Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Самые северные православные храмы Ханты-Мансийского автономного округа Югры, севера Западной Сибири.









Очерки исторического краеведения.

Посвящается памяти Владыки Алексея, по странному стечению обстоятельств или по промыслу Божиему, приведшему меня к православному Щекурьинскому храму вечером в канун кончины святейшего. Фотоснимки выполнены вечером 4 декабря 2008 года. 

Самые северные православные храмы Ханты-Мансийского автономного округа Югры, севера Западной Сибири. 

Мы довольно много знаем о первых югорскиххристианскиххрамах районного центра Берёзова, Кондинска, и почти ничего – о православныххрамах по Ляпину, – самых северных на территории Берёзовского района Югры, ХМАО. Поэтому мне хотелось поделиться с читателями сведениями, которыеудалось собрать за многие годы проживания в селе Саранпауль.Мне удалось приоткрыть лишь некоторые страницы истории православия в Ляпинском крае, -ещё более белых страницзагадок осталось для будущих исследований и открытий. Оговорюсь сразу: не всё досконально точно, ибо невозможно безошибочно трактоватьдавно ушедшие моментыисториипо крохам размытых временем следов. 

Часть 1. Щекурьинский православный храм. 

Он показался таким крошечным и маленьким…Не сразу, и заметила его, затерявшегосясреди плотно подступивших новостроек.

- Как разрослась деревня! Расстроилась!Не была здесь несколько лет, что может показаться странным, если учесть, что деревушка Щекурья находится всего-то в нескольких километрах от Саранпауля. Утешаю совесть тем, что из собственного опыта общения с сельчанами знаю, что в Саранпауле немало таких, как и я. Встречаются и те, кто ни разу не бывал здесь, и не все видели старейшую в Ляпинском крае церковь, верой и правдой служившую не одно столетие в приобщенииздешнего «туземного» населения к христианской вере. 

- Что же привело меня сюда, – к самому северному православному храму Югры –к оплоту христианства на крайнем севереБерёзовского района, Сибири, Зауралья?!.. - Нет!.. – к сожалению, не стремление поклониться святыне и помолиться, какподсказывает голос христианина, а привело здоровое, но всё же – любопытство…- не проходящая с годами пытливость ко всему загадочному и неизвестному, - пусть то старина, таинственный заброшенный дом, глухой урман, где всё дышит тайнами. И, оно, то затихает в силу жизненных обстоятельств, то распаляется, вспыхивает вновь с неожиданной силой. 

Не скрою, - давно ищу разгадку на вопросы: «Когда и кем построена Щекурьинская церковь?! Кто служил верой и правдой в глухом затерянном краю?». Много, очень много вопросов, а ответов… – крупицы. А тут, на днях, увлеклась чтением цифровой копии книги«У вогулов очерки и наброски»К. Д.Носилова,(изданиеА.О. СуворинакомпанииGoogle) и интерес воспылал в новых красках.
Раньшечитала эту книгу в переизданном виде. Сейчас же попалась копия оригинала с «ятями», старымшрифтом, со старыми словами. Живость слога, увлекательность повествования, новизна фактов, при первом прочтениинезамеченных, личность автора – талантливейшего исследователя нашего края, путешественника, писателявсецело захватили, – настолько, что вооружившись фотоаппаратом, поспешила по местам, где стодвадцать пять лет назадКонстантин Дмитриевич Носилов сделал, пожалуй, первый фотоснимок старинного вогульского селения – Щекурьи и, вряд лиошибусь: он первым сфотографировал единственный из сохранившихся христианских храмовпо Ляпину.

И вот… -древний православный храм передо мною! – точнее, – я перед ним!.- Старое деревянное здание в самом центре деревни Щекурьи.- Крошечное издали и величественное вблизи. Подошла к нему с южной стороны. - Выгоревшие от времени, похоже, сосновые или кедровые стены из плотно пригнанного бруса, в лучах заходящего солнца окрасились тёплым красно-коричневым цветом. Нижняя же половина стены центрального«здания» выделялась на их фоне чернотой. Возможно, то более древняя кладь, сохранившаяся после пожара начала девятнадцатого века?Из разных источников удалось выяснить, что храм в 1905 году был перестроен немым мастером Федотковым. - В колокольню первого храма попала шаровая молния, повредив частичноздание в огне пожара.

На снимке же К.Д. Носилова, выполненном в 1883 году, храм во много раз выше, чем современное здание. Западнаячасть сооружения– колокольня, увенчанная крестом, возвышается над центральной более, чем в два раза. Прикинула её высоту, – получается: верхняя часть креста колокольни находилась,примерно,на уровне современного пятиэтажного здания, колокольняустремлялась ввысь небесную не менее десяти метров!

