Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Лена, книга 2 Эдельвейс, часть 2 В клетке


Лена
Книга 2. Эдельвейс
Часть 2. В клетке


Когда тебе тяжело, всегда напоминай себе о том, что если ты сдашься — лучше тебе не станет…
                                  ____________

Я лишь любовь считаю школой,
Где учатся на человека...
                                Сергей Ивашин


     От Нижнего до борделя они добрались за 9 часов. В пути менялись за рулем каждые три часа. Старший, по кличке Фараон, за руль не садился. Лена пыталась хоть что-то узнать: кто они такие, зачем её похитили, куда её везут, долго ли еще ехать? Ничего ей так и не объяснили. Сказали всего лишь, что везут на работу. Она и так понимала, что за работа её ждет. Тем более, что все четверо её похитителей в коротких разговорах между собой особо и не скрывали, где они работают.

Значит бордель? Судя по всему, довольно крутой. Постепенно она немного успокоилась. За всю дорогу на одной из двух заправок, где они останавливались, она лишь раз попросилась в туалет. Там же в кафетерии один из похитителей по кличке Белый купил ей салат, два пирожных и кофе. Она немножко поела. Этот охранник показался ей немного мягче других. Он же успех шепнуть ей, чтобы не переживала. Что там, куда её везут условия работы и проживания очень даже неплохие. Тренажерный зал, бассейн, сауна. И вообще, это элитное заведение только для самых состоятельных клиентов.

Однако легче ей от этого не стало. Она смотрела в окно машины и видела проносящиеся мимо поля, перелески, деревни и поселки. А перед глазами вставали все последние события её жизни: знакомство с Романом, их встречи и планы, свадьба, к которой они столько готовились, их позор на регистрации, её бегство из ЗАГСа, потом смерть отца… Одна сплошная черная полоса в жизни. Но неужели за это время не было ничего хорошего? Да нет же, было, было, было! Конечно, это встреча с Дмитрием: сначала автобус, потом его квартира, потом аэропорт. Господи! Получается, я что – круглая дура? Нет, я гораздо хуже. Я взяла протянутую мне руку помощи, чтобы не упасть. Благодаря этому не сорвалась, удержалась. А потом, вместо благодарности, просто выбросила её, как не нужную… Значит то, что сейчас со мной я заслужила. Так мне и надо! Господи! Прости мою душу грешную.

Лена закрыла лицо шарфиком и зарыдала, громко, в голос. Плакала долго и без конца целовала этот шарфик, потом вытирала им слезы и опять целовала его.

— Послушай! – не выдержал старший, по кличке Фараон. Да успокойся ты!

Мы же не на казнь тебя везем. Там довольно приличные условия не только для работы, но и для отдыха. Девчонки там вот уже два года живут и трудятся не покладая рук и ног. И не жалуются…

Слезы подействовали на неё успокаивающе. Последние два часа она уже не плакала, окончательно уверившись в своей вине во всех бедах, происшедших с ней. Потом попыталась смириться с мыслью, что нужно принять это страшное испытание, как плату за её ошибки.

________________

К борделю подъехали в начале восьмого утра. Инесса внимательно слушала доклад своего заместителя, считавшегося также начальником службы безопасности – Фараона.

— Ваше задание по Нижнему Новгороду мы выполнили. Он подал королеве кейс с наборным замком. Здесь вся сумма долга владельца четырех городских АЗС Данилова – ровно двести тысяч долларов.

— Он что же, вот так сразу и вернул вам все деньги? – Инесса откинулась на спинку своего кресла.

— Да нет, не сразу, конечно. Сначала пришлось в этой необходимости убедить двух его охранников, которых придется теперь хорошенько отремонтировать в больничке. Но и этого оказалось мало. Пришлось двоих его дочек прикрутить скотчем к стульям и предъявить любящему папе. Это подействовало быстрее.

Инесса открыла кейс, бегло пересчитала деньги потом убрала в сейф.

— Фараон! Мне с Нижнего позвонил один старый знакомый и рассказал, что вы немножко наследили там в каком-то стрип-баре?

— Я об этом только собирался рассказать вам. Мы взяли там одну девочку…

— Я же тебе запретила заниматься киднепингом? Ты что, забыл? Девочки должны у нас работать только по их личному согласию. Я сделала исключение лишь для Спицы и уже два года жалею об этом. Эта дурочка все норовит удрать из борделя. Если бы не прихоти кое-кого из моих личных друзей-клиентов я бы с удовольствием давно закопала её. Ну, а что же интересного в вашей девчонке.

— Инесса! Ей лет 18 не больше. Она дьявольски красива. У нас нет таких. А тут, пока мы её караулили, выяснилось, что она еще и танцует. Белый задержался на выходе и рассказал, что она предлагала свои услуги главному хореографу стриптиз клуба, говорила, что с первого по десятый класс занималась в специальной школе этими танцами.

— Вот как? Ну это другое дело! Совсем другое. За это спасибо! Если с её помощью у нас в программе появится эротический танец – это будет совсем другой уровень! Стриптиз – самое популярное эротическое представление. И оно далеко не дешевое. От приватного танца, танца на полу, Лэп-дэнса и до Стрип-пластики, где совсем нет пошлости и вульгарности. Где отсутствует раздевание, чтобы отразить полностью всю грациозность и сексуальность женского тела, совсем не выходя из рамок приличия. Но это уже не для нас, конечно. Давай, зови сюда эту девочку.

Лена зашла в кабинет директора.

— Проходи, присаживайся. Ух, ты! Да-а, хороша! Ничего не скажешь. Ты, говорят, хотела в стрипбаре работать?

— Да, хотела. Но только работать, а не жить там, как в клетке.

— В нашей клетке жить-то может и лучше, чем в твоем доме. У нас бассейн, фитнесс-зал с кучей тренажеров, великолепная сауна. Костюмы и платья от самых известных кутюрье. Макияжем занимается лучший визажист всей области. Питание – трехразовое идеальное, сбалансированное. Все самое вкусное и самое свежее. Нашу кухню ведет искуснейший дипломированный шеф-повар, кулинар. Все клиенты без ума от его блюд. И потом, заработок у нас не менее чем раза в два превышает зарплату любой стриптизерши.

— Так я у вас буду заниматься только танцами? Тогда я…

— Стоп, стоп, моя милочка!

— Мы не стрипбар. Лично я не считаю своих девочек проститутками. Они на порядок выше и по внешности, и в интеллектуальном смысле. В эротическом плане они у меня достигли уровня японской гейши. Каждая встреча с клиентом – это мини-представление, где они играют всевозможные роли от греческих богинь до мальчишки-гавроша. Есть у нас такая, очень востребованная в этом амплуа девочка по имени Спица. Клиенты платят нам немалые деньги за полное сексуальное удовольствие.

Пока мы договоримся с тобой так: завтра я посмотрю пару твоих танцев. Музыку подберем, какую скажешь, и, если меня устроит, будешь танцевать для клиентов. В этом случае свидания с клиентами я сокращу тебе до минимума, в том числе и за счет неподъемной для большинства клиентов цены, а если испытание не пройдешь, извини – будешь трудиться, как все. Кстати, год назад мы переманили из того самого мужского бара, где мои мальчики тебя задержали, одну стриптизершу. Она у нас пыталась заниматься стриптизом. Но не очень удачно. Фантазии не хватает, да и со школой хореографии у неё не совсем. Но кое-какой опыт имеется. Будете пока жить с ней в одном номере. Потом посмотрим. Ты же, наверное, голодна, как… Давай-ка бегом на второй этаж в 10 номер, располагайся, переодевайся, все прочее и через полчаса на завтрак в столовую. Фрейя, твоя соседка, проводит тебя.

Лена вышла от директриссы. Мысли в голове путались. С одной стороны – сама хотела выступать в стриптиз баре. А с другой стороны – банальная проституция, подкрашенная элитной приманкой.

__________

Фрейя оказалась очень милой и словоохотливой девушкой. Её уже предупредили о будущей соседке. До этого она почти год жила одна, хотя номер был двухместный, просторный с двумя кроватями. У изголовья каждой кровати стояли красивые туалетные столики с зеркалами. В номере находился и санузел с душевой кабиной.



