Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Упыри вне закона.


Упыри вне закона.
­­ Упыри вне закона.

Осень 20… года выдалась аномально дождливой, превратив грунтовые дороги в кисель, в котором вязла даже гусеничная техника. Скоро, очень скоро наступят холода и скуют непролазную жижу в ледяную твердь.

Восьмидесятилетняя Марья Афанасьевна видела третий сон под непрекращающийся ночной ливень, дробью стучащий по крыше деревенского дома. Внезапно она проснулась, не понимая, что прервало сладкое забытьё, прислушалась. В дверь осторожно постучали, так вот что явилось причиной пробуждения.

«Кого это принесла нелёгкая в начало третьего ночи», - подумала она, поднимаясь и накидывая халат.

Шаркая тапочками, подошла к двери, прислушалась, стук повторился.

- Кто там? – спросила Марья, включая свет.

- Пустите пожалуйста переночевать, - послышался из-за двери всхлипывающий женский голос. – Утром мы уйдём, согреемся и уйдём. Пожалуйста.

- Кто это мы? – решила уточнить старушка.

- Я, муж и двое детей. Мы заблудились.

Марья задумалась, почесала бедро, потом подмышку.

- Подойдите к окну, гляну на вас.

Семья неукоснительно подчинилась, встав перед комнатным окном. Старушка уставилась на них сквозь стекло, разглядывая грязную, промокшую насквозь одежду на понурых странниках, мужчине и женщине среднего роста, подростке сыне, а также первокласснице дочке.

Марья хотела побежать открыть дверь, впустив путников погреться, но быстро подавила сей опасный позыв.

- Вы кто такие есть? – спросила она, вспоминая заряжен ли обрез двустволки, лежавший в прикроватной тумбочке. Безотказная машина смерти досталась ей от мужа покойника, промышлявшего браконьерством.

- Мы люди, - бодро ответил мужчина. – Меня зовут Андрей, это моя жена Екатерина, сын Сергей и дочь Галя. Пустите пожалуйста.

- У нас удостоверение есть, - произнесла женщина, доставая из-за пазухи общесемейное удостоверение человека.

Развернула его, прислонив к стеклу. Марья пробежалась по бумаге глазами убедившись, что все печати и пометки на месте, коротко кивнула направившись к двери.

***

Сидевший за рабочим столом лейтенант КП (Комиссариата Преследования), Егор Мхов внимательно рассматривал замыленный дождём кадр с дорожной камеры видеонаблюдения. На нём семья из четырёх человек входила в лесополосу. К нему подошёл капитан Ногин, взглянув на кадр произнёс:

- Комиссариат думает, что это они.

- Последние? – спросил Егор.

- Одни из последних. Нужно найти и тщательно проверить.

- Мы не могли упустить целую семью, - возразил лейтенант. – Остались отдельные особи, но не семьи. Основную массу, вместе с прихлебателями, перебили во время «Рассвета», а тех, кто успел улизнуть в течении следующих пяти лет после объявления их вне закона. Помню, как головы со всей страны мешками свозили в ПО (Пункт Опознания).

- Если бы не ролик в интернете, который стоил снимавшему жизни, никакого бы «Рассвета» не было. Парень пожертвовал собой ради будущего. Никогда не забуду, что на нём, – нахмурился капитан.

- Такое не забывается.

- Бери людей и вперёд. Если это упыри, знаешь, что делать. И помни, как они умеют маскироваться.

- Слушаюсь, - кивнул Егор.

Примерно через час лейтенант с тремя проверенными в деле бойцами выехал на военном внедорожнике на розыск подозрительной семейки.

Пока машина тряслась по непролазной грязи, а команда гоготала над плоскими шутками, Мхов задумчиво рассматривал через стекло нещадно поливаемую дождём местность. Он отлично помнил тот отвратительный ролик, где холёные, практически сошедшие с ума от вседозволенности нелюди, пили кровь из шеи ребёнка и ели искусно приготовленную поварами человечину за шикарно накрытым столом. После было ещё несколько видео-доказательств подобного безумия, но именно этот ролик стал той искрой, от которой разгорелся гигантский пожар всемирного масштаба.

- Лейтенант, - прервал его размышление один из бойцов, - неужели реально уцелела семья?

- Возможно, - ответил Егор.

- А контору после этого не расформируют, ведь почти всех нелюдей перебили?