К.Д. Носилов пишет в своём очерке, - с колокольни обозревались окрестности на многие километры; видны изгибы реки, и заснеженные вершины Уральских гор, хребтом протянувшихся с юга на север. – Что выше самых высоких кедров!

Вход на колокольню, вероятно, располагался с юга. Колокольня соединялась с центральной частью здания небольшим переходом. Здесь сохранилась заколоченная доскамидверь. Крылечко, ведущее к ней, разобрано. На иллюстрации старинного фотоснимка с трудом, но просматриваются фрагменты колоколов. Вероятно, их несколько, не один и разных размеров. В своих очерках Константин Дмитриевич указывает, что местные вогулы, несмотря на игнорирования христианкой религии и поклонения своим божествам, любили звонить в колокола. Звон колоколов разносился по всей округе, и слышан далеко. Последний раз, скорее всего, колокола звонили в тридцатые годы двадцатого века на перестроенной после пожара начала двадцатого века звонарне. 

Колокола сброшены и отправлены, вероятно, на переплавку в годы сталинских репрессий 1937-1938 годов, или, - несколькими годами ранее. Старожилы Щекурьиещё помнили, когда в них звонили, когда сбрасывали с колокольни.
Центральная часть храмапочти квадратной формы – четырёхстенная. С юга и севера- два ряда окон. Нижние три окна – высокие, более одного метра в высоту, расположены симметрично относительно оси стен, прямоугольной формы, разделены на десять квадратных фрагментов рамой, по пять квадратов в вертикальных двух рядах. 

Верхние два окна придают зданию обликвторого этажа, состоят из двух вертикальных фрагментов по три застеклённых квадрата в каждом (всего – шесть), расположены симметричнонад деревянными простенками между окнаминижнего ряда.

Расположение окон создаёт зрительную иллюзию купола, конусаи устремлённости храма ввысь! В небо! В довершенииэффекта вознесения здания к небесамверхние два окна сверху закруглены вверх – не прямые, а дугообразные. Нижние окна с боков снабжены деревянными створками (на случай холодов). 

На иллюстрацииНосилова центральная часть храма увенчивалась высоким куполом с крестом. Высота самого купола – не многим менее высоты сохранившегося фрагмента здания, – ещё не менее трёх- четырех метров. С крестом вместе – примерно, - наравнечетырёхэтажногодома; как и колокольня – до десяти метров в высоту! По фотоснимку создаётся впечатление, что она не многим выше креста колокольни, или даже –чутьниже. 

Восточная часть храма многоугольной (пятиугольной) формы. В северо-восточной и юго - восточной стенах находится высокое окно, аналогичное нижнему ряду окон южной и северной стены центральной части храма. Окно также снабжено двумя деревянными створками (ставнями). На снимке Носилова просматривается фрагмент креста, увенчивающий и эту башенновидную часть храма, но крест нижеостальных двух.Всего на храме, первоначально - три креста.

Здание ориентировано с востока на запад – весьма точно относительно сторон горизонта.Храмовый комплекс вытянут в направлении с востока на запад, имеет сложную из трёх самостоятельных частей многогранную форму.

«Современное» здание, которое видим сейчас, явственно претерпело ещё одну реконструкцию: перестроено, возможно, после того, как сбросили колокола и куполсоветское время, и в связи с послереволюционными антицерковными тенденциями. Оно перекрыто единой крышей, соединяющей все три части старинного деревянного храма. От старинного изначального православного храма остался фактически лишь фундамент, без христианской атрибутики – крестов, куполов, колоколен. 

Здание церкви более полувека исправно служит щекурьинцам клубом. Помню, в девяностые годыдвадцатого века, лично участвовала в самодеятельном концерте. Тогда узенькая сценаклуба, с деревянным полом, располагалась на месте бывшего алтаря. Мы пели, читали стихи, исполняли какой-то неаполитанский танец в красивых костюмах. Я исполняла «колесо», «прыжки» и приходилось, крутясь в воздухе, рассчитывать скорость – размера бывшего алтаря не доставало для разбега. Пришлось «колесо-сальто» «крутить на месте», в центре. Все участники коллектива успешно перестроились под крохотную сцену деревушки. Помню, непрерывно думала: что стою в месте настоящего алтаря! И тут горели свечи, висели старинные иконы. А зал, где сидели перед нами зрители – наполняли верующие. Одновременно осознавалось и прошлое тридцатых годов, с клубом, «кино», красными косынками комсомолок…

Однажды, зашла в узенькую дверцу и попала в крошечный коридорчик с лестницей, ведущей вверх, оканчивающейся на потолке. - Лестничное пространство до крайности узко. Мне, – низенькой и худенькой, как подросток, ловкой геологине,казалось, чтовот-вот застряну в проходе, поднимаясь по ступенькам.Наверное, лестничкапервоначально вела к куполу или к кресту, но в поздних реконструкцияхутратила первичное предназначение.

