Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Возвращение душ. Глава 3


­­Глава 3. Неутешительные диагнозы
— Армисаэль, я там кормилицу для Аурики привёз! Осмотри её, — Тадиэль вошёл в кабинет доктора, когда тот заполнял какие-то карты.
— А что же ты её одну оставил? Не сбежит? — спросил Армисаэль, вставая из-за стола и надевая медицинский халат.
— Не сбежит. Она — мать-одиночка. Ей деньги нужны на своего малыша. Она поработает годик — я ей заплачу и отправлю домой.
— Что ж, вариант неплохой, если она свой нос куда не надо совать не будет.
— Не будет. Я её предупредил, чтобы дома сидела и в хозяйские дела не лезла. Если не послушает — ей же хуже, — фыркнул Тадиэль, отправляясь за роженицей. Очень скоро он возвратился, приведя с собой худенькую невысокую молодую женщину лет девятнадцати. Русые волосы до плеч, серые глаза, веснушки на лице. Правильные черты лица, прямой нос, пухлые губы и чуть испуганный взгляд.
— Здравствуйте, — тихо поздоровалась она, настороженно озираясь.
— Здравствуй! — кивнул Армисаэль, не слишком охотно. — А где твой ребёнок?
— Я оставила его с сестрой, в городе, — пояснила девушка, зачем-то оглянувшись на Тадиэля. — У него аллергия на лактозу, и молока ему нельзя. Поэтому… — она не договорила, пожав плечами.
— Ясно, — перебил её Армисаэль. — Идём со мной, — кивнул ангел, выходя из кабинета и провожая девушку к операционной. — Заходи! — пригласил он, жестом приказав Тадиэлю подождать.
Обследовав пациентку, доктор сообщил ангелу Жертвы, что та здорова и может стать кормилицей. Попросив девушку подождать, Тадиэль зашёл в операционную.
— Как её имя? — спросил Армисаэль, записывая что-то в карту.
— Эвия, — буркнул Тадиэль. — Ты молоко проверил?
— Конечно. Всё в порядке, я же сказал.
— Я приведу к тебе Лайлу сегодня. Нужно обследовать её и немного подготовить… Поможешь?
— Не люблю я этот мазохизм, — Армисаэль невесело усмехнулся. — Потом хоть вешайся. Но так и быть. Чего не сделаешь ради женщин?
— Один раз, Армисаэль. Больше пока не попрошу.
— Ладно, — доктор кивнул. — Только и ты мне помоги, Тадиэль. Попроси Сандала прислать мне в помощь кого-нибудь из молодых. Я зашиваюсь с делами в больнице, а ведь скоро двое родов предстоят и две церемонии. Кроликов надо наловить, кровь подготовить, на дезинфекцию и всякие мелочи времени не хватает. Если хотя бы половина эмбрионов окажется хорошей — представляешь, сколько с ними будет хлопот? Всех перемой, обследуй, молоко, кормилицы… В общем, чего я тебе объясняю — ты и сам знаешь. Сандал ещё злится на меня из-за крови и из-за сестры, а тебя он послушает. Кстати, Лайле ведь опять кровь будет нужна — договорись с ним, ладно?
— Хорошо, — ангел Жертвы понимающе кивнул. — Не беспокойся, я договорюсь, — и Тадиэль скрылся в дверях.
* * *
Беллор услышал, как хлопнула дверца джипа, и вышел из дома. Спустившись со ступенек крыльца, он прошёл по каменной дорожке, ведущей через сад, и подошёл к воротам. Открыв калитку, пропустил Тадиэля и девушку, которую тот привёз с собой.
— Знакомься, Беллор. Это — Эвия. Она будет кормилицей твоей дочери.
— Эвия? — переспросил ангел, прищурившись.
Он взглянул на девушку, которая слегка смутилась и пояснила:
— Можно Ева, если хотите.
— Ева, значит? — Беллор хмыкнул и помрачнел. — Только этого мне не хватало.
— Не придирайся, — прошипел Тадиэль, сверкнув глазами. — Эвия надолго не задержится. Её ребёнок в городе. Она поработает кормилицей и нянькой только год. Потом я ей заплачу, и она уедет… Ты комнату приготовил?
