Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна". Глава 18


Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна". Глава 18
­Название: Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна"
Автор: Песегов Вадим Сергеевич
Категория/Рейтинг: NC +17
Жанр: Любовный роман/Эротическая проза
Статус: В процессе написания
Аннотация:
В третей части романа — «Искушению страстью», рассказывается продолжение истории главного хирурга, заведующего кардиологическим отделением диагностики. Новые события и интриги в деревне, еще более естественней закрутка сюжетной линии, по которой главный герой будет разгадывать искушение страстью к головоломках. Герой соберёт новую команду врачей, под своим руководством будет проводить сложнейшие операциях на сердце, его отделов и сосудов. По мере всего прочего будет развиваться и основная сюжетная линия романа и разные интригующие события в которые будет попадать главный герой.
От автора:
Роман содержит откровенное писание эротических сцен. Нецензурную лексику и описание грязных порнографических сцен. В общем кто не читал первые две части до конца, тому не понять сюжет третей части огромного романа.

Глава 18

Направляясь по коридору больницы на первом этаже, Оксана подошла к двери комнаты для переодевания медицинского персонала. Чувствуя усталость во всём теле, после проведения многочасовой операции Карины Симхаевой, что буквально высосала из Оксаны всю энергию. Открывая дверь, Оксана услышала озорной женский смех, заметив, двух девушек, что распивали чай, в обеденное время в больнице, смеясь, девушки прикрывали ладонью рот. Переступая порог, Оксану совершенно не смутило то, что аспирантки над чем-то весело шутили, обменивались сомнительными, между собой, знаками любезности. Воздух был пропитан, нежным запахом малины и крыжовника было, похоже, как обе молодые медсестры, а так же лёгким вкусом помады.

— Ну, ты Машка даёшь

Рассмеялась шатенка, над своей белокурой подругой, когда обе девушки сначала приободрились, заметив, как Оксана вошла в эту комнату, после чего, начали снова весело общаться и шутить.

— Ты прям, так взяла его и отшила

— Ну а что мне оставалось делать

С изумлением наблюдала блондинка, как Оксана прошла по комнате, не обращая внимания на молодых аспиранток, направляясь к шкафчику у окна, жалюзи на котором были прикрыты.

— Я ему в сотый раз говорила, что он мне не интересен

Рассказывала белокурая аспирантка, наблюдая боковым зрением, как Оксана, открыв дверь шкафчика, стала снимать с себя форму хирурга. Бросая небрежно всё на пол, Оксана чувствовала себя разбитой, хоть и операция увенчалась успехом, но ей не хватало рядом своей хозяйки.

— Эта та блондинка, о которой я тебе говорила

— Это она? — поинтересовалась, переспрашивая каштановая девушка, девушка отодвинула кружку с чаем, не сделав и глотка, стараясь лучше рассмотреть Оксану и то, как она без стеснения, раздеваясь, не обращая на девушек никакого внимания — Она какой-то хирург, видимо из операционной

— Наверно — ухмыльнулась блондинка, отпивая глоток чая с малиной из кружки, аромат которого Оксана чувствовала, пока раздевалась стоя у открытой двери шкафчика, скидывая с себя одежду пока не оказалась голой — Но грудь у неё действительно её

«Да сколько блядь можно обсуждать меня, я после операции и желаю принять душ», думала Оксана, выглянув из-за дверцы шкафчика, рядом с которым стояла и неодобрительно посмотрела на двух аспиранток, когда девушки мило беседуя, пили чай и не сводили глаз с её голого тела.

— Девушки в чём проблема?

Поинтересовалась Оксана, выйдя из-за шкафчика голой, без стеснения, держала в руке лишь полотенце, направилась в прозрачных туфлях на высоком каблуке к обеим медсестрам.

— Как я только сюда зашла, вы только и делаете, что обсуждаете меня

Подошла Оксана к столику, оставив на нём полотенце, аккуратно ногой, словно профессиональная танцовщица, сгибая ногу в колено, отодвинула его, встав между двумя удивлёнными девушками.

— У вас закончились темы для обсуждения?

Спросила Оксана, демонстрируя своё тело, словно товар, перед девушками, словно позировала так, чтобы каждая из них, могла рассмотреть её тело со всех сторон, любуясь обнажённой плотью.

— Ну, вот она я смотрите

Развела руками в стороны, Оксана подошла к диванчику, наступая на него коленом, делая так, чтобы он слегка прогнулся, забралась на него, оставаясь на коленях, положила руки на спинку.

— Как вам нравится?

Оставаясь стоять на коленях, на диванчике, между двух девушке, положив руки на его спинку, сексуально выгнула спинку, отразила упругие бёдра. Оксана была словно реклама, презентацию собственной плоти, как товара, устроила для молодых аспиранток, забавляя девушек смелостью.

— Ну, вам нечего сказать

Обвив пальцами кружку, которую держала блондинка, Оксана нагнулась к лицу девушки, внимательно продолжая наблюдать за карим взглядом, когда аспирантка интересовалась ею.

— Языки проглотили?

— Не думала

Начала говорить блондинка, любуясь телом Оксаны, девушка позволила себе пальцами, коснуться её груди, когда она, оставаясь стоять на коленях между шокированными аспирантками.

— Что у вас хватит смелости на нечто подобное

— Да мне кажется

Пальцами другой руки, Оксана коснулась подбородка блондинки, позволяя трогать белокурой бестии, грудь, форма и размер которой весьма понравилась, девушка завидовала такому бюсту.

— Ты вообще не думала

С ухмылкой ответила Оксана, сгорая от соблазна любой телесной близости, словно именно эта сексуальная связь придаст ей уверенность и силы для плоти, что была истощена энергией.

— Я пойду мыться — ответила Оксана отдавая кружку обратно хозяйке, после того как поднесла её к губам, сделав небольшой глоток малины, запах чая которого странным образом в сочетание с губной помадой кружил ей голову — А вы можете и дальше пить чай

— Я заметила вас еще в больнице

— Мы и сейчас в больнице

Пожав плечами, ответила Оксана, мило улыбнувшись двум прекрасным молодым аспиранткам, подошла к месту на полу, где лежало её оставленное полотенце. Оксана нагнулась, чтобы поднять его, коснувшись пальцами его нежной материи, обернулась и посмотрела на медсестёр, оставаясь стоять обнажённой. Ноги Оксаны были порознь, она оставалась стоять, нагнувшись, держа пальцы на материи полотенца, с лестной улыбкой для девушек посмотрела на них. Тело требовало прикосновение рук девушек, когда Оксана сама для себя решила показать им свою независимость.

— Что ты хочешь этим сказать

— Вы так вызывающе были одеты

— Правда? — изумилась Оксана в улыбке, прижав полотенце, к груди стукая каблуками по линолеуму в этом помещении, направилась к шкафчику, дверца которого оставалась, открыта, взяла с верхней полки мочалку и флакон с гелем — А мне почему-то так не показалось, не знаю

Направляясь по помещению в сторону душевых, Оксана прикрывала полотенцем грудь, пока в другой руке, повесив на кисть мочалку, держала в руке стеклянный флакон с гелем аромата розы.

— Я всегда так одеваюсь, если ты не заметила

Подошла Оксана к двери, душевых помещений, обвив пальцами дверную ручку, на которую посмотрела с улыбкой, понимая, как ей необходима чья-то энергетика и прикосновение к телу.

— Просто это мой стиль

«Блядь как я хочу их, обеих, но я должна показать им, что могу обойтись и без них», думала Оксана в этот момент, когда смотрела на дверную ручку, никак не решаясь открыть дверь, помещения душевых, кусая нервно губу, когда тело продолжало требовать плотской нежности.

Открывая дверь, Оксана, демонстрируя независимость перед девушками, вошла в душевые помещения, оставив полотенце висеть на входе перед самой мойкой. Направляясь по кафелю плитки, стукая каблуками по мокрому полу, рядом с душевыми пластиковыми кабинками, Оксана подошла к самой дальней, дверь которой оставалась открытой. Заходя внутрь, закрывая за собой дверь, Оксана, сохраняя улыбку, поставила флакон с гелем и мочалку на полку справа, повернулась к вентилям смесителя воды. Настраивая под себя поток воды с душа, Оксана чувствовала усталость, операция по пересадке сердце Симхаевой её сильно утомила, когда Хабиби, своей расправой сломал ей психику, она не могла нормально сосредоточить свои мысли.

Играя телом под струёй воды, Оксана омывала волосы, заводила их назад, делая так чтобы её золотистые локоны, пропитывались водой и свисали по спине и обнажённой коже плеч. Оксана словно от каждой капли, получала удовольствие, что будоражащим касанием, обволакивала её обнажённую плоть. Облако пара окутало Оксану, когда она находилась в душевой кабинке под потоком нескончаемых тысяч капель воды с душа, покрывая приятным теплом свою плоть. В медленном ритме танца, Оксана оставалась в тумане, предаваясь влиянию воды над своим телом, находясь в облаке пара, запрокинув голову назад, играя выразительно бёдрами круговым движением. Оксана даже не услышала, как дверь её душевой кабинки открылась, после чего она ощутила, как чьи нежные женские хрупкие пальцы нежно притронулись к её плоти, заставляя обернуться. Прикусывая краешек губы, Оксана издала нежный стон, она так сильно желала прикосновение к себе, почувствовать, как руки пропитанной лаской чувств нежно трогают её.

— Что вы тут делаете?

Сделала вид, что смутилась Оксана когда, не оборачиваясь, продолжала предавать своё тело ласки женских рук, когда открывая глаза, заметила, как блондинка, ласкающая её, прошла рядом.

— Мне кажется, там есть и другие кабинки

Обернувшись назад, Оксана заметила, как молодая шатенка, обнажённая, вошла в кабинку сзади, закрывая за собой дверь, когда она оставалась стоять между двумя молодыми девушками.

— Или вы хотите помыть меня?

Поинтересовалась Оксана, разговаривая с блондинкой, когда девушка встала перед ней, игриво уронив мочалку с полки на пол, в то время, как девушка сзади обвила кисти её обеих рук.

— И как я должна это поднять

Говорила Оксана, чувствуя, как нежной мочалкой сзади, девушка связала кисти её обеих рук вместе за спиной, обвив нежно потом пальцами предплечье.

— Если твоя подруга связала мне руки

— А ты зубами попробуй

Ухмыльнулась блондинка, специально заставляя нежным взглядом карих глаз, наклониться Оксаны, расставив ноги по ширине плеч, нагнуться вперёд. В то время как молодая белокурая девица, села на нижней полке стены душевой кабинки, раздвинув перед Оксаной свои ноги, принуждая сделать то, что и так было понятно. Поднимая сама мочалку, девушка, положив ладонь на мокрые волосы Оксаны, сама наклонила ей голову и прислонила к влагалищу заставляя коснуться его губами. Передавая мочалку своей подруге в то время, как Оксана нежно поцеловала её бритый нежный лобок, коснувшись языком половых мокрых губ, слизала капли воды на них.

— Давай помоем нашу блудливую подругу сами

Обратилась белокурая бестия к шатенке, передавая в руки девушки мочалку, которую сама подняла с пола, принуждая Оксану, держа её за волосы, облизывать нежно половые губы языком.

— Я думаю, что мы все втроём получим удовольствие от игры с ней в этой душевой кабинке

Обе девушки пропитали мочалки гелем, пока Оксана стояла, нагнувшись в душевой кабинке, её руки были связаны за спиной мочалкой, одной из девиц, когда она вошла к ней. Обвив нежно ягодицы Оксаны, молодая девушка явно знала уже на опыте как нужно обращаться с женщиной, когда заставляя её стоять возле себя. Прижимаясь телом к бедру так Оксаны, что пальцами девушки касалась гладкой поверхности её лобка, пока другой рукой она гладила мочалкой упругую кожу ягодиц Оксаны, нагло облизнув ей половые губы, всей поверхностью языка. Таково сильного эффекта Оксана не ожидала, как только почувствовала нежную поверхность языка девушки, как неожиданно и страстно держа её за бедро, девушка ласкала ей влагалища языком.

— У неё даже гель в форме пениса

Изумилась в улыбке шатенка, держа в руках флакон с гелем, оставив мочалку пропитанную пеной лежать на ягодицах у Оксаны, в то время как с неё сочилась сгустками вязкая липкая жидкость.

— Интересно она специально выбрала себе такую форму?

— Нет-нет

Оторвалась Оксана от половых губ блондинки, когда ощутила, как флакон, цилиндрической формы, похожий на пенис, гладким круглым наконечником прислонился к влагалищу. Обернув искушенный страстью взгляд, Оксана посмотрела как девушка что держала в руке этот флакон с гелем, сексуально провела по нему указательным пальцем другой руки, завораживая движением.

— Вы же не думаете…… — не успела Оксана возразить как белокурая девушка, вновь вцепившись в пряди золотистых мокрых волос, прижала её губы к своему влагалищу, заставляя лизать его

— То что мы думаем, тебя не касается

Уверяла блондинка, продолжая держать Оксану за волосы, заставляя губами целовать мокрое влагалище молодой истязательницы. Девушка, которая сидела на коленях на полу душевой кабинки, под телом Оксана, гладила круглым наконечником флакона, геля для душа, половые губы, заставляя её страждущую по любви плоть, принять его и полностью ощутить в себе. Оксана волновалась, что подпустила молодых девушек к своему тела, что принуждали её к сексуальному насилию, в угоду своим похотливым желаниям. Обе девицы хотели развлечься с Оксаной в угоду своим моральным принципам, просто воспользоваться её телом, испытав при этом удовольствие.

— Просто прими его

Открывая пальцами влагалище Оксаны, девушка прислонила круглый наконечник флакона к её половым губам, когда на обнажённую плоть поток воды с душа, смывая с кожи пенистую массу.

— Как должное для себя

Оставляя глаза открытыми, Оксана почувствовала проникающее влияние в себя, девушка и правда вставила медленно наконечник круглой формы флакона ей во влагалище. Зрачки Оксаны расширились и она сразу, ощутила прилив сексуальной энергии, когда почувствовала, как девушка губами впивалась ей во влагалище, при этом медленно вставляя стеклянный флакон ей внутрь.

— Она так красиво стонет

Высказала впечатление шатенка, оставаясь сидеть на коленях под телом Оксаны, когда она стояла, нагнувшись, расставив ноги порознь, облизывала языком влагалище белокурой девушки. Оксана чувствовала, как стеклянный гладкий флакон с гелем внутри, в форме члена, проникал в неё, принуждая мокрые стеночки влагалища, эластично растянуться, заставляя её воспевать стоном.

— Её живот такой красивой — прислонила пальцы девушка к поверхности живота Оксаны, когда она учащённо дышала, оставаясь в плену, связанной, между двух истязающих её плоть

Оставляя флакон с гелем просто во влагалище, Оксана, старательно облизывала губы своей белокурой истязательницы. Оксана сгорала от желания быть изнасилованной этими молодыми обеими бестиями, в то время, как девушка обтирали её плоть мочалками, оставляя на коже сгустки завораживающей пены. Изнывая стоном, Оксана никак не могла успокоиться, даже когда стеклянный флакон просто находился у неё во влагалище, девушка убрала от него руки, она продолжала стонать, ощущая как каждая нежная эластичная стеночка, плотно обволакивала его.

Девушки продолжали мыть её плоть, целовали губами мокрую кожу Оксаны, когда она оставалась в оковах связанных мочалкой рук, в плену у своих двух истязательницы, что придавали плоть ласки, нежности и любви. Сгорая в предрассудках любви, словно чувствуя их пальцы и то, как шатенка вытащила из её влагалища флакон, через некоторое время, развязав ей руки. Девушки будто поняли, что Оксана была в экстазе, разум разрывался от момента испытываемого оргазма.

— А теперь милая открой ротик

Предложила блондинка, когда для Оксаны всё было, как в тумане, она лежала на полу душевой кабины не могла пошевелиться от испытываемых чувств, раскрыла губы в обмен её убеждениям.

— Ты знаешь что делать — оставив флакон во рту Оксаны, девушки ушли из душевой кабинки, оставив её лежать на полу, когда она оставалась в собственных предрассудках объятой страстью

Через некоторое время Оксана пришла в себя, понимая, что лежит на полу душевой кабинки, дверь которой была закрыта с её стороны. Понимая, для себя, что тут никого не было, когда Оксана совершенно замечталась, представив эротическую сцену у себя в голове, на самом деле удовлетворяла себя флаконом с геля. Никаких девушек в этой кабинки и не было, никто её и не трогал, когда в момент своих сексуальных фантазий, Оксана, покрывая тело мочалкой, предалась бурной страсти сама с флаконом, представляя сама, что её будто насиловали молодые девушки.

«Блядь вот это я себе позволила», желала Оксана на полу, когда по губам стекали капли воды, а на её тело падал поток с душа, понимала, что сама от своих же собственных ласк, испытала оргазм.

— Плевать

Ответила Оксана без стеснения, оставаясь сидеть на полу душевой кабинки, когда поднялась, понимая, как разум извратил для неё реальность, когда она так желала чтобы её изнасиловали.

— Зато хоть сама получила удовольствие

Посмотрела Оксана на флакон, оставленный на своей ладони, мило улыбнулась тому, отражая на щеках румянец. Оксана стыдилась сама, что довела себя до оргазма от ласки переизбытка чувств, представляя, что её на самом деле насиловали две молодые девушки, заставляя изнывать в стонах.

— Никто же надеюсь, не видел, как я сама себя тут насиловала

Поднимаясь с колен, Оксана встала на ноги, омывая плоть под потоком воды, оставалась стоять несколько минут, приходя в себя, после пережитого сильного оргазма, что доставила себе сама.

— Зато мне приятно — прошептала Оксана, заглушив воду, прислушалась какое-то время, понимая, что в душевых никакого не было и сюда даже, никто не заходил, после чего подошла к двери

Взяв в руки флакон и мочалку, нагнувшись, что оставалась лежать на полу, сохраняя атмосферу тумана, после горячей воды, Оксана медленно открыла пластиковую дверь и вышла наружу. В воздухе витал аромат дамасской розы, пропитавший атмосферу в душевой кабинки своим естественным порочным ароматом, что пробудил в ней чувства, заставляющую себя представить, что её плоть насиловали две молодые извращенные девушки, которые даже и не заходили к ней.

«И почему мне так хорошо, ну и что я сама себя, зато приятно», думала Оксана, в этот момент, направляясь по кафельной плитке, помещения душевых, чувствовала, как влага испарялась на её обнажённом теле и то, как мокрые золотистые волосы, прилипали к коже моросящим эффектом.

Оставляя за собой шлейф аромата дамасской розы, пропитавшей её плоть искушённой силой аромата, Оксана продолжала направляться к выходу, снимая полотенце с вешалки. Поставив флакон с гелем на полку и мочалку, оставила лежать рядом, Оксана начала вытирать себе волосы.

Обволакивая тело в зелёное махровое полотенце, Оксана изумилась в улыбке, отражая ямочки на щечках, подошла к полке рядом, взяв в руки флакон и мочалку, подошла к выходу. Открывая дверь, Оксана переступила порог, когда вошла в помещение, комнаты отдыха и где она переодевалась, переступая высокий порог пластиковой двери, сексуально вильнула бёдрами. Не заметив, что в этом помещении уже кто-то был, Оксана без стеснения сделала несколько шагов, прежде чем заметила, женщину стоящую у окна, шторы на котором были слегка прикрыты, создавая лёгкий романтический мрак в обстановке этой местности. Темноволосая бестия в вечернем длинном платье, оставалась стоять у окна, даже когда Оксана сделала несколько шагов.

— Всё ждала, когда же ты выйдешь

Произнесла Элеонора Волкова, создавая отчаянный взгляд, женщина, выражая специально перед Оксаной, печаль разбитых чувств, оставалась стоять, не оборачивая в её сторону.

— Хабиби подарил тебе свободу, даже тот дом, в котором ты жила, он твой полностью

— Серьёзно?

Не могла поверить Оксана и не хотела признавать то, что Волкова её отпускает, она желала всем своим телом и разумом принадлежать хозяйке, была не согласна с таким решением своей судьбы.

— Я хочу быть твоей куклой навсегда

— Но Хабиби настаивал

Волкова манипулировала Оксаной, женщина знала, что её разум и сознание принадлежит лишь ей одной и поэтому она словно кукловод управляла чувствами, заставляя вызвать к себе жалость.

— Я не могу оспорить волю такого уважаемого человека

— Плевать, что хотел Хабиби

Возразила Оксана, оспаривая мнение этой женщины, желая служить, быть идеальной для неё куклой и лицом модельного агентства Волковой, хотела остаться на должности администратора.

— Я хочу быть твоей куклой

— Значит моей собственностью

Оставаясь стоять спиной к Оксане, говорила женщина, в то время, как она направлялась по комнате к столику, поставив на которой, нагнувшись, оставила на нём флакон с гелем и мочалку.

— А ты ведь знаешь, что я оставляю на всей своей собственности, свой логотип

— То есть клеймо? — спросила Оксана, медленно стукая каблуками по линолеуму, в этой комнате, направлялась к хозяйке — Я хотела с тобой об этом поговорить

— Карамель

Встав в пол оборота к Оксане, обратилась Волкова, отражая на лице сострадание, женщина хотела притянуть её к себе своими ранимыми женскими чувствами и чарами. Женщина понимала, как Оксана заинтригована этим разговором, благодаря влиянию гипноза над её разумом, хозяйка могла с помощью чувств и чуточку сострадания, управлять легко разумом и мягким характером.

— Я буду откровенна — говорила Волкова, позволяя Оксане подойти к себе — Ты сможешь пользоваться в будущем всеми моими привилегиями, только лишь став моей собственностью

— Я хочу, чтобы ты сделала меня своей собственностью

Желала Оксана угодить во всём этой женщине, она безумно её любила и зависела от неё и то, что скажет хозяйка, была обязанностью, нерушимым законом для выполнения слова Волковой.

— Прошу тебя Элеонора

Сбрасывая с себя полотенце на пол, Оксана предстала перед женщиной, абсолютно голой, медленно сделав шаг навстречу хозяйке своего разума, отражая взаимную жалость во взгляде.

— Сделай меня своей собственностью — утверждала Оксана, когда подошла к женщине, медленно перед ней опустилась на колени, поднимая покорный взгляд, готовый подчиняться, смиренно наблюдала за волей хозяйки, готова была принять любую участь — Я тебя очень прошу в этом

— Ты не хочешь быть свободной?

Специально строить ранимую натуру перед Оксаной, женщина коснулась её подбородка своими пальцами ладони заставляя смотреть себе в зелёные глаза, когда она теряла рассудок от взгляда.

— Тебе подарили свободу, живи и радуйся, а ты опять просишься в кабалу

— Я хочу в твою кабалу — теряла рассудок Оксана от одного только взгляда, когда смотрела на свою хозяйку, желая в этот момент, принадлежать лишь ей одной всем своим телом и разумом

— Ты понимаешь, что я должна буду тебя клеймить

— Понимаю — ответила Оксана, радостно улыбнувшись в ответ — Это сделает меня твоей собственностью Элеонора, я буду полноправной твоей куклой, тогда каждый будет это знать

— Хорошо

Отчаянно вздохнула Элеонора, специально играя на чувствах Оксаны, женщина вела себя так, как будто понимала, что её не отговорить от мысли стать полноправной собственности своей хозяйки.

— Я сделаю это сама, когда прейдёт время

— Я буду готова к этому — утверждала Оксана, поднимаясь только тогда с колен, когда хозяйка отошла от неё, после чего Волкова одобрительно кивнула, понимая, как она произнесла уже клятву верности, встав на колени перед ней — Я хочу стать твоей полноправной собственностью

— У тебя будет время для клятвы мне в верности Карамель

— Я принесу тебе ту клятву

— Что всё-таки произошло там в операционной?

Интересовалась Волкова, видимо женщину волновал и этот вопрос, она любознательно смотрела на Оксану, когда подошла к ней, поднимая с пола оставленное полотенце, вручила его ей.

— Почему ты всё-таки не стала брать сердце Елисеевой?

— Я думала

Держа полотенце так, что прикрывая им спину, Оксана сохраняла отчаяние на лице, желая получить все права, куклы, для хозяйки, была фанатична к идее беспрепятственно служить, ей.

— Это ты мне расскажешь Элеонора

Оставаясь стоять у окна, рядом со шторами, коснулась Оксана пальцами пластика подоконника, не могла показывать перед хозяйкой ранимость своих чувств.

— Почему мы не захотели забирать сердце Елисеевой?

— Твоя подруга

Рассказывала Элеонора, играя опять на эмоциях, женщина могла легко менять тему в разговоре, ходить по комнате у Оксаны за спиной, пока она оставалась стоять у окна в недоумении.

— Ну, та рыжая

— Валентина?

Всё так же, искренне с ранимыми чувствами, тихо произнесла Оксана, когда спросила, обратившись к своей хозяйке, прошептав тихо имя девушки, продолжала оставаться у окна.

— Это она тебе что-то сказала?

— Она вдруг подумала, что эта блондинка

С усмешкой отзывалась Элеонора о пациентке, после аварии, женщина совершенно не испытывала к ней никаких чувств, лишь только издевательство и еще один повод повеселиться.

— Может быть, после серьёзной аварии, быть жива

— Мне нет никакого дела до этой Елисеевой

Ответила Оксана, нахмурив губы, желая получить права полноправной куклы своей хозяйки, стать её собственностью которой Волкова могла распоряжаться, как только бы захотела.

— Я хочу с тобой поговорить о клейме

— Я заберу эту Елисееву к себе в особняк

— Зачем она тебе? — не понимала такой настойчивости Оксана, обернувшись, продолжая держать полотенце у себя на плечах, обернулась, посмотрела на хозяйку — Хотя мне это не интересно

— Определи, что с ней и вылечи её — распорядилась Волкова, обращаясь к Оксане, приказным тоном голоса — Я думаю, ты должна разобраться в это сложном случае

— И зачем мне это? — спросила шепотом Оксана, оставаясь стоять у окна, не могла себе позволить из-за обиды на хозяйку, посмотреть на Волкову

— Если она станет моей собственностью

Рассказывала Волкова, состроив выразительный хищный оскал на лице, когда говорила это для Оксаны, женщина сделала несколько шагов по направлению в её сторону.

— То клеймо я тебе буду обещать

— Но как мы её заберём? — глаза Оксаны засветились ярким отражённым светом, она обернула взгляд и посмотрела на Элеонору, вызывающее длинное вечернее платье, привлекало её

— Я всё устрою

— И как же?

Спросила Оксана, наблюдая за выражением лица хозяйки, когда сама мимика вызывала интригу, женщина двигалась осторожно в её направлении, сохраняя шлейф завораживающего парфюма.

— Как мы сможем забрать её, если она опять вернулась обратно в палату

— Предоставь это мне

Уверяла Волкова, женщина стояла за спиной у Оксаны, когда она оставалась стоять у окна спиной к собеседнице, чувствовала гипнотическое влияние парфюма «The One от Dolce & Gabbana».

— Мне интересно знать, ты согласишься, помочь этой девушке поправится?

— Клейми меня своим клеймом

Обернулась Оксана, отражая во взгляде для хозяйки всю боль разума и желание принадлежать ей, неутолимо опутало разум, когда она хотела быть куклой и игрушкой в руках Волковой на правах собственности.

— И я попробую помочь Елисеевой

— Одевайся — распорядилась Волкова, женщина, как будто специально играя на чувствах Оксаны, что она испытывала к хозяйке, сменила тему, отдавая указания, что нужно делать именно сейчас

— И куда мы пойдём?

— К заведующему — ответила Волкова, наблюдая за тем, как Оксана отошла от окна, оставив полотенце лежать на полу — Я его заставлю передать нам Елисееву

— Как ты держишь его в кулаке?

Поинтересовалась Оксана, направляясь к шкафчику с одеждой, дверца которого оставалась открытой, любознательно при этом не сводила глаз с хозяйки, когда прошла, просто, мимо неё.

— Он тебя слушается

— У меня есть и на него компромат Карамель

С довольной ухмылкой на лице, ответила Подольская, наблюдая за тем, как Оксана встала у дверцы открытого шкафчика, сняла вешалку со штанги для одежды в шкафчике.

— Воронов не просто уйдёт с больницы на него и на его жену заведут даже уголовное дело, о мошенничестве в операции с ценными бумагами, находящиеся в собственности больницы

— Мне даже самой интересно, как ты его и жену, которая вообще никак не причастна к этому, подловила на операции с ценными бумагами, что были в собственности больницы?

— Прекрасный выбор

Подошла женщина к Оксане, коснувшись пальцами, материи платья, что было на вешалке, заставив её голой остановиться посреди помещения комнаты отдыха медицинского персонала.

— Красное льняное платье

Похвалила Волкова, продолжая щупать пальцами этот нежный материал, ощущение от прикосновения доставляли хозяйке удовольствие, от чего она одобрила эту вещь для Оксаны.

— Ты будешь обворожительна в нём

— Всё для тебя

Сделала вид, что смутилась Оксана, играя ресницами, безумно ждала одобрения, чтобы стать полноправной собственностью этой женщины. Посмотрев в глаза своей хозяйки, этот зелёный взгляд, лишил рассудка Оксану, когда она, находясь с Волковой в одном помещении, ощущая аромат парфюмерной коллекции, сходила фанатично с ума, желая принадлежать лишь ей одной.

— Я хочу как можно скорее получить это клеймо, сделай меня только своей личной игрушкой, я приму любые твои условия, пойду на всё

— Всему своё время

Утверждала Волкова, мило улыбнувшись, женщина вновь коснулась пальцами подбородка Оксаны, когда она смотрела на неё с гордостью, восторгаясь своей хозяйкой и служению ей.

— И обещаю Карамель, ты получишь это клеймо на своей попе

— Я пока свободная в выборе кукла?

Поинтересовалась Оксана, направляясь к дивану, ощутила как хозяйка играючи, шлёпнула её по ягодицам ладонью, заставляя обжигающим ударом по упругой коже взвизгнуть от боли.

— Или всё-таки чем-то ограничена?

— Ты всегда будешь моей свободной куклой

— Я хочу стать твоей собственностью — ответила Оксана, снимая с вешалки платье, оставаясь голой, прислонила его нежную материю к груди, делая его примерку — Твоей личной игрушкой

— Ты лицо этого дома, мой администратор — утверждала, рассказывая Элеонора, наблюдая, направлялась к Оксане за тем, как она надевала на себя это красное ажурное платье, женщина подошла к ней со спины, помогая завязать его крепление на шее — Моя лучшая модель в агентстве

— Я хочу сама вести программу моделей

Обернулась Оксана, посмотрев через плечо на свою хозяйку, подумала, что будто шокировала ответом свою хозяйку, продолжая наблюдать за женщиной нежным взглядом.

— Я хочу выступать на твоей сцене, позволь мне

— Это большая ответственность Карамель

Понимая, что Оксана просит слишком многого, прижала ладони к материи платья, женщина хотела таким телесным контактом, ощутить приятную обворожительную энергетику от её тела.

— У моей ведущей есть клеймо на заднице

— Так в чём проблема?

— Для этого нужно клеймить тебя, иначе мои гости не поймут этого

— Ну так клейми — ответила Оксана, умоляя в этой просьбе свою хозяйку, присаживаясь на диван, стала надевать на себя красные ажурные трусики — Я не вижу в этом никакой проблемы вообще

— Ты знаешь, как это происходит Карамель?

Поинтересовалась Волкова, присаживаясь на диван рядом с Оксаной, продолжая наблюдать за тем, как она надевала на себя трусики, казалось, что такое действие возбуждало хозяйку.

— Девушку привязывают к столу и раскалённым железом с моим знаком…..

— Я знаю, как это происходит

Почувствовала Оксана, что женщина её разубеждала, когда она так желала этого стать полноправной собственностью для хозяйки и выйти на сцену перед гостями на премьере показа.

— Не нужно мне рассказывать, как ты клеймишь своих кукол, я видела их в доме, как их красивые клейма украшены воском и стразами

Рассказывала Оксана, вставая с дивана, направилась к шкафчику, дверца которого оставалась, открыта, взяла с него пустую вешалку, чувствовала обиду на свою собеседницу.

— Делая на них свой логотип, они выполняют особые поручения

— Вот именно Карамель

— Я хочу на сцену перед твоими зрителями

Утверждала Оксана, излагая свои требования перед хозяйкой, продолжая идти по комнате, играя выразительно, подобно профессиональной модели на подиуме, своими бёдрами.

— Я видела, как они ведут программу и меня это……

— Ты в курсе, что во время, пока готовят кукол к выходу на подиум, моим таким куколками приходится развлекать гостей и петь в микрофон

— Думаешь, меня это чем-то пугает

Подошла Оксана к дверце открытого шкафчика, повесила на него вешалку, снимая серебристые туфли с ног, взяла с полки красные туфли, поставив их рядом, стала надевать на себя эту обувь.

— Я буду для них петь, если того, требует твоя программа

— Уверена? — переспросила Волкова, сомневаясь в способностях Оксаны — Даже если песни будут на иностранном языке, как у меня в основном бывает, я не хочу, чтобы ты опозорилась на сцене

— Я буду лучше, чем некоторые из твоих кукол, которые я видела на этой сцене с микрофоном

— Эти красные туфли — показывая пальцем на обувь Оксаны, высказывала Волкова собственное мнение, встав с ней рядом, как только подошла — Весьма сочетаются с твоим платьем

— Я специально подбирала его для тебя

— Я вижу, что это идеально тебе идёт

Согласилась Волкова, наблюдая за Оксаной, как она стояла у открытой дверцы шкафчика, поставив обратно на полку, серебристые туфли, взяла с верхней полки свою белую сумочку.

— В цвет платья

— Ты уходишь от темы Элеонора — намекнула Оксана для своей хозяйки, вновь продолжить этот разговор — Ты разрешишь мне петь на сцене и вести показ мод на сцене?

— Это будет дорого для тебя стоить

— Что ты предлагаешь?

Наблюдая, какое-то время, как женщина удалялась по комнате в сторону выхода, после чего Оксана, вставив ключ в замочную скважину шкафчика, закрыла его, проследовала за Волковой.

— Я пойду на всё лишь бы принадлежать тебе Элеонора

Убедительно говорила Оксана, направляясь следом по комнате за властной темноволосой хозяйкой в длинном черном вечернем платье.

— Пойду на любые условия

— Если я заберу эту куколку Елисееву, ты точно сможешь поставить её на ноги

— Это потребует много сил и усилий

Посмотрела Оксана, как Волкова подошла к закрытой двери, обвив пальцами пластиковую ручку, так и не решалась открыть её, лишь продолжала хозяйка наблюдать за ней.

— Я не могу сказать сразу с уверенностью

— Поставишь её на ноги, поговорим о сцене

— Мне нужен будет ассистент — убеждала Оксана, когда подошла к темноволосой госпоже, в ответ Волкова лишь внимательно изучала её, женщину забавляла то, как неуверенно она себя вела

— Возьми себе эту рыжую……

— Валентина мне больше не нужна

Перебивая свою хозяйку, Оксана вышла за ней следом в коридор, как только Волкова вошла в коридор, материя элегантного черного платья, прекрасно подчёркивала силуэт тела женщины.

— Я знаю одну девушку рабыню, Вороновой, у неё огромный потенциал

— Серьёзно? — поинтересовалась Волкова, наблюдая, как Оксана закрывала за собой дверь комнаты отдыха медицинского персонала — Ты ставишь мне условие?

— Ты же ведь хочешь, чтобы я помогла тебе с той девицей?

Утверждала, подошла к женщине, когда Элеонора оставалась стоять у окна в коридоре, прошла за спиной хозяйки, встала рядом у большого пластикового окна с Волковой, посмотрела на стекло.

— Я просто озвучиваю, кто мне для этого нужен, помимо оборудования, для её жизнеобеспечения

— Думаешь, она стоит таких денег? — с пустым взглядом продолжала смотреть в окно Волкова — Я даже и не знаю, но я так хочу её подарить тебе, за верность, если ты справишься

— Думаю сейчас, если ты, конечно, это задумала

Высказывала Оксана собственное мнение, оставаясь покорно стоять рядом в коридоре, смотрела в окно в коридоре, держа пальцы на пластик подоконника, чувствовала, как нежно дышала хозяйка.

— Пойти к Воронову и выдвинуть ему новые условия

— Воронов меня не пугает

— Тогда в чём же проблема? — проследовала Оксана за своей темноволосой госпожой, направляясь по пустому коридору, в то время, как атмосфера лёгкого мрака, над Москвой, за стёклами окон мимо которых они направлялись стали нависать густые облака — Расскажи мне Элеонора всё

— Я не хочу тебя пока клеймить

— И почему же?

Поинтересовалась Оксана, продолжая идти по коридору в сторону большого холла, когда стук её каблуков, красных туфель, эхом разносился по протяжённости этого помещения.

— Я хочу быть твоей собственностью, я хочу на сцену, вести эту программу и выступать для твоих гостей, я готова пойти на всё, что ты только скажешь

— Я дам тебе возможность

— Звучит так

Ответила Оксана, не удовлетворившись ответу Волковой, продолжая идти за хозяйкой по коридору, следовала мелодии ароматов парфюма хозяйки, которые на подсознательном уровне вынуждали её подчиняться условиям.

— Как будто дальше должно прозвучать условие для этого

— Я запрещаю тебе секс с мужчинами

Высказала одно из условий Волкова, подошла женщина к арочному проходу в холл больницы, остановилась, прислонив пальцы, к холодному покрытому краской бетоны, стены.

— Ты оденешь кольцо в знак, того, что ты моя собственность

— Так у меня не будет клейма?

Спросила Оксана тихим шепотом, направляясь по холлу больничного комплекса, следуя за хозяйкой, в атмосфере серого фильма, когда тень больших туч над Москвой проникала сюда.

— Как же я смогу быть тогда твоей собственностью?

— Никто не посмеет тебя тронуть, когда у тебя будет на пальце кольцо с моим логотипом

— Ты позволишь мне выйти на сцену?

— Я дам тебе пробный показ, а там, как себя покажешь

— Я буду вести программу на сцене?

— Нет, ты выступишь перед некоторыми гостями в отдельной комнате

Прошла Волкова по холлу, подошла к ступенькам большой мраморной лестницы, остановилась у которых, хозяйка обернулась, отражая женское отчаяние на лице, посмотрела на Оксану.

— Если всё пройдёт, как задумано, я дам тебе шанс выйти на подиум, как ведущей

— И исполнительницы

Ответила Оксана, поднимаясь следом за темноволосой хозяйкой, когда Элеонора в каждом шаге, отражая очертание упругих бёдер, с каждым шагом вверх отражала их сочную форму.

