Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Мир вашему дому (железнодорожный узел) Часть первая. Две Марины. Главы 21-25.


Мир вашему дому (железнодорожный узел) Часть первая. Две Марины. Главы 21-25.
­

21

Марина шла медленно, опустив голову вниз. Алексей поднялся на ноги, но еще не мог решиться сдвинуться с места. И лишь когда силуэт Марины начал сливаться с плотно нависшим сумраком, Алексей пошел следом. Пришлось прибавить шагу. Совсем недалеко оставалось до поворота, за которым одна дорога превратится в три направления, и тогда можно будет очень легко потерять Марину, тогда реальностью станет то, чего он боялся, с чем так и не смог сразу справиться. Останется возвращаться на эту лавочку. Снова ждать и снова не суметь набраться смелости. А если несвоевременность, если он будет приходить сюда, когда она не будет здесь появляться. Может пройти много времени. Может она здесь совершенно случайно, по какому-нибудь второстепенному делу, не имеющему продолжения.

Такие размышления крутились в голове Алексея, отвлекали и настраивали, пока он сокращал расстояние между собой и Мариной. А Марина не сразу почувствовала, что он идет за ней, лишь преодолев сто метров этот факт обнаружил себя. Хотелось обернуться, но сделать этого Марина не смогла. Только сердце забилось еще быстрее. Предвкушение нереального обволакивало, делало каждый шаг еще более неуверенным. Страха не было. Напрасно старалась темнота, нарушаемая выстрелами желтых фонарей и окон. Еще несколько секунд, — он должен будет с ней заговорить. Еще сильнее сократилось расстояние.

— Девушка подождите, мне нужно вас спросить.

Это был его голос. Ничего ей не показалось. Напрасными были робкие тени сомнений.

— Слушаю вас — ответила Марина, повернувшись лицом к Алексею.

— Извините, но вы очень похожи на одну девушку, с которой я был знаком когда-то давно — произнес Алексей.

Слова давались Алексею с большим трудом. Они же казались настолько нелепыми, несуразными, произнесенными с какой-то чужой, ему не принадлежащей, интонацией, что собственный голос виделся пришедшим со стороны, из той темноты, которая была повсюду, была справа, была возле двух деревьев, ставших невольными свидетелями невнятного и странного разговора.

— Вы, вы уверены, мне кажется, что мы с вами не встречались —ответила Марина.

Если голос Алексея казался чужим ему самому, то Марина была уверена в том, что её слова прозвучали в пустоту. Эта самая пустота никогда не ответит, потому что не услышит её голоса, настолько тихо и потеряно она озвучила свой ответ.

— Вас зовут Марина.

Алексей произнес то ли вопрос, то ли утверждение. Только импровизация состоялась несколько раньше, чем мог бы планировать Алексей, который эти и не занимался. Он был уверен, что знает положительный ответ заранее. И, наверное, сильно бы удивился, если бы услышал другое женское имя из уст девушки, которая могла иметь лишь одно имя.

— Да — очень тихо прошептала Марина.

— Я был уверен — произнес Алексей.

— Не совсем понимаю — несколько громче произнесла Марина.

А Алексей ощутил, что настало время полной растерянности, что теперь он не знает в какую сторону двинуться, чтобы продлить собственную смелость, чтобы не потерять эту тонкую ниточку, подобную наваждению, застывшему между ним и смущенной Мариной, которая в одном шаге. Что минимум, что непреодолимая вечность. Или еще два шага вперед, за ними случится третий, он и будет иным, он выведет из объятий остановившегося вечера, откроет двери, и нужно будет только войти. Но нет, всё близкое осталось на расстоянии нескольких предложений, в тот вечер не случившись. Алексей успел произнести: — Это трудно объяснить, но я попробую.

За их спинами раздался звук разбившегося об асфальт стекла.

— Вот так встреча — громкий, пьяный голос находился в паре метров от Алексея и Марины.

Алексей моментально перевел свой взгляд в направлении чужого и крайне неприятного голоса. Свет уличного фонаря поспешил Алексею на помощь, и сейчас он хорошо мог разглядеть направляющихся к нему и Марине двоих мужчин. Один из них был на голову выше ростом, чем его спутник, двигался на несколько метров впереди и имел очень уж недружелюбное выражение лица, которое принадлежало к той категории лиц, что крайне и на протяжении всей жизни были противны Алексею.

Маленькие, черные, злые глазки. Тонкие, сжатые губы, им в дополнение короткая стрижка, которая хорошо сочеталась с чуть заметными ушными раковинами и хищными зубками. Среднего размера нос, ничем неприметные подбородок и лоб. Пакостный и бегающий взгляд, великолепно дополняющийся неприятным голосом, который и заставил Алексея обернуться и еще раз подумать о том, что от подобных индивидов напрасно ждать чего-то хорошего.

Второй недоброжелатель был ниже ростом, как показалось, ничем непримечателен вовсе. Может от того, что сразу было ясно, что на него возложено не более чем исполнение вторичной роли.

— Ну, здравствуй — с расстояния пары метров прозвучал голос незнакомца.

Еще не был озвучен адресат обращения, но Алексей отлично понимал, что обращается этот тип к Марине.

— Здравствуй — глухо прозвучало из уст Марины ответное приветствие, и Алексей не мог усомниться в том, что Марина совсем не рада видеть этого человека.