Они быстро познакомились. Простая, бесхитростная Фрейя сразу все выложила о себе.

— Я уже скоро забуду свое имя. – сообщила девушка. Ниной меня мама называла, два года назад, когда еще была жива. Потом у неё открылся рак щитовидки. Она 8 лет проработала физиком-ядерщиком в НИИ Скобельцина при МГУ. Несколько лет назад с группой ученых они занималась доработкой каких-то центрифуг для урана. Потом три раза мама ездила в Зеленодольск. А через полгода на одном из профилактических медосмотров были выявлены первые признаки серьезной болезни. Её направили в онкологическую клинику на спецобследование и там диагностировали – анапластический рак щитовидной железы. Потом было увольнение с работы и наступило безденежье. Я тогда и устроилась к Карякиной в стрип бар. Все-таки три года учебы в школе у профессионального хореографа …Целый год я в этом баре проработала. Элеонора меня хвалила, в пример всегда ставила другим девчонкам. Это она меня Фрейей назвала. В прошлом году в конце июля приехали к нам в бар Фараон с Цезарем, увидели меня и начали уговаривать. Пообещали мне в их клубе две зарплаты. Оставили свои телефоны. Прошел месяц, мама узнала про мою работу стриптизершей и сразу слегла. Через три недели её не стало. И я, дурочка, позвонила этому Фараону. Они через день приехали и увезли меня сюда. Только тут я узнала, что назад отсюда дороги нет. Скоро год, как я здесь. Был бы дома старший брат. Но он уже несколько лет служит где-то в Сирии контрактником. Писал в письмах, что скоро приедет, устроит на свои деньги нам с матерью отпуск на целый год и запретит всем работать. Я ему не сообщала, что мать больна…

Фрейя на правах хозяйки напомнила Лене про завтрак, предложила быстренько принять душ и подала ей свой лишний халатик, предупредив, что девчонки приходят иногда на завтрак даже в ночных халатах.

__________

Лена оказалась пятнадцатой по счету. Они с Фрейей пришли чуть позже других. Мясного в меню ничего не было. Овощной салатик, кашка и сырнички к кофе. Все девушки были уже заняты едой, но между делом с интересом поглядывали на новенькую. Одна из них, самая шустрая уже успела поесть и подскочила к ним.

— Привет, подруги! Ну как наша кухня? – она посмотрела на Лену. – Я – Спица, а это, — она стала перечислять всех девчонок подряд, сидевших за столом, указывая пальцем на каждую: Лили, Тэффи, Пальмира, Офелия, Мимоза колючая, Мадлен … а ты, кто?

— Я, Лена.

— А-а! Так ты еще без имени. Все ясно. Значит тебя Инесса сегодня крестить будет. Ну, коллектив у нас нормальный. Новеньких не обижаем, но зазнаистых не любим. Ты ведь, наверное, из таких? Вон, какая красивая!

— Я не зазнаистая.

— Ладно посмотрим, после завтрака в тренажерном зале встретимся.

Лена посмотрела на Фрейю:

— Мне бы лучше место для гимнастики или акробатики.

— Королева подберет для тебя теплое местечко, не волнуйся – усмехнулась Спица. Ладно, не кашляйте….

— Там в тренажерном зале Инесса всегда нас собирает после завтрака. Ты поела? Пошли! – сказала Фрейя.

В тренажерном зале действительно находилась масса всевозможного оборудования. От многофункциональных спортивных комплексов с силовым оборудования, велотренажеров и беговых дорожек до виброплатформы и степ-доски.

Занимаясь хореографией во время учебы в десятом классе, Лена с девочками часто посещала фитнесс-клубы, где их хореограф совместно с тренером по фитнесу учили их работать на степ-платформе. Данный тренажер предназначен для всестороннего развития мышц ягодиц, ног и сердечно-сосудистой системы. Упражнения на данном оборудовании представляют собой имитацию хождения по ступенькам с включением танцевальных элементов.

— Ну что ж, — подумала Лена, — здесь хватит места и для тренировочных занятий.

В это время в зал вошла Инесса. Её безупречный внешний вид особенно подчеркивали дорогой костюм и красивая прическа, в которую были уложены длинные темные волосы.

— Девочки! Представляю вам новенькую девушку. Десять лет она занималась в специальной школе хореографии и будет пробовать вносить в наши развлечения для клиентов эротический танец. Вы знаете, что я давно мечтала организовать у нас высококлассный стриптиз. Фрейя, к сожалению, с этим не справилась. Будем надеяться у нашей новенькой получится. Итак, моя милая, что вы нам сейчас продемонстрируете из ваших старых работ? Для большего эффекта я подобрала для вас два платья на выбор: черное и красное.

Лена переоделась в красное платье прямо здесь в зале под завистливые взгляды девушек, тут же оценивших её красивую стройную фигуру.

— Я хочу показать вам два танца, которые мы с девчонками с одного класса школы искусств год назад разучили в свободное время от основных занятий. Первый танец в медленном стиле под песню Мишеля Бабла – «Чувствую себя хорошо».

Инесса и зрители словно завороженные следили за её мягкими, плавными движениями, выражавшими душевные метания, страдания и какую-то невыразимую абстракцию её замечательной пластики. Томные, вкрадчивые, без резкого ритма движения сделали танец очень чувственным.

— Да! – произнесла Инесса, — под такое прекрасное исполнение мне самой захотелось раздеться

— Следующий танец мы назвали Альтернативным танго. Потому, что он исполняется под бессмертные звуки Милонги. Но это не просто Аргентинское танго. Это нуэво. Оно, как сальса, пляшется живо, насыщенно, современно.

В этом танце Лена показала все, что умела. Там было море страсти жаркого огня острова свободы и одновременно задорные зажигательные и шуточные кокетливые шаги, множество поворотов и сложных движений рук со сменой направлений. В это исполнение она вложила весь свой, тот самый юношеский азарт, с которым исполняла все задания хореографа. Зинаида Аркадьевна вела свои занятия в школе искусств у неё с седьмого класса. До этого они с мужем жили в Америке. Там же в знаменитом университете Флорида Атлантик она получила диплом бакалавра по специальности хореографическое искусство. Три года Зинаида с успехом преподавала хореографию американским детям.

Но потом был развод и амбициозность бывшего супруга, не позволившая ей больше работать учителем в США.

Лена! – постоянно твердила Зинаида, — не бросай занятия. Нужно еще год, чтобы окончательно закрепить твой талант. У тебя не только врожденная страсть, невыразимая легкость и потусторонность в движениях, но и очень редкое инстинктивное понимание того, как нужно двигаться, чтобы создавать красоту. Через год моя рекомендация даст тебе возможность поступить в лучшие хореографические ВУЗы Америки. Но мама, тогда уже больная раком, категорически настояла на том, чтобы дочь отложила «свои танцы» в сторону и готовилась к сдаче ЕГЭ после 10 класса. Лена не смогла противиться больной матери.

И вот сейчас своим выступлениям она доказывала не только зрителям, но и себе самой, что сделала ошибку, бросив год назад хореографию.

Да! – произнесла Инесса, — это просто потрясно. Похоже моя мечта о стриптизе в нашем клубе все же станет реальностью. Сегодня у нас понедельник. В субботу мы с моим замом готовим юбилейную встречу с клиентами. Для всех вас заказаны новые костюмы. У каждой будет свой образ, а ваша задача — создание имиджей, максимально соответствующих этим образам. Так вот, дорогая моя Милонга. Во-первых – это теперь твое сценическое имя. Постарайся ему и соответствовать. Значит вам с Фрейей персональное задание – подготовить к субботе два номера. Один танец пусть будет парный. А один сольный для Милонги. Твоя задача Фрейя заполнить номера элементами эротики и отработать эти элементы с Милонгой. В среду первая репетиция, в пятницу – генеральная. Ну а в субботу ваша премьера перед клиентами. Парный номер, легкий как бы вводной на 3-5 минут. Основной упор на сольное выступление Милонги, не менее 10 минут. Все! Костюмы уже ждут вас в ваших номерах, вживайтесь в образы и готовьтесь.