— Идём, — вместо ответа буркнул Беллор, кивнув Эвии в сторону дома. Он провёл кормилицу через сад, завёл в дом и показал одну из боковых комнат. — Устраивает? — холодно спросил он, когда та пробежала глазами обстановку.
— Вполне, — кивнула она.
— Тогда так, — Беллор повернулся к ней, и его фиалковые глаза пригвоздили Эвию к месту. — Мою дочь зовут Аурика. Ей только неделя от роду. Кормить будешь шесть раз в день, с равными промежутками. Молоко только свежее — никакого сцеживания и запасов. Грудь мой как следует и дезинфицируй специальным раствором — его найдёшь на тумбочке возле кровати. Лёжа не корми — только сидя. Увижу, что прилегла во время кормления — выгоню сразу. Тебе разрешается кормить Аурику и гулять с ней, когда я занят. Остальное — не твоя забота, поняла?
— Да, — Эвия кивнула, немного шокированная настолько враждебным приёмом со стороны столь красивого мужчины. Впрочем, она решила не слишком вникать во все эти мелочи, а постараться как следует выполнять свою работу, чтобы подкопить денег для своего сына, который для неё сейчас был важнее всего.
— Я принесу тебе Аурику через полчаса. Пока располагайся, — буркнул напоследок Падший и, захлопнув дверь, ушёл, оставив Эвию одну.
— Ты мне должен, Беллор, — проговорил Тадиэль, когда тот вернулся к машине.
— Знаю, — ангел сразу кивнул. — Чего ты хочешь?
— Хочу, чтобы ты принял участие в подготовке самочек.
— Обеих?!.. Ты с ума сошёл?! — Беллор аж подпрыгнул.
— Ладно, насчёт обеих я погорячился, — Тадиэль примирительно улыбнулся. — Реши сам, с кем будешь работать.
— Почему ты всё время меня выбираешь? — вспыхнул Беллор. — Я ведь не буду участвовать в церемонии. Бери тех, кто от этого хоть какой-то бонус получит, а мне надо за дочерью приглядывать.
— Я оставлю двух Старших за ней присмотреть, так что не волнуйся. А почему всё время тебя прошу, ты и сам это знаешь, Беллор. Если бы я не был так уверен, что ты Падший, я мог бы поспорить, что ты демон — Инкуб.
— Тогда, быть может, мне не самок стоит учить, а таких, как ты, чтобы знали, что с ними делать? — глаза Беллора насмешливо полыхнули. — Если я — Инкуб, то мне должно быть по барабану, из кого силы выкачивать, — он боком придвинулся к ангелу Жертвы и кокетливо закинул руку ему на плечо. И прежде, чем тот сумел среагировать, мечтательно заглянул в глаза, — Как насчёт жаркой ночки, дорогая? — мурлыкнул он, прищурившись, и потянувшись к Тадиэлю поцелуем. Тот зарычал и отскочил от него как ошпаренный. Беллор покатился со смеху, наблюдая, как Тадиэль бесится от его шутки и не знает, как ответить.
— Чёртов извращенец! — прошипел Падший, пока Беллор ржал над его пришибленным видом. — И что только в тебе самки находят?!
— Согласишься на ночку — узнаешь! — Беллор вновь покатился со смеху, а Тадиэль только зубами заскрипел от злости. — Ладно, остынь, ты не в моём вкусе, — продолжая смеяться, заметил он, примирительно хлопнув Падшего по плечу. — Лучше я помогу тебе девчонок раскрепостить.
— Так ты придёшь? — всё ещё недовольно пыхтя, поинтересовался Тадиэль.
— Хорошо, если, конечно, не боишься, что после моей подготовки Лайла не сбежит от тебя ко мне.
— Не льсти себе, блондин. У неё более изысканный вкус, — огрызнулся Тадиэль, немного остыв.
— Ну, если ты так уверен, тогда не забудь прислать Старших, чтобы позаботились об Аурике, как только я понадоблюсь, — напоследок бросил Беллор, прежде, чем Тадиэль сел в машину и исчез из вида.
* * *
— Привет, Беллор, — Азраэль вошёл в калитку и застал того за развешиванием на верёвках постиранных детских вещей. — Тадиэль просил тебя приехать в больницу. Он также просил, чтобы ты захватил с собой Натаниэль — ей нужно на обследование.
