Мудрая девушка (белорусская сказка)


Мудрая девушка (белорусская сказка)


Есть в Беларусии сказка одна.
«Мудрая девушка» называется она.
-----------------------------------

Ехал мужик с базара домой.
Тропа лежала сквозь лес густой.
Застигла его ночь на дороге.
Не видно ни зги. Опустил поводья.
Спутал коня, пустил пастись.
– Ах, страсть как хочется есть!
Разложил костёр. Сало жарил и ел.
Затем уснул он, там, где сидел.
Думал мужик поутру встать скоро.
Но только не ждал и не гадал такого:
Пробудился, и глазам своим не верит –
Кругом вода. – Ну, что же делать?
Пропал я, – думает, – не выбраться отсюда!
Помочь мне может только чудо!

Вода всё прибывает, прибывает
И волны всё выше и выше вздымает.
Вдруг видит мужик: вдалеке
Плывёт к нему человек в челноке.
– Здесь мне погибнуть – не судьба!
Стал он кликать изо всех сил пловца.
– Плыви сюда! Скорей сюда!
Спа-си у-то-па-ю-ще-го!
Спаси, браток, меня спаси!
За то, что хочешь, ты возьми!
– Отдай мне то, что в доме твоём есть,
Но знать о нём, ты не имеешь честь.

Некогда мужику торговаться:
Погибать, иль надо соглашаться.
– Хорошо, всё тебе я отдам,
Даже то, чего я не знаю сам!
Чтоб надёжнее было, мужик обещал.
Кровью клялся. Пловец захохотал!
Вот вмиг пропала большая вода,
Словно не было её тут никогда.

– Не иначе, как чёрт у меня побывал.
Делать нечего, коня своего он поймал.
Догадался мужик. Грусть одолевает.
Домой спешит, коня кнутом погоняет.
Кручина на сердце беду предвещает.
Вот дом, и гости за столом встречают.
И от родных людей их дом стал тесен.
И радуются все. Один мужик не весел.
– Добрая, родимый, для тебя есть весть:
Жена тебе родила сына, глаз не отвесть!
Помутилось в глазах у мужика,
Закружилась у него голова.
Всю жизнь бездетным был, страдал,
А сын родился – нечистому отдал.
Смотрят гости – не могут понять.
– От радости ума лишился, – говорят.

Ребёнок рос, как тесто на дрожжах,
Подвижный – не удержишь на вожжах.
Назвали его Юрием. Красивый,
Не по годам способный и сметливый.
Соседи родителям завидуют. Не радуется
Один отец, мрачнее чёрной тучи кажется.

Красавец сын, ну хоть куда!
Понял он: тут что-то неспроста.
– Скажи отец, ты недоволен мною?
Иль сделал что-то я плохое?
Почему невесело смотришь всегда,
Вздохи, и жалость в твоих глазах.
О нет, дитя, люблю тебя я больше всех!
Но есть за мной смертельный грех.
Отец сыну поведал о том, в сердцах,
Что произошло всё много лет назад.
----------------------------------

– Скорее голову свою сложу,
Но тебя от обещания освобожу!
Из дому вышел Юрий ночью поздней,
Чтоб попусту не тревожить родителей.
По лесам он шёл, по болотам топким,
По борам и горам, вышел к бедной хатке.
Старая-престарая старуха в хатке сидит.
– Бабушка, здравствуй! – он ей говорит.
«Здравствуй, дитятко! Далеко ли идёшь?»
Рассказал Юрий ей, словно отдал грош.

– Принеси мне воды, да дров наколи.
Одинокой старушке, мне, помоги.
Я ж блинов напеку и тебя накормлю,
А потом, как дойти, я тебе расскажу.
Принёс Юрий воды, расколол и дрова.
Рассказала старушка, как добраться туда.
– Прежде чем к нечистому прийти,
Девушку-работницу его найди.
Она тебе во многом поможет.
Сердце твоё пусть тоска не гложет.