________

У Фрейи действительно был неплохой опыт. Она целый год работала у Карякиной, знала все тонкости эротического танца, но главное умела все доходчиво объяснить и показать. Когда они разучили парный номер, Лена спросила Нину.

— Почему Инесса считает, что у тебя не получилось здесь со стриптизом? Ты прекрасно двигаешься, отличная техника. В конце-концов – ты же просто красавица!

— На мои танцы наложил крест один из учредителей их клуба по кличке Барин. Месяца через два, как я начала выступать со стриптизом, он увидел меня в танце случайно и тут же потребовал к себе в кабинет. Инесса не могла ему отказать. Потом он целый месяц чуть не каждый день приезжал то из Калуги, то из самой Москвы. Запретил нашей королеве для меня встречи с другими клиентами. Но я не смогла выдержать такой пытки больше двух месяцев. Дело в том, что он садомазохист. То заставлял меня одевать эти дурацкие наряды, как у вампирши и бить его специальной плеткой. То вставал на четвереньки брал в зубы узду и заставлял меня кататься на нем в номере. Но это мелочи, Главное – он приковывал меня цепью к стене и просто издевался над моим телом. Мало того, что я ходила вся в синяках и царапинах, у меня после этих сеансов совсем не оставалось сил. Я ни сидеть, ни лежать не могла без боли.

Потом я упала на колени перед Инессой и сказала, что если свидания с этим господином продолжатся — порежу себе вены… Да она и так все видела. Королева попробовала поговорить с Барином. А тот, гад, оказался таким нервным. Он просто рассвирепел. Сказал, чтобы с этого дня на меня установили для клиентов самую низкую цену и категорически, чтобы ни к каким танцам меня на пушечный выстрел не допускать. И вот уже четыре месяца я здесь не танцую.

Но, как говорят, из огня да в полымя. Следующий месяц, когда я работала с разными клиентами показался мне отдыхом после мук с этим садистом. А потом я приглянулась одному старому олигарху, лет семидесяти с лишним. До этого в бордель он захаживал не часто: когда раз в месяц, когда еще реже. Увидев первый раз мое фото, этот страшно богатый Самуил Абрамович, прямо затрясся весь.

— Это моё! Моё…, твердил он, держа в руках фотографию, — моё сокровище. Заверните мне её в самую красивую обертку! Плачу за месяц вперед! И чтоб никому, пусть самому Чубайсу, если зайдет сюда! Чтоб даже на понюх…

В первый же день он заставил меня раздеться и исполнить приватный танец. Сам вроде тоже разделся, но только до трусов. Видать, не маячит давно, вот и застеснялся. Сиалис принимать, сердечко не позволяет… Я свой танец закончила, гляжу, а у него пятно мокрое на трусах между ног. Тоже видать закончил, старый хрен…С тех пор, повадился он к нам. Рюмочку коньяка пропустит и глядит на меня. Подарки стал дарить. Не сильно дорогие, конечно. Я их не ношу, складываю в столик.

Фрейя открыла верхний ящичек и показала два тоненьких недорогих золотых колечка и такие же серьги без камней.

— Еврей, все же – вздохнула Нина и задвинула ящик. Что-то я совсем заболталась. Видать, одичала тут одна. Девчонки почти не заходят. Одна Спица лишь забегает. Все последние новости только от неё и слышу. Откуда она все знает – без понятия? Ладно, давай, начнем уроки стриптиза? Пока смотри и запоминай последовательность. И Фрейя включила музыку.

_______

Понедельник и вторник прошли без каких-либо особых событий. Завтрак, фитнес-зал, новости от Инессы, потом занятия с Фрейей. Потом обед, после обеда кто-куда: кто в бассейн, кто на отдых. К Лене с Ниной подходили девчонки. Интересовались занятиями. Но это так, для вида. Больше хотели узнать, как попала к ним в бордель и где работала до этого? Лена кивала головой на Фрейю и повторяла:

— Сманили дурочку деньгами, условиями работы, жизни. Сюда приехала, а тут… В общем, что называется – полный трындец!

Девчонки сочувственно кивали головами. Лишь Колючая Мимоза возмутилась и встала на защиту борделя:

— А кому мы в городе нужны? Что нас там ждет? Сауна, массажный салон, автотрасса. Так здесь хоть нормально кормят, одевают, развлекают… Чё выдрыгиваться? От добра — добра… как говорят.

В общем привыкнешь, дорогая Милонга и танцевать и ноги раздвигать. Это такая же, как на воле работа, только платят поболе. Вот выйду отсюда — машину сразу куплю…

— Ты выйди сначала, раскатала губу, — усмехнулась Фрейя.

— Ха! Я захочу — так в любое время уйду. Это Спица дважды пролетала. Потому, что глупенькая. А я уйду, когда надо будет…

Тут забежала Спица:

— Девки, щас такое услышала!

— Давай трепись быстрее! – Мимоза собралась было уходить, но из-за Спицы задержалась.

— К Инессе жена твоего еврея приходила. Надменная такая, расфуфыренная старуха – Ализа Модестовна Дафнер.

— Что ей нужно было? – Фрейя слегка покраснела.

— Ой гляди, прямо заволновалась. Интересовалась, чё это её старпёр третий месяц чуть не каждый день сюда ездить стал.

— Ну, а ей то чё? – Мимоза зевнула. – Спать без него спокойнее.

— Она говорит, знакомые да соседи подкалывать начали. У твоего, смеются, седого мерина, роман на восьмом десятке, что ли?

— Она им отвечает: куда ему! Он и так-то еле ходит. На горшок идет в туалет и за стенку держится.

— А они дальше: так может она его за ручку и водит?…

В общем попросила Инессу показать ей фото его куртизанки. Та показала ей снимок Фрейи.

Жена твоего еврея посмотрела на фото – хмыкнула, покачала головой и буркнула:

— Пень старый! Я тебе устрою…

Достала из сумочки запечатанную пачку пятисоток евро и говорит Инессе.

— Может мы с вами договоримся; избавьте меня от этой драной кошки. Не думаю, что она больше стоит…

— Ну что вы, — говорит ей Инесса, — не все так просто. За каждую девушку я несу персональную ответственность перед учредителями. Нужно посоветоваться с ними, подыскать этой девочке другую работу…

— Вот и подыщите, — говорит эта кляча, а я, если надо, добавлю немного…

— Дней через пять, в следующий понедельник позвоните мне. Мы подумаем, что можно для вас сделать.

— Надеюсь информация о нашей встрече останется лишь между нами? – спросила старуха?

— Я тоже на это надеюсь! – ответила ей наша королева.

— Ну вот и ладушки! – и эта кляча захромала на выход.

— Да, Фрейя! – Мимоза усмехнулась. – Отправит теперь королева тебя в сауну в город. Ничего! Там тоже жить можно. Я в этой бане два года батрачила…

— Я тоже, — вздохнула Спица. – Ладно, пойду другим расскажу. – и убежала к девчонкам.

С этого дня разговорчивая Фрейя как-то сразу замкнулась в себе и почти не разговаривала с Леной. Репетиция в тот день прошла удачно, впрочем, как и в пятницу. Инесса была довольна. С Фрейей все эти дни королева держалась подчеркнуто мягко, чуть ли не заботливо. Лене показалось, что тревога, не спадавшая уже третий день с её лица, стала у Нины проходить. Однако в субботу перед самым концертом она как бы невзначай сказала Лене.

— Слушай! Возьми вот это, спрячь и отдай потом моему брату. Он все равно меня искать будет. Здесь мой дневник и эти мелкие безделушки, на память обо мне…

— Да ты что? – возмутилась Лена. – Сама отдашь в городе, когда в сауне будешь…

— Не буду, — сказала Нина. – Не будет никакой сауны для меня…

— Брось ты эти мысли. Кого-кого, а тебя на улицу не выбросят. Спица говорила, что до этого еврея от тебя доход был больше чем от других девчонок.