— Тадиэль обещал, что пришлёт двух Старших, чтобы присматривать за Аурикой, — пробурчал Беллор, недовольно нахмурившись.
— Конечно, Уриэль сейчас подойдёт, — покорно согласился ангел, наблюдая за тем, как тот тщательно расправляет каждую пелёнку. — А где ваша кормилица?
— В своей комнате. Аурика уже кушала, и следующее кормление только в четыре. Это на всякий случай, если я задержусь.
— Ладно, всё ясно, — Азраэль вновь кивнул, продолжая внимательно разглядывать его.
— Чего ты пялишься? — не выдержал Беллор, резко развернувшись и остановив на Старшем потемневший взгляд.
— Спокойно, красавчик! — Азраэль тут же отступил на шаг, примирительно подняв руки. — Я совсем не пялюсь. Я просто размышлял…
— О чём?
— О том, как тебе всё удаётся… Ни угроз, ни шантажа, а Касиэру ты окрутил. Дочку чистокровную она тебе родила. И вот сейчас опять тебя на подготовку зовут… Может, поделишься секретом? Вряд ли дело только в одной смазливой мордашке.
— Мне что, курсы открыть? — хмыкнул Беллор, и его взгляд стал насмешливым. — А то все задолбали уже спрашивать.
— А как ты хотел? О тебе ведь никто почти ничего не знает. Ходят даже слухи, что у тебя характеристики Инкуба.
— Неужели? — Беллор фыркнул и рассмеялся. — И ты в это веришь, Азраэль?
— Нет. Скорее слегка завидую, — ангел тоже улыбнулся. — Скажи, Беллор, ты не мог бы поговорить с Тадиэлем, чтобы он допустил меня на подготовку? У меня нормального секса уже целое тысячелетие не было!
— Тогда у тебя точно крышу снесёт, — Беллор нахмурился и покачал головой. — На подготовке не занимаются сексом, Азраэль. Так что ты зря туда напрашиваешься. От всего этого тебе станет только хуже, поверь.
— Я просто надеюсь, что во время подготовки одна из самочек меня заметит и как-нибудь позовёт… — Старший вздохнул. — Так ты спросишь Тадиэля?
— А что сам не спросишь?
— Он не станет со мной разговаривать, ты же знаешь. Помоги, Беллор, а я, если будет нужно, всегда помогу тебе с Аурикой.
— Ладно, я скажу Тадиэлю о тебе, но ничего не обещаю, — тот кивнул и, прищепив последнюю пелёнку, направился в дом.
Вскоре подошёл и Уриэль. Оставив двух старших ангелов оберегать своё маленькое сокровище, Беллор поехал к дому Афаэла, где надеялся найти Натаниэль.
— Беллор? — Сандал вышел на крыльцо, едва машина ангела притормозила у калитки. — Что случилось?
— Я приехал за Натой. Её Тадиэль в больнице ждёт. Она у тебя, Сандал?
— Нет, пошла домой, чтобы взять кое-что из вещей. Не захотела, чтобы я ей помог, — Серафим вздохнул. — Ты был прав, Беллор, Светлые жутко упёртые.
— Все самки такие, — пряча улыбку, пробурчал тот. — Аурика только родилась, а уже преподносит сюрпризы.
— Вот как? И что на этот раз?
— Ночью стала плакать. Я подошёл. Так она превратилась в демона и цапнула меня за палец, представляешь?.. Пока я искал соску, она снова перевоплотилась и, как примерная девочка, стала Падшим ангелом. Я подхожу, а она смотрит на меня и улыбается, словно радуется, что разыграла папочку.
— Да уж, с этими женщинами одни сюрпризы, — Сандал сокрушённо вздохнул. — Я тебя спросить хотел, Беллор, — помолчав, чуть тише заговорил Серафим. — Ты Нату тогда отпустил… Почему?
— Не знаю, — ангел сразу посерьёзнел. — Просто я подумал, если она и должна упасть, то пусть это будет не из-за меня.
— А теперь твоё отношение к ней изменилось?
— Почему ты спрашиваешь? — Беллор насторожился.