— Я хочу выступать для твоих гостей

Убеждала Оксана, остановившись в пару ступенек от Волковой, так оживлённо, взглядом полной надежды посмотрела на хозяйку, стараясь казаться для неё решительной на любые сложности.

— Поверь, я найду, чем их удивить

— Не сомневаюсь — ухмыльнулась Волкова, продолжая дальше идти, после того как нежно пальцами подбородка Оксаны, женщина посмотрела на неё — Но я поклялась Хабиби в том, что дам тебе полную свободу, не смотря на то, что ты хочешь остаться моей собственностью……

— Ну же продолжай

Поднявшись за Волковой на второй этаж, Оксана не могла вынести напряжённой интриги, паузы в разговоре с хозяйкой, сильно ждала, что же дальше начнёт говорить её госпожа.

— Мне же интересно

Говорила Оксана, не останавливаясь в то время, как направляясь по второму этажу комплекса, подошла к ограждению, когда Волкова, смотрела вниз, опираясь на него пальцами, обеих рук.

— Какое условие выдвинул Хабиби, что он попросил в отношении меня?

— Он не то, что попросил

Ухмыльнулась Волкова, скрывая постыдный взгляд, сильная уверенная в себе женщина действительно боялась, не решалась оспаривать волю мужчины, о котором вела беседу с Оксаной.

— Он приказал мне не лишать тебя свободы и то, чтобы я никогда больше не препятствовала тебе

— Но ведь я сама решаю

Оспорила Оксана такое утверждение, оставаясь стоять рядом с Волковой у ограждения второго этажа в главном холле больничного комплекса, продолжая при этом смотреть вниз на пациентов.

— И я говорю, что хочу быть твоей собственностью

— Нам нужно к заведующему

— Не понимаю — следуя за своей хозяйкой, спросила недовольно Оксана, так и не получила от женщины полноценного ответа, который бы её устроила, проследовала за Волковой в сторону коридору с закрытой дверью, что вёл в административные помещения — Зачем нам эта девушка?

— Я хочу подарить её тебе — рассказывала Волкова, когда подошла к закрытой пластиковой двери, обвив пальцами дверную ручку — Справишься, если восстановишь её после этой аварии и она…..

— Мне не нужна никакая кукла — утверждала Оксана, проходя первой в открытую дверь коридора, пока Элеонора держала перед ней дверь открытой — Я тебе принадлежу сама, мне этого достаточно, разве ты не понимаешь, я хочу быть твоей игрушкой, куклой в твоей только власти

— Ты и так — вцепилась в горло Оксаны, женщина прижала её спиной к стене в коридоре у двери, как только вошла Волкова, убедительно посмотрела ей в глаза — Принадлежишь мне Карамель, не нужно всё усложнять, слова Хабиби ничего, совершенно слышишь, не меняют

Другой рукой женщина вела ладонью по ажурному материалу красного платья, что было надето на Оксане, Элеонора Валентиновна игриво коготком поиграла с кружевным материалом декольте.

— У тебя вызывающее платье, но совершенно нет макияжа и прически — упрекнула Волкова, когда смотрела на Оксану, держа руку у неё на шее, зажав пальцами трахею — Приведёшь себя в порядок

— Сама? — вздохнула Оксана, непонимающе посмотрела на хозяйку, после того как властные пальцы женщины отпустили ей горло и Волкова отошла от неё

— Да сама — повысив голос, грозно посмотрела Волкова на Оксану — Если ты хочешь быть моей куклой, так соответствуй идеальному образу, дома тебя приведут в порядок мои девочки

— Но где мне это сделать?

Спросила Оксана, оставаясь в недоумении, посреди коридора между его стен, продолжая смотреть униженным взглядом на хозяйку, которая, не оборачиваясь, продолжила следовать дальше.

— В кабинете у Воронова?

Переспросила Оксана, заметив, как молча Волкова, подошла к дверям приёмной, женщина, обвив пальцами дверную ручку, мило обернулась в её сторону, посмотрев с безразличным взглядом.

— Ну это конечно наглость, но разве есть у меня выбор

— Правильно

Ухмыльнулась Волкова, оставляя дверь открытой, дождавшись Оксану, сама первой вошла в приёмную, заметив секретаршу, которая хотела встать, чтобы возразить, что главврач занят.

— Сидеть

Командирским голосом, приказала белокурой девушке, когда секретарша хотела встать с кресла, в котором сидела, приспустив очки с глаз, блондинка хотела возразить темноволосой женщине.

— И даже не вздумай вставать — пригрозила Волкова, переступая порог открытой двери, вошла женщина в приёмную, потом только через некоторое недолгое время, оставляя дверь открытой, держась за дверную ручку, Оксана переступила порог и вошла в приёмную — Надеюсь ты поняла?

— Я бы не решилась бы её ослушаться

Играючи, уверяла Оксана, улыбнувшись модельной улыбкой куклы, когда вошла в приёмную, закрыла за собой дверь, посмотрела, как Волкова, подошла к двери заведующего больницей.

— Когда она в таком настроении

— Но туда…..

— Я сказала — прошипела Волкова, обращаясь грубо, ненавистно посмотрела на секретаршу, заставляя блондинку, опустить свой зад обратно на кресло, с которого она встала, пытаясь возразить незваной гостье — Вот там и оставайся, пока я тебе не разрешу с него встать, ты поняла?

— Я хотела сказать…..

— Лучше

Показала Оксана на девушку пальцем, вынуждая своими словами, направляясь в этом время по приёмной в сторону открытых дверей, через которые вошла Волкова в кабинет заведующего.

— Не надо

— Но Юрий…..

— И без тебя как-нибудь разберёмся

Рассказывала Оксана, когда подошла к дверям заведующего, обвив которую обернулась, посмотрела на секретаршу, когда девушка с очками на глазах, оставалась сидеть в недоумении.

— Не надо бурных оваций — вошла в кабинет Оксана, закрывая за собой дверь, красное ажурное вызывающее платье, что просвечивало её кожу, выраженное декольте и вырез на спине, явно вызывал недовольство в глазах Воронова — Что-то не так, почему вы так на меня смотрите?

— Это платье будет на ней

Высказалась Волкова, равнодушно женщина отошла к окну, в кабинете у этого мужчины, женщина вела себя, словно как у себя дома, проходя мимо стола для совещаний, скинула с него папки на пол.

— Чтобы вы господин Воронов не думали о нём говорить

— Может, вы уже тут голые тут будите все ходить?

— Даже если и будем

Встав у окна, обернулась Волкова, посмотрела на мужчину, когда Воронов оставался сидеть в своём высоком кожаном кресле за своим рабочем столом, на котором был включен компьютер.

— Вы нам ничего не сможете сделать или как-то возразить

— Не думайте Элеонора Валентиновна, что вы имеете тут власть

— Если я захочу, Юрий Владимирович

Подошла к столу, стукая каблуками черных туфель на шпильках по линолеуму, подошла женщина к столу главврач, опираясь на его гладкую покрытую лаком поверхность руками, наклонилась.

— Вы и ваша жена будите сидеть у меня в тюрьме, за фальсификацию документов больничной ведомости по покупки медицинского оборудование,

Наклонившись над ухом мужчины, понизив тон голоса, Волкова спокойно говорила главврачу, не напрягая эмоций при этом, повернув взгляд в сторону Оксаны, когда она стояла у закрытой двери.

— Как вы думаете, аппарат МРТ, на какие деньги вам и кем был доставлен в больницу?

— Чего вы хотите Элеонора Валентиновна — понимая, что не может возразить такой властной, перед ним женщине, проскрипел зубами Воронов, словно выдавливая каждое слово из себя

— Я хочу забрать Елисееву

Ответила Волкова, улыбаясь, женщина, продолжала смотреть на Оксану, делая такой взгляд, что именно эта девушка будет принадлежать ей в качестве личной собственности или обслуги.

— Валерия

Назвала Волкова имя девушки, которая пережила серьёзную автокатастрофу и оставалась на данный момент без сознания.

— Вам ведь не составит труда доставить её ко мне домой

Делая вид, словно издеваясь над заведующим, Волкова, словно вытирала об него свои ноги морально, в то время, как мужчина, понимая, кто она на самом деле, не смел ей даже возразить

— Правда ведь Юрий Владимирович?

— Но тут же её родители и они никуда не уйдут

— Девушка в глубокой коме

Рассказывала Оксана, подошла к столу для совещаний и в первый раз, после напряжённого разговора с Волковой, обратила на себя внимание мужчины. Обвив ладонями свои бёдра в момент движения Оксана, таким образом, подчеркивала их округлую форму в каждом выразительно шаге.

— Возможно, существует вероятность ей помочь, пока она не умерла

— Тогда почему этого нельзя сделать здесь?

— Потому что я хочу отдать эту девушку в обслуживание своей кукле

С легкомысленной улыбкой на лице, высказывалась Волкова, указывая при этом на Оксану, как она прошла по кабинету, продолжа гладить бёдра, встала рядом со стулом с высокой спинкой.

— У моей куклы должны быть прислуги, которые будут всегда делать её эталоном моего агентства

— Вы в своём вообще уме! — хотел вскочить Воронов с кресла, в котором сидел, заметив с какой уверенностью на лице, говорила ему это Волкова — Как вы вообще можете мне говорить такое?

— Тише-тише

Положив ладонь к нему на плечо, говорил с полным спокойствием Волкова, легко манипулируя этим мужчиной, женщина прекрасно знала, как легко приструнить пыл главврача и успокоить его.

— Не нужно лишних телодвижений Юрий Владимирович

— Я не буду этого делать

— Иначе я скажу родителям этой девушки, как вы вопреки их желаниям, хотели отдать сердце их живой дочери, Карине Симхаевой, которая сейчас находится в этой больнице, представьте себе….

— Хорошо

Сохраняя сдержанность, ответил Воронов, при этом не смотрел на женщину, которая оставалась стоять рядом, продолжая просто взаимно, улыбкой змеи, ему улыбаться в ответ.

— Я вас понял

— Ну, так что я могу рассчитывать на вашу скорую помощь, которая доставит ко мне Елисееву

— Мне нужна помощь ваших влиятельных людей

Продолжая говорить так, как будто находился в полном напряжении, Воронов неодобрительно наблюдал за Оксаной, как она отодвинула стул, рядом с которым стояла от стола и села на него.

— Вы же понимаете, тут родители этой девушки, я не могу так взять и увезти их дочь куда-то там, вы представьте, какой только скандал поднимется

— Я позвоню кое-кому

Понимая, что главврач готов уже сотрудничать, улыбнулась Волкова, наблюдая за его едва сдержанным характером, когда мужчина был готов сорваться и показать ей свой нрав.

— Этой ночью, автомобиль скорой помощи, должен проехать через мои ворота, ровно в полночь

— А если скорую захотят остановить для проверки документов

— Включите мигалки и сирену Юрий Владимирович

С ухмылкой на лице высказывалась Волкова, обвив рукой талию, направилась к большому окну, от которого не так давно отошла, наблюдая за тем, как по стеклу тихо стучал каплями дождь.

— Скорую с мигалками и сиреной, полиция просто не посмеет остановить

— Вы в своём уме, за такую выходку мне придётся объясняться перед советом директоров

— Ну тогда думайте, как ваша скорая помощь приедет ко мне домой

— Вам это дорого обойдётся Элеонора Валентиновна

Недовольно ответил Воронов, мужчина был на коротком крючке у этой женщины и поэтому легко поддавался на провокации и был вынужден выполнять от неё любые требования.

— После этого, я надеюсь, мы с вами будем в расчёте?

— Вот доставите девушку

Повернулась Волкова к своему собеседнику, отвернувшись от окна, к стеклу которого прислонила свою ладонь, отошла в сторону стола, разрывая медленно связь пальцев.

— Тогда будем считать, что вы ничего не должны

— Это еще не всё

Возразил Воронов, в то время, как Волкова, направлялась к выходу, женщина намекнула Оксане встать со стула и проследовать за своей хозяйкой, в то время, как мужчина поднялся с кресла.

— Я больше не хочу видеть Орлову в этой больнице — своим повышенным тоном голоса, мужчина заставил обратить на себя внимание Элеоноры — Не при каких обстоятельствах

— Что же

Ухмыльнулась Оксана, поднимаясь со стула, рассерженный образ Воронова, когда она на него взглянула, вызывал в ней усмешку, мужчина была так подавлен и сломлен перед волей Волковой.

— Мне тут точно больше делать нечего

— В таком случае Орлова

Продолжил недовольно говорить Воронов, наблюдая за тем, как Оксана в откровенном прозрачном платье направлялась к выходу из кабинета, следуя за хозяйкой, как покорная кукла.

— Вы в чёрном списке у этой больницы, как только вы её покинете

Высказывался заведующий больницей, наблюдая за тем, как Оксана встала в дверном проёме открытой двери, словно специально бёдрами позируя боком о каркас открытой двери

— Вы не сможете сюда больше войти

— Больно то и хотелось

С безразличной улыбкой, Оксана вышла из кабинета, толкнув пальцами дверь так, чтобы она закрылась с хлопком, звук которого доставил удовольствие и радость её настроению.

— Я всё равно сюда больше не планировала возвращаться

— Ты и без этой больницы обойдёшься — поддержала Волкова, подходя к открытой двери, обвив пальцами дверную ручку, повернула её — Тем самым мы получили, что на самом деле, хотели

— Он думал, что мне нужна его больница

Проследовав по приёмной, Оксана чувствовала, как молодая белокурая девушка, секретарша, оставаясь сидеть на своём рабочем месте, пристально наблюдала за ними обеими.

— Как бы ни так

— Помоги этой Елисеевой поправиться и она твоя

— Сцена и зрители на показе?

Поинтересовалась Оксана, посчитав для себя большой честью и стимул взяться за лечение этой пациентки, покидая помещение приёмной, вошла в коридор следом за Волковой.

— Ты точно разрешишь мне выйти на сцену?

— Я не говорили тебе ничего о сцене

Остановилась в коридоре Волкова, женщина уныло вздохнула и понимала, что Оксана не отстанет от неё, понимая, для себя, что это большая честь, быть ведущей модельного показа голых кукол.

— Я сказала лишь, что подумаю на счёт тебя, но пока ты не выйдешь на сцену

— Почему?

Нахмурив от обиды губки, Оксана проследовала за женщиной по коридору в сторону выхода, когда Волкова уже открывала створку одной из дверей, оставаясь в проходе, посмотрела с усмешкой на неё.

— Ты же обещала мне Элеонора

Отражая в голосе жалость и обиду, подошла Оксана к своей хозяйке, встав рядом, стараясь думать о том, что её взгляд, с которым она смотрит на Элеонору, заставит женщину передумать.

— Что если я спасу эту Елисееву, ты разрешишь мне вести модельный показ

— Я устрою тебе предварительный показ в другом месте

Убеждала Волкова, продолжая смотреть, как Оксана медленно подходила к ней, Элеонора держала перед ней дверь открытой, наблюдая за тем, как она переступала порог вошла в фойе.

— По его результатам, будет видно, можно ли будет тебе быть ведущей

— А пока? — направляясь по небольшому вестибюлю на втором этаже, где была развилка между коридорами и отделениями

— А пока поедешь к себе домой?

— К себе домой? — вопросительно Оксана посмотрела на хозяйку, не понимая, о чём она говорит

— Тот дом, в котором ты жила

Рассказывала Волкова, когда вышла следом за Оксаной, направилась к ограждению, где она дожидалась свою хозяйку, за которой с любопытством взгляда наблюдала.

— Он теперь твой, я подготовлю все бумаги, тебе лишь стоит поставить свою подпись

— Ты отдаёшь мне свой дом по доброй воле? — интересовалась Оксана, встав спиной к ограждению на втором этаже, прижалась к нему своей спиной

— Ты спасла Карину Симхаеву, за это Разиль Хабиби оплатил все то, что я у тебя просто забрала, ты мне ничего не должна Карамель

— Я твоя кукла — оставаясь в недоумении после такого, возразила Оксана — Я твоя собственность Элеонора, я должна тебе всем, что у меня есть, я хочу служить тебе — подошла она к своей хозяйке

— В таком случае, поехали тогда домой

— В агентство — заявила Оксана, встав рядом с темноволосой женщиной, сходила с ума от изобилия мелодией нот парфюма Волковой, что гипнотическим эффектом сломил её разум перед хозяйкой

— У меня для тебя запланирована фотосессия — рассказывала Волкова, когда отошла от ограждения на втором этаже вестибюля, подошла осторожно к ступенькам, что вели вниз — Ты ведь не против?

— Мне нужно расширять своё портфолио — уверяла Оксана, начиная спускаться следом за женщиной, любезно дала согласие радушной приветливой улыбкой для своей хозяйки

— Отлично — ухмыльнулась Волкова, проходя мимо поднимающихся медсестёр, взяла Оксану за руку, как только она подошла к ней, женщина настойчиво потянула её за собой

— Ты ведь не против весьма откровенной фотосессии сексуального характера?

— Ты спрашиваешь моего мнения? — удивилась Оксана, продолжая спускаться по ступенькам, когда Волкова настойчиво держала пальцами запястье её руки, вынуждая следовать за собой

— Конечно спрашиваю

Утверждала Элеонора, направляясь с Оксаной по фойе больницы, после того, как сошли вместе со ступенек лестницы, проходили мимо скамеек в зоне ожидания. Они обе с Оксаной посмотрели на телевизор, что был закреплен на колонне, на котором высвечивалось информация работы кабинетов поликлиники и время прохождения определённых исследований для диагностики.

— Только посмотри, какой дождь, как хорошо, что машина рядом

— Чего следует ожидать о твоей фотосессии?

Поинтересовалась Оксана, наблюдая за тем, как барабанил тихо дождь по стеклу, а так же на мокрый асфальт внизу, деревья, на которых листва была покрыта каплями изобилия влаги.

— Я буду с кем-то в паре

— Я придумаю для тебя что-то интересное

— А если я захочу твоих молоденьких кукол?

— Думаю, что смогу дать тебе двух

— Я ведь потребую тех, кто ходит по подиуму

— Не думаю

Открывая дверь для Оксаны, позволяя ей войти первой в тамбур, в котором чувствовалась лёгкая прохлада и сырость, а так же немного тепла от тепловой завесы, работающей у входа.

— Что для меня это будет проблемой

— Очень хорошо

Изумилась в улыбке Оксана, открывая входную дверь, почувствовала, как поток лёгкой прохлады стал проникать в это душное помещение, в котором они находилась вдвоём вместе с Волковой.

— Я отберу самых красивых кукол для этой фотоссесии

— Мой лимузин уже стоит тут

Указала Волкова взглядом зелёных глаз, как только Оксана обернулась, переступая через порог, посмотрела в их глубину. Оксана поддалась влиянию гипнотического эффекта, от которого зависела, это и был крючок, перед которым она не могла устоять, желая принадлежать хозяйке.

— Прошу Карамель, моя карета в твоём распоряжении

— Дождь

Глубоко вздохнула Оксана, сыростью пропитанный воздух в большом городе, обвив пальцами ладонь Волковой. Вместе с женщиной подошла к ступенькам крыльца, начиная медленно по ним спускаться, когда разум был вновь как в тумане, от чего Оксана не могла ясно думать, желая стать собственностью своей хозяйки. Спускаясь по ступенькам, Оксана чувствовала, как на пылающую кожу, падали капли дождя, прежде чем один из охранников Волковой вышел и не раскрыл перед ними обеими черный зонт. Быстро скрывая под покровом черной ткани волосы Оксаны, мужчина, направляясь сзади них с Волковой, в то время, как дверь черного лимузина оставалась открытой.

— И это так приятно

Высказывалась Оксана, спустившись по ступенькам, прошла к двери черного лимузина, держась за руку со своей хозяйкой, когда за их спинами мужчина, охранник, держал зонт открытым.

— Удивительно, что этот человек бережёт мою прическу

— Ты ведь моя собственность

Изумилась в улыбке Волкова, подойдя к открытой двери лимузина первой, коснулась её, оставляя открытой, позволяя Оксане войти в салон первой, расположиться на роскошных черных сиденьях.

— А значит за целостность и товарный вид твоей оболочки, отвечаю я

Шлёпнула женщина Оксану по бёдрам, ладонью, так чтобы она взвизгнула, когда наклонившись, оставаясь, всё это время под зонтом, что держал охранник, влезала в салон дорогого лимузина.

— И меня очень огорчает, что ты просто слушала в кабинете у Воронова, а не приводила свои волосы в порядок Карамель

— Я не думала, что так быстро закончится ваша с ним беседа

Выражая жалостную мимику на лице, убеждала Оксана, расположившись на кожаном черном сиденье роскошного автомобиля, обшивка салона которого была кремового цвета. Окна были покрыты тонировкой, когда даже в такой мрачный день и пасмурной погоды, за ним были лишь видны, силуэты образов зданий, окружений и кустов сирени за окном. Воздух тут был пропитан до каждой молекулы, излюбленной парфюмерной коллекцией «The One от Dolce & Gabbana», которую без ума любила Оксана, ощущение этого запаха делало её неоспоримой собственностью.

— Не нужно меня постоянно за это бить

— Тебя нужно хорошенько воспитать Карамель

Закрывая заднюю дверь, Волкова расположилась рядом с Оксаной, кончиками пальцев, женщина пододвинула к ней сумочку, которая оставалась лежать между ними на большом заднем сиденье.

— Ты ведь так желаешь стать моей собственностью

— Я буду готова начать — располагаясь на коленях на сиденье, рядом с Волковой, посмотрела Оксана в ожидании на свою хозяйку, уже сейчас была готова начать пройти курс дисциплинарного воспитания куклы — Скажи мне, что нужно делать

— Открой сумочку Карамель

Распорядилась хозяйка, мило улыбнувшись Оксане, другой рукой пальцами коснулась её подбородка заставляя смотреть на себя когда автомобиль плавно начал движение по дороге.

— И приведи, наконец-то свои волосы в порядок

Приказным тоном, отдала указания хозяйка, в момент движения автомобиля, когда Оксана молча, оставаясь сидеть рядом, начала приводить свои волосы в порядок. Желая подчиняться каждому слову хозяйки, Оксана смотрела прямо в зелёные глаза женщине, разумом по которой сходила с ума и молча, под улыбку Волковой, стала приводить волосы в порядок. Придавая прически пышный выразительный образ, Оксана всё это время молча смотрела в глаза Элеоноре, зависела от этой женщины на гипнотическом уровне, парфюмом, дыханием и голосом, желая лишь слепо выполнять просьбу, как приказ, чтобы не приказа Волкова, она сделает всё в угоду своей хозяйке.

 

***

Автомобиль медленно пересёк охранный периметр огромного дома, медленно шурша колеса по каменной плитке, огибал лимузин огромный фонтан в центре. На площади рядом с домом, на стоянке, располагались дорогие эксклюзивные автомобили, каждый из которых стоял по несколько миллионов. Рядом прямо на ступеньках крыльца, мимо которых остановился черный лимузин, проходила фотосессия, один фотограф, снимал обнажённых моделей кукол на улице.

— Ну, вот мы приехали в агентство

— Домой

Сходила с ума Оксана, когда смотрела на хозяйку, была так сильно очарована Элеонорой, что даже не понимала за что, она так сильно любила, готова была принадлежать ей всем и без остатка.

— Я уже жду, чтобы получить свой планшет и принять на себя обязанности администратора

— Мне нужно уладить тут кое-какие дела

Убеждала Волкова, когда открыла дверь, пропуская свежий воздух в салон автомобиля, который слегка отпустил хватку разума Оксаны и она, вдохнув его, вернула на какое-то время рассудок.

— Поднимись пока в комнату и подготовься для фотосессии

— Мне нужно портфолио

Взявшись за предложенные кончики пальцев хозяйки, Оксана медленно покинула салон лимузина, ступив каблуками красных туфель на каменную плитку площади с фонтаном, рядом с домом.

— Я согласна на всё, лишь бы оно стало больше

— Тебе не хватает дисциплины — убеждала Волкова, игриво коснулась женщина коготками подбородка Оксаны, женщина поманила её, заставляя проследовать за собой

— Я готова на всё

Убеждала Оксана, следуя за своей госпожой, строила из себя модельную пафосную куклу, сморщила губки бантиком, придавая невинный детский взгляд, который привлёк фотографа.

— Я хочу стать для тебя идеальной куклой

— Не сомневаюсь Карамель

Предложила вновь пальцы собственной руки для Оксаны, женщина поманила её в очередной раз, когда подошла к ступенькам крыльца, на которых фотограф, проводил фотосессию для кукол.

— Ты станешь идеальной куклой

— Моя комната готова? — поинтересовалась Оксана, следуя за своей хозяйкой

— Не думаю, что она тебе пригодится Карамель сегодня

Уверяла хозяйка, обернулась Волкова, посмотрела на Оксану с загадочной улыбкой, когда держала её за руку, продолжила подниматься по ступенькам, взглянув на чистое небо над головой.

— Я приготовила для тебя кое-что интересное

— Интересное?

Ухмыльнулась Оксана, поднявшись на крыльцо, прошла между обнажённых кукол, каждую из которых рассмотрела по несколько секунд, когда и сама попала в кадр объектива фотокамеры.

— Могу я узнать что именно?

— Это сюрприз — уверяла Волкова, указав рукой на входные двустворчатые двери большого дома, предлагая Оксане первой переступить их порог и войти в огромный холл, чей свод держали огромные колонны, словно греческий Парфенон этот дом был огромен — Но ты удивишься

— Меня удивляет твоя загадочность Элеонора

Ухмыльнулась Оксана, направляясь по мраморной плитке, когда в помещении играла мелодичная музыка и некоторые из фотографов, услышав звук её каблуков, обратили на неё внимание.

— Я прям, жду не дождусь, чтобы узнать, что меня сегодня ждёт

— Иди к себе в комнату — обвив талию Оксаны, женщина на время подтянула её к себе — Эти две куклы, проводят тебя и окажут тебе, сколько внимания, сколько ты от них этого потребуешь

— Милые девушки — похвалила Оксана, рассматривая двух обнажённых официанток, из обслуги агентства Волковой, когда девушки были без нижнего белья, но строение их тела имело привлекательный модельный вид — Буду рада, если они составят мне компанию

— Это твой эскорт на сегодня

— Ты пришлёшь за мной

Разделяя связь с Волковой, когда Оксана была безумно рада ощущать, связь пальцев с этой женщиной на своём теле, отошла от темноволосой госпожи, продолжая идти дальше по холлу.

— Потому как я, лично, буду очень этого ждать

— Не переживай на счёт этого

Уверяла Элеонора, наблюдая как обе девушки, составили эскорт для Оксаны, когда она модельной походкой, от бедра, направлялась к ступенькам лестницы, сияя во вспышках фотокамеры.

— Я сообщу тебе, когда ты мне понадобишься

— Я буду ждать тебя в своей комнате — подошла к лестнице, Оксана, встав рядом с перилами, наступая на первую ступеньку, послала для своей хозяйки воздушный поцелуй, отразив на лице интригу взгляда куклы, когда её снимал объектив фотокамеры — Не заставляй меня там скучать

Начиная подниматься под сопровождение двух обнажённых кукол, которые были в униформе горничных, выполняли, роль обслуги в этом доме. Продолжая подниматься по ступенькам, Оксана видела на ступеньках самых разных моделей, их представителей, менеджеров, создающих для них контракты от самых разных журналов. Гости стояли на лестницах, находились на втором этаже большого холла и ограждения третьего, когда Оксана, поднимаясь на второй этаж, подняла голову, заметила их фальшивые улыбки в момент беседы и то, как они ревностно на неё смотрят.

Гости были в масках, как их куклы, каждая из которых улыбалась и в тоже время, ненавистно смотрела на Оксану, заметив, как окружение модели продолжали наблюдать за тем, как она поднималась по ступенькам на второй этаж. Кто-то из гостей пил шампанское, некоторые коньячные напитки, ну а модели, предпочли своим осязаниям вкуса, сухое полусладкое вино из коллекции хозяйки. Воздух был пропитан молекулой дорогих сортов парфюма и нежным в тоже время стойким вкусом губной помады, которую Оксана заметила на стекле бокала куклы с вином.

— Вы наверно одна из кукол хозяйки? — поинтересовалась блондинка сопровождающая Оксану, когда они вместе со своим эскортом поднялись на второй этаж

— Я её сама дорогая кукла

Ответила Оксана, не оборачиваясь, считая обслугу лишь за сопровождение и не больше, не желая разговаривать с низкими себе по рангу девушками, считая их лишь простыми рабынями.

— Я её администратор

— Так вы и есть Карамель?

Спросила шатенка, отражая в голосе восторженность, продолжая следовать за Оксаной по второму этажу, направляясь напротив ограждения, проходила мимо гостей.

— Я столько ваших фото видела в этом доме

— И это милочка — довольствуясь своей гордостью, ответила Оксана, когда прошла мимо диванов и кресел на втором этаже, на которых располагались гости агентства и их куклы, что приехали заключить контракты на съёмку своих моделей — Лишь начало моей карьеры

— Вы знаменитость

Подтвердила блондинка, когда они подошли к арочному проходу в коридор, по обеим сторонам которого располагались на стенах огромные фото в рамках, на которых была изображена Оксана.

— И хозяйка вами гордится

— Она мной восхищается

Войдя в коридор, ответила Оксана, продолжая игриво выражать походку модели, перед девушками, она словно сияла своей гордостью желая показать обслуги, что она эталон красоты.

— Просто не подаёт и вида — проходя мимо столика, на котором располагалась большая ваза с шикарным букетом алых роз, когда Оксана коснулась пальцами бутона, одного из цветков, наклонила к себе, прежде чем вдохнуть их аромат — На самом деле, она любит меня, так же как и я

Вдохнув глубоко этот искушающий разум аромат, Оксана направилась дальше по коридору, обернувшись, лишь хотела заметить, как эскорт из двух обнажённых девушек проследует за ней.

— Вы что проследуете за мной?

Спросила Оксана, повернувшись в сторону эскорта, посмотрела как настойчиво обе обнажённые девушки, продолжали за ней следовать по коридору, как она так выразительно играла бёдрами.

— Это же моя комната

Уверяла Оксана, касаясь пальцами дверной ручки, закрытых двустворчатых дверей, большой комнаты, повернулась к своим сопровождающим, посмотрев на них нежным взглядом.

— Тут моё личное пространство

— Простите Карамель, но хозяйка лично просила нас быть с вами до тех пор, пока она снова вас к себе не позовёт

— Вы что со мной пойдёте в комнату?

— Так приказала хозяйка — пожав плечами, ответила белокурая девушка, оставаясь стоять за спиной у Оксаны с виноватым выражением лица

— Мы тут ничего не можем поделать, но хозяйка приказала лично следить за вашими потребностями и контролировать ваше присутствие в доме

— Даже так

Ухмыльнулась Оксана, раскрывая двери просторной комнаты в конце коридора, переступила порог светлого помещения, с большими панорамными окнами вид с которых был на опушку леса.

— Хозяйка сильно меня оберегает

Оглядела Оксана свою просторную большую комнату, когда вошла сначала в её гостиную, обернулась, посмотрела на огромную розовую кровать с балдахином, прикусывая краешек губы.

— Не возражаете

Обращаясь к двум девушкам, Оксана проходила по комнате, направляясь по деревянному полу, стукала звучно каблуками красных туфель. Направляясь сначала в гостиную, Оксана сняла с плеча сумочку, положила её на поверхность стеклянного столика, мило улыбаясь своим сопровождающим, затем проследовала к стене, у которой находился большой гардеробный шкаф.

— Если я переоденусь

Заводя руки за спину, Оксана развязала, бантик удерживающего устройства платья на шее, когда подошла к зеркальной поверхности двери-купе, гардеробного шкафа, встав боком.

— Мне это платье

Снимая его, оголяя грудь перед девушками, Оксана хотела удивить кукол из обслуги в доме хозяйки, упругой подтянутой большой формы естественной груди, прислонив к соскам ладони.

— Уже надоело

Скинув предварительно туфли с ног, так как хождение на шпильках сильно напрягало ей ноги и спину, но Оксана была обязана поддерживать свой представительский образ модельной куклы.

— И эти туфли, на которых я всегда обязана выходить из комнаты

Оставаясь в одном нижнем белье, когда лишь красные трусики не делали Оксану полностью обнажённой, в то время как за ней наблюдали стоя у входа две молодые обнажённые девушки.

— Я должна поддерживать товарный вид модели

Рассказывала Оксана девушкам, повесив платье на вешалку, которую убрала в шкаф, после чего касаясь пальцами зеркальной поверхности двери, отошла от неё, легонько закрывая за собой.

— Вы наверно видели мои посты и портфолио

Общаясь с девушками уставшим голосом, после проведённой операции пересадки сердца, Карине Симхаевой, не было сил вести какую-либо деятельность в комнате, когда направилась к постели.

— Мои снимки хорошо покупают журналы

Девушки лишь молча стояли у двери, высокая их дисциплина говорила о том, что помощники хозяйки хорошенько выдрессировали кукол, так что они просто не могли ослушаться приказа.

— Мне нужно выспаться, чтобы я снова могла себя чувствовать привлекательной куклой

Направилась Оксана босиком по паркету, прямо в розовой большой кровати с большим пышным одеялом, идеально выписывающим в этот гламурный интерьер постели. Оксана, сбавив шаг, играя бёдрами, подошла к постели, что была застелена розовым одеялом, сгибая ноги в колено, наступила им на нежный материал постели. Оставаясь в одних лишь трусиках, Оксана чувствовала, как постель была пропитана, каждая молекула, содержала в себе аромат безудержной коллекции «Shalimar Parfum Initial (Guerlain)», завораживая страстью и сладостью карамели. На короткое мгновение времени, Оксана оставалась стоять на четвереньках в постели, обернувшись, посмотрев на двух девушек, что смиренно демонстративно показывали перед ней своё воспитание.

— Я сейчас буду спать

Ползла Оксана, словно кошка на четвереньках по кровати, направляясь к рядом стоящей тумбочки, где у ножки ночного светильника, лежала розовая тонкая ленточка ткани. Взяв ленточку в руки, Оксана, оставаясь на коленях в постели, перевязала волосы, соединив их в единый пучок сзади. Оксана словно рекламировала тело перед девушками, словно хотела показать им товарный вид и в тоже время проверить их выдержку, думая, что они ей интересуются. Лаская себя нежно пальцами рук, Оксана трогала свою грудь, бёдра и живот, после того, как сплела волосы в единый пучок за спиной, розовой ленточкой, желая произвести на девушек впечатление.

— А вы охраняйте мой сон

Распорядилась Оксана, понимая, что своим рекламным телом она не произвела на девушек впечатления, решила забраться под одеяло. Расположившись спиной на нежных розовых подушках, Оксана утопала под запах карамели от постели ласке этого материала, не заметила, как уснула. Оксана даже не поняла, закрыла она глаза или нет, когда тело не могло больше производить энергию для движения, сладко задремала, оставаясь под пышным лёгким одеялом.

Продолжая какое-то время, сладко посапывать, в то время как дверь комнаты открылась, Оксана не слышала женские приближающиеся каблуки к кровати, на которой она спала. Сон был таким крепким, что Оксана не заметила, как на выдохе издавала стон насыщенной сексуальной лёгкой интонации нот. Чувства во сне были так напряжены, Оксана через какое-то время, учащенно застонала, начиная ласкать себя в постели, в то время как она думала, что в комнате никакого, кроме неё самой, нет. Извиваясь, оставляя глаза закрытыми, Оксана представляла дикую сексуальную страсть, изнывая в агонии порочных стонов, продолжая быть телом под одеялом.

— Браво — похвалила Волкова, похлопав в ладоши, заставляя глаза Оксаны открыться, когда она испытала стыд, перед своей госпожой, отражая это блеклым румянцем застенчивости на щеках

— Элеонора, я даже не слышала, как ты вошла

Сгорая от стыда, ответила Оксана, отводя застенчивый взгляд, посмотрела на занавеску балдахина кровати, у которой оставалась стоять Элеонора, теребила пальцами этот нежный материал.

— Я думала, что одна в комнате

— А то, что я тебе оставила двух кукол

Указала Волкова на двух обнажённых девушек, которые продолжали стоять у входа комнаты, двери которого оставались закрытыми, при виде хозяйки рабыни не позволили себе поднять глаз.

— Которые следили за твоими потребностями

— Мои потребности это был сон

Ответила Оксана, немного вылезла из-под одеяла, по пояс, оставляя ноги под ним, с удивлением смотрела на хозяйку, влюблённым и в тоже время взглядом желала испытать от её тела ласку.

— Думаешь операция Симхаевой была такой лёгкой

— По крайней мере, я не слышала от тебя или твоих коллег, что были какие-то проблемы

— Это пересадка сердца, тут всегда могут быть проблемы и совсем не обязательно, чтобы о них тебе кто-то говорил

— Я собственно пришла

Видно было, как Элеонора посчитала для себя дерзостью интонацию и неправильный набор слов, что сказала ей Оксаны. Женщине стоило немало усилий, чтобы сдержаться и не показывать свой гордый нрав перед куклой, которую необходимо было, по её мнению, преподать урок воспитательных манер. Взгляд зелёных глаз хозяйки, отражал недовольство, с которым она кратковременно смотрела на Оксану, непременно что-то интересное придумав на этот счёт мести.

— Что позвать тебя с собой

— С собой? — переспросила Оксана, оставаясь лежать на розовых подушках, наблюдая за хозяйкой

— Я обещала тебе фотосессию и кое-что хотела показать

— И что же ты мне хотела показать Элеонора?

— Это будет моим сюрпризом — загадочной улыбкой, ответила Волкова, продолжая стоять у постели в которой, оставалась лежать Оксана — Надень красивое платье, а я тебя подожду

— Ты останешься в комнате?

Не решаясь так легко выходить из понравившейся ей постели, в которой Оксана испытала оргазм от сна, разум её сексуальных фантазий, буквально разрывался на части. Оксана понимала, что плоть требовала истязаний, сексуальных извращений, которое навязывало ей сильные желания искушенной страсти. Когда смотрела на свою хозяйку, то думала, как безудержно сильно, она её любит, Оксана даже не понимала за что и почему такая сильная безответная любовь от которой сходила с ума, желая испытать на теле сильных болевых чувств и наказания от своей госпожи.

— И никуда не пойдёшь?

— Ты моя собственность — ответила Элеонора, женщина прошла по комнате в сторону небольшой гостиной — Я хочу посмотреть на тебя, прежде чем представлю фотографу

— Очередная фотосессия?