________



Это был юбилейный вечер. Борделю исполнилось ровно два года со дня его открытия. Клиентов собралось чуть не в два раза больше обычного. Инесса расстаралась на славу. В зал выставили шесть столиков дополнительно. Все столы были изысканно сервированы. Шеф-повар превзошел самого себя. Там были какие-то уму непостижимые салаты и холодные закуски. Только фруктов было больше десятка наименований, не говоря уже о об обилии напитков: от дорогих итальянских и француских вин до Бренди Торрес и Текилы Дон Хулио. Конечно все расходы окупались платными пригласительными. Билет на субботнее торжество стоил 5 500 долларов. Именно в эти пятьсот долларов Инесса оценила стриптиз, как дополнительную услугу, к банкетному угощению и шикарным костюмам куртизанок, а также концерту нескольких известных певцов и двух небольших оркестров: эстрадного и камерного. Два номера стриптиза были особым украшением программы, и были обещаны, что называется, под занавес торжества.

Когда начался парный танец два приятеля: владелец крупного автосалона и директор торгового комплекса в Думиничах, сидевшие за столиком рядом со столом Барина, оглянулись и окликнули того:

— Дружище! Почему ж ты спрятал от нас вон ту девочку. Она ведь пару месяцев назад танцевала здесь и неплохо?

— Эта девчонка провинилась и лишена права выступлений.

— Зато вторая – прямо бесподобна! Какая внешность, а чувственность и пластика! Да у неё техника на мировом уровне! Месяц назад я был на презентации новой модели Шкода Октавиа в Праге, заглянул к ним в К-5 Релакс. Так там и близко нет ничего подобного. Все ж, богата талантами Россия-матушка.

Сольный танец длился 10 минут. За это время смолкли даже самые разговорчивые. Многие из клиентов прекрасно разбирались в стриптизе. И даже те, кто мало что понимали в хореографии не могли оторваться от яркого, красочного зрелища. Огненная страсть танца завораживала и покоряла даже самых равнодушных. Разнообразие движений, то резких как молния, то мягких и страстных, наполненных до предела чувственной эротикой вместе с идеальным природным совершенством всех форм её тела наполняли танец неземной красотой. В самом конце танца, заполненного необычной тишиной, созданной великолепным зрелищем, один из самых нетерпеливых воскликнул:

— Господи! Да это же Богиня!

И тут же вслед ему со всех столов понеслось:

— Богиня! Браво!.. Брависсимо!.. Бесподобно! Потрясающе…Великолепно…

А Лена на миг забыла, где она находится. Её показалось, что все происходит где-то в большом концертном зале перед изысканной публикой подлинных ценителей хореографии. Но только на миг… Она сбежала со сцены и бросилась в свой номер. В глазах у неё вместо радости от успешного выступления стояли слезы жалости и разочарования к себе, да и обиды на весь мир.

Буквально через три минуты к ней зашла довольная, улыбающаяся Инесса:

— Поздравляю! Успех просто ошеломительный. Публика зовет тебя на «бис».

— Инесса Леопольдовна! Я не могу. Очень устала… Нервное напряжение…

— Давай, выйди всего на минутку. Просто поклонись людям, потом уйдешь.

____________

Вечер подходил к концу. Клиенты разошлись. Кто по номерам в поисках реальных эротических ощущений, кто и просто в свой обыденный семейный круг.

Барин с Инессой сидели в кабинете директора. На столе бутылка Мартини Бароло и фрукты. Барин развалился в кресле:

— Ну и сколько мы заработали за этот юбилейный день?

Инесса усмехнулась:

— Чистыми наш доход за сегодня составил 112 000 долларов. Думаю – это неплохо.

— Неплохо. Но подобные вечера нужно устраивать не раз в два года, а хотя бы 1 раз в квартал, а лучше в месяц. Тем более, что отчеты вы заполняете и сдаете нам ежемесячно.

— Хорошо, Альберт Яковлевич! Я подумаю, как нам это все реализовать. А с новенькой этой как быть. Народ интересует её цена. Я сказала, что пока она у нас на карантине. Думаю, аукцион на неё объявить. Там уже целая очередь выстроилась – 14 человек и все готовы кроме основной ставки оплатить и за бронь.

— Да-да! Аукцион – это правильное решение. Не тяни с этим. День-два на подготовку, сообщишь всем и объявляй. Разделишь для начала первый месяц на четыре ставки. Сначала разыграешь первую неделю, потом вторую и так до четвертой. Это подогреет интерес и взвинтит ставки.

— И еще один вопрос, Инна!

— Я вся – внимание?

— Эта самая Фрейя, не образумилась? Ты узнай-ка у неё. Я ведь зла не помню и разрешу ей эти танцы.

— Это срочно?

— До завтра подождет. Сообщишь мне о её решении в конце дня. Ладно, мне пора. В общем позвонишь завтра к вечеру.

Барин уехал. Инесса задумалась. О просьбе еврейки он ничего не знает и не должен узнать, тем более о деньгах. А вдруг эта кукла – Фрейя и правда одумается и согласится ублажать его вновь. Тогда денежки еврейки накроются медным тазом. Пятьдесят тысяч баксов на дороге не валяются. Решение напрашивалось само.

________

Первый раз за последнюю неделю Лена видела Фрейю такой счастливой.

— Я вспомнила свой стриптиз в Бурлес-баре, да и здесь первое время. Очень люблю я танцы, сцену, зрителей. Ради этой сцены я два месяца и клиентов не замечала.

К ним опять забежала Спица:

— Ой, девочки! Ваши танцы – просто улет! Все остальные только ваши выступления и обсуждают. А клиенты – прямо с ума посходили. В очередь выстроились у кабинета Инессы. За два года не помню такого…

— А ты Фрейя вообще сегодня прям помолодела!

— Так мне и так двадцати еще нет… Танцы для меня – все!

Спица хотела уйти, но потом что-то вспомнив обернулась к Нине:

— Так в чем же дело? Я слышала о твоих проблемах с Барином. Тэффи и Сьюзи до тебя с ним бывали. Так ты наберись сил потерпи с этим мазохистом пару-тройку недель. Инесса сразу от тебя отстанет. Барин не даст ей убрать тебя отсюда. Потом, типа, отдых на недельку у этого «садо мазо» выпросишь. Так и останешься с нами. Он и танцы тебе вернет…

Спица убежала. Фрейя встала и подошла к зеркалу.

— Да, синяки и порезы у меня прошли давно. Может и правда потерпеть недельку-другую этого Барина? Как ты думаешь?

— Ну конечно же, Нина, милая! Отказаться всегда успеешь…

— Так я, пожалуй, схожу к Инессе. Черт с ним потерплю, сколько смогу. Я видела, она к себе прошла. Пойду…

_______

Через десять минут Фрейя вернулась.

— Королева пообещала поговорить с Барином завтра на эту тему. Только мне показалось, что она моей просьбе не очень обрадовалась.

На следующий день Инесса зашла к ним сразу после обеда.

— Фрейя, дорогая, Я переговорила с Арнольдом Яковлевичем. К сожалению,

обрадовать тебя не могу. У него теперь другая пассия, и он очень доволен ею. А ты готовься к переезду. Работать будешь в нашей новой точке в другой области.

— Милонга! В ближайшие два дня клиентов у тебя не будет. Однако танцы каждый вечер с 19-00 до 19:30. Стриптиз теперь – ежедневная часть нашей развлекательной программы. Через каждые два дня меняй свою программу. Вся фонотека клуба – в твоем распоряжении, так же как и любой тренажер в зале. По клиентам особо не скучай. Завтра разыграем четыре первых аукциона. С каждым победителем будешь работать в течении недели. Для свиданий подготовим твой номер, как только проводим Фрейю.

Инесса вышла, а Нина сразу же побледнела и отошла к окну. Она вытерла слезы и не поворачиваясь к Лене спросила её:

— Ты помнишь ту мою просьбу к брату?

— Перестань убиваться, Нина, мы еще встретимся, и братик найдет тебя, обязательно.

— Не найдет, Лена. Слишком далеко увезут они меня…

В это время Инесса звонила Барину.

— Арнольд Яковлевич! Я разговаривала с Фрейей по поводу вашего предложения. Эта дурочка — ни в какую! Нет и всё! Что мне с ней делать?

— Мне все равно! Делай теперь с ней, что хочешь. Хоть закопай её…

— Как скажете, Арнольд Яковлевич!