- Не думаю. Зло имеет особенность возвращаться, нужно быть начеку.

Команда понимающе закивала.

- Лучше пусть расформируют, - вдруг отозвался другой боец, - но чтоб этого больше никогда не было. Опять грузчиком пойду на фабрику, но чтоб больше никогда. Никогда.

- Скольких ты уничтожил? – спросил Мхов.

- Двадцать семь особей, двух прихлебателей.

- А я пятнадцать и семь прихлебателей, - сказал первый боец.

- Тридцать четыре и девятнадцать, - откликнулся третий. – Как-то попался знатный упырь, деп из неприкасаемых, так я этой мрази кишки вокруг шеи намотал. Видели бы вы его рожу.

Бойцы засмеялись.

- А ты лейтенант.

- Сорок одного и тридцать семь, - ответил он.

Кто-то из бойцов уважительно присвистнул.

***

Марья Афанасьевна накрывала на стол, дети и женщина помогали ей в этом, а мужчина развешивал у тёплой печки промокшую одежду.

- Как же вы так умудрились отстать от автобуса? – качала она головой.

- На остановке вышли за пирожками, - объяснял мужчина, - потом увидели магазинчик со сладостями и как-то так забылись.

- Потом выяснили, что автобусы тут редко ходят и решили пойти до города пешком по прямой, - продолжила Екатерина. - Ну и заплутали.

- Вот же вы лапти городские, - улыбнулась старушка, - разве так можно с детьми то по бездорожью. Хорошо на упырей не наткнулись.

- А они разве тут есть? – встревожился Андрей.

Жена и дети испугано посмотрели на него, потом перевели взгляд на Марью.

- Точно никто не скажет, - ответила старушка, ставя на стол тарелку с пряниками. – Вроде, как последнего обезглавили два месяца назад, но они хорошо маскируются, а значит всегда надо держать ухо востро. Как с ними дела в городе обстоят? Всех перебили или еще выползают кровушки народной попить?

- Вроде всех, - произнёс Андрей.

- Ну, что ж, садитесь за стол, отужинайте, - пригласила старушка.

- Нам право так неудобно, - сказала Екатерина, - напросились на ночлег, да ещё с кормёжкой.

- Да будет тебе, садитесь. Дети то голодные.

Семья уселась за стол, приступив к поздней трапезе. Когда съели ужин и приступили к чаю, Марья спросила:

- А правду говорят, что в прошлом предки упырей были людьми, некоторые даже уважаемыми в народе?

- Не исключено, - опустил взгляд Андрей.

В разговор внезапно влез его сын Сергей:

- Мне вот непонятно почему их всех и их потомков считают упырями? Ясное же дело не все они пили кровь и жрали человечину, это касается отдельных деградировавших личностей.

- Все они без исключения прокляты до скончания веков потому, что они плоть от плоти их и жили их жизнью, превознося себя над всеми, - пояснила Марья.

За столом наступила пауза.

- Что ж вы чай то не пьёте? - всполошилась хозяйка. - Ну-ка малая давай на прянички налегай.

***

Внедорожник глубоко сел в грязь на просёлочной дороге, никакие потуги бойцов и лейтенанта не заставили технику сдвинуться даже на полметра. Внезапно из-за пелены дождя показался чадящий дымом гусеничный трактор. Он остановился в нескольких метрах от машины, тракторист разглядывал пассажиров нервно покручивая барабан старенького «Бульдога». Лейтенант извлёк из кармана красную корочку КП, подошёл к трактору ткнул ей в лобовое стекло.

- Лейтенант Мхов - Комиссариат Преследования, - представился он, - просим оказать посильную помощь.

Тракторист облегчённо выдохнул, убрав пистолет под сиденье.

- Пётр Сидорчук – тракторист. Сейчас дёрнем тросом командир, - объявил выбравшийся из кабины мужик. – Что ли упыри объявились?

- Выясняем, - ответил Мхов, наблюдая, как ловко тот управляется с тросом.

- Кстати ты не видел поблизости вот этих? - он показал трактористу фото с кадром.

- Нет, - ответил тот. – Но судя по направлению они пошли либо в Берёзовое, либо в Лопухи. Господи, целая семья. Скорее всего в Лопухи, там по обочине пройти можно, а к Берёзовому не дорога, а Панамский канал и не обойти нигде, болота сплошные.