— Будет весело — убеждала Волкова, наблюдая за тем, как неохотно Оксана покинула ложе, оставляя одеяло лежать на постели, которую медленно двигаясь на четвереньках, словно грацией кошки прошла по кровати — Не сомневаюсь, ты этого хотела и этого хочешь сейчас

— Откуда ты знаешь, что я хочу сейчас?

— Я всё должна знать о своей кукле

Располагаясь в кресле, женщина жестом руки приказала рабыням, остававшимся стоять у входной закрытой двери, чтобы одна из них сходила за бокалом и бутылкой вина для своей хозяйки.

— Такова обязанность хозяйки

— Интересные у тебя обязанности

С ухмылкой подметила Оксана, сползая с кровати, касаясь руками пола, выгнула спину, выставив упругие бёдра, медленно сошла с постели оставаясь стоять на полу на четвереньках.

— Что интересного ты приготовила для меня сегодня?

— Тебе понравится

Ответила с ухмылкой Волкова, взяв в руки предложенный бокал, хозяйка посмотрела на девушка, которая стояла с графином, с которого наполняла вино в сосуд для своей госпожи.

— Оденься и распусти волосы

— Оденься? — выразила удивление на лице Оксана, когда посмотрела на хозяйку, поднимаясь с колен — Ты мне разрешишь в доме носить одежду?

— Сегодня разрешу

Подметила Волкова, женщина поднесла бокал к губам, наблюдая, как Оксана сексуально двигаясь, прошла по комнате в сторону гардеробного шкафа.

— Только нижнее белье и обувь для стриптиза

— На мой вкус?

— Только, пожалуйста

Сделав очередной глоток вина, рассказывала Элеонора, продолжая наблюдать за Оксаной, как она движением подобно грацией кошки прошла, играя бёдрами по комнате, подошла к шкафу.

— Оденься вызывающе

— Мне придётся для кого-то раздеваться сегодня?

Спросила Оксана, отодвинув пальцами, дверь-купе гардеробного шкафа в комнате, обернулась, посмотрела на свою хозяйку, когда Волкова оставаясь в кресле, снова отпила вино с бокала.

— Или оказывать услуги интимного характера?

— Приват будет для меня, как и сам секс

Ответила Волкова, отрываясь от бокала с вином, хозяйка была явно довольна его сладким пленяющим вкусом винограда, женщина была безумно влюблена в обнажённые формы Оксаны.

— Я не буду превращать свою идеальную куклу в шлюху

— Как это красиво звучит

Изумилась в улыбке Оксана, посмотрев на полку с бельём, приметила черный ажурный бюстгальтер, с выразительным белым сексуальным узором, а так же трусики шортики аналогичной раскраски.

— Значит, моё тело принадлежит только тебе

— Мы будем долго болтать или ты может, оденешься, как подобает кукле?

— Как подобает кукле, то есть голой?

— Сегодня без этого обойдётся

Ответила Волкова с ухмылкой, женщине явно нравилось то, как Оксана оставалась без трусиков примерила на себе чашечки мягкого бюстгальтера, прислонив их подушечки к розовым соскам.

— Фотосъёмка и лёгкий стриптиз на камеру, без раздевания

— Без раздевания совсем? — сморщила губки Оксана пафосно, подобно модельной кукле, заводя руки, за спин застёгивая застёжку бюстгальтера — Может на камеру я могла бы кое-что и показать?

Взяв в кончики пальцев трусики шортики. Оксана внимательно смотрела на свою хозяйку, когда женщина, положив ногу на ногу, оставалась в кресле. Девушка рабыня, что стояла рядом наливала для Элеоноры новый бокал вином, как раз тогда, когда хозяйка наблюдала, как Оксана надевала на себя трусики, вращая и придавая в этом движении пластику тела, Волкова смотрела ей на бёдра.

— Или может что-то будет, чтобы разнообразить моё портфолио

— Что ты предлагаешь?

Интересовалась Волкова, женщина не сводила глаз с Оксаны, когда она поправляла резинку надетых на себе трусиков, оставалась стоять у дверцы шкафа с одеждой, наблюдая в отражение.

— В пределах разумного, я не хочу, делать из тебя шлюху

— Хорошо — утверждала Оксана, понимала для себя, как безумно была влюблена в хозяйку, она не могла представить для себя жизнь без неё, не спрашивая себя, откуда такая связь с Элеонорой, что подвергала безумию — А что для тебя разумное

Нагнулась Оксана, наступая на полку шкафа коленом, достала с полки для обуви, золотистые туфли на платформе и высокой шпильке, покрытые стразами.

— Я хочу их надеть? — влюбилась Оксана сразу в эти туфли, что достала с полки, демонстративно показывая их для хозяйки, держала туфли для pole-dance на руках

— Ты будешь в них сексуальна — согласилась Волкова, женщина, вставая с кресла, отдала пустой бокал для обнажённой девушки рабыни — Но Карамель, я не могу тебе в этом отказать

— Однако есть кое-что, в чём ты мне отказываешь

Наклонилась Оксана, оставаясь стоять на выпрямленных ногах, чуть согнув одну ногу, обувая на ноги туфли для танца на пилоне, в которые была безумно влюблена, желая видеть их на себе.

— Правда, ведь Элеонора? — выражая соблазн, Оксана сексуально раскрыла губы, поднимая на свою хозяйку искушенный похотью взгляд

— Я не готова пока тебя клеймить Карамель — отвела взгляд Элеонора, так как не могла смотреть на то с каким искушением, чувствуя за собой правду, на неё смотрит Оксана

— Но их ты клеймила — указала Оксана на обнажённых рабынь, у которых на ягодицах сохранился след от клейма — А чем я хуже, каких-то рабынь?

— Ты кукла и лицо моего агентства

— Лицо твоего агентства — рассказывала Оксана, оставаясь стоять на другой выпрямленной ноге, нагнулась, чтобы застёгивать ремешок — Должно знать, что она собственность твоего именно дома

— Не волнуйся на этот счёт

Уверяла Волкова, направляясь к Оксане, у женщины было странное представление и подобие любви к ней, она получала наслаждение и удовольствие, наблюдая за её красотой и формами.

— Чего ты на самом деле хочешь?

Поинтересовалась Волкова, когда подошла к Оксане, женщина ладонями обвила ей ягодицы, прижавшись грудью к её упругой коже, не переставая ласкать плоть. Пальцами, через надетые на Оксане трусики, трогала лобок, ласкала половые губы, что были полные возбуждением и жажды.

— Сегодня я могу тебе только устроить

— Ты ведь не разрешишь мне вести показ обнажённых моделей

— Ты еще не готова

— А когда я буду готова?

Выпрямила спину Оксана, почувствовала обиду на хозяйку, отразив обиду на лице, пафосно, как кукла нахмурила губы. Покидая объятия нежных пальцев своей госпожи, Оксана для себя не желала испытывать ласку пальцев женщины на своём теле, проявляя перед ней необузданность и непокорность. Проходя по комнате, звучно стукая каблуками по паркету, Оксана хотела заявить о себе для Волковой, показать, что ей под силу любая задача или условие, что поставит ей хозяйка.

— Ты мне не говоришь и не предоставляешь возможности

— Она у тебя непременно будет

Ответила с ухмылкой Элеонора, хозяйка словно радовалась тому, как демонстративно перед ней Оксана показывала обиду и непокорность, не желая так легко подчиняться желаниям госпожи.

— Просто пока еще не пришло время

— А когда она прейдёт? — спросила Оксана, испытывала ощущение переизбытка гормональных чувств — Просто дай мне показать себя Элеонора и я обещаю что тебя не подведу

— Я приготовила для тебя Карамель нечто интересное — подошла Волкова к Оксане и касаясь кончиками пальцев кисти её руки, хозяйка вынуждала добровольно за собой пойти

— Ты уже говорила это Элеонора — нахмурила обидчиво губки Оксана, не желая так легко идти за хозяйкой — И что же меня ждёт, кроме очередной фотосессии или может быть видео с представленной возможностью заняться сексом?

— Хочешь секса?

Вынуждая проследовать Оксану за собой, спросила Волкова с ухмылкой, оборачиваясь через плечо, посмотрела на неё, продолжая настойчиво тянуть за руку, против её воли.

— Я могу устроить тебе даже на камеру с одной из куколок

— Хм…. а почему бы и нет — изумилась в улыбке Оксана, когда вела себя пафосная кукла, которую хозяйка тащила к выходу, против её воли — Ты могла бы быть чуть ласковее

— А ты могла бы быть чуть вежливее Карамель?

Недовольным взглядом посмотрела Элеонора на Оксану, как только они подошли к закрытой двери в комнате, которую перед ними открыла одна из девушек. Рабыня с кашемировым оттенком волос, держалась за дверную ручку, в то время как настойчиво хозяйка тащила, держась за кисть руки Оксаны. Волкова была настойчиво перед Оксаной, когда настойчиво силой вытащила из комнаты, переступая порог открытой двери за собой, настойчиво продолжала тянуть за руку её.

— Тем более ты лицо моего агентства, а я с тобой нянчусь даже лучше чем с рабыней, которая мне приглянусь, но она непокорна

— А я, по-твоему, разве покорна?

Вскрикнула Оксана, когда чуть не споткнулась о порог, была вынуждена следовать за хозяйкой, с криком запинаясь шпилькой туфель о каркас открытой двери, едва удержав равновесие.

— Чем я заслужила такое обращение?

— Я не понимаю — остановилась посреди коридора, как только отошла от двери, продолжая настойчиво держать Оксану за руку, спросила хозяйка — Чем ты постоянно недовольна Карамель?

— Тем, что ты не слушаешь меня Элеонора

— Ты кукла Карамель

С усмешкой заигрывая с Оксаной, хозяйка коснулась коготком её носа, заставляя на какое-то мгновение времени впасть в недоразумение

— Почему я должна тебя слушать?

— Потому что я не просто кукла

Утверждала Оксана, указала свободной правой рукой, на картину в коридоре на которой было её изображение в черном вечернем платье с шикарным декольте и вырезом на спине. Пафосный взгляд Оксаны, лишь только подчеркивал строгий образ, а диадема на голове отражала в ней королеву. Когда на фоне некоторых картин в этом доме, эта картина наибольшее внимание притягивала к себе за счёт, выразительности сексуального тела, которое подчеркивало платье.

— Я лицо твоего агентства и эта картина тому доказательство

Утверждала Оксана, демонстративно показывая на картину со своим изображением, что висела на стене рядом с её комнатой, оставаясь стоять с хозяйкой в коридоре, рядом с открытой дверью.

— Разве я не шикарно на этой картине

— Гордишься тем, что я наняла художника, чтобы запечатлеть, твой образ на этой холсте?

— А почему нет?

Пожав плечами, ответила Оксана, проследовав за своей хозяйкой самостоятельно, после того как Волкова уныло вздохнула, направилась по коридору, понимая, что её не переубедить.

— Из всех этих кривых кукол, мой образ, самый лучший

— Нас ждёт фотограф внизу

Прошла Волкова по коридору, встав у арочного прохода, касаясь пальцами деревянного каркаса, прежде чем войти в гостиную на втором этаже, женщина обернулась и посмотрела на Оксану.

— Я приготовила для тебя

Рассказывала Элеонора, продолжая наблюдать за Оксаной, когда она направлялась по коридору, медленно подошла к своей хозяйке.

— Интересную фотосессию

— Насколько интересную?

Направляясь следом за хозяйкой по гостиной на этом этаже, Оксана наблюдала, как тут находились гости Волковой в сопровождение с моделями, некоторые имели маски на лицах.

— Я вся в предвкушении

Оксана чувствовала, как некоторые модели на неё ревностно смотрели, замечая восхищенные взгляды своих хозяев или менеджеров по контракту работы в этом модельном агентстве.

— Что же ты для меня придумала

— Мой стилист будет ждать тебя в гримёрке на первом этаже перед входом в модельный зал и проводит в помещение стриптиз клуба на этом же этаже

— А ты сама, где будешь? — заметила Оксана, как Волкова направилась к компании людей на втором этаже гостиной, начиная уже с ними любезничать и оказывать пафосные, свойственные этой лживой атмосфере знаки внимания и приветствия — Ну да конечно, я тут опять сама по себе

«Ну, блядь замечательно», уныло вздохнула Оксана, понимая, что ввиду недовольных взглядов кукол, собравшихся в окружение своих хозяев и менеджеров по контракту, когда мужская их половина общества с восхищением смотрела в её сторону, в тот момент, когда Волкова сочла нужным её не представлять гостям.

Направляясь по гостиной, Оксана следовала одна к ступенькам, замечая постоянные взгляды мужской половины гостей, как некоторые гости, сохраняя статус инкогнито, оставались в масках, за ней любознательно продолжала наблюдать. Девушки, модельные куклы, некоторые из которых держали бокалы с шампанским и вином по вкусу, тоже были в масках, не выдавая себя на общественности у Волковой, общались тихо между собой в окружение собравшихся моделей. Все они продолжали смотреть на Оксану, было весьма неприятно ей, идти под такое молчание, когда взгляд каждого, буквально сверлит, когда их хозяева предпочти её тела взамен их молодой плоти.

Атмосфера воздуха в гостиной пропиталась алкоголем, сладкой смесью парфюмерной коллекции кукол и грубой мужской палитрой одеколона, чей брутальный вкус приманивал к себе самок. На лицах людей, что были надеты маски, было видно восхищение, когда Оксана проходила рядом по гостиной, но её терзало чувство тревоги из-за того, что хозяйка не представила её своим гостям.

«Почему она не представляет меня им, я ведь лицо её дома», не могла смириться с той мыслью Оксана, почему хозяйка предпочла уединиться с гостями без её рядом присутствия, как свиты.

Встав у ступенек, что вели вниз Оксана, прислонила пальцы к перилам, наблюдая за тем, как модели поднимаясь по ним, весело смеясь и чём-то тихо разговаривая. Обе девушки были с бокалами вина и в масках, девушки сохраняли статус инкогнито в этом заведении. Заметив Оксану на ступеньках, понимая, что даже их сексуальный образ в бикини и их молодая плоть, рядом не сравнится с сексуальным её телом в нижнем белье и в туфлях для танца на пилоне. Модельные молодые куколки, наблюдая какое-то время за Оксаной, как она, отражая застенчивость и приветливую улыбку, поправляя кончиками пальцев волосы, медленно начала спускаться по ступенькам. Оксана старалась не смотреть на девушек, что сверлили её ненавистными взглядами за то, что ввиду своей естественной красоты, они обе не могли превзойти этой женской идиллии.

Не обращая внимания на девушек, Оксана продолжала спускаться вниз по ступенькам, когда прошла мимо кукол, а они в ответ не сводили с неё глаз. Оксана слышала тихую инструментальную музыку, что доносилась снизу, немного еще спустившись, заметила, как брюнетка играет красиво рояли. Создавая приятную атмосферу, лживых чувств и маскарада для гостей, когда внизу гости спокойно проводили так же время, как и на втором этаже. Фотографы продолжали вести фотосессию для своих кукол, в то время как администратор внизу, обнажённая девушка в чулках и туфлях на высоких каблуках бегала по этажу и регистрировала вновь прибывших гостей. Заметив внизу у ступенек блондинку, стилистку, Оксана немного ускорила шаг, гордо поднимая подбородок, когда некоторые из гостей на неё внимательно смотрели, что поднимались по лестнице, оставались в недоумении, желая видеть её в роли администратора дома.

— Карамель рада тебя видеть

Обратилась блондинка, одетая в черно-белый сарафан, стилист стояла у ступенек первого этажа, внимательно наблюдая за тем, как медленно вниз спускалась по ступенькам Оксана.

— Признаюсь, я немного удивлена, почему ты не администратор сегодня

— Наверно потому

Ответила Оксана, сошла со ступенек красной ковровой дорожки, которая застилала мраморные плиты этой лестницы. Оксана выражала застенчивость и дисциплину перед фотографами и мужчинами, которые внимательно за ней наблюдали, когда она спустилась на первый этаж в доме.

— Что у Элеоноры на счёт меня другие планы

— Карамель дорогая

Окликнула хозяйка Оксану, заставляя своим голосом обратить на себя внимание, оставаясь стоять у ограждения на втором этаже, одной большой гостиной, Волкова смотрела вниз.

— Ты не могла бы подняться сюда на несколько минут?

— Блядь

Грязно выругалась Оксана, посмотрев наверх, после чего оглянулась быстро по большой площади помещения, как некоторые из гостей смотрели именно на неё. На фоне играющей инструментальной музыки в гостиной, обращение хозяйки звучно прозвучало именно для Оксаны.

— Я вот только что спустилась

— Ничего не поделаешь Карамель

Любезно улыбнулась блондинка, стилист, понимая, что с Оксаной ей поработать, теперь не удастся, девушка медленно сделала от неё шаг назад, продолжая внимательно на неё смотреть.

— Она твоя хозяйка

— Она-то хозяйка

Отчаянно ответила Оксана, обернувшись, вновь поднимая обиженный взгляд, понимая, что лестницу, которую она с трудом преодолела, вновь потребует пройти этот путь по воли хозяйки.

— А мне снова придётся подниматься

Направилась Оксана к лестнице, в то время, как сама сгорала от злости и капризов хозяйки, которые ей начинали уже досаждать. Поднимаясь по ступенькам лестницы, Оксана не скрывая недовольства, смотрела на лица моделей в масках, за лица кукол были видны насмешки, кто-то из девушек даже злорадствовал её отчаянию и тому, что ей снова придётся подняться по этой мучительной, для неё, лестнице. Продолжая преодолевать этот тяжелый для себя труд, Оксана следовала, переступая с одной на другую, ощущая под каблуками мягкую красную дорожку. Лица людей, что смотрели на неё, вновь пришлось испытать, для Оксаны, столь пристальное внимание на себе, когда каждый хоть и понимал, что она администратор, но желал изучить её по-своему.

— Надеюсь, Элеонора ты не просто так меня сюда позвала

— Я хотела представить тебя одному своему гостю

Ответила с улыбкой хозяйка, когда сама на последних для Оксаны ступеньках, женщина спустилась, протянув ей руку, помогая подняться на второй этаж.

— Мне очень не хотелось этого делать, но ты же понимаешь, ситуация вынуждает

— Что случилось Элеонора?

— Кое-кто хочет с тобой познакомиться, после того, как ты помогла Карине Симхаевой

— И кто же это?

Спросила Оксана, направляясь с Волковой по второму этажу гостиной, в то время как было слышно, как в двери дома неожиданно нагрянула полиция, прервав столь долгожданный бал.

— Это какая-то часть шоу? — поинтересовалась Оксана наклонившись к ограждению посмотрела, как темноволосая женщина в синей униформе с сотрудниками ведомственных структур и ФСБ вошли в гостиную в автоматами — Я что-то не понимаю Элеонора, что тут происходит

— Майор ФСБ Терешкова Мария Валентиновна

Представилась громко женщина, заставив командирским голосом гостей Волковой замолчать, когда сотрудники ФСБ направили на людей автоматы, вынуждая их встать лицом к стене.

— Всем, кроме хозяйки этого дома, встать лицом к стене, а к ней у меня особый разговор

— Элеонора скажи сразу — утверждала Оксана, выражая на лице обеспокоенность, когда смотрела вниз стоя у ограждения на втором этаже — Что происходит, зачем эта женщина пришла сюда?

— Элеонора Валентиновна

Подошла странная женщина в деловом черном представительском костюме, на лице неизвестной блондинке была белая маска, поэтому Оксана не видела лица гостьи своей хозяйки.

— Это и есть Карамель?

— Елизавета Викторовна

Обратилась Волкова, к гостье прошипев сквозь зубы, наблюдая за тем, как сотрудница правоохранительных органов уже поднималась по ступенькам с бойцами ФСБ и полицейскими.

— Только консультация вам понятно?

Отдавая указания для своей уважаемой гостьи, говорила Элеонора, начиная волноваться из-за того, как пострадала репутация её дом в связи с прибытием правоохранительных органов на бал.

— Карамель, ни при каких обстоятельствах, не должна участвовать в этом, только консультация

— Это понятно — считая неуместную ситуацию, рассказывала блондинка в маске, оставаясь стоять между Оксаной и её хозяйкой — Если вы хотите, чтобы по этому делу не привлекли вашу куклу, то ей нужно немедленно уйти отсюда

— Нет! — возразила Оксана, не позволив блондинке к себе прикоснуться — Пока вы не расскажите, что происходит, я никуда, ни с кем не пойду

— Карамель нет времени

Уверяла Волкова, понимая, что своими делами она не может просто никак подставить Оксану под удар следственного уголовного дела, которую именно завели на хозяйку и на всё её агентство.

— Прошу иди с госпожой Варламовой, она тебе всё расскажет

— А как же ты?

Интересовалась Оксана, понимая, что скора уже Терешкова, поднимется на этот этаж и работник следственного комитета никак не должен видеть её тут. Незнакомка в белой маске вызывала в Оксане некий интерес, помимо дорого платья на блондинке, она уловила в этой женщине запах дорогой парфюмерной коллекции «Hermes 24 Faubourg». Женские духи с таким мужественным названием, занимают следующую позицию в нашем рейтинге. Французский модный дом решил не ограничиваться обычными флакончиками, а разлил свой продукт, в хрусталь. Как и многие другие модные дома, Hermes лимитировал выпуск духов, создав невероятный ажиотаж

— Что будет с тобой Элеонора?

— За меня не волнуйся — толкнула Волкова пальцами в плечо Оксану, велев ей таким жестоким образом удалиться и покинуть место, пока она сама не оказалась под следствием у следственного комитета, который представляла Терешкова — Уходи, давай!

— Элеонора! — прокричала Оксана, когда блондинка настойчиво схватила её за руку, начиная с ней удаляться по гостиной на втором этаже — Элеонора, что с тобой будет, Элеонора!

— Карамель нам нужно уходить

Буквально силой, неизвестная блондинка в маске затащила Оксану в коридор, пока Терешкова еще не поднялась на второй этаж, женщина продолжала настойчиво тащить её за руку.

— Я всё расскажу, но в другом месте

— В моей комнате подойдёт? — заметила Оксана, как две обнажённые девушки, испугавшись, что происходить, рабыни покинули комнату, раскрывая двустворчатые двери

— Что в твоей комнате? — удивлённо белокурая незнакомка в маске, посмотрела на Оксану

— Мне нужно переодеться

Заявила Оксана, высвободив свою руку из-под хватки пальцев неизвестной ей гостье, направилась к дверям открытой комнаты, у которой на входе стояли две испуганные обнажённые девушки.

— Это не займёт много времени

— Карамель, что случилось?

Спросила одна из рабынь в ужасе, подбегая тут же по коридору к Оксане, когда она, наоборот, не замечая девушку, не желая с ней общаться, прошла в открытые двери комнаты.

— Что происходит?

— Сидеть здесь

Заявила Оксана, заставляя голосом войти обратно в комнату, двух обнажённых девушек, в то время как сама подошла к двери шкафа, которая после неё оставалась открытой до этого момента.

— Тихо и не высовываться

— Расскажи нам что случилось?

Девушки были обучены преданности хозяйки, их запугали при их дрессировке рабынь и они ни за что не посмеют ослушаться Волкову, прекрасно зная последствия и опасность для своей жизни.

— Почему полиция пришла? — подошла одна из девиц с кашемировым оттенком волос к Оксане, когда она стояла у двери открытого шкафа, посмотрев с завистью на клеймо, что было на ягодицах у шатенки, желая получить себе, такое же — Что они тут собираются искать?

— Сядь и успокойся

Указала Оксана пальцев левой руки на пол, когда сама завела руки за спину, снимая с груди бюстгальтер, ощущая, как медленно его лямки слегка царапали трением нежности предплечье.

— За кем они пришли? — обратилась Оксана к неизвестной незнакомке в маске, когда женщина вошла в комнату — Они не могли вычислить Элеонору, тут слишком большой круг лиц замешан в этом агентстве, они ничего не докажут и ничего не смогут тут найти

— У одного, в общем, богатого человека дочь лежит в коме от отравления неизвестным ядом

Была вынуждена незнакомка, хоть как-то начать беседу, в сложившейся ситуации, желая поторопить Оксану, когда она избавлялась от трусиков, надетых на себе, медленно снимая их.

— Не знаю, поэтому ли поводу они пришли сюда или нет, но ты Карамель мне нужна для этого

— Волкова не работает с ядами

Возразила Оксана, избавляясь от трусиков, оставляя их лежать на полу, перешагнула через них, снимая вешалку с красным платьем, что оставила висеть в шкафу, внимательно оглядела его.

— И она бы точно не стала бы травить ребёнка

— А это и не она

Пояснила блондинка, наблюдая за тем, как Оксана снимает трусики с вешалки, оставаясь в туфлях для pole-dance, начала их на себя одевать, в то время как две девушки сели перед ней на колени.

— Я не знаю, зачем они здесь

Наблюдала женщина, как рабыни, что сидели перед Оксаной на коленях, помогали ей избавиться от обуви, в то время как она сама указала на нужные ей красные босоножки на каблуке.

— Прошу, я не хочу тащить тебя от сюда силой, но обстоятельства вынуждают

— Кто та девушка?

Поинтересовалась Оксана, одевая на себя, платье, переступая с ноги на ноги, позволяя двум рабыням быстро надеть себе на ноги красные босоножки, избавляясь от туфель, танца на пилоне.

— Расскажи мне о ней

— Виолетта Сергеевна Литвинова 2004 года рождения, поступила лечебное заведение клинической московской больницы в состояние комы, врачи сначала думали, что она умерла, но отец настоял убедиться на том, пришлось подключить её к аппарату ЭКГ

— Пульс был, но слабый, едва заметный, что невозможно было определить, мертва ли она или нет

— Я знаю, кто это сделал, но не смогу доказать, так как не знаю, что за яд, превратил девушку в….

— Овощ? — взяла Оксана предложенную ей белую сумочку, оставаясь стоять боком к зеркалу на дверце шкафа, свободной рукой расправляла пальцами складки красного надетого на ней платья

— Послушай нам нужно уходить — уверяла блондинка подошла к Оксане в тот момент, когда она повесив сумочку на плечо, стояла боком к зеркалу, любовалась своим изысканным отражением

— Именно это с тобой мы сделаем — утверждала Оксана, направляясь к выходу, обернулась, посмотрев на двух оставшихся рабынь в комнате — Сидеть здесь тихо и не высовываться

— Любишь приказывать рабыням? — поинтересовалась блондинка в маске, оставаясь стоять у входа, к которому медленно подошла Оксана — Признайся, что любишь власть

— Я люблю ощущать власть над своим телом, когда хозяйка руководит мною

Рассказывала Оксана, переступила порог открытой двери, в то время как сотрудники следственного комитета в сотрудничестве ФСБ вели беседу с хозяйкой агентства. Полицию совершенно не интересовали присутствующие гости в этом доме и его мрачная, окутанная смутой обстановка. Дом был под полным оцеплением, в то время как следственный комитет опрашивал хозяйку, некоторые из работников ФСБ держали под контролем собравшихся гостей в гостиной.

— Нужно уходить, пока полиция не добралась и до нас

— Ты разве не видишь, что там структуры куда серьёзней Карамель, чем просто полиция

— Пока им до нас нет никакого дела — утверждала Оксана, шепотом обращаясь к незнакомке, которая схватила её за руку, игнорируя возмущение — Что ты вечно хватаешь меня за руки?

— Потому что ты не можешь сама идти, как я тебе говорю

— Просто не надо меня за руку тащить

— А я просто не хочу чтобы, когда начали обыскивать дом и обнаружили тут нас

— Ни одна кукла Волковой — убеждала Оксана, продолжая следовать под принуждением за своей белокурой незнакомкой, которая крепко держала её за руку — Не посмеет её выдать, они все сильно воспитаны, даже рабыня не посмеет против неё дать показания, все прекрасно понимают…

— Сейчас дело не до них

Утверждала незнакомка в маске, когда тащила Оксану за руку к другому выходу из коридора, что вёл к ступенькам второго входа, спуск к которому сразу выходил на обратную сторону агентства.

— Тебя нужно эвакуировать в первую очередь о Волковой подумай позже

— Но почему?

Возразила Оксана подошла к ступенькам лестницы, как только повернув за угол, под принуждением, незнакомка в маске, продолжала настойчиво держать её за запястье правой руки.

— Почему я так важна? — осторожно спускаясь, хоть и женщина тянула её за руку, Оксана боялась такого крутого спуска на высоких каблуках, красных одетых на ней туфель

— Помоги нам установить яд, которым отравили дочь Литвинова

— Кто такой Литвинов? — интересовалась, продолжая спускаться, держась просто пальцами свободной левой руки, прислоняясь ими к стене — И почему я должна ему помогать?

— Ты хочешь вернуться к своей хозяйке?

— И как это может помочь, если её сейчас арестуют

— Помоги нам с ядом — утверждала незнакомка в маске, спустившись с Оксаной в небольшое помещение у которого рядом с лестницей была небольшая скрытая гостиница, где гости продолжали бал, совершенно не зная о присутствии следственного комитета в доме — И мы тогда

— И тогда мы что?

Интересовалась Оксана, направляясь по скрытой гостиной, где гости оставались на диванчиках, перед которыми куклы на столах исполняли приватный танец, позволяя ласкать себя везде.

— Ты вызволишь Волкову из тюрьмы?

— Я помогу ей, чем смогу — уверяла незнакомка в маске, когда подошла с Оксаной к дверям, что вели на обратную сторону дома, за стёклами которого располагался сад

— Ты обещаешь? — подошла Оксана следом за женщиной в белой маске к дверям, которые блондинка распахнула, пропуская поток нежной прохлады с улицы

— Я ничего тут не могу обещать

Ответила блондинка, когда вышла на крыльцо, женщина обернулась, посмотрев, как Оксана направлялась к открытым дверям. Прохлада воздуха проникающего в помещение обдувала волосы Оксаны, придавая им выразительный объём в момент её движения по гостиной, когда она играла выразительно бёдрами в каждом шаге. Некоторые из гостей, прекрасно зная, кто она для хозяйки этого дома, внимательно смотрели на Оксану, провожая взглядом, пока она не вышла из дома.

— Но постараюсь помочь твоей хозяйки, но сначала помоги нам

— Кому это вам? — толкнув пальцами створку двери, когда Оксана стояла на крыльце, не желая дальше следовать за незнакомкой в маске, пока она перед ней не объяснится

— Тот на кого я работаю

Рассказывала блондинка, указала на красный припаркованный седан рядом со ступеньками, показывая для Оксаны направление транспортного средства к которому нужно следовать.

— Попросил эксперта по ядам, лучшего из лучших

— Я не эксперт по ядам — уверяла Оксана, начиная медленно спускаться по ступенькам крыльца, чувствовала прохладу летнего воздуха на своём теле

— Однако изучив твоё досье

Рассказывала блондинка, снимая, наконец, с лица маску, чтобы Оксана могла разглядеть лицо женщины, когда выбросила её в кусты. Даже без маски, когда смотрела на эту незнакомку, Оксана не узнавала её, однако ровные скулы, подтянутая кожа, делали эту женщину весьма представительской особой. У незнакомки было весьма красивое лицо, шикарные распущенные длинные волосы, безусловно она была агентом того на кого работала с идеальной внешностью.

— Ты помогла с трагической ситуацией в доме у Романовых

— Это было несколько месяцев назад, тогда у меня была целая команда криминалистов

— И сейчас ты тоже не будешь одна

— Где гарантии, что меня там не убьют

— Гарантий нет

Утверждала блондинка, мило улыбнувшись Оксане, девушка открыла дверь с водительской стороны, когда красный седан оставался стоять в тени, на обратной стороне дома. Женщина, как будто знала, что следственный комитет нагрянет с проверкой к Волковой и заранее приготовила себе путь отхода. Незнакомка вела себя странно, заставляла испытывать Оксану чрезмерную настороженность и беспокойство, но чувство вернуться к хозяйке обратно, было выше всего этого.

— Но я обещаю за тобой присматривать

— Куда мы едем?

Встав у капота красной машины, спросила Оксана, трогая знак мерседеса пальцами, продолжая внимательно наблюдать за блондинкой, которая расположилась в водительском кресле. Встав ключ в замок зажигания, женщина мило улыбнулась Оксане и прежде чем ответить, завела двигатель под капотом автомобиля, рядом с которым она стояла, давая почувствовать силу его звука. Вибрация под капотом и его звук, так возбудили в Оксане дикую похоть, столь тонкая механика звучания двигателя автомобиля, привлекало её слух, заставляя испытывать наслаждение.

— И куда же мы всё-таки едем?

— Есть один клуб

Уверяла незнакомка, дотянувшись до ручки пассажирской двери с передней стороны, открыла её для Оксаны, предлагая настойчиво сесть рядом в автомобиль и отправиться с этой женщиной.

— Бывший супруг твоей хозяйки

— Бывший?

Была недовольна Оксана таким ответом, присаживаясь на черное кожаное сиденье, работающего автомобиля, закрыла за собой дверь, почувствовав освежающий поток воздуха с кондиционера.

— Я почему-то думала, что они вместе

— Кукле не всё положено знать

Мило улыбнулась незнакомка для Оксаны, после чего вывела задом машину, отогнав транспортное средство задом с парковки, обратной стороны дома. После чего, блондинка, беспрепятственно направилась по колее, вокруг строения особняка Волковой в сторону выхода.

— Так вот в этом клубе тебе придётся поработать сегодня

— Сегодня?

Вопросительно посмотрела Оксану на женщину, которая вывела машину во двор большого дома, проезжая с обратной стороны дома. Пока все машины следственного комитета и ФСБ стояли на главном крыльце, пользуясь моментом, белокурая незнакомка знатно нажала на педаль газа, давая почувствовать Оксане вновь возбуждающий звук мотора под капотом. Красный седан быстро покинул ограждённый периметр дома, направляясь к густозаселённой лесом дороге, спускаясь с опушки. Автомобиль двигался, стремительно набирая скорость, устремляясь в лес, дом был так расположен на опушке лесной горы, когда его дорога скрывалась и проходила через чащу густого леса, сохраняя автомобиль в пути лестной тернии, куда не проникали лучи солнечного света.

— И что я должна буду там делать?

— Вертеть задницей — с ухмылкой повернув на мгновение взгляд, блондинка посмотрела на Оксану, после чего вновь переключилась на дорогу — В принципе всё то, что ты делала у хозяйки

— Ну хотя бы перед кем — интересовалась Оксана, продолжая внимательно рассматривать белокурую водительницу, изучала женщину с ног до головы — Что мне нужно найти и узнать там?

— Эльвира Николаевна Болонская

Рассказывала блондинка, продолжая вести машину вдоль просеки, когда по обеим сторонам был густой лес, направляя автомобиль вниз с опушки леса, где был расположен дом Волковой.

— Тебе знакома такая?

— Нет

Ответила сомнительно Оксана, совершенно не имея понятия о ком говорит эта блондинка но, то как женщина неё посмотрела, заставляло задуматься. Было похоже, во взгляде, с которым на Оксану посмотрела, белокурая незнакома, что для достижения собственной цели, блондинка даже пойдёт на риск с её жизнью. Оксана поняла этот мимолётный взгляд женщины, что это вполне возможно билет в один конец и то, как блондинка что-то очень важное не начала ей говорить.

— А что разве должна?

— Не думаю, что тебе следует много о ней знать

— Я должна знать, что вам нужно, чтобы помочь Элеоноре

— Эта женщина создала секту

Рассказывала белокурая женщина, продолжая вести машину, при этом обращая внимание на Оксану, незнакомка смотрела и улыбалась ей, словно видела перед собой пустое место.

— Своего рода опасную секту, в её подчинении самые элитные девушки и женщины, таких же красивых кукол, как и ты, так что я считаю, что ты легко впишешься в их общество

— И как мне на неё выйти?

Оксана понимала, что если она хочет вернуться к хозяйке, это единственный шанс смириться и быть игрушкой в руках неизвестных ей людей, которые легко могут подвергнуть её плоть пытке.

— Чего мне следует ожидать?

— Попасть к ней очень тяжело

— Насколько? — продолжала интересоваться Оксана, облокотившись на спинку сиденья, на котором сидела, ощущала комфорт люкс класса автомобиля, предаваясь нежности прохлады кондиционера

— Настолько что придётся рискнуть даже жизнью, чтобы поразить её на видео

— Что будет когда я попаду к ней

— О….. это не так просто — сразу предупредила блондинка, пригрозив кокетливо Оксане указательным пальцем правой руки — Тебе нужно удивить эту бестию, чтобы она выбрала тебя

— Я пойду на всё — делала вид Оксана, что смотрела на густые тернии леса, через которые по дороги двигался автомобиль, спускаясь с опушки

— Тебе хозяйка когда-нибудь надевала устройство целомудрия

— Все жрицы Эльвиры проходят через это

— Не думаю, что на меня наденут что-то подобное

— А ты и не думай — ухмыльнулась блондинка, возразив на уверенность Оксаны — Тебя закуют на какое-то время в эти устройства, пока Эльвира сама не снимет их с тебя или её помощница……

— Что будет, если я стану одной из её жриц?

Продолжала дальше развивать разговор, Оксана сильно забегала вперёд их беседы, опуская детали пыток и истязаний, на пути к цели, попасть в обитель подозреваемой и найти улики яда.

— На что следует в её доме обратить внимание?

— Я там, лично, никогда не была, но подозреваю, что тебе туда будет сложно попасть, пока твоё присутствием там не одобрят

— Это будет моя проблема, как я туда попаду

— Начни с клуба бывшего супруги твоей хозяйки, там отдыхают люди, которые могут что-то знать

— Мы ведь сейчас едем туда?

— Не хочу больше терять времени, которого у нас нет

— У нас или у Элеоноры? — переспросила Оксана внимательно посмотрела на водителя, в то время, как автомобиль продолжал ехать через густой тернистый лес через стволы деревьев которого не проникал свет уходящего за горизонт солнца — Мне кажется, ты что-то знаешь про Терешкову?

— И что я могу знать? — с ухмылкой вновь кратковременно посмотрела блондинка на Оксану, после чего вновь женщина перевела взгляд на дорогу

— Следственный комитет пришёл ведь сюда не из-за деятельности Волковой?

— Это им всем и так давно известно, только доказать они ничего не могут, слишком большие люди замешены в бизнесе, которым руководит твоя хозяйка

— Тогда что им надо? — потребовала Оксана, сурово посмотрев на блондинку, которая вела машину

— Сбавь тон кукла — ответила грубо блондинка, женщина была недовольна тем, что Оксана посмела от неё что-то требовать — Со своей хозяйкой лучше попробуй так разговаривать

— Мне просто нужны ответы

— Всем они нужны

Согласилась с таким утверждением незнакомка, для Оксаны, продолжая внимательно следить за дорогой, направляя автомобиль с опушки леса через густой, длинный тернистый лес.

