Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Дымка


Дымка
­­19 октября 2019. Минус четырнадцать ниже нуля. Ясно. Пулька опять на улице, утром уже поймала мышь. – Мышкует непрерывно. Ловит грызунов на подходах к избе, те неимоверно досаждают. Окна застыли и в зимовье сумрачно. Солнце уже не поднимается выше вершин кедров даже в полдень. Снега нет совсем. Лес, словно летний! – зелёный, без снега. И это при температуре минус пятнадцать градусов. Странно смотрится мох, брусничник без единой снежинки.

Дымка у избы опять не ночевал - сторожит на реке запасы продуктов. От Пульки сильно пахнет таёжным зверем, насквозь пропахла тайгой. Закатила бочонок с водой в избу растаивать. Вода на улице застыла. Осталась ещё в бане, в бачках. Там подстыла сверху. Нужно занести в тепло. С водой теперь напряжённо, приходится питьевую носить далеко, с реки. А дождевую – экономлю. Снег выпадет, можно топить снеговую. Болят мышцы рук от напряжения, когда тащила через порог.

Вчера искрошила последние кедровые шишки поползням. Семейка прижилась возле избы и клянчит орехи. А те – кончаются. Мало в этом году набрала. Сейчас скармливаю не себе, а птицам. Жалко птах и жаль орехи, но делюсь. Поползни сразу же нашли орешки, что накрошила и скоренько растащили, заныкали, - прячут даже в карманах телогрейки, что висит на стене избы в сенках. Умные птахи запасаются впрок на чёрный день. – Где только не нахожу кедровые орешки: даже за подкладкой куртки.

Ходили вверх по реке. Дымка уставший! –лежит, «работает» охранником. Караулил еду всю долгую осеннюю ночь, - на голых камнях. В 24. 00 ночи у нас стоял мороз минус четырнадцать – наверху, на мандале, а на голых камнях, у воды, у реки в горной долине ещё холоднее, но пёс мужественно терпит трудности. А по реке постоянно дует ветер. Страшно одному оставаться вдали от людей, от жилья. Костёр за ночь потух. Река угрожающе гудит – шугует, по воде тащит лёд; ниже торосит. Звёзды ночью сверкают холодом, луна подсвечивает, но темень осенняя холодит, пугает не только молодого пса, но и человека. – Не пожелаю никому такой ночёвки в одиночестве!

А пёс один… - совсем один. Восхищает мужество молодого лаечьего подростка. -Мороз. Хищники рыщут. Рядом ходят две росомахи и медведи не залегли, волки рыщут. Сильно переживала, тряслась всю ночь за хвостатого. Особенно опасна для лаек стая волков. Собаке в одиночестве не справиться с вечными врагами. От медведей он сможет убежать, вывернуться из-под удара лап, а вот волки – хитры!.. С рассомахой при необходимости крупный кобель сможет совладать, да и убежать при необходимости, только не от волков.

Подошла. Дымка обрадовался, увидев хозяев, повеселел, что не один теперь. Чуть повилял в знак приветствия хвостом, но по-щенячьи уже не выказывает радости. -Всем видом показывает, что – взросл и силён. Сильно устал! - Двое суток без сна один в холоде ждал нас – работал! Держу лаек не один десяток лет и, чем больше узнаю, тем больше восхищаюсь, преклоняюсь перед умом, волей, преданностью. Днями непрерывно с рассвета гонял вОронов. А те наглеют, хитрят, работают слаженно – семьёй, стаей. Лапы Дымок посбивал по ледяным валунам - это не по моху бегать!

Домой опять отказался идти. Подошла, а он предупредительно глухо зарычал. – Фотоаппарат не любит, тот со вспышкой. Видно по выражению морды-лица, что очень сильно устал. Несколько суток уже без сна один тут, в окружении дикой природы и диких хищников. Сильно замёрз, дремля на голых камнях при зимнем морозе. – Истинный таёжник хищник. – Прекрасная рабочая западно-сибирская лайка, хоть ещё не вошел в возраст взрослого пса промысловика. Чуть приподнял голову, навострил уши, внимательно следит за каждым движением хозяев и матери – лайки. Вокруг всё смёрзлось, превратилось в лёд, а пёс терпит – работает.