Инесса набрала следующий номер:

— Ализа Модестовна? Это Инесса. Мы проработали ваше предложение и хотим вас обрадовать. Отправляем эту девочку в другую область.

— Послушайте! Я добавлю вам еще десяточку, но только чтобы никаких областей. Мой старый дурень не успокоится, пока не отыщет её или пока некролог о ней не прочитает.

— Ну насчет некролога обещать не могу, а все остальное – я гарантирую.

— Хорошо, я вам верю. Деньги передам сегодня в течении двух часов.

Следующий звонок был Фараону по спутниковой связи.

— Зайди! Ты мне нужен

— Через 15 минут он был в кабинете директора.

Фараон готовил замену дежурному оператору записывающей студии. Крендель пришел к ним с первого дня работы борделя чуть ли не сразу из зоны по рекомендации самого Фараона. Вместе чалились на одной зоне. Судья запросил для него 6 лет за изготовление детской порнографии. Прокурор добавил еще пару лет за её распространение. Следователь так и не смог обнаружить тела мальчишек, что снимали они на видео. Иначе мог бы получить и пожизненное. Последние годы на зоне он проработал оператором. Два года после отсидки – в борделе. И вот, классный специалист по съемкам понадобился серьезному «законнику» из Владимирской области. Скрипачу был звонок со знаменитого «централа». Отказать было никак нельзя. Фараон сперва думал поставить на видеопост Белого. Тот разбирался в технике и часто помогал Кренделю в неполадках с записывающей видеоаппаратурой.

Но потом побоялся остаться без надежного помощника и решил поставить на место Кренделя недавно пришедшего с вневедомственной охраны туповатого, но старательного Ивана Гудкова. Довольный «Гудок», с радостью сменивший лесной пост под дождем и снегом на уютный кабинет с видеокамерами и телевизорами с важностью засел в кресло диспетчера.

— Слушай! – обратилась королева к своему заму, ты же Кренделя еще по зоне помнишь?

— Да, стоящий кореш, вместе баланду хлебали. Предан мне был, как собака. Выручал я его. Он на зоне «на колпаке» сидел. Блатные не любят эти статьи.

— Я не об этом. Поручить ему хочу… Нашу одну, подальше где-нибудь под Муромом или Касимовым положить и присыпать. Справится?

— Ему человека кончить, как два пальца об асфальт. Заплатить надо будет немного…

— Когда он выезжает в Муром?

— Уже сегодня вечером планировал

— Дашь ему две штуки зеленых. Пусть заберет с собой Фрейю и оставит в другой области. Вот деньги, — и отдала заму доллары.

___________

Фрейи на ужине не было. Не пришла она и после ужина.

— Гадина! – подумала Лена об Инессе. – Даже проститься не дала. Попросила Нину задержаться на ужин минут на десять, сама же вывела на улицу и в машину посадила.

Через два дня выяснилось самое страшное. В тот день к ней должен был прийти первый клиент, победивший в аукционе. Она перед ужином занималась одна в тренажерном зале. В зал зашел Барин. В лоскуты пьяный. Лена уже знала его в лицо.

— Готовишь новый танец? Одна? А могли бы на пару вдвоем с этой Фрейей. Дура безмозглая! Два раза звал к себе. И не зашла даже. Инесса говорит: отказалась на отрез. Пусть теперь повъё…т «плечевой» на «семерке». Там этого добра навалом…

— Погодите! Закричала Лена, — Она же к Инессе ходила проситься к вам. Вы что же совсем не в курсе?

— Чего? – заорал пьяный «мазохист». – Я не понял… Инесса, ссука! Ты чё творишь, стерва? – и пошел в сторону её кабинета. Но не дошел и упал замертво. По коридору раздался громкий храп.

Лена схватилась за голову!

— Инесса, сволочь! Какая же ты гадина! Подлая тварь! Убийца!

Потом был ужин. Зашла Инесса.

— У тебя танец через полчаса после ужина. Потом полчаса на подготовку к клиенту. Поздравляю тебя с первой встречей и напоминаю, что клиент забронировал тебя ровно на семь дней. Удачи! И удалилась.

На танец собрались все клиенты этого дня. Ждали Лену. Она танцевала сегодня без настроения. Тем не менее, её отточенная техника и красота тела сделали свое дело. Клиенты были в восторге. Она сразу же убежала к себе после танца. А в след неслись аплодисменты и выкрики:

— Браво! Здорово! Великолепно!

Вместо подготовки к встрече, она все полчаса проплакала, лежа на кровати. Перед глазами стола Нина с той самой радостной улыбкой на лице после их единственного совместного танца. Она так и осталась у неё в памяти с этой улыбкой.

Потом все же встала и успела немного привести себя в порядок. Вскоре пришел клиент, причем далеко не старый и довольно обходительный в обращении. Будучи все еще под впечатлением её танца, оказался в постели не слишком требовательным, не смотря вялость и определенную апатию партнерши. Тем более, что под занавес Лена набралась сил и устроила ему короткий, но очень пластичный Лэп-дэнс на его коленях.

Так закончился её первый день работы с клиентом.

_______

Охрана унесла Барина в свободный номер. Арнольд Яковлевич напивался редко. В тот день он еще думал, а стоит или нет зайти самому к этой дерзкой гордячке Фрейе и пообещать, что будет с ней чуть поласковее. Из четырех акционеров их клуба он провел в зоне 7 лет, больше всех. Остальные отсидели по 3-4 года. Он один из четверых получил свой статус на сходке, имел рекомендации от трех «законников», которым все же «не хило» отстегнул потом. Скрипач, Филин и Тесак просто купили свой статус, как «апельсины» и «лаврушники», получив его на сомнительных сходках «по скайпу». Статус законников все они приобрели несколько лет назад. Организацией и клуба, и борделя занимались в основном Барин и Скрипач. Тесак и Филин лишь выполняли роль спонсоров. Их вклады постоянно, хоть немного, но окупались. Бухгалтер королевы тщательно отслеживал всем акционерам отчисления с прибыли пропорционально их вложениям. Только вот сам размер прибыли определяли лишь Барин со Скрипачем.

За свои 54 года Барин ухитрился прожить без семьи, не делая даже попытки её создания. Однако последние годы одиночество стало его раздражать. Тут как-то неожиданно ему попалась на глаза эта Фрейя. Она чем-то напомнила ему сестру, погибшую двадцать лет назад в автокатастрофе. Это был единственный человек, с кем он просто общался «на воле» и с чьим мнением немного считался. Сестра довольно серьезно относилась к садомазохизму. Читала литературу, ходила в специальный клуб и потихоньку стала обучать брата. К началу своей отсидки у него уже был приличный опыт «садо мазо» в том числе и в клубе, куда он стал захаживать после гибели сестры. Там же в клубе он и встретил яростную приверженку этого вида наслаждений – Томилу. Это была довольно крупная женщина Бальзаковского возраста, умевшая в этом плане все и владевшая искусно всеми прибамбасами. Но в один черный день в эротическом экстазе в ответ на горячие стоны Томилы:

— Давай! Давай! Еще… — он переусердствовал. Мотор Томилы не выдержал высокой нагрузки и отказал на самом интересном месте акта. Её похоронили родственники, доказавшие на суде, что Барин имел садистские наклонности, а значит избивал партнершу, ожидая с её стороны конкретных последствий. Прокурор просил восемь лет. Судья год сбавил. Семь лет от звонка до звонка без надежды на УДО оттрубил он на зоне.

До встречи с Фрейей женщинами он интересовался лишь на один акт. Это были в основном одноклубницы. А к этой девочке его потянуло прямо на следующий день. Это казалось ему странным и било по самолюбию. Но потом он решил считать тягу к ней чем-то вроде болезни. На этом успокоился. И все последнее время пытался как бы излечиться от этой тяги особо жестко издеваясь над девочкой. Не помогало. С её отказом от встреч с ним стало еще хуже. Когда же Фрейя отказала ему во второй раз через Инессу, непьющий Барин просто запил.

________

С похмелья он никогда особо не мучился. А тут что-то сдавило сердце и впервые резко укусила тоска. Выпив стакан воды, Барин шагнул в кабинет королевы.

— Ты чё натворила? Где эта девка?

— Какая?