— Жизнь, как вижу, личную налаживаешь — сейчас голос неприятного типа звучал ехидно, с заметной долей вызова, только Алексею оставалось молчать, еще не зная, как реагировать на столь неожиданное вторжение в его планы этих непредвиденных и явно враждебных элементов.

— Собственно, это не твое дело Толя. Что хочу, то и делаю — ответила Марина, с каждым произнесенным словом её голос звучал громче, обретал жесткость, не скрывал твердого намерения постоять за себя, если это будет необходимо.

— Вот как мы заговорили. Только мой сын с тобой живет, и мне противно даже слышать о том, что у него появится новый папа, а… —это последнее “а” предназначалось Алексею, тем более, протянув эту букву угрожающим тоном, Толян сделал театральный выпад в сторону Алексея, явно рассчитывая проверить реакцию последнего: испугается или нет, даст слабину или выдержит дешевый прием.

Алексей никак не отреагировал на действие Толяна, тогда тот противным, наигранным жестом протянул Алексею свою руку, не забыв сверкнуть хищными глазами.

— Анатолий — процедил он сквозь зубы.

— Алексей — вынуждено ответил Алексей.

— У вас здесь, вижу, свидание — это было направлено Алексею, и к тому же, Толян приблизился почти вплотную, и не было сомнения в том, что поведение Толяна очень скоро измениться не в лучшую сторону.

— Вроде того — не очень уверенно произнес Алексей, не от того, что был напуган агрессивным видом Анатолия, а потому что и вправду не знал, каким образом охарактеризовать их с Мариной встречу.

— Слушай дружок, как тебя там, Леша, давай проваливай отсюда, а бабу мы проводим без тебя — интонация голоса Толяна, его взгляд, уже не оставляли вариантов, Толян был готов перейти к более активной фазе выяснения отношений.

— Я думаю, что будет лучше спросить у самой женщины — глухо произнес Алексей и внутренне приготовился, чтобы не пропустить выпад со стороны Толяна и его верного друга, который незаметно, но верно, занял более удобную позицию, полагая, что дело одним разговором не закончится.

— Толя уйди прочь, оставь меня в покое! — злобно прошипела Марина и сделала шаг ближе к Толяну, который не ожидал такого поворота событий, поэтому растерялся на какие-то мгновения, а вот верный друг уже успел оказаться за спиной Алексея.

— Этого ты вряд ли дождешься — прохрипел Толян и, не успев договорить, бросился на Алексея.

Только Алексей был готов, и первый размашистый наскок Толяна не достиг цели. Алексей успел отпрыгнуть и от атаки сзади, которую мгновенно предпринял друг Толяна. Оставив три секунды позади, Алексей и Толян обменялись ударами по лицу. Трезвое состояние помогло Алексею сохранить равновесие, а Толян чуть не упал, отлетев от Алексея на несколько метров. Но тут же рванулся вперед, бросился на таран. Алексей вынужден был отвлечься и пропустил удар в область колена от неунывающего другана Толяна.

— Прекратите! — что было сил закричала Марина.

Рядом хлопнула дверца автомобиля, а Толян головой вперед врезался в Алексея, спустя секунду они вместе оказались на земле. Дружок Толяна скакал возле них, стараясь ударить Алексея по голове.

— Ну, сука, теперь я поговорю с тобой.

Чужой голос, явившийся из темноты, оглушил Алексея, но при этом он сразу понял, что у него появилась подмога. Времени размышлять о чем-то большем не было, поскольку Толян вцепился Алексею в шею, а помощник Толяна всё же сумел нанести сильный удар по голове. Малость помутнело, проскользнули искры в глазах, но в этот же момент Алексей освободился от придавившего его Толяна.

— Борис! Ты же его убьешь! Тебя же посадят! — визжала Марина, и только сейчас Алексей смог разглядеть рядом с собой крепкого мужика, который со всей силой долбанул дружка Толяна чем-то напоминающим палку.

— Прекрати Борис! — вновь закричала Марина, а Алексей сумел подняться на ноги.

Дружок Толяна, напротив, оказался на земле, а сам Толян находился на безопасном расстоянии, при этом стоял в боевой позе, выставив вперед руки со сжатыми кулаками.

— Ну, давай! Давай подходи сволочь тупорогая! — выкрикивал Толян.

Тот, кого Марина назвала Борисом, не стал добивать дружка Толяна. Дал тому оказаться на ногах и присоединиться к своему товарищу. Еще через несколько секунд накал схватки ослаб. Борис не переходил в атаку. Толян и его друг тоже убавили свой воинственный пыл, видя, что имевшаяся фора исчезла и теперь вряд ли стоит начинать необдуманные действия.

— Ты как? — спросил Борис у Алексея.

— Нормально — ответил Алексей.

Неизвестно сколько было продлилось перемирие. Как бы повели себя вынуждено отступившие товарищи. Но в деле появились новые действующие лица.

— Борька ты там? Марина с тобой? — прозвучало из темноты, со стороны дома, из того самого, из которого совсем недавно появилась Марина.

— Нормально папа — ответила Марина.

— Слышу голос Бориса, думаю, точно что случилось.

В обозрении Алексея предстал пожилой мужчина, с ним был еще один мужик, который был значительно моложе, который пока что сохранял молчание.

Как-то тихо, не заявив о своем решении, ретировались с поля боя Толян и его верный друг. Михаил понял это, когда не смог глазами обнаружить присутствие противника.

