Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Бойцы невидимого фронта


1 глава

Облако газообразного вещества с серебристым отливом неторопясь выплывало из-за вершины горы. Над поверхностью холмов появился первый луч Солнца, осветивший толстое массивное брюхо облака. С противоположной стороны, навстречу газовому гиганту летело другое подобное первому образование, отличающееся по конфигурации и цветовой гамме. Края этого облака были перистыми, с желтоватыми переливами. Вопреки всем законам физики, оно двигалось в сторону серебристого облака, причем с огромной скоростью против ветра. До столкновения оставались какие-то доли секунды…

       Евгений Мохов проснулся, так и не досмотрев свой загадочный сон. В последнее время ему снились необычные сны, которые выходили за рамки человеческого понимания. Объяснить для себя их значение, не смотря на наличие самого подробного сонника, ему не удавалось. После долгих изнурительных месяцев, Евгений понял, что придавать этим снам большое значение бессмысленно, поэтому попытки их как-то проанализировать и систематизировать он все таки оставил, пустив на самотек.
       После принятия холодного душа и завтрака из яичницы молодой человек пошел на работу. Мохов работал в простой районной поликлинике участковым терапевтом уже несколько лет, как говорится, от звонка до звонка. В этот день, на удивление все было спокойно. Народу на приеме было не очень много, поэтому у него нашлась минутка для чаепития со своим приятелем Павлом Ходовым, с которым он учился в медицинском институте на одном потоке. Павел являлся хирургом общего профиля. Он был худой, высокий, немного не складный, лицо окаймляла аккуратная бородка и усы.
- Привет, Женька, это я удачно зашел, - сказал Павел лицезрея яства, находящиеся на столе жадными глазами и облизываясь.
- Присаживайся, Павел Эдуардович. Я специально не стал тебя звать. Я догадывался, что запах уже распространился по поликлинике и попал в твой нос.
Оба засмеялись. Павел никогда не обижался на подколки приятеля, так же как и Женя. Такое общение между ними было в порядке вещей.
- Ну, как дела на работе? - спросил Женя.
- Сейчас один у меня прямо в штаны наложил, без шуток говорю! В кабинете духан стоит, пациенты заходить брезгуют. Форточки все открыли, не выветривается и все тут, хоть ты тресни! Я не выдержал и решил тебя навестить, думаю, как там без меня Женьтос поживает.
- Да не оправдывайся ты, я всегда рад тебя видеть, - со смехом сказал Евгений.
- Да я те клянусь, что так и было! Кстати, где Танюшка – мед.сестра твоя?
- Курит, наверное, - пожал плечами Мохов.
- Вот бабы пошли! – возмутился Павел – где это видано, чтобы бабы курили, а мужики нет? А тут недавно в газете прочитал, что девки начинают курить с десяти лет.
- Ты, наверное, преувеличиваешь,- недоверчиво посмотрел на собеседника Мохов, зная, что ради красного словца друг может не только преувеличивать, но и просто врать.
- Это среднестатистические данные по стране. Кого они родят, подумай.
- Давай не будем о грустном, - прервал его Женя – Лучше расскажи как у тебя нак личном фронте.
- Да как всегда,- махнул рукой Ходов – Я склоняюсь к мысли, что абсолютно все женщины одинаковые. Зачем тогда заниматься поиском? Правильно, только ради секса. А для жизни? Бери любую да живи с ней. Вот и все. Какая разница с кем, если каждая будет пилить пока не перепилит. Кстати, а как у тебя с Дашей? Жениться не надумал еще?
Этот вопрос был больной мозолью для Евгения, и он даже не надолго впал в транс.
С Дарьей Шапкиной он был знаком более двух лет. Она работала мануальным терапевтом в одной из частных клиник, хотя изначально работала в той же поликлинике, где, собственно они и познакомились. Даша нравилась ему только как сексуальный объект, во всем остальном она вызывала у него только негативные эмоции. Характер у нее был скверный, да и в бытовом плане Бог не наградил женщину талантом. Те чувства которые возникали у него при первых встречах с ней испарились, не оставив и следа.
А была ли любовь? Часто задавал он себе вопрос и не находил ответа, но в силу своей застенчивости не мог резко оборвать с ней отношения.
Видя, как лицо Евгения исказила судорога при упоминании имени своей девушки, Ходов сказал:
- Я думаю, что вам пора расстаться друг мой. Хватит мучиться, скажи ей: «До свидания!»
- Не могу,- с грустью в голосе сказал Евгений.
- Возьми себя в руки!- отрезвляющим голосом сказал Ходов - Хватит сопли жевать. Или, может быть, ты хочешь жить с ней всю жизнь?
Мохов и сам понимал, что надо что-то решать, а это как раз самое сложное. Все таки друг убедил его не затягивать с этим вопросом, и он решил, что сегодня тот самый день, когда нужно разобраться в отношениях раз и навсегда.
Евгению Васильевичу Мохову недавно исполнилось двадцать восемь. Он был крепкого телосложения, широк в плечах, невысокого роста. Каждая мышца рельефно контурировалась на его теле, говоря о многолетнем занятии их обладателя разными видами спорта. Единственное, что портило картину Апполона, боло пивной животик, от которого невозможно было избавиться в виду пивной зависимости. Мысли о том, что уже пора заканчивать с пивком неоднократно посещали его, но любовь к этому напитку ни под каким предлогом не хотела уходить. Вот опять оно просочилось в желудок, оставив во рту приятный вкус хлебной пены. Посасывая бутылку «Стела Артуа», Евгений пытался сформулировать в своей голове речь, адресованную Дарье. Он встал, прошелся по комнате взад, вперед, полагая, что это поможет сконцентрироваться. Сделав по комнате несколько кругов, он снова сел на диван, в это время раздался звонок.
Евгений открыл дверь и обомлел. На пороге стояла Даша, но выглядела она так, как никогда раньше. Может, почувствовала недоброе? Она была неотразима.
- Может впустишь все таки? Или ты не хочешь меня…- сказала она, кокетливо улыбаясь, добавив после паузы -…видеть?
- Конечно, конечно, проходи…- забормотал молодой человек, спланированная речь которого улетучилась в более глубокие слои головного мозга, став недосягаемой для абонента, - Ты знаешь, мне нужно с тобой серьезно поговорить.
- О чем? – спросила Шапкина, обвивая его шею – Я могу разговаривать только о сексе.
- Послушай...,- начал было он, но губы девушки впились в него и не дали договорить. Он почувствовал, что теряет над собой контроль, и попытался вырваться из ее объятий, но его не пускала Дашина железная хватка и собственное желание обладать ее телом, слиться с ней. Внутренний голос сказал ему:
- Расслабься, потом поговоришь, - это говорила слабость.

Поле представляло собой гладкую, зеленую поверхность, похожую на стекло, которое пересекала глубокая извилистая трещина, уходящая далеко за пределы горизонта. В этом разломе «стекла» ползла медленно текущая жидкость, похожая на ртуть. Местное Солнце отличалось по размерам и оттенку от земного. Оно было в два раза больше, а по цвету напоминало фиалку и уже подходило к линии горизонта, готовое за него закатиться. Справа от него раскинулся неестественно высокий лес, слева вдалеке виднелись горы и холмы неописуемой красоты. Вся эта потрясающая картина воспринималась существом как единая система, одновременно все стороны. Он был воспринимающей сферой.

Проснувшись Мохов понял, что Даша уже давно ушла, а он опоздал на работу. Благо она была расположена недалеко от дома, всего три остановки, поэтому Евгений добирался до нее обычно за семь минут.
Выбежав из дома, он тут же попал под фонтан прохладных брызг. Это Ланд Круизер проехал по грязной весенней луже на большой скорости, окатив при этом не только сотрудника районной поликлиники, но и еще некоторых законопослушных, и не в чем не виноватых граждан, оказавшихся поблизости.
- Да-а,- подумал бедный Мохов, осматривая свою грязную куртку – Денек не задался… Что еще меня ждет сегодня?
Трамвай подошел на удивление быстро. Евгений уже вздохнул с облегчением, когда к нему, откуда не возьмись, подскочил злобный кондуктор. Судя по его оценивающему, испепеляющему взгляду было понятно, что у него есть сомнения на счет наличия денег у данного гражданина, а возможно и просто бездомного элемента. Естественно, что в маленькую черепную коробку не могло закрасться подозрение, что перед ним стоит многоуважаемый врач, которому было просто некогда побриться, причесать волосы и которого просто облили из грязной лужи с головы до пят. Ну а уж то, что Евгений впопыхах наступил на собачьи испражнения, и от этого зловонный запах распространился по всему салону рельсового вида транспорта, никак не оправдывало агрессивной настроенности кондуктора. Кондуктор уже был готов применить силовой прием, чтобы в случае сопротивления бомжа, выгнать его взашей. Какого же было его удивление, когда «бомж» протянул ему сто рублей одной купюрой, да еще в этот момент в нагрудном кармане его грязной куртки зазвонил сотовый телефон с многотональной полифонией. Это заставило кондуктора отпрянуть и переосмыслить ситуацию. В его взгляде, как показалось Евгению, промелькнуло уважение. Когда врач вышел из трамвая, кондуктор начал бубнить себе под нос:
- Какой бардак в стране творится! Уже бомжи с сотовыми ездиют! Где ж это видано! Попадись мне еще раз, бомжара, я те задам, паразит етакий!
Окончательно убедиться в том, что началась черная полоса в его жизни, Мохову помогла Маргарита Семеновна Лопатина – заведующая терапевтическим отделением и его непосредственная начальница.
- Что-то у тебя дисциплина стала страдать,- раздраженно сказала она, критически разглядывая своего подчиненного – Зайди ко мне в кабинет.
Евгений вошел и закрыл за собой дверь.
- Что ты можешь сказать в свое оправдание? Почему ты опоздал на два часа?
- Проспал, - опустив голову, пробормотал он.
- опять проспал! Куда это годится! Это уже третий раз за этот месяц! Причина всегда одна и та же! Я уже много раз тебе говорила, ночами надо спать, а не колобродить по разным злачным местам! – круглые массивные очки в толстой роговой оправе имели обыкновение сползать на кончик носа, что они и сделали. Далее следовало сморщивание носа, при котором все ее лицо искажала смешная гримаса. Евгений невольно улыбнулся в самый неподходящий момент, то есть на пике ярости своей начальницы.
- Он еще улыбается, - раздраженно фыркнула Маргарита Семеновна – Все! Мне надоело прикрывать тебя перед начальством и быть снисходительной. Я пишу докладную, можешь быть свободен.
Понурый Евгений Васильевич поняв, что одними уговорами и обещаниями дело не исправишь, вышел и побрел по коридору. По пути ему встретился Павел.
- О! Женька, привет! Как у тебя прошло свидание?
- Лучше ни о чем не спрашивай, - загробным голосом ответил Мохов.
- Понял, - виновато улыбнулся Ходов – Тебе надо расслабиться, пойдем ка после работы выпьем, возражения не принимаются.
- Хорошо,- согласился терапевт, тяжело вздохнув.
- Договорились,- сказал Павел, пожав руку Мохову, и удалился.
Евгений не мог ни о чем думать. Жестокие реалии жизни отключили адекватное реагирование и запустили пассивное, безучастное наблюдение. На самом деле его не интересовало абсолютно ничего. Ни заманчивое предложение друга, ни докладная, ни очередь в свой кабинет. Невольно стали всплывать фрагменты из сновидений.
- Э-эх, вот бы сейчас там оказаться,- подумал он с грустью.
Рабочий день прошел незаметно, на одном дыхании. Когда Евгений Васильевич принимал своего последнего пациента, к нему зашел Ходов. На нем был черный дорогой костюм, черные ботинки, черные как смоль волосы были зализаны назад. Весь этот пафос заканчивался тонким ароматом дорогих духов.
- Ты Че как вырядился, павлин напыщенный? – спросил удивленный Мохов, когда пациент вышел из кабинета
- Я хочу пригласить тебя в гей-клуб, - без тени сомнения в голосе заявил Ходов.
- Извини, Паш, но ты не по адресу,- ответил, усмехнувшись, Женя – Я в отличие от некоторых, правильной ориентации.
- Но-но, не пори горячку, тебе понравится. Ну а если серьезно, мы поедем в «Робинзон».
Уже через час они мчались в Ниве Шевроле Ходова при костюмах и галстуках. За это время Евгений успел принять душ и переодеться, выглядел он теперь более чем импозантно.
- Как тебе моя колымага? – спросил Павел и, не дав ответить другу, продолжил – Гоняет очень резво, не говоря о проходимости. Любую пробку обхожу по тротуару, на любой бордюр взлетает будто его нет. А тут недавно на рыбалку ездил, пол метровые лужи только так берет.
- Машина хорошая,- прервал монолог Мохов - только сбавь обороты немного, а то врежемся в кого-нибудь.
- Ты не перестаешь меня удивлять,- присвистнул хирург – Я думаю, что тебе стоит заткнуться и ехать молча, раз ты говоришь такие вещи.
 До места доехали быстро. Выходя из машины, Павел помахал кому-то рукой, сказав:
- Видишь, у входа две пташки стоят - это наши.
- Какие еще пташки? – не понял Женя, чувствуя нарастающее волнение. Он не ожидал, что с ними будет еще кто-то, причем женского пола.
- Ну, извини, телки. Просто не так выразился, а потом добавил шепотом – Ты из себя невинную девочку не строй. Пол института, как минимум ты перее…, в смысле, того… ну ты понял, о чем я, так что не надо мне ля-ля. Я все про тебя знаю, так что жопу в горсть и скачками, понял?
Евгению ничего не оставалось делать, как повиноваться.
У входа их ждали две симпатичные особы. Одна из них была тонкая, изящная брюнетка с острым подбородком и узким лицом, подстать Павлу. Да и ростом она была почти с него. Короткое, черное платье оголяло длинные стройные ноги. Другая девушка была ниже ростом, имела светло-русые натуральные волосы, сочетающиеся с большими серо-зелеными глазами. Евгению показалось, что из этих бездонных глаз изливается вселенская печаль, не смотря на ее приветливую улыбку.
Как выяснилось позже, за время милой беседы, эта встреча не была случайной. Ее инициировали Павел и высокая брюнетка – Варя Косарева, которые находились в дружеских и не только отношениях. Они знали своих друзей как облупленных и обнаружили в них очень много сходств, поэтому они приняли решение их познакомить.

Столик был заказан возле большого выгнутого аквариума с разными диковинными рыбами. В сочетании с приятной музыкой это способствовало полной релаксации, а возможно и медитации. Павел не терял даром времени, начал он сразу с анекдотов. Потом, когда его скудный запас в тридцать анекдотов иссяк, он перешел на разные жизненные байки. Девушки были в восторге от Павла и смотрели на него как завороженные. Евгений не мог оторвать взгляд от Виктории, она ему очень понравилась. Раньше он не верил в любовь с первого взгляда, но эта девушка перевернула его представления о любви и о жизни вообще. Ее звонкий смех и грустные глаза действовали на него как гипноз. Эта девушка не смотрела на него вообще, но он чувствовал, что она изучает его каким-то другим анализатором, не видимым глазу.
Неожиданно она удивленно посмотрела на него, хотя Женя вообще не подавал никаких признаков жизни. Ее взгляд излучал доброту и некую силу. Женя улыбнулся ей, она ответила ему тем же и снова развернулась к Павлу.
- …а он и говорит…- рассказывал возбужденно Павел, дотронувшись до Жениного плеча, очевидно речь шла о его персоне. Девушки посмотрели на Мохова, потом опять на рассказчика, но Женя не слушал. Он пытался вспомнить, где он мог видеть Викторию раньше, ее лицо было до боли знакомым. Павел засмеялся, снова положив руку на плечо другу, девушки разразились смехом, видимо история закончилась. Евгений захихикал за компанию. Разговор плавно перешел на учебу в высших учебных заведениях. Варя рассказала обо всех сложностях учебы в педагогическом институте, а Павел, в свою очередь, поведал об ужасах медицинского.
- В общем, - подвел итог Павел – Мы выбрали самые ответственные и малооплачиваемые профессии. Все согласились, даже молчавший доселе Евгений, вклинился в разговор и предложил тост за знакомство.
Уже начинало светать, когда вдруг Павел опомнился.
- Женька, нам же на работу, а у меня еще дел невпроворот, понимаешь, о чем я?
Подмигивая Евгению и целуя изящные руки Виктории, Павел удалился, уводя за собой Косареву.
- Позволь, Виктория, пригласить тебя на прогулку по набережной,- сказал Евгений, вставая со стула и подавая ей руку.
- Я принимаю ваше предложение, Евгений, - улыбнулась Виктория, от которой Мохова снова бросило в жар. На улице стоял густой туман, хоть топор вешай, Волгу почти не было видно. Женя взял под руку Вику, и они медленно пошли вдоль берега. Мимо них, три раза посигналив, с визгом пронеслась серебристая Нива Шевроле и скрылась в тумане.
- Ты не замерзла?- забеспокоился Евгений, глядя на «мурашки» на смуглой коже девушки.
- Немножко, - процедила сквозь зубы девушка, у которой свело нижнюю челюсть от холода. Женя снял пиджак и накинул на ее плечи. Она поцеловала его в щеку, и он ощутил себя на седьмом небе от счастья. В обществе Виктории молодой человек чувствовал себя легко и непринужденно, хотя с другими девушками был скованным и замкнутым, потому что они никогда не вызывали у него таких чувств как она. Под конец прогулки вдоль берега, влюбленные обменялись номерами сотовых и, подарив друг другу красноречивые взгляды, разошлись.

 Темнота, тишина. Теплое вязкое тягучее вещество облепило со всех сторон. Ночь встретила его в огромном мрачном лесу. Деревья были похожи на огромных великанов с корявыми руками и ногами. Толщина стволов в диаметре достигала более пяти метров. Тишину нарушил оглушительный звук, похожий на воронье карканье, но более глубокий и зычный. Что-то большое и массивное метнулось с одной ветки на другую, снова раздался такой же звук. Видимо местная птица, почувствовав присутствие чужака, всем своим видом давала понять, что она недосягаема. В темноте мелькнули ее хитрые злорадные светящиеся глаза. В глубине леса появилось слабое голубоватое свечение, интенсивность которого с каждой секундой нарастала. Вскоре из-за ствола дерева выглянула маленькая фигурка. Приблизившись можно было убедиться, что она не очень маленькая, а имеет право называться большой. По форме это существо напоминало человека ростом около трех метров. Это студенистое образование фосфоресцировало голубым светом, с серебристо-бежевыми переливами по поверхности.
- Здравствуйте, Клобор,- послышалась в голове чужеродная мысль.
- Здравствуйте. Кто вы?- Мысленно ответил он.
Судя по незаметному движению незнакомца головой, мысленный посыл дошел до адресата.
- Я Шнайдер. Я являюсь проводником в этом мире.
Клобору было удобнее воспринимать чужеродные мысли, преобразовывая их в привычный для себя русский язык, только имена звучали по буквам, а все остальное проникало в мозг в виде образов.
- А кто я?- Спросил он Шнайдера.
- Клобор - узловой корректор одного из освободительных движений в нашей метавселенной, проще говоря, вожак свободного племени. Твоя задача покинуть пределы нашей реальности для поиска новой среды обитания.
Скорость мыслей неизвестного существа, именовавшего себя Шнайдером, намного превышала скорость обработки потока информации Клобора, но голубая фигура терпеливо дожидалась, пока процесс обмена не будет завершен.
- Не забывай о том, кем ты являешься,- сказал Шнайдер, после чего Клобор ощутил сильный толчок в грудь, выбивший его из сновидения.

  Евгений Мохов открыл глаза. В этот момент его оглушил телефонный звонок. Продрав глаза, он посмотрел на дисплей телефона. На нем высвечивалась Дашина фотография. Евгений чуть не выматерился от досады. Он забыл поставить блок на звонки с ее телефона. Но трубку все таки взял, совесть не позволила сбросить вызов.
- Привет, это я. Ты не забыл, что мы собирались в магазин. Мне надо столько всего купить, ты не представляешь!
- В эти выходные я уезжаю, - сказал Евгений хриплым спросонья голосом.
- А куда это ты собрался без меня? Ты случайно не болен?
- Сама ты больная! – сказал Женя, удивляясь своей агрессивности.
- Так куда ты уезжаешь? – настороженно повторила свой вопрос Шапкина.
- Не важно. Тебя это не касается.
- Ну, хорошо. Не хочешь говорить, не надо. Я все равно узнаю. Всего доброго.
В трубке прозвучали гудки отбоя. «Надо выбираться из города, пока она меня не достала»,- подумал Мохов и начал быстро одеваться. Перспектива проводить все выходные в магазинах с нелюбимой женщиной и тратить на нее свои деньги его не радовала. Мобильник отключать не стал из-за надежды на звонок от Вики, но Шапкина больше не звонила.