Володя рассказывал вчера: «Идёт утром, – бежит Дымка, а в пасти что-то болтается. Оказалось, – звериный «хрен»… - не знаю, как деликатнее выразиться без русского фольклора. Спрятал, -закопал наверное, или… - съел. Пулька любит выбирать жирок – таковы лайки. Мясо не ест. Жирок тянет с кишок, объедает с рёбрышек. Утащила ребрину и обгрызла жир, ещё и ухо заныкала в мох. – таковы лайки!

Дымка еле-еле уговорили идти с нами домой. А как сели на плавень отдохнуть, успокоившись, что теперь не один, мгновенно уснул, свернувшись колечком – устал очень сильно. - Всё держался на собачьем адреналине. А тут, на солнышке, глаза сами собой закрылись. И только на нашем песке расслабиться позволил себе. Сон пересилил – свалил пса. По пути ещё и заигрывал с Пулькой, скакал, доставал её щенячьими играми. А как я на четвереньках выползала с обрыва, с реки, наверх - в лес, встал лапой мне на ладонь; сильно придавил весом и когтями. От души выругалась на него – иначе не понял бы, что сейчас нам не до игр. Испугалась, что пёс, играя, ненароком столкнёт меня вниз с обрыва на камни. Разбиться можно! А тот играет на радости, что вместе. И моё карабканье вверх на четырёх «лапах» принял за игрище с ним. Не скажешь ему, - рюкзак перетягивает, сбрасывает в воду. Сил не хватает карабкаться с грузом на плечах по замороженному обрыву яра. Не хотелось загромыхать по гальке, – хорошего мало, удовольствие ниже среднего и может обернуться серьёзными травмами. Тут ещё и ружьё толкаю вверх по обрыву. Река… – в ледовых заберегах. Низом по реке не пройти – подпирает шугой воду.

Пришли в избу. Дымка свалился замертво – упал под кедром от усталости, от пережитого страха, теперь лежит, блаженствует - не на ледяных камнях под холодными звёздами в одиночестве, а на тёплом ласковом мху. Мы его уже совсем потеряли и сильно переживали, тоже почти не спали. Среди ночи выходила, свистела, звала. Боялись, что погиб в зубах хищников или волки разорвали... - Не передать словами страх за собаку – за верного друга. В тайге страх за лаек постоянен. Они уходят и сутками держат зверя, сами часто – очень часто, становясь добычей хищников. Ещё ужаснее, когда соседи по участкам расставляют на земле капканы, а лайки в них попадают и умирают в мучениях. Тут с ума сходишь от невозможности помочь - спасти. Не спишь, места не находишь. А говорить молодёжи бессмысленно, чтоб не ставили капканы на земле. В них и человек может угодить, погибнуть... – только злятся. Ради денег идут на всё. - Сколько лаек гибнет!.. Не втолковать молодым, пока сами через потери не пройдут. Да и это не остановит. Сколько нервов ушло. Бесполезно! – деньги правят сейчас умами.

Володя позвал Дымка в избу, в тепло -не пошёл. Вышла сама, видела как шёл с нами, но упал не доходя. Смотрю… – он, где свалился, там уже спит, не шевелится не, реагирует на нас. – Понял, что дома, - со всеми, не один в тайге, оттого и расслабился. Растянулся на мху, спит, а на улице - мороз. Ему теперь после камней мох кажется тёплой постелью. Сказала мужу, чтоб дал вкусненького. Володя отрезал - с жирком, - самое вкусное не пожалел. Отдал – наше, не собачье.

Дымка с трудом, еле-еле, поднялся на лапы, взял в пасть; стоит, думает: закопать или съесть?.. - не в силах даже есть. - Закопал в мох – сил нет поесть. Пока лежал – радовался, что дома со всеми теперь. – не бросили пса хозяева, нашли и пришли за ним. В лесу страшно одному, но держался мужественно, как подобает охотничьему взрослому опытному псу… - а тут… - подросток… - от мамки ещё не оторвался. Пулька частенько всыпает сыну пилюль за разные проделки – обучает лесной науке своими методами.