Западное центральное крыльцо входа во многом осталось прежним, как на снимке 1883 года, только заново перекрыто крышей. Заметила особенность старых домов деревни:крылечки нескольких изб Щекурьи, где проживают коми-зыряне (православные), оформлены идентично парадному крыльцу храма,только – меньшего размера. Они, как и церковные, традиционновыкрашены светлой краской – небесно голубой или зелёной, тогда как остальная часть здания – непокрашена. Крышапарадного крыльца храма и зырянских изб во всех случаях держится на двух передних колоннах – деревянных четырёхгранных брусовых столбах.Старые вогульские дома Щекурьи построены в ином стиле. У них, как правило,выход из избы через сенки, именуемый – «сохреб». 

По низу здания Щекурьинского клубаидёт невысокая завалинка. Слева и справа от крыльца ранее находилось по окну. Сейчас одно окно заложено брусом и, похоже – давно; южное – забито фанеркой (недавно).Боковые углы центральной части храма оформлены крамлённой доской, скрывающей стыки бруса и стен. Во всём облике храма видна рукаопытного мастера - зодчего. Деревянное здание выглядит аккуратным, прочным, монументальным по-ныне, спустя века -без перекосов и завалов.

На снимке К.Д. Носилова храм окружён невысокой изгородью их плотно пригнанных горизонтально расположенных нетолстых брёвен. Современный клуб окружает заборчик. Отстоит забор от стен практически на том же расстоянии, что и первая ограда (менее пяти метров!). Скорее всего, в этом просматривается повторение первичного облика храмового сооружения.

По воспоминаниям старожилов Щекурьи - с южной стороны, в пределах изгороди, находилось несколько могил с крестами, скорее всего - священнослужителей. На одном из снимков К.Д. Носилова у южной стены храма чётко виден могильный христианский крест. То есть, захоронению более 130-ти лет! И некто покоится не на Щекурьинском погосте, а у стены церкви.

- Когда же был, воздвигнут Богоявленский храм Щекурьи?..

В очерках Носилова описываетсяпосещение Щекурьи летом. Деревня, к его удивлению, оказалась покинутой – все, включая священника, уехали на Обь и Северную Сосьву на рыбный промысел. За сторожав церкви и в деревне оставался вогул Савва. Небольшой дом священника располагался на берегу реки Щекурья.Русского вида построек насчитывалосьдве-пять, остальные – низенькие вогульские «юрточки». На снимке нечётко просматривается подобие улицы с храмом в центре, с домом священника и парой домов, скорее всего принадлежащих церкви. Улочка на снимке направлена вдоль реки Щекурья. Сейчас – это улица имени местного художника Панкова, погибшего в годы Великой Отечественной войны с фашистской Германией. 

 За охрану села и церкви вогулу Савве платилинебольшое жалование. Храм (в 1883 году) был – «чистенький», ухоженный; паперть сторож отворял громадными ключами.Ставнина лето закрывались. На ставнях и дверях сейчассохранены большие поржавевшие кованные чугунные шпингалеты. Часть подобных запоров иногда встречается на сараюшках Щекурьинских жителей, перенёсших их со старых построек. Свечки в церквипродавались «в старостинской конторке». На клиросе находился «Месяцеслов». Вогул Савва служил трапезником. В алтаре висели иконы.Как поведали мне старожилы: икон - много и больших размеров. Нашла сведения, что иконы достигали высоты в полтора метра и, вроде бы, вывезены и спрятаны краеведом в 30-х годах с риском для жизни, в Сибири.

В 1883 году батюшкой храма назначался отец Игнат. Он держал кобылу, на лето оставлял её с Саввой. Церковь по виду - новая, вероятно не столь давно построена или реконструирована. То есть, построена за годы до 1883 года, и сейчас ей не менее 200-т лет! Дом священника – «на три комнаты», тоже новый, с оградой, пристройками и баней (у вогулов бань нет!). Приход Щекурьинский - весьма бедный. Убранство домасвященника небогатое, но опрятное: серые обои, несколько дешевых олеографий,обтёртые деревянные стульчики, самотканые половики, под кроватью – синяя бутыль с остатками ягод!.. -Отец Игнат тихонько попивал. Первое время после принятия прихода он немного повоевал с шаманством, но потом прекратил, так как вогулы отказались «наделять»,то есть – кормить. Позже отец Игнат сам освоил рыбалку. Плавал вниз с матушкой. Рыбу охотно скупали купцы в Берёзово. Ловили осетра, стерлядь, муксуна, тугуна (сосьвинскую селёдку), щёкура, сырка.