- Спасибо за помощь, - поблагодарил Мхов тракториста, когда внедорожник вытащили на более-менее твёрдую почву.

- Предупрежу своих, - сказал Сидорчук сматывая трос. - Пусть стволы достают на всякий случай. Живыми брать?

- Если среди них прихлебатели, валите всех, - посоветовал лейтенант.

- Едем в Лопухи, - скомандовал Мхов, когда трактор скрылся за завесой дождя.

***

Семья давно спала, но к Марье сон никак не шёл. Она ворочалась, то и дело косясь на гостей. Их документы не вызывали сомнения, но сам рассказ про автобус и магазинчик сладостей наводил на некоторые нехорошие мысли. Если автобусы тут еще как-то ходили, то магазина со сладостями не было в радиусе сотни километров. Марья приподнялась на локте, открыла тумбочку достав обрез. Как можно тише разложила оружие, проверила патроны с картечью. Отбросив мысли о том, что на всякий случай не мешало бы застрелить взрослых, убрала его под подушку и наконец заснула тревожным сном.

Внедорожник въехал в деревню Лопухи, когда забрезжило серое мрачное утро, а дождь усилился. Машина остановилась у полуразвалившегося магазина, пассажиры высыпали наружу, быстро запустив в тяжёлое небо десяток квадрокоптеров слежения, осталось только ждать, когда они обнаружат искомые объекты либо того, кто попадает под их описание. Команда погрузилась обратно во внедорожник принявшись следить за перемещением летунов на планшете и проверять оружие.

Сергей вышел из сельского туалета, направившись в дом, бабка уже накрывала завтрак, пахло яичницей с колбасой, от чего у парня потекли слюнки. Он не видел и не слышал, как над двором завис квадрокоптер, передававший изображение на планшет сотрудников КП.

- Яичница, яичница, - обрадовалась Галя, захлопав в ладоши, когда хозяйка стала раскладывать её с огромной сковороды по тарелкам.

Все преступили к утренней трапезе, а когда почти доели дверь распахнулась и в дом вошли двое мужчин, остальные стояли во дворе наблюдая за окнами. Хозяйка с проворством кошки прыгнула к кровати, выхватывая из-под подушки обрез, но не выстрелила, так как на её лбу появились две красные точки от лазерных прицелов.

- Положите оружие, - спокойно сказал лейтенант Мхов, держа бабку на мушке пистолета. – Мы представители Комиссариата Преследования, - он предъявил корочку.

Сидевший за столом Сергей уронил вилку в чашку с чаем. Марья бросила обрез на пол и его тут же подобрал боец, не спускавший с неё глаз.

- Всем предъявить документы, - потребовал Мхов, оглядев семью.

Екатерина протянула общесемейное удостоверение, а Марья достала из той же тумбочки справку из районного управления. Лейтенант вынул из кармана сканер, провёлся им по бумагам, после чего отдал обратно.

- Как так получается граждане, – спросил он, - что у общесемейного удостоверения точно такой же номер, как у семьи неких Кузнецовых, кстати проверенных ДНК-тестом на отсутствие родства с сами догадываетесь кем?

- Это какое-то недоразумение, - нетвёрдо произнёс Сергей.

- Тащите сюда анализатор, - сказал Мхов бойцу, убирая пистолет в подмышечную кобуру, - проверим ДНК.

Через пять минут вся семья и хозяйка дома получили укол в палец от портативного устройства анализа крови, данные с которого тут же были отправлены в общемировую базу данных.

- Подождём результатов, - произнёс лейтенант, усаживаясь на стоявший у стены стул, закинув ногу на ногу. Рядом встал боец, державший на прицеле присутствующих.

Мхов посмотрел на девочку, сказав:

- Маленькая, а ты знаешь откуда взялись упыри?

Девочка ничего не ответила, а только испуганно посмотрела на мать.

- Я расскажу, - улыбнулся лейтенант. – Давным-давно, когда строились высотки, почти все их предки были знаменитостями, уважаемыми в народе, но потом случилось нечто отвратительное, их дети предали всех и вся, золото затмило их разум, но они ещё продолжали быть людьми. Так длилось сказочно долго, тридцать лет и три года, - он посмотрел на Сергея, тот виновато опустил взгляд, а Мхов продолжил сказание. – Однажды они решили, что вся Земля, это их задний двор, а они боги и им можно всё. Чтобы стать силнее они придумали заручится поддержкой всевозможных тёмных сил и занялись опасными ритуалами, требующими крови и жертв. Постепенно извращённый разум толкнул их в лапы безумия, они стали пить детскую кровь и есть человеческое мясо.