— Просто хочу понять, что ты думаешь о её решении? Честно тебе признаюсь, я совсем запутался, Беллор. С одной стороны я понимаю, что она права, но с другой…
— Хочешь, чтобы я сказал тебе, как правильно? — Падший коротко хмыкнул. — Думаешь, я знаю?
— И всё же?
— Я — сторонник традиций, Сандал, — после паузы заговорил Беллор. — У меня Свободная воля, как и у тебя, но, несмотря на это, я давно понял, что нам не выжить, если мы начнём идти против собственной природы. Ты — Падший ангел. Ты — не человек, запомни. И если ты начнёшь руководствоваться моралью людей, то погибнешь. Чтобы быть сильным, нужно забыть всё, что пришло со стороны, и слушать только свою природу. Натаниэль пытается это сделать, так не мешай ей.
— Наверное, ты прав, — подумав, кивнул Сандал. — Похоже, мне пора повзрослеть. Раз уж так случилось и я стал Правителем, стоит научиться принимать самостоятельные решения. И тем не менее, без хороших верных помощников мне не обойтись. Поэтому спрашиваю прямо: я могу на тебя положиться, Беллор? Или ты не готов быть верным и преданным такому, как я? Просто ответь мне также прямо.
— Что ж, прямо так прямо, — помедлив, Падший кивнул. — Хочешь моей верности, Сандал? Хочешь, чтобы я был за тебя всегда и везде? Это просто. Поклянись быть верным мне. Поклянись защищать меня и мою дочь всегда и везде. Поклянись быть мне другом, что бы ни случилось, и ты получишь мою верность, преданность и дружбу в ответ.
— Да, ты и правда знаешь себе цену, — после долгой паузы Серафим задумчиво кивнул. — И мне это нравится, Беллор. Наверное, я должен был бы разозлиться, но ты меня восхищаешь. Поэтому я не считаю зазорным поклясться в верности такому воину, как ты, и доверить тебе свою жизнь. Тем более, ты уже не раз доказывал, что этого достоин.
— Я буду только рад этому, Сандал, — взгляд фиалковых глаз непривычно потеплел. — Ты можешь на меня рассчитывать.
— Спасибо, Беллор, — Серафим серьёзно кивнул. Падший кивнул в ответ и развернувшись, направился обратно к машине.
Через несколько минут Беллор уже остановил машину неподалёку от дома Натаниэль. Он не стал подъезжать к воротам, а припарковался возле растущего у дороги густого кустарника. Едва выйдя из машины, Беллор вдруг почувствовал, как его охватил странный огонь, который стремительно пронёсся по венам, заставив сердце бешено застучать в груди. Сделав всего шаг, ангел замер, пытаясь понять, что происходит. Он растерянно огляделся, и в конце концов его взгляд, пробежав по лужайке, остановился на поблёскивающем в зелёной траве кусочке какого-то стекла. Падший наклонился и замер, не поверив своим глазам. Перед ним, тускло мерцая молочно-белым светом, лежал Рамистар Ориэля. Беллор протянул руку и после некоторого колебания поднял медальон с земли. Лунный камень нагрелся на солнце и теперь приятно грел ладонь.
— Беллор? — тот даже не заметил, как из дома вышла Натаниэль и сейчас направлялась к нему, держа в руках огромную сумку с вещами.
Сжав камень в кулаке, Падший задумчиво посмотрел на неё. Потом шагнул к ней навстречу. Ничего не сказав, он забрал из её рук сумку и закинул в багажник.
— Я отвезу твои вещи Сандалу, а тебя ждёт Тадиэль, Ната. Нужно, чтобы ты поехала в больницу для обследования.
— Что, прямо сейчас? — она опешила и даже слегка побледнела. — Но… я не готова, Беллор. Я не думала, что это будет сегодня…
— Садись в машину, — не обратив внимания на её смятение, Беллор незаметно сунул Рамистар в карман, затем распахнул дверцу авто и, взяв Натаниэль под локоть, подтолкнул к сиденью. — И не паникуй, Ната. Это просто осмотр. Лайла уже там.
— А где Сандал? — чувствуя, как в её душе стремительно нарастает паника, Натаниэль испуганно наблюдала, как ангел захлопывает за ней дверцу и садится в машину.