— Пойдем доча, проводим тебя — произнес пожилой мужчина, взяв Марину за руку и не дождавшись её согласия, увлек за собой. За ними двинулся тот, кто появился вместе с отцом Марины. Сама Марина всё же сумела затормозить движение и произнесла: — Извините, мне очень стыдно перед вами.

Только это было всё, что она сказала. Алексей же ничего не ответил, не стал как-то протестовать. Марина скрылась в темноте. Рядом стоял и тяжело дышал Борис, в его руках была палка, а если точнее, то брусок длиной чуть более метра.

— Случайно что ли попал в переплет? — спросил Борис у Алексея, когда тот повернул голову в его сторону.

— Получается так — ответил Алексей.

— Надо же такое, но бывает всякое. А этот ублюдок у меня еще огребет. Я слов на ветер не бросаю — проговорил Борис, от него сильно пахнуло выпитым алкоголем.

— А кто он? — спросил Алексей.

— Урод из уродов, Маринкин муж бывший, гопник местный, если короче. Уже должен остепениться, но нет, как выпьет, так и продолжает на свою задницу приключений искать — обстоятельно объяснил Борис — Ну, ладно, давай, и смотри осторожнее, то эта мразь где-то неподалеку ползает — продолжил Борис и протянул Алексею руку, после этого скрылся из виду.

Еще пару минут Алексей оставался на прежнем месте, несмотря на предупреждение Бориса. Совсем не хотелось думать о том, что в любой момент может появиться ретировавшийся Толян со своим дружком. Алексей думал о том, что всё пропало, о том, что в его грезы вмешалась сама судьба. Еще о том, что у Марины был муж, который явно не соответствовал представлению Алексея о самой Марине. О том, что новая Марина всё же другой человек, и она не может, не станет точной копией той Марины, которая мучительно заполняла мысли Алексея.

Всё лишь наваждение. Всё странная блажь, которая настигла, нашла подход, в условиях переезда в незнакомый город, переживаний и привыкания к новому этапу жизни.

22

Алексей не торопясь двинулся в сторону центральной улицы, где располагалась остановка общественного транспорта, где мелькали автомобили, освещая светом фар пространство перед собой, где помогали им в этом высокие уличные фонари, отделяя главную улицу от проездов, проулков, придомовых территорий, в пространстве которых было заметно темнее, и где сейчас продолжал искать новых приключений бывший муж Марины.

Только об этом по-прежнему не думал Алексей, остановившись на той самой остановке, хорошо зная, что редкие, запоздавшие автобусы ему без надобности, что дорогу к дому куда лучше преодолеть пешком. Пройти ровно одну остановку. Затем свернуть вправо, там еще такое же расстояние. Дальше станция, её огни, звуки. Громкоговоритель и вновь огни семафоров. Им в помощь свет необыкновенно высоких прожекторов. Рельсы, путепровод, оставшийся по правую руку. За всем этим узкая асфальтированная дорожка, ведущая к уснувшим домам.

… И разве не было такого, что ежедневно всё сливалось единым целым, что необъяснимым образом железнодорожная станция подстраивалась под настроение. Не могла и не должна этого делать, но ведь делала. Серым и тусклым двигались вагоны. Утонувшими в мутном сумраке виделись здания, вторя тому, что чувствовалось, что ненавидело и готово было влюбиться. Размытые очертания и странные метаморфозы, которых не существуют, которые всего лишь мерещатся. Если остановиться, если сбежать, если выбросить ненормальное пространство из головы, — нет, только проблески тревожного предчувствия — исчезнут минутами, перекуром и чашкой горячего чая. Притянет сильнее. Без остатка смешает призрачным целым, в котором он, в котором станция, в котором время.

Стихотворная форма куда как ближе. Не проза, не попытка осмыслить. Движение с застывшим светом. Звук, не имеющий точной привязки. Вечер или ранее утро. Что она ему хотела сказать: что знает гораздо больше. Или о том, что она не одна, что есть внутри неё то, что не хочет делиться со всеми подряд, а ждет того, о ком знает, кого принимает своим. Для избранного нет ничего страшного, если скрытая изнанка встанет в один ряд с реальностью. Но что есть что? Об этом говорить не хочет. Вот от того невнятными бывают очертания, застывшим воздух. Вновь открываются знакомое пространство. Здесь тени. Здесь минута способна определить количество секунд самостоятельно, чтобы посчитать себя исчерпанной…

Прошла неделя, бывшая совершенно однообразной. И если бы рабочая атмосфера не напоминала о разном наименовании календарных дней, то нисколько не удивило, если бы дни недели имели одинаковое название. Скажем, понедельник. Хотя подойдет и четверг. Ничем они друг от друга не отличались. Каждый вечер горел экран телевизора и каждый раз предлагал он что-то совершенно одинаковое, что Алексей, собственно, и не смотрел, точно не пытался вникать и осмысливать. Так просто, телевизор шел, и это было привычкой. Еще телевизор добавлял красок в довольно унылую обстановку жилища Алексея, которое пока лишь в планах меняло свой облик. Достаточно было представить, немного опередить время. Тогда сразу пропадали старые обои. На их месте появлялись те, которые совсем недавно Алексей видел в квартире Сергея Андреевича, но затем, и они уступали место обоям имеющим иную расцветку, поскольку копировать обстановку жилья Сергея Андреевича не хотелось, а вот создать такую же теплую, уютную атмосферу было бы совсем неплохо. Конечно, обои вряд ли могли быть в этом главенствующим звеном. Предметы мебели, окна, светильники, много разных мелочей — всё важное, но в тот же момент второстепенное. Не создать этим самого главного. Лишь обстановка, лишь витрина, лишь наполнение, как и включенный ноутбук, который давно заменил телевизор.

