Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Партизанские лыжи


­­Фото автора.
На фото:
Россия. Южный Урал. Челябинская область. Горы Южного Урала. Миньяр. Ашинский район. Кощеев дол. Дорога с Миньяра к памятнику «Партизанские лыжи».




Очерки по истории, краеведению. Южный Урал. Написано: 20 января 2012 года. ЯНВАРСКИЕ СЮЖЕТЫ.

ЧЁРНЫЙ ВОРОН, Я - НЕ ТВОЙ!


«Жизнь моя, как ветер,
Кто меня встретит
На пути домой?
Конь, любимый вороной,
Ты пока ещё со мной!
Русь, да казачья воля -
Наша с тобой доля,
Не грусти, родной
Я ещё живой!»
Слова народной казачьей песни.

Часть 2. ПАРТИЗАНСКИЕ ЛЫЖИ.

Иду в горы, к памятнику гражданской войны. Дорога Кощеева дола полого забирает вверх. Перед воротами водоканала кто-то срубил две больших ели с шишками. Там же их и оставили. Похоже, не успели украсть; вывезут позже - на дрова. Грунтовка у ворот заканчивается. Рядом - родник. В снегу воткнуты огарки церковных свечей. Воду освещали на Крещение. Ключ выходит на поверхность из-под склона горы Ягодной. Под землёй течёт по бесчисленным карстовым полостям. Вода чистая, - выше селений нет. Мощная толща осадочных пород очищает воды, просачивающиеся вглубь земных недр. Местность - лесиста. Высокие ели укутаны снегом. Из сугробов выглядывают ветвистые деревца диких яблонь. Летом горы опять покроются белизной, но уже цветущих яблонь. Сказочно красиво!

Долина вверху раздваивается. Здесь сливаются два ручья. Живописный боковой лог сворачивает на север. А главный - Кощеев Дол, поднимается с заворотом на запад и юг.

Осматривая местность, прихожу к выводу: «Красные партизаны зимой 1918-1919 года на соединение с чапаевцами могли идти именно в этом направлении, обходя горами город Ашу, занятую белочехами».
Вверху Кощеева Дола по весне нашла безымянные захоронения. Девяностолетняя соседка моего отца рассказывала, что на старой городской свалке есть могилы. - Чьи?.. – бабушка побоялась вслух сказать. Поняла: в них погребены белочехи, белоказаки или расстрелянные сочуствующие белым миньярцы, погибшие в бою, когда красные освобождали Миньяр от белочехов и казаков. Анна Александровна «шёпотом» сообщила мне, что найти заброшенные захоронения можно по особому примечательному дереву.

Старушка – из репрессированных. Её вместе с матерью, младшими сёстрами, братьями выслали с Крыма, в возрасте восьми лет, как кулаков. Родители - верующие, трудяги, имели мельницу, скот, землю, дом, малых детей и «подобрали» ещё двоих «ничейных» сирот. С двенадцати лет Анне пришлось круглый год с братом работать на лесозаготовках в глуши гор Южного Урала, в жутком Верхнеашинском лагере. И только в пятнадцать лет, в войну, ей разрешили поселиться в Миньяре, работать на металлургическом заводе. В шестнадцать лет она вышла замуж за вдовца, чтоб иметь крышу над головой и сменить фамилию – по расчёту. Помню, как девяностолетняя бабушка жутко перепугалась, побелела в лице, когда увидела, что веду записи в тетрадке. Кое-как успокоила, заверив, что изучаю исключительно свою родословную и не приченю ей вреда.

Весной, помня рассказ, нашла то искорёженное дерево, заросшую травами и лесом мусорную свалку и два могильных кургана. На них уже росли столетние деревья. Осмотрев, поняла: белочехов и белоказаков после боёв закопали на городской свалке в ямах, как падаль, чтоб навсегда забыть! Никаких сведений о захороненных нигде нет.- Это первые, о чём пишу. Как поняла, люди, вероятно, родственники, страшась репрессий, тайно пометили деревце возле могил. За девяносто лет оно выросло, так и оставшись исковерканным, уродливым могильным крестом страшной гражданской бойне.

