Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Вдвоём с Бимом в таёжной глуши


Вдвоём с Бимом в таёжной глуши
­­Фото автора.

На фотоснимке. С Бимом в тайге Крайнего Севера Западной Сибири, 2010 год.

Вдвоём с Бимом в таёжной глуши

Воскресенье, 21 ноября 2021 г. Перечитываю свои рукописи – таёжные дневники, набираю текст на компе и вспыхивает болезненная тоска по Биму.

Вспоминается как мы с ним тогда осневали. – Как только выжили?.. - В какие только экстремальные ситуации не попадали! Рассказать кому, - не поверят и не далеко не каждый поймёт. В те годы не было мобильных телефонов, в лес уходила на недели, месяц; никто не знал, где нахожусь, когда вернусь и жива ли?.. А тогда мужичьё банально бросило меня в тайге одну, точнее двоих – с Бимкой, и сбежало в тепло, в безопасность, к водке и к бабам. Ни один не вспомнил, не подумал о нас – есть ли продукты? Есть ли дрова? Когда и как выйду в село?.. – В панике сматываясь, поручили ещё и канистры вытащить, что где-то внизу, за километры немалые; на реке шугающей, бросили, спасаясь.

Пришлось и лодочные моторы самой за них вешать, что побросали, убегая, перепуганные внезапно грянувшим морозом. – Хорошо, что хоть горнячку на берег вытащили… - Дико! Сейчас, спустя годы, до сих пор понять не могу: как такое возможно?..

Прошло 16-ть лет! Ощущаю лишь вину перед Бимом, за то, что мало его понимала и мало жалела. - Жалеть не приходилось ни себя, ни пса, приходилось выживать в условиях глухой безлюдной северной тайги, дикого капиталистического рынка, что сменил Союз братских республик, - развалившийся СССР, разваливающиеся семьи, уничтоженные заводы, уничтоженные отрасли – геологию, армию. - Рушилось всё прежнее, привычное, доброе, человечное. На первый план выходила коррупция, ложь, пьянство, даже семьи обесценивались, вталкивался прозападный разврат; разваливалась исторически самобытная русская культура; русский язык запестрел английским сленгом. Модно стало с телеэкранов говорить на русском с английским привкусом, якобы отвыкли от родного и постоянно прозябают в загранке... Полагаться приходилось лишь на себя и на двортерьерского лаечного пса, да на тайгу - кормилицу.

Поэтому с Бимом вдвоём месяц жили в полсотни километров от ближайшего человеческого поселения; отрезанные горными шугующими реками, охотились, ягоды собирали, рыбачили, делали запасы на зиму для семьи, питались тем, что сами добыли. - Не описать словами как! Не забыть, как здоровые мужики – профессиональные геологи - полевики, убегали спасаясь, и даже не оглянулись!.. Смотрела на их бегство молча, с печалью, рождающейся неприязнью и одновременно с прощением. - Не каждому дано бросаться со связкой гранат под танки – героизм и трусость всегда ходят бок о бок.

Надеяться с той секунды могла только на молодого неопытного пса, на Бога, духов леса, Ангелов. Поэтому и рыбачили, охотились, собирали ягоды, лекарственные травы на пропитания себе и семье и… – выжили! - Вышли из тайги сильными, окрепшими. Охота, рыбалка бывают разной, - наша не для развлечения…

А в записях читаю:

- Сегодня 6 октября 2006 года. Тепло: от минус двух до плюс одного днём. Подсыпает с ночи снег. Пасмурно. Облачно. Днём всё ещё идёт снег. Стоит морось. Река почти без шуги. Забереги уже не тают. Занимаюсь хозяйственными делами. Они постоянно копятся. Воду беру в луже, прорубая прорубь во льду. Хожу на прорубь за водой с топором. Таскаю сухостой, перерубаю, готовлю дрова на несколько дней. Охотясь, прихожу уставшей, по темноте, не всегда удаётся подновлять запасы топлива.

Ночью мимо избы кто-то пробежал. Слышала топот, возможно, - олени или - лоси. Крепко ударила правый глаз. Теперь болит. Необходимо впредь быть осторожней. Только без травм- ушибов, растяжений, переломов, надломов и боли в тайге никогда не обходится, как ни осторожничай.

Весь день на ногах, а сдвигов в делах не видно - круговерть: дрова, вода, коптильня, посуда, ягоды, рыбалка. Рыбу подсаливаю и подкапчиваю, чтоб не пропала, в прозапас, да и копчёнка вкусна! И так - по кругу, не присесть. В обед села передохнуть на минутку и тут же соскочила, и опять… - с крыши снег таю; собираю капающую воду – талую, - в чашки, кастрюли, миски. Вода – мягкая!.. – запасаюсь, чтоб не тратить время и силы завтра, послезавтра. - С реки лёд носить тяжело и далеко. На ведро воды уходит минимум час и два километра с горы и в гору, а там лёд необходимо ещё нарубить топором. Топор тоже вЕсит…Да ружьё висит… - без ружья никак! – Вдруг медведь наглый не уступит дорогу… или… - утка (наш обед!) плавает припозднившаяся…

Бимка наловчился «рыбачить» и ходить на водопой на реку. Пьёт из реки по утрам и вечерам. Засекла как-то «на месте преступления – воровства» чужой рыбы. Мужики приезжие оставили рыбу на земле, под тентом, кучей у реки.