 2 глава

Утро 8 мая выдалось солнечным и теплым, несмотря на ночные заморозки. На лужах ещё наличествовала тонкая плёнка льда. Николай Петрович Морозов вздрогнул и открыл глаза. Спал он беспокойно практически всю ночь из-за ночных кошмаров. Вскочив на ноги, он бросился к своему мобильнику отключать будильник, который верещал в полной тишине как недорезанный кабанчик. Оглядевшись вокруг, он, вдруг, понял, что находится на даче, и что ему некуда торопиться, громко выдохнул от облегчения и рухнул всем весом на кровать, едва не проломив её. Воспоминания о том, что вчера сослуживцы провожали его в отпуск, заставили его зажмуриться от удовольствия, как мартовского кота. Последняя рабочая неделя выдалась особенно напряжённой, да и весь год был тяжёлым, поэтому последние дни любимая дача воспринималась как свет в конце тоннеля. На ней он мог расслабиться, отдохнуть от городской суеты, назойливых пациентов, требовательного, деспотичного начальства. Дача находилась недалеко от города, несколько станций на электричке, да от платформы минут десять хоть бы. В общей сложности, со всеми передвижениями дорога составляла сорок минут. Повезло так же и с расположением участка. Он был угловой, с двух сторон окруженный лесом. Сосны в длину достигали тридцати пяти, а то и сорока метров, поэтому их верхушки раскачивались даже от незначительного ветерка. Как следует растянув сухожилия всего организма, Николай Петрович отжался от пола пятьдесят раз, покачал пресс, сделав четыре подхода по пятьдесят раз. Подойдя к зеркалу он ужаснулся, как будто никогда в жизни в него не заглядывал. Морщины на лице заметно углубились, залысины заметно увеличивали объём лба, синие круги под глазами, картину завершала пятидневная щетина.
- Красавец,- буркнул себе под нос Морозов, отвернувшись от своего отражения, - тут бритва не поможет, только если лезвием по горлу, тогда да.
Кружка крепкого зелёного чая немного взбодрила. Появилось желание пробежаться до речки. Два километра он преодолел как двести метров, на одном дыхании, без последующей одышки. Вода в реке была ледяная, но Петровича не пугало и это обстоятельство, так как он несколько лет занимался моржеванием. Проплыв несколько сот метров, борясь с течением, Морозов вышел из воды и пошёл обратно пешком, вдыхая чистый воздух, наполненный запахом хвои и разных трав. Дойдя до своего двухэтажного домика, Николай решил отдохнуть и растянулся на лавке возле дома. Ласковое, совсем не жгучее Солнце и заливистое пение птиц навеяли дрёму. Николаю Петровичу от роду было сорок три года. Он являлся известным во всём городе кардиохирургом. Последние два года увлекался эзотерической литературой. Благодаря своему новому увлечению бросил курить, выпивать стал только по праздникам и только хороший коньяк. Стал заниматься спортом. О том, что сподвигло его так кардинально изменить свой образ жизни, оставалось только догадываться. Многие думали, что у него начались серьёзные проблемы со здоровьем, другие поговаривали что у него появился духовный наставник - гуру, направивший Морозова на путь истинный. Были версии, что у него появилась женщина, которая не переносит запаха табака и алкоголя. Но, увы, женщина у Морозова после смерти жены так и не появилась. Он так сильно любил её, что после ухода своей любимой из жизни долгое время пребывал в депрессии. Он бы давно спился и отправился вслед за ней, если бы не странное увлечение эзотерикой, неизвестно откуда взявшееся. Вот и сейчас перед ним выплыл её нежный образ и поманил к себе рукой.
 - Алёна,- тихо вымолвил Морозов, протягивая ей руку, но тут же сильный порыв ветра вернул его в реальность.
- Не надо думать о ней. Я ещё нужен здесь! – Мысленно приказал себе Петрович, осознанно перенаправляя поток мыслей в другое русло. Объектом его дум стал сын Тимофей, который уже в этом году заканчивал школу. Его успехи оставляли желать лучшего. Об учебе он забыл вообще, его волновали только пьянки, гулянки и представительницы противоположного пола. Отец устал бороться с ним, пустив его развитие на самотёк. Отмахнулся и от мыслей о сыне, после чего в голове Морозова возник четкий образ Жени Мохова – племянника, которого он очень любил, наверное, даже больше чем сына. Морозов стал ему как родной отец, когда тому исполнилось тринадцать лет и тот внезапно осиротел. Родители Мохова погибли в автокатастрофе, причину которой установить не удалось. При мысли: «Как он там?» Петрович воочию увидел лицо Жени. Мохов на самом деле стоял рядом и улыбался. Морозов поразился секундной материализации своей мысли.
- Женька! Как я рад тебя видеть! Я только сейчас думал о тебе, а вот и ты. Ты какими судьбами здесь оказался?
- Да мимо тут проходил, - сказал Женя, помогая Петровичу встать, - Смотрю, тело. Думаю, надо подойти, помочь человеку.
- Хохмач, - сказал Морозов, обнимая племянника.
 - Ты, я смотрю, все хорошеешь и молодеешь, прям качок, - констатировал Евгений, оглядев подтянутую фигуру дяди.
 - Пошли в дом, накормлю бедолагу.

 Дарья Шапкина долго стояла и смотрела на свой сотовый телефон, закусив губу. Разговор с Моховым прошел не в том ключе, в каком бы ей хотелось. Он стал с ней грубым и агрессивным, хотя, она считала, что провокации с её стороны не было, и его неадекватное поведение спровоцировано какими-то другими, неизвестными ей причинами. Какой факт из его жизни она могла пропустить? Она же постоянно следит за ним. Непонятно. Из динамика на стене донесся гундосый, шепелявый, противный голос.
- Гунда! Что у тебя с Клобором? Даша вздрогнула от неожиданности.
- Всё под контролем, - ответила она с напряжением.
- Ты приставлена к нему, чтобы контролировать все его перемещения, так?
- Так точно.
- В таком случае, где он сейчас?
- Я…- хотела оправдаться Шапкина, но, как назло, в голову не закрадывалась ни одна даже самая нелепая мысль, - не знаю.
- Очень плохо, что не знаешь, - раздраженно скрипнул динамик. Дашу передернуло, она ненавидела этот голос, - придется приставить к нему более опытного лазутчика, чем ты.
- Я попытаюсь все исправить, - ответила на тираду Шапкина.
- Даю тебе сутки, чтобы найти его, - скрипнул динамик и замолк.
- Ну, Клобор, ну ты и сволочь. Ты у меня попляшешь. Через пятнадцать минут к подъезду дома, где проживал Евгений, с визгом подъехала Хонда CRV синего цвета. Из нее вышла девушка с короткой стрижкой, спортивного телосложения и быстрым шагом направилась к подъезду. Издалека её можно было принять за парня. После серии коротких звонков в дверь, девушка открыла её с помощью ключа. Осмотрев комнату, кухню и туалет, Дарья поняла, что Женя улизнул от неё, и что его поиски могут затянуться.
- Куда ты смылся, корректор? Я ведь тебя из-под земли достану, - процедила сквозь зубы Шапкина и от злости вышибла ногой дверь в ванную комнату.

 Единственным человеком, который серьёзно относился к Жениным «фантазиям», был его дядя. Он и на сей раз выслушал племянника серьёзно, не перебивая и не отмахиваясь как от назойливой мухи. У него даже ни разу не появилась усмешка на лице. После того, как Женя закончил пересказ своего последнего сна, Морозов ушёл в себя на несколько минут, потом произнёс:
- Ты не перестаёшь меня удивлять, Евгений, то бишь Клобор. Повтори ещё раз, что говорил Шнайдер про освободительное движение?
- Он сказал, что я лидер какого-то свободного племени. Дословно перевести не могу, суть именно такая.
 - Любопытно…- задумчиво произнёс Морозов, потирая подбородок большим и указательным пальцами,
- Похоже, что мы все замешаны в большой игре.
- Что ты имеешь ввиду?
- Дело в том, что меня давно посещают мысли об общечеловеческой несвободе, и то, что ты мне сейчас рассказал, вполне соответствует моему пониманию мироустройства.
 - Я не понимаю, при чём здесь мироустройство, когда речь идёт о том далёком мире, где я оказываюсь в своих снах, и при чём здесь человечество? Морозов поднял правую бровь вверх, что дало понять Евгению об элементарности и обыденности объяснений своего дяди. - Всё очень просто. Это не просто сны, а сновидения, в них всё реально.
- Но чем отличаются сны от сновидений? – рассуждения дяди всё больше загоняли в тупик. Мохову уже хотелось закрыть тему, – ведь это одно и то же, и вообще больше не хочу говорить об этом.
Морозов ухмыльнулся и понимающе кивнул, похлопав племянника по плечу.
 - В тебе сейчас говорит страх узнать что-то новое, что не вписывается в твою модель мироописания, но ты должен понять, что путешествуя по миру сновидения, ты уже нарушил те рамки, в которых привык существовать. Евгению хотелось спорить и доказывать, что это простые сны, только более яркие и красочные, чем обычные.
- Хочешь чая? – неожиданно спросил Морозов, чувствуя замешательство собеседника.
- Спасибо, не откажусь, - ответил Мохов. Петрович налил в глиняные кружки зелёный чай, и комната наполнилась запахом жасмина.
- Мой любимый, - прокомментировал Николай Петрович, делая глоток, одновременно вдыхая аромат, - ты всегда поражал меня, племяша. У тебя талант, но ты даже не догадываешься об этом. Некоторые люди посвящают всю жизнь тому, чтобы научиться сновидеть, выходить в астрал, накапливать энергию Земли, космоса, так и не добившись никакого результата, а ты делаешь это с лёгкостью, неосознанно. Тебе кажется, что ты спишь и видишь сны, но ты не задумываешься, почему тебе удаётся контролировать свои движения, видеть детали своего сна и даже общаться с его обитателями. Разве это сон, сам подумай? При желании ты можешь увидеть свои руки и ноги. Это будет для тебя несложно, я уверен.
- Если я тебя правильно понял, значит, тот мир существует?
- Существует много миров, один из которых ты посещаешь. Мы привыкли думать, благодаря средствам массовой информации и окружающим нас людям, что наша Земля единственная зеленая, населенная живыми существами планета в нашей галактике, различные необъяснимые явления, такие как НЛО, аномальные зоны, пространственно-временные дыры – все это бред и выдумки сивой кобылы. Это и есть защита мозга перед неизвестностью, присущая всем людям. Мы живем в социальном мире, который формирует из нас тех, кем мы сейчас являемся. Благодаря этим рамкам, у нас исчезло ощущение радости, беззаботности и огромной силы, которое неоднократно посещало нас в детстве. - Ты говоришь как философ, я и не знал, что ты такой. Но позволь мне не согласиться насчет «рамок» . Они нужны, чтобы не было хаоса и анархии.
 - Возможно они и нужны для каких-то целей, но эти цели не имеют человеческой природы, я уверяю тебя. Кому-то выгодно держать человека в клетке, а потом, когда наша энергия истощится, и вовсе сожрать с потрохами.
- Ты говоришь ужасные вещи, дядя Коля. Кого ты имеешь ввиду?
- Ты не должен пока знать. Если я скажу тебе об этом, то подвергну страшной опасности, а у тебя ещё недостаточно энергии, чтобы сопротивляться злу. Пусть пока все остается на своих местах.

 Павел Ходов проснулся уже далеко за полдень, поцеловав тонкую шею Вари, он пошел принять душ. В квартире раздался громкий телефонный звонок.
- Алло, - недовольно проворчал в трубку Ходов. Он не любил, когда что-либо нарушает его планы, даже самые ничтожные.
- Здравствуй, Павел. У тебя мой-то? – послышался грубый женский голос на другом конце провода.
- Чей «мой»? Кто говорит?
- Это Даша Шапкина.
- А-а-а, Даша. Жени у меня нет, тебе виднее.
- Не валяй дурака! Говори, где он? Такой грубости и наглости Павел не ожидал и даже начал заикаться:
- Я п-правда не з-знаю.
- Я в курсе, что вы на днях были в Робинзоне, и ты познакомил его с очаровательной девушкой, поэтому в твоих интересах рассказать все, что ты знаешь о его местонахождении. Павел сглотнул. Ситуация была щекотливая и попахивала керосином. Чувствуя замешательство Ходова, Дарья добавила:
 - Я хочу расстаться с ним. Мне нужны ключи от квартиры, чтобы забрать свои вещи и съехать от этого подонка. «По такому поводу надо ей всё рассказать.»- подумал обрадованный неожиданным известием Павел – «наконец друган вздохнёт полной грудью».
 - Кажется я припоминаю, что он собирался на дачу к своему дяде.
- Где она находится?
- В Семёновском направлении, садоводство «Колокольчик», подробнее описать не могу, я там ни разу не был,- сказал Ходов.
 - Спасибо, я думаю, что этих данных мне будет достаточно. В трубке прозвучали гудки отбоя.
- А может не стоило говорить, – кольнула Павла мысль, прокатившаяся по телу неприятными мурашками.

   3 глава

Дача Николая Петровича представляла собой участок земли в двенадцать соток и небольшой двухэтажный домик. На первом этаже дома располагалась просторная кухня, соединенная с верандой и спальная комната для гостей, но так как гости приезжали редко, помещение использовалось как склад. Кухня выглядела так, что войдя в неё, становилось понятно, что хозяин – холостяк. В доме не хватало женской руки. На втором этаже находились две просторные комнаты, одна из которых являлась спальней Морозова с балконом, выходящим в сад. Петрович любил выходить на него сразу после сна, чтобы вдыхать ароматы цветущего сада, любоваться красивыми фиолетово-красными вьюнами, которые обвивали перила балкона, слушать гул трудолюбивых пчёл, с первыми лучами Солнца принимающихся за работу. Вторая комната обозначалась кабинетом или офисом. В ней вдоль стен располагались стеллажи с книгами. В библиотеке насчитывалось более двух тысяч книг, что говорило о начитанности хозяина и всегда впечатляло гостей. Кроме многочисленных книг в комнате стоял стол, с компьютером и подставки для дисков, которые тоже не пустовали. Музыкальный центр стоял на подоконнике. Комната вызывала только положительные эмоции ещё и потому, что была выдержана в деревянном стиле и в ней не было ничего лишнего. Полный релакс и творчество. В углу участка, который находился практически в лесу, стояла баня, где и пребывали на данный момент оба родственничка.
- Хорошо!- проревел раскрасневшийся Петрович, выходя голый на улицу и усаживаясь на скамейку рядом с крыльцом. Всё его тело излучало здоровье и силу.
- Да-а! – подтвердил Мохов, выходя из бани и держа в руке бутылку тёмного пива. Если бы ему сказали, что можно отдыхать без пива он бы просто не поверил. От обоих отделялись клубы пара.
- Банька у тебя козырная, дядя Коля, то что надо, да и сад замечательный.
 Белые вишни и розовые яблони резко контрастировали с низко ползущей, тёмно-синей тучей.
 - Скоро будет гроза, - сказал Петрович, услышав далёкие раскаты грома.
 У Евгения появилось ощущение озноба, но он отмахнулся от него, и оно прошло. Своему дяде об этом странном ощущении он не счёл нужным сообщить.
 - Пойдём прогуляемся по саду,- предложил Морозов.
Евгений был поглощён созерцанием творений Морозова, хотя, по-жизни был абсолютно равнодушен к земле и всему, что с ней связано. Он был вынужден признать, что заблуждался в бессмысленности земельных работ и приусадебной деятельности. Всё таки кропотливый труд Николая Петровича принёс свои плоды. Все деревья и кустарники были расположены рационально и выглядели ухоженными. В основном они были посажены по периметру участка с таким расчетом, чтобы не нарушалось свободное пространство. Несколько дорожек аккуратно были выложены брусчаткой и гармонично вписывались в окружающий ландшафт. Евгений обратил внимание также на то, что на участке не было прямолинейности, все углы были сглажены до полукругов. Газонные лужайки подстрижены неровно. Странность заключалась в том, что участки травы различались по высоте, создавая впечатление ступенчатости.
- Мне всё понравилось, но газон постриги поровнее, весь вид портит.
- А ты присмотрись получше, - засмеялся Морозов в ответ на замечание, которое его развеселило. Только после этой фразы Женя понял, что на газоне рисунок, причём очень красивый.
- Я сделал несколько копий «кругов на полях», - с гордостью сказал Морозов, - лучше всего эти круги смотреть со второго этажа дома.
 С небес стали падать первые капли дождя. Узор в виде знака инь – ян с множеством мелких деталей вызвал у Евгения глубокое чувство гармонии и спокойствия.
- Каждый из символов вызывает определённое чувство, - прокомментировал Морозов, - вот этот, например, - он показал на символ, расположенный поодаль от инь – ян, выполненный виде многоконечной звезды, окружённый мелкими шариками обозначает безграничный разум Вселенной.
- Откуда берутся эти круги на полях?
- Даже учёные не могут найти ответ на этот вопрос, но я попытаюсь ответить. Есть некие силы, которые пытаются помочь человечеству выкарабкаться из гнили зловонной ямы, в которой оно оказалось.
- Каким образом круги могут помочь?
- Сейчас ты испытывал чувство умиротворения, когда смотрел на инь-ян, не так ли? Женя кивнул.
 - Вот это и есть воздействие этих кругов. Если долго на них смотреть в нас начинают происходить некие изменения, касающиеся не физического, а энергетического тела. Происходит его гармонизация, сопровождающаяся комплексом глубоких психо-эмоциональных переживаний, воспринимающихся в виде образов и приятных, щекочущих кожу ощущений.
 - Здорово, - согласился Женя, поражённый увиденным и услышанным. За философскими разговорами они не заметили, как быстро стемнело, а дождь превратился в сильный ливень. Где-то совсем близко сверкнула молния, и гром не заставил себя долго ждать, покрыв всё пространство вокруг громким рыком. Оба родственника решили не искушать судьбу и сели на ту же самую скамейку под козырьком бани. Женю вновь посетило то же самое ощущение, похожее на озноб, которое резко усилилось по сравнению с прошлым разом.
- Что с тобой?- обеспокоился Петрович, глядя на побледневшего племянника.
- Что-то не так…-тихо вымолвил молодой человек посиневшими губами. Неожиданно Мохов резко толкнул дядю в бок так, что тот слетел с лавки, кубарем прокатившись по земле.
- Ты что делаешь? Ошалел что ли?!- крикнул испуганно Морозов.
Последовавший за последней фразой мат был прерван оглушительным треском. В том самом месте, где он сидел, возник взрыв, полетели щепки, образовав в стене бани выбоину сантиметров в двадцать. Сквозь опилки, залепившие лицо, Женя увидел несущуюся на огромной скорости по лесной дороге синюю Хонду CRV с приспущенным боковым стеклом, из которого торчало дуло огнестрельного оружия.
- Петрович! Мы под обстрелом!- заорал Евгений, хватая дядю за руку и помогая ему встать. Забежав за баню, они столкнулись с высоким, под два метра ростом, человеком с ничего не выражающим лицом. На нем был синий, обтягивающий костюм.
- Кто вы?- спросил Женя первое, что пришло на ум.
- За мной…- скомандовал высокий, повернулся к ним спиной и быстрым шагом направился в лес. Позади прогремел выстрел с последующим взрывом, разворотившим угол бани в щепки. Молния осветила лес.
 - За ним, в таком виде? – в недоумении спросил Петровича племянник, показывая на свои гениталии.
- Если стесняешься, можешь одеться!- крикнул Петрович, бегом догоняя «синего». Поняв всю нелепость своего вопроса, Мохов побежал за ними. Тем временем из хонды вышло трое в коричневых облегающих костюмах, одной из которых была девушка с короткими волосами. Они продолжали обстрел беглецов из неземных ружий, стреляющих небольшими шариками, которые мощно взрывались, достигая цели. Женя готов был впасть в истерику и было бы понятно по какой причине. Стопы ног то и дело пронзала боль от сосновых иголок и шишек, сверху лил дождь. Всё пространство колебалось от упругих взрывных волн, грома и бушующей природной стихии. Казалось, что земля уходит из-под ног. Пикантность всей ситуации прибавлял хруст сучьев и валящиеся деревья. В лесу с разных сторон то и дело сверкали молнии в виде тонких белых нитей, вонзающихся в землю. В течение пятиминутного бега в интенсивном изнуряющем режиме, они наткнулись на небольшую полянку, на которой находился непонятный агрегат, напоминающий по форме каплю. Не было времени на раздумья и размышления о реалистичности происходящего, так как преследователи были совсем близко. Николай Петрович подтолкнул племянника в спину и тот оказался внутри летательного аппарата. Последним зашёл синий и ловко захлопнул люкообразную дверь. Когда он повернулся, Женю посетило ощущение, что он знает этого человека. Борт корабля сотрясло взрывом от очередного достигшего цели шарика.
- Взлетай, Кварк! Что ты медлишь? – крикнул Николай Петрович неведомо куда и кому. Аппарат покачнулся, все ощутили силу притяжения, возникшую от быстро набирающейся высоты. Евгений в недоумении уставился на Петровича. Тот пожал плечами и сказал:
 - Скоро ты всё узнаешь и поймёшь… От мозговой перегрузки и глубокого потрясения в следствии всего происходящего Евгений отключился.

Дарья Шапкина, она же Гунда, предстала во всей красе перед обладателем противного гундосого и шепелявого голоса, того самого, из динамика, который недавно давал распоряжение о ликвидации Клобора.
- Слушаю, - сказал лысый, с бородой и усами невысокого роста эмиссар. Его бесцветные глаза уставились на Дашу в ожидании ответа. Шапкина поёжилась, она никогда не могла понять какое настроение у начальника по имени Шиллер. Вышеупомянутый обладал непробиваемой защитой, хотя сам мог считывать мысли других и всегда знал ответ заранее. - Мы его упустили, - промямлила Даша, глядя в пол,
- Они нас опередили, как мы ни старались.
 Шиллер глубоко вздохнул.
- Мало того, что ты допустил очередную встречу с северным направляющим Триплексом, но он вошёл в плотный контакт с Вандой. Ты знаешь, что это значит? – бесцветные глаза Шиллера расширились до предела, - то, что ты отстранена от дела, - закончил он, жестом указав на дверь. Гунда хотела было возразить, но, мысленно получив приказ покинуть помещение, вышла из кабинета босса.