Может что-то еще, но Алексей тщетно пытался оставить в покое свежие воспоминания связанные с Мариной, с их странной встречей и тем, что произошло позже, когда неожиданно возникли эти двое, одним из которых был бывший муж Марины, именуемый Анатолием. Этот отвратительный тип не покидал размышлений Алексея. Как, но как, Марина могла жить с таким чудовищем, как она решилась родить от него ребенка. Но ведь Марина ушла от этого субъекта. Нашла в себе силы стать другой.

Марина жила. Марина отказалась. Марина опустила глаза и ждала от Алексея куда большего, а он не смог, он потерял драгоценное время, которого точно могло хватить. Они бы успели переступить черту до того, как появились эти уроды.

Могли бы, но Алексей не сумел. А теперь, в течение недели, невольно возвращался к этому. Еще о том, чтобы повторить свой визит к тому пятиэтажному дому и ждать, когда вновь появится Марина.

…Даже сейчас здание поликлиники выглядело современным, хотя построено было в первой половине восьмидесятых годов прошлого века. Резонно возникнет вопрос: почему так? Ответ прозвучит несложно, а напротив, слишком уж банально. Потому что остальные здания, принадлежащие городской медицине, были значительно старше и в лучшем случае время их появления датировалось началом шестидесятых годов того же прошлого века. Вот поэтому, несмотря на то, что поликлиника занимала своё место уже тридцать с лишним лет, в сознании горожан она по-прежнему ассоциировалась с чем-то новым, и мало кому приходило в голову, чтобы посмотреть на это с другой стороны. Таким образом, к лучшему или худшему, но на данном небольшом участке время сумело остановиться, застыть, обманув сознание граждан, внушив им, что данная остановка и не остановка вовсе, а так, что-то вроде устоявшегося процесса. Когда ничего нового и не нужно, что лучшее всегда враг хорошего. А может, всё затронутое сейчас случилось само по себе, было предопределенно. Тем более месторасположение было выбрано крайне удачно не только в плане транспортной доступности, но и в отношении общей архитектуры, где одно здание дополняло другое. Плавно и незаметно создавая общую палитру. Этому старательно помогала широкая проезжая часть с приметной разделительной полосой, которая лишь зимой выглядела грязно и бледно, а вот летом приятно радовала глаза зеленью подстриженной травы, цветами, высаженными не везде, а островками, которым на помощь приходило разнообразие подвесных вазонов и прочих форм уличного дизайна. Еще огни высоких фонарей вечером, краски многочисленной рекламы и уже совершенная современность двух огромных торговых центров, расположенных напротив. И выйдя из поликлиники, первым делом, гражданин должен был вспомнить о том, что ему необходимо пополнить запас продуктов и не забыть обо всем остальном, в виде бытовой химии, и еще много, много чего, что находится на расстоянии сотни метров, что привлекает к себе яркими красками рекламных вывесок, особым корпоративным сочетанием цветов, чтобы потребитель привыкал, чтобы всё в его голове ассоциировалось именно с этим цветом.

Алексей остановился возле высокого крыльца поликлиники, чтобы выкурить сигарету. Тут же подумал о том, что ему необходимо вечером потратить некоторую сумму денежных средств на продукты, так как всего полтора часа назад пришлось столкнутьсяс тем, что приготовление самого обычного завтрака стало ощутимой проблемой. Холодильник был пуст.Слишком долгое время Алексей не уделял этому вопросу должного внимания.

— Привет — произнес коллега, протягивая Алексею руку.

— Здравствуйте, Алексей Дмитриевич.

Услышал он от пожилой женщины, которая работала медсестрой в соседнем с ним кабинете хирурга.

—Здравствуйте, Антонина Владимировна — улыбнулся Алексей и, сделав еще одну затяжку, подумал о том, что еще плохо узнает, не может многих запомнить, и от этого частенько попадает в неловкое положение, когда люди здороваются с ним, он отвечает тем же самым, но при этом не может вспомнить с кем только что поздоровался.

— Леша, ты же хотел бросить эту пагубную привычку — со спины Алексей не заметил подошедшего Александра.

— Напугал — отреагировал Алексей.

— Никогда не бросишь, я по себе знаю — риторически произнес Александр, и в подтверждении своих слов, выудил из кармана сигарету, не извлекая наружу пачку.

— Наверное, ты прав. Курю вроде мало, а вот окончательно бросить не могу — произнес Алексей.

— Хорошо, что хоть мало. Я как курил пачку в день, так и продолжаю это делать — Александр глубоко затянулся, клубы дыма недолго оставались возле Александра и стоявшего рядом Алексея, ветер тут же расправился с ними, не оставив никакого следа.

— Стабильность — признак класса — засмеялся Алексей.

— Точно — улыбнулся в ответ Александр, а спустя минутку, они скрылись за дверьми поликлиники.