Выше, на перевале, в лесу обнаружила и линию окопов, воронки от взрывов. Судя по «следам», именно тут шло наступление красных при освобождении Миньяра от белогвардейцев. О том, что через Ашу проходил фронт, говорили в детстве родители, дядя. А вот в школе учителя истории упорно молчали, словно в жизни нашего народа грязных событий братоубийственной войны никогда не происходило.

Примечательно, что на оградке памятника «Партизанские лыжи» постоянно висят сейчас венки. - Кто-то приносит. Спросила у сотрудницы водоканала про партизан. Она подтвердила мои догадки. – Партизаны двигались по левому борту вверх лога, оттуда сворачивали на поселение Мини, в центр горного хребта Каратау. Шли в январские морозы на соединение с Красной армией под Уфу. В 1918-1919 - ом году Миньяр, Ашу, Сим, Симскую, Ерал занимали белочехи.

Памятник перенесён в Кощеев Дол с улицы Октябрьской. При многокилометровом зимнем переходе многие партизаны погибли, обморозились. Читала «воспоминания» участников перехода и не нашла особого героизма, только неорганизованный хаос. Судя по всему, шёл на соединение с Красной Армией не боевой отряд, а рабочие и крестьяне, что в панике бежали с занятых белочехами поселений, спасаясь, бросая по пути, в снегах, замерзать земляков, родственников, побросав и семьи. - На то и - война!.. - Сейчас сложно судить. Жалости не проявляли ни белые, ни красные. И те и другие зверски расправлялись друг с другом и с мирным людом, одинаково грабили, одинаково издевались.

Лыжники продвигались через курени от Кощеева родника через хребет Каратау. Курень – это поселение, где заготавливали древесный уголь для заводов Миньяра и Аши. Похоже, что шли через Мини, Решетово, Ивановку, Верхнюю Ашу, реки Минку, Ашинку, и оттуда - на Уфу. Через фронт пробивались с боем.

Белоколчаковцы в 1918 году заняли заводы Аша-Балашова, Миньяра, Сима, деревни. И контролировали главную железнодорожную Транссибирскую магистраль, соединяющую центральные районы России с Сибирью. Здешние заводы выпускали военно-стратегическую продукцию для фронта. Белочехи устроились зимовать в Аше и Миньяре, так-как горы зимой не проходимы: пушки не протащить, конница вязнет в снегах; холода, метели сдерживали наступление.

Партизаны и красноармейцы, освобождая Миньярский район от белочехов, весной 1919 года наступали с боем через Рудничную гору Миньяра. В Аше в Киселёвском долу они отбили обоз с оружием. Эшелоны с белочехами разгромили красные и на станции Симской.


Дневниковая запись от 16.02.2014:


- Ходили на прогулку в Кощеев дол. Коренная миньярка рассказала, что на Рудничной горе, напротив её дома находится дача немцев К-ль. Их дед остался в Миньяре после плена. Пленные Первой Мировой войны работали на заводе в болтовом цехе. Многие женились на миньярках и не вернулись на родину в Германию. Местные жители к ним относились хорошо, помогали.

Отцу Раисы М. в Гражданскую войну исполнилось десять лет. Однажды он принёс домой белогвардейские шинель и фуражку, снятые с трупов на Рудничной горе, что напротив дома. Мать сильно ругалась и спрятала в подполье. А ночью резала на куски и жгла, чтоб никто не увидел. В тринадцать лет, в 1924 (?) году, пошёл работать на завод в болтовый цех. Отзывался о немцах очень хорошо. Однажды он сменялся ботинками с немцем – они у того хорошие! Но мать заставила вернуть, укорив, что так не поступают.

Дядя Раисы М. рассказывал, как в гражданскую войну ездили на лошадях через Кощеев Дол. У него до фронта (до 1918 года), родилось трое детей. При переходе через горы с отрядом партизан он обморозил ноги, и плохо потом ходил. Но детей вырастил. Получается, что лыжники шли через горы по санному пути.