— А то не знаешь? Фрейя, кажется.

— Мы отправили её…

— Зачем?

— Арнольд Яковлевич, вы же сами сказали, что она вас больше не интересует.

— Когда и с кем?

— Крендель увез четыре часа назад.

Барин достал телефон. Номер Кренделя уже давно был в записной книжке мобильника.

— Крендель! Ты где ползешь? Узнал?

— Да Барин! Докладаю: верст триста с гаком отмахал, на семерку выехал.

— Девка с тобой?

— Пока да!

— Поворачивай и вези её назад!

— Дык она уже того, ласты склеила…

— Не понял…

— Я сначала хотел её грохнуть, как и велела королева, у себя под Касимовым, да она всю дорогу выла, давила на психику, Я и не выдержал…

— Понятно… вали дальше… Инесса! Ну ты и стерва безжалостная…

— Вы же сами велели закопать её!

— Инна! Если бы не твоя рекомендация сверху, я б тебя сейчас…

— Странный вы человек, Арнольд Яковлевич! То вам плевать на неё, то вот понадобилась теперь.

Барин подошел к её шкафу, достал бутылку коньяка, глотнул, не отрываясь почти полбутылки, бросил её на пол и ушел. В коридоре раздался его рык:

— Фараон! Водителя мне, живо!.. Куда, куда… В Калугу!

__________

Снег за окном незаметно оседал и покрывался грязевой коркой. И хотя ярких солнечных дней еще не было, а ночью было минус семь-десять градусов днем становилось теплее и даже светлее. Природа как бы приглашала весну, и та робко и неуверенно делала навстречу лишь первые шаги.

Лена смотрела в окно и чувствовала, как тихо-тихо уступает солнцу и теплу эта самая черная зима в её жизни. Может этой весной что-то изменится? Может и её черная полоса отступит? Хотя что может измениться? И кто будет пытаться изменить что-то в её жизни. Никто, кроме её самой. А что она может изменить? Ничего!

Вторую неделю, как танцевать она стала через день. Да и клиентов лично у неё что-то поубавилось. Все два зимних месяца нового года её выкупали на аукционах. Две недели назад на аукцион пришли лишь два покупателя. А на последнем уже не было никого. Хотя «одноразовые», как их называла королева, были каждый день. Последнее время это были пожилые, задерганные и уставшие на работе бизнесмены и, похоже, точно такие же крутые служащие. Деньги девать им было просто не куда. Инесса постоянно лебезила перед ними, усердно расхваливая Лену.

Но сексом из них, по-настоящему, заняться пытались лишь некоторые. В основном просили приватные танцы. А совсем пожилые, кому под семьдесят либо вовсе чудили, либо оказывались просто извращенцами.

У неё не было подруг среди других девчонок. Лена не приходила к ним, но многие забегали к ней просто поболтать на три-пять минут, с мелкими для отвода глаз просьбами. Чаще других приходила Спица, со свежими, только ей известными новостями. Где она их узнавала – непонятно.

Как-то к ней зашла самая опытная девушка. Пальмира была в клубе четвертый год, практически с самого его основания. Она спросила у Лены цветных ниток. Лена показала ей все, что у нее было, точнее то, что осталось от Нины. Пальмира выбрала две катушечки и вздохнула:

— Фрейя у нас вообще была мастерица, подшить, подрубить, скроить. Все умела девка… У Лены опять перед глазами встало лицо Нины. Навернулись слезы. Говорить о ней не хотелось.

В это время забежала Спица.

— И по чем последние новости? – сразу спросила Пальмира.

— Гудок у Фараона на повышение пошел. Вместо Кренделя теперь в аппаратной сидит.

— Это тот, что вечный постовой в лесу?

— Ты его теперь не узнаешь. Такой видок на себя напустил! Щеки раздул. На пьяной козе не подъедешь. А как был пенек тупорылый, так и остался.

— Был пенек, стал пень! – Пальмира потянулась и хотела уйти. Но Спица убежала к девчонкам первая.

— Откуда она все знает? – спросила в след Пальмире Лена, как бы про себя.

Пальмира услышала, обернулась:

— Да ты у нас типа Фрейи, новенькая, потому и не знаешь. Роман у неё с Белым и уж давненько. Он её даже замуж звал.

— А она не согласилась?

— Вот, когда сбегу отсюда, сказала, найдешь меня и позовешь. Тогда выйду за тебя. Дурочка, что ж тут скажешь? А Белый к Инессе ходил за разрешением жениться на Спице.

— И что королева?

— Выкупай сказала и женись. Двадцать штук зелеными. Спица говорит, копить стал. Каждый месяц по двести долларов откладывает. Лет за десять накопит… Ладно, пойду я. Ты забегай к нам! Скучно одной-то! Все время быстрей пройдет…

________

Через пару недель март развернулся в полную силу. Снег наполовину растаял. Кругом выросли большие проталины. С берез капал сок.

Королева предупредила Лену со вчерашнего дня, что тот же самый крутой бизнесмен будет и сегодня. Но он не пришел. Позвонил и сказал, что не сможет.

Инесса, как всегда объяснила ему, что деньги за бронь не возвращаются и не переносятся. Значит, сообщила она Лене, ей удался свободный вечер.

Чуть позже к ней после клиента пришла Спица и позвала её в бассейн.

— Пошли перед сном побултыхаемся. Потом чаю напьемся и спать. Я тут вареньем клубничным разжилась. Принес один.

— Белый что ли? – спросила Лена, ища казенный купальник.

— От! Ну, ничего не скроешь от народа! – вспыхнула Спица. – И ты уже знаешь…

— Пальмира сказала.

В бассейне никого из девчонок не было. Накупавшись вдоволь девочки обтерлись и присели у бассейна в шезлонги.

Спица задумчиво протянула:

— Он ведь и правда меня любит. Я не верила сначала. А потом, когда меня поймали после второго побега, Фараон бить начал. Белый подскочил, закрыл меня собой и тихо так сказал ему:

— Еще раз подымешь руку на неё – убью!

Больше Фараон меня не трогал. Пошли чай пить.

Варенье и правда оказалось очень вкусным. Выпив по две чашки, они снова разговорились.

— А у тебя был кто-нибудь на воле?

— Был, — сказала Лена и вздохнула.

— И что же, тебя поймали, похитили… А он заяву, наверное, накатал в полицию. Ищут, видать тебя, менты. Может сам ищет. Да?

— Тот, кто был не ищет. Вот если только, тот который не был?

— А у тебя их сколько всего было?

— Был один и не был один. Значит два.

— Ну ты даешь! Давай колись. Рассказывай…

И Лена рассказала ей всё-всё. Всё что помнила и что бы хотела помнить. Как встретила Романа, как полюбила его. Про свадьбу и про побег из ЗАГСа. А когда стала рассказывать про встречу в автобусе с Дмитрием, про его отъезд в Китай, что помог ей бросить этого человека, просто разрыдалась. Закончила свой рассказ яркими словами:

— Одного переоценила, а того, которому просто цены нет, не смогла понять. Дура я в общем! Тварь неблагодарная…

— Да-а! Протянула Спица. Тварь – это твой первый. Ты просто еще жизни не знаешь. Этот второй наверняка ищет тебя. С твоих слов вижу, что он не просто влюбился в тебя…

Они немного помолчали, думая каждый о своем.

— Лен! – тихо сказала Спица. Ты не зови меня больше Спица. Ладно? Я Зоя, просто Зойка.

— Ладно, Зоя! – ответила ей Лена.

— Вот растает снег, и я сбегу отсюда. Если поймают в этот раз – убьют меня, королева пообещала. Она слово свое держит. И я хочу, чтобы ты вспоминала про Зойку, а не про Спицу.

Апрель пролетел, как-то быстро. Клиенты у Лены в основном менялись или постоянно, или через день. Раньше она думала, что действительно станет незаметно привыкать к этой работе. Но время от времени ей становилось просто страшно. Неужели так и будет вечно? Наглые и развязные бизнесмены, старые, еле живые извращенцы-олигархи вызывали все большее отвращение. Она уже не замечала их лица, только тени вместо головы. Немножко оживала только в танце. А тут еще с конца апреля совсем перестала приходить Спица. Раза два Лена приходила к девчонкам вечером. Но разговор с ними как-то не клеился.