23

В фойе было многолюдно. Сразу три очереди перекрывали проход не только к лифтам и двум лестницам, но и к гардеробу, который сейчас не работал, ведь на дворе только вступало в свои права лето. Алексей подумал о том, как всё будет выглядеть, когда придет время курток и пальто, как появится еще одна очередь, кратно добавляющая тесноты. Мимолетная мысль быстро исчезла, а ждать лифта Алексей не стал. Ему было нужно на третий этаж десятиэтажного здания, поэтому нет нужды занимать чье-то законное место в лифту. Пусть едут те, кому на седьмой, кому на десятый.

Лестница же была довольно широкая, к сожалению, совсем непустая. Кто-то поднимался вверх, кто-то спускался вниз, хотя медицинское учреждение еще толком не начало работать, помимо нескольких кабинетов на первом этаже, где принимали анализы, где очереди не уступали тем, которые продолжали штурмовать регистратуру.

Зато радовал длинный и просторный коридор, с врачебными кабинетами по разные стороны. Народ, конечно, был. И уже мало оставалось свободных, сидячих мест. Но пространство пока что перекрывало присутствие, от того всё выглядело свободным и даже с запасом. К тому же было необычно тихо, лишь еле слышный шепот. Никаких криков и выяснений очередности, никакой привычной, неотъемлемой атмосферы нервозности пациентов.

Алексей оказался в собственном кабинете. Нина Андреевна уже была на рабочем месте.

— Доброе утро, Нина Андреевна — поприветствовал медсестру Алексей.

— Доброе, Алексей Дмитриевич — в ответ улыбнулась Нина Андреевна.

А Алексей вновь подумал о лишнем: почему он до сих пор не может перейти с Ниной Андреевной на ты, между ними не такая уж большая разница и в матери она ему точно не годится. Но не мог переступить незримую черту. Что-то сдерживало, что-то оставалось не настолько доверительным между ними.

Впрочем, прием пациентов начался обычным образом, спустя каких-то пять минут. Очень быстро Алексей втянулся в хорошо знакомую рутину, в которой очень мало какого-то особенного разнообразия, зато очень много боли. Боли личной, боли, которая всегда представлена в единственном числе, потому что, сколько людей, столько и неповторимых ощущений, несмотря на общие симптомы и хорошо изученные заболевания.

Алексей быстро переключился со своих внутренних мыслей на медицинскую волну, и до тех пор, пока ни закончился рабочий день, очень мало и редко позволял себе вернуться к своим личным переживаниям и планам, ведь спустя определенное количество времени всё это заявиться само собой, как только выйдет на улицу, чтобы последовать в торговый центр, чтобы после, воспользовавшись маршруткой, оказаться дома.

Но вот только сегодня был прописан иной сценарий рабочего дня и всей оставшейся жизни в целом.

…Хотя нет, рабочий день здесь совершенно не при чем. Он был таким же, как и предыдущие дни, он ни чем от них не отличался. А главное произошло, когда Алексей оказался на улице и вновь решил выкурить сигарету, находясь рядышком с всё тем же крыльцом, и уже после этого выполнить запланированную миссию, заключающуюся в посещении торгового центра, расположенного прямо через дорогу.

— До завтра, Алексей Дмитриевич — услышал он.

— До завтра, Елена Васильевна — ответил Алексей и тут же его взгляд столкнулся с хорошо знакомым обликом, молния прорезала сознание, сдавило внутри и мгновенно увеличился пульс.

Марина спускалась по ступенькам высокой лестницы, была она не одна, а в компании полноватой женщины, которую Алексей уже неоднократно видел, но вспомнить где не мог. Только сейчас это не имело никакого значения, потому что рядом с этой дамой была Марина.

Алексей потерял полминуты, переваривая факт незапланированной встречи. Марина так и не увидела его, она всё это время смотрела в другую сторону, она вот-вот должна была затеряться в потоке людей, спешащих в направлении автобусной остановки.

— Марина — громко произнес Алексей.

Марина обернулась. Она сразу узнала его, но не могла справиться с неожиданностью, поэтому невнятно произнесла: — Здравствуйте.

Алексей смело пошел навстречу Марине, а её подруга, посмотрев на Алексея, произнесла: — Ну, я пойду, до завтра.

— Да, конечно — прошептала в ответ Марина.

Алексей же успел избавиться от сигареты, которая стала добычей урны, что находилась по правую руку от крыльца.

— Вы помните меня? — неуверенно спросил Алексей.

— Конечно — улыбнувшись, ответила Марина.

— Никак не ожидал вас здесь увидеть — совершенно честно признался Алексей.

— Я тоже не ожидала — отреагировала Марина.

— Вы здесь работаете? — спросил Алексей, пользуясь подсказкой собственного подсознания, которое сейчас передавало почти детский восторг.

— Да — смущенно произнесла Марина.

— И я здесь, только совсем недавно, поэтому мы и не встречались — проговорил Алексей, не сводя своих глаз с Марины.

— Я тоже всего чуть больше года, а до этого в железнодорожной — как бы оправдываясь, произнесла Марина.

— Я на третьем этаже, невропатолог — дополнил Алексей.

— Ну, а я терапевт, на семнадцатом участке — засмеялась Марина, в эти мгновения она уже не пыталась скрыть своего прекрасного настроения, своего положительного отношения к состоявшейся встрече с Алексеем.

Алексей же скорее постарался уйти от профессиональных аспектов, чтобы их счастливая встреча не походила на рандеву коллег по цеху.

— Знаете, я после того происшествия не один раз думал о вас, и вот мои мысли материализовались. Звучит нескромно, но чистая правда — произнес Алексей.