— Мне нужно чтобы ты нашла то, чем отравили дочь моего нанимателя, если это яд, найди доказательства и улики, что это сделала именно Болонская, тогда мы её посадим

— Я ведь совершенно ничего не знаю об этом деле

— Тебе и не нужно знать пока что ничего, пока ты не получишь пропуск в логово этой твари

— Почему ты её так не любишь?

— Это какой-то культ — рассказывала блондинка, явно испытывая ненависть к тому, о ком она это говорила — Она фанатики, приносят девушек в жертву на алтари любви и проводят казни для своих зрителей, смерть одной из девушек на камеру, при онлайн трансляции стоит больших денег

— Я сделаю всё, чтобы спасти Элеонору

— Постарайся хотя бы не умереть — ухмыльнулась белокурая незнакомка, посмотрев изучающим взглядом на Оксану — Хотя бы до того момента, пока не найдёшь нужный нам яд и улики этого

Пугающим взглядом посмотрела опять на Оксану, после чего женщина стала вести машину, стараясь больше не говорить ничего, понимая, как от сказанного она испытывает глубокий страх.



Красный седан направлялся по зашумленным улицам Москвы, город словно кипел бесконечной жизнью мегаполиса. Многочисленные светофоры, дома многоэтажки, магазины, что своими яркими вывесками привлекали клиентов, ярко сверкая в ночи огромной столицы. Тысячи машин на этой улицы, постоянно двигались, даже когда солнце давно уже село за горизонт. Люди, постоянно следующие по улицам, бесконечным проспектам, каждый из которых направлялся по своим делам и заботам. Постоянные сотовые телефоны, что сверкали экранами, когда их держал из проходящих граждан, мимо улицы, которой двигался автомобиль, где находилась Оксана.

— Я с тобой не смогу туда пойти — уверяла блондинка, съезжая с проезжей части на площадь, направляясь к парковке у ночного клуба, яркая вывеска которого освещала пространство зоны отдыха в надвигающей ночи над городом — Думаю, ты понимаешь

— Я уже поняла, что мне всё придётся делать одной

— У тебя деньги есть?

Спросила незнакомка, внимательно посмотрев на Оксану, после того как остановила автомобиль на парковке, рядом с ночным клубом, оставляя двигатель работать на холостом ходу.

— Тут нужна зелень — выражаясь жаргоном, женщина указала для Оксаны на бардачок, заставляя взглядом, чтобы она открыла его — Ну же открой и возьми пачку денег, тебе они там пригодятся

— Как мне найти нужного человека? — открывая пальцами, взявшись за ручку бардачок, спросила Оксана, обернув взгляд на белокурую собеседницу — Не думаю, что он будет как-то выделяться из числа посетителей этого заведения

— Трать деньги как посчитаешь нужным — уверяла женщина, наблюдая за тем, как Оксана открыв бардачок, положила себе в сумочку пачку с долларами

— И как мне это поможет?

Спросила Оксана, укладывая деньги в сумочку, их разговор с белокурой собеседницей напоминал комбинацию в покер, оставался лишь вопрос, кто какую карту выкинет в данной ситуации.

— Мне нужно расспрашивать кого-то особенного?

— Просто пройди в ВИП зону

Уверяла блондинка, продолжая любознательно с загадочной ухмылкой смотреть на Оксану, намекая ей покинуть автомобиль, желая уже самой прекратить этот разговор.

— Скажи, что прочитала в интернете про секту чокнутых фанатиков и решила присоединиться к ним, стать их жрицей любви

— Как всё у тебя просто

Открывая дверь, Оксана вышла из машины, выгибая спину отражая упругие бёдра перед белокурой зрительницей, которая наблюдала за красотой пластики её тела.

— Скажи хотя бы адрес сайта, я зайду, почитаю, перед тем как буду вести беседу с неизвестными…

— Я отправлю тебе по СМС, прочти внимательно пока идёшь до клуба — закрывая сама дверь, после Оксаны, белокурая незнакомка не желала вести беседу с ней больше, сразу же отъехала назад

— Замечательно — оставаясь стоять одна на площади рядом с ночным клубом, Оксана обидчиво нахмурила губки — И что мне теперь делать

Наблюдая, как проехав несколько метров, автомобиль остановился и спустя буквально несколько секунд на телефон Оксане, пришло СМС с неизвестного ей, номера.

— Хм…. замечательно — доставая из сумочки телефон, Оксана, разблокировав экран, перешла по ссылки в описании СМС на закрытый частный сайт, который требовал регистрации

Оксана прошла по площади, стукая каблуками красных туфель, подошла медленно к фонтану, что находился в этой местности рядом с клубом, расположившись рядом с его камнем. Согнув ногу в колено, Оксана, отразив упругие ягодицы. Наступая на сам фонтан каблуками красных туфель, Оксана чувствовала как ночной воздух большого города обдувал её волосы, лаская завораживающей прохладой её кожу, дотрагиваясь, нанося нежное моросящее ощущение плоти.

— Хм…. жрица любви — с ухмылкой прочитала Оксана заголовок сайта, описанного в большой статье — Проще говоря, какая-то шлюха, господи ну тут действительно у них извращения

Секта фанатиков, основанная на поклонение таинств любви, поклоняющейся своей хозяйки, Оксана стала читать. Чтобы понять свою плоть и то чего требует каждая её клеточка, нужно было пройти правильное воспитание и дисциплину, чтобы стать полноправной жрицей тайного клуба.

— Думаю, этого мне будет достаточно — закрыв сайт, после изучения его в несколько минут Оксана собрала, для себя, информацию о таинствах закрытой секты по воспитанию жриц любви и то, как правильно обуздать плоть, чтобы получить страсть — Попробую найти кого-нибудь в этом клубе

«Во что я только ввязываюсь, но я должна помочь Элеоноре», считала Оксана своим долгом освободить хозяйку из-под следственного комитета, услужить ей в этот момент своей верностью.

Направляясь к ступенькам крыльца клуба, на котором были зеркальные стеклянные черные двери, что отражали блики, сияющие вывески этого заведения в ночном городе. Оксана чувствовала, как разум терзают волнения и сомнения, было сложно успокоить себя, после некоторых фото, как девушки, словно ради фотосессии, модели явно были под эйфорией наркотика и были в клетках.

Подойдя к зеркальной черной двери, Оксана обвила пальцами серебристый стержень дверной руки, медленно потянув дверь на себя, открывая её, после чего переступила порог.

— Извините — обратилась кашемировая девушка администратор, заметив, как Оксана вошла в фойе дорого клуба, стены и пол которого были покрыты зеркальными панелями и черной цвета плиткой, имеющей свойства зеркала — Сегодня частная вечеринка, вход только для особых гостей

— Я прекрасно понимаю

Подошла Оксана к этой вызывающей приветливой и вежливой женщине, доставая из открытой сумочки сотенную купюру долларов, нагло всунула её прямо под чашечку платья администратора.

— Наверно всё-таки будет мало

С ухмылкой заметила строгое выражение лица шатенки, Оксана вытащила вторую сто долларовую купюру и точно так же в другую грудь, после чего вытащила из сумочки еще двести долларов.

— А это за самое лучшее место в этом клубе

Не жалея денег Оксана аккуратно по каждой сто долларовой купюре засуну под каждую чашечку платья администратора, когда девушка оставалась в недоумении, но не могла возразить.

— Я хочу ВИП место на этой вечеринке сегодня

Ответила Оксана, наклонившись к губам девушки, ощутила как от неё пахнет безупречной парфюмерной коллекцией «SiEau de Parfum Intense отGiorgio Armani». Аромат для истинных леди активно используется ими для того, чтобы удивить окружающих на вечернем мероприятии. Он является по-настоящему чувственным и в меру сладким. Особенно сильно женщин поражают ноты розы, бергамота, смородинового листа и фрезии. Мини на шатенке, отражало её сексуальную фигуру, шикарное декольте и вырез на спине, а так же разрез спереди открывал красоту модельных ножек администратора, что словно рекламной брошюрой были для этого клуба.

— Я думаю у вас, как администратора этого клуба, с этим не возникнет проблем? — внимательно Оксана посмотрела в карие глаза кашемировой привлекательной девушки в черном мини платье

— Да-да конечно — уверяла администратор, посмотрев на американские купюры, что были в чашечках платья одетые на этой девушке — Я думаю, что мы найдём для вас место

— Я хочу ВИП место

Заявила Оксана, подойдя к администратору, была так уверена в себе, что на фоне стоящих двух охранников за спиной у шатенки, решила прямо при них принизить достоинства девушки.

— Или я недостаточно заплатила?

— Вы можете отдохнуть прямо в кабинете управляющего клуба, там есть приватная комната, я отправлю вам девочку для танца, если захотите

— Я что платила вам, чтобы быть в кабинете управляющего?

Возразила Оксана, посмотрев на администратора серьёзно, была не согласна с подобным предложением, решив твёрдо стоять на своём.

— Я хочу место в ВИП зоне клуба

— Понимаете, там отдыхают гости владельца клуба

— Я мало заплатила?

Удивлённо поправляя кончиками пальцев свои волосы, придавая им выразительный сексуальный объём, обратилась Оксана, посмотрев на девушку недовольным взглядом.

— Или может быть, я всё-таки недостаточно красива, чтобы предстать в таком виде, перед вашими там гостями?

— Да нет наоборот — смутилась администратор, посмотрев на Оксану застенчиво — Вы настолько красивы, что я боюсь, что некоторые из них могут оказывать вам там знаки внимания, некоторые даже могут предложить вам весьма непристойные предложения

— Я похоже на наивную женщину? — не сводя серьёзный взгляд с лица, спросила Оксана, состроив на физиономии серьёзную мимику

— Нет, вы похоже на весьма уверенную……

— Тогда в чём проблема?

— Может, всё-таки в общем зале я вам найду место?

Уверяла шатенка, волнуясь за Оксану, было видно, как администратор не хотела, чтобы гости хозяина клуба, приставали к ней или принуждали к чему-либо.

— Вы не пожалеете правда

Продолжая уговаривать Оксану, шатенка сделала умоляющее выражение лица, понимая, что она раз заплатила деньги, значит должна получить удовольствие от отдыха в этом заведении.

— Я договорю с танцовщицей, вам будет обеспечен приват

— Ты что глухая? — продолжая серьёзно смотреть на девушку, грубо ответила Оксана, изнурённо при этом, вздохнув — Я тебе, что сказала в ВИП зоне этого клуба

— Да конечно

Сомкнув губы, девушка администратор, понимая, что за заплаченную сумму, Оксана уже является самым важным клиентов в этом заведении и ей уже открыта дорожка на все услуги клуба.

— Но я вас предупредила

Подходя к дверям клуба, сексуально играя бёдрами, шатенка коснулась хромированного стержня дверной ручки одной из дверных створок главного клубного зала. За дверьми, которые собиралась открыть администратор, слышались низкие частоты звучание музыки, администратор раскрыла их. В это время как с зала доносилась расслабляющая тихая композиция звучной музыки «Dapa Deep feat Elonas — I Don′t Wanna Know». В зале была тёмная атмосфера, лишь блеклые оттенки цветомузыки, официантки ходили между рядами столиков клуба, разносили напитки гостям. На танцевальной сцене, крутилась блондинка, в латекс ботфортах, танцовщица вниз головой вращалась на танцевальном шесте, из одежды танцовщицы были одеты черные тонкие трусики.

— Сегодня хозяина тут нет, он него встреча за городом, так что можете отдыхать, если будут какие-то проблемы — подошла шатенка к ступенькам лестницы, что вели на балкон ВИП зоны отдыха

— Я знаю к кому обратить

Заметила Оксана как на одном из балконов, второго этажа особой зоны для гостей, как на столе в окружении нескольких мужчин исполняла приватный танец стриптизёрша с оголённой грудью.

— Не стоит зря беспокоиться

— Я просто не хочу потерять столь дорого

Любезно улыбнулась шатенка, подойдя к ограждению лестницы по которой поднималась, администратор нежно пальцами обвила хромированный поручень, посмотрела вниз на Оксану.

— И красивого клиента

— Да прям уж красивого

Сделала вид, что смутилась Оксана, скрывая взгляд, посмотрела на черную зеркальную плитку, на которой стояла, как только подошла к ступенькам лестницы, обвила пальцами тот же поручень.

— Скажите мне тоже

— И это правда — уверяла администратор, продолжая подниматься вверх первой, после того как убедилась, что Оксана проследовала за ней, начиная медленно подниматься по ступенькам в ВИП-зону второго этажа — Вы самая красивая женщина из гостей и моих танцовщиц на этом вечере

— Но они все молодые

— Мужчины и некоторые женщины

Пояснила шатенка, как только поднялась на второй этаж балкона, клубного зала, девушка встала у ограждения, в то время как в приватной зоне, блондинка мазала своё тело маслом на столе.

— Требуют танцовщиц в возрасте, как вы

— Прошу называйте меня Карамель

Мило улыбнулась Оксана, не желая раскрывать своего настоящего имени, поднялась на второй этаж балкончика, встала у ограждения, спиной располагались по кругу приват зоны.

— Я хочу сохранить статус инкогнито

— Желание наших клиентов закон клуба Карамель

Уверяла администратор, направляясь вдоль по балкончику на втором этаже, наблюдая за тем, через плечо, как Оксана смотрела на девушку, что танцевала на столе перед клиентами.

— Я тут новенькая и мне дали должность администратора

— Меня не интересуют проблемы персонала в этом клубе

Не желая ничего больше знать об этой девушке, направлялась Оксана по балкончику приватных ВИП-комнат, откуда открывался с балкона второго этажа вид на весь клубный зал.

— Я пришла сюда просто отдохнуть, мне ведь можно?

Прошла Оксана в небольшой коридор за шатенкой, где в комнате напротив, располагались несколько мужчин, белокурая танцовщица обрабатывала тело маслом на столе перед гостями.

— Это моя приват комната?

Спросила Оксана, отодвигая красную штору, вошла в комнату следом за администратором, обратила внимание на гладкий большой черный стол, в центре которого был танцевальный шест.

— Довольно мило

Ответила взаимной улыбкой Оксана, оставаясь стоять на входе в приват комнату, обернулась, посмотрела напротив, как за спиной в приватной комнате, где танцевала танцовщица, мужчина на неё внимательно смотрит.

— Для начала бутылку вина

Наступила Оксана на ковровое покрытие пола в этой комнате, с тигровой расцветкой, коснулась пальцами гладкой поверхности черного стола, медленно подняла взгляд, посмотрела на пилон.

— И шоколад — отдавая заказ на удовольствие, обратилась Оксана к администратору — Я люблю вкусный насыщенный шоколад

— Я всё принесу, располагайтесь — оставаясь стоять на входе, девушка наблюдала, как Оксана подошла к черному диванчику, прикасаясь пальцами к гладкой черной коже, ощутила, как материал пропитался сладким тропическим вкусом парфюма — И я хотела рассказать вам про…..

— Да конечно говорите

Попросила Оксана, обернувшись на собеседницу, в то время, как гладила черный кожаный материал мебели на который собиралась сесть, была влюблена в оставленный запах парфюма.

— Вы что-то хотели сказать?

— Я хотела сказать, что правила клуба запрещают мешать гостям, даже ВИП-комнат, мешать с комфортом, проводить время, всё должно быть по обоюдному согласию

— О…. не переживайте

Равнодушно Оксана махнула рукой, скрасив невзрачной улыбкой, когда смотрела на администратора, присаживаясь на диванчик, поправила пальцами материю красного платья.

— Я никому точно тут мешать не собираюсь

— Я наоборот за вас беспокоюсь

— И в чём же выражается ваше беспокойство?

— Если будут наши гости вам доставлять неудобство, вы сразу мне скажите

Уверяла шатенка, обернувшись, посмотрела на шумную пьяную компанию мужчин, перед которым на столе, обливаясь маслом, танцевала танцовщица. Искусительница приватного танца уже начала снимать с себя белые пропитанные маслом трусики, позволяя мужчинам трогать себя.

— Под столом есть тревожная кнопка, охрана по первому зову прейдёт сюда

— Я, кажется, вас поняла — желая уже избавиться от этой надоедливой и ответственной девушки, изнурённо вздохнула шатенка

— И помните всё должно быть по обоюдному согласию, вы никому тут ничего не должны и не позволяйте самым важным гостям хозяина клубам, вам тут что-то указать или использовать……..

— Я поняла вас — оставаясь сидеть боком на диванчике, Оксана поставила сумочку рядом, снимая лямку с плеча — Могу я наконец-то получить своё вино и шоколад

— Я могу прислать вам танцовщицу?

— Я скажу вам об этом — утверждала Оксана, достав телефон, просто провела пальцем по экрану, снимая блокировку экрана — А теперь, пожалуйста, я жду мой заказ

— Я отправлю как вам официантку

«Да когда же ты наконец-то уйдёшь», смотрела Оксана измученным взглядом на девушку, строила глаза пьяному мужчине, который трогал и шлепал голую танцовщицу, при этом смотрела на неё.

Открывая сайт в интернете через телефон, Оксана перешла на страницу с фото и подробным объяснением любви и плотских наслаждений для женщин переживших эмоциональный стресс. На какое время, Оксана, изучая материалы, потеряла счёт времени, перелистывая фотографии запрещённого сайта, зарегистрироваться на котором пришлось в обход блокирующих программ сервера, поставщика услуг сотовой связи. Дальнейшее изучение этого сайта показало, что женщины, которые отчаялись в жизни, из-за предательства обращались за помощью к хозяйке этого культа, когда она уговорами и силой убеждения, твёрдой дисциплины, устраивала им казни.

— Прошу прощения

Обратилась темноволосая девушка в черном кружевном белье, стриптизёрша держала в руках разнос, на котором была бутылку вина и плитку шоколада, а так же пластиковая бутылка масла.

— Олеся Викторовна направила меня к вам для приватного танца и времяпровождения

«Блядь, ну вот как всегда не вовремя», подумала Оксана, закрывая быстро страницу браузера, где на видео, запрещенного сайта, было видно, как члены неизвестного культа повесели женщину.

— Да конечно поставьте разнос на стол и делайте своё дело

Убирая телефон в сумочку, ответила Оксана, взяв в руку бокал с разноса, в другую руку бутылку вина, начала медленно наполнять стеклянный сосуд алой сладкой завораживающей жидкостью.

— Я с радостью посмотрю на ваш танец

Распорядилась Оксана, делая вид, как будто для неё представляет интерес, приватный танец молодой стриптизёрши, когда сама не упускала из рук телефон, вновь достала его из сумочки. Не выдержав интереса, Оксана не досмотрела видео. Оставив бокал с вином стоять на столе наполненным, Оксана отодвинула медленно бутылку, не обращая внимания на то, как рядом на этом же столе исполняла приватный танец для неё молодая стриптизёрша, обмазывая себя малом.

Оксана смотрела, как девушку по доброй воли вели к постаменту, когда блондинка совершенно не сопротивлялась и была только рада тому, что отдаст свою жизнь во блага хозяйки, что вела трансляцию записи. Оксана смотрела с интересом на этот ритуал, в то время как под медленную музыку в их приватной комнате, темноволосая стриптизёрша исполняла танец рядом с пилоном.

Танцовщица скинула бюстгальтер прямо на стол, начиная покрывать своё тело маслом с бутылки, сексуально разглаживая жижу по плоти руками. Стараясь обратить внимание Оксаны на себя, в то время, как она понимала насколько абсурдна была трансляция данного видеофайла, закрыла страницу. Обвив пальцами стеклянный бокал с вином, Оксана придала взгляд страсти, делала вид, что приват, который исполняет темноволосая стриптизёрша, представляет для неё интерес. Вновь убирая телефон обратно в сумочку, в то время, как щедрым слоем лавандового масла, танцовщица покрывала свою грудь, разглаживая её пальцами втирая в кожу жижи с этим пленяющим запахом.

— Прошу простить мою навязчивость

Обратился мужчина, отодвигая штору, на входе в приватную комнату стоял пьяный мужчина в сером костюме, весьма дорого фасона, любознательно делал вид, что смотрел на танцовщицу. Но Оксана уловила этот взгляд, она понимала, что хоть он и был пьян, но желание слиться с ней телами, в объятиях уз любви не переставала его терзать. Этот взгляд желания, с которым мужчина смотрел на стриптизёршу, когда оставался стоять на входе, пальцами отодвинув красную штору.

— Но если вы не против……

— Вы что-то хотели? — поинтересовалась Оксана, отрываясь от бокала с вином, так что тонкая струйка, обильной каплей, стекала с её подбородка, падая на пол

— Я просто хотел спросить

Оставаясь стоять на входе, пьяный галантный мужчина словно спрашивал разрешения у Оксаны, можно ли войти в их приватную комнату. Было видно, как сквозь танцовщицу танцующую на её столе приватный танец, этот самец смотрит на Оксану. Желание незнакомца было сразу понятно по взгляду, для Оксаны, она видела, как он на неё смотрит, так что девушка, которая мазала себя маслом, оставаясь в одних только трусиках, не представляла для него никакого вообще интереса.

— Могу ли я вам составить компанию?

— По мне видно

Одобрительно кивнула Оксана, сохраняя лестную улыбку, в тот же момент отразила на лице страдающую мимику чувств, как ей хотелось телесной любви и мужского прикосновения к себе.

— Что я требую хоть какую-то компанию или жажду внимания?

Оксана понимала правила этого клуба, никакого сексуального соития без полного абсолютного согласия, поэтому демонстративно только выражением лица, показывала, как ей этого не хватает.

— Но возможно — уверяла Оксана, показывая для мужчины страдания на лице, чтобы он пожалел её ввиду грубой критики общества на лёгкую поступь к эротике — Если для вас не составит труда

— Эта администратор запретила к вам заходить

— Но вы всё-таки зашли

Уверяла Оксана, посмотрев на мужчину, как он обходил стол, на котором танцевала брюнетка, обвив пальцами пилон, повернулась бёдрами к зрителям и стала сексуально вращать тазом.

— Значит, пошли вопреки правилам этого клуба

— Она вам тоже говорила, что правила клуба, между другими гостями клуба, запрещает к любым эротическим контактам

Присаживаясь на диван с другой стороны, мужчина был галантен и вежлив в общении с Оксаной и при этом внимательно наблюдал именно за ней, не обращая внимания на танцовщицу на столе.

— Без любого согласия между клиентами и гостями, строго запрещено

— Действительно

Уверяла Оксана, продолжая пить вино, при этом строила глазки своему новому пьяному гостю, стараясь очаровать его своим внимание. Ввиду того, как танцовщица на столе повернулась к ним лицом, прижавшись к пилону, маслянистая девица, стала медленно большими только пальцами тянуть резинку черных трусиков вниз, остальные четыре, просто выпрямила, сомкнув их вместе.

— Иногда мне так кажется, может и не нужно вовсе никакого согласия

— Как мне к вам обращаться? — спросил он, даже не смотрел в сторону, как танцовщица, прижавшись спиной к танцевальному шесту, сексуально вращая бёдрами лишь большими пальцами, обеих рук снимала с себя трусики — Эти танцовщицы так уже наскучили

— И поэтому

Разглаживая пальцами левой руки кончики своих золотистых волнистых волос, в правой руке Оксана держала бокал с остатками вина, когда смотрела пленяющим взглядом на своего кавалера.

— Вы пришли ко мне? — спросила Оксана, держа бокал рядом с губами — Ничего, что я гость этого клуба, ни постоянная клиентка, а просто гость, который может встать и уйти в любой момент?

— О…. нет-нет — уверял мужчина, забеспокоившись тому, что Оксана в любой момент может уйти или попросить его оставить её в покое с танцовщицей наедине — Я никак не собирался вам мешать

— Мне сказали, что тут отдыхают важные гости хозяина клуба

— Вы его знаете?

Спросил мужчина, легко одобрил тему разговора, которая неуклонно уклонилась, смирился незнакомец с тем, как Оксана начала спрашивать его совсем про другое.

— Я про хозяина клуба

— Я когда-то тут работала

Ответила Оксана с ухмылкой, посмотрев на мужчину, замечая, как в его взгляде горел огонь, искорка секса которым именно она его притягивала к себе подобно мощному магниту. Понимая, что чтобы внедриться в эту организацию, в которой состоит её собеседник, она сразу догадалась об этом, по манере его поведения, Оксана начала рассказывать историю близкую к правде. Было понятно, как он не обращал внимания на танцовщицу, мужчина искал для чего-то совершенную и отчаявшуюся женщину, красота которой была божественна и сравнима с красотой как у Оксаны.

— Была тоже танцовщицей

Решив, что подобная беседа, может отпугнуть собеседника и оттолкнуть его близость от себя, что Оксана никак не могла допустить, она была готова пойти на всё, чтобы войти в этот культ.

— Но это было давно, сюда пришла отдохнуть и повспоминать мгновение прошлого, знаете так тяжело найти достойного собеседника, особенно когда тебя никто не понимаете

— У вас что-то случилось?

Попался он на уловку Оксаны, когда она специально строила перед ним расстроенную мимику ранимых женских чувств, делала вид, что отчаянно нуждалась в поддержке от мужчины.

— Если вы так желаете

Спрашивал он, наполняя бокал для Оксаны вином, который она отчаянно скрывая свой ранимый, переполненный выдуманной горечью и печалью взгляд, специально не смотрела на мужчину.

— Вы можете поговорить со мной — пододвинул он пальцами бокал к Оксане, когда наполнил его вином — Я вас обещаю, что выслушаю

— Оставь нас

Понимая, что беседа стать должна не просто интересной, а наполненной страстью, чтобы собеседник ей поверил и поверил что она в крайне отчаянном положении, грубо обратилась Оксана к танцовщице.

— Масло тоже оставь тут

— Ладно, как пожелаете

— Да именно так я и пожелаю

Недовольно ответила Оксана, демонстративно показывая власть над танцовщицей и то, что она властная хозяйка и гостья этого заведения, требования которой обязаны были выполнять все.

— Понимаете

Обратилась Оксана теперь к собеседнику, вновь отражая женское страдание и печаль, выдуманной боли, которую она так старалась правильно преподнести мужчине, чтобы он ей поверил.

— Так трудно найти себе собеседника, особенно, если ты никому не нужна, знаете такое чувство, что и жить теперь не хочется совершенно, совсем не могу так уже больше, сил моих нет

— Возможно, я могу вам помочь — дождавшись, когда под жалобы Оксаны, танцовщица покинула их приват комнату, занавесив занавеску красной шторы так, чтобы ничего не было видно изнутри

— Правда?

С интересом посмотрела Оксана на собеседника, после того как допила бокал до дна, отразив в глазах удивление, наблюдала какое-то время за мужчиной, ощущая во рту сладость винограда и крепость алкоголя.

— И как вы можете помочь отчаянной женщине, которая разочаровалась в жизни, в людях которые предают очень больно, вы знаете, я уже хочу наложить на себя руки, я так больше не могу

— Вы сейчас серьёзно? — было видно, как ему была нужна отчаявшаяся женщина в жизни, мужчина поинтересовался рвением Оксаны о самоубийстве, не придавая значения тому, как открыто в первый момент разговора, она сразу начала говорить об этом — Мне кажется, я могу вам помочь…

— Да, пожалуйста, помогите мне уже покончить с собой — сделав тон голоса тише, высказывалась Оксана, стараясь войти в доверие к мужчине, сделать максимально так, чтобы он поверил ей и пригласил в этот закрытый культ как с целью обучения жрицы — У меня нет сил, так больше жить

Отпивая с бокала глоток, Оксана была приятно удивлена такому сладкому вкусу вина, который завораживал и изменял с каждым глотком и по мере опьянения, словно становился еще слаще.

— Прошу как вы можете мне помочь

— Эти танцовщицы — уверял мужчина, не касаясь, Оксаны, он просто сидел рядом, было видно, как он хотел снять с неё это платье, чтобы лучше рассмотреть её обнажённую плоть, взглядом безумца, скорее маньяка он не сводил глаз с неё — Они такие скучные

— Они совершенно не умеют танцевать — ответила Оксана, отразив отчаяние в глазах, умело играя эмоциями, чтобы заставить своего собеседника, выглядеть перед ним правдоподобно

— А вы умеете? — поинтересовался он, не сводил глаз с Оксаны, взяв из её рук пустой бокал, наблюдал за тем, как она сексуально облизнула губы кончиком языка

— Я работала тут когда-то

— Правда? — сделав недоверчивое лицо, спросил незнакомец, вновь стал наполнять бокал, для Оксаны, вином — Можете показать

— От чего же нет — с ухмылкой заявила Оксана, радушно принимая просьбу незнакомца, понимая, что ей максимально в короткие сроки нужно с ним сблизиться, чтобы попасть в этот самый культ

— Я вас ни к чему не принуждаю и не обязываю

— Я сама этого хочу

Утверждала Оксана, желая соблазнить мужчину, чтобы получить для себя пропуск в тайный культ, где обманом ради большой прибыли убивают женщин прямо на закрытой трансляции.

— И к тому же хоть кто-то обратит на меня внимание

— Вы так говорите, как будто никто на вас никогда внимания не обращал

— Я уже и сама забыла, как давно это было

— Я старая уже стала

Вставая с дивана, на котором сидела, пояснила Оксана, оставив пустой бокал из-под вина стоять на столе, расправила кончиками пальцев платье на себе, убирая складки на материи.

— Может быть, хоть вы заметите меня

— Вы очень красивая женщина, сколько вам?

— Вы знаете

Опираясь пальцами на поверхность гладкого черного стола, Оксана выгнула спину, сексуально отразив из-под платья, упругие ягодицы. Оксана состроила пафосной ухмылки губки трубочкой для своего кавалера, выразив ямочки на щечках, смотрела хищным взглядом на мужчину.

— Неприлично спрашивать у женщины её возраст

— Скажите хотя бы как к вам обращаться?

— Я Карамель — представилась Оксана для мужчины, наблюдая за его выражением лица, думая, что этот псевдоним что-то ему может сказать

— Хорошо это уже что-то — наполняя бокал вином вновь, мужчина медленно пододвинул его пальцами в сторону Оксаны

— Я обещала вам танец

С ухмылкой заявила Оксана, наступая, сгибая ногу в колено на поверхность стола, ловко забралась на него, стукая по гладкой черной поверхности каблуками красных босоножек.

— И я для вас его исполню

Направляясь по столу к пилону, Оксана хотела произвести на своего зрителя впечатление, красиво играя телом, завораживая изгибом бёдер. Походкой, от которой ягодицы Оксаны за счёт надетого на ней красного платья преображали упругую форму. Взгляд, с которым Оксана смотрела на своего зрителя, был схож со взглядом тигрицы, которой вышла на охоту. Вцепившись пальцами пилон, Оксана обвила его ногой, ощущая гладкий материал металла своей кожей, покружилась на нём один оборот медленно, после чего развернулась и прижалась к нему спиной, лицом к зрителю.

Лаская себя пальцами обеих рук, прижимаясь к пилону, Оксана собирала материю в кулак, открывая круглые бёдра. Играя тазом, выражая пластику тела, Оксана наклонилась к мужчине, после чего выгнув спину так, что отразила перед ним эластичные ягодицы. Трогая свои бёдра, играя телом в момент приватного танца, Оксана сжимала себе пальцами грудь, словно хваталась своей идеальной большой, сохранившей форму грудью, на которую он смотрел с желанием начать обладать ею. Заводя руки за голову, Оксана встряхнула волосы так, придавая им выразительный сексуальный страстью объём, вела себя словно бестия, прижавшись к пилону, шлёпнула себя ладонью по ягодицам, издавая шлепок, закатывая при этом, после удара ткань платья на себе.

Заводя руки за спину, Оксана, играя выразительно бёдрами, в момент, когда её зритель не сводил глаз с неё, пока она расстёгивала молнию сзади. Оголяя полностью плечи от лямок платья, Оксана, прикусывая краешек губы, не зная реакцию самца на свою грудь, выражая перед зрителем застенчивость. После чего продолжая играть телом, Оксана освободилась полностью от платья, оставаясь в одних красных трусиках перед мужчиной. Лаская себя, Оксана гладила себя руками, наблюдая за тем, как мужчина, который наблюдал за её приватным танцем, выражал сдержанность, но всё же по взгляду было видно, он жаждал просто, чтобы она сняла с себя последнее нижнее белье. Улыбаясь распущенной улыбкой, Оксана состроила хищный взгляд перед мужчиной, для которого исполняла этот танец, медленно завела большие пальцы обеих рук под резинку красных надетых на себе трусиков. Продолжая играть бёдрами в круговом движении, когда остальные пальцы на руках Оксаны были направлены в разные стороны, когда она начала медленно спускать резинку трусиков на себе, желая предстать перед мужчиной голой. Стараясь не спешить в тот момент, спуская медленно резинку красных трусиков по бёдрам, Оксана забавлялась тому с каким же желанием, смотрит на неё мужчина, желая увидеть её на столе голой.

Нагнувшись снова, Оксана приспустила трусики, расположившись боком к своему зрителю, наблюдая за его взглядом. Оксана словно ждала в этот момент одобрения от этого кавалера, после чего продолжила снимать с себя последнее нижнее белье. Переступая через трусики, лежащие на столе, Оксана, мило улыбаясь томным взглядом мужчине, для которого продолжила исполнять приватный танец, взяла в руки флакон с маслом. Смочив ладонь маслом с флакона, Оксана села на столе на колени, начиная медленно обтирать плоть маслом, при этом без улыбки, а просто хищным, требующим секса взглядом смотрела на мужчину. Поливая на грудь масло, Оксана левой рукой растирала ладонью его по телу, смотрела томным взглядом на своего зрителя, Покрывая ягодицы маслом, Оксана щедро обработала поверхность влагалища и ануса его вязкой жидкостью.

— Ну как? — поинтересовалась Оксана, обращаясь к мужчине, расположившись сидя на столе, перед ним — Я правда вам понравилась

— Я даже просто не знаю, что и сказать — был поражён мужчина, оставив серебристый пиджак лежать на диване, он нервно начал снимать с себя галстук, что мешал ему дышать

— Жаль, что правила клуба запрещают сексуальную связь между посторонними гостями без трезвого обоюдного согласия, а мы уже оба пьяны

— К черту правила клуба

Сбрасывая с себя черный галстук на пол, мужчина был так сильно заведён танцем Оксаны, что не мог себя контролировать, желая скорее войти в её плоть и прочувствовать её изнутри.

— Нам с тобой Карамель, никакие правила не нужны

— Я так ждала, когда же ты мне это скажешь — расположившись боком к мужчине, Оксана сидела на краю стола, подогнув к себе ноги, хотела ощутить власть и грубость его пальцев на своём теле

— Ни одна из этих девок, тебе в подмётки не годится — скинув с себя рубашку, мужчина был в спешке, казалось для Оксаны, что пыл агонии его сексуального желания уже был над ним всевластен и полностью сломил в нём волю, мешая ясно мыслить — Ты самая лучшая Карамель

— Зачем ты раздеваешься?

Спросила Оксана не выдержав, смотреть, как мужчина поспешно скидывал с себя одежду прямо на пол рядом с диваном, с которого не так давно после завершения танца встал.

— Нет!

Возразила Оксана, заметив его напряжённые гениталии, когда мужчина снял с себя серебристые брюки прямо с трусами на пол и тут же вместе с ними разулся медленно подошёл к ней.

— Возможно, вы не так меня поняли, я просто хотела для вас станцевать танец

— Да ладно тебе Карамель

Уверял мужчина, когда подошёл к ней обвил настойчиво и убедительно её упругие ягодицы Оксаны, когда она смотрела на его напряжённый стебель пениса, что желала соития с её плотью.

— Мы оба знаем, чего хотим

— Я ни какая-то вам — возразила Оксана, выставив ладонь, касаясь поверхности живота самца не позволяя ему приблизиться к себе — Дешевая потаскуха

— Вы самая достойная женщина в этом заведении

Рассказывал сладко он, когда не мог уже терпеть и жаждал соития своим членом с телом Оксаны, он так сильно хотел в неё проникнуть, что был готов на насильственные действия.

— Самая лучшая и самая красивая — убирая руку Оксаны, против её воли, он вынудил силой давления прижать ладонь к поверхности стола, мешая ей что-либо, таким образом, сделать

— Но вы хотите взять меня силой, что запрещает правило клуба

— Плевал я на правила клуба

— Я против

Прошипела Оксана, почувствовав напряжённую головку прислонившегося пениса к анусу, но она сама ничего не могла сделать, так как мужчина держал одной рукой ей правое запястье. Другой рукой Оксана была вынуждена опираться локтём на край стола, чтобы не упасть с него, в момент, когда мужчина ей так крепко держал запястье. Оксана находилась в безвыходном положении, что не свалиться со стола, была вынуждена опираться на его поверхность, локтём левой руки и смотреть с несогласием на своего насильника. Оксана отражала на лице недовольство и в тоже время страдание женщины, которую подвергнут насильственному половому акту, когда сама не могла противостоять и исправить сложившиеся положение, а лишь принять уготованную участь.

— Я вам не шлюха, а это не бордель

Уверяла Оксана, была против того, что мужчина ей воспользуется, прекрасно зная правила этого клуба, никакого секса между посторонними гостями этого ночного заведения. Оксана ничего не могла сделать пока мужчина держал её за руку, другой рукой водил головкой напряжённого члена по её анусу. Отразив на лице оскал несогласия, Оксана прошипела в тот момент, когда мужчина ввёл в неё свой напряжённый член, обвив его пальцами правой руки. Расширяя стенки ануса Оксаны, когда она застонала от боли, не была готова к такому насильственному проникновению так сразу. Раскрывая губы от стона максимально насколько это было возможно, Оксана запрокинула голову, чувствуя проникновение в себя крепкого мужского пениса, что растягивал напряжённые стенки ануса, заставляя воспевать стоном упоительной страсти. Член самца был настолько крепки и убедительным что, не смотря на плотно сжатые стеночки ануса Оксаны, он словно как игла своим большим размером пронзил, когда так резко и больно под насильственным принуждением вошёл в неё. Начиная двигаться внутри продольными движениями, мужчина, положив руку между грудей Оксаны, его ладонь могла сжать этот сочный просящийся бюст, но ввиду своих манер, он просто держал ладонь, не позволяя себе большей наглости над её плотью.