Майские праздники в борделе не отмечали. Правда на 1 и 9 мая к ней все-таки забегала Спица. Оказывается, Инесса разрешила ей в знак особого расположения встречаться с клиентами лишь через день. Поэтому она все свободное время проводила у Белого. А на 9 мая она зашла опять не надолго и как-то вскользь обронила, что поругалась со своим охранником и целую неделю ночевала в номере с девчонками. Еще через неделю они узнали, что Спица опять сбежала.

Инесса была в страшном гневе.

— Я этой дряни разрешила через день отдых от клиентов. Пактически они ведь уже с Белым жили вместе. Так эта тварь неблагодарная и с хахалем своим разругалась, и удрала в третий раз. А ведь я её предупреждала, что это будет её последний побег.

— На второй день её задержали в Калугементы, в поезде, без документов. Один ответственный работник прокуратуры случайно увидел её в полиции в обезьяннике. Сразу же позвонил Инессе. Приехавшие на вызов Фараон с Цезарем увезли девчонку прямо из кабинета. В этот раз Спице досталось. Она лишь смогла сберечь лицо. Когда её привезли в бордель все руки и ноги были в синяках и кровоподтеках, ребра нестерпимо ныли.

Инесса произнесла Спице короткую напутственную речь. При этом отвела Фараона в сторону и тихо сказала ему. Повезешь её не с Цезарем, а с Белым. Скажешь, чтобы грохнул девчонку лично он. Откажется – завалишь обоих голубков вместе. Понятно? И это, подальше отвези, что б не в нашем районе…

— Не волнуйтесь, Инесса Леопольдовна. Белый не дурак. Жизнью он дорожит. Да и работу свою все же любит. Так что будет все окей!

Лена провожала Спицу вместе со всеми девчонками. Конечно, они знали, что Зою везут в последний путь. Она была не первой и наверняка окажется не последней в этом черном списке. Лена стояла немного в стороне от других. Слезы текли и текли. Но плакала она молча. Потому что вдруг поняла, что никогда не сможет вот так, как они чуть ли не осуждающе смотреть на свою подругу. А значит и жить так она вряд ли сможет. А зачем же тогда вообще жить? Ответа не было…

_____________

На утро следующего дня произошло что-то вовсе непонятное. Прямо перед завтраком на дежурной машине привезли Белого и Спицу. Фараона с ними не было. Белого с огромным фонарем на лице почти вынесли из машины. Спица тоже еще двигалась с трудом, но сама, без помощи. Целый час они сидели у

Инессы в кабинете. Потом Белого с трудом увели в его комнату. К больному сразу же отправился штатный врач, который постоянно занимался осмотрами и анализами персонала. Спицу Инесса отпустила к нему, как сиделку. Все, кто видели Зойку, вздохнули с облегчением. Значит приняла её королева, простила все же.

— Может быть и ей не чуждо что-то человеческое подумала Лена.

_____________

Инесса осталась одна. Впервые в жизни она поняла, кем был для неё Фараон. Она доверяла ему полностью, всегда была в нем уверена. Уверена в том, что он найдет выход из сложной ситуации. В общем была за Фараоном, как за каменной стеной. Именно эта стена делала её в борделе не просто сильной, но и могущественной королевой. И вот этой стены не стало. Она не только растерялась, но и просто испугалась. Испугалась того, что те же Барин и Скрипач увидят в ней без Фараона не просто женщину, а беспомощную бабу. Потом ей стало жарко. Она расстегнула верхнюю пуговицу нижней кофточки, наткнулась на цепочку, а ниже нащупала на ней ключ.

— Слава Богу! Он у неё еще есть! Ключ, который никому и никогда не отдаст. И если только она почувствует беду из её кабинета есть потайная лестница в подвал прямо к стене где для этого ключа давно приготовлена замочная скважина. А там… пропади все пропадом: все эти Скрипачи, Филины, Тесаки, смотрящие и несмотрящие. Кому надо – разберутся на том свете.

К ней снова вернулась уверенность.

— Так! Кого вместо Фараона. Может быть даже и временно. Раньше она думала про Белого. Но после побега этой Спицы что-то заставило её сильно сомневаться в Белом. Из десяти оставшихся кроме Белого охранников подходит, пожалуй, лишь Цезарь. Да, Фараон не очень любил Цезаря. Он как-то больше тяготел к Белому. Но Цезаря всегда без колебаний брал с собой на дело.

А Белый – посмотрим, оклемается – потом. Да и Спица – тоже. Вот почему она стала сомневаться в Белом. Причина – их связь со Спицей. Эта чертова непокорная девка и вдруг сама пришла?! И говорит много чего поняла. Поняла, что не нужна там никому. Может быть поняла, а если нет? Если они с Белым затеяли какую-то игру? Нет Белый действительно чуть живой. Врач отметил сильнейшее сотрясенье мозга и частичную амнезию. Такое сам с собой не совершишь.

Она вызвала Цезаря.

— Слава! Я тут подумала и решила доверить тебе, пока на время, заменить Фараона. Как ты, справишься?

— В плане охраны Инесса Леопольдовна проблем не будет. Фараон всегда на меня полагался. А вот в сложных ситуациях обращался больше к Белому.

— Да знаю я всё! Но ты же видишь, Белый болен.

— Не только вижу. Врач сказал мне, что пролежит он минимум неделю, если не будет осложнений.

— Ладно! Значит так, принимай команду на себя. Фараона увезти подальше в лес и закопать. Ему теперь все равно. Не осталось у него никого в этом мире. Далее. Охране — усилить бдительность. Если нужно делайте смены чаще. Здесь, чтоб полный контроль за режимом девчонок. Особый участок — аппаратная видеозаписи и наблюдения. Возьмешь под личный контроль. Проверить все записывающие устройства. Участок вокруг всей базы – усилить дополнительными камерами. Выходы на улицу и на лестницу на второй этаж – тоже повесить камеры. Доклады, в том числе и по результатам наблюдений – ежедневно, утром и вечером. Всё! Иди работать!

— Есть, Инесса Леопольдовна!

И Цезарь тут же ушел.

— Как он умеет мгновенно исчезать! – с одобрением хмыкнула королева. – Все пока под контролем. Значит мои королевские полномочия при мне. Все останется по-прежнему. Спи спокойно, Фараон! И царствие тебе небесное.

________

Последние два дня на неё прямо навалилась какая-то жгучая тоска. Причиной была не просто безысходность в будущем, но и полное одиночество. За весь следующий день вернувшаяся Спица, чудесным образом избежавшая наказания, так ни разу и не пришла. Белый не вылезал из своей комнаты. В общем единственным двум людям, к которым она испытывала симпатию, было не до неё.

Её терпение подошло к концу. И она решила:

— Дождусь клиента, уплатившего за меня хотя бы за пару дней вперед и сразу сделаю им всем подарок. В тумбочке уже несколько дней лежали заготовленные веревка и кусок мыла, украденные у уборщицы. Боясь гнева куртизанок тумбочки и ящики туалетных столиков уборщицы не открывали.

Но уже на второй день после возвращения Спицы и Белого её после завтрака вызвала к себе королева.

_________

Инесса показала Лене глазами на стул возле себя, продолжая возится с бумагами. Наконец, она закончила корректировать платежную ведомость по зарплате всему персоналу и взглянула на Лену:

— Ну вот, моя дорогая! Жизнь улыбнулась, наконец, и для тебя. Из северных золотых приисков к нам приехал богатый, как Крез, клиент. И сразу же положил глаз на твое фото. На остальные дажесмотреть не стал. Он тут же наличными уплатил за твою бронь на месяц вперед — двадцать тысяч зелеными плюс пятьсот баксов за первый день свидания. Разумеется, я предупредила его, что в случае пропуска встречи с тобой денежки обратно не возвращаются. Не перевелись еще богатые мужики на Руси. И это радует! Но твою хореографию я не отменяю. Танцы продолжишь, как всегда — три раза в неделю. Можешь идти готовиться . Познакомишься с ним сегодня же, минут через сорок.