 На этот раз Клобор увидел мир Фракталя (так называлась планета, которую он посещал в своих снах) с неожиданного для себя ракурса. Сначала он не мог понять где находится и что с ним происходит, ведь он проник сюда будучи без сознания, а не из привычного сна. Осмотревшись вокруг, он осознал, что парит в слоях атмосферы Фракталя. Клобор долго рассматривал планету с расстояния двухсот метров над поверхностью. Для себя он открыл много нового. Во-первых, на планете были моря и озёра, а соответственно и суша, занимающая большую часть поверхности. Во-вторых, даже на таком расстоянии до него доносился шум, который сначала воспринимался как однородный гул. Напрашивался вывод, что есть и то, что его производит или те, кто его продуцирует, а значит на планете есть жизнь! Внимательно присмотревшись к поверхности планеты, Клобор увидел, что её покрывает прозрачная разноцветная «плёнка», напоминающая мыльный пузырь. Другого сравнения на ум не приходило. В этой «плёнке» превалировали грязно-жёлтые тона, но кое-где встречались «островки» серебристо-белого цвета, которые то уменьшались, то увеличивались в размерах, создавая эффект пульсации. Серебристо-белые островки отделялись от жёлтой массы, как сам Клобор для себя охарактеризовал, демаркационными линиями (есть такое понятие в патологической анатомии, означающее область, отделяющую здоровую ткань от зоны некроза, медицинское образование давало о себе знать), представляющие собой полосы ультрафиолетового света. Клобор захотел рассмотреть планету получше, и у него получилось приблизиться на несколько десятков километров. Он осознал, что перемещение удалось совершить благодаря сильному желанию приблизиться к планете. Физических усилий он не прикладывал. Он попытался увидеть своё тело, но попытка была безрезультатной, его просто не было! Существовал только поток внимания, который он мог перемещать с помощью мысли то на поверхность Фракталя, то на небесное светило, то на далёкие звёзды. Поупражнявшись немного с вниманием, Клобор решил продолжить свой полёт к поверхности планеты, придав своему пучку сознания ускорение. В течение нескольких секунд картина кардинально менялась. Серебристые островки, коих насчитывалось не меньше десятка с видимой Клобору стороны, увеличились во много раз, а демаркационные линии превратились в широкие полосы с непрекращающимися ультрафиолетовыми вспышками. Изменение коснулось так же и шумового эффекта, воспринимавшегося неизвестным до настоящего времени анализатором. Ранее слышимый однородный гул подвергся расщеплению на гамму звуковых тонов, состоящую из хлопков разной тональности. Приблизившись ещё на несколько километров, Клобор завис над серебристым пятном, напоминавшим огромное стадо баранов в грязном осеннем поле. Хлопки стали громче и приобрели рокочущий характер. При созерцании этой картины, его осенила мысль, пришедшая в виде озарения: «Это облака, которые я видел в каждом своём сне». Мозг пронзила картина-воспоминание, в котором серебристое облако сталкивается с жёлтым перистым. В результате диффузии веществ возникает мощный ультрафиолетовый взрыв с огромной взрывной волной. Теперь он видел этот процесс в глобальном масштабе и понял, что планета охвачена войной облаков, которые являлись живыми, а возможно и наделёнными разумом, существами. От зрелищности картины у Клобора захватило дух. В какой-то момент ему показалось, что его зовут, но он не мог оторваться от картины и осмотреться. Когда он отчётливо услышал:
- Женя, очнись, просыпайся – изображение перед глазами стало нехотя сворачиваться, удаляться и появилось не очень милое ощущение, что он попал в трубу пылесоса, засасывающего его в неизведанные и невообразимые измерения и галактики.

 Открыв глаза, Евгений подумал, что он попал на «тот свет». Все вокруг было белое. Вторая мысль была о том, что он находится в палате психиатрической клиники, потому что комната имела белый потолок, стены, а его тело лежало на белоснежной кровати. Глаза Мохова закрылись от ощущения жжения и «песка», спровоцированного ярким светом, обстановка испугала его настолько, что ему захотелось вернуться на Фракталь.
- Женя, здравствуй, - сказал нежный женский голос справа от кровати. Это был тот же голос, который вытащил его из мира сновидения. Мохов вздрогнул от неожиданности и оглянулся. На стуле рядом с кроватью сидела девушка в белом облегающем костюме, который сливался с окружающим фоном, создавая эффект отдельного лица. Узнал он её не сразу, её большие серо-зеленые глаза вернули его в недалекое прошлое, где присутствовал ресторан «Робинзон», набережная, непроглядный туман, Виктория! Перед ним сидела именно Вика, Которую он видел всего один раз в жизни, а чувство трепета уже жило в сердце. От неожиданности он вздрогнул, лишившись дара речи.
- Вика…Что ты здесь…Где я? Я ничего не понимаю…- пытался выяснить он, но язык не слушался.
- Скоро ты все поймешь,- сказала она, улыбаясь, успокаивающе поглаживая его по голове. Девушка понимала замешательство Мохова и поэтому всем своим видом показывала, что ничего страшного не происходит. Евгений стал глубоко дышать, чтобы успокоиться и обрести над собой контроль, но белые стены будоражили воспаленный ум. Хотелось вскочить с кровати, орать и прыгать, крушить всё вокруг.
- Объясни мне, - всеми силами стараясь держать свой порыв, начал говорить Евгений,- где мы находимся, и что ты здесь делаешь?
- Мы находимся на базе освободительного движения, на дне «Великого» озера.
- Ты шутишь?! – лицо молодого человека исказила гримаса, такая, что Виктория не удержалась и расхохоталась как маленькая девочка. Всё это время она сдерживала порыв смеха, но в этот момент не удержалась. Женя тоже засмеялся, смех Вики разрядил обстановку как нельзя кстати, да и сам он понимал всю комедийность ситуации. Когда оба успокоились, он задумался.
- Значит всё было реально? Вика подтвердила кивком.
- А дядя Коля? С ним всё в порядке?
- В полном.
- Где он сейчас?
- Отдыхает, но скоро он проснётся и вы снова встретитесь.
 Евгений вдруг почувствовал прилив нежности и невыносимой тяги к Вике. Захотелось обнять её и не выпускать никогда из своих рук. Но в нем присутствовало противоречивое чувство робости и стеснения, что успешно побеждало его душевный порыв. Он не мог дотронуться даже до её руки, не говоря уже обо всём остальном. Виктория, судя по всему, поняла намерение молодого человека и сама прильнула к нему, поцеловав его в шею около уха, при этом нежно прошептав:
- Наконец-то ты с нами, наш вождь. Ты пока отдыхай, набирайся сил, а мне пора,- она встала и пошла к выходу.
- Мы ещё увидимся? – он всё ещё сомневался в реальности происходящего.
- Конечно, - сказала девушка, обернувшись у самой двери. В её взгляде пылала страсть. Послав Евгению воздушный поцелуй, она исчезла в тумане белой стены. На новоиспечённого предводителя нахлынула волна благодати. Теперь эта белая комната, казавшаяся поначалу адом, превратилась для него в прекрасный райский уголок, откуда вообще не хотелось уходить. Женя забылся поверхностным сном.
 - Ну, как он? – спросил Николай Петрович Вику, как только она вышла из комнаты, - Что он сказал?
 - Он счастлив, - ответила она, довольная собой.
- Я так и думал. Ты просто прелесть. Рядом с такой красавицей все вокруг оживает, даже я. Виктория улыбнулась, но в ответ ничего не сказала.
- Как ты думаешь, Ванда, наш корректор проснулся?
- Мне кажется, что нет, хотя я могу ошибаться, а как ты считаешь?
- Способности у него есть, он спас меня от снаряда, если бы не он, мой прах был бы развеян ветром по всему миру.
- Что нам с ним делать?
- Ему нужно помочь раскрыться. Я думаю это в наших интересах, и нам под силу.
 - Как ты хочешь это сделать?
- Расскажу ему истинное положение вещей.
- Может стоит выдавать ему информацию порционно, что бы не шокировать его?
 - У нас слишком мало времени. Мы долго держали его в неведении и теперь пришло время раскрыть для него все тайны. Мы дождались того, что за ним началась настоящая охота, причем, ты знаешь, что они могут выйти на нашу базу.
 - Согласна, они будут искать его.
 - Вот именно, поэтому он обязан знать абсолютно все. Враг очень опасен, если Клобор займется самосовершенствованием, вскоре сумеет сам защитить всех нас от монстров.
- Делай так, как считаешь нужным, не мне тебя учить.
После слов Ванды Петрович тихо проник в Женину комнату и обнаружил его отжимающимся от белоснежного блестящего пола. Тот, увидев гостя, резко встал.
- Ба, какие люди и без охраны! – сказал удивленно Евгений. Сначала он не обратил внимания на преображение Николая Петровича, но присмотревшись к его моложавому лицу, очень удивился и даже испугался. Выглядел Морозов на тридцать с хвостиком. На нем был белый костюм как у Виктории, через который контурировались неслабые мышцы. Короткая спортивная стрижка, большие, сияющие молодостью глаза, гладкая кожа без единой морщины – всё это говорило о магическом превращении, по-другому объяснить эти перемены Евгений для себя не мог.
- Что-то не так? – иронично спросил Морозов, заметив замешательство племянника.
- Ты не тот дядя Коля, которого я знал раньше, - вымолвил, наконец, Евгений после долгой паузы, Морозов разразился хохотом. Он смеялся до слёз, только через несколько минут он смог успокоиться и посерьёзнел.
- Дядя Коля теперь в прошлом… - многозначительно сказал он - Что ты имеешь ввиду?
- У меня вообще много имён и фамилий, о которых ты не знаешь. Для тебя я, до некоторого времени был дядя Коля, для кого-то – Николай Петрович Морозов, для третьих – Иван Ибрагимов и т.д.. Всё это маски для окружающей реальности, без которых можно просто погибнуть.
- Но зачем весь этот маскарад? - Я тебе уже сказал, чтобы маскироваться от невидимых врагов, тогда меня будет трудно вычислить и изловить. А потом, все имена, прозвища, клички – это обозначения тебя как личности. Но суть не обозначается именем, понимаешь? - Я не понимаю.
- Ну и не надо. Со временем в голове у тебя всё разложится по полочкам. Перейдём к главному. Меня зовут Триплекс.

 4 глава

 Положение вещей на планете Земля обстояло не лучше, чем на планете Фракталь при всём, казалось бы, благополучии. Со слов Триплекса, Клобору стало ясно, что планету Земля охватила невидимая война. Противостояние осуществлялось между пробудившимися людьми и колонизаторами планеты, являвшимися энергетическими сущностями, невидимыми человеческому глазу, в рацион питания которых входили негативные эмоции и мысли человека. Средствами массовой информации предоставлялся большой спектр новостей, фильмов и передач, включающих в себя только насилие, убийства и тому подобные неблагородные деяния. Естественно, они влияли на человеческую психику. По утверждению Триплекса всё это дело рук этих сущностей, пытающихся поработить человеческий вид и использовать его в своих целях. Их можно назвать энергетическими вампирами или, как называл их Триплекс, «летунами». По словам дяди, они прикреплялись, можно сказать присасывались к человеку в момент его рождения, одновременно с процессом одухотворения тела новорожденного. По словам Триплекса выходило так, что человек с самого рождения терял свободу, становясь субстратом для летунов, сбросить которых очень сложно. Всё человечество поделилось на две категории: спящие и пробудившиеся, по критерию наличия или отсутствия энергетического вампира. У некоторых их могло быть более десятка. Это зависело от энергетического потенциала жертвы. Те люди, у которых было много летунов, сами являлись опасными для общества потому, что при вхождении с таким человеком в контакт, существовала угроза истощиться до смерти. Клобор также понял, что рабство человека зависит напрямую от собственной воли. Если вести правильный, здоровый образ жизни, по возможности отрешиться от всего земного (материального) и при этом не поддаваться на провокации окружающих, то симбиоз между человеком и вампиром до такой степени истончается и становится незаметным, что эту связь можно разорвать без особого труда и стать независимым.
- Я, например, пробудился благодаря своему саду, - сказал Триплекс, - Я надолго уходил из реальности жизни, существуя как отшельник, и мой летун куда-то делся. Я сам даже не понял, когда и как это произошло, просто в один прекрасный день я ощутил неимоверную лёгкость, как будто моё тело парило в воздухе. После описания этого ощущения, Клобору показалось, что он уже испытывал нечто подобное, неподдающееся объяснению, ничем не спровоцированное чувство полета, состояние невесомости в течение нескольких часов. В последствии он привык к этому.
- А у меня есть этот самый летун? – спросил Клобор, добавив при этом привычное «дядя Коля». Триплекс ухмыльнулся и чуть не рассмеялся:
- На счет «дядя Коля», ты можешь называть меня так, как привык, пусть. Теперь, на счет твоего вопроса. Я не знаю, ты сам должен ощущать это. Если он есть, то твой мозг подавлен, ты не можешь мыслить образно, ты видишь во всех окружающих тебя вещах только негативную сторону. Тебе тяжело двигаться и даже дышать. Вот это и есть проявления нехватки энергии, которую у тебя забирают.
- У меня бывает такое только в присутствии некоторых людей. Когда я один, наедине с самим собой – мне хорошо. У меня непрерывное чувство радости и гармонии с природой.
- Это объяснимо. В тебе кипит энергия Кундалини – древа жизни, но рядом с вампирами тебе нелегко. Ты для них как солнце после вечной зимы, как светлячок в гнилом сыром подвале. Они видят тебя за километр, чувствуют твое приближение и набрасываются. Поэтому ты нелюдим, ты избегаешь толпы, шумных вечеринок, даже магазины для тебя целое испытание.
- А как же моя работа?
- Ты принимаешь по одному человеку, а не скопом двадцать, поэтому ты не чувствуешь процесса отдачи. Усталость ощущается под конец рабочей смены, когда ты еле передвигаешь ноги, чтобы добраться до своего дома, не так ли?
- Да. Не всегда, но бывает такое довольно часто.
- А скажи мне, Клобор, рядом с каким человеком ты больше всего чувствуешь дискомфорт? - С Дашей, - ответил Евгений с быстротой молнии, не усомнившись ни на секунду.
- И ты с ней до сих пор? – удивился бывший Морозов,- почему ты до сих пор не расстался с ней? Хотя… Я понимаю почему.
- Почему?
- Потому что она является лазутчиком «Катапульты».
- Чего…? – не понял Евгений.
- Это долгая история, но я тебе расскажу. Когда люди стали освобождаться от гнета колонизаторов, а таких постепенно становилось все больше, невидимые враги привели в действие систему контроля –«Катапульта», так называли её пробудившиеся. Я уверен, что твоя Даша – представитель этой системы. Иначе как объяснить её цепкость? Она же к тебе просто прилепилась как банный лист и стала контролировать каждый твой шаг.
- Не может быть, мне верится в это с трудом, это просто её натура, она такая сама по себе.
- Почему ты защищаешь её? – в недоумении уставился на племянника Триплекс, - что она с тобой сделала?
- Да я не её защищаю, а свой мозг от перегрузки, так и с ума сойти можно…
- Вот эти речи уже более правильные, ты меня радуешь, - облегченно вздохнул дядя Коля. - Зачем ей контролировать меня, дядя Коль?
- Я сам не понимаю, скорее всего потому, что через тебя враги хотели выйти на нашу базу, а возможно, ты был для нее обычным энергоисточником. Это у Даши надо спрашивать. Суть в том, что ты им был нужен, мы легко вчера отделались, иначе, сейчас бы мы с тобой не разговаривали.
- А как же обстрел? Для чего все это?
- А ты вспомни что было до него, тебе ведь звонила Даша?
- Ну да, я как раз отказался от похода по магазинам и поехал на дачу к тебе, но не докладывал, куда отправлюсь, - рассуждал Женя.
- Абсолютно верно, я так и думал, предполагал нечто подобное. Как только ты выбрался из её цепких коготков, ушёл из-под контроля, ты едва не поплатился жизнью, - констатировал бывший Николай Петрович.
- Неужели я жил всё это время бок о бок с врагом? – от осознания действительности Клобора замутило, но он взял себя в руки, и приступ прошёл. Несколько минут родственники просидели в непринуждённой тишине и глубокой задумчивости. Вдруг, в голове Евгения промелькнуло воспоминание, что он и раньше пару раз видел свою Дашу на Хонде CRV синего цвета, но девушка быстро оправдывалась: « Подружка дала прокатиться», а ведь у неё есть своя зелёная девятка.
- …все факты сходятся, - вымолвил Клобор, - это была Дарья. Она в нас стреляла вчера. - Возможно и не она, существует система способная уничтожить все отряды сопротивления на планете.
- А сколько у нас отрядов?
- По всему миру их насчитывается около двадцати, наш один из них. - Скажи мне, дядя К…, Триплекс, а как здесь оказалась Виктория? Она тоже состоит в этом отряде?
- Мы зовем её Вандой. Её история очень похожа на твою, да вы вообще похожи. Единственное отличие между вами это память. Она помнит всё, а ты ничего…
- Что ты имеешь ввиду?
- В своих снах ты получал уйму информации, но по непонятным причинам не пользуешься ей. Напрашивается вывод, что у тебя её просто стёрли или «затолкали» глубоко в подсознание и она стала для тебя недоступной.
 Здесь Клобор счёл нужным рассказать о своём недавнем сне, в котором видел масштабное сражение, на что у Триплекса нашлась интересная интерпретация:
 - На Фрактале тоже идёт война, но на более высоком уровне. Я был там, не столько раз, конечно, сколько ты, но достаточно для того, чтобы понять, что там происходит. - Ты был на Фрактале? – сильно удивился Клобор.
- Был, скажу даже больше, мы с тобой там встречались, но, конечно, ты не помнишь этого. Так вот, - начал своё объяснение Триплекс, - на той далёкой планете идёт война на уровне мыслей! Те самые облака, про которые ты рассказал, и есть мысли, только в том мире они наполовину материальные.
- Одни мысли уничтожают другие? – перебил рассказ Женя.
- Не торопись, не всё так просто, они компенсируют, т.е. взаимодополняют друг друга. Во время процесса слияния разнополярных мыслей происходит взрыв.
- Если есть мысли, значит, есть и те, кто их синтезирует,- опять прервал его Клобор.
- В этом ты прав, но об этом потом, - начал было раздражаться Триплекс, но сразу же погасил в себе ненужные эмоции, - сейчас ты должен отдохнуть. Нас ждут, как говорится, великие дела,
- Триплекс похлопал племянника по плечу, улыбнулся, пояснил, что ему куда-то пора и вышел. Клобор лёг на кровать, расправил тело, сладко потянулся руками вверх, закинул их за голову и погрузился в раздумья по поводу всего услышанного. С одной стороны он никак не мог поверить во всё это, но с другой стороны знал, чувствовал, что всё это правда.


Без особого усилия он проник в мир Фракталя. Он видел облака, но они его мало интересовали. Его волновали существа, продуцирующие их. Проникнув сквозь рефракционную пленку облаков, он начал парить над поверхностью планеты, которую покрывали скалистые горы и леса. Кое-где встречались и гладкие равнины, испещренные зигзагообразными оврагами, в которых протекали газообразные жидкотекучие субстанции. На один из пологих холмов, с которого открывался живописный вид на огромный лес, Клобор решил приземлиться и пройтись пешком. Фиолетовое Солнце находилось в зените. Где-то вдалеке раздавались взрывы. Клобора заинтересовал объект, напоминающий сухой куст, находящийся в нескольких сот метров от него. Он решил осмотреть его получше и переместился к нему с помощью энергии мысли. Перед ним находился далеко не куст, а огромное по размерам существо, не подающее никаких признаков жизни. Напоминало оно земного инсекта, только размер его был в тысячу раз больше. Все его членистоногое тело покрывала зеленая слизь. Заметив присутствие рядом с собой чужака, насекомое медленно шевельнулось и попыталось встать, но безуспешно. Клобор дотронулся до него, чтобы успокоить. Произошло что-то странное. Сначала возник разряд, который прошел волной по всему энергетическому телу Клобора, сменившийся потерей зрения. Еще одна вспышка, и Клобор начал видеть объемные картины, быстро сменяющие одна другую. Скорость потока информации была очень высокая, и ему не удалось проанализировать каждую картину. Запомнился только огромный шпиль, напоминающий земной громоотвод, только более высокий и в основании широкий и огромный прозрачный купол, достигавший нескольких километров в диаметре. Через несколько минут, которые казались Клобору вечностью, поток информации прервался, и изображение планеты перед глазами восстановилось. Инсект был мертв, и Клобор уже никак не мог ему помочь.

