,
А ныне - с ним бы подружить.

Но тут Наталья вносит ясность,
все объяснив ему, как есть:
"К нему имеешь ты причастность:
ведь это сын , твоя есть  честь.

С тобой похож он , как две капли,
в манерах, жестах точно ты,- 
но шрам нанесенный был саблей
так изменил твои черты".

Но почему не рассказала?
Мне не понятен сей  кураж.
Иль повод для сего искала,
иль  в этом  скрытая есть фальш?

Чего он только не надумал!
сомненья мучили его.
Потом спокойно он обдумал,
и понял, - бес кольнул  в ребро.

В боях, сраженьях был он долго,
семью не видел он с тех пор.
Пронзила грудь вдруг боль иголкой,
он не хотел вести с ней спор.

Он знал,сынишка в мир явился,
а дальше, - ничего, провал.
Он этой мыслью вдохновился...
и вдруг он горько зарыдал.

Не понял слез сынок –подросток,
не знал, что он его отец.
"Сыночек,  мой ты  есть отросток!",-
изрек он  правду  наконец.

Раненья не прошли безследно:
от жутких болей он страдал.
Волненье было ему вредно,
но он терпел, и не роптал.

Испуганный Андрей наследник:
"Простите, я не знаю Вас.
Увидел только Вас намедни,
пил с бабушкой любимый квас.

Шепнула мать сынку на ушко:
Сынок мой, - это твой отец...
Тебе подарок - вот игрушка.
Вот как ответил их юнец.

Я не желаю Вас обидеть.
"ПапА - мой статен, молодой.
а вы седой , весьма солиден.
Нет, нет, отец мой - не такой.

Сказал он им, слегка смущаясь,
поручик он , а Вы  , а Вы....
А Вы - п-пол-ковник, заикаясь,
моей маман увлечены".

"Так с папой говорить не смеешь.
Пойди к отцу, отвесь поклон,
Позднее  сам же пожалеешь".
Послушным малчиком был он.

Отец и сын общались долго -
с  любовию глаза в глаза.
О вечном русском чине, долге,
как враг за ним шел по пятам.

Отец вдруг снял косоворотку.
и раны показал... замолк,
Враг перерезал мою глотку.
Какой мне от врачей был  толк?!

Я чудом жив, был без сознанья,
но там был  русский монастырь.
Монах услышал  крик, стенанья.- 
по жизни  он   - мой поводырь.

Хворал я долго, Божья Милость,
горячий был я ,  как огонь,
Все в одночасье изменилось:
прошла болезнь, прошла и боль.

Монах молитвенник, святой он
в слезах пред Богом там стоял,
молился надо мною - гоем. 
Однажды вдруг он просиял:

"Господь услышал стоны, вопли,
и пожелал вернуть тебя".
Нечеловеческие скорби
я  долго пребывал в скорбях.

Хвала Всевышнему вовеки!
Монах услышал Божий Глас.
Помог он мне тогда, калеке,
меня по Воле Божьей спас.

Свои слова на поле брани
горячей кровью написал,
"Молитесь, я смертельно ранен, 
Родные, это  не финал".

Мы верили, что  ты не мёртвый,
мы не могли  тебе  помочь.
Для нас настал  час горький , скорбный,
худые мысли гнали  прочь.

В крови твой друг вернул мундир нам,
записка там была в кармане.
Ходила плакать к нашим соснам,
жила я, будто бы в дурмане.

И радость, и печаль  - от Бога,
тебя для нас  в бою  хранил.
Нелегкая  твоя дорога,
Своих тебе прибавил сил.

Невольно слезы навернулись,
услышав добрые слова.
Друг другу   мило улыбнулись.
Печаль иль радость - вновь весна. 

Всегда повсюду будем вместе,
пусть будет нерушим союз.
Держаться Веры будем крепче,-
нам Ангелы  с Небес поют.

Хвала Творцу: они все  вместе-
за годы  скорбей первый раз.
Андрей  - любимая их песня!
Втроем внимают Божий Глас!

Обнявшись  допоздна сидели,
любимую запели песнь,
качались над главою ели,
и благодать лилась с Небес.

Отец, и мать, и сын их милый,
не порванная с  Богом связь,
неиссякаемые силы, 
любви таинственная вязь.

Так было, есть и так и будет,
пока есть солнце над главой,
кто это всё-таки забудет,
 пронзенный   упадёт стрелой.

Конец и Богу Слава!

негде- устар., высок. где-то, в каком-то месте.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Количество рецензий: 8
Количество просмотров: 621
Опубликовано: 19.07.2010 в 01:43
© Copyright: Наталия Соллогуб
Просмотреть профиль автора

Ольга Ворошилова     (07.10.2011 в 09:01)
Отличная поэма - повеяло стариной, особенно, сейчас - это так отрадно. Спасибо вам.

Галина Карташова     (05.08.2010 в 15:43)
Эпическое произведение с глубоким содержанием. Ната! Восхищаюсь твоей решимостью взяться за столь трудную тему.


Наталия Соллогуб     (05.08.2010 в 15:46)
Благодарю за добрые слова, Галина.


Олег Архангельский     (03.08.2010 в 23:37)
Прекрасная поэма... прекрасный сюжет. Слава Господу! Спасибо Вам!
Господь наш - Великий Художник, и каждый из нас занимает своё место в Его Картине. Порой диву даёшься, наблюдая за чьей-то судьбой, и часто возникают вопросы... Почему? Иногда кажется, что Господь молчит... Но когда открываешь Священное Писание, Слово Божие, Голубицу возлюбленную - Библию - всё постепенно становится на свои места, и приходит мир и понимание... Мир и покой на душе, облачённый в мантию смирения перед Божьим всевластием и всемогуществом.



Наталия Соллогуб     (04.08.2010 в 00:39)
Спаси вас Господь! Радость- то какая...единство в Боге....что может быть радостнеее на свете...Вот только что смотрела фильм о Святом Серафиме Вырицком и матушке Рафаиле...радость -то какая....Да...душа радуется и наполняется благодарностьюк вам....Спаси ВАс БОГ!!! Я ....если вы не возражаете избрала вас моим поэтом....Слава БОГУ!!!!


Александр Торопушин     (03.08.2010 в 22:25)
очень близки строки для нашего народа!!!!
Счастья вам и успехов,радости и удачи во всём!!
с теплом:)

Наталия Соллогуб     (03.08.2010 в 22:27)
Большущее спасибо....чрезвычайно рада ...что одолели такой большой труд в такую безумную жару.Спасибо....Кланяюсь....Успехов...вдохновения...радости...САШЕНЬКА!!!


Петр Самсон     (24.07.2010 в 21:57)
Как символично - Петр и Наталия!
Уже только за это падаю перед Вами на колени.
В поэме - не я, кончно, но пробрало до слез...
Боже, как прекрасно!
Петр

Наталия Соллогуб     (24.07.2010 в 23:14)
Я так рада....что вы прочитали поэму....и вы почувстввовали радость спасения этих лдей...которые ждали тсолько лет встречи...Благодарю ...дорогой Петр.....очень рада....это чудо...действительно Десница Бога творит там ...нде желает....


Ярославна     (19.07.2010 в 20:28)
Cпасибо, Наталья, за интересный сюжет, за интересное содержание и красивый слог.


Наталия Соллогуб     (19.07.2010 в 20:29)
Спасибо большое!!!!С любовью Н.С.







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1