Вероятно, после боя на Рудничной горе, с убитых «белых» сняли одежду и хоронили в яме, выдолбленной туже - на горе. На вершине сейчас высится курган из насыпанного плитняка. Добыт камень тут же. В наше время здесь обычно кучкуется молодёжь, не подозревает, что веселятся на братской могиле. Судя по найденным мною захоронениям, в бою при освобождении Миньяра, погибли десятки, а то и сотни людей с обеих сторон. Красных, предположительно, захоронили на древнем погосте, где сейчас контора Миньярского щебзавода. Есть памятник на пруду и могила «на рынке». В 60-х годах при закладывании конторы карьера, кладбище бульдозером сгребли вниз по склону к дороге. А именно тут стола часовня, памятник погибшим в войне с Японией 1905 года, что запечатлены на фотоснимке Проскурина Горина и хранятся не в России, а в музее Конгресса США!

Старик немец К-ль жил в Тёплом долу. У него два сына. Женаты оба на местных русских. В доме отца сажают картофель. А вот деда, всё же репрессировали и он сгинул. Тем ни менее, даже мои дальние сродственники К-ль постарались скрыть от меня, что идут от пленного немца, воевавшего с нами в Первую Мировую войну. Поныне боятся лишнего говорить. Ведь воевали против нас в двух страшных войнах. Успокоила, что прошло уже 98 лет! И они такие же коренные уральцы, как и я.

На левом борту Кощеева лога находится «Водоканал». Вода очищается и от примесей почвы, фильтруется, хлорируется. Но как шепнули мне «по секрету»: в выходные дни не хлорируется! Поэтому набираю воду для питья из водопроводного крана в субботу и моюсь в ванной в выходные. От хлорки и химикатов, чем пичкают питьевую воду, чтоб поддерживать в рабочем состоянии трубы полувековой давности, аллергия.

Вода сильно кальцитизирована и оставляет налёт на всём. Чтобы его растворять, негласно пускаются растворители, которые в огромном количестве попадают в организм с последствиями для здоровье.
«Водоканал» пущен в 1974 году. В 60-ые через Кощеев дол на лошадях перевозили дома с посёлка Мини – бывшего селения ссыльных с Прибалтики. Дома до сих пор стоят в Чёрной речке. Женщина, что повстречалась, проработала здесь с молодости. С её слов: раньше сотрудники «бегали» на смены пешком. Смены длились по восемь часов, позже - по суткам, через трое. - Хорошо!.. - дети повырастали у всех, - так удобнее работать! Она пришла с водоканала на родник с ведром. И воду пьёт из родника! Невольно подумала: «Каково же качество нашей питьевой воды?!..».

Вместе прибежала собака Пальма. Всё время, пока разговаривали, и женщина кружкой черпала воду с ручья, та лаяла, прыгала и пыталась меня укусить. Собачка – симпатичная; бежевого окраса, дворняжка четырёх лет. Лапы – высокие, чуть кривоватые. Ворс - короток и гладок. Пёсика - упитанная. Левое ухо почти стоячее, правое - надломлено посерёдке и висит. Пальма «приписана» к водоисточнику – там и живёт. (Спустя год её не стало!).

Говор у женщины типично «уральский». С её слов: я сильно отличаюсь речью от миньярцев, хожу постоянно с фотоаппаратом; одеваюсь по – особенному, - в куртке, джинсах, длинном свитере, чёрной беретке. И сразу бросается в глаза, что приезжая. Попыталась завести разговор про казачество, репрессии, лагеря ссыльных. Но, как и ожидалось: ничего не знает!.. Разговор на эту тему не получился.

Нашла в списках первопоселенцев Илека, Катав-Ивановска фамилию Кащеев и Кощеев. Слышала, что Кащеев Дол назван по охотнику, что тут охотился. Местность поныне по глухости вполне соответствует наименованию. Невольно напрашивается ассоциация с русскими сказочными персонажами: Кощеем Бессмертным, Бабой Ягой и Иваном Царевичем, Серым волком и Василисой Премудрой, Прекрасной.

Редактировано: декабрь 2021- январь 2022.. Публиковалось на сайте Проза. В марте страница автора провайдерами сайта заблокирована. Текст восстановлен по черновикам понедельник, 28 ноября 2022 г.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Ключевые слова: Миньяр, Южный Урал, гражданская война, кощеев дол, белочехи,
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
Свидетельство о публикации: №1221128488766
@ Copyright: Татьяна Немшанова, 28.11.2022г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1