Долго ль, коротко, а пришёл ко двору.
«Хозяина, – говорит, – увидеть могу?»
Вышел пан-хозяин в дорогих нарядах.
Злато-серебро на нём так и сияет.
– Я не родился ещё тогда, когда
Меня батька пану хотел отдать,
Вот, пришёл я, как отец обещал.
Ты мой пан, ты и встречай.
– Ты взрослым стал, пришла пора.
А я хотел послать к отцу гонца.
– А есть ли у тебя расписка от батьки,
Что обещал он тебе меня отдати?
Есть запись, есть! Кровью на бересте
Написана. За спасенье клялся отец,
Отдать то, чего в своём доме не знал.
Видишь, всё по правде. Отец отдал.
-----------------------------------

Если будешь мне верно служить,
Жизнью будешь своей дорожить,
Запись выправлю,
На волю выпущу.
А если ты не угодишь в работе,
Не потрудишься в крови-поте,
Кожу с живого сдеру, запомни!
Жизнь покажется хуже ночи тёмной!

Даю первое задание тебе.
Юрию стало не по себе:
Вырубить лес и посеять пшеницу,
Снять урожай в одну ночь? Не годится.
В жизни на это нужен не день,
Годом одним обойдёшься ль? Не лень?

Понял он – быть беде.
Смириться? Покориться судьбе?
Мудрую девушку разыскал батрак.
Подсказала она что делать, как.
Ночью вдвоём они беседовали,
Сговаривались да советовались.
– Я у пана живу не по воле своей,
Может быть, до скончания дней!
И здесь мне томиться до тех пор,
Пока не полюбит меня, и не уведёт кто.
– Понимаю твою беду!
От нечистого я тебя уведу!

– Иди, спокойно, дружок, спи.
Испеку пану я сама пирожки.
Девушка в полночь вышла на крыльцо,
И повернула три раза на руке кольцо,
Слетелись на её призыв отважный
Чудовища непонятные, страшные:
Кто бор вырубает, кто сеет, кто пашет,
Кто деревья в сторону тащит,
Кто молотит, кто мелет, кто жнёт,
Кто пироги печёт, кто на стол несёт.

Отпустила чудовищ, и враз,
Скрылись тут же они с глаз.
Подошла она к спящему Юрию
Разбудила его пораньше поутру.
– Так в чужой стороне нельзя спать.
В чужой стороне надо раньше вставать.
-------------------------------------

Наевшись пирожков румяных,
Пан-нечистый валяется на диване.
– На работу, я вижу, ты – молодец,
Исполнил моё приказание удалец.
Ещё две службы пану сослужишь,
Домой иди – как только выполнишь.
Мой двор ты видишь? Видишь ту гору? Постой,
На ней ты каменный дворец построй!
Чтоб лучше был он дома моего,
Чтоб всё в нём и сверкало, и цвело.
И комнат было, сколько дней в году.
И солнце, месяц, звёзды
ходили там по потолку.
И чтоб дворец покрыт был маком,
Вокруг дворца – река протоком.
А маковое зёрнышко каждое
На три золотых гвоздика насажено.
А через реку построй мне мост,
Чтоб золотом и серебром порос,
Радуга через него простиралась,
И концами бы в воду упиралась.
К светлому утру задание выполни,
Чтоб пред людьми не стыдно было бы.
У меня так заведено: пана – не гневить,
А панская милость – надо к утру поспеть.

Вернулся Юрий к юной девушке,
Пришёл с поникшей головушкой.
– Не печалься, иди к горе, поглядывай,
Да место под дворец, как бы высматривай.
Вечером молодец пришёл, лёг спать,
А девушка вышла на крыльцо опять.
Хлопнула в ладоши три раза.
Слетелись к ней чудовища разные.
Кто камни носит, кто выкладывает,
Кто крышу кроет, кто раскрашивает.
И потолок, как небо чистое,
Голубое, светлое, лучистое.
И ходит по нему солнце красное,
И месяц светлый, и звёзды ясные.
– Всё ли у вас готово?
– Всё готово!
Не хватило только гвоздика однОго.
Ну, это не беда!
А теперь убирайтесь туда,
Откуда явились вы сюда.
Исчезли чудища, как не бывало.
Девушка Юрия будить стала.
– Вставай, иди к пану! Всё готово!
Докладывай о службе снова.
-------------------------------------

Вышел Юрий, глянул на дворец,
Глазам своим не верит молодец:
Стоит дворец не простой,
Под самое небо высотой.
Радуга над мостом играет,
Мост золотым огнём загорает.
Глянул на потолок – чуть не ослеп:
Красное солнце сияет, месяца блеск,
Звёздочки ясные сверкают…
Юрий на мосту пана ожидает.
Тут сам нечистый появляется,
На дворец смотрит, удивляется.
– Есть ещё одна, последняя, работа.
Есть добрый конь, да вот одна забота:
Конь не объезжен. Ну, как чёрт сам.
– Коня обучу, и назавтра тебе отдам.

