Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

П. Сорокин. Явление взаимодействия, как коллективное единство


­П. Сорокин. Явление взаимодействия как коллективное единство








§ 1. Явление взаимодействия как коллективное единство или реальная совокупность
Явление взаимодействия людей дано тогда, когда психическое состояние или внешнее поведение либо, наконец, то и другое одного или одних из них могут быть рассматриваемы как функция существования и состояния другого или других индивидов, – таково данное выше определение явления взаимодействия.
Из этого определения следует, что один или одни индивиды могут влиять на поведение и состояние психики другого или других, могут вызывать – намеренно или ненамеренно – изменения в области психических переживаний и в области внешних движений других индивидов. Взятое в целом, явление взаимодействия представляет, таким образом, определенную систему, где в течение процесса взаимодействия существует тесная функциональная связь между центрами взаимодействия: поведение или состояние одного из них тотчас же отражается на поведении и состоянии другого, изменения одного (обусловливающего) индивида влекут за собой те или иные изменения в поведении и состоянии его контрагента. Такая зависимость может быть и взаимной...Образно говоря, взаимодействующие индивиды представляются как бы связанными друг с другом веревкой.
Движения одного, в силу этой связи, «дергают» другого, и обратно.
Такая тесная функциональная или причинная взаимозависимость между центрами взаимодействия дает основание для того, чтобы рассматривать явление взаимодействия в качестве особого коллективного единства или коллективной индивидуальности.
Основанием для этого, как только что было сказано, являются причинные или функциональные отношения, данные между взаимодействующими индивидами, выделяющие их из множества других индивидов в особое явление, отграниченное от всех остальных... Спрашивается, достаточно ли такой основы для того, чтобы образовать из ряда взаимодействующих индивидов коллективное единство?
Ответ может быть только положительный. Для объективного исследователя такое основание является достаточным и необходимым основанием. Больше того, оно единственное основание для образования всякого реального коллективного единства. Там, где нет этой тесной функциональной или причинной связи, там нет и коллективного единства, а есть простая пространственная близость и сосуществование ряда отдельных единиц или единство не реальное, а мнимое.
Так, не являются коллективным единством куча песка, штабель дров, груда кирпичей или ряд холмов. Не составляет коллективного единства и ряд индивидов, не оказывающих друг на друга никакого влияния.
Правильно говорит по этому поводу Зигварт, рассматривающий эти последние явления в качестве «внешнего и случайного единства». «Когда мы говорим о куче песка, дров, о группе деревьев, о ряде холмов и т.п., то пространственное сосуществование отдельных штук или индивидуумов в этом числе и группировке не определено никакой в них самих лежащей необходимостью и между ними существует лишь такое отношение, какое могло бы быть также между какими угодно другими вещами».
Совсем иначе обстоит дело в том случае, когда в основе коллективного единства лежит принцип причинного, или функционального, отношения.
Здесь единство не внешнее, а внутреннее, связь не случайная, а функциональная (причинная). Пространственная близость является основой единства внешнего и случайного: достаточно песчинки или поленья оторвать друг от друга, например, раскидать по земле, т.е. пространственно отделить их, и от коллективного единства не останется ничего. Иначе обстоит дело в явлениях взаимодействия.
В предыдущем мы видели, что здесь пространственная близость не является условием единства: взаимодействующие индивиды могут взаимодействовать и при пространственной разделенности. Пространственная разделенность в единствах, основанных на причинных отношениях, не препятствует их бытию.
Совершенно правильно говорит Зигварт и по этому поводу: «Другие коллективные понятия имеют основой своего единства причинное отношение (безразлично, будет ли это зависимость от одной причины или взаимодействие), которое связывает отдельные разделенные единства, безразлично, полагается ли при этом вместе с тем пространственная отграниченность целого или нет. Так, коллективное понятие солнечной системы постепенно прогрессировало от простого единства суммы к причинному единству. Так, простое генеалогическое понятие семьи
покоится лишь на причинном отношении единого происхождения от общего родоначальника. Так, в коллективном понятии леса может быть включен причинный элемент зависимости произрастания его составных частей друг от друга».