Попавшийся на краже Бимуля изобразил невинную морду. Типа: «Ах!.. - Что за встреча! Я тут случайно проходил мимо… - Хитрит! Словно встреча на Эльбе! - столько радости, что хозяйка рядом очутилась, как будто минутой назад и не виделись! - Ох, и плут! Засекла, заподозрила вчера. Только не могла поймать в момент хытничества. Заприметила тропочку в снегу к тенту. Бим, сообразив, прекрасно понимая, что я заругаюсь, скрытно ходил к рыбной куче по одной тропке; носом приподнимал брезент и подцепив аккуратно рыбку за хвост, вытаскивал. Брезент ложился на прежнее место, а пёл уходил по тропе с рыбкой и подальше, чтоб не заподозрил никто, ел. Не узнала, если б пёс ежеутренне не повадился ходить на реку, а выдала утоптанная узенькая тропинка из собачьих следов. Бимка и следил умело, так, что не узнаешь по следу когда и куда ходит. – Ох и ума палата!..

7 октября. Солнечно. Луна восходит после восьми вечера на востоке. Утром заморозок минус три градуса. Днём стоит плюсовая температура. Снег подтаял, но не везде. Весь день стая за стаей летят с севера на юг лебеди. Один клин летел очень высоко и необычно большой. Прилетела ко мне, к избе, утром синичка малая, давно таких не вИдывала.

Приехали Васька с Анрюхой – экспедиционные водилы, - за рыбой. Они приезжали, неводили, и оставили под горой, чтоб мы «караулили», а сами уплыли ещё до сплошной шуги, а теперь приехали на тягаче забрать. Рыба ещё идёт вверх. – На той стороне неводили, жгли костёр. Ко мне в избу не поднимались, не поинтересовались: «Жива ли?!..».

По кружке собираю ягоды. Птица не вылезла. Бимка расстроился сильно: «с рыбалкой» – облом! Очень разочарован приездом чужаков. По этому поводу впал в настоящую депрессию и до ночи переживал, грустил, что рыбу погрузили на ГТТ и увезли, - всю! Ни рыбки не оставили! Мужичьё не поинтересовалось, - может, меня до села подкинуть?! Не спросили, - есть ли у меня еда? Не болею ли?..

Могли и рыбы оставить, продуктов привезти. Всё же на своём горбу заношу за пятьдесят километров!.. - Таково мужичьё хвалёное! – Хоть бы хлеба булку привезли!.. – выгребли рыбу и сбежали. А ещё… - вместе совсем недавно работали…
Бедный мой пёс! - возмущается, переживает, сильнее меня обижен на человечье «крепкое, надёжное» мужицкое племя, но ничего не поделаешь. Бимка думал, что всё рыбное богатство - наше, и сторожил честно, от медведей каждую ночь оберегал, рискуя собой, - гонял, не спал. Если б не мы, не Бим - медведи за ночь растащили б всю рыбу, - съели, не подавились. – Хоть бы кто спасибо сказал! – где там!..

Весь день как могу, успокаиваю пса, а самой тошно на душе – гадко до рвоты! До брезгливости. Противно! Бим совсем впал в депрессию, лежит, никуда не бегает, радость сошла с морды, хвост- поленом, глаза печальные. Он считал, что всё наше, и нам не страшно жить! Продуктов много! На зиму хватит без забот, оттого и охранял, зная, что – наше, своё. Днями и ночами не спал… А теперь – пусто! Всё не медведи, а люди украли! Ограбили. Еду сгребли в мешки и укатили.
Зато теперь у нас – свобода! Не надо сутками от медведей чужое добро караулить, по ночам вставать, стучать, костёр ночь жечь, таская дрова. – Вот нелюди!.. – с…и! - Хоть бы для виду предложили! Я бы, отказалась… - пожадничали! Но Бог с вами! Каждому воздастся по делам. Кое как успокоила пса только к ночи. Сама тоже осмотрела запасы, - с голоду не помрём, если медведь не нагрянет и также борзо не ограбит, пока днём охотимся, уходя с избы.

Пошли на реку. А Бимка, - умница! Заныкал всё-таки парочку крупных рыбин под корень, закопал и ещё пару рыбок подальше в корчь, да так, что ни норка, ни соболь не утащили. - Молодчина! Ни на кого не понадеялся, кроме как на себя! Он родился ничейным, под чужой баней, голодал, пока не взяла себе, оттого и обучен жизни. Не стала отбирать – пусть ест! Бимка жадно съел всё, не надеясь больше, что не украдут, успокоился немного и побежал вперёд попить чистой водички из горной чистой реки. – Выживем, Бим! – сами с лапами, когтями, ушами и хвостами! И клыки ещё целы!- не надломлены, научились и скалится.

Ключевые слова:
Охота, тайга, север, лайка, река, Бим, собака, Тулпаремшан, Югра, Западная Сибирь, ХМАО-Югра, лес, рыба, рыбалка, ледостав, геология, шуга, ГТТ, мужичьё, медведь, жизнь, выживание, экстрим, пёс, ягоды, брусника, птица, изба, лебеди, зимовье, стаи, утки, солнце, луна, мороз, погода, облака, таёжная жизнь, СССР, капитализм, Зауралье.

Анонс.
Жизнь в тайге севера югорской Сибири вдвоём с Бимом.



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Ключевые слова: Охота, тайга, север, лайка, река, Бим, собака, Тулпаремшан, Югра, Западная Сибирь, ХМАО-Югра, лес, рыба, рыбалка, ледостав, геология, шуга, ГТТ, м,
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 24
Свидетельство о публикации: №1221027485282
@ Copyright: Татьяна Немшанова, 27.10.2022г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1