Пришёл, всё девушке рассказал.
– Ты не думай, что эта работа проста.
Не верит чёрт, что ты бор рубил,
Пироги пёк, пшеницу растил,
Дворец строил, мост возводил.
Проверить тебя нечистый решил!
И не хвались, мой милый Юрий,
Скорей бери от ивы прутик.
А в стойле там не конь стоит,
Из ушей его чёрный дым валит,
Налились кровью его глаза,
Подступиться к коню нельзя.
Из ноздрей горячее пышет пламя,
Сам чёрт обратился в того коня.
Конь, захочет тебя сбросить, заупрямится.
Между ушей прутом ты бей – успокоится.

Подошёл к коню Юрий,
Держит в руках ивовый прутик.
На дыбы конь становится,
Подскакивает да беснуется.
Хлестнул молодец его меж ушей,
Ловко вскочил на коня скорей.
Ходуном всё вокруг заходило,
Ударил Юрий прутом, что есть силы.
Конь чуть не скинул седока.
Начал Юрий прутом хлестать.
Понёс его конь, пытается скинуть.
Спуску коню не даёт родимый!
Стал конь смирным, покорным.
Домой повернул шагом нескорым.
– Добрую взбучку задал ты пану,
Коль вернулся домой цел, не ранен.
-----------------------------------

–Ты сегодня, друг, сильно утомился.
Отдыхай, рано ещё нам радоваться.
Прислал слугу за Юрием
на другой день пан.
Встречает работника он
с завязанным лбом.
– Теперь я не знаю тебя,
А ты не помни меня!
– Бери отцову бересту,
Уходи завтра отсюда поутру.

Говорит девушка-подруженька Юрию:
«Задумал пан взять нас хитростью.
Не таков он,
чтоб с живыми расстаться.
Нельзя нам утра дожидаться».
В полночь собрались они в дорогу,
Призвала девушка слюнки на подмогу.
Поплевал Юрий в каждый угол хатки,
Заперли они двери крепко-накрепко.
Убежали. Настал рассвет.
Слуга зовёт, а Юрия нет.
Отзывались слюнки слугам спозаранку:
– Тороплюсь, умываюсь, сейчас встану!
А к обеду тихо. Высохли слюнки.
Обозлился пан, посылает за Юрием.
Двери в хатке взломали,
Никого в избе не застали.

Бьётся пан головой об стенку,
А пани-хозяйка жалеет служанку:
– Живых иль мёртвых пусть приведут,
И казни молодца здесь предадут!
А служанку мне назад вернёте,
Где ещё искусницу такую найдёте?

Быстрее лани пустились пана гонцы,
Пленники бегут, как позволяют силы.
Говорит девица мудрая: – Юрий,
Приляг к земле, да послушай,

Не шумит ли дубрава,
дорога не стонет ли?
Нет ли за нами от пана погони?
– Сильно шумит дубрава.
Сильно дорога стонет!
– Пан-нечистый послал погоню.
Бежим скорее! Они скоро догонят!
А как настигать станут,
Обернусь я овечьим стадом.
Тебя сделаю пастухом,
Ты ответишь на вопрос:
– Видел ли ты, как проходили мимо
Парень да девушка, двое любимых?
Ты скажи: «Видел, когда был молод,
С той поры прошли уже годы.
Когда нанялся пастухом, двух овечек пас,
А у меня от них целое стадо сейчас…»
Сделался Юрий пастухом тотчас:
Будто б старик в долине овечек пас.
– Видел ли ты, как проходили мимо
Парень да девушка? Двое любимых.
Пастух ответил: «Видел, когда был молод,
С той поры прошли уже годы.
Когда нанялся пастухом, двух овечек пас,
А у меня от них целое стадо сейчас…»
Гонцы назад к пану поскакали,
А Юрий с девушкой дальше побежали.