Богатый мужик! Какая разница? Ей было уже давно наплевать, кто клиент. Она ждала именно такого момента. Лена молча встала и вышла из кабинета королевы.

— Наконец-то! Вот он этот день. Последний день этой черной, ужасной жизни. Только там на небе можно будет обрести свободу от всего опостылевшего ей окружения и от всех его обитателей.

Она зашла в свой номер. Дверь открывалась внутрь комнаты. На всякий случай нужно её чем-то подпереть. Она с трудом подтащила вплотную к двери двухместную кровать. Потом шкаф с верхней одеждой. Лена достала из тумбочки мыло и веревку. Перед тем, как встать на стул она тщательно намылила конец веревки, там, где будет петля. Потом встала на стул, дотянулась до прутьев железной вентилляционной решетки и продела сквозь прутья веревку. Потом сделала петлю на скользком от мыла конце и накинула её на шею. Там в коридоре, когда кто-то входил в него с лестницы громко и противно щелкал шарик на щеколде замка. Она стала ждать этого сигнала. В голове снова неслись воспоминания: школа, танцы, хореография, экзамены, встреча с Романом, несостоявшаяся свадьба, побег из ЗАГСа, потом встреча в автобусе… Взгляд её словно в последний раз задержался на вешалке у двери. Там с зимы висела её курточка и… Да, и тот самый шарфик. Тот самый… Тут её мысли прервал металлический звук щеколды открываемой в коридоре двери. Она вздохнула полной грудью и сделала последний шаг…

________

Я мчался бегом по лестнице. Чуть не снес дверь в коридор к ней. Пока бежал по коридору, услыхал громкий стук у неё за дверью чего-то упавшего на пол. Я тихо постучал в дверь. Никто не ответил. Тревога сдавила сердце. Там что-то случилось..Там, у неё за дверью… На лбу выступил холодный пот. Ноги дрожали. Я собрал последние силы и с трех метров коридора попытался всей тяжестью своего тела протаранить дверь. Мне удалось отодвинуть кровать и свалить на бок шкаф, подпиравшие дверь. Я кинулся в комнату. Её тело висело на веревке. Бросился к ней, приподнял её одной рукой. Второй рукой ослабил и снял петлю с шеи. Она не дышала. Я положил на кровать её неподвижное тело и стал делать ей искусственное дыхание. Сначала она чуть вздохнула, потом приоткрыла глаза, раскрывая их все шире и шире. Наконец, я услышал её тихий шепот:

— Это ты? Значит я уже в раю: Слава Богу!

— Лежи молча, милая! Тебе нельзя говорить! Категорически нельзя… Ты понимаешь?

Слезы, покатившиеся из её глаз, лучше всяких слов сказали мне, что она знала про записывающую аппаратуру, установленную во всех номерах. В это время в номер вбежала запыхавшаяся от быстрого бега Спица.

— У вас полчаса времени для открытого разговора. Белый повредил провод звукозаписи. Полчаса не больше! — и убежала прочь…

_________

Лена.
Книга 3.


У каждого свой крест…




Небо на всех одно, небеса у всех разные…

Пролог:

Он долго не брал трубку телефона. Время было 07:30 утра.

— Спит еще наверняка, — подумала Инесса, но вызов не сбросила. Наконец, раздался сонный голос.

— Алло!

— Коленька, сынок! Слушай меня внимательно. Немедленно одевайся и собирайся в дорогу. Дело очень и очень серьезное. Через час к тебе подъедет от меня человек и передаст тебе папку с документами. Там для тебя сделан новый паспорт. На это имя оформлен и загранпаспорт. Будешь жить на Кипре. В РФ-ию — не возвращайся, даже если будут просить и предлагать деньги. В папке лежит выкупленный билет из Москвы до Никосии на завтра на чартерный рейс в 20:15 вечера. Мой человек передаст тебе карту ВТБ- банка. На ней один миллион деревянных. На дорогу до Москвы хватит. Там же в папке документы на открытие банковского счета в RCB Bank Ltd на твое имя. Там денег тебе хватит до глубокой старости…

— Мама, а ты? Ты приедешь ко мне позже?

— Нет сынок! Я останусь здесь. У каждого — свой крест. Прощай! Люблю тебя… — и отключила связь.

____________

Лицо Белого кое-как прояснилось у меня в глазах. Потом узнал стоящую рядом Спицу:

— Дмитрий! Ты как? К тебе пустили только на второй день. У нас со Спицей раны не тяжелые. У меня задето плечо и на лбу царапина. У Спицы голень. Через три-четыре дня выпишут. Будем у меня дома долечиваться. У тебя все сложнее. Тебя привезли с ранением грудной клетки. Пуля застряла рядом с верхушкой легкого. Экстренная операция была сделана еще вчера вовремя и потому прошла удачно. Пулю извлекли. Сказали, теперь пойдешь на поправку.

— Лена! Что с Леной? – шептал я как в бреду. – А девчонки?

Спица рассказывала быстро, словно боялась, что я отключусь прежде времени:

— Вот он, — показала на Белого. — Спас всех девчонок. Успел вывести их аж за ворота борделя и помчался в аппаратную за видеоматериалами. Там вырубил Гудка и забрал все двадцать дисков с порно записями всех этих проклятых вампиров.

Потом бросился на улицу помогать Владу отстреливаться от оставшихся охранников. А недобитый Гудок прежде, чем сдохнуть, дважды выстрелил в него: один раз в плечо, второй в голову. Белый крови много потерял.

— А Лена, где? Жива? С девчонками?

— Дима! Только спокойно, выслушай! Не волнуйся! Что с Леной, мы толком не знаем. Инесса держала нас с ней возле себя в кабинете на мушке пистолета, как заложниц. Потом подошла к потайной лестнице и задом стала спускаться по ней, сделав нам знак пистолетом идти за ней следом:

— Не дергайтесь и продлите свои бестолковые жизни еще минут на десять — пятнадцать. Вы сдохнете здесь вместе со мной под обломками моего борделя.

Мы попытались спуститься за ней следом. Но лестница была слишком узкой.

В какой-то момент Лена оказалась между мной и бывшей королевой, закрыв меня от выстрела пистолета. Я быстро рванула назад и выскочила с лестницы в кабинет. Инесса расхохоталась:

— Не успеешь выйти! Я закрыла кабинет на ключ.

Она подошла к стене подвала. Там оказался стальной люк с наборным замком…В это время Влад добрался до двери кабинета. Дверь была закрыта:

— Держитесь девочки! Я сейчас! — крикнул он и страшным усилием просто выбил дверь внутрь кабинета, но не удержался и упал на пол вместе с дверью.

— Зойка, Беги, вон, на улицу! – заорал он, увидев меня.

— Там Лена! – показала я на спуск в подвал и бросилась к выходу.

Сквозь щель между лестницей и подвальным люком он увидел, как Инесса сорвала с шеи ключ…Еще он заметил, что лестница сварена из двух мощных железнодорожных рельсов, а ступени из толстого металла.

— Лена! — Закричал Влад – лезь под лестницу, она выдержит! А сам выпрыгнул в окно, успев заметить, как Лена согнулась и юркнула под мощный навес.

В это время Инесса повернула ключ взрывателя. Грянуд оглушительный взрыв. Земля под ногами затряслась. Стена огня вместе с обломками кирпича и бетона закрыли небо.

________

Дальше продолжил Белый.

— Влада накрыло обломками, но он оказался живучий. Через несколько минут приехали менты и спасатели. Старший МЧС-ник, как увидел его, так сразу рявкнул:

— Мужики! Это мой бывший боец из разведдозора. Я с ним в Сирии воевал. Классный парень…Живо в машину его и в военный госпиталь. Скажете врачам — я велел. Документы на него я им все потом привезу…

Тебя в это время скорая уже подвозила к больнице… Нас со Спицей привезли следом за тобой на другой машине.

Завал второй день разбирают. Где могут вручную…Скорая там дежурит…Постоянно…

_______

У меня хватило сил спросить:

— Значит Лена все еще под завалом? Жива или нет? Господи?

________

­



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Триллер
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 16
Свидетельство о публикации: №1221030485617
@ Copyright: Александр Кузнецов, 30.10.2022г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1