Правда, тот же Зигварт далее указывает возможность телеологического единства. Но из его же анализа следует, что это не необходимое и не достаточное условие для образования коллективного единства. «Телеологическое рассмотрение общества и государства, – говорит он, – не исключает каузального рассмотрения, а, напротив, требует его».
Итак, наличность тесной функциональной связи между взаимодействующими индивидами является вполне достаточным основанием для рассмотрения явлений взаимодействия как коллективного единства, как особой «реальной совокупности».
Раз совокупность взаимодействующих индивидов составляет коллективное единство, то сообразно выделенным формам взаимодействия можно различать следующие виды коллективных единств.
I. В зависимости от количества индивидов: 1) коллективное единство двух; 2) коллективное единство многих с определенным одним центром, связывающим всех взаимодействующих индивидов; 3) коллективное единство сложное, составленное из взаимодействия двух групп, из которых каждая является коллективным единством 1-й степени. В зависимости от качества индивидов могут быть коллективные единства самые разнородные, в частности составленные из сходных (односемейных, одногосударственных, однорасовых, однополых, одно-возрастных и т.д.) и несходных индивидов (разносемейных, разногосударственных, разнорасовых и т.д.).
II. В зависимости от характера актов коллективные единства: 1) активные, активно-пассивные, пассивно-активные и пассивные; 2) односторонние и двусторонние; 3) длительные и временные; 4) антагонистические и солидаристические; 5) шаблонные (организованные) и нешаблонные (неорганизованные); 6) сознательные (в частности, целевые) и бессознательные; 7) интеллектуальные, эмоциональные и волевые.
III. В зависимости от проводников коллективные единства: 1) связанные звуковыми проводниками; 2) светоцветовыми; 3) двигательно-мимическими, 4) химическими; 5) механическими; 6) тепловыми; 7) предметными; 8) электрическими; 9) коллективные единства посредственные и непосредственные.
Отсюда следует определенный методологический вывод. Он гласит: Первым шагом к анализу строения всякого народонаселения (любой страны, любой
эпохи) является анализ его с точки зрения количества и качества составляющих его индивидов, характера их взаимоотношений и проводниковых связей. Не отдав себе отчета в этих вопросах, невозможно понять ни истории, ни судеб данного населения.
Такой анализ – не все. Он лишь первый шаг. Но без такого шага обойтись нельзя.
Ограничимся полученным результатом. Он подытоживает наш анализ. Взяв явление взаимодействия, мы разложили его на части, рассмотрели эти части и теперь снова замкнули разорванный круг, придя к выводу, что эти части составляют особое целое – коллективное единство.
Полученный результат дает возможность перейти «на второй этаж» анализа социальной структуры. Начав с индивида и его взаимоотношений, мы пришли к понятию коллективного единства. Теперь мы могли бы оставить в стороне взаимоотношения индивидов и перейти к изучению взаимоотношений коллективных единств; их градации, их скрещивания, их кумуляции, их расслоения.
Мы могли бы приступить к исследованию взаимодействия не лиц, а групп или реальных совокупностей. Эти последние, в свою очередь, мы могли бы разделить на ряд категорий по степени сложности, начиная от коллективных единств простых и кончая сложными социальными телами, составленными из ряда простых групп. Таким путем мы последовательно перешли бы от аналитики простых социальных структур к аналитике сложных социальных образований. Из сказанного становится ясной та логическая последовательность, которая лежит в основе нашей работы; рассеивается возможное недоумение многих, которым, быть может, показалось странным, почему мы свою социологию начали с анализа столь «несоциальных» (с шаблонно дилетантской точки зрения) явлений, как индивиды, их акты и проводники. Теперь, вероятно, каждый поймет, что без анализа и изучения «первого этажа» нельзя приступать к анализу «второго».
Но прежде чем перейти к решению указанных вопросов, мы должны рассмотреть еще несколько проблем, связанных с бытием простых социальных явлений, проблем, необходимых для того, чтобы расчистить путь для анализа сложных социальных структур.