– Никого мы не видали. Да и след потеряли.
Только пастуха да овец повстречали.
– Ах вы дурни! Ведь, как ни смотри,
В обличье другом это были они!
Скачите снова, догоните!
Старика топорами рубите,
А овец ко мне гоните!
Ложь за правду не примите!

Говорит снова девица: – Юрий,
Приляг к земле, да послушай,
Не шумит ли дубрава,
дорога не стонет ли?
Нет ли за нами от пана погони?
– Сильно шумит дубрава.
Сильно дорога стонет!
Гонятся за нами панские слуги!
Тут девушка платочком махнула,
Сама обернулась цветущим садом,
Старым садовником стал Юрий разом.
Подъехали гонцы нечистого пана.
Спрашивать стали деда упрямого:
– Не видел ли ты, дед, как тут двое бежали
Парень красивый и девушка молодая?
- Хоть сад стерегу давным-давно,
Не видел я тут в саду никого.
Не видел пастуха, не видел стада.
Вернулись гонцы из волшебного сада.

– Девушку с парнем мы не догнали,
Только садовника в саду повстречали.
И он нам сказал,
что никто по дороге той не бежал,
И пастух овечек тоже не гнал.
Что ж ловить там ветер в поле?
Вернулись мы, видно такая доля.
Закричали на них пан и пани:
– Нет надежды на вас! Погонимся сами!

Летят в погоню пан и пани –
Поднимается пыль облаками,
Вокруг земля дрожит, как живая,
Гул да шум.
Беглецы быстрей побежали.
– До дома не успеем добежать.
Надо как-то себя спасать!

Я превращусь в широкую реку,
Ты останешься на другом берегу.
Рекою девушка разлилась.
Не могут пан и пани её взять.
Топорами рубили гонцы воду,
Застонала река и потекла кровью.
Юрий поделать ничего не может,
На берегу стоит, реке не поможет.
– Тяжело мне, раны мои болят,
Иди к отцу, но не забывай меня!
Почаще сюда, чтоб не забыл, приходи, но
Ни с кем не целуйся, не обнимайся, смотри.
------------------------------------------

Грустный и печальный Юрий шёл домой.
Вот как вышло! А думал вернуться с женой.
Рады были, но удивились, отец и мать,
Что он не хочет их даже поцеловать.
Стал дома жить, вечерами ходил к реке,
Ждал, когда лучше станет девушке.
И надо было так случиться, безумно ли?
Поцеловала мать сына сонного.
Проснулся Юрий, и вот беда,
Забыл он девушку свою навсегда,
Словно не видел её никогда.
Стала рыдать, посветлела река,
Раны её стали к осени подживать,
А родители Юрию
готовятся свадьбу справлять.

Тяжко, тревожно жениху одному.
Сердце щемит, не поймёт, почему.
На кухне каравай готовят, тесто месят,
Всякие свадебные украшения лепят.
Незнакомая девушка подошла,
Попросила сделать уточку и селезня.
Поднесла молодым тот каравай,
Посадила селезня, а уточка – в руках.
Стукает селезня утячьим клювом,
Приговаривает, чтобы вспомнил Юрий:
Забыл, как я тебя из неволи вызволяла?
От злого пана с тобой из плена бежала?
Забыл, как я от гибели тебя спасала?
Забыл, как я за тебя раны принимала?

Тут Юрий, очнулся, как бы проснулся,
Узнал свою девушку, к ней рванулся!
Вскочил он с места. Вот жена моя!
От верной смерти она спасла меня!
Кинулся к ней, к сердцу прижимает,
– Это она из неволи меня вызволяла!
Я её люблю, только одну!
Не надо другую.
Тут справили сельскую свадьбу весёлую.
Юрий посадил девушку рядом с собой.
Cтал припеваючи жить с молодою женой !



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи для детей
Ключевые слова: Cказки. Калинина Г.В.,
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 834
Опубликовано: 07.07.2010 в 21:37
© Copyright: Ярославна 1
Просмотреть профиль автора

Наталия Соллогуб     (17.07.2010 в 16:10)
ВОТ ТАК БЫ И В ЖИЗНИ ЗАКАНЧИВАЛОСЬ ...КАК В СКАЗКЕ.....СПАСИБО.....








Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1