— Неудобно получилось, мне очень стыдно перед вами — прошептала Марина, но Алексей отреагировал на слова Марины широкой, открытой улыбкой.

— Ничего страшного не случилось. Я вновь хотел посетить ту лавочку, с которой увидел вас Марина — не сводя глаз от Марины, произнес Алексей.

— Правда — произнесла Марина.

— Голову ломал, соображал, ну, каким образом мне вновь увидеть вас — произнес Алексей.

— Прямо чудесно получилось — более томно проговорила Марина, а Алексей подошел к Марине ближе.

— Можно я вам помогу — произнес Алексей и протянул руку, чтобы Марина передала ему пакет, который находился у неё в левой руке.

— Он не тяжелый, а, напротив, почти ничего не весит — запротестовала Марина.

Но Алексей не убирал свою руку, при этом старательно улыбался, и Марина была вынуждена согласиться.

— Марина пойдемте в торговый центр, походим не торопясь — предложил Алексей.

— Снова совпадение. Я как раз туда собиралась — отреагировала Марина.

— Тогда пойдемте — произнес Алексей.

— Я согласна — сказала Марина, и они двинулись в сторону пешеходного перехода.

— Хотел купить немного продуктов, а то у меня совершенно пустой холодильник и если этим я не займусь лично, то никто ему не поможет — пояснил Алексей, его слова прозвучали почти открытым намеком на то, что он живет один, но Марина сделала вид, что не обратила на это внимания.

— А где вы Алексей живете? — спросила Марина, когда они под зеленый сигнал светофора оказались на противоположной стороне дороги.

— Возле железнодорожного вокзала или станции. Не знаю, как лучше выразиться, а если точнее, то в ста метрах от пешеходного моста через железнодорожные пути — обстоятельно ответил Алексей.

— Значит, что совсем недалеко от места работы — сделала вывод Марина.

— Да, я чаще хожу на работу пешком — тут же согласился Алексей.

— Мы с вами, можно сказать, соседи. Я живу немного подальше, сразу за стадионом. Но если напрямую, то будет метров пятьсот. Там новые панельные дома, а возле них две старые пятиэтажки. Такие страшноватые, желтые, но при полном благоустройстве — еще более охотно поведала о своем местожительстве Марина.

— У меня же нет полного благоустройства. Дом старый и ремонт лишь в планах. Централизованно холодная вода и электричество, а остальное местное — не стал чего-то скрывать Алексей.

— Самому зимой топить нужно? — спросила Марина.

— Да, но я пока делал это лишь пробно, а горячая вода через бойлер, санузел в доме — ответил и тут же дополнил Алексей.

— А почему пробно? — не удержалась от уточнения Марина.

— Я же совсем недавно переехал к вам в город. Купил этот дом, так что осваиваюсь — улыбаясь, ответил Алексей.

— Я умею печку топить. У нас на мичуринском участке в сентябре или в мае бывает холодно. Так там я главная по этому делу — рассмеялась Марина.

— Надеюсь, что и я научусь быстро, если еще вы Марина мне в этом поможете — вторя веселой интонации Марины, произнес Алексей.

— С удовольствием — с заметным смущением произнесла Марина.

— Вот и славно — произнес Алексей, в это время они оказались возле стеклянных дверей торгового центра, которые открывались при помощи датчика движения.

24

По давно заведенной традиции, с того времени, как вообще появились эти гигантские магазины, Алексей относился к ним крайне осторожно. Нет, дело было не в том, что ему грозила опасность быть обманутым — этого как раз Алексей не опасался, а вот обмануть самого себя, купив что-то совершенно лишнее — это было вполне реально. И поначалу Алексей не один раз попадался на эту удочку, но со временем научился сдерживать свои желания и мимолетные порывы, конечно, удавалось не всегда, и были моменты, когда приходилось задать самому себе вопросы. Но главная неприятность заключалась всё же не в этом, а в головной боли. Да, именно вот так, на уровне физиологического процесса. Если переборщил, если провел внутри торгового рая больше отведенного времени, то всё, то неприятные ощущения обеспечены до самого позднего вечера. В чем заключалось это явление, Алексей мог рассуждать долго, всё же образование, специальность, практика — всё это не было для Алексея пустым звуком. Но всё же, но ведь сам факт, исправно и одинаково работающий.

Странно или нет, только сейчас, когда Марина находилась рядом, Алексей впервые за много лет не вспомнил, не настроил себя на ограниченное пребывание внутри огромных торговых площадей. Просто вылетело из головы, просто не действовало и не напоминало о себе. Можно было находиться здесь до бесконечности, лишь бы Марина была рядом.

— С чего начнем? — спросила Марина.

— Даже не знаю — ответил Алексей.

— Нужно планировать семейный бюджет — игривым тоном отреагировала Марина.

— Для этого сначала нужно обзавестись семьей — не уступая Марине в веселом настрое, произнес Алексей.

— Неужели нет желающих — продолжила своеобразную игру Марина.

— Пока не наблюдается — ответил Алексей, и в этот момент, забыв о всякой стеснительности, взял Марину за руку.

— У нас в поликлинике с этим проблем не будет — обобщила сказанное Марина, при этом её игривые нотки стали заметно мягче.

— Хорошая поликлиника — произнес Алексей, не зная каким образом реагировать на слова Марины.