В рассказе «Батя» Константин Дмитриевич описывает встречу с батюшкой (вероятно – настоятелем Щекурьинского прихода) на Малой Оби. Встретил его севернее Берёзово на реке. Священник плавал на маленьком баркасике с парусом всей семьёй – с матушкой-старушкой (!) и дочерью Катей. Женщины хорошо управлялись с парусом. На баркасе - чистая кровать, лампадка, полочка с книгами, образ Николая Чудотворца, портрет Иоанна Крондштатского. Полочка прикрыта ситцевой занавесочной. На ней стояли «Церковные ведомости». На столе - серебряная табакерка,номер «Света». Батюшка дорожил деньгами, но выписывал «для души пищу», хотя чтениесветской литературы и не приветствовалось, – грешил!..- начитан, рассудителен (очеркиК.Д. Носилова: «У вогулов»). Поражает, что в те далёкие годы издавалось немало журналов, газет и периодика доставлялось в столь удёлённый глухой таёжный край исправно.

Попалбатюшка в «забытый» северный край по гневу архиепископа лет десять назад. До него приход два года пустовал, находился в сильном запустении. Приехал в Щекурьинское село с семьёй, сынучился в духовной семинарии. По бедности, сына на обучение помог устроить купец Сибиряков?!..). Приехал на север с черноземья, с центральной части России. Добровольно желающих ехатьв наш край среди священников не находилось!

Первый год голодали, пытался просить прихожан «наделять», но кроме рыбы – не чем…- Вот и решил, «как апостол Пётр заняться рыбалкой». Сильно стеснялся своего занятия, только понравилось, и поплыл на лето следом за своими прихожанами - вогулами. Ловил нельму, муксуна, осетра, сельдь. Уловы хорошие! – продавал в Берёзово купцам, менял на всё необходимое; сушил, солил и себе. Да так, что позжесмог помогать бедным. И стал учить в семинарии сына сам. Жалованья церковного не хватало прожить и полгода. Изредка в приход приезжали с проверкой (из Тобольска?).Со временем отношения с вогулами понемногу наладились.Да так, что матушка тайно порою бегала «ворожить» к местным шаманам, а шаманский бубен не мешал звону колоколов.

 - Хотелось узнать, что сталось с семьёй, судя по снимкам и рассказу – не молодого (!) священника, с его взрослыми детьми – взрослой дочерью и сыном – будущим священником. Покинули ли они Ляпинский край, остались навечно под северным небом в сибирской земле?.. Позже, кое что прояснилось…
Принаписании очерков использованы материалыинтернет, книги: «У вогулов»К.Д. Носилова, 1997 г.;«У вогулов»-оригинал, размещённый в интернет; энциклопедии, журнал «Югра»; «Очерки истории Коды», 1995г.В.М. Морозова, С.Г. Пархимовича, А.Т. Шашкова; разноплановая разрозненная информацияисторических и краеведческих источников;краеведческая информация, предоставленнаяжителями Берёзовского района; личные краеведческие изыскания автора с авторскими выводами, обобщениями, сопоставлениями, с привлечением изучения первоисточников,краеведческихпамятников Ляпинского края, Югры, Урала. 
2008-2009 год. Редактировано: понедельник, 9 января 2023 г.

Фото автора. На фотоснимках: ХМАО-Югра, Тюменская область, Берёзовский район, Западная Сибирь, Зауралье, Саранпаульское сельское поселение, д. Щекурья. Современный клуб – старинное здание христианского храма. 4 декабря 2008 год.

Анонс: Очерки истории становления православия на севере Югорской Сибири.

Ключевые слова: Югра, ХМАО, храм, Щекурья, Щекурьинский храм, язычество, вогулы, угры, коми-зыряне, север, Зауралье, религия, история религии, первосвященники Сибири, купцы, Сибиряков, Сибиряковка, Урал, Ляпин, Сыгва, церковь, храм, колокола, здание храма, клуб. Ляпинский край, Саранпауль, Тулпаремшан, Носилов, краеведение, путешественник.
­



Мне нравится:
2

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Ключевые слова: Югра, ХМАО, храм, Щекурья, Щекурьинский храм, язычество, вогулы, угры, коми-зыряне, север, Зауралье, религия, история религии, первосвященники,
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 36
Свидетельство о публикации: №1230110493375
@ Copyright: Татьяна Немшанова, 10.01.2023г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1