Стиснув зубы и закрыв глаза, Оксана демонстративно показывала для самца, страдания которые испытывает женщина, когда её насилуют. Стенки ануса плотно обвили пенис кавалера, поэтому Оксана, достаточно сильно ощущала движение мужского полового органа, что собою насильственно рвал её стенки. Эффект масла увеличил проникающую способность, уже через некоторое время, Оксана стала испытывать удовольствие от того как самец грубо стал истязать ей анус, вводя в него медленно свой член. Оксана смотрела на насильника как на дикаря, продолжая отражать перед ним боль и страдания, когда её плотью воспользовались без разрешения, терзая сексуальным рвением, принуждая стонать от мук порочного наслаждения, которое стало уже, для неё самой, удовольствием. Продолжая отражать на лице оскал страсти, Оксана смотрела на своего насильника, оставаясь в беспомощном состоянии, пока мужчина пользовался услугами её плоти.

— Да-да-да да конечно

Оставляя член в анусе Оксаны, высказался мужчина, голосом словно испытал оргазм от тугих стеночек, что сжимали его член в себе. Самец от переизбытка чувств, осеменил анус Оксаны тёплой спермой, что ласкала теплом, согревало плоть изнутри, пока он вытаскивал член из её стенок. Начиная извлекать член из Оксаны, в то время, как она в ответ продолжала смотреть на мужчину, считая себя униженной, как он беспринципно воспользовался насильно её телом ради собственной сексуальной выгода, полностью растоптав перед собой, свои моральные принципы.

— Ты явно хороша Карамель — шлепнул он Оксану по ягодицам, после того, как его вялый уже член покинул влажную обитель её ануса, из стеночек, которых сочилась струйкой сперма

— Ты воспользовался мною

— Только не говори, что мы оба не получили от этого удовольствия

— Ты просто наглым образом трахнул меня? — оставаясь лежать на столе, Оксана отодвинулась от края после того, как мужчина отпустил её руку

— Это было взаимовыгодное удовольствие

— И в чём же тут моя выгода?

Отражая на глазах слёзы, Оксана демонстративно показывала для мужчины ранимые чувства, желая влиться в этот клуб, стараясь проникнуться к нему доверием изнасилованной женщины.

— Я вот почему-то её тут не вижу

— Только не говорите Карамель

Возразил мужчина, начиная одеваться, нагнувшись, поднял оставленные брюки с пола, посмотрел на Оксану, когда она оставалась лежать на столе спиной, её голова свисала с края вниз.

— Что вам не понравилось

— Вы сделали это в меня

— От этого вы точно не забеременеете

— Но вы спустили своё семя в меня

Сделала вид, возмутилась Оксана, когда от полного напряжения в момент секса, была, вынуждая держать за край стола, пока мужчина насиловал её, оставалась лежать без каких-либо сил. Оксана чувствовала, как этот насильственный половой акт вымотал её в плане эмоций, испытывала ощущение, толи от выпитого вина в котором было что-то, толи от переживания самого истязания над собой, что она сама не властна над своим телом. Мужчина словно понимал расслабленное состояние Оксаны и решил ей помочь поднёс оставленный бокал с вином к её губам, когда её голова свисала вниз, немного наклонил его, принуждая испить с него всё его содержимое до дна.

— Нет-нет я не хочу — хотела возразить Оксана, когда бокал был рядом с её губами и мужчина стал выливать с него вино прямо ей в рот, придерживая голову другой рукой, заставлял пить из него

— Тш…..

Уверял он, ласково прошипев, заставляя Оксану пить вино с бокала, не слушая её возражения, дождавшись, когда она большими глотками, опустошит сосуд, лишь тогда отпустил ей голову.

— Вам просто нужно расслабиться Карамель

Он словно что-то подмешал в бокал, пока одевался, от чего после выпитого вина у Оксаны сначала помутнело в глазах, после чего сильно закружилась голова и она потеряла сознание.

— Спите пожалуйста — с этими словами он удалился из комнаты, оставив Оксану лежать на столе, когда какое-то время она пыталась сосредоточить свой взгляд, после того разум выбил её из тела

 

***

Спустя какое-то время, Оксана пришла в себя и поняла, что сидит на коленях в каком-то стеклянном кубе, на фоне клубной вывески в каком-то подсобном помещении. В комнате пока никакого не было, когда Оксана открыла глаза и огляделась и поняла, что сидит в замкнутом пространстве полностью голой, без обуви. Выход с этой комнаты был обнесён сеткой, дверь этого ограждения была открыта, так как Оксана находилась в стеклянном кубе, выбраться из которого не могла самостоятельно. Оставаясь в безнадёжной ситуации, Оксана приняла для себя свою участь, продолжая видеть в кубе на коленях, дожидаясь пока кто-нибудь войдёт в это помещение.

Через какое-то время дверь этой закрытой комнаты открылась, когда Оксана первого кого увидела, это был Волков, мужчина в чёрном костюме в сопровождении Вороновой. Рыжеволосая девушка была в красном откровенном вечернем платье, на ногах у неё были красные босоножки на высоком каблуке. Было видно по походке, как только вошла Воронова, что она управляет этой ситуацией и была, безусловно, рада тому, когда увидела Оксану в замкнутом пространстве куба.

— Господи Виктор Леонидович, я думала, вы мне соврали, когда говорили, что Карамель у вас

— Ну, разве я могу Варвара Викторовна — с уважением относился к этой девушке Волков, когда Оксана находилась в стеклянном кубе, за ними обоими внимательно наблюдала

— Мне пришлось отдать её вашей жене

— Я всё понимаю Варвара Викторовна — даже не посмотрев на Оксану, мужчина встал рядом, спиной к ней, прислонился пальцами стеклянному кубу

— Сама Карамель

С ухмылкой обошла стеклянный куб, произнесла Воронова, касаясь пальцами поверхности гладкого стекла, девушка нагнулась, обвив его обеими руками, с ухмылкой посмотрела на Оксану.

— Элитная кукла вашей жены Виктор Леонидович

— Моя бывшая жена Варвара Андреевна — утверждал Волков, мужчина был явно смущен тем, как обратилась к нему Воронова с таким доводом — Сейчас она находится под следствием в СИЗО

— Я слышала эту историю

Ухмыльнулась Воронова, с любопытством смотрела девушка на Оксану, пока она в кубе сидела на коленях, рыжеволосая бестия словно издевалась своей улыбкой продолжая наблюдать за ней.

— Говорят, что там одну из куколок вашей бывшей жены Виктор Леонидович, нашли вздёрнутой на ветке дерева и во всём обвинили вашу же Элеонору

— На ягодицах умершей было клеймо моей жены

— Я тоже не верю — отвернулась от Оксаны, рыжеволосая девушка встала к ней спиной, опираясь ягодицами на стеклянный куб, сложила руки так, что кончиками пальцев обвила себе оба локтя

— Что будет с Карамель? — поинтересовался Волков, сменив тему разговора — Она способная танцовщица и нужна моему клубу

— Карамель моя собственность — ответила строго Воронова, ясно дала понять тоном голоса о своих намерениях — Ваша жена уже наверно не выпутается, на неё повесят и похищение девушек и продажа рабынь, незаконные аукционные действия с перепродажей особых девушек, то есть кукол

— Я верю, что Элеонора не причастна к смерти той девушки

— У неё хорошая дисциплина

Заметила Воронова тогда, когда уже некоторое время вела диалог с Волковым и Оксана не посмела даже и встать слово, хоть и решалась её судьба и свобода, эти люди словно решали за неё.

— Ваша жена хорошо воспитала Карамель, обычно куклы начинают верещать, как только речь пойдёт об их жизни или свободе

— Я видел, как Карамель нуждалась в хозяине, я хотел им быть, но как жаль, что моя жена и вы Варвара Андреевна нашли подход к этой куколке раньше меня

— Карамель нужно строгое воспитание, но она хорошо держит дисциплину, я обычно не позволяю брать к себе на попечение таких старых кукол как она

— Согласен

Признал это Волков, мужчина начал ходить по комнате, но Оксана демонстрировала сдержанность и твёрдость характера, не позволяя себе возразить или озираться по сторонам, в надежде найти этого мужчину.

— С женщинами после тридцати, трудно найти подход, они немного..….

— Их сложно приструнить, они более опытны и мудры, никогда не будут наступать на одни и те же грабли, как это без конца делает эта самая куколка

— Элеонора не убивала ту девушку

Беспокоясь за судьбу, Оксана не могла вынести, как эти двое обсуждали её судьбу, она желала принадлежать своей хозяйке и не были готова стать для кого-то еще чьей-то собственностью.

— Её подставили, как вы не понимаете, нужно найти настоящего убийцу

— О…. милая

Обернулась Воронова и пафосно в иронии состроила издевательскую усмешку, когда посмотрела на Оксану, обвив снова руками углы куба, в котором она оставалась сидеть на коленях.

— Это так мило, что ты показываешь преданность, хозяйке, которой тут нет

— Это сделала Болонская

Утверждала Оксана, отражая жалость на лице в надежде, что у кого-то из собеседников появится чувство сострадание и они внемлют голосу разума и наконец-то захотят её выслушать.

— Модельный бизнес Элеоноры стал сильно досаждать действиям этой секты и поэтому они решили действовать самостоятельно и пододвинуть хозяйку, убрать её с арены крупных игроков

— Дорогая Карамель — с ухмылкой произнесла Воронова — Мне дела нет до твоей хозяйки, больше никакого, теперь ты принадлежишь мне, а я снова отдам тебя в собственность Архиповой

Сохраняя подлую радость на лице, когда говорила рыжеволосая девушка в красном платье, наблюдая за отчаянным положением Оксаны, Воронова словно была безмерно рада обладать ей.

— Рот свой закрой и я тебя забираю отсюда

— Нужно помочь Элеоноре…….

— Еще хоть слово!

Предупредила Воронова не желая слушать, что ей говорила, испытывая жалость отчаянного положения Оксана, продолжая сидеть в стеклянном закрытом кубе на коленях, принимая условия.

— И я велю тебя высечь, перед тем как отдам в руки Архиповой

— Что я там должна буду делать?

Заметила Оксана, как рыжеволосая девушка открыла замки стеклянного куба, приподнимая после этого стеклянную крышку, позволяя ей покинуть место своего заточения.

— Я стану администратором в твоём доме

— Милая Карамель

С ухмылкой вновь наблюдала Воронова за Оксаной, девушка пальцами обвила ей подбородок, заставляя силой принуждения, посмотреть к себе в глаза, другой рукой обвила ей кисть.

— Ты будешь дешевой шлюхой для женщин и не думай

Радовалась Воронова, продолжая держать Оксану за кисть левой руки, девушка, поднимая её с колен, заставила встать на ноги, оставаясь стоять в стеклянном кубе.

— Что будешь рассчитывать на что-то большее

— Я кукла Элеоноры — утверждала Оксана, сохраняя верность для своей хозяйки и не имея желания принадлежать кому-либо еще

— Твоя хозяйка отошла от дел

Потянув Оксану за руку, рыжеволосая девушка заставила её выйти из стеклянного куба, в котором она находилась, принуждая стоять рядом с собой, вцепившись крепко пальцами в кисть её руки.

— Теперь она под следствием и скажу честно, мне она никогда не нравилась, ничего личного Виктор Леонидович, но ваша жена перешла все границы

— Я всё понимаю Варвара Викторовна — ответил Волков, мужчина, словно почему-то уступал в разговоре с этой молодой рыжеволосой девицей — Мы с Элеонорой не сошлись во взглядах, она всегда хотела большего, больше, чем я даже мог ей дать, вы сами знаете её богатое окружение

— Её окружение и стремление к власти её и сгубило

— Это неправда

Воскликнула Оксана, оставаясь покорно стоять, демонстрируя перед рыжеволосой девицей, смирение и высокую дисциплину, опустив голову, словно не могла ничего сказать.

— Её подставили, она никого не убивала и не приказывала, чтобы кого-то убили

— Как жаль дорогая — продолжая издеваться, высказывалась Воронова, настойчиво девушка вела Оксану по комнате обнесённой сеткой — Что у нас для этого нет времени

— Но мы можем её спасти — следуя по прохладному кафелю, воспротивилась Оксана, потянув свою руку, заставляя рыжеволосую девушку остановиться — Еще можно доказать, то что она ни в чём не виновата, она никого не убивала

— Это она тебе сказала — с ухмылкой и издевательством, Воронова продолжала смотреть на Оксану, оставаясь у открытой двери сетки — Твоя хозяйка Карамель убила столько невинных девушек, сдавала их на органы, душила даже сама, убивала и делала всё, чтобы радоваться их смерти

— Но она не убивала ту девушку — была не согласна Оксана с утверждённой характеристикой, что озвучила для неё Воронова

— Ту может быть нет

Продолжала выражать улыбку на лице, ответила Воронова, девушка посмотрела на Оксану, как она выражала несогласие и не желая дальше следовать за девушкой по комнате.

— У твоей хозяйки и без этого, руки по локоть в крови

— Я хочу ей помочь

— Нет, Карамель — возразила Воронова, наблюдая равнодушно, как мужчина прошёл рядом с нею, направляясь к выходу, пока полностью не покинул комнату, оставляя их с Оксаной наедине

— Что значит, нет? — удивлённо продолжая смотреть на рыжеволосую, новую хозяйку, спросила Оксана — Элеонора нуждается во мне

— Больше нет — возразила Воронова, потащив за собой за руку Оксану, невзирая на её возражения, направляясь к выходу из приватной большой комнаты — Тебя нужно привести в порядок, у тебя сейчас фотосессия, теперь ты моя собственность

Покидая комнату, следом под принуждением рыжеволосой госпожи, которая тащила её за руку, Оксана обнаружила, что находится в особняке Климова, которым руководит теперь уже Воронова.

— Архипова тебя подготовит к фотосессии

Рассказывала Воронова, направляясь по большой гостиной, девушка тащила за руку Оксану, до тех пор, пока на ступеньках большого дома она не увидела синеволосую свою давнюю хозяйку.

— Вера она полностью в твоём распоряжении — с ухмылкой произнесла Воронова, наблюдая за тем, как радостно девушка с синими волосами медленно спускалась по ступенькам большой лестницы

— Карамель моя дорогая — выражая радость на лице, произнесла синеволосая девушка, направляясь к Оксане, сошла она со ступенек лестницы — Мне так тебя не хватало, уже соскучилась по своему наряду, который ты будешь постоянно носить

— Подготовь девочку к фотосессии

Распорядилась Воронова, после чего подошла к обнажённой официантке, девушка держала руках разнос с бокалами шампанского, с уважением и страхом в глазах блондинка была готова услужить своей госпоже.

— Мне нужно уладить некоторые вопросы в Москве

— Я всё сделаю Варвара Викторовна

— Да уж постарайся

С ухмылкой, отпивая глоток шампанского с бокала, ответила Воронова, наблюдая за тем, как синеволосая девушка потащила за собой Оксану, обвив пальцами правую кисть её руки.

— Я хочу увидеть её снимки, сделай всё в лучшем виде

— Всё будет, как вы просите Варвара Викторовна

— Куда мы идём?

Спросила Оксана, продолжая покорно за синеволосой девушкой, которая крепко держала её за запястье, заставляя следовать за собой, как только она подошла к ступенькам большой лестницы.

— Не думала, никогда, что попаду я сюда снова

— Теперь уже навсегда моя дорогая

— Почему Воронова отдала меня тебе?

— Потому что ты принадлежишь мне, вся и полностью, разве не поняла?

— Я снова буду твоей куклой?

— Наверно стоит подумать о том

Утверждала синеволосая девушка, когда они с Оксаной поднимались по ступенькам большой лестницы, большого особняка Климова. В то время, как некоторые обнажённые девушки, стоящие на ступеньках с недовольством на них обеих смотрели, они словно завидовали естественной красоте тела Оксаны. Девушки уже смирились со своим обнажённым образом жизни и поэтому без стеснения стояли голые на лестницах, некоторые даже начинали придавать ласки тела партнёрш. Томные взгляды моделей, девушек явно готовили к выходу на подиум, так как по ним было видно, как над ними провели дисциплинарную работу, воспитав в них дух холодной модели.

— Чтобы надеть на тебя кляп

— Думаешь, он мне будет нужен?

— Он тебе необходим

Продолжая вести Оксану за руку, как только поднялась с ней на второй этаж, девушка направилась по коридору, по обеим сторонам которого располагались комнаты.

— Когда мне будет необходим твой голос или твой рот, я сама буду его вынимать

— Куда мы направляемся? — спросила Оксана, покорно следуя за своей госпожой по коридору, когда девушка настойчиво её вела за руку

— В твою комнату — ухмыльнулась Архипова, как только они с Оксаной подошли к дверям одной из комнат справа по коридору, синеволосая девушка обернулась, мило улыбнулась для неё, держась пальцами за дверную ручку — Клетку из которой я буду иногда тебя выпускать

— У меня не будет возможности самостоятельно передвигаться по дому?

— Тебе такая возможность не нужна

Ухмыльнулась синеволосая девушка, открывая дверь перед Оксаной, заставляя её первой, переступить порог, просторной светлой комнаты с большими панорамными окнами. Девушка шлёпнула Оксану по ягодицам, как только она переступала порог этой комнаты, ощущая жгучий удар ладони, взвизгнула, стиснув зубы, стерпела боль для себя. На большой кровати, были приготовлены вещи Оксаны, которые она сразу же узнала и поняла, как только их увидела, что придётся надеть их на себя. Направляясь по комнате к большой кровати, Оксана с презрением смотрела на клетку посреди комнаты, железные прутья которой были покрыты позолотой. Такая роскошь, как украшение и в тоже время орудие для заточения в ней невольниц, чтобы их госпожа, наблюдая за девушками, получала удовольствие от их заточения и пребывания в кованой клетке.

— Я договорилась с Варварой, чтобы эту клетку достали из подвала, специально для тебя

— Я так понимаю, вещи эти мне придётся надеть?

— Сядь на постель — распорядилась синеволосая девушка, входя в комнату, закрывая сразу же за собой дверь, прижала ладонь к её гладкой покрытой лаком поверхности темного дерева, Архипова обернулась и посмотрела на Оксану — Начинай одевать, чулки и перчатки, туфли рядом на полу

Наблюдая за тем, как Оксана подошла к постели, наступая коленом на мягкую шелковую простыню, посмотрела на черные чулки, материал которых был плотно облегающий латекс.

— Я подготовлю для тебя член

— Член?

Поинтересовалась Оксана, наблюдая, как синеволосая девушка в корсете прошла по комнате к комоду, выдвигая верхний ящик которого достала из него силиконовый розовый страпон.

— Зачем мне член?

— Займёмся с тобой сексом

Утверждала синеволосая девушка, когда держала в руках искусственный силиконовый член, по стеблю которого провела кончиком своего коготка другой руки.

— А так он будет при тебе — рассказывала девушка, обрабатывая член силиконовым гелем, Архипова сексуально обрабатывала поверхность, которую должна была всунуть в Оксану, любуясь тому, как она, оставаясь на кровати, одевала на ноги, черные чулки из латекса — Всегда

— Я всегда буду с членом

— Это будет сексуальной игрушкой для тебя моя дорогая

— А это обязательно — заметила Оксана, как девушка посыпала кокаином, что было перед ней в блюдечке на комоде — Я и так твоя, эта сладость не обязательна

— Она нужна, чтобы ты на фотосессии выглядела более естественно

— Я даже не знаю — прикусывая губу, Оксана, прекрасно понимая состояние такой эйфории, оценивала последствия — Мне потом придётся отрабатывать, чтобы заслужить эту сладость

— Не думай на этот счёт

С ухмылкой ответила Архипова, направляясь с силиконовым членом к Оксане в тот момент, когда стоя у кровати, она одевала перчатки сначала на одну руку, потом на другую.

— А теперь иди сюда — указала девушка на коричневый кожаный шезлонг в комнате, направляясь сама по кафельной плитке пола — Ложись и раздвигай ноги

— Я не хочу быть под наркотиками — волновалась Оксана, представляя для себя процесс сильной ломки на следующий день — Это правда не обязательно

— Ложись — указала пальцем на шезлонг, приказала Архипова, своим тоном вынуждая Оксану расположиться на мягкой кожаной мебели, раздвинув ноги перед госпожой, согнув предварительно в колени — А теперь просто прими это удовольствие

Прислонила кончик силиконового члена к половым губам Оксаны, девушка начала водить по ним продольно, не пытаясь проникнуть внутрь, хотела, чтобы она сама привыкла к тому, что этот предмет должен быть в ней. Изнывая уже через несколько секунд таких вождений по половым губам, Оксана желала почувствовать эту вещь в себе. Гель сильным эффектом проник в половые губы, в то время как девушка начала медленно вводить силиконовый член в Оксану. Влагалище раскрылось, когда девушка держала половые губы двумя пальцами, позволяя для удобства ввести этот предмет под громкий порочный стон Оксаны. Пыль наркотика, чем был покрыт этот предмет, как только он вошёл в Оксану начал проникать в кровь, она испытывала ощущение эйфории от этого наркотического вещества. Оставляя глаза открытыми, Оксана лежала на шезлонге, её голова была запрокинута на спинку, она словно ловила удовольствие от эйфории наркотика, что всасывался ей прямо в кровь, в то время как девушка в комнате куда-то отошла. Через какое-то время девушка подошла к Оксане, когда её глаза были открыты, она смотрела в потолок и испытывала чувство непревзойдённой радости. Архипова закрепила линзы, меняющие цвет глаз Оксаны прямо на её глазных яблоках, когда она, оставляя их открытыми, не могла управлять своим телом в течение этого времени. Ощутив линзы на глазах, Оксана поморгала ими, так чтобы они удачно закрепились, придавая радужки глаза зеленый порочный пленяющий оттенок страсти.

— Ну вот кажется — ухмыльнулась синеволосая девушка, оставаясь стоять рядом с шезлонгом, девушка медленно опустилась перед Оксаной на колени, просто наблюдая как она приходила в себя после того как испытала эйфорию — Сейчас мы с тобой немного поиграем, прежде чем я отдам тебя фотографу, твои волосы должны быть розовыми

Девушка нежно обвила пальцами внутреннюю сторону бёдер Оксаны, просто положив на них ладони, Архипова словно получала удовольствие от того как она пребывала в состоянии эйфории.

— Но сначала мы немного поиграем

Девушка легонько коснулась языком головки силиконового члена, придавая ему лёгкое чувство вибрации, что собой слегка надавил изнутри на лобковую зону Оксаны. Издавая при этом стон, Оксана была сильно измучена сильной, радостью, тело не могло сопротивляться тому, что с ней решила насильственно поиграть её синеволосая госпожа. Порочный звучный стон, которым воспевала Оксана, пока девушка медленно прикоснулась губами, начиная после этого сосать член, что находился во влагалище. Каждая вибрация, небольшие колебания во влагалище, доставляли Оксане сильное порочное чувство, она чувствовала как давление члена на её лобок изнутри. Все чувства и ощущения для Оксаны были усилены, особенно как гель своим эффектом стянул стенки влагалища так крепко, что она каждой стеночкой чувствовала в себе движение инородного тела.

Обвив пальцами стебель искусственного члена, пока Оксана пребывала в состоянии эйфории и с открытыми глазами просто смотрела в потолок. Разум словно разрывался в фейерверке от переизбытка чувств, Оксана не могла понять, что с ней в этот момент происходит, пока она лежала, в стонах изнывая от сексуального удовольствия. Лаская себе грудь, Оксана смотрела, как синеволосая девушка губами обсасывала этот розовый член, что своей обратной стороной давил на обратную сторону лобка изнутри, Архипова уверенно и крепко его держала, сжав пальцами стебель силиконовой игрушки. Оксана смотрела с удовольствием и довольной улыбкой на лице, как девица сексуально ёрзала губами по члену, в то время как она продолжала выражать стоном радость, ощущая как искусственная игрушка в форме пениса, давит на лобковую кость изнутри, стимулируя клитор своим давлением, заставляя стонать от того как сознание охватило безумие.

— Я так и знала

Говорила с ухмылкой на лице Архипова, вставая с колен, девушка наступила коленом на шезлонг, в котором находилась Оксана, наблюдая внимательно за госпожой с довольной улыбкой на лице.

— Знала, что тебе понравится то состояние, в котором ты сейчас пребываешь

— Мне так не хватало

Выражая в глазах эйфорию, ответила Оксана нежным голосом, сходила с ума по безупречной коллекции парфюма «Si Intense Giorgio Armani», что пленял мелодией шипровых нот.

— Я мечтала об этой близости

— Ой вот только не надо вот этого

Говорила Архипова, заводя кончики пальцев под резинку черных надетых на себе трусиков, начиная соблазнительно играть бёдрами, снимая их с себя, наступив коленом на шезлонг.

— Я так и так по глазам вижу

Девушка, стоя перед Оксаной, сняла с себя трусики, в то время, как она оставалась сидеть на шезлонге, ласкала розовую головку, вставленного в себя искусственного силиконового члена.

— Как ты нагло мне врёшь

Заводя руки за спину, Архипова с легкостью развязала узелок веревки, у себя на спине, после чего прислонив ладони к его чашечкам из латекса, медленно отодвинула от своего груди. Оставаясь стоять голой перед шезлонгом, девушка была безумно рада, когда смотрела на Оксану, видя, как она в ответ наблюдает за ней, безмерно ввиду пыла эйфории жаждет слияния любви плотских тел.

— Ты наглая лгунья Карамель

Вставая на шезлонге на колени, девушка подползла к Оксане, как раз тогда она хотела обвить талию синеволосой госпожи и самой направить головку силиконового члена ей прямо во влагалище. Девица с синими волосами возразила, схватившись за кисть её правой руки, своей левой рукой и тут же прижала её, согнув в локоть к спинке шезлонга. Архипова сама пальцами правой руки, направила головку розового искусственного члена, что был во влагалище Оксаны, к своим половым губам. Прижавшись к телу Оксаны, так что их большие груди соприкоснулись плотно между собой, девушка в стонах скользила половыми губами по стержню розового пениса.

— А…….

Изнывая стоном порочной бестии, синеволосая госпожа с уверенным и холодным взглядом, не позволяя кисти руки Оксаны к себе прикоснуться, оставляя её прижатой к спинке шезлонга.

— Я тебя сейчас тут затрахаю

— Мне не хватало этой близости — ответила Оксана, когда смотрела на девушку, после чего она словно ярая львица начала скакать на этом пенисе доставляя сильное возбуждающее чувство

— Дешевая шлюха

Грязно выругалась синеволосая девушка, обвив одной рукой шею Оксаны, другой рукой яростно проникала пальцами себе в анус. Оксана обвила правой рукой талию синеволосой госпожи, когда её ладонь, левой руки, легла прямо на большую сочную грудь госпожи. Девушка, запрокинув голову, громко кричала от проникающего воздействия силиконового члена в себя. Было видно по ней, как Воронова выдрессировала эту бестию на грубый секс, так что теперь телячьи ласки и нежности не представляли плоти никакого удовольствия, только грубая хватка и решительность.

— Ты наглая дешевая наркоманка

— Я обожаю тебя

Сходила с ума от безумства, что творилась в голове у Оксаны, она даже над своими эмоциями была не властна, наркотик так сильно пропитался в её плоть, смешиваясь в кровь через влагалище.

— Мне нравится твой стон

Изнывая в стонах, задыхаясь от нехватки воздуха, ввиду сильного возбуждения, Оксана сжимала пальцами грудь синеволосой девушки, размер которой не уступал её упругому бюсту.

— Я без ума от твоего тела

— Заткнись Карамель

Возразила синеволосая госпожа и вновь кисть руки, которой она обвивала талию Архипова, девушка прижала руку Оксаны вновь к спинке шезлонга. Разговаривая рядом с губами Оксаны, страдающими от жажды поцелуя, девушка прекрасно видела и осознавала, как она желала слиться с ней в гармонии поцелуя. Крики и стоны их обеих разносились по комнате, синеволосая девушка, словно неистовая львица, скакала на члене, когда половые губы со смачным сексуальным звуком скользили по розовому пенису, что был вставлен во влагалище Оксаны. Не позволяя Оксане себя трогать, девушка прижала обе её кисти руки к шезлонгу, в то время как она в восхищении в криках собственной эйфории достаточно сильно чувствовала движение искусственного пениса в себе. В пылу ярких порочных соблазнах синеволосая девица громко кричала, выражая своим громким голосом экстаз, порок сильных чувств, что они вместе с Оксаной испытали пылкими телами. Их крики, уже, казалось бы, слышал весь дом, как и синеволосая дама и Оксана в пылу сильных сексуальных чувств, кричали друг на друга, когда их разум и тела охватил порочный рьяный пыл.

— Да-да-да-да……

Кричала синеволосая девушка в течение некоторого времени, прижавшись к телу Оксану, изнывала лаской стона, было понятно, что в этот момент она испытала сильный оргазм.

— Да…… — продолжала стонать девушка рядом с ухом Оксаны, после чего отпрянула и посмотрела на неё, заметив радость в её глазах — Ты дешевая блядь, моя шлюха наркоманка я знала, что тебе понравится и только не вздумай мне врать, а то запру на всю ночь вон в той клетке, она для тебя

— А я разве говорила, что мне не понравилось?

Трогая свою грудь, говорила Оксана, наблюдая за тем, как девушка, играя тазом, сползла с пениса, что оставался находиться в ней, его поверхность была полна изобилия женского секрета.

— Я просто не испытала оргазма, как ты

— Думаешь, я на этом остановлюсь? — с ухмылкой произнесла синеволосая дама, вцепившись крепко пальцами в этот розовый член, надавила так, что его обратная сторона та, которая была зажата в стеночках влагалища, надавила на лобок изнутри — Я заставлю тебя пережить оргазм

Не обращая внимания на то, как застонала Оксана, ощутив, как член своей обратной стороной сильно надавил на лобок, стимулируя, таким образом, ей клитор сильным порочным эффектом.

— Но сначала я сделаю тебе приятное

С ухмылкой говорила девушка на член, который был покрытым вязким женским секретом, после чего синеволосая госпожа, оставаясь стоять на четвереньках, поиграла языком с его головкой.

— Сначала только уберу за собою

Оксана ласкала себе грудь, в то время, как синеволосая девица мастурбировала руками член что был в ней, стоя на четвереньках на одном с ней шезлонге, едва касалась языком его головки.

— Так приятно слышать, как ты стонешь Карамель

Изумилась в улыбке девушка, после чего взяла в рот силиконовый розовый член, девушка старательно стала его обсасывать, очищать своими губами от собственного вагинального секрета.

— Твой голос

Утверждала Архипова, после того как извлекла член из своего рта, держась за него крепкой хваткой, заставляя Оксану силой давления на пенис переживать давление на лобок изнутри.

— Меня так возбуждает, признаюсь, мне нравится, как ты стонешь

— А мне нравится — высказывалась Оксана с тяжёлым возбуждённым дыханием, хватая жадно ртом воздух — Как ты меня заставляешь это делать

— Пойдём — уверяла Архипова, вставая с шезлонга, схватилась за кольцо черного ошейника, что оставался на Оксане — Встань у шезлонга и заведи руки за спину, я подготовлю тебя к фотосессии

— Что ты собираешься со мной сделать? — спросила Оксана, обвив за спиной себе локти, выражала перед госпожой, огромную степень дисциплины, продолжая смиренно стоять рядом с шезлонгом

— Поведу тебя на фотосессию, как хочет твоя хозяйка

— Я спросила не это?

Заметила Оксана как девушка отошла по комнате, стукая каблуками черных надетых туфель, расправила ремешки черного кляпа, словно демонстративно показывая его для него.

— Не думаю, что мне это необходимо, когда я хотела уточнить

— Мне без разницы понимаешь

Рассказывала Архипова, когда подошла к Оксане и держа шарик на кончиках пальцев, девушка с изумлением улыбки, всунула его ей в рот, в тот момент, когда она хотела что-то ей сказать.

— Ты будешь говорить, только тогда, когда я тебе это позволю

С ухмылкой посмотрела на Оксану, застёгивая ремешок кляпа у неё на шее, девушка игриво коснулась кончиком пальцев её носа, забавляясь её безнадёжным положением. После чего оставив её стоять смиренно у шезлонга, не позволяя даже пошевелиться, без разрешения, девушка направлялась к комоду за очередной вещью для комплекта удерживающих устройств, для Оксаны.

— Ты наркоманка и конченная шлюха

Достала из комода металлическую цепь с карабином, девушка, играючи, её расправила, крепко зажав в руках, демонстративно показывая привязь, на которой будет находиться Оксана.

— И я не позволю тебе что-либо говорить теперь самостоятельно

Подошла Архипова к ней и кончиком карабина зацепила за кольцо ошейника, что был на шее у Оксаны, после чего повела её к входной двери, повесив поводок на дверную ручку. Какое-то время Оксана стояла смиренно у входной закрытой двери комнаты, пока синеволосая госпожа вновь начала одевать на себя вещи. Переживая в этот момент для себя чувство эйфории, Оксана безмерно радовалась, без повода, выражая при этом высокую дисциплину и послушание. Чувства были все на пределе, Оксана ощущала, как половые губы плотно облегали силиконовый розовый член, что был в ней, его само присутствие во влагалище в сочетание с гелем и наркотиком не позволяло её сосредоточить свои мысли. Оксана понимала, что оставалась куклой в руках синеволосой госпожи, когда невозможно было ни о чём кроме как о служение своей хозяйке.

— Ну, вот моя дорогая

С ухмылкой произнесла Архипова, вновь подойдя к Оксане через какое-то время, девушка с радостью на лице сняла поводок с дверной ручки, радуясь её смиренному воспитанию.

— Я готова и мы можем отправляться

Посмотрела Оксана с искушением на синеволосую девушку, желания вновь с ней соития их плотских тел, одной сексуальной игрушкой, сгорая от жажды поцелуя, облизывая зажатый кляп.

— И не смотри на меня так жалобно, я его с тебя не сниму

Открывая входную дверь комнаты, Архипова была рада той власти, как вела Оксану за поводок, переступая через порог, натянула цепь так, что вынуждая её проследовать за собой к выходу.

— Только перед фотографом и то когда он только попросит

Дождавшись, когда Оксана выйдет из комнаты, послушно держа руки за спиной, обвив пальцами локти, девушка улыбнулась её смирению и послушанию, затем после этого только, закрыла дверь.

— Но как же ты красиво в нём смотришь

Поделилась мнением Архипова, продолжая при этом вести Оксану за поводок по коридору дома второго этажа, девица назойливо демонстративно показывала перед ней упругие бёдра.

— Я даже заставлю тебя в нём провести ночь, пока не докажешь своё послушание мне

— О….. Вера дорогая

С ухмылкой произнесла Воронова, девушка в красном платье направлялась, к ним навстречу по коридору в сопровождении с ней были две обнажённые девицы, хорошей модельной внешности.

— Ты уже развлекла Карамель своей игрой?

Поинтересовалась Воронова, когда подошла к Оксане, прошла мимо синеволосой куклы, обвив сразу пальцами розовый член, что был зажат половыми губами, начиная его мастурбировать.

— Сегодня запланирована у меня небольшая программа, но я буду скучать по тебе Карамель

— Она потрясающая

Высказала своё мнение молодая блондинка, подойди к Оксане, коснувшись ладонью её живота, девушка смотрела на неё, словно представляя для себя эталон настоящей модельной красоты.

— Идеальная кукла

— Я беру только самых лучших кукол себе

Расстёгивая ремешок кляпа, Воронова обошла Оксану, сначала встав у неё за спиной, после чего ослабила давление шарика. Невзирая на недовольной взгляд своей синеволосой послушной куклы, когда Архипова, даже возразить не могла своей хозяйке, зачем и для чего она так делает. Словно забавляясь издевательской улыбкой, Воронова вновь обошла Оксану, в то время, как зажатый кляп шарика, оставался у неё во рту, девушка осторожно пальцами извлекла его, позволяя ей говорить.

— У тебя Карамель влиятельные очень друзья

Высказывалась Варвара Воронова, оставаясь стоять перед Оксаной, после того, как извлекла шарик из её рта, а она в ответ, перед хозяйкой, демонстративно показывала послушание. Молча оставаясь слушать рыжеволосую девушку, Оксана не позволила себе, сказать ей хоть одно слово.

— Я бы запросто пристрелила бы ту мразь, что так настойчиво

Выражая возмущение на лице, высказывалась Воронова, в то время, как Оксана дисциплинированно оставалась рядом стоять. Оксана получала удовольствие от эйфории наркотического вещества, чья пыльца проникла уже через влагалище к ней в кровь в момент секса.

— В моём доме, требует разговора с тобой

— Со мной кто-то хочет поговорить?

Расплываясь в улыбке довольства, осторожно спросила Оксана, пребывая в состоянии эйфории, не позволяла себе сделать какое-либо движение, без позволения своей рыжеволосой хозяйки.

— Я думала, у меня назначена фотосессия

— Ты не думай

Возразила Воронова, девушка была встревожена и недовольна, так как быстро её любознательная приветственная улыбка сменилась на гнев, скорее даже с трудом сдерживающую ярость.

— За тебя я буду тут думать

— Хорошо

Отражая спокойствие в разговоре с рыжеволосой девушкой, оставалась стоять рядом с ней в коридоре, в окружении кукол Вороновой, некоторые из которых за ней недовольно наблюдали.

— Что от меня требует?

— Просто иди и поговори с ней и даже если потребуется, сама с ней уезжай, только чтобы этой наглой нахалки, не было в моём доме!

— Варвара Викторовна!

Возмутилась Архипова, девушка явно была не согласна с тем, какое распоряжение для Оксаны отдавала ей рыжеволосая госпожа в красном платье, в окружение своих кукол.

— У, Карамель запланирована фотосессия, что мне сказать фотографу? — быстро сменила пылкий нрав на лестную улыбку, заметив, как неодобрительно Воронова посмотрела на неё в ответ

— Твою мать Архипова!

Вскрикнула Воронова, после чего держась за розовый член, что был зажат во влагалище у Оксаны, девушка резко дернула его. Доставив Оксане невообразимую боль от того как быстро он покинул обитель тугих стеночек, заставив громко и выразительно, раскрыв губы, закричать от боли.

— Да заткнись ты!

Ударила Воронова пощечиной по лицу Оксану, не выдержав крика с которым она закричала, когда испытала боль от того как резко инстинктивно рывку, искусственный член, вышел из её стеночек.

— Кто-то очень хочет тебя видеть

— Ты меня ударила? — возмущённо ответила Оксана, посмотрев с обидой на рыжеволосую девушку, которая одарила её пощечиной по лицу, прижав одну ладонь к щеке, а другую к половым губам, из которых Воронова выдернула этот розовый силиконовый член — Я хочу знать, за что?

— Гостья в подвале — ответила Воронова недовольно, схватив Оксану за кисть руки, вынуждая оторвать от щеки, на коже которой она чувствовала жжение после удара пощечиной по лицу

— Варвара Викторовна вы забираете у меня Карамель?