— Ну, я бы так не сказала — произнесла Марина, вернув свою игривую интонацию.

— Хорошая, потому что всего час назад я встретил возле неё тебя — уверенно и даже громче произнес Алексей.

— Повторная у нас встреча, и теперь куда более удачная — не отводя глаз, согласилась Марина.

Они находились в пространстве огромного торгового центра уже минут десять. Видели и слышали друг друга. Думали о своем, о том, что не имело никакого отношения к яркому свету, льющемуся с большой высоты потолков, к многочисленным стеллажам, которые были набиты цветной палитрой разнообразного товара, к проходящим рядом людям, к звукам и запахам — ко всему тому, что сейчас мало касалось их двоих, растворившихся среди всего этого, спрятавшихся там, где лучше всего это сделать, не боясь потерять друг друга, от того, что уже успело случиться самое важное — Алексей крепко держал в своей ладони теплую ладонь Марины, их глаза встречались всё чаще, более длительными становились паузы между словами, которые лучше всего передавали то, что между ними быстро и прочно пролегла та самая, пока робкая, но уже сильно ощутимая ниточка.

— Еще наша встреча неожиданная, как и первое свидание — дополнил Алексей, у Марины же на языке вертелось слово “долгожданная”, но произнести это она не смогла.

— Надеюсь, что наша следующая встреча будет запланированной, чтобы без всяких неожиданностей, даже самых приятных — произнесла Марина, немного покраснев, но Алексей не обратил на данное дело никакого внимания, он и сам испытывал похожие, слишком трепетные ощущения.

— Конечно, я предлагаю не откладывать и прямо сейчас договориться назавтра— предложил Алексей.

— Завтра вечером? — спросила Марина.

— Да — ответил Алексей.

— Завтра я не могу — удивив Алексея, произнесла Марина.

— Тогда послезавтра — предложил Алексей.

— Послезавтра можно — согласилась Марина.

— Ну, а завтра мы тоже можем увидеться, на работе — дополнил Алексей.

— Нет, лучше этого пока не делать — очаровательно улыбнулась Марина, и Алексею не составило особого труда догадаться, что Марина имела в виду.

— Да, наверное, я не подумал — произнес Алексей.

— Мы, кажется, окончательно забыли, зачем мы здесь. Мы хотели что-то приобрести — напомнила Марина — Мне нужно молоко, растительное масло и стиральный порошок — добавила она.

— Ах, да — пришел в себя Алексей.

Марина засмеялась, видя искреннее изумление на лице Алексея.

— Так что ты хотел купить, чтобы наполнить свой пустой холодильник — продолжая улыбаться, проговорила Марина.

— Думаю, чего попроще, что можно быстренько употребить без особой обработки — честно озвучил Алексей.

— А я люблю готовить — сказала Марина.

— Здорово, тогда нам необходим совместный ужин — произнес Алексей.

— Хорошо, но ты будешь мне помогать — наиграно строгим голосом произнесла Марина.

— Я готов — тут же согласился Алексей.

— Значит, пельмени, котлеты, консервы — вернулась к продуктовому набору Алексея Марина.

— Точно так — быстро согласился Алексей.

Дальше они продолжили тему покупок, необходимости и своевременности последних. Самую малость коснулись качества товара, его же соответствия цене, сравнения аналогов. Но спустя двадцать минут, преодолев очередь в кассу, миновали всё те же стеклянные двери, оказавшись на свежем воздухе.

— Проводишь меня — попросила Марина.

Счастливый Алексей, с двумя пакетами в руках, кивнул головой и широко улыбнулся.

— Давай, пройдем через мой дом. Я тебе покажу своё местожительство, хотя бы внешне — предложил Алексей.

— Я думала, мы на автобусе — произнесла Марина, указав на довольно объемные пакеты с покупками.

— Мне не тяжело, я даже не замечаю, но можно и на транспорте — ответил Алексей, поняв, почему Марина предложила иной вариант.

— Ну, если ты, то я не против пройтись, прогуляться. Давай переложим часть продуктов, у меня еще есть пакет — сказала Марина.

— Не нужно, я справлюсь. А может, ты торопишься — как бы спохватившись, произнес Алексей.

— Нет — просто ответила Марина.

— Погода старается для нас. Страшно представить, если бы шел дождь или сильный ветер с мокрым снегом, если бы мороз под сорок градусов. Тогда бы мы не смогли совершить такую романтическую прогулку. Потеряли бы неделю, а если месяц — Алексей говорил очень непринужденно, но как бы ни о чем, добавлял улыбку, чтобы его слова звучали беззаботно, чтобы Марина воспринимала их именно так.

— Ничего бы не изменилось. Я в этом уверена. Было бы как-то иначе, но смысл остался бы тем же самым — серьезно ответила Марина и даже приостановилась.

— Да, он не может быть другим, он никогда другим не станет — произнес Алексей, последовав примеру Марины, тоже остановившись.

— Леша, у меня сын, ему уже двенадцать лет — неожиданно и серьезно произнесла Марина.

— Я знаю, неужели ты думаешь, что твой сын — Алексей запнулся, не сумев сразу подобрать правильные слова, еще подумал о том, что они незаметно перешли на ты, о том, что это хорошо получилось.

— Я должна была сказать — произнесла Марина.

— Это ничего не меняет— отреагировал Алексей.