- Это не все делали, а некоторые отморозки, - внезапно подал голос Сергей. – Не стоит судить всех по этим ублюдкам.

- Некоторые? – спросил лейтенант. – На первом ролике был банкет на несколько тысяч, так называемых человек, праздновали ночь Багровой луны. Знаешь, что такое?

- Это когда приносят невинные жертвы тёмным сущностям, - опустил глаза парень.

- Воооот, - Мхов многозначительно поднял палец вверх. – Невинные. – Это стало последней каплей, переполнившей чашу человеческого терпения. После начался «Рассвет», то есть своего рода революция. Прихлебатели, то бишь наёмники, пытались противостоять народному натиску, но их ненадолго хватило.

- Но ведь потомки не в ответе за предков, - вновь возразил парень.

- Мы тоже так думали поначалу, но как выяснилось ошибались и это стоило сотен жизней. Упыри и их выводок был объявлен вне закона, любой мог пристрелить или обезглавить тварей получив за это вознаграждение. Они долго скрывались, но со временем от самих властьпридержащих и их отпрысков почти ничего не осталось, геноцид со знаком плюс, молодой человек.

В дом вошёл боец, передавший лейтенанту планшет.

- Пришли результаты, - произнёс он. – Пойду готовится, - боец вышел во двор.

Мхов внимательно взглянул на экран, потом обвёл взглядом находившихся в доме.

- Так, так, так, - покачал он ногой, - очень интересно. К бабушке нет вопросов, а вот к вам граждане есть, - он указал пальцем на Сергея. – Вы не Сергей, а Глеб, сын Арка Берковица, собравшиеся, надеюсь, в курсе кто он и какую должность занимал. А вы мадам, - он ткнул в Екатерину, - Анна-Мария Бунз – дочь Аполлона Бунза, крупного нефтяного босса. Про детей молчу, с ними всё понятно.

Парень с девочкой испуганно посмотрели на родителей, лица которых побелели словно мел.

- Я догадывалась, - сказала Марья, плюхнувшись на кровать.

- Тогда почему не приняли меры? – спросил её Мхов.

- Надеялась, что это не так.

- Старость не радость, - лейтенант махнул на неё рукой.

Снова в дом вошёл боец, сказав, что у них всё готово. Потом всю семью вытолкали под дождь, где напротив крыльца стояла пластиковая плаха с воткнутым в него большим, двуручным мачете. Девочка с парнем заплакали. К ним подбежала Марья, обняв обоих.

- Оставьте их мне, вы же не такие твари, как они, - сказала она бойцам, те посмотрели на лейтенанта.

Мхов на мгновение задумался, потом подошёл к девочке присел перед ней на корточки, произнеся:

- Маленькая иди в дом с бабушкой и закрой уши.

Затем бойцы вырвали из её рук плачущего парня, потащив того к плахе, под взоры потерявших речь родителей. Марья с трудом подхватила на руки ослабевшую девочку и скрылась с ней в доме, задёрнув шторы на окнах.

Мхов посмотрел на родителей парня и сказал:

- «Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины; когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи. А как Я истину говорю, то не верите Мне». У девочки есть шанс, а у вас нет. Приговор привести в исполнение.

Марья сидела на кровати прижав к себе Галю, закрыв ей уши руками. Она слышала, как со звоном опустилось мачете на плаху и, как вскрикнули родители, потом звук повторился, теперь кричала только женщина, а после следующего удара наступила тишина.

Дверь открылась, вошёл лейтенант с обрезом в руке.

- Марья Афанасьевна, - сказал он. - Мы не они. Теперь это ваша внучка, но в случае чего, знаете, как поступить.

Он швырнул обрез на стол и вышел.

- Грузите! – послышалась его команда со двора.

Через десять минут внедорожник уже мчался назад в комиссариат.

2022.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Ключевые слова: упыри, Рассвет, плаха, мачете, комиссариат, грязь.,
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
Свидетельство о публикации: №1221108486624
@ Copyright: Владимир Самсонов, 08.11.2022г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1