  5 глава

    Если кто когда-либо бывал в тех местах, где расположено озеро «Великое», тот понимает, как там необычайно красиво. Оно находится около деревень Малые и Большие Удолы, недалеко от русла реки Клязьма, рядом расположен небольшой городок Вязники. Озеро не просто красиво, но и знаменито легендами. В округе говорят о том, что иногда из озера выходят люди, но это еще не вся странность... Люди сразу как-то исчезают.… Наверное, именно поэтому все слухи постоянно подвергаются опровержению тех, кто не видел все собственными глазами. А еще, ко всему нужно добавить, местные жители частенько видят там НЛО, в виде светящихся шаров и дисков с разными огнями по периметру. Кроме того, на озере много хуторов высокопоставленных чиновников с угодьями для рыбалки охоты, однако после учащения случаев появлявшихся «пришельцев», желающих поохотиться и порыбачить становилось все меньше.
Но был один человек, которого слухи или не пугали, или просто обошли стороной. Его звали Игнатом. Это был молодой человек двадцати трех лет от роду. Он был высок, плечист, имел крупные голубые глаза, широкие скулы, длинные русые волосы. Викинг, одним словом. Он являлся заядлым походником и часто наведывался на Великое озеро. Он любил отдыхать на природе, любоваться местными птицами, смотреть на закат Солнца над гладью озера. Озеро было провального типа, диаметром около километра. Многие ученые гадали о его происхождении. Одни говорили о том, что в образовании озера виноват северный ледник, другие утверждали, что оно возникло вследствие карстового провала. Третьи гипотетически предполагали, что оно создавалось искусственным путем, но кем, когда и с какой целью объяснить не могли.
Викинг-Игнат расположил свою палатку на северном берегу озера со стороны леса. Был конец июля, уже не было назойливых комаров и надоедливых слепней, поэтому Игнат наслаждался одиночеством и природой в полной мере. Раздевшись до гола, он нырнул в воду и проплыл метров триста без остановки. С небес стал накрапывать дождь, водную гладь нарушила рябь.
- Звуки космоса, - подумал он. Все ожило вокруг от нежного звука падающих капель. От наслаждения макушку молодого человека свела приятная судорога, которая волной прошла по всему телу и закончилась на кончиках пальцев ног.
- Как хорошо!
Далее стало происходить нечто странное. Игнат начал слышать звуки голосов прямо из воды. На берегу не было ни души. Голоса становились громче по мере приближения Игната к центру озера.
- Что за черт! Слуховые галлюцинации? Бред какой-то.
Но это был не бред. Он четко слышал два мужских и один женский голос, как ему показалось, они спорили о чем-то. Затем кто-то назвал его имя.
- Быть не может! – Игнат снова принялся искать людей на берегу, но опять безрезультатно.
- Игнатий!- четко позвал его женский голос.
Панкратов опешил, его испуг был неимоверным, и он изо всех сил начал грести к берегу. Когда до берега оставалось метров пятьдесят, он остановился и прислушался. Голоса больше не повторялись.
- Может русалки? Черт его знает, наваждение какое-то.
Вдруг, в нескольких метрах перед собой, в водной ряби он увидел два глаза. Обезумев от ужаса, он ринулся к берегу, но чья-то сильная рука схватила его за голеностоп и потащила вниз, под воду. Лягался он не долго. Наглотавшись воды, Игнат перестал сопротивляться и поддался силе, потащившей его на дно.

       Будучи отстраненной от дела, Гунда не теряла ни секунды, чтобы разыскать Клобора. На это и делал ставку Шиллер, зная упертый и злопамятный характер своей подчиненной.
Он нисколько не сомневался, что отказ для нее – дополнительный стимул к действию, но он даже не предполагал, что его план может ему же навредить.
Гунда разыскала одного себе подобного лазутчика, который давно вышел из этих игр. Фактически на Земле его не было, присутствовала только «сдувшаяся» человеческая оболочка, которой он давно не пользовался. Этого лазутчика звали Рэгэном. На данный момент он находился на маленькой планете Кан и возглавлял там систему ликвидации. Дела у него шли хорошо. Удалось очистить планету от непокорных трехногих гуманоидов на 78%. Осталось еще немного, и копилка летунов пополнится еще одной планетой.
Гунда решила найти его не случайно. Среди своих ходили слухи, что Рэген имеет свои эффективные методы воздействия на людей, и что ему присущи программаторские способности, позволяющие пробудившихся вновь делать спящими. Такими способностями наделен далеко не каждый лазутчик высокого уровня контроля. Достать его с Кана было не легко из-за неисправности канала связи с данной планетой. Возможно, он был специально блокирован Рэгэном, он не любил, когда вмешиваются в его дела и пытаются им управлять. Из-за этой своей своенравности, он и был сослан на ту далекую маленькую планету, чтобы сфера его влияния ограничивалась только ей. Гунде пришлось самой перемещаться через астрал просто наугад. Пару раз она оказывалась на других планетах из-за нечеткого знания топографии галактики. Она сильно нервничала и в сердцах хотела плюнуть на его поиски, пока, он сам ее не обнаружил. Случилось это так.
Очередная пустынная планета простиралась перед Гундой. Поверхность напоминала лунную. Звезды освещали ее достаточно хорошо, чтобы рассмотреть скалистые хребты и кратеры, покрытые толстым слоем космической пыли. Гунда не испытывала практически никаких эмоций, но знала, что ее тело, находящееся на Земле ноет и конвульсирует от досады, рвет на себе одежду и волосы, разбивает посуду, крушит мебель, но контролировать себя на таком большом расстоянии просто невозможно. Вдруг, перед ней, в разреженном пространстве космоса стали проявляться огненно-фиолетовые шары, что говорило о том, что ее заметили. У сущности было пять одинаковых по размеру сфер около метра в диаметре. Окрас шаров говорил об агрессивной настроенности объекта.
В голове прозвучала мысль:
- Кто ты?
- Гунда, - мысленно ответила она – лазутчик с планеты Земля.
- Ты вторглась в мои владения, что тебе нужно?
- Я ищу Рэгэна.
- Это я, что тебе от меня нужно?
- Я хочу, чтобы ты вернулся на Землю.
- Зачем? Кто послал тебя за мной?
- Меня никто не посылал, ты нужен только мне одной. Без тебя мы проиграем войну.
Окрас сфер сменился на оранжевый, что означало перемену настроения сущности в сторону благосклонности.
- Я не могу вернуться, и мне это не нужно, разбирайтесь с людьми сами, без меня.
- Это нужно мне! Здесь без тебя справятся, а я без тебя нет, проблему надо решать сейчас.
- Я не люблю вашу планету и возвращаться не намерен. Я в ссылке.
- Ты можешь вернуться, когда захочешь, твоя оболочка еще дышит. Никто не узнает о твоем присутствии, все забыли про тебя.
- А Шиллер?
- Он ничего не помнит, даже как его зовут, он слишком стар. Нам нужен новый руководитель.
- Что ты хочешь от моего присутствия в человеческом мире?
- Корректор узла, которого я курировала, проснулся и начал действовать, а я потеряла над ним контроль. Он очень опасен и может разрушить нашу ячейку на Земле. Наши младшие братья(летуны), будут лишены питания и помрут с голоду. Нужно найти его и превратить в растение, а если не получится, ликвидировать. Ты должен помочь мне и нашим братьям. Тогда ты сядешь в кресло Шиллера, а может даже и верховного, если ты поможешь мне.
Сферы превратились в фосфоресцирующие, лилово-желтые студни, что говорило о раздумье и принятии какого-то решения. Перспективы, которые обрисовала ему Гунда, впечатляли. Затем существо приобрело ярко-желтое свечение. Четыре шара стали быстро вращаться вокруг центрального по зигзагообразным орбиталям.
- Ну?- мысленно спросила Гунда.
- Согласен! – оглушил ее своей мыслью Рэгэн.

       6 глава

Клобор проснулся, он потерял счет времени. Он не знал, какой сегодня день, месяц и даже год. Он начал думать о том, сколько он находится в этом подводном мире. Клобор начал вспоминать, как он работал в поликлинике, как он жил один в однокомнатной квартире, как ходил в «райцентр» за пивом и продуктами. После этих воспоминаний, он сделал вывод, что вообще не жил, а влачил свое жалкое существование на протяжении долгих лет. Но и теперешнее свое положение он с трудом мог назвать жизнью, не смотря на появление новых друзей и единомышленников, не смотря на взаимную симпатию с Вандой и «правую руку»- Триплекса. Что-то не давало покоя. Возможно, это сказывалась изоляция, возможно постоянная подготовка к последней битве. Скорее всего, оба этих фактора влияли и на течение времени и на ощущение «погребного» вакуума. Клобор начал без дела слоняться по комнатам и помещениям. Зашел к Триплексу, который только что закончил «кувыркаться» с одной из кухарок, по прозвищу Тимошка. При виде Клобора, она залезла под одеяло и больше не высовывалась.
- Я не вовремя?
- Нет, нет, что ты, присоединяйся. Третьим будешь?- сказал с иронией в голосе Триплекс.
- Извините,- смутился Клобор и вышел.
- Да, ладно, все нормально. Вылазь, Тимка, давай продолжать, хозяин ушел. Да не бойся, правда, ушел.
Клобор направился в комнату Ванды. Она еще спала. Он посмотрел на ее почти детское, улыбающееся во сне личико, и ему снова захотелось жить. Он долго смотрел на нее и думал, что любит ее. Он хотел лечь рядом с ней и вдыхать ее сладкий аромат, но не мог себе этого позволить. У них еще никогда не было близости, даже поцелуев. По ее словам этого можно было ждать в ближайшем будущем, а пока отвечала: «Всему свое время». Да и сам он не хотел быстрого развития отношений и наслаждался тем, что есть. Ради нее, он был готов ждать того дня бесконечно. Ванда пошевелилась, и Клобор решил незаметно покинуть помещение. Он был уже у двери, когда она позвала его тихим, сонным голосом.
Ему было очень не удобно, но он повернулся и подошел к ней. Ванда была прекрасна, как листва после утренней росы, как воздух, после только что прошедшей грозы. Она поманила его пальцем и пригласила сесть рядом на кровать. Он повиновался. Она молча изучала его большими серыми, задумчивыми глазами в течение минуты, потом спросила:
- Как ты спал сегодня? Был на Фрактале?
- Был.
- Что видел?
- Большого насекомого. И еще летунов. Их там очень много.
- Как они выглядели?
- Они очень похожи на больших пауков.
- Фу! Какая гадость. А что ты еще видел?
- Ты все прекрасно знаешь лучше меня. Ты меня просто тестируешь.
- Нет, что ты. Я на самом деле не знаю ничего про эту планету. Меня несколько раз брал туда Шнайдер, но ни насекомых, ни летунов я не видела.
- Один инсект передал мне важную информацию, но я пока не могу оценить степень ее значимости.
- Ты вошел в контакт с инсектом?- она была настолько удивлена, что спрыгнула с кровати и была готова куда-то бежать – До сих пор еще никому не удавалось этого сделать. Надо рассказать обо всем Триплексу и Шнайдеру.
Клобор взял ее за руку.
- Не торопись, Ванда. Я сам еще толком не разобрался в этом знании. Мне нужно время, чтобы его разархивировать. Пусть это будет нашим с тобой секретом.
- Хорошо, любимый, как скажешь.
Это прозвучало так нежно и неожиданно, что у Клобора закружилась голова от счастья. Он привлек ее к себе и поцеловал, она не сопротивлялась и обмякла в его объятьях. Ее сладковатые губы и скользкий язычок вызвали щекочущее ощущение на макушке, которое потекло вниз по позвоночнику и разлилось приятным теплом по всему телу. Она испытывала тоже самое. Это было похоже на удар током слабой мощности. Им хотелось, чтобы это длилось вечно, но в дверь постучали. В комнату зашли Триплекс и Шнайдер. Шнайдер был очень высокого роста, худой мужчина тридцати пяти лет. На лице красовалась трехдневная щетина. Лицо его, как правило, не выражало никаких эмоций, но, увидев обнявшихся молодых, оно расплылось в широкой улыбке. Триплекс же никогда не скрывал эмоций и в перерывах между хихиканьем приговаривал: «Молодцы, ребята, молодцы». Ни Ванда, ни Клобор нисколько не смутились столь наглого поведения Триплекса и продолжали целоваться, сидя на краю кровати. Шнайдер продолжал улыбаться, это было так непривычно, что вызвало у них смех, а после того как он пожал обоим руки и поздравил, комната заполнилась истерическим хохотом. У Триплекса даже выступили на глазах слезы.
- Ну, ладно, пойдем, Шнай, не будем им мешать, - сказал Триплекс, когда все немного успокоились.- Ждем вас в столовой, до встречи.
Оба друга ретировались.
- Как хорошо, что Шнайдер спас нас тогда от «катапульты», а то бы я сейчас с тобой тут не сидел.
-Шнайдер безупречный воин. Он всегда знает, когда и где появляться. У него развито чувство предвидения. В тот день он был сам не свой, но ничего не сказал о том, что вы в опасности, и что он собирается вас спасать. Я была так рада, когда увидела тебя здесь.
- А я вообще не поверил своим глазам, когда тебя увидел. Ну, пойдем завтракать, а то уже есть хочется.
Столовая находилась за жилым отсеком. Это был большой зал с колоннами, в центре которого располагались столы и стулья. Через столовую можно было пройти и в спортивный зал, и в гаражный отсек, и в шлюзовые отсеки. Помещение, по сути, являлось коридором, соединяющим все отсеки, кроме эвакуационного и слада, располагавшиеся с другой стороны жилого. Существовали так же банно-прачечный отсек, о назначении которого можно догадаться по названию, ботанический сад в котором выращивались разные растения, в том числе овощи и фрукты пол искусственным освещением, кухня, вентиляционная шахта, из которой поступал кислород, расщепленный из воды озера путем гидролизных установок. Схему базы можно было подробно изучить на планах эвакуации, которые висели на стенах в каждом помещении.
План эвакуации разработали не случайно, потому что в экстренной ситуации могла возникнуть паника, которая ни к чему хорошему не приводит. Не смотря на трех метровую толщину потолка, бетонные перекрытия и водоотталкивающую изоляцию, существовала угроза затопления в любую секунду. Враг не дремал и в случае обнаружения отряда мог нанести сокрушающий стены удар, и базу могло просто расплющить десятью тысячами тонн воды.
Клобор и Ванда подошли к столу, за которым они обычно сидели. Все были в сборе: Триплекс, Шнайдер, Шума и Шаданакара. Они молча трапезничали. На завтрак обычно давали овсянку, бутерброды с сыром или колбасой и кофе, но сегодня меню изменилось. На столах стояла жареная фасоль с курицей и клюквенный морс.
- Что ты такое сделал, Триплекс, что к нам изменилось отношение обслуживающего персонала?- прервала тишину Шума, которая славилась острым языком. Это была женщина небольшого роста, неопределенного возраста, сухощаво-сухожильного телосложения, с ямочками на щеках. Волосы в пучке, широкий нос и серо-зеленые веселые, пронзительные глаза.
Триплекс хотел что-то ответить, но Шума перебила его.
- Я все видела, - сказала она и засмеялась.
- Да нет, это был плюшевый мишка, я всегда сплю с плюшевым мишкой, ты что, не знала?
Все начали смеяться, утреннюю сонливость как рукой сняло.
Вдруг Клобор почувствовал спиной чей-то взгляд и обернулся. Источником был молодой скуластый парень, с длинными русыми волосами и растерянным лицом. Заметив, что его обнаружили, молодой человек отвел взгляд в свою тарелку.
- А кто этот парень, который сидит за соседним столом? Я его раньше не видел,- тихо спросил Клобор у рядом сидящего Триплекса.
- Это новенький, он только вчера прибыл в наш отряд.
- А что его привело сюда?
- Судьба,- коротко ответил, сидевший напротив Шнайдер, который обычно молчал во время еды. Его лицо опять превратилось в ничего не выражающую маску. Ни одна мимическая мышца не давала о себе знать. На вопросы типа: «Почему ты такой не эмоциональный?» или «Почему ты, когда смешно не смеешься?» Он всегда отвечал: «Что бы морщин не было». На его лице и в самом деле не было ни одной, даже самой маленькой морщинки.
- Ты с ним позже познакомишься. Ему пока нужно побыть наедине с самим собой. Ты видишь, какой он потерянный. Ему нужно время, что бы прийти в себя,- сказала, до селе молчавшая, Шаданакара. Это была симпатичная женщина с кудрявыми каштановыми волосами, небольшого роста с пышными формами. Ей было сорок лет, но выглядела она на тридцать с хвостиком. Ее карие глаза излучали доброту и тепло. В ее теле чувствовалась сила и спокойствие одновременно. Услышав, что за соседним столом говорят именно о нем, Игнат встал, подошел к столу и протянул руку Клобору. Клобор привстал и пожал молодому человеку руку.
- Здравствуйте,- поздоровался Панкратов,- за короткое время моего пребывания здесь я много слышал о вас. Вы, наверное, тот самый Клобор – наш главный.
- Да перестань, какой я главный,- Клобор был немного смущен и шокирован речью Игната, привыкнуть к своему статусу он никак не мог. Работал в районной поликлинике рядовым врачом и тут на тебе, пожалуйста, лидер подводного отряда, борющегося за независимость земли от невидимых мутантов.
- Да ты присаживайся, Игнатий, в ногах правды нет, - предложил Триплекс, - всем места хватит.
Игнат взял свой стул и подсел к группе.
- Ты, я смотрю, уже адаптировался, нравится у нас?- спросила Шума.
- Нравится. Мне интересно, вы всех так вербуете в свой отряд? Сначала топите, потом откачиваете?
- Кого как,- ответил Триплекс, и все чуть не покатились со смеху. Игнат улыбнулся через силу, тот момент, когда его схватили за ногу и потащили под воду, он запомнит навсегда.
- Я не могу поверить до сих пор, что люди могут жить под огромным озером, это какая должна быть конструкция, чтобы она удерживала такой массив воды? И почему вы выбрали именно озеро, а не лес к примеру?
- Мы здесь в относительной безопасности,- ответил Триплекс,- Вода экранирует любые виды излучений, даже экстрасенсорные, поэтому ни вражеские радары, ни лазутчики высокого уровня не могут нас обнаружить уже в течение многих лет.
- Здорово,- восхитился Игнат – Неужели вы сами воздвигли стены этого подводного храма?
- Не мы, но наши предшественники, - ответил молчаливый Шнайдер. Он редко когда что-либо говорил, а если и говорил, то только по делу и на не безразличную для него тему, каковых было мало. Он знал практически все, поэтому удивить его чем-то было просто не возможно.
- А есть ли подобные вашей…
- Нашей,- поправила его Шума.
- Есть ли на Земле подобные нашей базе сооружения, или же аналогов ей нет?
- Ты слышал когда-нибудь о Китеж-граде?- спросил Триплекс.
- Слышал,- глаза Игната округлились, - это был такой город, который, если верить легендам, ушел под воду, когда вражеские войска пришли его завоевывать и теперь находится на дне озера Светлояр в Нижегородской губернии. Я был там недавно.
- Вот тебе и пример аналога нашей базы, только немного меньше нашей, сказал Триплекс, сидя в излюбленной позе философа, - там находится еще один отряд, борющихся за свободу.
- А сколько легенд насочиняли о Светлояре, нашему Великому и не снилось, - сказала Шума,- И колокола там звонят и церковный хор там поет. Люди водят вокруг Светлояра хороводы. Почему бы им вокруг Великого не собраться на Ивана Купалу?
- Успокойся, Шума,- одернула ее Шаданакара, - не надо завидовать. А на счет колокольного звона, он на самом деле есть. Хоть у них меньше места, но они выделили целый отсек на часовню, где регулярно проходит служба. На Светлояре есть священник.
- А моя церковь здесь,- Шнайдер приложил к груди свою правую руку.
Я абсолютно согласен со Шнайдером, что часовня нам не нужна,- сказал Триплекс.
- Ребят, вас понесло в дебри, я хочу ответить Шаданакаре,- обиженным тоном сказала Шума,- Я вовсе им не завидую. Мне не понятно, почему все лавры и почести достаются им, а мы чем хуже?
- У них больше шансов быть обнаруженными, - сказала Ванда, понимая, что это и есть зависть.
- Им сложнее делать вылазки, я согласна, там всегда много народу, но легенда является мощной защитой. Кто поверит в то, что на дне озера находится какая-то военная база, ведь все думают, что озеро является переходом в другое измерение, где и находится по сей день Китеж с его расплодившимися жителями.
Игнат только сейчас пришел в чувство от потрясения. Миф о Светлояре был развеян окончательно и бесповоротно. Он даже забыл, какой вопрос хотел задать следующим.
- Хочу всех мужчин пригласить на разминку в спорт зал,- закончил всеобщую дискуссию Триплекс.
Игнат Панкратов был посвящен во все тонкости жизни на Земле Шаданакарой. Она являлась мастером посвящения. Когда он попал на базу, она была первым человеком, вступившим с ним в контакт. Она рассказала ему о его предназначении как внешнего разведчика. Игнат был впечатлительной натурой, поэтому перед сеансом посвящения, ей пришлось применить свою внутреннюю силу, внушив тем самым спокойствие и обострив внимание на каждом произнесенном ей слове. Сделать это было очень трудно, потому что мальчик испытал сильное душевное потрясение во время погружения в воды Великого озера.
Когда ей удалось его угомонить, она рассказала ему о том, что знала сама. С каждым ее словом его взгляд становился яснее, а выражение лица проникновенным. Когда она закончила свое повествование, он вымолвил:
- Я всегда знал, что в мире что-то не так. Не может быть в людях столько агрессии и злобы, когда мы живем на такой прекрасной планете с богатыми природными ресурсами. Надо менять взгляды людей на вещи. Многие задают себе вопрос, в чем смысл жизни и как стать счастливым. Теперь я понимаю, что смысл заключается в свободе, свободе выбора и действий и в осознании ценности того, что имеешь. Теперь мне все ясно, уклад жизни людей навязан этими тварями, потому что человек по своей природе не может вредить самому себе.
- Ты абсолютно прав,- подтвердила размышления Игната Шаданакара. – Человеческая цивилизация обречена на исчезновение с лица Земли вместе с ее рьяными сторонниками. Существует два выхода для людей, это присоединение к нам или отрешение от всего земного, третьего не дано.
- Почему на роль внешнего разведчика вы выбрали именно меня?
- Мы тебя не выбирали, а, скорее ты выбрал то, что тебе ближе. Во-вторых, у тебя развито чувство ответственности и ясновидения. Ко всему прочему ты владеешь многими боевыми искусствами в совершенстве.
- Откуда вы знаете, чем я владею?- спросил Игнат в недоумении.
- Мы отсканировали твою психоматрицу, поэтому знаем о тебе больше, чем ты думаешь.
Мы определили, что ты способен к обучению и некоторые твои зачаточные способности можно развить до бесконечности. Главное, чтобы у тебя было желание постигать знание.
- Оно у меня есть,- твердо заявил Игнат.
- Ну и прекрасно,- с облегчением сказала Шаданакара.- А сейчас отдыхай. Завтра я познакомлю тебя с нашим отрядом.
При встрече с участниками освободительного движения Игнат, как ни странно, ощутил себя своим среди своих. Самое большое впечатление на него произвели Шнайдер и Клобор. Он выделил их как самых неординарных из всех присутствующих, хотя все были незаурядными личностями с большой буквы. Каждый был по-своему хорош.
Шаданакара - добрая, открытая, спокойная.
Триплекс – веселый с чувством юмора, коммуникабельный, с ним всегда можно было поговорить на любую тему, очень легкий и воздушный.
Шума поражала тем, что там, где появлялась она, становилось шумно. Ее целеустремленность, упорство, иногда даже самодурство, поначалу раздражали его, но потом он и в этом нашел изюминку.
Ванда поразила его своей красотой и умом. Раньше он считал, что два этих качества в девушке не могут ужиться, но Ванда разрушила сложившийся годами стереотип тупой блондинки. Сначала он завидовал Клобору, и считал себя более достойной кандидатурой на пост бой-френда Ванды, но, узнав Клобора лучше, устыдился своих мыслей. Клобор стал для него светом, с которым он напрямую связывал свою дальнейшую судьбу. Он просто вверил ее в руки Клобора без тени сомнений. Клобор поразил его своими сверхвозможностями. Находясь рядом с ним, он чувствовал энергетическую силу, исходящую от него теплыми волнами. Ему казалось, что если рассердить Клобора, он может убить одним взглядом, поэтому старался никогда не провоцировать его на конфликт.
Игната поражало еще и то, что Клобор при таких данных ведет себя скромно и застенчиво, это всегда выглядело нелепо и даже глупо. Игнату казалось, что Клобор просто шутит и издевается над всеми, но, поняв, что ошибся, готов был встать перед Клобором на колени и просить прощения за все свои мысли, о которых Клобор даже не догадывался.
Шнайдер поначалу внушал в него ужас и страх. Рядом с ним он боялся даже находиться, потому что все тело трясло мелкой дрожью, и Игнат боялся, что тот заметит это и убьет.
Несколько раз он все же подходил к нему с вопросами, и каждый раз Шнайдер реагировал на них неадекватно. Иногда он молча разворачивался и уходил прочь, иногда он тихо наступал Игнату на ногу так, что тот просто забывал вопрос, который хотел задать. Со временем Игнат понял, что сам виноват в своем страхе и любопытстве. Он был слишком назойлив и непонятлив. Его подстегивало игнорирование Шнайдера, и он продолжал лезть к нему с расспросами зря. Как только он потерял интерес к молчуну, почувствовал, что Шнайдер стал к нему по-другому относиться. Однажды даже первый заговорил с ним.
А еще Игнатий понял, что все эти люди разные и взаимодополняют друг друга не только по характеру, но и по внутреннему содержанию. Себя он долго не видел в их рядах, пока не случилось нечто.
После очередной тренировки в спорт зале он отправился в душ. Включив воду, он встал под ледяную струю. Он делал так всегда, ему рекомендовала Шаданакара, но для чего не объясняла. Спустя пол минуты, он почувствовал, что парит в воздухе, хотя ноги стояли на полу. Он не испытывал страха, только удивление и возвращаться в свое привычное положение не спешил. Через несколько секунд Игнат увидел озеро откуда-то сверху. Оно было очень красивое. С одной стороны его окаймлял лес, с другой поле с колосившейся пшеницей. Он все видел и все слышал, превратившись в воспринимающую сферу. Его астральное тело поднялось еще выше, и ему стал виден город Вязники и примыкающие к нему маленькие деревеньки. Вдруг, он почувствовал холодное дуновение ветерка откуда-то с востока. «Я не могу чувствовать ветра, я вне тела», - пробежала неприятная настораживающая мысль. Свое внимание он направил в сторону источника ветра. Километров в двадцати от себя, он увидел фиолетовую поземку, двигающуюся в сторону Вязников. От поземки отделились две тонкие красные линии и направились на Игната, они стали быстро приближаться, превращаясь в огненные шарики. Он попытался увернуться от них, и у него получилось это. Снаряды пролетели мимо, не задев Игната. Он поспешил вернуться в душ, в свое тело. Вселившись в себя, он понял, что все его тело закоченело от холода, и включил кипяток, чтобы согреться. Затем он поспешил в столовую, чтобы всем рассказать, что он видел.
Его рассказ выслушали внимательно и с напряжением.
- Ты сказал «фиолетовый туман» и «огненные шары»?- переспросил Триплекс.
-Да.
- Это очень плохой знак, - заволновался Триплекс, очень плохой. Но как они смогли нас вычислить?
- Кто они? – не поняла Шума.
- Лазутчики,- сказал безэмоционально Шнайдер, пережевывая жареный картофель и запивая персиковым соком, который сделали из плодов ботанического сада.
- Игнат – Буревестник. Я в нем не ошиблась,- сказала Шаданакара., - Я говорила тебе, что ты научишься видеть, скоро будешь обходиться без душа.
Клобор сидел неподвижно и смотрел отрешенным взглядом. Затем сказал:
- Надо усилить охрану туннеля. Сколько там человек?
- Четверо,- сказала Шума, она ведала вопросами безопасности.- Лучшие бойцы.
- Пошли туда Руфая и Хынрыча. Буревестник, ты пойдешь со мной. Все остальные оставайтесь здесь.
- Как?..- Ванда растеряно посмотрела на Клобора – И ты пойдешь?
- Да, - сказал Клобор тоном, не терпящим возражений.- Все остальные оставайтесь здесь. Шнайдер, распорядись пилотами, чтобы готовили галактолеты, если мы не справимся, придется всех эвакуировать.
- Триплекс, ты сам знаешь, что делать. Триплекс подтвердил кивком.