У Дымки, заметила, болят сильно левая задняя лапа и передняя. - То ли поморозил, то ли о гальку отшиб, а может, - и со зверем схлестнулся… - волки подвывали вдали, да рассомашьи следы видели недалеко. Может, - и дрались… - сказать пёс нам не сможет. – Лежал, не шевелясь, на камнях, когда подошли - не встал. - Может и от камней поморозил лапы, отлежал. – лежал на левом боку, не шевелился, когда подошли - не выбежал навстречу…

Пока шёл домой, сгоряча, не понял сам, что травмирован, оттого и не хромал. А только лёг, расслабился и лапы отказали - заболели. Встать пока не может, идти не может.
Нажарила котлет из глухарятины. Сварила картошку. Вынесла псу одну котлетку угостить, взбодрить. Он, кое-как смог подняться, сесть и взять из рук котлету – съесть. Совсем обессилил, но наконец-то поел. Скормила не всю, а кусочками. - Отламывала и давала в рот. Заметила кормя, что у Дымка кровоточат дёсны. - Нужно посмотреть, не сломан ли зуб или челюсть. - Дрался с волком? Рассомахой? – не расскажет ведь. – Жалко, что не понимаю собачий язык. Многое мог бы поведать. Приходится только догадываться.

Реку сильно шугует, грохот слышно за километры. Горы белы. Вершины покрылись белоснежными снеговыми шапками. Забереги ещё не сильно большие. А когда возвращались, через три часа, реку почти перекрыло льдом - почти перехватило; течёт только в центре. У нас – внизу, сильно шугует. По левому берегу плёсы забивает льдом и вода пошла в лес. Ручей вытекающий из старицы застыл красивым водопадом. Зрелище удивительное! Раньше подобного не видывала. Льдинки –красивые! выросли всего за три часа; искрятся в солнечных лучах. А шли вверх по реке, - ручей тёк ещё.

Выше ручей застыл ступенями, словно в сказке, - наледь. Идти скользко, опасно и страшно, особенно, когда с рюкзаком. Камни скользкие, ноги не удержать, сцепление с грунтом нулевое, - как корова на льду, только хуже. Можно сравнить, если сказать, что корова на ледяной горке. Камни ниже ручья покрыты застывшей болотной ржавчиной. Сейчас идём днём, а недавно возвращались ночью, затемнав, с фонариком.

День заметно убыл и светового дня не хватает, чтоб сделать петлю. Ночью пришлось и через бурелом продираться – ночевать у костра не хотелось, лучше уж выспаться в постели, но дойти. – Жуть! Заблудится пустяк, только ориентируешься на шум реки, от неё не отходишь в глубь завалов.
Не верится, что дошли и сижу в тепле, пишу. Сейчас шесть вечера, а за окном- темно. Володя всё ещё крутится- в тайге дела нескончаемы. Останавливает только ночь. Завтра устраиваю себе выходной. Нужно постираться, сварить, пересыпать крупы в пластиковые бутылки от мышей.

Скоро выезжать в село, нужно подготовить избу к отъезду, а это хлопотно. Нужно убрать всё лишнее, подвесить от таёжного зверья, от «туристов» всяческих, сварить кабачковое варенье, посушить картофель, лишний лук и чеснок, морковку; накопилось и штопки; заготовить бересты. Ещё завтра планирую походить, поискать связь, чтоб позвонить своим, а то беспокоятся давно, что родители пропали. А пока… - спим! Всё остальное, - завтра.

Ключевые слова:
Тайга, осень, октябрь, лайка, собака, река, шуга, ледостав, север, изба, зимовье, ручей, лес, завал, бурелом, ночь, день. Сибирь, Север, поползень, кедр, орех, шишка, птица.

Анонс:
Осень в тайге Севера Сибири. Лайки.

Дымка



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Ключевые слова: Тайга, осень, октябрь, лайка, собака, река, шуга, ледостав, север, изба, зимовье, ручей, лес, завал, бурелом, ночь, день. Сибирь, Север, поползень,
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
Свидетельство о публикации: №1221106486388
@ Copyright: Татьяна Немшанова, 06.11.2022г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1