Оставалась в недоумении, среди двух обнажённых кукол, девушки послушно ожидали распоряжение от своей рыжеволосой хозяйки. По их выражению лица, Оксана поняла, как они была готовы выполнить любой приказ, смириться с любой участью, что приготовила для них Воронова. Девушки были дисциплинированы перед своей хозяйкой, даже синеволосая кукла не могла дерзить в присутствии Вороновой, а лишь смиренно принять сложившейся, результат.

— Девочки отведут тебя и подготовят, как мою личную горничную

— Горничную? — была не согласна Оксана, посчитав для себя оскорблением, просто быть прислугой в руках своей хозяйки, перед её гостями — Но я кукла, твоя лучшая кукла

— Ты будешь той — вцепилась Воронова пальцами в челюсть Оксане, вынуждая силой внушения взгляда посмотреть на себя — Кем я тебе скажу Карамель, тебе это ясно?

— Ясно? — прошипев сквозь зубы, ответила Оксана, не могла вынести холодного безрассудного взгляда с которым, держа её за челюсть, смотрела на неё Воронова, заставляя убедительностью и решительностью, смириться перед распоряжением хозяйки — Я всё поняла и всё сделаю

— Так-то лучше

Ухмыльнулась Воронова, отпустив подбородок Оксаны, Варвара вручила синеволосой подруге розовый член, что вытащила из её влагалища, после чего повернулась спиной к девушкам.

— Девочки тебя приготовят как мою личную горничную

Сделав несколько шагов по коридору, обернулась Воронова, посмотрев на Оксану, вынуждая взглядом остановиться синеволосую девушку, с членом в руках, которая была для неё эскортом.

— И не вздумай ничего лишнего сказать этой белокурой дуре, ты не покинешь стен этого дома больше никогда

— Я сделаю всё то

Уверяла Оксана, желание подчиняться, рыжеволосой новой своей хозяйке, ввиду эйфории наркотика в её крови преобладало и имело верх над её разумом.

— Что ты мне скажешь Варвара, но что ты со мной сделаешь?

— Я еще не придумала, как тебя убить Карамель

С ухмылкой и хладнокровием, высказывалась Воронова, наблюдала за Оксаной, словно как за пустым местом, в ней хозяйка видела лишь объект для издевательств, в своих сексуальных целях.

— Но если будешь хорошей девочкой, возможно, я сохраню тебе жизнь, для своих сексуальных игр

— Ты обещала её мне Варвара

С обидой посмотрела синеволосая девушка на свою рыжеволосую хозяйку, обернулась, после чего Архипова взглянув с отчаянием на Оксану, понимая, как легко её в очередной раз потеряла.

— Так почему ты изменила своё мнение?

— Заткнись Вера — прошипела недовольно Воронова, девушка была переменчива в настроениях и едва сдерживала себя в руках, чтобы не ударить пощечиной по лицу, темноволосую спутницу

— Варвара Викторовна вас особ ценит — говорила блондинка, продолжая держать Оксану за запястье, вела дальше по коридору, в комнату хозяйки этого особняка — Она сильно разозлилась

— Она такая забавная

С ухмылкой ответила Оксана, сходила с ума от эйфории наркотика, что разрывал разум на осколки, заставляя испытывать радость, которую она не могла объяснить сама для себя.

— Но меня блядь так заводит, когда она показывает мне свой грубый характер

— Грубый?

Возразила шатенка, обнажённая девушка, с модельной внешностью и туфлях, на шпильках, стройное тело, что светилось отблеском масла, пропитавшим её эталонную плоть товара. Для Вороновой такие девушки, были словно как товар, которых специально отбирали, похищали, воспитывали в плену под модельный подиум, после чего предоставляли возможность почувствовать себя моделью. Гости Варвары всегда платили ей за снимки таких кукол, особым гостям за большую сумму, разрешалось даже провести ночь с понравившейся клиенту девушкой.

— Мне кажется, таким поведением она лишь показала, нам всем, как вы ей сильно дороги

— Я ей дорога?

Выражая недоверие перед спутницами, рассмеялась Оксана, испытывая чувство гордыни, когда девушки за обе её руки, направляясь по обеим сторонам вели, в сторону дверей, комнаты хозяйки.

— Нет, вы наверно что-то путаете

Вырвав правую руку из хватки пальцев блондинки, Оксана грубо показала на девушку пальцем, при этом позволяя себе ткнуть коготком прямо в её розовый сосок, заставляя отойти от себя.

— Как я могу быть дорога для неё

Продолжая смеяться без причины, высказывалась Оксана, в то время, позволяя шатенке, держать себя за запястье левой руки, что была у неё за спиной, когда она разговаривала с блондинкой.

— Я ведь стара для того, чтобы быть моделью

Делилась мнением Оксана обернувшись, почувствовав дискомфорт, после того как девушка от её одного только взгляда, отпустила запястье левой руки, позволяя отойти от себя к блондинке.

— А её интересуют девушки, сильно, до двадцати пяти лет

— А вам сколько?

— Не прилично спрашивать у женщины

Подошла Оксана сама к двустворчатым закрытым дверям комнаты, касаясь дверных ручек, испытывала чувство гордости и удовольствия, от того, что была под наблюдением двух девушек.

— Сколько ей на самом деле лет

— Не хотите можете не говорить — ответила с обидой шатенка, девушка нахмурила губы, входя в открытые двери, просторной комнаты Волковой, вслед за Оксаной, когда она стукая каблуками розовых туфель прошла по мелкой плитки пола, выложенной рисунком мозаики — Я не требую

— Еще бы ты требовала

Продолжая продвигаться по просторной комнате с подвесным белым круглым светильником на несколько ламп, белые стены, белые стулья, Воронова предпочитала столики из стекла.

— Ты всего лишь жалкая кукла

— Да я была на подиуме больше вашего

Огрызнулась шатенка, закрывая двери за белокурой подругой, как только блондинка вошла в комнату, прикоснувшись пальцами к белоснежным панельным покрытием стен.

— Вы сами-то бывали на модельном подиуме?

— Милочка моя

Ответила Оксана, направляясь к окнам, трогая пальцами гладкий материал белоснежных штор, хозяйка этой комнаты, явно предпочитала своей комнате, невзирая на свой характер, светлые тона.

— Я уже на этом подиуме несколько лет, у меня несколько шикарных портфолио

Хвасталась Оксана, продолжая щупать пальцами шторы, оставаясь стоять рядом с окном, прислонила ладонь к прохладному стеклу. Оксана смотрела в тёмную атмосферу дома за его стеклом, на горевшие фонари и на то, как автомобили подъезжали к главному крыльцу, этого громадного, лживого пороком моделей, дома пленных судеб. Продолжая наблюдать за огнями фар, подъезжающих к дому машин, Оксана, оставаясь у окна, чуть отодвину штору пальцами, желала на ступеньках этого дома увидеть автомобиль своей хозяйки, но его так и там не было.

— С которыми я могу прийти в любое модельное агентство

— Если выйдите отсюда живой — ухмыльнулась блондинка, направляясь к Оксане со спины, девушка своим голосом заставила её обернуться и обратить на себя внимание

— Прости, что ты сказала? — возмутилась Оксана, но всё же не могла свести с лица эту беспринципную улыбку, ощутила как на расстояние, ввиду своей собственной наркотической эйфории, как от девушки пахнет малиной — Конечно, я выйду отсюда и даже живой

— Не уверена я, что Воронова вас так легко отпустит

— А с чего бы ей вдруг меня убивать?

Была навеселе Оксана, направляясь к девушке, хотела от молодой девицы нежных плотских прикосновений любви к своему телу и ощущать жар её пылких губ и пальцев у себя на груди.

— Не думаю, что она когда-либо это сделает

— Вы плохо её знаете — убеждала блондинка, отражая в глазах страх, девушка оглядела периметр комнаты, наблюдая беглым взглядом за тем, нет ли в этом помещении скрытых видеокамер

«Наглые самовлюблённые сучки» с ухмылкой на лице, Оксана сходила с ума от безрассудства, эйфория радости и довольства в её голове пробуждали порочные чувства, желание отдаться кому-либо было невозможно, для себя, уже контролировать.

— Вы, кажется обе здесь для того, чтобы одеть меня в одежду горничной для хозяйки

— Тогда вам стоит подойти сюда

Указала шатенка на вещи, оставленные на белой софе, напротив гардеробного белого шкафа в комнате, посмотрела девушка на белые розы, оставленные на стеклянном столике в вазе рядом.

— Униформа горничной, мы поможем с подругой её на вас надеть

— Вы так любезны — играя с девушками в любезности, ответила Оксана, игривой походкой начиная двигаться по комнате, стукая каблуками о мелкий кафель в виде мозаике в комнате, обратила внимание, как девушка смотрит на розы — Не понимаю, почему Варвара так любит белый цвет

— Это не наше забота

Ответила блондинка, по выражению лица девушки, Оксана сразу поняла, что этих девиц обеих подвергли жесткой дисциплине, впоследствии которой они обе не задают никаких вопросов.

— Прошу, пожалуйста, раздевайтесь

— Вы мне поможете?

С интересом Оксана посмотрела на девушек, встав между ними, желала позлить их, чтобы испытать гнев девиц на себе, хотела прочувствовать, как худые ручки будут грубо управлять ею.

— Вы же не думаете, что я, правда, буду раздеваться сама

— Снимайте перчатки

Понимая и принимая для себя приказ хозяйки, была вынуждена блондинка, когда между ними обеими стояла Оксана, желая, чтобы эти две модели наконец-то притронулись к её голому телу.

— Пожалуйста

— Вот так нужно ко мне обращаться

Специально играя на эмоциях между девушками, Оксана медленно начала снимать черные латекс рукава с рук, изумляясь при этом в улыбке беспричинного довольства.

— Запомните это

Приблизившись к лицу блондинки, говорила с издевательством Оксана, так как не могла без физического грубого контакта над своим телом, желая, чтобы обе девушки грубо завладели ею.

— Пожалуйста

— Переодевайтесь, пожалуйста — потребовала белокурая девушка на возражения Оксаны, наблюдая за тем, как она продолжала снимать с рук черные латекс рукава — Варвара Викторовна приказала вас подготовить к работе горничной, прежде чем мы уйдём отсюда, вы должны быть готовы

— Я должна? — рассмеялась Оксана, рухнула на диван без перчаток, разглаживая пальцами латекс черных чулок, материал которых так плотно облегал ей бёдра — Я никому из вас ничего не должна

— Мы не хотим из-за вас быть наказаны

Утверждала шатенка, присаживаясь на колени перед Оксаной, девушка медленно сняла с её ног розовые туфли, наблюдая за тем, как она пребывала в состоянии эйфории радости от наркотика.

— Поэтому мы вынуждены вас подготовить

Спустя какое-то время Оксана сидела в кресле, в униформе горничной, девушка сзади приводила её волосы, в порядок, расчёсывая, придавая прически волнистый ухоженный вид. Короткое черное платье, чулки, черные туфли на высоком каблуке, даже гребешок в волосах, всё соответствовало должности горничной хозяйки этого дома. Оксана успела за это время прийти в себя, действие наркотика уже сошло, на нет, после того, как одна из девиц, дала ей какую-то таблетку, чтобы нейтрализовать воздействие токсина на её организм, она уже чувствовала себя уверенно и рассудительно. На запястьях были надеты розовые браслеты, Оксана выглядела в строгом красивом и милом образе той, как хозяйка желала видеть своих горничных, в тоже время, платье на ней было вызывающего фасона. На ногтях был ухоженный ровный маникюр, на лице косметика, пудра и тени, выражающую Оксану эталоном женственной красоты, как раз того, что требовала Воронова от подчинённых, когда даже прислуга должна была выглядеть хорошо.

— Кажется всё — ответила шатенка, завершая прическу волос, убрала расчёску, положила её на комод рядом, отошла от кресла, в котором оставалась сидеть Оксана

— Нам нужно уходить — ответила блондинка, отложив тени на комод, после того как правильно и тонко придала блеск и выразительность лицу Оксаны

— Что я должна буду делать?

Взволнованно спросила Оксана, наблюдая за тем, как две обнажённые девушки направлялись к выходу из комнаты, когда хозяйки не было слишком долгое время со своим гостем.

— Я ведь даже не знаю, как нужно себя вести

— Соответствуй этику и стандарту горничной

Ответила шатенка, когда подошла к закрытым двустворчатым дверям, девушка взялась за дверную ручку, открывая её створки, после чего покинула комнату со своей белокурой подругой.

«Я такого точно никогда не ожидала», думала про себя Оксана, когда за закрытыми дверьми слышала удаляющиеся шаги девушек, что оставили её одну в комнате.

— Да ну и стандарты у Вороновой

Смутившись розовых рукавов, что были на запястьях у Оксаны, произнесла она в пустоту, оставаясь стоять посреди комнаты рядом с креслом, с которого она недавно встала.

— Я уже забыла каково это быть прислугой

Продолжая говорить в тишину комнаты, Оксана услышала за закрытыми дверьми приближающиеся шаги и стук каблуков, после чего через некоторое время, двери этого помещения открылись. На пороге комнаты стояла Варвара Воронова, после чего Оксана заметила белокурую девушку, которая её довезла до Москвы от дома Волковой в клуб её бывшему мужу.

— Елизавета Викторовна — начала говорить Воронова, переступая порог своей комнаты, сначала вошла рыжеволосая девушка, а уж потом белокурая незнакомка для Оксаны всё в том же белом платье в котором она была у Волковой — Прошу давайте побеседуем еще немного моя прислуга….

— Варвара Викторовна! — возразила белокурая девушка, вошла в комнату так и не обратила на Оксану никакого внимания, когда она подошла к шкафу с посудой, делая вид, что хотела взять бокалы для хозяйки и её гостье — Мне нужна Карамель, сколько мне еще вам это говорить?

— Дорогая подготовь нам бутылку вина — распорядилась Воронова, обращаясь к Оксане, в то время, как её белокурая гостья, осматривая комнату, не посмотрела даже в сторону Оксаны

— Варвара

Предупредительным голосом говорила блондинка в белом платье, было слышно по интонации, как эту гостью уже разрывало от нетерпения.

— Я тебе сколько раз говорила, что мне нужна Карамель, а я знаю, что она у тебя, прямо в этом самом доме и ты немедленно мне её отдашь

— Не понимаю, откуда у тебя такая информация — подозвала пальцами Оксану, говорила с ухмылкой Воронова — Дорогая бутылку вина нам и два бокала

— Ты издеваешься Варвара! — впервые после пребывания в этой комнате, блондинка, обратила внимание на Оксану, упрекнув при этом Воронову в нерасторопности её показать

— Прости Елизавета, я тебя не поняла?

Сделала такой наивный взгляд Воронова, делая вид, что совсем не понимает что происходит, при этом посмотрела, как Оксана подошла к стойке с алкоголем и из ячейки достала бутылку вина.

— Почему ты меня в чём-то обвиняешь

— Я хожу с тобой часами по твоему дому

Рассказывала недовольно блондинка, при этом жестикулировал, показывая в воздухе рукой в сторону Оксаны, когда она, состроив забавную улыбку, несла бутылку вина своей хозяйке.

— А оказывается, ты от меня просто прячешь Карамель

— Господи Елизавета с чего вдруг такие обвинения?

— Да вот же она

Указала блондинка на Оксану, когда она подошла к столику между софой и белым креслом, поставила на его стеклянную поверхность бутылку с вином, после чего повернулась спиной.

— Варвара расскажи мне ты сначала, что происходит?

— А да ты её значит искала? — любезно улыбнулась Воронова, делая вид, что ничего собственно и не происходит — Так бы сразу и сказала что тебе была нужна моя прислуга

— Так я тебе и сказала, что мне нужна Карамель

— Да ну я думала, ты спрашивала про кого-то другого

Развела руками Воронова, в то время, как Оксана направилась по комнате к белому шкафу с посудой, дотянувшись до верхней полки, любезно улыбнулась, обернулась в сторону блондинки.

— Не думала, даже, что тебе будет нужна какая-то прислуга

— Ты издеваешься Варвара — возмутившись поведению рыжеволосой девушки, ответила Елизавета Викторовна — Я же тебе говорила сразу, что мне нужна Орлова Оксана, она же и Карамель

— Ну это моя прислуга, зачем тебе я этого не понимаю?

— Варвара оставь нас! — распорядилась блондинка, обращаясь к рыжеволосой хозяйке

— Прости но это моя комната — возразила Воронова, не решаясь уходить или уступать в просьбе своей белокурой гостье, девушка подошла к белому креслу и поправив платье, была готова сесть

— Я сказала, оставь нас!

— Ты не имеешь тут никакого права

— Я сюда вошла и ты не представляешь, сколько я уже имею прав, даже прикрыть твою лавочку по поводу похищенных девушек, мне уже давно не нравится ваш сомнительный с Волковой бизнес

— Это тебя не касается — прошипела Воронова, девушка была недовольна тем, что кто-то влезает в её дела и говорит, как правильно нужно вести бизнес

— Оставь нас — повторила блондинка свою просьбу в то время, как Оксана поставила оба бокала рядом с бутылкой на стеклянный столик — Живо

— Тебе это дорого будет стоить! — предупредила Воронова, направляясь по комнате, в сторону выхода — И я заставлю, поверь тебя именно, за это ответить

— Пошла вон отсюда — повторила уже в который раз свою просьбу настоятельно блондинка, только в этот раз уже более убедительно, так что Воронова, словно как пуля, вышла из комнаты

— Значит, всё-таки я вам нужна? — была Оксана настойчивости этой белокурой девушки, когда она одной только настойчивостью, заставила Воронову покинуть свою же комнату в своём же доме

— Заткнись и сядь в кресло живо!

— Ладно, хорошо — услужливо ответила Оксана, выполняя требование блондинки, села в кресло рядом с которым продолжала стоять

— Как ты умудрилась попасть к ней в рабство? — поинтересовалась блондинка, присаживаясь в софу, стоящую рядом с креслом

— У неё не так уж и плохо

Ответила Оксана, продолжая сидеть в кресле, положила ногу на ногу, продолжая изучать свою белокурую собеседницу, смотрела на девушку с интересом.

— По крайне мере, я у неё лучшая кукла и она этого не скрывает

— Не понимаю

Возразила Елизавета Викторовна, отвела взгляд от Оксаны, девушка не могла видеть и вынести её в форме горничной, личной прислуге Вороновой, специально подготовленной по стилю хозяйки.

— Почему Литвинов так тобой заинтересован, почему ты ему так нужна

— Ты же на него работаешь

С ухмылкой говорила Оксана, оставаясь сидеть на месте, смотрела на белокурую собеседницу, продолжая теребить коготками подлокотник белого кресла.

— Вот ты мне расскажи, почему твой работодатель, так мной заинтересован

— Я не привыкла отступать

Говорила убедительно блондинка, состроив серьёзный выразительный взгляд в момент беседы с Оксаной, когда так же в ответ внимательно, изучающим взглядом, смотрела на неё.

— Если мне приказали доставить тебя к нему, я это сделаю, но сначала расскажи, что тебе удалось узнать в этом клубе

— Сразу к делу да? — сделала вид Оксана такой, что была поражена циничностью безрассудства и безразличия того, что ей довелось пережить, когда она попалась в плен Вороновой, после близости с мужчиной в приватной комнате клуба — Даже не спросишь того, что мне довелось пережить?

— Давай опустим лирику и перейдём к делу

Возразила блондинка, не придавая никакого значения печали к тому, что увидела на лице у Оксаны, как будто она своим обращением к собеседнице хотела вызвать чувства жалости к себе.

— Тебе удалось что-нибудь узнать о закрытом клубе Болонской?

— Откуда такой интерес? — продолжая выражать на лице равнодушие в ответ на хладнокровие к своим чувствам, спросила Оксана, оставаясь в белом кресле, повернула свой взгляд в сторону окна, за стеклом которого воцарилась ночь — Меня ведь просто там использовали, а тебе наплевать

— Ну ты уже большая девочка Карамель

Была не согласна с таким утверждением, Елизавета Викторовна, пригрозив Оксане кокетливо указательным пальцем, после чего с издевательством нахмурила губы, продолжая при этом на неё смотреть. Оксана поняла, что где-то внутри, этой циничной особы скрывается симпатия к женщинам, которую блондинка тщательно скрывала, стараясь не выдать свою ориентацию.

— Давай не будем говорить об очевидных и там нам обеим с тобой вещах

— Он трахнул меня! — возмутилась Оксана с обидой посмотрела на блондинку — Для тебя, что это не имеет никакого значения?

— Ну, ты сама прекрасно понимала, куда и с кем шла

Высказывалась равнодушно собеседница, наблюдая за весьма детской обидой на лице Оксаны, когда она хотела всем своим видом, пробудить хоть крупицу жалости к себе.

— А теперь обижаешься, что легла под мужчину, который тобой воспользовался?

— Он изнасиловал меня как раз тогда — выражая эмоции на лице, Оксана была раздражена равнодушием собеседницы — Когда я сама этого не хотела, после чего накачал меня и ушёл вон

— Ты сама раздвинула перед ним ноги, что ему оставалось делать?

— Мне дали приглашение в клуб — говорила Оксана, понимая, что беседа о чувствах с этой собеседницей, была сведена к нолю — Но Воронова или еще кто-то забрал у меня эту визитку с адресом, куда я могла бы прийти на первое демонстрационное совещание, что-то вроде кастинга

— Я разберусь на счёт адреса, не волнуйся

Уверяла Елизавета Викторовна, говорила это так для Оксаны, как будто всё сказанное не имело никакого отношения, когда блондинка легко могла решить эту проблему.

— Сейчас поедем к Литвинову и там всё решим

— Так стоп — возразила Оксана, вставая с кресла, в котором сидела — Я никуда с тобой не поеду, мне вообще и здесь хорошо и Воронова меня сильно не жалует

— Это до поры до времени

— В каком смысле? — подошла Оксана к окну в комнате, звучно при этом стукала каблуками черных туфель о камень плитки

— Воронова тебя убьёт это вопрос времени

— С чего ей меня убивать? — оставаясь стоять у окна, спросила Оксана, обернувшись с недоверием на лице, посмотрела на блондинку

— Она со всеми так играет сначала, а потом просто убивает, как ей вздумается

— И ты конечно думаешь, что она меня тоже убьёт?

— Я не думаю

С загадочной ухмылкой говорила блондинка, по мере приближения к Оксане, стараясь заинтриговать её разум и сознание, заставить играть лишь по своим правилам в момент их беседы.

— Я это и так знаю

— Надо же какая самоуверенность — похвалила Оксана, играя в сарказм со своей собеседницей, выражая к ней недоверие — И что же ты еще знаешь?

— Нам нужно к Литвинову — заявила белокурая собеседница, после чего схватила Оксану за руку и настойчиво потянула за собой, заставляя под принуждением идти по комнате в сторону выхода

— Стой, погоди

Была не готова Оксана идти под насильственным принуждением, не успевая за девушкой, едва не спотыкаясь о каблуки высоких черных туфель, что соответствовали её образу домработницы.

— Я ведь не знаю…….

— Чего ты не знаешь? — поинтересовалась блондинка, когда они подошли к закрытым двустворчатым дверям комнаты Вороновой — Я тебя забираю отсюда, чтобы Воронова на тебе не отыгралась ввиду плохого настроения — заставляя Оксану держаться рядом с собой

— Почему я должна идти к твоему Литвинову?

— Ты жить хочешь? — держась за дверную ручку одной рукой, другой рукой девушка держала крепко Оксану за запястье — По глазам вижу, что хочешь, здесь тебе эта сука жизни не даст

— Откуда тебе знать, что она меня собирается убить?

Прошептала шепотом Оксана, встав рядом с белокурой собеседницей, чувствовала её обворожительное взволнованное дыхание, ощущая запах пленяющего парфюма блондинки.

— Это просто домыслы

— Знаешь что Карамель — возразила блондинка, после чего открыла дверь, потянув Оксану за собой не отпуская от себя ни на шаг, заставляя за собой идти — Я обещала тебя доставить Литвинову, я это сделаю, ты с ним поговоришь и примешь его предложение, у тебя просто нет другого выбора

— А что если я не приму?

Была не согласна Оксана с такой настойчивостью этой девушки, которая тащила её насильно по коридору, когда она едва поспевала за девицей, чья походка была решительна и грациозна.

— Я не обязана делать всё, то о чём ты просишь

— Куда ты забираешь мою куклу?

Обратилась Воронова, вмешавшись в разговор Оксаны с белокурой собеседницей, которая тащила её от открытых дверей комнаты рыжеволосой хозяйки, насильно заставляя идти за собой.

— Знаешь что Павлова — впервые за всё время, что Оксана знает эту блондинку, она впервые услышала её фамилию — Я и так терплю твоё присутствие в моём доме, так ты еще и забираешь то, что принадлежит по праву мне

— Карамель не твоя — возразила блондинка, выходя вперёд, девушка настойчиво и достаточно сильно вынудила Оксану держаться за своей спиной — Ты прекрасно знаешь, кому она принадлежит и что с тобой сделает…..

— Сделает кто? — ухмыльнулась Воронова, девушка направлялась навстречу с двумя обнажёнными модельными куклами — Ну же говори Елизавета, я хочу действительно сама это услышать

— Волкова тебя порвёт, ты поняла?

Угрожающе посмотрела блондинка на Воронову, оставаясь в затруднительном положении, когда обе девушки обошли их с Оксаной по бокам и встали у них за спинами, слушая свою хозяйку.

— Ты решила взять то, что тебе и так не принадлежит

— А кому эта сука теперь принадлежит?

Продолжая насмехаться над белокурой собеседницей, Воронова специально высмеивала эту девицу, перед своими куклами, в то время, как Оксана стояла позади, опустив смиренно голову.

— Волкова сидит в тюрьме, у неё нет пока власти над нею

— Уйди с дороги Варвара — грозно ответила Павлова, не желая дальше вести с рыжеволосой девушкой, преградившей ей путь — Иначе ты сильно об это пожалеешь и поверь, я тебе это устрою

— Правда? — насмехаясь, говорила Воронова, начиная ходить кругами вокруг Оксаны и её беловолосой спутницей — И кто же заставит меня это сделать, ты сейчас в моём доме?

— Один звонок и ты знаешь кому

Продолжая с рыжеволосой собеседницей грозно выражаться, состроив выразительную угрожающую гримасу, высказывалась Павлова, доставая из сумочки телефон. Блондинка держала палец наготове, показывая сенсор экрана для Вороновой, в случае чего она может вызвать себе кавалерию, которая быстро решит сложившуюся проблему и освободит для неё и Оксаны проход.

— Охрана Литвинова быстро тут всё перевернёт вверх дном и тогда, мы с тобой Варвара, будем разговаривать уже совсем по-другому

— Зачем она Литвинову? — поинтересовалась Воронова, явно испугавшись того о ком говорила Павлова — Что-то случилось с ним, с его семьёй?

— Не твоё это дело — возразила блондинка, не желая дальше вести беседу с назойливой рыжеволосой собеседницей, которая в этом диалоге преследовала лишь свои цели

— Что же ладно — отошла в сторону Воронова, повелев своим голым куклам расступиться и освободить путь для Оксаны и её белокурой спутнице — В этот раз, будем считать, тебе Карамель очень сильно повезло, но в следующий раз, когда я тебя похищу, об этом никто совсем не узнает

— Верните ей её вещи

Распорядилась Павлова, сделав несколько шагов вперед по коридору, девушка держала за руку Оксану, другой рукой держала палец на экране сенсора телефона, была готова уже позвонить.

— И если хоть что-нибудь там пропало, вы все лично передо мной за это ответите

— Запомни, Павлова сейчас ты забираешь мою собственность

С угрозой обратилась Воронова, отдавая распоряжение обнажённым куклам принести вещи Оксаны из комнаты, когда одна из них направилась по коридору к открытым дверям.

— Я когда-нибудь возьму что-нибудь или кого-нибудь из твоих

— Если ты Варвара это сделаешь

Предупредила, остановилась блондинка, не отпуская от себя Оксану, не позволяя ей никуда отойти, девушка крепко держала её за руку.

— Я заставлю тебя об этом сильно пожелать

— Мы еще посмотрим на твои угрозы, когда сама тут окажешься в подвале, вместе с моими рабынями и тебе, как и твоей, пока что Карамель, я уже второй раз не позволю отсюда выйти

— Твои угрозы Варвара

Оставаясь стоять в коридоре, продолжая держать Оксану за руку, высказывалась блондинка, девушка казалась для неё уверенной в себе и светилась гордостью и твёрдостью своего слова.

— Лишь в пустую сотрясают воздух

— Лучше не зарекайся лишний раз Елизавета Викторовна — с ухмылкой говорила Воронова, при этом смотрела на Оксану — И береги мою куклу, я очень не люблю когда мою собственность, используют не по назначению, которое бы устроило бы меня

— Карамель больше тебе не принадлежит — заявила Павлова, грубо ответив на предупреждения от рыжеволосой девушки — Забудь про неё, считай, что своим молчанием, я выкупаю у тебя её свободу, теперь она больше не кукла

— Молчанием за что Павлова? — возмутилась Воронова, сделав несколько шагов в сторону блондинки — И на счёт чего я должна молчать или ты так же поступишь со мной, как с Волковой

— Волкова выйдет из тюрьмы рано или поздно

— Конечно, выйдет

С усмешкой ответила рыжеволосая девушка, начиная ходить рядом с Оксаной и её белокурой спутницей кругами. Воронова, как показалось Оксане на тот момент, судя потому, что она видела своими глазами, девушка, словно представляла себя волком, который загнал стадо овце в кучу.

— Лет через двадцать пять

— Не преувеличивай

Возразила блондинка, сама протянула руку идущей к ней белокурой девушки, когда обнажённая модель прошла мимо своей рыжеволосой хозяйки, вручив в руки Павловой сумочки Оксаны.

— Ты сама порой Варя не знаешь, что ты несёшь

— Еще увидим это Елизавета Викторовна

Продолжая бессмысленно радоваться, ответила Воронова, даже тогда говорила вслед уходящей Оксане с блондинкой по коридору, когда они почти дошли до лестницы ведущей вниз.

— Кто из нас будет прав

— Не слушай её — возразила Павлова, начиная спускаться вместе с Оксаной по лестнице — Она сама уже порой не знает, что говорит, совсем уже чокнулась и повернулась на похищениях девушек

— Воронова иногда может говорить правду, если захочет

— Ты ей ничего не должна

— Помогите мне освободить Элеонору Волкову

— Сначала ты нам помоги — возрази блондинка, продолжая спускаться по ступенькам лестницы, огромной гостиной, посмотрела внушительно на Оксану, при этом крепко держала её за запястье

— И как же я должна вам помочь? — сошла Оксана со ступенек вслед за белокурой госпожой, что вела её по большой гостиной, крепко вцепившись пальцами за руку

— Помоги определить отравили ли дочь Литвинова или нет

— Хорошо и что я должна буду делать?

— Для начала давай приедем к нему домой, а там сама всё увидишь

— Что я должна там найти?

Спросила Оксана, когда была вынуждена следовать за блондинкой по просторной гостиной, когда некоторые обнажённые модели в масках, на фоне разного интерьера гостиной за ними наблюдали.

— Почему именно я нужна Литвинову

— Скажи спасибо, что ты нужна ему

С ухмылкой наблюдала блондинка за маскарадом на фоне, которого проходила фотосессия моделей, Павлова продолжала тащить Оксану за руку по просторному помещению гостиной.

— Иначе я могла бы тебя с радостью оставить тебя здесь

Уверяла блондинка, смотрела на весь этот лживый пафос как модели в маскарадных масках, обнажённые, проходили фотосессию в огромном помещении и при этом не сводили с них глаз.

— Когда Воронова даже и не собиралась вытаскивать твою хозяйку, ей это не нужно

— Я заметила, как он стала называть меня своей собственностью

— Так оно так и есть

Делилась мнением с усмешкой на лице, когда они с Оксаной подходили к выходу у входа, в дом которого постоянно дежурили охранники, но расступились едва их, заметив вместе.

— Ты есть её собственность

— Зачем ты хочешь, чтобы я попала в особняк к этой Болонской?

Интересовалась Оксана, наблюдая за тем, когда она покидала гостиную, через открытые двери, выходя на улицу то, как внимательно на неё смотрит охрана дома, заметив в ней игрушку хозяйки.

— Это вроде что-то закрытой секты фанатиков?

— Они ищут отчаянных девушек тех, что разочаровался в жизни

Повторяла для Оксаны, блондинка то, что однажды ей говорила, когда покидали дом Вороновой, вышли на большое огромное каменное крыльцо, на котором тоже проходила фотосъёмка.

— После чего привлекают в свой клуб

— Где проводят трансляцию, как их подвешивают?

— Болонская на таких видео, среди извращенцев клиентов, построила себе миллиардный бизнес, ты даже не представляешь, сколько готовы люди отдать денег

Продолжала, рассказывала Павлова, когда они с Оксаной проходили по крыльцу, она чувствовала в ночном воздухе лёгкую прохладу и свежесть, после душного пафоса и парфюма голых моделей.

— Чтобы увидеть, как мучается женщина в петле, после чего очень медленно и нежно в сексуальной страсти умирает

— В сексуальной страсти? — возразила Оксана, спускаясь по ступенькам каменного крыльца, смотрела в тёмную пустоту, после чего перевела взгляд на ночные фонари вокруг дома

— Они дают наркотик жертве перед трансляцией, женщина дезориентирована и не понимает совершенно, что с ней происходит, она моментально почти испытывает долгий оргазм

Оксана не слушала совершенно свою собеседницу, продолжая идти вниз по ступенькам крыльца, вдохнула свежестью пропитанный ночной воздух, что был наполнен вкусом женского парфюма.

— Мне стоило огромных усилий

Заметив, что Оксана не слушает то, что ей говорит Павлова, блондинка остановилась, как только они с ней вместе, спустились по ступенькам, схватила её за запястье рядом с крыльцом дома. В этот момент девушка вынудила Оксану остановиться, когда она встала напротив блондинки, а ночной поток воздуха обдувал её пышные золотистые волосы, придавая им выразительный объём.

— Чтобы позволить тебе покинуть этот дом

— Я учту это

— Садись в машину — указала Павлова на дверь пассажирского спереди у припаркованного автомобиля Mercedes AMG — Там карта на приборной панели

— Можно за руль? — поинтересовалась Оксана, направляя к роскошному спортивному седану, выразительно в походке играла бёдрами перед белокурой собеседницей, встав рядом с капотом, коснулась кончиком коготка его гладкой серебристой поверхности — Обожаю такие автомобили

— Какой еще руль? — была не согласна Павлова посмотрев внимательно на Оксану — Ты под кайфом, поедешь на пассажирском кресле, я тебя за руль не пущу

— Я веду машину даже лучше чем ты

— Не сомневаюсь

Возразила блондинка, подойдя к машине с пассажирской стороны, лёгким поднятие, открыла для Оксаны дверь, намекая ей что она должна расположиться в кресле со стороны этой двери.

— Но только когда ты не под наркотиками

— Да я нормально себя чувствую — возразила Оксана, нахмурила с обидой губы, когда подошла медленно к двери, которую Павлова перед ней держала, поднятой вверх

— Ты может быть, себя нормально чувствуешь

Говорила с недовольством блондинка, толкнула Оксану в салон спортивного автомобиля, как только она подошла к нему и нагнулась, с визгом она залетела на сиденье, чуть не упав с него.

— Зато я себя ненормально буду чувствовать, когда ты поведешь машину под кайфом

— Я чуть не упала из-за тебя

Была возмущена Оксана наглостью блондинки, которая её толкнула ладонью в бедро, когда она с трудом удержалась на сиденье, стоя на четвереньках, едва сохранив равновесие.

— Думай хоть что делаешь

— Материалы с карты на приборной панели

Рассказывала блондинка, закрывая дверь со стороны Оксаны, не придавая значения её пустым жалобам, с ухмылкой обошла машину спереди, касаясь пальцами гладкого металла капота.

— Изучи их, пока мы едем к Литвинову

— Что в этой папке?

Спросила Оксана, обращаясь к блондинке, когда девушка открыла дверь с водительской стороны, забираясь в салон на место водителя, села в кожаное черное кресло с ухмылкой посмотрела на неё.

— Анамнез дочери Литвинова

— Он выложит за неё всё своё состояние — уверяла Павлова, кнопкой бесконтактно запуская двигатель мерседеса — И поэтому он ищет именно лучших, а лучшего врача, он видит в тебе

— И тебя это как-то удивляет?

— Ты кукла Карамель

Повернула опять критикующий взгляд блондинка на Оксану, продолжая смотреть недовольно на неё, девушка обвила пальцами руль автомобиля, за которым сидела в водительском кресле.

— К тому же наркоманка конченная, не думаю, что ты поможешь как-то Литвинову

— Ты могла бы оставить меня там Вороновой

Пожав плечами, делилась мнением Оксана на недовольство своей белокурой собеседницы, откинувшись на спинку пассажирского кресла, скрестила ноги на автомобильном коврике, посмотрев в ответ на блондинку.

— Ну ты ведь этого не сделала

— Я довожу работу до конца

Вывела со стоянки автомобиль Павлова, разворачивая его задним ходом, лишь тогда Оксана заметила, как Воронова буквально сверлила их взглядом, оставаясь стоять на ступеньках крыльца.

— Я должна была доставить тебя Литвинову, чтобы ты сама лично осмотрела его дочь

— Но ведь я даже не знаю что с ней

Смутилась Оксана того, как Воронова, оставаясь на ступеньках, рыжеволосая девушка в красном платье, в ночи и под светом фонарей освещения, наблюдала за ними с блондинкой.

— Как я ей могу помочь?

— Врачи предполагают, что кома была вызвана неизвестным ядом, можешь открыть карту, там всё написано, это может тебе помочь

— Кто из врачей, которые наблюдали за ней?

— Это не твоё дело

Не придавая значения, пронизывающему взгляду Вороновой, когда девушка продолжала стоять на ступеньках в присутствие своей охраны и кукол. Оставалась на крыльце, Варвара Воронова, с холодом в глазах смотрела на них с Оксаной, в то время как блондинка ответила ей ответ таким же взглядом, когда остановила автомобиль на несколько секунд напротив ступенек крыльца. Их взгляды, были схожи с ковбоями на диком вестерне, когда двое вояк вызвали друг друга на дуэль.

— Врачей там не будет, просто изучи карту и нужно понять, что убивает дочь моего начальника

— Тогда чего же вы от меня хотите?