       7 глава
Привкус крови во рту, зловонные капли падали откуда-то сверху прямо на левый глаз. Все это было неприятно и мерзко. Глаза приоткрылись на миллиметр, и снова эта капля заставила левый глаз закрыться. Как противно быть человеком, подумал он. От зловонного запаха гнили тошнило, почти выворачивало наизнанку. Пошевелиться было невозможно, даже думать было сложно от этой вони и мерзости. Сила притяжения Земли плющила и раздавливала, мощным прессом, давила на череп и мозговую жидкость, которая по его ощущениям струилась через уши и нос. Рядом стояла Гунда. Выглядела она не хорошо. Черные круги вокруг глаз, на руках и шее кровоподтеки, волосы взлохмачены, вся эта прелесть была следствием ее бешенства во время путешествия по астралу. Она хотела помочь подняться Рэгэну и тянула его за руку, что есть сил, но их было так мало, что он просто рухнул на пол как мешок с нехорошим содержимым. Он почувствовал хруст и подумал, что Гунда, своим броском переломала ему все кости.
Застонав булькающим хрипом, он попытался остановить ее от попыток помочь ему подняться, но она продолжала тянуть его костлявую руку, вывихивая ее из пастозного тела.
-Да вставай же, Рэгэн, - взмолилась она, а из ее глаз полились слезы, стекая по грязным щекам. Кое-как она умудрилась поставить его на ноги.
Рэгэн выглядел ужасно, как из фильма «Восставшие из ада», только еще хуже. Перед Гундой стояла мумифицированное тело с выпуклыми, огромными глазами, с черепом, обтянутым истонченной кое-где прорвавшейся сине-зеленой кожей. От такой картины обычный человек мог бы потерять сознание. Гунда не могла смотреть на него без щемящей боли в сердце, но верила, что все ее старания по вызволению Рэгэна оправдают себя в скором будущем. Ее девиз по жизни: «Для достижения цели хороши все средства».
Спустя некоторое время он уже мог шевелиться, но говорить он смог только через несколько часов, благодаря стараниям Гунды, которая накормила его свежим мясом и напоила спиртом.
- Как ты меня нашла? – прозвучал первый вопрос, адресованный Гунде. Голосом это было сложно назвать, скорее сиплым хрипом.
- Я все знаю про тебя и твою бывшую деятельность,- ответила она.
- Откуда? Я не помню тебя.
- Конечно не помнишь и не можешь помнить, не напрягай память. Когда тебя сослали, меня поставили на твое место.
С каждой минутой тело Рэгэна становилось больше похоже на человека. Его кожа постепенно приобретала розовый оттенок. Тело покрылось капиллярной сеточкой.
Он глянул на нее суровым взглядом.
- Ты хочешь действовать в обход начальства?
- Ты понял меня правильно.
- Как я ненавижу Шиллера и его свиту. Они сослали меня на эту гребаную планету, ненавижу их всех.
- Ты не должен поддаваться человеческим эмоциям, ты же лазутчик – критично заметила она.
- Ты права. Расскажи мне про этого корректора, из-за которого тебя уволили.
- Меня не уволили, а отстранили от работы на время. Зовут его Клобор. Шиллер меня прикрепил к нему как к особо опасному для нас индивиду. Мне доверили эту миссию потому, что я проявляла себя успешно и не допускала ошибок. С Клобором дела обстояли сложнее, я никак не могла понять ход его мыслей. Втереться к нему в доверие на сто процентов у меня не получилось, хотя я делала для него все. В один прекрасный день он исчез. Я организовала погоню за ним и чуть не достала его, но его северный и южный направляющие спасли его от неминуемой гибели.
- Кто такие северный и южный направляющий, Гунда?
- Ты отстал от жизни, Рэгэн. У каждого отряда на земле есть направляющие по всем сторонам света, которые используют энергию ветров для получения силы и знаний, которыми они пользуются для выполнения определенных задач в своих отрядах.
- При мне существовали несколько отрядов, но в них не было никакого разделения труда. То что ты мне рассказала не вписывается в мое понимание. Каким образом вы получаете такого рода информацию?
- В некоторых отрядах присутствуют наши, они докладывают все, что у них происходит. Те отряды, в которых они действовали успешно, больше не существуют. Таким образом нам удалось ликвидировать шесть отрядов.
- А в том, где находится Клобор, есть такой лазутчик?
- Был, но им каким-то образом удалось вычислить его и уничтожить. Его звали Мизгирь, он был очень талантлив. Они его сами завербовали, приняв за своего внешнего разведчика.
- В таком случае тебе должно быть известно, где дислоцируется данный отряд.
- После того как они убили Мизгиря, они сменили базу, теперь их обнаружить будет не легко. Многие пытались, но темных пятен на Земле слишком много.
- Если все так, как ты говоришь, тогда у нас серьезный противник. Если они смогли распознать вражеского агента, они сильны и почти непобедимы.
- Любой человек победим,- уверила его Гунда.- мы сможем обнаружить базу, если объединим наши усилия и найдем силу, которая поможет нам устранить их. Когда у нас все получится, мы возглавим «катапульту», а Шиллера сошлем куда-нибудь, подальше, чем планета Кан.
Идея Гунды понравилась Рэгэну, он давно мечтал отомстить обидчику.
В течение нескольких дней они обсуждали план действий и восстанавливали свои изуродованные физические тела. Они ели свежее с кровью мясо и занимались сексом. Через пару дней они выглядели очень даже неплохо. Их дальнейшей задачей было консолидировать вокруг себя силы. У Гунды были доверенные лица в «катапульте, которые могли сотрудничать с ней без ведома начальства. Их было двое: Ганбер и Тувер. Два близнеца, обладающие недюжинной силой и разными сверхвозможностями, например, техникой невидимого боя или техникой молниеносного передвижения. В них не было ничего человеческого, только оболочка, представляющая красивое, накаченное мужское тело. Рэгэн вызвал с Кана двух своих лазутчиков, прибывших через пять минут после его приказа. Звали их Булат и Лувинда. Оболочек у них не было, пришлось заимствовать у обычных людей. Из лап людской земной обыденности было вырвано два человека.
Лере Вилковой было двадцать лет. Это была худенькая, скромная девушка с невзрачной внешностью и тихим голоском. Недавно она устроилась на работу в офис крупной компании секретаршей. Ее шеф неоднократно давал ей понять, что он ее хочет, сначала в замаскированной форме, а затем, видя отсутствие каких-либо реакций, в открытой форме предложил заняться сексом. Она отказала ему в его просьбе, так как считала себя девушкой порядочной. Она считала, что такое возможно только после предложения руки и сердца, но, что не удивительно, шеф не хотел делать таких серьезных шагов в своей жизни. Он начал намекать ей на то, что в профессиональном плане она оказалась не состоятельной, и, чтобы ее не увольнять, она должна выполнить его просьбу. У нее были сутки на размышление. Зарплата у нее была большая, поэтому ей было о чем поразмыслить. Лера сидела возле окна, в запотевшее стекло били крупные капли дождя. С минуты на минуту подойдет шеф и спросит ее, а она не знает, что ответить. Лера вспоминала, как тяжело ей досталась эта работа и подумала, что скоро ей надо будет искать новую. А если там то же самое? Может согласиться? Ей было жаль себя. Она дотронулась до запотевшего окна и провела по нему рукой, оставив след. Через секунду в том самом месте, с треском образовалась трещина, раздался оглушающий свист. Лера не успела испугаться, как струйка фиолетового газа молниеносно проникла в ее мозг. Она не заметила этого, только небольшое головокружение и непонятный прилив сил. Дверь в кабинет открылась, и на пороге появился брюхатый шеф. Одной рукой он оперся на косяк, другой подбоченился.
- Ну?- властно спросил он – Что решила?
На Леру нахлынула волна ярости. Она схватилась руками за края своей белой блузки и рванула их в стороны, обнажив недурное тело.
- Ну, иди же сюда, мой господин,- рявкнула она глубоким гортанным басом.
У шефа подогнулись коленки, глаза выпучились. Дело было даже не в ее изменившемся голосе, а в ее виде. В тусклом свете было видно, как ее глаза мерцают фиолетовым светом, волосы вздыбились, улыбка выглядела как оскал зверя, готового к нападению. Шеф хотел убежать, да не тут то было. Лера бросилась на него и, схватив за запястье левой руки, бросила его на пол так, что он пролетел до противоположной стены.
- Теперь я спрошу тебя, ну что? – рыкнула она,- как до дела дошло, сразу в кусты?
- Н-н-не-ет, - заблеял шеф, корчась на полу от боли.
- Соблазнить девушку мы горазды, а как удовлетворить, так сразу в кусты?!- ее гневу не было предела – Так нельзя поступать со слабым полом.
 На последней фразе, Лера наступила ему на промежность так, что он взвыл от боли. Будучи удовлетворенной, что шеф наказан, Лера помчалась по коридорам офиса, заливаясь громким смехом. Свидетелей этого безумия, коих было не мало, пооткрывали рты от удивления, многие выронили все, что было у них в руках, некоторые ошпарились горячим кофе. От тихой, скромной девушки такого никто не ожидал. Лера исчезла, больше ее нигде не видели ни в офисе, ни дома. Шеф от душевного потрясения и болевого шока, чуть не скончался на месте, если бы его не спасли сотрудники, вызвав скорую помощь. В последствие, в больнице поставили диагноз «инфаркт миокарда».
Приблизительно то же самое происходило с Василием Белобородовым, тридцати семи летним дальнобойщиком, ехавшим по трассе Казань - Нижний Новгород. Трассой ее назвать было сложно. Только две полосы и многокилометровая пробка. Василий очень нервничал потому, что он вез скоропортящийся груз, который нужно было доставить во время, да еще в обратный путь возвращаться в этот же день. А тут еще каждый норовит втиснуться перед ним, зажимают со всех сторон, хоть вставай. Вскоре ему надоело напрягаться, и он, свернул на обочину и остановился, чтобы постоять на улице и выкурить сигарету. Жадно затянувшись, он, выдохнул клуб дыма. Вроде бы стало легче, но все равно неприятный осадок остался. Василий затянулся и выдохнул, на сей раз сизо-фиолетовую струю дыма, но не обратил на нее внимания. С вдохом воздуха она проникла в его мозг. Ощутив прилив сил и бодрости, Василию показалось, что, подпрыгнув, он может улететь в космос. Ничего, себе сигарета,- удивился Белобородов,- конопли, что ль подмешали, аль галлюциногенов каких, сейчас время такое, без пол литры не разберешься. Рядом промчалась Тойота Авенсис на большой скорости, чуть не наехав на дальнобойщика.
- Ах, ты! Чмо поганое!- заорал Василий нечеловеческим голосом, глазами отслеживая Тойоту. В один прыжок он преодолел пятиметровое расстояние до кабины, спустя долю секунды он был в кабине и жал педаль газа до отказа. Те водители, что стояли в пробке перед ним глубоко раскаялись, что сели в тот злополучный день за руль. Огромная фура стала таранить их на огромной скорости, раскидывая в разные стороны, как обиженный ребенок свои надоевшие игрушки, которому нужна только та, запретная. Для Белобородова той запретной игрушкой являлась Тойота, чуть не проехавшая по его ногам.
- Иди сюда, гад!- орал он во все горло, догоняя остановившуюся Тойоту, судьба, которой была предрешена. Бац, и она превратилась в смятую фольгу.
- И ты получи!- не унимался дальнобойщик. Автомобили разлетались в разные стороны.
Насытившись чувством удовлетворенности, Белобородов исчез в придорожном лесу. Больше его никто никогда не видел.