25

Дальше случилась небольшая пауза. Алексей держал Марину за руку. Во второй руке у него были два пакета с покупками. Навстречу дул легкий, освежающий ветерок. Солнце скрылось за высокими многоэтажными домами, находящимися по левую сторону от Алексея и Марины. Они же шли по широкому тротуару. Незаметно, но уверенно поднимаясь вверх, а вниз, в противоположном направлении, двигалось огромное множество автомобилей, в три ряда, занимая всю проезжую часть. Узенькой была здесь разделительная полоса, за ней еще три ряда авто, но в попутном направлении. Выше уже хорошо знакомый светофор, бросающаяся в глаза зебра пешеходного перехода и конец подъема, после вниз, после чуточку легче. Только вряд ли на всё это обращали внимание Алексей и Марина, продолжая болтать о чем-то совершенно пустяковом, связанным с их общей поликлиникой, которая стала для них настоящим подарком судьбы, она позволила им встретиться, она предоставляла обширность общей темы. Не нужно было делать затяжных пауз, старательно подбирая слова, когда обыденно оборвется ниточка разговора, загнав обоих в кратковременный тупик, из которого не всегда бывает легко выйти.

Дорога же, преодолев спуск, выровнялась. Алексей готовился предоставить Марине на обозрение свою улицу, на которой через двести метров обнаружит себя его дом, с зеленым, невысоким забором. Только они повернут вправо, чтобы встретиться со старыми ступеньками пешеходного моста, на котором нужно обязательно остановиться, прямо посередине, смотря в странную и мало с чем сравнимую даль убегающих рельс, ускользающую четырьмя линиями, становящуюся двумя полосками, превращающуюся лишь в блеск безоблачного заката.

— Ну, вот и он — произнес Алексей, указывая на свой дом, и только сейчас в полном объеме ощущая, что он действительно воспринимает этот дом своим, ведь еще недавно он был совершенно чужим, затем оставался границей, которую еще нужно было почувствовать, и вот теперь, в этот момент, ощущая Марину рядом, дом стал своим, дождался необходимого времени, переступил незримую, но очень важную черту.

— Хорошо выглядит — произнесла Марина, нисколько при этом не лукавя.

— Издалека — отреагировал Алексей.

На это Марина ничего не сказала, лишь приятно улыбнулась.

— Пойдем — Алексей напомнил о том, что их путь еще не окончен, а просмотр дома всего лишь входил в запланированный сценарий.

Дальше был мост. Дальше они остановились, как того и хотел Алексей, прямо посередине. Стояли минут пять или даже больше этого, Алексей хотел поставить пакеты на асфальт, хотел обнять Марину за плечи, но в последний момент не смог этого сделать. Громкий гудок тепловоза помешал ему, сбил настрой, не дал нарушить назначенный ход времени. Совершенно пустым был перрон вокзала, лишь один высокий, лысый старик стоял, не двигаясь, смотря в направлении нескольких тяжелых туч, покидающих городскую черту вместе с блеском металлических рельс. Вечернее время высвечивалось желтым светом на больших, электронных часах, расположенных на самой верхотуре здания вокзала. Двое рабочих, в ярких жилетах, неспешно двигались между третьим и четвертым путями, которые были заняты двумя составами с лесом. Давно были закрыты высоченные ворота деповских мастерских, которые сейчас были прямо напротив Марины и Алексея. Пред воротами небольшая, белая будка, семафор, и еще один семафор, знаки, дорожки. На перроне появился дворник, долго смотрел в сторону лысого старика, а затем взялся подметать отведенную территорию. Снова загудел тепловоз.

— Странная какая романтика, очень пробирает — тихо и нежно произнесла Марина.

— Тебе нравится? — спросил Алексей.

— Завораживает — ответила Марина.

— Знаешь, я в своем родном городе жил неподалеку от трамвайных путей. С детства запомнил этот перестук колес, особенно зимой, поздно вечером. А здесь всё это еще более мощно — начал Алексей.

— А я думала, о чем-то связанном с неведомыми странами, желанием не оставаться на одном месте, еще о времени, о связи через время, вечном поиске — мечтательно произнесла Марина.

— Ты права. Всё тобой перечисленное сейчас ощущаю и я, очень сильно — произнес Алексей.

— Ужасно — неожиданно произнесла Марина.

— Что ужасно? — не понял Алексей.

— Я не о плохом — засмеялась Марина, глядя на Алексея — Я о том, что у нас так много общего. Мне становится не по себе, не знаю, как правильно объяснить. С одной стороны всё это прекрасно, а с другой стороны как-то страшно. Неужели так бывает? Или я дождалась того, что было мне назначено свыше — Марина говорила, не сводя глаз с Алексея, он должен был ощутить её энергию, почувствовать то, что ему предназначалось.

— Мы вместе этого дождались — произнес Алексей, Марина ничего не сказала, они смотрели друг на друга молча.

— Идти нужно, тебя еще потеряют — проговорил Алексей.

— Да, уже скоро стемнеет — согласилась Марина.

Идти было недалеко. Быстро показались дома, в одном из которых находилась квартира Марины. Алексей категорически отказался зайти в гости, хотя Марина тактично предложила. В серьезном деле такт необходим, он много стоит и определяет. Каждый из них чувствовал это отлично, и, постояв, держась за руки, две минуты, они расстались совершенно счастливыми.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
Свидетельство о публикации: №1221108486661
@ Copyright: Андрей Прокофьев, 08.11.2022г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1