— Определи причину, чем могли отравить дочь Литвинова

— Как? — возразила Оксана, уже успокоившись, когда автомобиль блондинки, свободно и беспрепятственно покидал периметр охраняемой территории, дома Вороновой, въезжая в густозаселённую лесом местность — Мне нужно знать, что говорили или зачем наблюдали врачи

— В карте всё написано

Утверждала блондинка, кивнула в сторону приборной панели автомобиля, на поверхности которой, лежала красная папка анемнеза, наблюдения за дочерью Литвинова.

— Просто открой и почитай

— Всё будто у тебя так просто

Съязвила Оксана посмотрев недовольно на красную папку, не имея желания вообще её открыть и вообще строить какие-то догадки, по поводу этого загадочного отравления.

— Но мне будет куда приятней узнать, в каком состоянии ты видела эту девочку и как её вообще нашли на трассе или где, она же не сразу впала в кому

— Там же написано в карте, что с неделю назад её нашли на трассе головой

Рассказывала Павлова, продолжая вести машину по огромной территории леса, что считалась заповедной частной охранной зоной в сторону выхода, где располагалась КПП, с колючей проволокой и высоким забором.

— Водитель фуры увидел лежащее голое тело на дороге

— И? — продолжая внимательно слушать белокурую собеседницу, вопросительно Оксана, продолжая смотреть на то, как девушка внимательно следит за дорогой, управляя автомобилем

— Что? — ответила взглядом, недопонимания Павлова, на короткое время, повернулась в сторону Оксану, сбавив скорость перед КПП, дождавшись пока вооруженный охранник с автоматом, поднимет шлагбаум — Да он нашёл девочку голой на дороге, следов насилия не было, казалось, что кто-то хотел привлечь внимание Литвинова

Опуская стекло с водительской стороны, Павлова показала удостоверение мужчине в униформе с автоматом, следственного комитета, когда он подошёл к машине, после чего он отошёл в сторону.

— И ему это удалось

— Нас так легко выпустили? — выразила Оксана удивление на лице, после того как охранник послушно отступил, увидев удостоверение следственного комитета Павловой — Ты не говорила, что ты из следственных органов, значит ты можешь помочь моей хозяйке?

— Я постараюсь, что-либо сделать, но там всё печально, думаю можно попробовать сойтись на условное наказание, но это будет стоить больших денег твоей Волковой, это не будет проблемой?

— Думаю, что не будет

— Почему ты не уйдёшь от неё?

Поинтересовалась Павлова, проезжая КПП, дождавшись пока охранник поднимет шлагбаум, девушка с довольной ухмылкой, пользуясь своим положением и властью, продолжила путь.

— Она же просто тебя использует

— Я её люблю и полностью, как ты не понимаешь, принадлежу лишь ей одной

— Это не любовь, а издевательство

— Издевательство — возразила Оксана, с ухмылкой посмотрев на Павлову, когда девушка уверенно вела машину по лесной просеке — Это когда у тебя удостоверение следственного комитета, а ты сама даже не можешь прикрыть лавочку Вороновой, прекрасно понимая, что творит эта девка

— Думаешь, твоя хозяйка лучше неё?

Остановила машину на обочине, блондинка с недовольством, оставляя мотор автомобиля работать, смотрела на Оксану, словно своим взглядом хотела ей что-то доказать.

— Они одного поля ягоды, каждый из них пытается выжить в этом незаконном, но весьма прибыльном во всех направления, бизнесе

— Волкова никогда бы не стала убивать девушек ради забавы или удовольствия

— Ты хорошо знаешь свою хозяйку?

Повторила свой вопрос, блондинка и не собиралась отъезжать от обочины, на которой в лесу, в ночи остановила машину, продолжая внимательно в темноте салона смотреть на Оксану.

— Я так и думала Карамель

Продолжая насмехаться над Оксаной, словестно, девушка не подала и виду на улыбку, мимика Павловой была каменной, с полной серьёзностью, она какое-то время продолжала на неё смотреть.

— Прежде чем что-то утверждать, сначала убедись в невиновности Волковой, а как ты сама уже поняла, у неё руки уже по локоть в крови, но если ты поможешь Литвинову, я обещаю помочь ей

— Что мне следует знать?

Не решая дальше вести пустой спор, Оксана потянулась пальцами за карту, что так и оставалась лежать на приборной панели автомобиля, в то время, как Павлова вывела машину с обочину.

— Ты ведь говоришь — продолжила Оксана вести беседу, в то время, как было видно, что собеседница была не готова с ней пока вести этот пустой разговор — Что девушку нашли дальнобойщики на обочине одной из федеральных трасс Москвы?

— Она до сих пор в коме

Утверждала Павлова, вела машину на большой скорости, было видно, что блондинка достаточно хорошо объездила этот автомобиль и весьма привыкла к тому, как он легко входил в повороты.

— Но хотя бы остаётся жива, Литвинов просто убеждён, что Болонская издевается над ним, заставив девочку страдать, лишив её власти над своим телом

— То есть, нет никаких доказательств у тебя, что это именно могла сделать Болонская?

— Доказательствами займусь я

Возразила Павлова, продолжая вести, автомобиль в ночи, густого леса по просеке мерседес, что так ловко на большой скорости удаляясь от обители Вороновой, входил в повороты, заставляя за собой свист и следы шин на асфальте.

— Твоя работа будет заключать найти яд, который вызвал кому

— Значит вот так да — обиженно держала Оксана в руках карту истории болезни пациентки, так и не решаясь её открыть

— Да вот так — уточнила Павлова, не обращая внимания на чувства, которые могла испытывать Оксана в этот момент — А теперь рот закрой, открой карту и попробуй сосредоточиться на деле

Всё остальное время, блондинка молча вела машину по просеке густого леса, ускоряя и притормаживая перед поворотами, оставляя за собой пыль, что слетала с колёсных покрышек.



Спустя какое-то время, автомобиль ехал по деревенской местности, где располагались роскошные особняки, за крышами которых мелькали в сумерках небоскрёбы Москвы. Огромные виллы, с высокими заборами и у некоторых располагались КПП на котором находился охранник, наблюдала Оксана, пока мерседес вёз её по этой асфальтированной дороге. Через какое-то время, автомобиль подъехал к шлагбауму, КПП которого, охранник лишь заметил этот автомобиль, без каких-либо вопросов поднял его, позволяя машине проехать во внутренний большой двор владения. Здесь было всё как в музее, огромные скульптуры, вырезанные из камня мифические герои Греции, большой фонтан который находился в самом центре внутреннего дворика, за которым располагался, по обеим сторонам от дома сад, с красиво распустившимися яблонями.

— Тебе наверно не впервой видеть такие дома? — поинтересовалась Павлова, когда вела автомобиль по площади, огибая калию фонтана, направляясь к ступенькам огромного каменного крыльца

— Откуда такой вывод? — возразила Оксана, отрывая взгляд от карты, где кроме как брадикардии, комы и проявление судорог, больше ничего нет

— Ты ни разу не оторвала взгляд от карты, пока мы ехали сюда

— Я не вижу тут анализа крови?

Спросила Оксана, не желая разговаривать с Павловой на пустые темы, обернулась, посмотрела на большой особняк Литвинова, в конах которого в столь позднее время, продолжал гореть свет.

— Вы ведь брали кровь?

— Врачи ничего там не нашли

— То есть как не нашли? — не поверила Оксана в то что говорит ей её белокурая собеседница, смотрела на неё с удивлением, даже когда она остановила автомобиль у большого крыльца дома

— Анализ крови, как оказалась ничего не показал

— Но она в коме — была не согласна Оксана с такими утверждениями — Значит, анализ крови должен был что-то показать, может она была в аварии, не просто так нашли её на обочине трассы?

— Ты не поверишь

Высказывалась Павлова, в то время, как Оксана заметила, как из дома вышли мужчина и женщина, потому как они были одеты, она догадалась, что это хозяйка и хозяин этого особняка.

— Но её просто нашли там без сознания голой

— Кто мог это сделать? — спросила Оксана, оставаясь в машине, дожидаясь пока сам Литвинов подойдёт к автомобилю и откроет для неё дверь

— Оксана Владимировна — подошёл мужчина к машине и лёгким поднятием двери вверх, поднял её, открывая для Оксаны — Рад с вами лично познакомиться, пусть и при столь трагических обстоятельствах, Елизавета мне всё рассказала, что вам удалось пообщаться с членами клуба

Мужчина казался более сдержанным, не смотря на обстоятельства, когда темноволосая женщина в вечернем черном платье, просто стояла с каменным лицом, как будто дух и эмоции от неё ушли.

— Сергей Федорович Литвинов

Представился он, подавая руку для Оксаны, помогая ей покинуть автомобиль, мужчина даже не был удивлён наряду горничной, что был надет на ней, он как будто был обо всём информирован.

— Моя жена

Представил он брюнетку в черном платье, которая так и оставалась стоять на ступеньках крыльца, стараясь не плакать, женщина прижала платок к лицу, смотрела с тяжелым взглядом в сторону.

— Маргарита Владимировна Литвинова

— Приятно познакомиться с вами лично

Ответила Оксана, позволяя мужчине поцеловать себе руку, весьма удивилась его галантным манерам, выдержки с которой он переживал столь тяжёлые для него временные последствия.

— Ваша помощница столько о вас рассказывала

— Елизавета сделала всё, как я и просил её — похвалил мужчина блондинку, когда такой чиновник из следственного комитета был на побегушках, у столь влиятельного человека

— Я всегда выполняю то, что вы говорите Сергей Федорович — закрывая дверь с водительской стороны, оставляя автомобиль стоять рядом с крыльцом, белокурая девушка обошла его спереди

— Так мало осталось верных людей в наше время

Рассказывал Литвинов, в то время, как на вид ему был чуть больше за пятьдесят, а его жене, лишь слегка за сорок, но трагедия с их дочерью, словно придала их возрасту нескольку лет сверху.

— Вы же понимаете, о чём я говорю?

Стараясь быть галантным, в то время, как его жена не нуждалась во внимании, а блондинка привыкла быть самостоятельной и ей эти телячьи нежности были не нужны, предложил он Оксане свою руку, помогая подняться по ступенькам.

— Елизавета самый верный мой работник, которые делает всё, что я её попрошу, невзирая на её должность в следственном комитете, которая вам уже известна?

— Известна — с угрюмым лицом и тяжело при этом вздохнула, ответила Оксана, взявшись за руку мужчины, продолжила с ним подниматься по ступенькам крыльца

— Я слышал, что вы безумно преданы Элеоноре Волковой

— Не то, что предана

Смутилась Оксана, так как из-за своего наряда не могла посмотреть нормально на даму в черном платье, продолжая подниматься за руку с мужчиной, который старался быть галантным к ней.

— Я как бы так сказать…..

— Меня не волнует ваши сексуальные игры с вашей хозяйкой

Возразил Литвинов, поднявшись с Оксаной, держа её за руку на крыльцо, мужчина остановился в потоке ночного воздуха так, чтобы она легко почувствовала его одеколон. Парфюмерная коллекция завораживала утонченным вкусом и имела название «Gentlemen Only Intense», это последний выпуск этой линейки. Эксперты считают аромат образцом элегантности, мужчина может насладиться специфичным и чарующим ароматом кожи, меди, пачули, играя на чувствах противоположного пола.

— Но у меня есть предложение, которое может вас заинтриговать

Высказывался Литвинов, мужчина явно заметил, как Оксана уловила запах его парфюма и была впечатлена тонкой вкусовой палитрой это безупречной коллекцией идеального мужского запаха.

— Я могу сделать так, чтобы следственный комитет закрыл глаза на все злодеяния Элеоноры Волковой, для меня эта женщина не представляет никакого совершенно интереса

— И что я должна ради этого сделать?

— Ты серьёзно готов поставить жизнь нашей дочери на эту?

Всего несколько минут и жена Литвинова и мать пациентки уже составила об Оксане легкомысленное мнение то, что она пустое мнение и совершенно не стоит ресурсов и связей мужа.

— Да он же просто дешевая шлюха…..

Высмеяла Литвинова образ Оксаны, по мнению этой женщины, она не являлась таким идеальным спасителем, которому она доверила бы жизнь своей дочери.

— Надо было оставить её в доме Вороновой подыхать там

Подошла Литвинова к мужу, нагло встав между ним и Оксаной, было видно в глазах этой женщины горькое разочарование и дикая душевная боль, которую она удачно скрывала за фальшивой улыбкой на лице.

— Я не думала, что спасителем нашей девочки, будет какая-то дешевая шлюха

— Маргарита!

Возразил Литвинов, мужчина, прекрасно зная и изучив досье Оксаны, которую ему предоставила его помощница, явно не ошибался в выборе и был твёрд в решение оставить её главным врачом.

— Следи, пожалуйста, за своим языком! — грубо высказался он в отношении своей жены, когда женщина проследовала к открытым дверям, входа в особняк

— Да нет

Возразила Оксана, смутившись перед мужчиной того, как он заступился за неё перед женой, вдруг она почувствовала логику в словах этой отчаянной женщины, которая переживала за свою дочь.

— Возможно ваша жена всё-таки……

— Рот закрой

Предупредила Павлова, не позволяя тоном собственного голоса сказать очередную глупость перед своим нанимателем, это бы поставило авторитет этой девушки под сомнение в глаза Литвинова.

— Просто ничего сейчас вообще не говори

— Вы простите мою жену — ответила Литвинов, после того, как напряжение между Павловой и Оксаной немного ослабло — Она просто еще вас не знает и думает всякую ерунду о вас

— Её тоже можно понять

Проскрипела Оксана зубами от недовольства, посмотрела на рядом стоящую блондинку, после чего позволив мужчине взять себя под руку, направилась с ним к открытым дверям.

— Я только приехала к вам и она меня совершенно не знает, да еще этот образ

— Вам пришлось играть свою роль, чтобы просто выжить в доме Вороновой

Рассказывал Литвинов, продолжая держать Оксану под руку, мужчина переступил с ней порог большой гостиной, входя в дом, словно демонстративно хвастался статуями из камня здесь.

— Обещаю вам, что когда всё закончится, я сам лично прикрою лавочку этой рыжей девицы

— Это было бы очень неплохо

Смотрела Оксана на дорогие панели из темного дерева, которым были обшиты стены в этом помещении, паркет из тёмного дерева, дорогая итальянская белая пышная мебель в гостиной.

— При следующей встрече она меня точно повесит

— За неё не беспокойтесь — утверждал Литвинов, отпуская руку Оксаны — Прошу меня извинить, мне нужно вернуться к своей жене, чтобы успокоить, а вам, полагаю, нужно будет привести себя в порядок, Елизавета знает, что нужно вам делать дальше, вы ведь читали карту моей дочери?

— Там нет ничего, что могло бы указывать на яд

— Приведите себя в порядок и приходите к нам, мы будем с женой ждать вас

Направляясь по гостиной к ступенькам лестницы, рассказывал мужчина, обернувшись к Оксане, когда остановился рядом со ступеньками, затем улыбнулся и начал подниматься по ним вверх.

— В комнате, где моя дочь

— Постойте — возразила Оксана, оставаясь стоять с назойливой, для неё блондинкой — Ваша дочь, что в этом доме?

— Ну да, а что?

Поднявшись на две ступеньки пока Оксана говорила, мужчина остановился, оставаясь стоять в пол оборота, посмотрела на неё в ответ лишь простым пустым взгляд, сохраняя радушие улыбки.

— А вы про то, что она не в больнице?

— Меня тоже это почему-то удивляет, почему она не в больнице

— Уверяю вас, я подготовил хорошую стерильную палату, закупил оборудование, за ней наблюдают мои лучшие врачи

— Но вы всё равно выбрали меня — утверждала Оксана, говорила так, будто смутившись с каким восторженным взглядом, Литвинов продолжал на неё смотреть

— Потому что хоть мои специалисты и не уверены, но я всё же склоняюсь к версии с ядом

— Ваша помощница тоже рассказала, что кровь чистая, не думаю, что это мог бы быть яд

— Вот именно для этого Оксана Владимировна — говорила мужчина, продолжая дальше подниматься на верхний этаж своего особняка — Вы нам и нужны

— Я всё расскажу — уверяла Павлова, обвив пальцами запястье право руки Оксаны — Но сначала тебе нужно переодеться и привести себя в порядок

— А что со мной не так?

Была удивлена Оксана большими скульптурами из камня расположенными прямо в гостиной этого большого дома, подошла к одной, мужчина явно был поклонник греческой мифологии.

— Как по мне я прекрасно выгляжу, точно так же и себя чувствую

— Ты выглядишь как дешевая шлюха

Прошла блондинка за спиной у Оксаны, в сторону лестницы, после чего обернулась, поманила её пальцем за собой, заставляя проследовать к ступенькам, рядом с которыми она остановилась.

— И этот парфюм

Уточнила блондинка, про запах, которым так сильно веяло от тела Оксаны, аромат этой коллекции «Shalimar Parfum Initial (Guerlain)», пронизывал её плоть, заставляя пахнуть запахом карамели.

— Тебе нужно от него избавиться, меня от него уже тошнит

— Но именно он и делает меня особенной

— Меня уже тошнит от этого запаха

Повторилась Павлова, оставаясь стоять на ступеньках, дожидаясь пока Оксана погладит скульптура из камня в форме Одиссея, на которую она с изумлением так пристально смотрела.

— Пойдём уже, я ведь жду тебя

— Да-да конечно — не понимала Оксана, почему такая скульптура греческого бога, привлекла её внимание, заставляя подойти к себе и притронуться пальцами, когда она раньше никогда не видела подобное вблизи — Идём, конечно

— Тогда прошу за мной — уверяла блондинка, начиная роскошно играть бёдрами, поднимаясь по ступенькам, девушка загадочно поманила Оксану вслед за собой — Как я поняла, тебя пригласили в клуб Болонской, но мы не знаем где, он находится и тебе нужно будет своё портфолио и легенда

— Легенда? — удивлённо, переспросила Оксана, направляясь по гостиной вслед за девушкой, когда она остановилась на ступеньках, дожидаясь, когда она подойдёт к ним

— Ты не можешь туда прийти без легенды, тебе еще нужен будет портфолио

— Он у меня есть в доме у Волковой, там несколько журналов с моим изображением

— Туда нельзя пока

Уверяла Павлова, дождавшись пока Оксана осторожно, глядя на блондинку пройдёт эти несколько ступенек, девушка обвила пальцами ей запястье и заставляя пойти за собой чуточку быстрее.

— Но я могу узнать, где будет проходить кастинг и тебе нужно будет на него прийти в качестве модели, выпить спиртные напитки, повеселиться, рассказать историю о неудачной жизни

Продолжая тащить Оксану за руку, за собой по ступенькам, не переставая рассказывала блондинка, принуждая постоянно теперь уже по ним подниматься.

— Это они любят слушать

— Что-нибудь еще о том, что мне нужно знать, может мне не стоит туда вообще идти

— Поверь мне стоит

Уверяла Павлова, поднявшись с Оксаной на второй этаж этого большого дома, девушка вынудила её остановиться, продолжая некоторое время стоять рядом с собой.

— Я хочу посадить эту суку и всех её, так называемых жриц, у которых руки по локоть в крови

— Но что они такого сделали?

Почувствовав, как блондинка убрала свои пальцы от её руки, спросила Оксана, заметив доступную странную близость и этот томный взгляд, которым она играла с ней, глядя на неё.

— Почему ты хочешь от них избавиться?

— Они вешали девушек прямо на камеру своих извращённых видеотрансляций, пока их зрители наблюдали, за деньги, как женщина умирает, задыхается от нехватки воздуха в петле

— Ужас какой-то — поделались Оксана своим мнением, ведь сказанное ей такой, поразило ужасом, заставляя испытывать не то что отвращение, а больше боязнь за свою жизнь

— Поэтому мы создадим тебе тут образ

— Я могу сначала увидеть пациентку? — поинтересовалась Оксана, не желая так легко следовать за блондинкой, предпочитая сначала получить нужные ей ответы

— Мы вернёмся к семье Литвиновых и их дочери, как только закончим с твоим образом

— Я создам тебе легенду и сама отвезу тебя на кастинг

— А это не будет ли странным?

— В каком смысле? — заметила Павлова, как Оксана на неё с удивлением смотрит

— Я же отчаянная женщина, разочаровавшаяся в жизни, пришла для того, чтобы закончить своё существование одна

— К тому времени я придумаю, что я типа подруга, которая пыталась тебя отговорить

— Я бы хотела увидеть теперь саму пациентку — оставаясь стоять у ступенек лестницы, потребовала Оксана от белокурой собеседницы, твёрдо решив для себя стоять на своём

— Ты увидишь её Карамель

— И что мне для этого необходимо сделать?

Следовала Оксана по коридору за блондинкой, когда Павлова начала странно себя вести, по отношению к ней, как только они остались наедине. Девушка часто с улыбкой озиралась в сторону Оксаны, строила для неё глазки, играла губками, выражая в них форму трубочки, чмокая посылая воздушный поцелуй на ладони, было похоже, как блондинка была вынуждена с ней играть, преследуя для себя, скрытую, пугающую, высшую цель для этой порочной интригой игры.

— Куда мы идём?

Решила не спрашивать Оксана за странное поведение девушки, хотела сама для себя узнать, что выйдет из этой игры, продолжая идти следом по второму этажу, смотрела на яркие красные стены.

— И чего ты наконец добиваешься?

Насторожила Оксана таким вопросом, белокурую собеседницу, заставив её пройдя несколько метров, остановиться и обернувшись, обратить на себя внимание.

— Не пуская меня к дочери Литвинова

— Всему своё время

Утверждала Павлова, подходя к двери одной из комнат, девушка с удивлением улыбки коснулась пальцами лакокрасочного покрытия тёмного дерева, толкнула её во внутрь, заставляя открыться.

— Мне просто нужно, чтобы ты себя привела в порядок

— Для чего?

— Мне ужасно дико не нравится, твой сейчас образ

— Вот как? — заметила с какой страстью взглядом, девушка посмотрела на неё, так что Оксана решила ей подыграть, отражая в глазах такую же похоть, медленно подошла к блондинке, когда Павлова подошла к закрытой двери одной из комнат — Прямо, вот дико, тебе не нравится да?

— И ты мне предлагаешь, что-то с этим делать?

— Я просто настаиваю, что тебе необходимо

Коснулась кончиком коготка запястье Оксаны, ответила блондинка, как только она подошла к ней, пока Павлова открывала входную дверь в комнату, промурлыкав сексуально кошкой для неё.

— Проходи, пожалуйста, располагайся

Белокурая девушка в белом платье, была самой нежностью для Оксаны, открывая дверь, позволяя ей первой войти в просторную светлую комнату, которая словно ожидала её прибытия именно тут.

— Ну как тебе комната?

Просторная светлая комната, с белоснежными панельными стенами, большими пластиковыми окнами, вид из которых скрывал сумрак окутавшей ночи. На потолке горела огромная хрустальная люстра, а по кругу были расположены светильники натяжного белого потолка. Большая кровать, была застелена белоснежными простынями, белый платиновый шкаф-купе, с огромным зеркалом во всю дверь был расположен, напротив, рядом стоял парфюмерный столик с зеркалом, на котором уже была разложена косметика для Оксаны. В комнате явно преобладали светлые белоснежные оттенки, за счёт чего, лишь при включенных тусклым светом бра, это помещение, не смотря, что за окна была сейчас ночь, впитало в себя достаточное количество света. Нежный запах лаванды и жасмина, завораживал сознание Оксаны лёгким сочетанием привкуса розы.

— Наверно именно в таких комнатах, ты привыкла находиться

— Да

Ответила Оксана с ухмылкой, озираясь по сторонам, вдыхая опьяняющий разум похотью, воздух, продолжая идти по комнату, стукая каблуками по паркету, кофейного, цвета естественного дерева.

— Обычно такие комнаты, служат для меня моей же клеткой

— Ну, здесь тебя насильно никто удерживать не станет

Вошла в комнату Павлова, девушка смотрела на Оксану как-то по-другому, словно вся эта игра и весь этот её образ, стали возбуждать блондинку. Даже сочетание к этому духов на основе карамели, которыми обладала Оксана, придавали, для Павловой, лёгкий оттенок запаха похоти.

— Ты вольна делать тут, абсолютно всё что захочешь

— Вот прям всё?

Переспросила Оксана, заметив с какой хищной похотью, в глазах, к ней медленно по комнате приближается блондинка, когда она остановилась стоять под светом хрустальной люстры.

— Интересно с чего вдруг такие у меня полномочия?

— Просто Литвинов настолько сильно в тебе уверен, что разрешил тут делать тебе всё что захочешь

— А ты?

Чувствовала Оксана аромат палитры парфюма блондинки, когда девушка стояла рядом, это хитрое и в тоже время опасное оружие обладательницы столь сильной палитры запаха, делало её опасной.

— Ты уверена во мне?

— Тебе честно сказать?

Встав рядом с Оксаной, девушка коснулась пальцами её подбородка, заставляя оживлённым ласковым взглядом посмотреть на себя, словно в этот момент, чувства были открыты.

— Как по мне Карамель

Высказывалась со страстью и отвратительной мерзкой похотью блондинка, обвив другой рукой талию Оксаны, заставляя прижаться к себе всем телом, ощутить через одежду, тепло девушки.

— Так ты просто дешевая кукла

Продолжала говорить сексуальной интонацией голоса Павлова, тон которого заставлял нравиться Оксане всё то, что говорила эта знойная прозорливая, возомнившая о себе блондинка.

— И тебе самое место ходить с членом внутри, как ты была у Вороновой

— Блядь это так сексуально звучит

Изумилась в улыбке Оксана, позволяя после этого себя со страстью поцеловать, когда она уже не могла устоять перед психологическим убеждением похоти, к которому склоняла эта блондинка.

— Я думала, ты никогда этого не сделаешь

— Но готова признать

Была впечатлена блондинка, как дисциплинировано и в тоже время сдержанно, Оксана позволила себя поцеловать этой зной девице, не проявляя никакой настойчивости в момент слияния их губ.

— Целоваться ты умеешь

— Тебе понравилось? — спросила Оксана, обвив пальцами нежно плечи блондинки оживлённым взглядом, продолжала смотреть на неё, словно ожидая продолжения

— Не ожидала что такая дешевая кукла как ты Карамель

Говорила со стервозной интонацией голоса Павлова, при этом оставаясь стоять с Оксаной, блондинка обвила рукой ей талию. Другой рукой пальцами обхватила подбородок Оксаны, вынуждая смотреть на себя, взглядом полного величия, было видно по глазам, как блондинка хотела продолжения этого поцелуя. Но девушка толкнула от себя Оксану, делая так, чтобы она упала на большую белую постель с балдахином, при этом в момент падения громко взвизгнула.

— Может так умело целоваться

— Зачем ты меня толкнула?

Возмутилась Оксана, когда оказалась лежать на постели, а блондинка подошла к кровати, согнув ноги в колено, наступила на простыню, на которой она оставалась лежать, после падения.

— Я могла бы сама лечь, только попроси

— Меня тошнит от твоего наряда горничной

— Так вот оно в чём дело — рассмеялась Оксана, прикусывая краешек губы, запрокинула голову, посмотрела на потолок — Я выберу любой наряд, какой ты только пожелаешь

— Сними его только Карамель

Повторила своё требование Павлова, расположившись на постели на четвереньках, девушка прошла мимо Оксаны и просто легла рядом.

— А знаешь…..

Придавая задумчивое кокетливое выражение лица, блондинка прислонила кончик коготка к губам, заигрывая с Оксаной, играя глазками, словно настоящая хищница, после чего посмотрела на шкаф.

— Я придумала, что тебе лучше одеть для портфолио

— Портфолио? — вопросительно посмотрела Оксана на блондинку — Я же сказала, что оно у меня есть в доме у Волковой

— Туда сейчас нельзя, а здесь мы тебе создадим новый образ

— Зачем создавать то, что и так есть? — оставаясь лежать на постели, спросила Оксана, наблюдая за тем, как блондинка сошла с неё, направляясь к шкафу-купе

— Я не могу тебе объяснить

Уверяла Павлова, продолжая играющей бёдрами походкой, приближаться к шкафу, блондинка обернулась и поманила Оксану пальцем за собой, вынуждая подняться с постели.

— Просто тебе нужно новое портфолио и быстро

— Зачем?

Интересовалась Оксана, медленно сползая с постели, продолжая наблюдать за блондинкой, начиная не спеша идти к ней навстречу, освобождая плечи от платья горничной. Обнажая бархатистую кожу плеч, Оксана вдруг стала желать на короткое время эту девицу, соблазнительные скулы, взгляд карих глаз так сильно завораживал сознание, заставляя принять для себя склонность похоти в отношении Павловой. По мере приближения к блондинке, Оксана, сексуально играя телом, медленно освобождалась от платья, позволяя ему упасть на пол, после чего играючи, обернувшись, посмотрев на него взглядом похоти, раскрыв губы, перешагнула через него, оставив лежать на полу в комнате. Манящий запах парфюма, который пронизывал тело девушки, манил к себе Оксану и то, как Павлова на неё смотрит, возбуждало так сильно, что она не могла даже держать эмоции под собственным контролем, что принуждали поддаться похоти.

— Тебе оно не нравилось? — оставаясь стоять в одном нижнем белье и черных чулках, словно кукла, спросила Оксана, показывая, при этом, пальцем на лежащее на полу платье

— Так приятно смотреть, когда ты наконец-то избавилась от него

— И чем же оно тебе не нравилось?

— Оно делало тебя куклой Вороновой

— Но я не её кукла — возразила Оксана, встав рядом с блондинкой, сексуально прислонила палец к губам, отражая похоть во взгляде и ямочки на щечках, наблюдала за взглядом Павловой на себе

— Если бы я тебя оттуда вовремя не вытащила, ты стала бы её куклой или уже никем

— В смысле никем? — глаза Оксаны словно округлились от страха, когда она выразительно их лазурной голубой красотой смотрела на блондинку, рядом с которой оставалась стоять рядом

— Воронова бы тебя убила

— Ты врёшь

Испугалась Оксана, с какой правдивой интонацией, хладнокровно пояснила ей Павлова, при этом блондинка, сохраняя безразличие к её чувствам, продолжала какое-то время наблюдать.

— Воронова бы никогда не посмела причинить мне что-то

— Она одела тебя в латекс наряд и засунула в себя искусственный член, изменила цвет твоих глаз

Перечисляла всё то, как рыжеволосая искусительница извратила естественную красоту Оксану, заставляя её быть на глазах у всех женщиной с членом, лишь ради веселья своих гостей.

— Мне продолжить перечислять, что она еще с тобой хотела сделать?

— Я думаю, что этого будет достаточно

— Ты всё еще веришь этой Вороновой, что она не хотела тебя убить?

— Ты кажется что-то говорила о фотосессии?

— Прими ванну Карамель — заметила блондинка, как Оксана, задавая такой вопрос, нахмурила губки, отразив ямочки на щечках — От тебя пахнет дешевым парфюмом куклы

— Так я и есть кукла — утверждала Оксана, продолжая строить перед собеседницей, невинный наигранный похоть взгляд, играючи похлопала ресницами — И моя хозяйка Волкова я принадлежу все цело только ей одной и больше никому

— Прими ванну Карамель

Указала на дверь Павлова, после чего девушка раздвинула двери шкафа-купе, повернувшись к Оксане спиной. Блондинка прислонила ладонь к зеркалу на двери, обернулась в сторону Оксаны, наблюдая за тем, как она внимательно смотрит на свою белокурую собеседницу, так и не сдвинувшись с места. Оксана как будто что-то хотела сказать для девушки, которая тоже не сводила с неё внимательно взгляда, прикусывая краешек губы, желая по выражению глаз достичь, наконец, с ней плотской близости, желая прочувствовать власть пальцев девушки на своём теле.

— Не заставляй меня повторять тебе это дважды

— Да и с первого раза это поняла

С ухмылкой на лице, ответила Оксана, затем проследовала по комнате к открытой двери ванной, подойдя к которой, обвила пальцами каркас белоснежного дерева, обернулась в сторону Павловой.

— Не нужно было мне это повторять

— Иди уже — мило улыбнулась Павлова, в то время, как Оксана вошла в ванную комнату проводя пальцем по выключателю, включая свет белоснежной, покрытой кафелем плитки пола и стен

Белоснежные кафельные стены и пол, большое окно, что было закрыто белой плотной занавеской и розовыми шторами, натяжной белоснежный потолок, светильники которого были расположены по кругу. Воздух был пропитан нежным запахом лаванды и жасмина, столь сильное сочетание пробуждало к порочным возбуждённым эмоциям, которые было трудно контролировать в себе.

«Интересно всё же, что всё-таки из этого выйдет», повела губками Оксана, толкнув дверь пальцами, делая так, чтобы она закрылась прямо за её спиной, после чего она играя бёдрами, звучно стукая каблуками направилась к большой ванной.

Встав у смесителя, Оксана наклонилась пальцами, дотронулась осторожно до хромированного материала, после чего настраивать поток воды, озираясь на дверь, ожидая, что Павлова наконец-то к ней присоединиться. Выпрямив спину, Оксана прислонила ладони обеих рук к чашечкам чёрного бюстгальтера, что сковали в оковах её грудь, играя выразительно бёдрами, придала выразительный объём бюсту, приподнимая его и при этом, сморщив губки трубочкой, смотрела не него. Продолжая играть телом в момент приватного танца в собственном исполнении, Оксана медленно завела руки за спину, расстегнув легким движением застёжку бюстгальтера освобождая грудь от плотных оков, что сковали её в прочных тисках, удерживая от желанного прикосновения.

Через какое-то время, Оксана стояла у зеркала ванной комнаты, приводила феном волосы в порядок, при этом смотрела пустым взглядом в зеркала, у которого стояла. На полу после ванной были оставлены нижнее бельё, которое Оксана сняла себя перед ванной, оставив его мокрым лежать на полу, в сочетание капель и сгустков сладкой пены, что были с ароматом душистой розы.

— А я всё думаю, почему вода перестала бежать

Открывая дверь, говорила Павлова, девушка оставалась в таком же белом платье и нисколько даже не хотела раздеваться или обнажать для Оксаны плоть, позволяя ей радоваться взглядом.

— Господи — ужаснулась Павлова, заметив, сколько воды и пены после себя оставила Оксана в сочетание с мокрыми вещами, что оставались лежать на полу — Сколько же тут воды после тебя

Обратив на себя внимание Оксаны, когда она стояла с феном в руках, под потоком его тёплого воздуха сушила свои волосы и расчёсывала их, придавая прически пышный выразительный вид.

— И кто же это всё убирать будет?

— Тебе надо будет

Уверяла Оксана, продолжая смотреть на блондинку пустым взглядом, наблюдая за тем, как Павлова переступая порог, вошла в ванную, коснувшись белыми каблуками мокрых капель воды.

— Вот и сама наведёшь тут порядок

— Ага сейчас — возразила Павлова, недовольно повела губами, блондинка беглым взглядом оценила обстановку, после Оксаны в ванной комнаты — Вызову уборщицу

— Уборщицу?

— Ну у них же нет кукол как у твоей хозяйки или Вороновой

— Впечатляет

Состроила выразительные скулы Оксана, выключив фен убрав его на парфюмерный столик в ванной, оставаясь стоять обнажённой, наблюдала за тем, как блондинка подошла медленно к ней.

— Я уже и забыла, что люди могут просто работать за деньги

— Оно и видно, что ты избалованная кукла своей хозяйки

— Ну по крайней мере

Пожав плечами, повернулась Оксана к собеседнице, коснувшись пальцами парфюмерной столешницы, рядом с которой оставалась стоять обнажённой, после ванны, когда её тело пахло душистой розой.

— В деньгах я не нуждалась, у меня было всё, то чтобы я только пожелала

— Я подготовила всё для фотосессии — понимая, что этот пустой разговор ни к чему не приведёт, ответила Павлова — Прошу пойдём за мной

— Это так мило

Наблюдала Оксана, как девушка, играя бёдрами, сделала несколько шагов по ванной комнате в сторону выхода, обернувшись Павлова, встав у входной двери, поманила к себе пальцем.

— Ты так мило ко мне обращаешься

— Карамель, мне иногда кажется, что ты начинаешь меня нервировать

— Я бы хотела поговорить с родителями этой девочки

Направляясь по мокрому полу, Оксана сексуально прикусила коготок указательного пальца губами, посмотрев на оставленные черные туфли на мокром полу, состроив невинный взгляд.

— Да и наконец, увидеть уже саму эту девочку

— Я думаю, что смогу тебе это позволить

Переступая порог ванной, вошла в комнату Павлова, продолжая игриво играть бёдрами перед Оксаной, всё казалось, что блондинка хотела её соблазнить, для своих сексуальных утех.

— Но сначала тебе нужно хорошее портфолио в обработке

— Кто будет обрабатывать снимки

Переступая следом за блондинкой, порог открытой двери, Оксана с прохладного мокрого кафеля, наступила голыми ступнями на тёплый приятный, коже ног, паркет в спальне.

— Или ты сама этим займёшься?

— У меня есть человек, который обработает все твои фото и сделает тебе портфолио с которым я смогу тебя отправить на кастинг этой чокнутой секты

— А почему ты сама не пойдёшь к ним

— Потому что я не работала с ядами

Прошла по комнате Павлова, завораживая в каждом движении внимание Оксаны к себе, когда материя надетого на блондинке платья, так сексуально облегало упругие ягодицы девушки.

— Я не пойму сразу, на что следует обратить внимание

— Ты боишься

Изумилась в улыбке Оксана, позволив девушке взявший в руки профессиональный фотоаппарат, когда она взошла на белую простыню, встав на фоне колец света, сфотографировать себя голой.

— Еще скажи, что я не права

— Включи вентилятор

Не обращая внимания на слова Оксаны, блондинка сказала ей включить вентилятор за своей спиной, после чего указала на черные туфли, что оставались стоять у ножки белого стула рядом.

— Затем одень те туфли и быстрей, нам нужно начинать

— Мне так нравится, как ты мне приказываешь

Обувая туфли, стоя у стула на полусогнутых ногах, Оксана под потоком включенного вентилятора, когда блондинка включила его дистанционно с пульта, зафиксировала при этом кадр её пышных объёмных волос. Начиная позировать на фотокамеру, Оксана, согнув ноги в колени слегка, выгнув спину, отразив бёдра, послала воздушный поцелуй Павловой, в то время как фотовспышка запечатлела этот момент. Играя тазов в приватном танце, пока девушка делала кадр за кадром, снимая, как Оксана выражала пластику тела для портфолио, стараясь демонстративно выразить сочные формы обнаженной формы. Лаская себя, подчеркивая пальцами рук грудь и ягодицы, Оксана хмурила губки, отражая страсть в томном взгляде, разглаживая ладонями бёдра.