       8 глава
В отряде началась суматоха. Известие о нападении облетело всю базу, за каких-то десять минут, спустя которые каждый член отряда знал, что скоро произойдет битва, избежать которую невозможно.
Игнат и Клобор подступили к шлюзовому отсеку в полном обмундировании. На них были обтягивающие синие костюмы, за широкими поясами скрывались бластеры и взрывчатка. Их лица выражали решительность и непреклонность. Клобор был сосредоточен, глаза покрывала пелена непроницаемости. Игнат был менее спокоен, было заметно, что он жаждет вступить в схватку больше чем все остальные и как можно быстрее. Он был слишком уверен в своих силах, окрыленный успехом своей «разведки». Он даже не представлял, что это просто пшик для такого серьезного противника.
- Клобор,- услышали они жалобный голос девушки - Подожди.
К ним подбежала Ванда и кинулась на шею Клобора
- Я не могу тебя отпустить. Ты можешь погибнуть, - голос ее дрожал от волнения, на ее глазах навернулись слезы – Я тебя люблю и боюсь тебя потерять. Можно я с тобой пойду?
- Исключено, - сказал Клобор дрогнувшим голосом. Первый раз он ощутил боль за грудиной и ком в горле, глядя на Ванду, захотелось плакать, но он сдержался.- Ты должна остаться здесь.
Шлюз открылся. Ванда стала жадно целовать его в губы, в глазах ее застыли слезы и просьба остаться.
- Я люблю тебя, Клобор. Если ты погибнешь, погибну и я,- она глотала слова и всхлипывала.
- Я тоже тебя люблю. Я обязательно вернусь, обещаю. Мы будем вместе.
- Нам пора,- сказал Игнат
Шлюз закрылся.
- Хотел бы я, чтобы меня так любили,- вымолвил Игнат, ставший невольным свидетелем трогательной сцены. Клобор промолчал, ком в горле не давал даже дышать. В глазах стоял образ плачущей родной девочки, просящей остаться.
После подъема до уровня туннеля дверь открылась и оба двинулись по узкому коридору, не зная, куда он их выведет. Туннель был круглый, на дне скопилась вода. Сверху капала слизеподобная жидкость.
- Оказывается у вас не все так безупречно,- укоризненно сказал Игнат.
- У нас, - поправил его Клобор и Игнат замолчал.
В диаметре туннель не превышал метра, поэтому приходилось идти по нему, согнувшись в три погибели. В конце тоннеля стал виден свет.
- Что-то не нравится мне этот свет в конце туннеля, - попытался пошутить Игнат, но Клобор не оценил черный юмор напарника. Он продолжал идти молча, сосредоточенный на своих мыслях. Стали слышны голоса охранников входа и прибывших к ним подкреплению: Руфая и Хынрыча.
- Вы точно ничего не видели подозрительного, - допытывался голос Хынрыча.
- Так точно, ничего, - отвечал один из охранников.
- Да что они могли обнаружить, если они выходили два часа назад, а Игнат обнаружил противника сорок минут назад, - резонно заметил голос Руфая.
- Тихо, кто-то идет,- сказал второй охранник напуганным голосом.
Перед выходом из туннеля располагалась целая комната для охранников туннеля с четырьмя кроватями, столом, стульями, холодильником. Даже электрическая плитка у них имелась. Охранный пункт находился уже под землей в районе леса. Охранники выходили наружу каждые четыре часа и осматривали окрестность через специальные тепловые очки, для распознавания летунов и лазутчиков. Иногда им удавалось ликвидировать одного или пару случайно забредших в те края лазутчиков и множество потенциально опасных летунов, которые в буквальном смысле висли на бедных людях. Не даром ходили слухи о том, что озеро обладает целебными свойствами. Некоторые люди возвращались в свои дома после похода на озеро окрыленными и даже помолодевшими. Охранники туннеля использовали специальные приборы, уничтожающие летунов, при этом человек не страдал. Назывался этот прибор «стрэк». Представлял он телевизионный пульт, только более увесистый и кнопок на нем было всего три. Зеленая – для уничтожения летуна, желтая – для лазутчика, а красная предназначалась эмиссару - главные в системах ликвидации. На одной из баз в России, коих насчитывалось пять, было налажено целое производство этих стрэков, которые в восьмидесяти процентах не давали осечек. С эмиссарами им сталкиваться не приходилось, на всю планету их приходилось всего пять и шестой верховный эмиссар. Они вряд ли намеревались лично посетить маленькое в галактическом масштабе озеро, но их слуги раскали и там и тут и везде.
- А, это Клобор и Буревестник, привет,- с облегчением сказал Руфай.
- Виделись уже, - сухо ответил Клобор.
Руфай был атлетического сложения, широк в плечах. Он был уверен всегда и во всем. Руфай являлся главным мастером по истребляющему бою и возглавлял всех умеющих владеть щитом и мечом, плюс экстрасенсорной разведке. Игнат был вынужден учиться у него и подчиняться ему. Игнат поприветствовал всех кивком. Он недолюбливал Руфая, поэтому сейчас выглядел безучастным.
- Игнат, выйди еще раз в поле своего внимания и прокомментируй, что ты видишь,- скомандовал Клобор.
Игнат повиновался и принял стойку, как его учила Шаданакара. Ноги на ширине плеч, полусогнутые колени и руки, выставленные вперед ладонями вверх. Случилось то же самое, что и недавно в душе, неожиданно для него самого. Игнат вышел из своего физического тела и увидел лес, рядом озеро. Он сконцентрировал свое внимание на фиолетовом облаке, которое миновало Вязники и приблизилось к лесу, над которым он завис. Это облако колыхалось, в нем возникали ало-красные вспышки-протуберанцы (как на Солнце), он понял, что это всплески агрессии. Буревестник вернулся в свое тело и с выпученными глазами начал рассказывать, что он видел. Он был ослаблен и чуть не упал во время рассказа. Он был еще не опытен, и, скорее всего, второй выход его эфирного тела был для него лишним, так сказать, стрессовым.
- Скажи нам, где они?- потребовал Руфай.
- Они в километре от леса.
- Руфай, проконтролируй новобранца,- попросил Клобор. Тот встал в ту же самую позу, что Игнат и проделал то же самое, что тот минуту назад. Он слегка побледнел и осунулся. Игнат был белый как полотно, ноги его дрожали.
- Он прав,- констатировал Руфай, выходя из состояния медитации,- они практически за дверью, ищут вход в пещеру, сейчас будет бой.
       . . .
       Земной шар был так близко, что до него можно было дотронуться рукой. На него можно было просто подуть, и тогда возникли бы ураганные ветра и цунами, подобное тому, которое произошло в 2004 году в Индийском океане. Но он этого делать не стал, хотя мог бы. У него были другие планы, а точнее обнаружить базу, на которой скрывался этот злополучный, не дающий Гунде покоя, Клобор, опаснейший террорист для летунов. Обнаружить его дело принципа, иначе он не Рэгэн. Моря и океаны кишили разной живностью, но суша не отставала. На ней господствовали более разумные существа, с ядерными боеголовками и атомными электростанциями. Он понимал, что все это нужно, поэтому и касаться этого не следует. Люди есть люди, чем больше у них проблем, тем лучше для нас,- думал он – Чем больше у людей хаоса, страха и неверия в будущее, тем возможнее и четче оно для нас. Над поверхностью планеты стали вырисовываться темные пятна, про которые в свое время говорила Гунда. Понимание, что это просто защита, пришло как-то сразу. В основном эти пятна находились над водоемами и реками, а так же над горами, над остальной поверхностью суши они практически не встречались.
- Как все запущено, придется работать на полную мощность. Он усилил свою концентрацию на потенциально опасных пятнах, где, по его мнению, могли располагаться базы. Через какое-то определенное время, в некоторых из них стало появляться тусклое серебристое свечение. Над Россией он насчитал пять точек с серебристым свечением. Одно находилось над горой Белуха республики Алтай, другое, более масштабное локализовалось в Тюменской области, рядом с рекой Обь, третье рядом с Магнитогорском, и два других находились в непосредственной близости друг от друга. Относительно других, их светимость была самая тусклая, но он нашел их. Предположительно озера во Владимирской и Нижегородской областях. Слабый сигнал, похожий на маленький желтый луч, стал направляться в его сторону от одного из светлых образований. Как такое возможно? Неужели меня засекли? Это невозможно.
Пришлось ослабить свою концентрацию, дабы не нагнать к себе излишнего внимания.
Теперь они знают, что их засекли, что они теперь будут делать, менять базу или укреплять оборону? Интересно,- подумал Рэгэн, возвращаясь в свое ненавистное тело.
- Ну что? – спросила Гунда, когда он открыл газа, дрожа от нетерпения – Говори!
- Я видел два незаметных очага. Вода озер, под которыми они находятся, хорошо экранирует все излучения, но трудноуловимый спектр уловить все же удалось.
- Где они? – бывшая Дарья Шапкина схватила Рэгэна за руку и стала трясти от возбуждения.
- Их базы располагаются на дне озер, как бы это странно не звучало, в Нижегородской и Владимирских областях.
- А остальные?
- На территории России, я обнаружил всего пять, но навряд ли Клобор может быть в других трех. Они слишком далеко расположены от Нижнего. А Шиллеру никогда не приходило в голову, что базы могут располагаться под озерами?
- Нет, он никогда не говорил об этом.
- Потому, что он ничего не знает, его надо списать.
- Подожди еще. Может он найдет Клобора раньше нас, тогда тебе придется вернуться на свой любимый Кан,- специально подзадорила Рэгэна Гунда.
- Ни за что! Дай мне подробную карту России.
- Зачем?
-Чтобы сопоставить, то, что я видел с четкими географическими данными.
Гунда послушно принесла ему карту. Подробно изучив ее, Рэгэн с уверенностью сказал:
- Это озеро Великое и Светлояр. Я уверен в этом на восемьдесят процентов. С какой базы начнем?
- Я предлагаю начать со Светлояра, у него рядом расположена дача, где мы видели его и Триплекса.
- В любом случае, нужно ликвидировать оба очага, поэтому даже если нет там твоего Клобора, не стоит расстраиваться. Там найдется другой корректор, который тоже опасен и должен пасть смертью храбрых.
       . . .

Автоматический заслон сдернулся и люк открылся, впустив ослепительный свет, хотя были уже сумерки. Клобор зажмурился. Он видел дневной свет впервые за несколько месяцев. В туннель ворвался свежий, наполненный разными запахами воздух. Своим обонянием Клобор уловил запах хвои, и скошенной травы, запахи полей и грибницы. Он забыл, как прекрасно вдыхать ароматы природы.
Первым в открывшийся проем шагнул Руфай. Он превратился в сплошное внимание, его походка напоминала кошачью, в любую секунду готовая превратиться в бросок голодного льва. За ним пошел Хынрыч, не менее проворный и отважный, чем напарник. Черные зализанные волосы, борода, зачесанная назад, плавно переходящая в загривок, все эти элементы делали его похожим на волка. За Хынрыче побежали охранники, решительные и отважные.
В пещере остались Клобор и Буреветник.
- Ты защищаешь охранников, а я попробую зайти с тыла,- сказал Клобор - Я чувствую, что победа будет за нами.
Молниеносным движением, он ринулся к выходу, превращаясь в парящее облако с размытыми очертаниями. Игнат последовал за ним. Оптимизма у него слегка поубавилось, но еще сохранялась надежда на спасение.
Не смотря на то, что Игнат не был на свежем воздухе около недели, голова немного закружилась, но это прошло, и четкость изображения вернулась. Поразило громкое молчание природы. Ни одного комара и ни мошки, не говоря уже о птицах, которых и след простыл. Он увидел замешательство Руфая и Хынрыча и озадаченность охранников. Врага не было, только наполненный тишиной лес и свежий воздух.
- Где они?!- недоумевал Хынрыч, посмотрев на Игната- Ты нас обманул?
- Не может быть, - сказал Игнат, не верящий своим глазам.- Я сам их видел.
- Здесь что-то не так,- сосредоточено сказал Руфай.- Оба мы ошибиться не могли.
Тихий пронизывающий ветерок охладил лица присутствующих.- Это ловушка...
Его слова подтвердил хлопок и вскрик одного из охранников. Все оглянулись на него. Охранник стоял на коленях, закрывая горло руками. Глаза расширились от удивления и боли. Между пальцами заструилась кровь.
- Ловушка! – заорал Руфай, бросаясь к агонирующему телу,- прячьтесь за деревья!
Игната швырнуло на землю леденящее душу чувство страха. В этот самый момент над ним со свистом пролетел снаряд, который, видимо, предназначался ему. Какое-то седьмое чувство спасло его от неминуемой гибели. Где-то сзади раздался взрыв, поднявший фонтан опилок и земли, за ним последовали другие выстрелы и взрывы.
- Включай видение! – раздался откуда-то голос Руфая. – Мочи гадов!
От очередной атаки невидимок полегло еще двое охранников. Игнат последовал примеру остальных и спрятался за широким стволом. Опять стало тихо. Буревестник включился в процесс сканирования окружающей среды. Ему стало видно облака раскаленного фиолетового газа. Он насчитал их около тридцати. Кое-какие из них гасли. Это явно была работа Клобора. Другие стояли неподвижно.,видимо, ждали очередной вылазки противника из туннеля, для продолжения обстрела. Тогда он принял решение применить взрывчатку. Он нащупал ее за поясом, не отключая режима сканирования, выдернул чеку и кинул, что есть сил в ближайшее скопление фиолетовых. Раздался грохот и хруст падающих сосен. Четыре фиолетовых облачка погасли.
- Молодец,- услышал он голос Хэнрыча,- который незамедлительно повторил те же самые манипуляции. Еще три облачка погасли. После второй атаки, фиолетовые активизировались. Четверо из них начали увеличиваться. Они идут на меня,-подумал Игнат, высунув руку со стрэком на готове, который успел позаимствовать у уже мертвого охранника. Нажал на желтую кнопку, один из них погас, но трое были уже очен близко, Он проделал ту же самую операцию, но на этот раз никоко не задел. Он уже слышал их бег. Когда они приблизились на опасное расстояние, вдруг, Игнат увидел как один из них распадается на много частей, которые померкли и исчезли в небытие. Рядом с двумя оставшимися лазутчиками возник красно-оранжевый гнущийся как шланг во все стороны столб, который успешно разделался с оставшимися лазутчиками..
- Ты в порядке?- подошел к Игнату Клобор, положив руку ему на плечо. Он улыбался, а по коже лица скользнул оранжевый след энергии. Где-то рядом прогремел взрыв.
- Спасибо, шеф! Ты вовремя,- он еще не мог поверить, что Клобор смог за несколько секунд справиться с троими. – Как тебе это удалось?
- Просто поверил в свои силы, и у меня получилось, - сказал он, пожав плечами,- тебе тоже советую отпустить свой страх. Он делает тебя уязвимым.
- Я попробую, но боюсь, что у меня не получится.
- У тебя же получилось видеть, это тоже не так сложно. Дай силе завладеть тобой, не сопротивляйся ей. Дай ветру нести тебя и ты узнаешь свои реальные возможности.
Тем временем бой между Руфаем, Хэнрычем и уцелевшими лазутчиками продолжался. Последний охранник туннеля, уложивший своим стрэком пятерых, погиб от огненного шара, пущенного одним из лазутчиков. Руфай сильно досадовал, что потерял хороших бойцов и непременно хотел отомстить за них. Клобор и Игнат стали стрелять по движущимся в их сторону фиолетовым мишеням из стрэков и бластеров и уворачиваться от энергетических шаров и снарядов противника. Парочка лазутчиков все же полегла, а остальные, как заколдованные уворачивались от выстрелов и приближались, продолжая метать свои огненно-красные шары.
Орда разгневанных лазутчиков предстала перед бойцами отряда во всей красе. Одетые в разложившиеся одежды. У некоторых на лице отслаивалась кожа, у некоторых ее просто не было, только черепа и кости, изо рта пена и земляные жуки. Только глаза выдавали в них присутствие духа. Они перестали стрелять и шли напролом. Это были трупы, арендованные лазутчиками с местного кладбища. Клобор и Игнат ринулись на них, готовые в любой моментпогибнуть. Руфай и Хэнрыч ринулись следом.
- От этого не увернешься!- крикнул Клобор, снося одному из них голову ударом локтя, а другому ударом ноги сломал ногу в области колена. Другой лазутчик с головой-черепом попытался применить магическую силу против него и приготовился метнуть в него файербол., но Игнат, ударом ноги в грудь предотвратил это, отбросив полуразложившийся труп метров на пять, до ближайшей сосны, и тот рассыпался в прах.
- Спасибо, Игнат,- поблагодарил Клобор друга, уворачиваясь от файербола, летящего с другой стороны.
- Да это просто груды костей! – изумился Руфай, убивая еще одного лазутчика костяшками пальцев в лобовую кость, которая с хрустом проломилась во внутрь черепа.
- Они бессильны перед нами! Их просто нельзя бояться, – крикнул Хынрыч, уворачиваясь от хлестких ударов с нескольких сторон, но не успел увернуться от энергетической атаки лазутчика и отлетел на несколько метров.
- Вот черт!- крикнул он сиплым голосом, на его груди фосфоресцировал оранжевый след от файербола. Он стал хватать ртом воздух, как рыба, вытащенная из воды - Воздуха… Задыхаюсь.
- Сейчас!- крикнул Руфай и тут же отлетел от удара одного из лазутчиков.
Клобор и Игнат освоились до такой степени, что они начали психически воздействовать на непрошенных гостей. Усилием воли они заставляли отступить, а затем использовали стрэки на добитие. Раздавался хлопок и вместилище лазутчика с треском разрывалось на части. Уцелело несколько лазутчиков, видимо являющиеся предводителями. Им удавалось успешно атаковать, даже Клобор иногда получал от них мощные удары, не успевая поставить блок. Последний лазутчик был очень проворен. Клобор никак не мог нанести ему сокрушающий удар, тот уворачивался, ставил блоки и атаковал Клобора. Тем временем Руфай и Игнат взяли за руки и за ноги Хынрыча и поволокли его в пещеру.
- Справишься?- задал мысленно вопрос Игнат, посмотрев на Клобора. Тот утвердительно ответил взглядом, но сам не был уверен в успехе. Мощная атака двухметрового живого трупа, все же закончилась контратакой Клобора. Бывший Мохов попытался внушить лазутчику, что сейчас придет его конец, но это не подействовало, и Клобор пропустил два сильных удара в голову и один в живот, но от третьего замаха поставил блок и провел серию ударов, закончившихся падением противника.
- Не мучайся, сказал бывший Женя, вдавливая подошвой ботинка голову лазутчика в землю. Фиолетовое свечение глаз лазутчика потускнело и погасло вообще, это убедило Клобора в том, что противник уже не встанет и устремился в туннель. На улице было уже темно, лес был покрыт ночной мглой.

       9 глава
Ванда была несказанно рада появлению Клобора и набросилась на него еще в шлюзе, но он отстранил ее, объяснив это тем, что нужно спасать Хынрыча, иначе тот может погибнуть. На полу в спорт зале толпились люди. Над Хынрычем сгрудились Триплекс, Шнайдер и Шаданакара. Рядом стояли Руфай, Игнатий и еще несколько человек, как группа поддержки, безучастно.
- Клобор идет,- крикнул кто-то и толпа расступилась перед ним. У присутствующих были озадаченные лица, все уставились на него, но надежды в глазах окружающих он не увидел. Видимо, положение Хынрыча было очень тяжелым и не совместимым с жизнью.
- Попробуй ты, вожак,- сказал Триплекс Клобору. – Что-то у нас ничего не получается.
- Кололи что-нибудь? – осведомился Клобор.
- Кофеин с кордиамином,- ответила Шаданакара,- Давление не повышается.
- Скорее всего эти фаерболы запрограммированы на уничтожение человека, даже если он остается жив после атаки,- сказал Руфай.
- Да нет, все гораздо проще,- сказал Триплекс- Они обладают всеми свойствами шаровой молнии, поэтому вызывают ожог на поверхности тела и компрессию внутренних органов. А давление не поднимается, возможно, из-за внутреннего кровотечения.
На животе Хынрыча красовался бордовый след приблизительно десять сантиметров в диаметре, идеальной окружности.
- Тихо! – крикнул Руфай. – Не мешайте Клобору сосредоточиться.
Клобор закрыл глаза и стал водить правой рукой над раной, а левую, согнув в локтевом суставе на девяносто градусов, поставил на пол ладонью вниз. Клобор пытался видеть с помощью руки то, что произошло с органами и оценить степень тяжести их поражения. Он нащупал некое опухолеподобное, на ощупь, напоминающее медузу, образование, которое вгрызлась в чрево и пускала туда смертоносный яд. По мере увеличения концентрации внимания, Клобор начал воспринимать Хынрыча, как множество маленьких разрозненных колеблющихся частей. Самое удаленные от центра частицы отрывались, улетали и гасли. Вот она, смерть,-подумал он. В самом центре энергетического тела находилось паукообразное, сиренево-фиолетовое существо, пустившее свои клешни в глубины этого мерцающего желто-оранжевого моря светлячков. Эфирная рука Клобора протянулась к монстру и попыталась ухватить его, но соскользнула. Вторая попытка сбросить его оказалась ничуть не лучше первой. Тогда он решил направить на медузу энергозаряд. Он так и сделал. Из левой руки Клобор получил энергию недр Земли, накопил заряд достаточной мощности и пустил его на паука, придав ему форму форму острого клина. Он видел, как из его руки сверкнула алая молния и вонзилась в паукообразное существо, которое скрипнуло, зашипело и дернулось.
То, что увидели свидетели этого происшествия можно было назвать чудом. Сначала Хынрыч взрыкнул, все его тело стало конвульсировать, затем из центра ожога вырвалось маленькое фиолетовое облачко и врезалось в потолок, не оставив и следа. Клобор продолжал держать руку над телом , пока тот не задышал и не открыл глаза. По его виду можно было предположить, что он очень удивлен и озадачен. Затянувшуюся паузу прервал гулкий голос Шнайдера:
- С возрождением!
       . . .
-Ай, больно, - вскрикнул Игнат, поморщившись.
- Ну потерпи, потерпи,- сказала Тимошка, промакивая рану на виске Игната ваткой со спиртом. Тимошке недавно исполнилось двадцать лет, но выглядела она на все двадцать пять. Она склонилась над Буревестником так, что ее большая красивая грудь почти касалась его носа. Триплекс дал ей задание обработать бойца, и, теперь, она с удовольствием этим занималась. Игнат ей понравился сразу, но ему самому предстояло об этом узнать в скором будущем. Пока он не обращал на нее внимания, только на грудь. Его поглотили воспоминания о битве и о собственном героизме. Когда она спросила героя, нравится ли ему ее грудь, он увидел, что эта часть ее тела уже оголена и ее соски уже касаются его носа и губ.
- Очень, сказал он немного смущенно.
- А моя попа? – она повернулась к нему спиной и нагнулась. Юбка Тимошки была настолько короткой, что из-под нее показались красивая, округлой формы попа с тоненькими полосочками стрингов белого цвета между ягодиц. Он дотронулся до ее загорелой попки.
- Нравится,- ответил Игнат. Он почувствовал возбуждение, дыхание его участилось. После слова «нравится», она вцепилась своими губами в его язык, расстегивая одновременно его джинсы. Продолжение это сцены вы можете посмотреть на порнографическом видео. Если у вас его нет, обязательно купите, советую.
В тот же самый интервал времени, Ванда такими же методами лечила Клобора. Бывший Мохов и не представлял себе, что такое может происходить именно с ним. Его любимая девушка рядом, да еще наделенная неописуемой красотой. Это рай,- подумал он глядя в ее бездонные серо-зеленые глаза, излучающие тепло и любовь. Рисунок радужки с каждым мгновением менялся как калейдоскоп. Иногда он казался ему лабиринтом, иногда лучами Солнца, иногда лихо закрученной спиралью, завитой по часовой стрелке. Цвет радужки тоже менялся в зависимости от узора, от изумрудных до темно-карих. Он понимал, что это зависит от его собственного восприятии., и что в обычной реальности они всегда одинаковые.
- Я люблю тебя, Ванда,- сказал он завороженный зрелищем.
- А как я тебя , ты просто представить не можешь. Ты мой единственный и не повторимый на всем белом свете.
Он поцеловал в ее нежную шею, вдыхая ее сладкий, пьянящий аромат. Главное, что он был естественный, как говорится, без консервантов и красителей. Она улыбалась, поглощая Клобора своими красивыми и жадными глазами. Она засасывала его в неведомые миры и дали. Две энергии слились в одну огромную, как огромное пламя, готовое взорваться в любую секунду.От пульсирования двух энергий колебались даже потолок и стены. На какой-то момент Клобору показалось, что они находятся на Фрактале. Потом он убедился, что на самом деле так и есть, и что он не один а вместе со своей любимой. Ванда являлась прозрачной субстанцией с постоянно изменяющейся формой. Она была похожа на изящную пантеру, потом превратилась в не менее прекрасную антилопу, затем приобрела свою человеческую форму. Но от этих преображений Ванды, ощущения Клобора не менялись. Он просто любил ее, и ему было не важно, какой образ она примет следующим. Фейерверк чувств захлестнул его, поднимающийся вверх от половой чакры по древу жизни и распространился теплом и приятной истомой по всему телу. Через какое-то время он вновь очутился в своей комнате, рядом лежала очаровательная Ванда.
- Клобор, ты был великолепен,- прошептала она с сонной улыбкой на губах.
Клобор обнял ее теплое нежное упругое тело, и она растаяла в его объятьях. У Клобора возникло чувство эйфории. Длилось оно не долго, сменившись чувством непонятной тревоги. У него возникло ощущение что, кто-то смотрит на него сверху. Тогда он послал мощный энергоимпульс наверх, чтобы устранить наблюдателя, и как ни странно, импульс подействовал, больше это ощущение его не беспокоило.
- Что случилось? – спросила Ванда, заметив непонятную настороженность Клобора.
- Все нормально, - ответил он и обнял Ванду еще крепче – Я тебя люблю больше жизни.