— Я привезу его, если хочешь. Но сначала отвезу тебя, а то Армисаэль мне голову открутит. Он и так уже полдня тебя дожидается.
Ната замолчала, лишь судорожно выдохнула, вцепившись пальцами в краешек сиденья.
Когда они доехали, наконец, до больницы, у неё был такой вид, словно её привезли на казнь. Беллор помог ей вылезти из машины, но, увидев, в каком она состоянии, нахмурился и покачал головой.
— Ты УЗИ так испугалась? — спросил он насмешливо, чуть встряхнув Натаниэль за плечи. — Не разочаровывай меня, Ната. А то я решу, что зря считал тебя отважной девочкой.
Натаниэль покраснела, но не нашла, что ответить. Вместо этого она высвободилась из рук падшего и первой направилась в здание больницы.
* * *
— Посидите здесь, милые, сейчас я вами займусь, — предупредил Армисаэль, увидев Лайлу и Нату, которых сопровождал Тадиэль. Доктор исчез в дверях кабинета, а в это время в коридоре больницы появились Беллор и Сандал.
— Какой у вас почётный эскорт, девочки, — хмыкнул ангел Жертвы, кивком здороваясь с Падшими. — В такой компании скучно точно не будет.
Лайла закатила глаза и, переглянувшись с Натой, покачала головой.
В этот момент дверь кабинета вновь распахнулась, и из него выглянул Армисаэль.
— Лайла, проходи, — взглянув на рыжую, пригласил он.
Та чуть побледнела, но покорно скрылась в дверях.
Прошло минут десять, и Лайла возвратилась, а в кабинет вошёл Тадиэль.
— Что скажешь, док? — спросил ангел Жертвы, едва прикрыв за собой дверь.
— На первый взгляд всё в норме, Тадиэль, но гарантий, что оплодотворение пройдёт успешно, я дать не могу. Никогда раньше не имел дела с возвращёнными самками, ты ведь понимаешь. Но если ты считаешь, что можно попробовать — я не против.
— А как насчёт сроков?
— Самое благоприятное время наступит дней через пять и продержится дня два-три. Если успеем её подготовить, шансы на оплодотворение сильно возрастут.
— Что ж, тогда подготовку прямо сегодня и начнём, — Тадиэль задумчиво кивнул.
— Слушай, — доктор понизил голос и встревоженно посмотрел на собеседника. — Я не стал говорить этого на Сборе, но ты ведь понимаешь, что у Лайлы может вообще больше не быть здоровых зародышей? После её выходки шансы на то, что она родит детей, а не Жерхов — свелись почти к нулю. Я знаю, ты от неё без ума, Тадиэль, но что мы будем делать, если самка окажется бракованной? Как ты оправдаешь её существование в клане? Старшие ведь потребуют её усыпить. Они не станут этого терпеть.
— Я что-нибудь придумаю, — лицо Падшего потемнело, в глазах промелькнул огонь. — Возможно, придётся оплодотворять её искусственно. В любом случае, не стоит пока об этом говорить. Посмотрим, что получится. Тогда и решим.
— Хорошо. Позови Натаниэль, пусть заходит, — кивнул доктор, беря карточку и начиная что-то писать.
Тадиэль ушёл, и вскоре в кабинете появилась Натаниэль.
— Сними всю одежду и ложись на кресло, — не отрывая взгляда от карты, негромко приказал доктор.
— Зачем снимать всё, если это только УЗИ? — вспыхнула Ната. Армисаэль оторвался от своих записей и невозмутимо взглянул на неё.
— Сначала я должен тебя осмотреть, — помолчав, пояснил он, вставая со стула и отправляясь мыть руки. — Раздевайся, Ната.
Та помедлила, но всё же решилась и сняла всю одежду. Потом, вся красная от смущения, взобралась на кресло.
Армисаэль надел перчатки и приблизился. Внимательно осмотрев тело пациентки, он проверил пальцами её грудь, потом надавил на живот и нахмурился. После чего подключил аппарат и провёл УЗИ.
— Как давно был последний акт с Сандалом? — закончив осмотр и велев ей одеваться, внезапно спросил доктор. Он вернулся к столу и, взяв новую карту, принялся её заполнять.