§ 2. Социологический реализм и номинализм
Раз мы пришли к выводу, что явление взаимодействия представляет коллективное единство, то встает вопрос о реальности этого коллективного единства.
Этот вопрос гласит: есть ли коллективное единство или общество реально существующее явление или же оно реально не существует, а реально даны только индивиды, его составляющие?
Как известно, этот вопрос встал давно и вызвал большие споры. Эти споры не заглохли и в наше время.
Основные ответы на этот вопрос вылились в два течения. Первое из них можно охарактеризовать как течение социологического реализма, второе – как течение социологического номинализма.
Сущность ответа первого течения состоит в утверждении, что общество есть реальность sui generis, отличная и даже независимая от реальности составляющих его индивидов; общество имеет свое существование, свои функции, свои органы, короче, оно живет как всякое подлинно существующее явление, говорят нам «реалисты».
Такова суммарная характеристика социологического реализма.
При более детальном рассмотрении его мы видим в нем определенные оттенки и градации.
Крайнюю позицию в социологическом реализме занимали органицисты, т.е. сторонники органической школы в социологии.
Они утверждали, что общество не только есть реально существующее явление, но что реальность его такова же, как и реальность всякого организма, ибо общество само представляет организм. Как всякий организм, общество имеет свое физическое тело, свою энергию и свое коллективное сознание. Как всякий организм, оно рождается, растет, существует и умирает. Как всякий организм, оно имеет свои органы и клетки. Такими клетками являются индивиды. Как в организме каждый орган выполняет свои функции, так и в обществе надлежащие органы выполняют свои. Словом, общество есть подлинно реальное существо, независимое от составляющих его индивидов, имеющее и физическое, и психическое бытие.
<…>
Общий вывод из всего сказанного о социологическом реализме и номинализме таков: ни то, ни другое из этих двух течений неприемлемо. Каждое из них в пылу спора выставляет такие положения, которые либо логически абсурдны, либо эмпирически неверны. Общество или коллективное единство как совокупность взаимодействующих людей, отличная от простой суммы невзаимодействующих индивидов, существует. В качестве такой реальности sui generis оно имеет ряд свойств, явлений и процессов, которых нет и не может быть в сумме изолированных индивидов. Но, вопреки реализму, общество существует не «вне» и «независимо» от индивидов, а только как система взаимодействующих единиц, без которых и вне которых оно немыслимо и невозможно, как
невозможно всякое явление без всех составляющих его элементов. Термины, подобные «социальному сознанию», «душе народа», «национальному духу» и т.д., могут фигурировать только в качестве поэтических образов; взятые же в своем буквальном смысле они не соответствуют действительности.
Научно допустимыми они являются лишь тогда, когда хотят выразить своеобразность психической жизни взаимодействующих индивидов, отличную от психических переживаний суммы изолированных людей. С таким содержанием они приемлемы. Но во избежание недоразумений предпочтительнее не употреблять их.
Таков наш ответ на поставленный в начале параграфа вопрос. Следует ли его квалифицировать как социологический реализм или же он представляет форму номинализма, предоставляем решать любителям: важна не номенклатура, а содержание ответа.
Питирим Сорокин. Система социологии / Сост., подгот. текста, вступ. ст. и коммен.В.В. Сапова. – Сыктывкар: ООО «Анбур», 2021. – 1000 с.
«Система социологии» – главный труд выдающегося русско-американского социолога Питирима Александровича Сорокина (1889–1968), написанный им в российский период его научного творчества. Многие идеи, впервые сформулированные в «Системе социологии», будут использованы автором в его трудах, написанных уже в США,и тем самым окажут косвенное влияние на мировую социологическую мысль. Книга до сих пор не утратила своего научного значения и может быть использована как учебное пособие.
http://rksorokinctr.org/index.php/2015-09-02-10-47...



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
Свидетельство о публикации: №1230124494994
@ Copyright: Игорь Бабанов, 24.01.2023г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1