На часах наступило утро. За столом все были счастливые и довольные. Даже Шума потребляла завтрак молча, а Шнайдер болтал без умолку о чем-то несусветном. Игнат сидел широко раскрыв рот, глядя на Шнайдера, изумляясь непредсказуемости этого человека.
- Если бы за боевые заслуги у нас награждали, я бы присвоил Клобору и Игнату орден серебряного креста,- сказал Триплекс.
После завтрака был смачный волейбол, тренажерный зал и солярий. Тренировка плавно перешла в обед. На обед подали солянку, рис с жареной рыбой. Тимошка лично поднесла поднос Игнату, и, получив смачный шлепок по заднице, с кокетливым видом удалилась на кухню.
Все окружающие заулыбались, а Триплекс даже заопладировал и присвистнул.
- Как тебе Тимошка, -спросил он Буревестника шепотом, толкнув его в бок, - Толковая телка?
- Да, Триплекс, в телках ты разбираешься, - со смехом ответил Игнат.
- Я никогда плохого не посоветую. Могу порекомендовать еще одну, вон ту рыженькую, - он показал на девушку в фартуке, которая стояла рядом с Тимошкой и о чем-то с ней перешептывалась. – У них речь идет явно о тебе.
- О размере этого?
- Ну типа того, видишь как Тимошка руками размахивает. Показывает. У него вот такой!
Игнат не удержался и рассмеялся в полный голос так, что все обернулись в его сторону и уставились как на дебила.
- Как у тебя получается так шутить?- спросил Буревестник Триплекса.
- Врожденный дар, - как всегда скромно, ответил тот.
После сытного обеда Клобор решил вздремнуть. Он лег на кровать в своей комнате и провалился в сон. Он оказался на краю глубокого кратера, окруженного красивейшими соснами, на дне которого, находились большие валуны и бетонные балки, покрытые толстым слоем глины. Место, сначала, показалось незнакомым ему, но, приглядевшись к окружающему кратер ландшафту и, увидев неподалеку до боли знакомую деревянную церковь, он понял, что перед ним находится бывшее озеро Светлояр. От испытанного потрясения он проснулся. Рядом завозилась Ванда.
- Да что, с тобой, Клобор? В последнее время ты какой-то нервный! Опять что ли что-то показалось?
- Светлояра больше нет,- сказал Клобор шепотом, голос отказывался повиноваться.
- Как?- спросила Ванда, леденея от ужаса.
- Я видел это в своем сне.
- Что ты видел?
- Огромную воронку на месте Светлояра, но возможно это был всего лишь сон.
- Это не может быть простым сном, если ты видел все детали. Это было сновидение.
- Чем отличается сон от сновидения?
- Потом объясню. Мы должны сообщить всем об этом.
Когда известие о гибели Светлояра облетело всю базу, от веселого настроения ни у кого не осталось и следа.
- Объявляю сеанс эгрегор-связи со Светлояром,- громко возвестил Шнайдер, после чего их группа переместилась в спорт зал. Расположившись кругом на полу в позе лотоса, они взялись за руки и закрыли глаза, после чего оказались в кромешной тьме. Тишина вызывала звон в ушах, который был сначала назойливым, а потом и вовсе перерос в боль.
Видимо кто-то блокировал канал и не давал выйти на связь со Светлояром. Этим кто-то был Рэгэн. Он видел их всех, они были у него как на ладони. Искушение напасть на кокон этого эгрегора и растерзать всех его участников было велико, но присутствие некой угрозы, он тоже чувствовал, поэтому от затеи нападения пришлось отказаться. Долго сдерживать на себе натиск эгрегора, он так же не мог. Пришлось разблокировать канал связи со Светлояром. После этого действа боль в ушах исчезла, и в поле зрения группы попал объект. Он напоминал ежика, только оранжевого. Клобор узнал в нем корректора Светлояра, с которым ему ранее доводилось контактировать и обмениваться информацией по тому самому каналу связи.
- Что случилось? – мысленно спросил Клобор.
- На нас напали, они всех уничтожили, - послышались мысли светлоярского корректора.
- Где ты сейчас находишься?- спросила Ванда.
- Под завалами в часовне. Бог спас меня,- корректор съежился еще больше, превратившись в маленький клубок.
- Попробуй телепортироваться оттуда к нам на базу, предложил Клобор. – Я помогу тебе.
Долго Рэгэн досадовал, видя эту картину. Ведь главная цель: Уничтожение Сфайлета, так и не была достигнута.
Сфайлет оказался очень хрупким худеньким мальчиком. На вид ему с натяжкой можно было дать восемнадцать лет, хотя ему было двадцать пять.Выглядел он неважно. Бледно-синий окрас лица, круги под глазами, дрожь тела, все это говорило продолжительном нахождении в затопленной часовне. В западне он просидел сутки, да потом еще телепортация доконала. Ему выделили комнату Ванды потому, что она переехала к Клобору и никаких возражений по поводу вселения Сфайлета не имела. Он сидел на краю кровати, держа в руках чашку с горячим зеленым чаем. Рядом с ним находились Клобор и Триплекс и Шума. Лицо Клобора тоже было бледное, ему пришлось изрядно потрудиться, чтобы вызволить Сфайлета. Во время проведения спасательной операции пришлось создавать вакуумно-буферную систему за счет своей личной энергии и транспортировать его сначала туда, а потом уже на базу.
Знание о буфере и о телепортации пришло из глубин памяти, но как оно оказалось в самой этой памяти? Проанализировав это, Клобор пришел к выводу, что информация о телепортации и другие знания, которые он неоднократно использовал, связаны с инсектом на Фрактале, которого он встретил в предпоследний свой визит на этой планете. Может быть именно поэтому у него появились сверхспособности, о природе которых он никогда не задумывался. Где-то посередине лобной доли возник образ инсекта, протягивающего ему свою многочленистую клешню, просящего о помощи. Он был наделен огромными глазами сотообразной конфигурации, отливающие металлическим блеском.
- Их было всего шестеро, но они разделались с нами, как с цыплятами, а потом они затопили базу.
- Кто это был и как они выглядели,- спросил Триплекс.
- Один был не высокий, крепкий с черными волосами и глазами, он у них был главный. Еще была девушка с короткой стрижкой, выглядела она как парень.
- Это была Даша,- с уверенностью сказал Клобор, до конца еще не осознавший, что жил бок о бок с заклятым врагом на протяжении многих лет.
- Они искали тебя, Клобор, но когда мы ответили, что у нас таких нет, они открыли огонь на поражение.
- Как они проникли к вам?- допытывалась Шума.
- Я не знаю. Им удалось миновать туннель и лифтовую шахту. Фактически они появились из ниоткуда.
- Они владеют телепортацией, это плохо,- сказал Клобор.
- Кто был еще?
- Какая-то верещащая девка и еще трое мужчин, два накаченных близнеца и один в годах.
- Как же тебе удалось одному спастись?- спросила Шума.
- Когда я понял, что гибель неизбежна, я спрятался в часовне и начал молиться. Благодаря этому я еще жив.
- Я не понимаю, как вас смогли вычислить?- недоумевал Триплекс
- Я тоже не знаю, - сказал поникший Сфайлет.
- Не забывайте, что нас тоже вычислили, - сказал Клобор. – Теперь мы сами как на пороховой бочке.
- Наверняка они уже где-то поблизости, надо менять место, сказал Сфайлет.
- Нет смысла, - сказал на это Клобор.- теперь они нас найдут в любом месте.
- Что же делать?- спросила Шума.
- Только ждать, - с задумчивым видом сказал Триплекс.

       10 глава
- Ванда, я так больше не могу, - признался девушке Клобор, - Мой мозг устал от постоянного напряжения, когда же это все закончится?
- Я не знаю…- с грустью ответила Ванда, гладя его по голове,- Но с другой стороны, если бы не эти обстоятельства, мы не встретились бы с тобой.
- Мне кажется, мы бы обязательно встретились. Мы созданы друг для друга и в любом случае рано или поздно это обязательно случилось бы. Представь тихий осенний лес. Падающие желто-красные листья, шорох под ногами, и мы идем навстречу друг другу, еще не зная, что небо уже решило, что с нами делать.
- Да, могло бы быть все по другому, но произошло так, как предначертано.
- Ты веришь в судьбу?
- Я знаю, что все происходит по определенному алгоритму, по какому-то плану.
-Ты думаешь мы не в силах изменить его, подчинить себе?
- Я считаю, что это невозможно. Мы не можем ничего изменить, будет так как будет потому, что та вариабельность наших действий тоже предусмотрена судьбой. Идешь ли ты или стоишь на месте. Эти два варианта уже записаны где-то, а может даже больше вариантов. Все они сходятся в одной точке, приводят к одному концу к смерти. Я считаю, что нет смысла, что либо менять в жизни, нужно просто наслаждаться каждым ее моментом. Сейчас я просто счастлива рядом с тобой и наслаждаюсь своим счастьем. Клобор обнял Ванду, понимая, что это самый родной и близкий для него человек на Земле и он рядом с ним. Они даже думали о всех вещах одинаково, это и есть счастье. Он представил красивый Щелковский лесопарк с множеством кленов и осин. Пестрота красок ослепляла. Рядом с собой он увидел Ванду, она держала его за руку и улыбалась. На ней было тоненькое голубое приталенное пальто с поясом. Они шли по пустынной алее вдвоем, взявшись за руки. Клобор четко слышал шелест листвы под ногами и ужаснулся реальности происходящего. Даже ветер был настоящим.
- Как это возможно?- спросил он у Ванды, она ничего не ответила, только улыбнулась в ответ. Видение длилось около двух минут и вскоре развеялось.
- Ты видела то же, что и я?
- Да.
- Мы были в городском парке, это удивительно,- от плохого настроения Клобора не осталось и следа. – Мы переместились в парк и гуляли там!
- Когда мы находимся вместе у нас много энергии, ее избыток мы можем использовать на перемещение в любую точку во вселенной.
- Давай попробуем еще раз! Мне понравилось. Давай там останемся.
- Это очень сложно. Для этого нам придется перемещать туда наши физические тела, а это очень сложный процесс, требующий больших энергозатрат.
- Ну, хотя бы еще на две минуты,- он умоляюще посмотрел на Ванду и она согласилась. Ей тоже нравилась та парковая аллея.
Они взялись за руки и почти сразу оказались на том же самом месте. Сквозь кроны деревьев проникал тусклый солнечный свет. Он был не совсем обычный, а с каким-то мистическим оттенком. В лесу было настолько тихо, что они слышали биение сердец друг друга. В конце аллеи появился человек, он шел им навстречу. Освещение стало меркнуть. Влюбленные переглянулись. Шаги были настолько громкие, что Клобор чувствовал их всем телом. Неизвестный приблизился так, что стало видно его лицо. Клобору стало ясно, что незнакомец прекрасно их видит. Мужчина был среднего роста с черными, как смоль волосами и черными глазами. Их разделяли каких-то пятнадцать метров, как, вдруг, Ванда дернула возлюбленного за руку:
- Уходим.
- Стойте! – крикнул мужчина, переходя на быстрый бег, его лицо исказила страшная гримаса.- Вы от меня все равно не уйдете! Он протянул к ним руки, они вытягивылись из его бегущего навстречу тела как резиновые. Видение стало рассеиваться, когда длинные руки схватили Клобора за шею.
- Что это было? – вымолвила Ванда, часто дыша, ее сердечко готово было выпрыгнуть из груди.
- Не знаю,- Клобор выглядел еще более напуганным, чем она сама, - наверное это тот, про которого рассказывал Сфайлет. Клобора передернула от вспоминания агрессивных злобных глаз и длинных рук. Он еще чувствовал их сильную хватку.
       . . .
Шиллер был очень не доволен «успехами» своих лазутчиков.
- Как вы могли!- кричал он своим писклявым голосом, потирая свою лысину. Этот жест свидетельствовал о том, что он вне себя от ярости. – Вы провалили всю операцию. Если бы вы присутствовали там лично, а не наделяли своей силой безмозглые трупы, результат был бы другим, понимаете? Вам было лень, что ли, я не пойму?
Все лазутчики, стоявшие полукругом около стола, склонили головы, только Ганбер и Тувер пристально рассматривали Шиллера.
- Что вы на меня уставились?- такого наглого поведеия от них он не ожидал- Я вам что, чучело огородное что ли? Ганбер и Тувер не отводили взгляд со своего начальника.
- Вы что, обалдели, что ли Ганбер и Тувер?- заверещал противным голоском Шиллер, поднимаясь со стула. –Вы забыли кто вы, а кто я?
- Не надо их считать за идиотов,- пренебрежительным тоном сказал только что вошедший в кабинет человек. Он вальяжно опустился на стул, стоявший около выхода и закинул одну ногу на другую. – Твои люди стерли с лица земли Светлояр, а ты ругаешься.
- Кто вы такой? Почему без разрешения вошли в кабинет?- такого хамства в своем кабинете Шиллер не ожидал и даже не знал как себя везти в подобной ситуации, он стал потирать лысину непрерывно. Человек в черной одежде с черными глазами встал и медленно зашагал в сторону Шиллера.
- Кто это?!- заорал он на подчиненных – Почему у нас здесь посторонние, кто его пустил?!
- Я не посторонний, - сказал тихим голосом «черный».- Ты меня просто не помнишь, зато я хорошо помню твою лысину, которую ты все время растераешь до блеска.
- Выведите его! Я приказываю вам! – заорал Шиллер. На приказ никто из лазутчиков не прореагировал, продолжая стоять молча истуканы.
Шиллер почувствовал от всех своих подчиненных неприятный холодок, прокатившийся мурашками по лысине.
- Они тебе, теперь, не подчиняются, -сказал непрошенный гость - Теперь я у них главный, я теперь эмиссар, контролирующий территорию России.
Шиллер уставился на «черного» господина, только теперь до него стало доходить кто перед ним.
- Рэгэн?..- неуверенно выговорил он.
- Ну наконец-то, признали, - холодно сказал Рэгэн.
- Но как…как… - язык Шиллера начал заплетаться.
- Как я здесь оказался? Очень просто. Я узнал, что у вас возникли большие проблемы без меня и прилетел с Кана, чтобы помочь вам в трудную минуту вашей поганой жизни.
Шиллер потянулся к доске управлений, находившейся на столе, где была расположена тревожная кнопка, оповещающая Вышнего эмиссара о нападении, но не успел. Острый клинок Рэгэна пробил кисть насквозь, пригвоздив руку к солешнице.
- Я думаю, что тебе не следует делать то, что ты сейчас только что пытался. Пришло мое время, Шиллер. Замена подоспела раньше чем тебе этого хотелось. Извини.
Шиллер сел на стул, лицо его исказила страдальческая гримаса. Он догадывался, чьих рук это дело, вызволение Рэгэна из плена.
- Что ты хочешь?- устало спросил он.
- Настал твой черед дежурить на Кане, -сказал Рэгэн с ехидной ухмылочкой. – Приготовься к катапультированию из «катапульты».
       . . .
Сильная хватка Рэгэна немного ослабла, благодаря Триплексу. Он увидел бурое мерцание на шее Клобора и попытался невилировать его. Получилось убрать светимость на три четверти, остальное не получилось.
- Ты сам должен сделать это, - сказал он, заметно побледнев после сеанса врачевания.
Клобор сконцетрировался на ощущении хватки, которое заметно облегчилось, после воздействия Триплекса и попытался растворить его в воздухе, но безполезно. Что-то мешало в полной мере сконцентрироваться на ощущении, стоял какой-то блок на сверхвозможностях Клобора. После нескольких, почти безрезультатных попыток, Клобор направился в тренажерный зал. После проведения физических упражнений, действие хватки ослабло до такой степени, что стало практически незаметным.