— Вчера, — покраснев ещё сильней, выдавила Ната. — А что? Что-то не так?
Армисаэль не ответил, быстро что-то записывая.
— Иди, Натаниэль, — наконец разрешил он.
Та вышла, и в кабинет тут же вошёл Тадиэль.
— Как у неё дела, Армисаэль? — кивнув в сторону коридора, куда только что вышла Натаниэль, тихо спросил ангел.
— Хуже не придумаешь, — доктор помрачнел.
— Почему?
— Она беременна, Тадиэль. Я не могу определить срок — эмбрион в анабиозе. Так что роды могут начаться в любой день или час.
— Перья мне в рот!!! — прошипел Падший, не сумев сдержать эмоций. — Только этого не хватало!!! — он сорвался с места и выглянул в коридор. — Сандал, Беллор, зайдите! — рявкнул он, едва не зарычав от ярости. Оба ангела пулей влетели в кабинет.
— Что случилось? — тут же спросил Сандал, едва увидев, в каком состоянии находится ангел Жертвы.
— Твоя самка беременна! — процедил Тадиэль, повернувшись к Серафиму. — Ты понимаешь, что это значит?!
— Что она перешла в ранг Бесправных, — ответил за Сандала Беллор и нахмурился. — Что этот ребёнок никогда уже не станет членом клана и будет изгоем всю свою жизнь.
— Кроме того, дети от не прошедшей Посвящения самки могут иметь непредсказуемые характеристики и стать угрозой всему клану, — дополнил Армисаэль. — Мало того, такое дитя очень плохо скажется на твоей репутации, Сандал. Правитель, который позволил появиться на свет Меченому — не может рассчитывать, что об этом забудут.
— Что значит — Меченому? — хрипло спросил Сандал, побледнев.
— Незаконнорожденному, — совсем тихо пояснил Беллор, искоса наблюдая, как Тадиэль нервно меряет шагами комнату. — Такие дети рождаются с метками на лице. Поэтому их всегда можно отличить от остальных. Ни в одной общине Меченого не примут, так как считается, что они несут в себе проклятье Адороса. Это уже не шутки, Сандал. Это слишком серьёзно.
— Что можно сделать? — помолчав, Серафим обернулся к ангелу Жертвы. — Есть способ решить эту проблему так, чтобы не привлекать лишнего внимания, Тадиэль?
— Единственный надёжный способ — это не позволять своей самке беременеть! — огрызнулся Падший, с яростью сверкнув глазами. — О чём ты думал, Сандал, когда давал волю своим инстинктам?! Что такое: ban vitae — тебе известно?!
— Вan vitae?.. Запрещаю жизнь?..
— Вот именно! — прошипел Тадиэль с досадой. — Ты должен был сказать эти слова прежде, чем наполнять самку своим семенем! Когда Падший произносит эти слова, оплодотворение запрещается. И оно никогда не произойдёт, пока ты его не разрешишь! Для этого нужно произнести: sino vitae! — разрешаю жизнь! Запомни и больше никогда не нарушай этот закон, Сандал!
— Я не знал этого, Тадиэль, — Сандал стиснул кулаки и отвернулся. — Отец не учил меня обрядам и законам. Он видел во мне лишь донора, если ты помнишь.
— Ладно, теперь поздно об этом говорить, — примирительно заметил Армисаэль. — Нужно решить, что делать.
— Тут и решать нечего, — Сандал обернулся, и все увидели, как почернел его взгляд. — Этот ребёнок не может родиться. Армисаэль, ты должен сделать Нате аборт.
— Для этого необходимо её согласие, Сандал, — тон доктора тут же стал сухим и холодным. — Иначе я ничего делать не буду.
— Почему?
— Насильственное прерывание беременности навлечёт проклятие Адороса на весь наш род, — пояснил Армисаэль. — Такие решения может принимать только самка с позволения Правителя. Ты своё согласие дал, теперь дело за ней.
— Хорошо, я получу её согласие, — процедил Серафим и первым вышел из кабинета.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фэнтези
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
Свидетельство о публикации: №1230106492847
@ Copyright: Светлана Фетисова, 06.01.2023г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1