       11 глава
Клобор с самого утра был в подавленном состоянии, что не могло остаться не замеченным.
- Что с тобой, любимый? – спросила Ванда обеспокоено, - О чем ты думаешь?
- Мне кажется, что сегодня случится что-то страшное.
- Что ты имеешь ввиду?- спросил подошедший к ним Игнат.
- Я чувствую сердцем какую-то безысходность.
- В каком смысле?
- А ты не чувствуешь?
- Нет,- ответил Игнат.
- Почему ты не чувствуешь приближающейся беды, ты же Буревестник, что с тобой случилось? Разве ты не ощущаешь присутствие неких сил?
- Где? Здесь?
- Да, здесь, рядом с нами. Они уже здесь в этой комнате.
- По-моему Клобор сошел с ума,- поведал Игнат Ванде шепотом.
- Ты меня пугаешь, Клобор,- взволновано сказала Ванда. – Скажи, что ты чувствуешь.
- Щемящее чувство в области Анахаты(сердечной чакры). Мне кажется, что развязка близка.
- Какая развязка?- спросил Игнат не верящий ни одному его слову. Хотя сам себе противоречил, у него несколько раз за утро появлялось то чувство, которое только что описал Клобор, но его словам верить не хотелось, ох, как не хотелось.
- Я говорю о том, что сегодня произойдет событие, которое повлияет на ситуацию во вселенной. Победим либо мы, либо они, третьего не дано. Хочу предупредить вас всех, независимо от исхода решающей битвы, мы все равно будем вместе, за это я вам ручаюсь.
- Спасибо, Клобор, за обнадеживающую речь, - сказал Игнат, положив товарищу руку на плечо.
- Помнишь ту аллею?- обратился Клобор к Ванде. – Если, вдруг с тобой или со мной что-нибудь случиться, мы встретимся там, договорились?
- Хорошо любимый, как скажешь.
- Не надо хоронить друг друга заранее,- сказал Игнат,- Мы еще покажем этим лазутчикам кузькину мать.
Но уверенности в своих словах он не чувствовал, и прозвучали они довольно тихо, как капля, падающая в море неизвестности.
       Тем временем Триплес и Шнайдер находились в тренажерном зале и наращивали мышечную массу.
- Что-то Клобор сегодня какой-то задумчивый, ты не находишь?- спросил Триплекс у напарника.
- Да, что-то его гнетет, я тоже заметил,- ответил Шнай, положив гантели на пол. – Меня настораживает тот факт, что он углубляется в себя каждый раз перед какими-то событиями, неприятными для нас.
- Надо его спросить об этом, у меня какое-то дурное предчувствие, наверное.. – речь его прервал громкий хлопок, взрывающейся двери. Разлетевшиеся куски древеины едва не размозжили им обоим головы. На пороге появились два близнеца в коричневых костюмах.
- Здравствуйте, друзья,- поприветствовал один из них. Триплекс почувствовал пронизывающий ветер в области поясницы. Рядом вовремя оказался Шнайдер, который молниеностным движением столкнул его ногой с траектории снаряда, почти подставив себя под удар. Огненный шарик пролетел в миллиметре от Шная и , долетев до противоположной стены, образовал в ней воронку. Стены помещения содрогнулись, с потолка стали отваливаться куски штукатурки. Еще один снаряд пролетел в миллиметре от головы Триплекса. Еще бы немного, и она лопнула как воздушный шарик.
- Включай контур! – крикнул Шнайдер, перекрикивая взрывы гортанным голосом. После его фразы комнату заполнил гул, как от высоковольтных линий электропередач. В дверном проеме возникла переливающаяся прозрачная стена из голубого света, которая стала непроницаемой для коричневых. Тувер решил пробить защиту файерболом, но стена оказалась непробиваемой, и энергоразряд срекошетил в него самого. Не пытаясь помочь брату близнецу, Ганбер удалился. Стены базы вновь затряслись от мощных взрывов.
- За ним,- скомандовал Триплекс, убирая защиту.
Ганбер направлялся в жилой отсек, опрокидывая на ходу столы и стулья. Его целью была комната номер 13. Об этом стало известно, когда он целенаправленно перешагнул порог комнаты, предварительно вышибив дверь. Видимо, у этих близнецов не хватало мозгов открывать двери другими способами, дернуть за ручку, например.
Перед Триплексом и Шнайдером возникла неприятная картина, сфотографировав ее глазами, они были вынуждены спрятаться за коридорную стену. На картине было изображено следующее. Игнат держал в руках стрэк , направленный в сторону Черного господина, в черном плаще, а тот в свою очередь держал на весу руку в которой ничего не было, но создавалось впечатление, что он держит в ней что-то тяжелое. Он направлял ее в сторону кровати на которой находился Клобор. Клобор сидел в позе крючка, колени, прижав ко лбу и закрыв уши руками, он весь дрожал. Ванда была бледная потерянная и смотрела в пол, ее держала на прицеле Гунда, в ее руке красовался мощный бластер. У Игната за спиной стоял бородатый мужчина и приставил к его затылку пистолет. Ко всему прочему на полу красовался труп полуголой девицы. В этих «людях» чувствалась огромная сила и неимоверная угроза, катившаяся по помещению волнами. Прибывший Ганбер направил свое ружье на Игната.
- Убери свой стрэк, Игнат, пока ты думаешь на какую кнопку нажать, твои мозги выпустят наружу, - сказал Рэгэн.
Игнат медленно наклонился, чтобы положить оружие на пол, и его тут же огрел бородатый прикладом позатылку. Буревестник упал на пол лицом вниз.
- Ты как раз во время, Тувер, - властно сказал Рэгэн.
- Я Ганбер, господин!
- Какая разница, докладывай обстановку.
- Мы ликвидировали почти весь отряд. Много лазутчиков погибло, но они храбро сражались, и мы победили.
- Что значит почти всех? Кто-то остался в живых?
- Двое в спорт зале. Они сами себя заперли своей защитой.
- Я бы не советовал тебе быть таким самонадеянным. Булат, пойдешь с Ганбером, проверить спорт зал. Будьте осторожны, эти двое могут быть очень опасны.
Когда Булат и Ганбер вышли в коридор, там уже никого не было.
       . . .
Голова раскалывалась от боли. Все тело трясло. Что-то мешало сконцентрироваться на своем внутреннем резерве. Горло сдавливала жесткая хватка так, что трудно было дышать. В голове крутились мысли о смерти.
- Ты зашел слишком далеко, Клобор,а я ведь тебя предупреждала тогда,- злорадно заявила Гунда. – Если бы ты был послушным мальчиком, возможно такой матовой для тебя ситуации и не возникло.
Хотелось ответить. Слова уже готовы были соскользнуть с губ, но язык, как будто, напрочь отсутствовал в полости рта. Энергоразряд с неизвестной начинкой, пущенный Рэгэном превратил его в растение. В ушах все гудело как от турбин реактивного самолета. Он видел как упал и обмяк Игнат, но не мог пошевелить ни рукой ни ногой, чтобы помочь другу. Рэгэн улыбался. Он не мог поверить, что его план захвата окажется настолько эффективным и результативным, не требующий больших усилий.
Ну, что, Клобор, непобедимый избранный, что задумался? Не говоришь ничего? – Гунда была просто счастлива и наслаждалась каждым своим словом.- Твое последнее желание. Молчишь? А разве у тебя нет желания трахнуть меня на последок, а? Ты что, Клобор, язык проглотил? Понимаю, голова болит, жить не хочется,зачем разговаривать.
- А это кто такая? Твоя новая подружка? - она толкнула Ванду на кровать и та села рядом с Клобором, свесив голову. – Красивую себе нашел, я тебе никогда, значит, не нравилась. Хорошо. Сейчас мы эту красоту быстро испортим.
Гунда вынула из кармана острый как бритва нож и подошла к Ванде, намереваясь уродовать ей лицо.
- Мы не за этим сюда пришли,- напомнил Рэгэн. – Мы явились убить их, но, глядя на них сейчас, я думаю, что они не опасны для нас вообще. Их просто нет, они никто. Я считаю, что им достаточно стереть память и вернуть их в свою привычную реальность, прикрепить к каждому из них сотню летунов, пусть питаются.
- Даже не думай, добродетель нашелся, мы обязательно должны убить их, но их смерть должна быть медленной и мучительной, чтобы я видела как они изгибаются и стонут от боли.
- У тебя человеческие, низкие чувства Не поддавайся им, ты же лазутчик,- упрекнул ее Рэгэн, как когда-то она его.- Неужели ты испытываешь какие-то эмоции к этим ничтожествам?
Вдруг, Клобор ощутил некий прорыв в черепе, как будто на мозг хлынула холодная вода из большого сосуда. Воспаленный мозг начал успокаиваться, боль стала немного проходить, за ней ушло и головокружение и звон в ушах. Осталась только ясность и внимание. Он стал ощущать себя большим кристаллом, в котором все мысленные связи упорядочились, дыхание стало легким. Попробовав пошевелить рукой и получив положительный результат, он понял, что оцепенение прошло, но враг думает иначе. Это надо использовать для концентрации на тайном знании переданном инсектом.
Время как будто остановилось. Рэгэн и Гунда застыли как статуи, глаза их остекленели. Казалось, что они находятся в недоумении. В голове стали мелькать картины, объемные картины сражений. Каждая из картин физически била по темени мягким похлопыванием, как птица крылом. Каждая мысле-форма приобретала форму головы и встраивалась в анализирующие структуры мозга как родная. Вот инсект поднимает свои многочленистые конечности, из его рта, окруженного несолькими парами клешней выпрыснулась, как показалось Клобору ультразвуковая волна вперемешку с ядовитой жидкостью. Корпус черного паука с шипением начал оплавливаться, а сам паук в бешенстве бросился на инсекта, но тот был готов к такому повороту событийи, буквально скрутил паука в спиралевидную косичку. Клобор понял, что корпус паука под воздействием яда и ультразвука стал гибким и поэтому инсекту легко было с ним справиться. На следующей картине, Клобор увидел тот шпиль который ему запомнился во время встречи с инсектом. Но на этот раз он оказался на самом пике этого шпиля, представляющий из себя двух метровую в диаметре площадку. Для чего служит это сооружение было не понятно, но двух километровая высота говорила о важности объекта. Клобора впечатлил вид с этой башни. Вокруг нее кишила жизнь. Этот шпиль стоял в центре абсолютно круглого города со стоениями и башенками поменьше, окруженный вокруг стеной, масштабность строений города инсектов впечатляля. Он поймал себя на мысли, что он похож на Москву. Голова гудела от распирания чужеродными мыслями. Потом уже до него дошло, что он на самом деле находится на пике этого шпиля. Некая мощная сила втягивалась в него, из недр города, поднимающаяся по шпилю, как соки из земли, питающие цветок по стеблю. Клобор ощутил себя огромным, надутым парящим шаром. Это чувство сменилось полным спокойствием и релаксацией. Он ощутил падение в бездну, вызывающее приятное чувство зуда на макушке головы. Он больше не видел образов, просто падал в бездонную яму, не имеющую края и конца. Этот полет не вызывал чувство дискомфорта от осознания, что он может разбиться. Сознание стало сворачиваться, ощущения меркнуть. У него не было желания вернуться назад, он вообще забыл за что боролся. Это и есть смерть?- спросил он у самого себя.- Скорее да, чемнет ответил его внутренний голос. Когда сознание свернулось в одну точку, оно перестало осознавать не только полет в бездну, но и само себя. Одному Богу известно, сколько это продолжалось.Может быть даже вечность, пусть так, какого было его удивление когда он обнаружил себя сидящим на кровати в присутствии Ванды, Рэгэна и Гунды. Голос Гунды в голове прозвучал как гром среди ясногонеба:
- Эти ничтожества ничего не значат для меня Рэгэн. Я поняла, что задета не я, а мое самолюбие, поэтому тебе решать, что с ними делать.
Осознание того, что пережитый им трансцендентальный опыт длился доли секунды повергло Клобора в легкий шок, но виду, что он находится в замешательстве не подал, притворяться «растением» его вполне устраивало.
Он посмотрел рассеянным взглядом на Рэгэна и увидел на полу рядом с ним несколько темных пятен. Каким-то немыслимым образом ему удалось сдвинуть одно из них под правую ногу. Черный господин ойкнул, его правая нога подогнулась, и он рухнул плашмя на пол. Клобор не мог упустить такой шанс нанести удар и, соскочив с кровати, занес руку для удара ребром кисти по боковому отделу шеи. Получилось задеть вскользь плечо да и только. Рэгену удалось ускорить свое внутреннее время, благодаря чему он и увернулся от смертоносного удара, откатившись в сторону. Одновременно с начавшейся схваткой двух заклятых врагов в комнате началось какое-то движение, прогремели выстрелы, с потолка посыпались куски бетона. Клобору нужно было во что бы то ни стало знать, что происходит с Вандой, но Рэгэн был настолько быстр, что ему не удавалось воспринимать ситуацию. Внутренний поток информации возобновился, когда Клобор получил мощный удар по лицу, чудом не сломавший ему челюсть. Благодаря этой информации у него тоже получилось ускорить свое внутреннее время, причем даже в большей степени чем у Рэгэна. В связи с этим внешнее для него практически остановилось. Даже Рэгэн стал казаться ему медленным и неповоротливым. Отбивая атаку Рэгэна, он успел проанализировать ситуацию, складывающуюся в комнате. Недавно ушедший на задание Ганбер, дрался с только очнувшимся Игнатом. Благодаря четкому холодному расчету он нанес смертоносный удар Ганберу таким образом, что тот отлетел в дверной проем, сбив с ног ворвавшегося в тот момент Триплекса. Выпущенная из бластера лазерная искра, предназначавшаяся Триплексу, прошла мимо него, благодаря мертвому телу лазутчика.
Поняв трюк противника, Рэгэн ускорился до такой же степени и стал так же быстро двигаться. Его лицо говорило о крайней степени ярости. Бывший Мохов понимал, что в противостоянии главное это спокойствие и уверенность, а наполнять себя какими-то эмоциями в этот момент заведомый проигрыш. Клобор так же осознавал, что ускорение внутреннего времени, продолжаться вечно не может и когда-нибудь сменится торможением. Так же, оно способно сильно повредить тело, поэтому он предпочитал уворачиваться от ударов, чем наносить их и ставить блоки. При изменении параметров времени, меняется и пространство вокруг, и появляется гибкость и хрупкость костей, а это может повлиять очень даже негативно. Драка переместилась к стене не случайно, у Клобора в голове созрел план. Отражая серию атак Рэгэна, он увидел краем глаза, что Ванда вступила в схватку с Гундой ,и, что преимущество не у Ванды. В этот момент Клобор получил хлесткий энергоудар, пришедшийся на левое плечо. Рука как будто остекленела и со звоном разлетелась на множество мелких осколков. Злобные глаза Рэгэна мелькнули огненно-фиолетовым сиянием ликования в потемневшем от болевого шока рассудке. От следующего замаха Клобор все же смог уклониться. Послышался хруст ломающихся костей и вскрик Рэгэна.
Правая рука эмиссара угодила в стену, пробив ее насквозь. Его рука повисла и не могла больше двигаться. Рассудок Клобора вернулся к своему хозяину с осознанием того, что в его теле начинает происходить замедление внутреннего времени, то есть компенсаторная реакция на ускорение. Нужно было во что бы то ни стало использовать последние секунды для нанесения решающего удара, иначе будет поздно. Клобор проскользил между ногами ревущего от боли Рэгэна и ударил его затылком так, что голова Рэгэна впечаталась в стену. Тело эмиссара обмякло и сползло по стене на пол, как кисель.
       Тьма поглотила воина.

       12 глава

Стук в дверь.
- Вставай, Женьк.
- А? Что? – спросонья не понял Мохов. Лицо обдал приятный аромат нежных цветов и сена. В дверном проеме показалась атлетическая фигура Николая Петровича.
- Ты Че? Еще спишь, лежебока? А ну вставай, нам еще угол у бани заделывать. Забыл что ли?
-Что со мной, Триплекс? Что со мной было?
-Тс-с! Не произноси больше этого имени, Я просто дядя Коля, усек?- у Морозова был игривый вид, как у кота.
- Пойдем на улицу, там ты все поймешь.
Женя с трудом поднялся с кровати и, покачиваясь, пошел по комнате на лестницу.
- Ты вроде не пил вчера? Или пил? Ничего, похмелье мы сейчас быстро снимем.
Только теперь до Мохова дошло, что он на даче у своего дяди. Выйдя на улицу, Женя вдохнул целебный лесной воздух полной грудью. Как это все приятно и неожиданно. А вот и стол, и какие-то люди. Среди них Мохов распознал знакомые лица, но было много незнакомых ему людей. Все они что-то бурно обсуждали, но, заметив присутствие Мохова, воцарилась гробовая тишина. Некоторые заулыбались, некоторые смотрели на него изучающее, с неподдельным интересом, но дружелюбие присутствовало во всех, Женя видел это по глазам.
- Вот и настал тот день! - крикнул Николай Петрович - Евгений наконец-то с нами. Племяша мой, присаживайся рядом со мной.
Место, уготованное Мохову, находилось в торце стола. По правую руку находился Морозов, по левую, кто бы вы думали? Конечно же Виктория(Ванда). Он даже не узнал ее, приняв ее просто за симпатичную девушку, но когда ее рука оказалась у него на бедре, то сразу узнал ее. Она улыбнулась и приставила указательный палец к переносице со звуком «тс-с».Морозов сразу не сел, а взял бокал вина и произнес речь:
- Дорогие собратья, сегодня великий день, когда наш дорогой товарищ и друг вышел из летаргического сна, который длился почти пол года! Давайте выпьем за это, друзья.
Женя был очень смущен таким вниманием и ошарашен новостью, что пол года находился в летаргии. Звон бокалов и крики ура сотрясли прозрачный, кристально чистый воздух.
Женя попытался встать:
- Но я не понимаю… - не успев закончить фразу, он был одернут Морозовым и усажен на место.
- Сиди, Женя, ты еще очень слаб, чтобы вставать и говорить. На открывание рта много энергии уходит впустую.
Виктория сидела с бокалом вина и медленно цедила красное сухое вино, то и дела подмигивая Евгению.
От непонимания ситуации голова шла кругом.
- Что происходит? – спросил он у нее шепотом.
- Ты любишь задавать вопросы, заранее зная ответ на каждый из них,- сказала она, гладя его по голове.- Нужно просто жить и наслаждаться этим. Ты чувствуешь дыхание природы и звуки земли.
- Но я правда не понимаю, что со мной происходит. Объясните мне, что произошло после…- взмолился Женя.
- Сейчас не время об этом говорить,- шепотом перебил его Морозов.-У нас гости, улыбайся!
Вечеринка на «опен эир» продолжалась до кромешной тьмы. Когда гости разбрелись кто куда, Евгений попросил Морозова и Викторию дать подробнейший отчет всему происходящему. Все трое уселись на лавку возле бани, у которой на самом деле был разворочен угол.
- Ты понимаешь,- начал издалека Морозов.- Ты впал в летаргию, и мы долго не могли тебя из нее вывести.
- Это я уже понял, меня интересует, что было до этого. Куда делись лазутчики, летуны, подводные базы, война на Фрактале?
- Пережитый тобой опыт должен остаться при тебе. Вот и все. Рассуждать было это или нет глупо.
- Что? – внедоумении уставился на дядю Женя.
- Не травмируй его лишний раз, Коля,- вступилась за своего возлюбленного Виктория.- Все это происходило на самом деле. Все это было.
-То есть вы хотите сказать, что все это происходило для меня одного в моем больном воображении, так что ли? Вы говорите, не стесняйтесь, скажите, что я псих.
- Нет! Это была чистая правда,- сказала Вика, глядя прямо в глаза Жене.Это его немного успокоило, - Только для тебя одного, твоя правда, понимаешь?
- У каждого свой путь, продолжил Триплекс- Это не значит, что он связан как-то с восприятиями окружающих тебя людей. Это твои мысли, твой мир и делай с ним что тебе заблагорассудится. Пойми главное, что противостояние неких сил на самом деле есть. Добро и зло никто не отменял, а форма, в которой ты это воспринимаешь, зависит только от тебя самого.

P.S.

- Сейчас, вы блещите передо мной умными заученными фразами и почти убедили меня, что мне все это приснилось, но есть одно но…
- Что за но? – Петровичу стало интересно.
- Почему в углу бани отверстие?
- Ты, наверное, помнишь, что в тот день, когда мы парились, шла гроза. Молния ударила в угол бани, а тебя откинуло. После этого ты и впал в летаргический сон.
- Получается все очень складно. Но почему Виктория тогда здесь, по вашей теории, мы виделись с ней всего один раз.
- Просто я влюбилась в тебя, Женя, и не могла без тебя и дня прожить. Я искала тебя, я звонила тебе на сотовый, мне ответил твой дядя Коля и пригласил погостить меня у себя на даче и посмотреть, как ты спишь вечным сном. Я приехала сюда и стала долгими ночами реветь рядом с твоей кроваткой и молить Бога, чтобы он тебя вернул мне.
- Опять все получается складно, но как вы узнали точный день, когда я проснусь.
- Мы нанимали экстрасенса, чтобы узнать, когда ты проснешься. А экстрасенс был странный какой-то и сказал: «Женя находится в состоянии войны с лазутчиками, пока он их всех не перебьет, он не остановится». Представляешь, что он сказал? С ума можно сойти. Но день твоего возвращения он назвал точно. А еще он предупреждал нас, что когда ты проснешься, сразу будешь пытать нас разными вопросами.
- Как звали этого экстрасенса?
- Не помню точно, кажется Шнайдер. Очень странный человек.
- Знаю я, этого Шнайдера, длинный, лицо узкое, не разговорчив. Голос гулкий.
- Поразительно. Ты абсолютно точно его описал, подглядывал, что ли. Удивительно.
Клобора уже начинало раздражать то, что его принимают за сумасшедшего.
- Какой сегодня день?
- Четырнадцатое сентября, не задумываясь, ответила Виктория.
- Неувязочка у вас получается. Людям сказали, что пол года я находился в летаргии, а по датам около четырех месяцев. Как это понимать?
- Ну, ошибся я, с кем не бывает,- сделав страдальческое лицо, сказал Морозов- Виктория, можно тебя на пару слов.
- Конечно, - согласилась она, и они отошли от Евгения, нашептывая друг другу неразборчивые для Мохова слова. После пятиминутного разговора, они вернулись.
- Мы с Вандой посовещались и, видя твои страдания, решили признаться тебе во всем!
Да, сейчас мы над тобой просто издевались. Мы думали, что после той драки с Рэгэном у тебя напрочь отшибло память и хотели тебе создать другую жизнь, чтобы ты забыл весь этот кошмар.
- Ребята! Я вас обожаю! – сказал Клобор в состоянии эйфории, обнимая их обоих.
- Ты на самом деле спас нас, Клобор. Нашим лидером ты был, есть и будешь им всегда, - сказала Ванда с трепетом.

                2006­



Мне нравится:
8

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 71
Рейтинг произведения: 387
Свидетельство о публикации: №1230109493204
@ Copyright: Василий Прытков, 09.01.2023г.

Отзывы

Светлана Князева-Симонова     (14.01.2023 в 06:47)
сначала читала с упоением
а потом..сломалась
губки..кроватки слёзки не уезжай..останься
странные слова для Виктории, а уж для Ванды..и вовсе. Может, я не права
всегда хотелось, чтобы это был плод не только воображения, а реальных событий- пусть и небольшого количества людей
- ты был нашим лидером, Василий, и останешься им всегда, Прыткий ты наш
всего хватает в этом мире..и что есть реальность?
Василий Прытков     (14.01.2023 в 18:11)
Это моя фантазия, на мой взгляд так положено. А в жизни все по-другому. Кроме ненависти в мой адрес ничего нет и скорее всего никогда не будет. И вообще я не про себя писал. Спасибо за отзыв.
Светлана Князева-Симонова     (15.01.2023 в 05:02)
это вы зря- я всегда очень внимательно иду по вашим следам
ваша проза - просто выше всяких похвал. Такая красочная картина победы добра над злом. В жизни не так всё очевидно.. Всё размыто в реальности. Хотя..вспоминаю опыт моих друзей- моя подруга видела звериные сущности каждого человека. Со мной не катало- у меня ничего не видят. Да я и сама не вижу, чувствую

мои сны не так красочны, не так разнообразны, но некоторые мне очень дороги
и мой опыт проживания очень отличается от вашего

читая вашу прозу - еще раз убеждаюсь, что человеку не нужны лит-ные институты (они во многом ограничивают -суживают мир человека). Но, чтобы чего-то "добиться" - надо иметь корочки. А, получив корочки, обрастаешь коростой всяких правил. Хорошо-плохо - кому-то это нужно.

И вообще я не про себя писал. (с)
а это очень зря. Чтобы образ получился живым- он должен быть живым. И очень хочется (мне точно) увидеть в вашем герое вас. Если вы стремитесь к этому образу (он же близок к идеалу- спаситель мира), то и влияние произведения усиливается.

Это моя фантазия, на мой взгляд так положено (с)
вот вы тоже загнали себя в рамки. Так положено..кем положено
Василий Прытков     (15.01.2023 в 10:02)
Я имел ввиду положено к супергероям относиться с любовью и говорить красивые слова. Может быть в каждом герое: Бомже, Мохове, Клоборе, Незнандо есть какая-то маленькая часть меня 10-15%. Но я отличаюсь от всех этих героев. Я более жирный и глупый, рамок до хрена, одни рамки и законы, много условностей, злость. Мои герои более возвышенные, лёгкие, более простые в общении, переполнены чувствами и эмоциями. У меня же этого нет.
Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1