Танцуя у стула, Оксана, сгибая ногу в колено, оставаясь стоять под потоком воздуха с вентилятора, ощущала, как прохлада ласкала слегка её раскалённую похотью, жара, обнажённую плоть. Обвив пальцами спинку стула, Оксана выгнула спину, вновь с томным взглядом посмотрела в объектив фотокамеры, нахмурив губки, отразив для объектива чудесные скулы модельной куклы. Лаская себя, Оксана танцевала рядом со стулом, забираясь на него, снова садясь то на колени, потом свесив ноги, касаясь ступнями белой простыни, что была постелена, развела колени в сторону. Продолжая сидеть на стуле, облокотившись на его спинку, Оксана ласкала пальцами себя, вновь выразительный холодный взгляд, заставляя себя выглядеть словно товар.

— Чудесно — похвалила Павлова, отложив фотоаппарат на кофейный столик рядом с которым оставалась стоять в комнате — Я думаю, это нужно отметить

— Я бы хотела поговорить с родителями девочки и еще раз почитать теперь уже карту — взяла из рук черную прозрачную шаль, надевая на себя её рукава — А потом и увидеть саму эту девушку

— Это можно устроить — ухмыльнулась Павлова, отошла от Оксаны, блондинка, направляясь к серванту с алкогольной полкой, на которой располагались бутылки с винами — Но сначала я думаю, это чудесный триумф, фотосессия, просто супер, я под высоким впечатлением Карамель

— Тебе и правда понравилась эта фотосессия

— Знала бы, что ты такая горячая штучка

Убеждала себя Павлова, когда подошла к серванту у стены в комнате, напротив постели, девушка, открывая стеклянные дверцы, обвила тут же пальцами бутылку испанского вина, поднимая его.

— Я бы может, попросила бы тебя у Волковой

— Она ни за что не отдаст меня

Убеждала себя Оксана в том, что Волкова и правда ценит её за преданность, направляясь к кровати на которой лежал черный ворсистый бюстгальтер, приготовленный специально для неё.

— Я её самая идеальная кукла и я лицо её агентства

— Наверняка за определённую цену, твоя хозяйка бы уступила

— Ты так уверена в своей настойчивости — снимая с себя шелковую черную прозрачную накидку, оставаясь стоять у кровати, Оксана взяла в руки этот приготовленный черный бюстгальтер

— Я всегда добиваюсь поставленной цели

Поставив бутылку на барную стойку, к которой подошла, отходя от серванта с алкоголем, толкнула дверь пальцами, делая так, чтобы она закрылась, издавая звук дрожащего стекла.

— Разве ты этого не заметила?

— О…. поверь — облокотилась локтями, на барную стойку, Оксана сексуально выгнула спину, отразив под черной прозрачной накидкой упругую выраженную форму обнажённого тела, что скрывалась под ней — Я много что теперь стала замечать в отношении тебя и меня естественно

— Елизавета Викторовна вы здесь

Услышала Оксана, как внезапно дверь комнаты открылась и на пороге к удивлению оказалась Валентина, рыжеволосая девушка была одета в белый халат и держала в руке медицинскую карту.

— Оу…. — смутилась Валентина, как дверь комнаты открылась и рыжеволосая девушка, входя в неё, заметила Оксану, как она, выгнув спину, облокотилась на барную стойку, а из всего, что было надето на ней это черная прозрачная накидка, бюстгальтер и черные туфли — Оксана Владимировна

— Так откуда у вас моё досье и теперь кажется, я поняла кто у нас тут доктор

Почувствовала Оксана предательство, ведь прошлый разговор с Валентиной вышел ссорой для них обеих, она не хотела, после этого её больше видеть или знать.

— Могла бы сразу сказать, откуда вы про меня узнали

— А ты бы пошла с нами, после того, как вы с ней поссорились?

— Могла бы хотя бы сказать правду — отражая во взгляде ироничное отчаяние, ответила Оксана, посчитав себя предавшей человеком к которому она прониклась на какое-то время доверием

— Так я тебе и говорила правду

Пыталась объяснить свою вину, Павлова, вдруг почувствовала угрызенье совести, за то, что так низко обманула Оксану, как будто её наниматель специально искал досье Оксаны среди лучших.

— Литвинов искал лучшего врача для свое дочери

— Но нанял эту рыжую суку? — показывая пальцем на рыжеволосую девушку, Оксана была в ненависти, что увидела Валентину в этом доме

— Пойми Карамель

Обошла барную стойку, оставив штопор лежать рядом с бутылкой, блондинка хотела объясниться с Оксаной, искала с ней близости девушка, не могла так просто отпустить её от себя.

— Литвинов в отчаяние, его единственная дочь, скора умрёт и никакие деньги, не могут ей помочь, если будет профессионального врача рядом

— И этим врачом вы считаете меня?

— Поймите Оксана Владимировна

Утверждала Валентина, опустив виновато взгляд, девушка понимала и помнила прекрасно последнюю ссору с Оксаной, что должна была положить конец их отношениям, но решила настаивать на своём.

— У меня просто нет выбора, дочь Литвинова в коме, пока её состоянию ничего не угрожает, но я не могу понять причину, что вызвало этот состояние

— И вы как я понимаю, обе

Показывая пальцем сначала на блондинку, потом на рыжеволосую девушку, которые оставались стоять рядом с ней в комнате, стараясь убедить Оксану, что она единственная их возможность.

— Хотите, чтобы я вам помогла

— Если бы я знала, что эта за яд её убивает…..

— Ты уверена, что это именно яд? — возразила Оксана, оспаривая довод Валентины, не позволяя ей договорить до конца — Это может быть что угодно, необязательно яд, мог спровоцировать кому

— Вы так говорите, как будто знаете эту девушку — с недоверием посмотрела Валентина на Оксану, когда она оставалась стоять рядом с рыжеволосой девушкой — Да я почти уверена, что вы и карту её не читали и не сможете описать даже несколько симптомов из её анамнеза, вам ведь этого и…

— Чтобы ты сейчас не сказала — возразила Оксана, прислонив палец к губам рыжеволосой девушки, не позволяя ей высказаться — Я хочу тебе сказать, что вот конкретно в этом деле, ты оказалась в таком отчаянном положении, что попросила других людей найти меня, чтобы помочь тебе

— Да признаю

Виновато опуская взгляд, ответила Валентина, помня прекрасно ссору с Оксаной, девушка словно проглотила язык и не могла ответить ничего больше, даже когда она убрала палец от губ Львовой.

— Я виновата и слегка перегнула палку там на стоянке в Москве……

— Ты не слегка — возразила Оксана, продолжая стоять рядом с рыжеволосой девушкой, была не согласна с её скромным утверждением — Ты в конец блядь охуела Валентина!

— Да я нуждалась в вас

Не сдержала после психологического давления Оксаны на себе, вскрикнула Валентина, после чего вздрогнула и встряхнула руками, девушка была явно на взводе из-за того как она на неё надавила.

— И да я признаю, что была крайне не права с вами

— Так всё хватит — не выдержала Павлова этой бессмысленной ругани, блондинка встала между Оксаной и Валентиной, преграждая им обеим путь, друг к другу — Я устала уже от ваших споров

— Да я и не собиралась с ней ругаться

— Вот и не нужно — предупредила Павлова, сурово при этом посмотрев на Оксану — У вас обеих есть более важных дела, так ты Карамель еще не передумала, надеюсь, пойти на кастинг?

— На какой еще кастинг? — возразила Валентина, девушка явно была в недоумении и посмотрела недовольным взглядом, через плечо блондинки на Оксану — Вы мне о нём ничего и не говорили

— Так пойду я потому что

Говорила с уверенностью Оксана, высмеивая своим поведением рыжеволосую девушку, когда Валентина даже и понятия не имела о чём конкретно идёт беседа.

— Тебе там делать нечего

— Вы ничего не говорили про какой-то там кастинг

— Это всё потому

Уверяла Оксана, начиная ходить по комнате, с усмешкой смотреть на девушку, которая явно между ними с Павловой себя неловко чувствовала, как будто не на своём месте.

— Что тебе знать необязательно

— Карамель хватит! — возразила Павлова, упрекнув Оксану резким голосом, заставив её обратить на себя внимание и остановиться посреди комнаты, когда она хотела отойти к окну

— Ладно — вдруг послушала Оксана эту блондинку и решила больше не приставать к рыжеволосой девушке — Как скажешь, так я могу увидеть пациентку и наконец, прочитать её карту

— Насколько я помню — возразила Павлова, заметив, что Оксана теперь уже смотрит на рыжеволосую девушку по-другому, отошла от Валентины — Ты читала её в машине

— Так что за кастинг? — возмутилась Валентина, была не согласна явно с тем, что услышала в этой комнате — Вы же хотели, чтобы Оксана Владимировна внедрилась в эту секту с целью распознания яда, которым и отравили дочь Литвинова

— Подожди дорогая

Остановила Павлова рыжеволосую девушку, коснулась пальцами плеча Валентины, блондинка прошла мимо неё, направляясь к окну рядом с которым оставалась стоять Оксана.

— Я хотела с тобой обсудить одну деталь, относительно кастинга

— Чтобы там не было

Продолжая стоять у окна в комнате, Оксана смотрела как за крышами домов, загородного большого посёлка, начинало появляться вдали зарево рассвета, прислонив ладонь к стеклу.

— Хуже, я думаю, уже не будет

— Посмею возразить

Павлова встала за спиной у Оксаны, девушка явно мешкала и не хотела спешить с тем, что собиралась рассказать для неё в тот момент, когда в комнате, Валентина внимательно смотрит.

— К той, что я хочу тебя отправить, это одна из жриц Болонской, уважаемая жрица

Оксана продолжала молча слушать и ничего не говорила в ответ, лишь вдыхая запах коллекции парфюма который пронизывал тело белокурой обладательницы, совращая разум своих зрителей.

— Она ценит смелость в девушках, то есть как бы это проще объяснить

— Да говори уже как есть — уныло вздохнула Оксана, продолжая наблюдать как зарево за окном, постепенно над крышами загородных домов, разгоняло тьму ночи, озаряя не рассветом

— Ты должна будешь прийти голой в это заведение, как и на сам кастинг

— И почему-то мне кажется — с ухмылкой, наблюдая собственное отражение в зеркале, говорила Оксана с воодушевлённой интонацией голоса — Что это не самое главное, что я должна услышать

— Правильно

Согласилась Павлова, воодушевлённо так же ответив, но блондинка так просто не могла сказать Оксане, что действительно требуется для того, чтобы не просто прийти на кастинг, а пройти его.

— Чтобы прийти туда голой, тебе нужно будет как-то объяснить своё поведение

Рассказывала блондинка, при этом начиная ходить взад и вперед по комнате, оставаясь стоять за спиной у Оксаны, волновалась, как она оценит эту идею.

— Так как это весьма серьёзное заявление

Высказывалась Павлова так убедительно, чтобы Оксана поняла её волнение и смогла принять, для себя, это необходимое условие.

— Но если тебе будет чем это объяснить, это все поймут и тебя не выведут из клуба

— Говори уже как есть — уныло вздохнула Оксана, понимая, что её белокурая собеседница, просто тянет попусту время

— Тебе нужен будет пирсинг клитора и стразы на соски

— Что?! — возмутилась скорее больше Валентина, так как явно не ожидала такого услышать

— Пирсинг клитора? — обернулась Оксана, прекрасно понимая, для себя подобную процедуру, взволнованно прикусила губу

— А что у тебя с этим проблема?

Переспросила Павлова, медленно подошла к Оксане блондинка, состроив на лице выразительную ухмылку, девушка знала, каким вопросом и как надавить, чтобы изменить её мнение.

— Или может быть, ты не хочешь, чтобы твоя хозяйка наконец-то стала свободной, ей наверно там нелегко за решеткой, ведь такие как Элеонора Волковой, всегда были королевой во всех смыслах

— Только попробуй не сдержать слово и обмануть меня

Предупредила Оксана, ощущая дыхание девушки за своей спиной, столь воодушевлённый и порочный ритм, пробуждал желание поддаться искушенной, терзающей разум, страсти.

— И поверь мне — утверждала Оксана, обернувшись к белокурой собеседнице, выставила указательный палец, прямо под носом у блондинки — Я заставлю тебя об этом сильно пожалеть

— Какие мы грозные

Рассмеялась озорным смехом Павлова, посчитав угрозу Оксаны для себя мелкой и незначительной, шикарной, словно голливудской улыбкой, раскрыла губы, покрытые блеском.

— Но я обещаю, что если ты спасёшь дочку Литвинова и найдёшь тот самый яд

— Да это может быть и не яд

Возразила Оксана, нахмурив обидчиво губки, соблюдая манеры натуральной куклы, выражала на лице пафос, свойственный своей товарной оболочки, она никак не могла выйти из образа модели.

— Почему вы так думаете, что её могли отравить

— Потому что Болонская именно так и действует, в отношение тех, кто ей невыгоден

— Хотела бы она отравить дочку Литвинова — убеждала Оксана, проходя мимо белокурой девушки, направляясь к гардеробному шкафу в комнате — Она бы уже давно, была бы мертва

— Вот для этого ты нам и нужна

— Да с чего вы обе решили

Возмутилась Оксана, посмотрев на обеих девушек, на Павлову, когда блондинка оставалась стоять у окна одна, потом по мере движения по комнате, перевела на рыжеволосую девушку, когда Валентина, оставалась сидеть на высоком стуле барной стойки.

— Что я смогу найти этот яд или токсин, может быть проблема совсем в другом?

— Анализ крови ничего не показал — утверждала Валентина, вмешиваясь в разговор Оксаны с Павловой, рыжеволосая девушка обернулась, сидя на высоком стуле у барной стойки в комнате

— Тебе даже уже не только я говорю, видишь?

С ухмылкой Оксана прошла по комнате, встав у гардеробного шкафа, спиной, словно позировала для объектива фотокамеры, намекая блондинке собою, что пора бы запечатлеть этот момент.

— А ты всё никак не можешь угомониться, вечно мне говоришь, что это яд, когда даже твой верный рыжеволосый миньон говорит, что ты возможно, не права

— Я тебе говорю, потому, как знаю оружие этой женщины

— Хорошо

Уныло вздохнула Оксана, понимая, что не переубедить эту блондинку, решила сыграть ей на руку, обернувшись, обвив пальцами ручку дверного шкафа шкафа-купе, легонько открыла его.

— Я проверю, если ты так желаешь — посмотрела Оксана на полу с нижним бельем, подобрала по цвету черные трусики — Но тебе придётся постараться, чтобы вызволить мою хозяйку из СИЗО

— Как только — уверяла Павлова, направляясь следом к Оксане, девушку буквально завораживал её обнажённый образ и черный прозрачный лёгкий пеньюар, что был надет на ней, открывая и так красоту обнажённой плоти — Дочь Литвинова выйдет из комы, твоя хозяйка выйдет из изолятора

— Послушай

Убедительно говорила Павлова, встав за спиной у Оксаны, в тот момент, когда она нагнулась, блондинка явно испытывала симпатию к её ягодицам, позволив своим ладоням их обвить.

— Та жрица Болонской, к которой я хочу тебя отправить, она опасная женщина, но эффективная, если завоюешь её доверие, сможешь подобраться к Болонской и узнать, что это за яд

— Ну, продолжай

Потребовала Оксана, радуясь тому, как ощущала нежные и приятные теплом ладони Павловой у себя на ягодицах. Было так приятно для Оксаны, что она не хотелось выгибаться и выпрямлять спину, желая и дальше чувствовать власть пальцев блондинки на своих упругих ягодицах. Она так сексуально гладила нежную кожу в течение нескольких секунд, тепло ладоней рук блондинки на горячей, от похоти, плоти Оксаны, что каждое прикосновение мягких подушечек пальцев, дарило радость, которую можно испытывать вечно, насколько было можно, чтобы длился этот момент.

— Я внимательно слушаю тебя

— Ты должна будешь показаться для неё, избалованной девчонкой, которую все любили в жизни и для которой всегда были открыты двери в любые тёмные уголки, покажи ей капризы и истерики

— Серьёзно?

Удивлённо Оксана посмотрела на девушку, после того как держа трусики на кончиках пальцев выпрямила спину, допустив чтобы руки блондинки покинули обитель её пылающей плоти.

— Первое правила кукол

Была не согласна Оксана с таким утверждением, выставив указательный палец перед лицом блондинки, делая так, чтобы девушка, с которой она вела беседу, её внимательно слушала.

— Никаких эмоций, совершенный пафос

Продолжила рассказывать Оксана, внимательно наблюдая за взглядом Павловой, когда блондинка делала вид, что её внимательно слушала.

— Товарный вид, губки трубочкой, ямочки на щечках и томный рекламный взгляд для гостей

— Вижу, твоя хозяйка хорошо промыла тебе мозги

— Я её администратор — возразила Оксана, вновь оспаривая пустые, для себя, доводы этой блондинки — Я встречаю её гостей в вестибюле её агентства и распределяю их по комнатам, слежу, чтобы в момент пребывания в своих апартаментах они оставались, всем довольны

— Ну оно и видно

Решила продолжать и дальше издеваться, словестно, Павлова направилась к постели, девушка обернулась, обвив нежно подол платья, обвив нежной белой тканью себе бёдра, села на кровать.

— Что какой бы сукой не была твоя Волкова, ты всегда останешься, ей верна, ну ты точно кукла

— А я этого и не отрицаю

Уверяла Оксана, оставаясь стоять у дверцы открытого шкафа-купе, опираясь на его зеркальную поверхность бёдрами, согнула одну ногу в колено, потом другую, надевая на себя черные трусики.

— Я верно служу своей хозяйке и за это она меня постоянно балует

— И кто будет делать ей пирсинг клитора?

Не выдержала Валентина, видимо этот вопрос доставлял для рыжеволосой девушки больший интерес, когда она испытывала до сих пор чувства к Оксане. Было видно, по взгляду Валентины, как она сама хотела выполнить эту процедуру, желая прикоснуться еще раз к её сладкой плоти.

— Я бы очень хотела выполнить эту процедуру

— А меня никто не хочет спросить?

Возмутилась Оксана, одевая на талию, трусики, возмутилась тому, как обе девушки, без её согласия обсуждали вопрос целостности плоти, которая как оказалась теперь ей не принадлежит.

— Хочу ли я, чтобы у меня был этот пирсинг

Обвив пальцами талию, Оксана, играя выразительно бёдрами, отошла от гардеробного шкафа, эффектно демонстрируя пирсинг пупка, как болтался розовый камушек на золотой цепочке.

— Как вы заметили у меня и так камушек на цепочке в пупке

— Твоё мнение нам неинтересно — возразила Павлова, положив ногу на ногу, оставаясь сидеть на постели, девушка с ухмылкой наблюдала за Оксаной

— То есть как неинтересно?

Была не согласна Оксана с таким утверждением, возмутившись, как грубо ей это ответила блондинка, отошла от шкафа, рядом с которым стояла, оставляя дверь открытую.

— А ничего что вы со мной это хотите сделать?

— Ты кукла — утверждала Павлова, как только Оксана подошла к постели, девушка в белом платье встала с неё, заигрывая с ней, коснулась пальцем её кончика носа — У тебя нет своего мнения

— Но я не твоя кукла

Возразила Оксана, с обидой нахмурив губы, посмотрев, как белокурая дама в очаровательном белом платье, просто прошла рядом, оставляя за собой завораживающий шлейф парфюма.

— И тебе стоит это учитывать

— Мне ничего не стоит учитывать

Оспаривая мнение Оксаны, оставляя её стоять в недоумении, как сама направилась к выходу, играя пленительной походкой, блондинка знала, как в этой комнате привлечь к себе внимание.

— Особенно тогда, когда я тебе жизнь спасли

— Ты сама же меня отправила в этот клуб

— А это теперь не имеет никакого значения

— То есть, как не имеет значения

Звучно стукая каблуками черных туфель по паркету, Оксана проследовала за девушку в сторону выхода по комнате, остановившись у входной двери, когда Павлова на неё внимательно смотрела.

— Меня там чуть не убили

— Но ведь это же не мои проблемы

Мило улыбнувшись для Оксаны, блондинка просто открыла дверь комнаты, переступая порог, сексуально вильнула бёдрами, явно пытаясь привлечь её внимание к себе.

— Так что смирись кукла

— Не переживайте Оксана Владимировна

Убеждала Валентина, подошла к Оксане сзади по комнате в момент, когда она оставалась стоять у открытой двери комнаты, которую покинула Павлова.

— Я всё сделаю и выберу самое красивое украшение

— Ты не понимаешь — обернулась Оксана, недовольно прошипев на девушку — Я не собираюсь себе больше ничего прокалывать, тем более клитор

— Мне кажется, вы тут не понимаете

Оспаривая доводы Оксаны, что для рыжеволосой девушки, казались бессмысленными, уверяла Валентина, при этом вела себя в момент разговора с ней сдержанно.

— Вас тут никто не спрашивает

— Блядь

Прошипела недовольно Оксана, переступая порог открытой двери, вышла из комнаты, наступая каблуками черных туфель на красную ковровую дорожку.

— Моё мнение, что тут вообще никому не важно

— Да и еще забыла предупредить — покидая комнату следом за Оксаной, продолжала рассказывать, хотела Валентина заранее предупредить — Пирсинг, который я так понимаю, уже выбрала Павлова, может слегка вызвать гипертрофию половых губ, они будут слегка открытыми

Шокировала рыжеволосая девушка своим заявлением Оксану, заставив её остановиться, когда она направлялась по красной ковровой дорожке по коридору, обернуться при этом к своей собеседнице.

— Но это только на время

Убеждала Валентина стараясь успокоить шоковое состояние Оксаны с которым она выражая беспокойство, продолжала смотреть на рыжеволосую девушку, отражая в глазах панику.

— После того, как всё закончится, мы всё уберем

— Я надеюсь — возразила Оксана, не желая такое извращение над своим телом, но ничего не могла сама решить, когда какие-то люди за неё уже начинали решать, как и что ей проколоть и как она должна выглядеть — Потому, как гипертрофия.......

— Гипертрофия половых губ это……. — прерывая Оксану, девушка старалась достоверно донести для неё эту информацию

— Я знаю что это…….

Не желая слушать объяснения девушки, прервала её теперь уже сама Оксана, оставаясь вместе с ней стоять в коридоре, когда Павлова их покинула, оставив стоять в коридоре рядом с открытой дверью комнаты.

— Не нужно мне объяснять очевидные вещи, я не понимаю только, зачем это?

— В то место, куда вы отправитесь — взволнованно говорила Валентина, понимая, как внимательно на неё смотрит Оксана — Как я поняла, эта женщина любит такие вещи

— Какие вещи?

— Она наоборот, как я поняла, любит, когда у девушек всё открыто, ну в смысле не то что они без нижнего белья, но и половые губы, для неё это предоставляет огромное удовольствие

— То есть для неё

Рассуждала Оксана недовольно, оставаясь стоять в коридоре, не желая куда-либо идти, порка не разберётся. Оксана с недовольством продолжала смотреть на рыжеволосую девушку, которая для неё так спокойно говорила о столь ужасных вещах, которые ей придётся вынести на своём теле.

— Моё влагалище должно быть, как бы так сказать, открыто?

— Знаю, как это звучит — виновато опустив голову, ответила Валентина — Но другого выбора у вас Оксана Владимировна, просто нет

— Я даже слушать ваш с Павловой бред не хочу

Испуганными глазами Оксана смотрела на рыжеволосую девушку, когда Валентина в ответ даже не могла просто мимолётно на неё взглянуть.

— Я не собираюсь пойти на такое безумие

— Я до последнего надеялась, что Павлова просто шутит, что не пойдёт на такое

— Она хочет, чтобы та женщина, к которой я отправлюсь

Рассуждала Оксана, направляясь по коридору большого дома, с удивлением рассматривала его панельные стены это изумительный красный, пробуждающий страсть оттенок.

— Выбрала именно меня

— Поймите Оксана Владимировна

Посчитав себя виноватой, убеждала Валентина, продолжая следовать за Оксаной по второму этажу, девушка, словно не могла смириться с равнодушием которое перед ней она показывала.

— Я правда не знала, что Павлова действительно захочет отправить вас туда

— Покажи мне где тут комната дочери Литвинова? — обратилась Оксана к рыжеволосой, достававшей её своей навязчивостью, девушке — Попробуем вместе подумать, яд этот или нет

— Да-да конечно — уверяла Валентина, направляясь в другую сторону, в то время, как Оксана хотела пойти в сторону гостиной второго этажа — Нам сюда, пожалуйста

— Никакого пирсинга мне не нужно

Твёрдо решила Оксана, не могла для себя принять, что на теле будет какая-то игрушка из цепей и камушка, от которого будет её сексуальное желание, которое тут же сломит её порочную волю.

— Давай как-нибудь без него

Рассматривала Оксана коридор дома, мужчина явно был помешен на греческой мифологии, картины с изображение людей из сказаний, про Грецию. Тут на картинах, что нарисованы были на холстах масляными красками, были изображены Афина и Аполлон, а так же разбившаяся галера о скалах в водах у древнегреческих берегов. Всё казалось для Оксаны, таким эстетичным, семья явно придерживалась и была поражена традициями и всей древнегреческой мифологии. Вазы, что стояли на комодах в этом коридоре, тоже напоминали греческий образ с изображениями на них в красках древнегреческих богов. Сама обстановка этого дома, казалась для Оксаны, что она находиться в каком-то греческом храме, всё казалось тут таким тёмным в гармонии света и тени.

— Не хочу я чтоб меня прокалывали попусту, мне и одного пирсинга уже хватит

— Прошу сюда пожалуйста Оксана Владимировна

Указала рукой на дверь в коридоре, рядом с которой остановилась Валентина, в то время, как Оксана просто прошла мимо, услышав обращение к себе рыжеволосой девушки, остановилась.

— Эта и есть комната дочери Литвинова, прошу не судите строго, тут уже обстановка не такая, как вы видите в этом доме

— Ты так говоришь, что как будто я не видела подобных комнат раньше

— Ну да конечно, вам наверно, такое видеть не в первой

— Открывай давай

Распорядилась Оксана, в то время, как Валентина держась за ручку, входной двери, легким щелчком нажала на неё, открывая дверь вовнутрь.

— А там посмотрим

Вошла Оксана в открытую комнату, просторную и светлую с белыми панельными стенами, вид с больших панорамных окон как раз выходил на густой лес, рядом с которым располагался населённый загородный жилой пункт. Родители девушки, которая находилась на аппарате жизнеобеспечения, оставались в стороне у дальнего окна в комнате, было видно для Оксаны, по матери пациентки, что женщине было чуждо видеть свою дочь в таком вот разбитом состоянии.

— Рада снова вас увидеть

— Я даже разговаривать с ней не хочу — ответила сразу Литвинова, даже не обернув взгляд в сторону Оксаны — Говори с ней сам, ты же её нанял

Обернулась темноволосая дама и оценивающим, внешний облик Оксаны, беглым взглядом посмотрела женщина на неё, как только она переступила порог и вошла в комнату.

— Она же в комнату нашей шлюхи, пришла, словно дешевая шлюха

Оскорбительно выражалась Литвинова, двигаясь навстречу к Оксане, женщина была сильно разбитая горем, что не была готова её видеть в таком виде, в комнате своей умирающей дочери.

— И как ты позволил ей, ходить по нашему дому вот так вот……

— Это Елизавета придумала для неё этот наряд и дала ей одежду

— Не ври мне — высказалась грубо, прошипев на мужа, женщина стояла рядом с Оксаной так, что она могла чувствовать запах парфюма этой шикарной обладательницы, палитра которого, завораживала вкусом безупречных соблазнительных оттенков — Елизавета ни за что бы такого не придумала

— Маргарита Владимировна — обратилась Павлова, чем своим обращением к хозяйке этого дома, смутила Оксану, ведь она совершенно не ожидала тут увидеть эту блондинку, когда Елизавета первая переступила порог комнаты, не пустив туда войти Валентину — Это правда я это придумала

— Ты? — удивлённо посмотрела Литвинова на блондинку в белом платье, когда девушка переступила порог и вошла в комнату — Но зачем?

— Орлова нужна там

Убеждала блондинка, хозяйку, Павлова при этом вела себя дисциплинированно, опустив взгляд, даже не смотрела на Литвинову, просто стояла рядом, проявляя уважением к этой женщине.

— Мы думаем, что это какой-то яд, поэтому я попросила Орлову пойти туда и что-нибудь узнать про яд, которым отравили вашу дочь

— Отлично

Недовольно пробурчала Литвинова, продолжая смотреть на Оксану, женщина была готова уже выйти из комнаты, когда не могла вынести её присутствие в одной комнате.

— Там как раз для таких вот шлюх и место

— Маргарита!

Не выдержал оскорбление, Литвинов, в чём собственном упрекнул жену, повысив тон голоса, сделав его твёрдым в решительности, заставил обратить, на себя, внимание своей супруги.

— Прояви уважение к человеку, который пытается спасти нашу дочь

— Она не из-за добрых побуждений это делает

Фыркнула Литвинова, при этом продолжала недовольно смотреть на Оксану, её выразительный похотью образ, вызвал возмущение во взгляде в пылающих ненавистью глазах хозяйки дома.

— Она хочет вернуть свою хозяйку

— Маргарита перестань

Вновь тон голоса Литвинова была слишком суров, чем заставил супругу, больше не высказываться бессмысленными возражениями, а просто заливаясь слезами, покинуть комнату дочери.

— Прошу простить мою супругу

— Ничего страшного

Ответила Оксана, смутившись, каким же виноватым себя чувствовал Литвинов за оскорбления своей жены в её адрес, словно огромный груз и без того душевной боли, стал для неё еще тяжелее.

— Вашу жену можно понять

— Она не имела права так вести себя с вами, особенно тогда, когда вы собираетесь нам помочь

— Да только вот без пирсинга

— Что простите? — не понял сначала Литвинов того, что сказал ему Оксана — Без чего?

— Ваша помощница решила

Злорадно улыбнулась Оксана в момент разговора с Литвиновым, обернувшись в сторону блондинки, которая смотрела как с грохотом и психами супруга хозяина закрывает дверь комнаты.

— Что для прохождения кастинга в этом закрытом культе

Улыбка Оксаны становилась всё шире, по мере того, как рассказывала это Литвинову, она хотела очень низко унизить Павлову в глазах своего нанимателя и которому она была так предана.

— Мне необходимо проколоть половые губы

— Что простите?! — возмутился Литвинов, посмотрев недовольно на свою помощницу — Елизавета, может быть, ты мне расскажешь, о чём говорит Оксана Владимировна, зачем делать эту ужасную процедуру, разве это действительно так необходимо?

— Вечно тебе нужно языком попусту молоть

Высказалась недовольно Павлова, блондинка интригующей походкой прошлась по комнате, играя бёдрами, девушка прошла рядом с Оксаной. Все движения этой бестии говорили о том, что она хочет соблазнить Оксану, но когда доходит до близости, блондинка почему-то становиться холодной в чувствах для Оксаны. Каждое движение, взмах руки в момент походки, когда Павлова хотела поправить свои волосы, всё так привлекало к себе, внимание Оксаны, было видно для неё, как самка ведёт себя словно как хищница для обольстительниц, чья внешность ей приглянулась.

— Единственный путь привлечь внимание Болонской это чтобы Карамель попала на кастинг, а чтоб она победила там или её выбрала себе одна из её жриц…….

— Я знаю кто такая Болонская

Возмутился недовольно впервые на свою помощницу Литвинову, было видно, как мужчина словно не находил себе места и не мог смотреть, как комната его дочери, превратилась в реанимационную палату. Девушка что лежала на аппарате жизнеобеспечения, даже дышать самостоятельно не могла, лёгкие пациентки атрофировались, как и гортань, она не могла двигаться и прийти в себя, единственное, что оставалось делать, это установить причину такого состояния.

— И не нужно мне говорить, насколько она повёрнутая на убийстве женщин

— Я это и не собиралась вам объяснять Сергей Федорович

Утверждала Павлова, соглашаясь с мнением своего нанимателя, вела себя раскрепощённо и в тоже время, оставаясь стоять у панорамного окна, блондинка обернулась, обвив пальцами талию.

— Единственный способ попасть в замок этой нормальной

Рассказывала Павлова, блондинка отошла от окна, разрывая медленно связь пальцев со стеклом, продолжая выразительно смотреть на Оксану. Девушка, делая это так, заставляя думать Оксану, что связь с этой хищницей возможна и даже весьма горячая ночь, которая закончится феерическим оргазмом. Блондинка управляла манерами своего поведения, направляясь по комнате в сторону, где стояла Оксана, хищница, выражала к ней особый интерес, она словно хотела и как-то странно желала её при этом, не показывая особо этому внимание самого Литвинова.

— Это через её жрицу

— И как ты себе это представляешь?

— Отдать её кукольнику

Ответила, пожав плечами, прошла мимо Оксаны блондинка, девушка теперь с холодом на неё посмотрела, как будто теперь она не представляет для неё самой, никакого интереса.

— Карамель обучена всем манерам полноправной куклы

Продолжая смотреть на Оксану, как на пустое место, блондинка показывала перед ней абсолютное безразличие и была готова играть с ней, как ей вздумается, для своей достижения своей цели.

— И ей будет проще влиться в общество кукольника

Убеждала своего нанимателя, рассказывала Павлова, девушке было наплевать, что в тот момент чувствовала Оксана, блондинка лишь таким способом хотела угодить своему работодателю.

— Но для этого придётся пойти на очень крайние меры, возможно, ей там будет не совсем сладко, но она должна быть идеальной куклой для кукольника

«Если мне придётся быть куклой для кукольника, то хотя бы на своих правилах», подумала в тот момент Оксана, оставаясь казаться, потерянной и разбитой после того как демонстративно, Павлова показывала абсолютное равнодушие к ней.

— Позвольте мне сказать

Высказалась Оксана, набравшись в себе смелости, когда люди в её присутствие спокойно рассуждали о том, как будет дальше развиваться её судьба.

— Мне ведь всё равно придётся стать куклой для кукольника……..

— Она тебя еще должна выбрать и ты должна привлечь её внимание к себе — утверждала Павлова, не позволив Оксане высказаться или как-то изменить мнение Литвинова, пока он с ней соглашался

— Я и привлеку — мило улыбнулась Оксана, отражая застенчивый румянец на щечках, в то время, как Литвинов на неё так внимательно посмотрел, его взгляд на долю процента содержал критику

— И каким же образом ты привлечешь внимание кукольника к себе?

— Я хочу воспользоваться помощью Вороновой

— Вороновой?

Был весьма удивлён Литвинов, как Оксана, произнесла эту фамилию, начиная так же необузданно ходить по комнате, демонстративно показывать взаимное равнодушие к блондинке.

— Но ведь нам стоило таких трудов вызволить вас оттуда Оксана Владимировна

— Воронова поможет мне с помощью того образа……

— Прости образа с членом в твоём влагалище

Высмеивая Оксану, с усмешкой высказывалась Павлова, показывая при этом пальцем на её половые губы, что были скрыты за черными трусиками, одетыми на ней.

— Ты про этот образ говоришь?

— Подождите-подождите

Был против явного извращения Литвинов, мужчина еще раз с грустью и печалью посмотрел на свою дочь, он понимал, что ничего не должно мешать, никаких моральных принципов для спасения её жизни.

— Вы хотите, чтобы Воронова вас туда отвела под своим образом?

— Пускай отдаст меня как рабыню, будто бы я ей надоела

— Одной из черт кукольника

Рассказывала Павлова, стараясь таким образом предупредить Оксану и то время, убедить её пойти по своему, казавшемуся блондинке, верному решению.

— Она запирает вновь поступивших к ней в распоряжение кукол в устройства целомудрия

Пожав плечами, продолжила рассказывать Павлова, подошла к Оксане и встав в максимальной близости к ней за спиной у Литвинова, пока мужчина подошёл к постели своей дочери.

— Сможешь ли ты жить какое-то время, не имея возможности, даже прикоснуться к себе

— Хотя может — прикусывая краешек губы, Оксана казалась сильно обеспокоенной, представляя себя в железном белье целомудрия от которого не просто было избавиться — Не стоит и звать Воронову, может, стоит попробовать другую из жриц

— Другая не закатывает столь стильных вечеров

Убеждала Павлова, коснувшись теперь уже заигрывая с Оксаной, пальцами её плеча, обратив на себя её внимание нежным прикосновением.

— Не переживай ты так, ну если ты хочешь, чтобы Воронова продала тебя ей как не нужную куклу, я могу попробовать это устроить

— И как это интересно будет выглядеть?

Интересовалась Оксана, внимательно продолжая наблюдать за блондинкой, как она, играя на её эмоциях и чувствах, девушка оставалась холодной и рассудительной, не давая ей понять, что она нужна этой блондинке

— Воронова наверняка что-то попросит взамен

— Воронова получит солидную прибыль в деньгах, очень хорошую, если тебе придать товарный вид и выставить на торги на закрытом аукционе

— Эта такая стерва

Нахмурила Оксана губки обидчиво, думая и мечтая в этот момент об этой блондинке, девушка казалась для неё холодной как люд снаружи, но внутри, пламя жарче, чем в жерле вулкана.

— Ей палец в рот не клади, она наверняка что-то попросит потом еще от меня за эту услугу

— Это уже будет не наша с вами проблема

С ухмылкой вновь блондинка посмотрела на своего работодателя, Павлова была готова на всё, чтобы угодить Литвинову, чтобы доказать, что она всегда держит слово, какая бы перед не ней была поставлена задача.

— Правда Сергей Федорович?

— Оксана Владимировна

Отчаянно обратился Литвинов, понимая, что своим обращением он просит от Оксаны слишком многого, опустил голову, мужчина вдруг посчитал себя виноватым.

— Я понимаю, что прошу своим обращением слишком многого……

— Я пойду пока позвоню Вороновой

Обрадовалась блондинка, тут же направилась к выходу по комнате, звучно стукая каблуками белых туфель по паркету этого помещения, словно расплывалась в улыбке эта девица.

— И мы обо всём договорим уже тут

— Действуй Елизавета — распорядился Литвинов, одобрительно кивнул блондинке, мужчина словно разрешил покинуть ей эту комнату, оставив их с Оксаной одних за закрывшейся входной дверью

— То есть вам наплевать, если со мной что-то там случится?

— Ничего такого о чём вы могли бы Оксана Владимировна пожалеть

— Да это Воронова она же совсем больная

Была вне себя Оксана, посмотрев на мужчину сердито, при этом оставаясь в недоумении от его поступка, как он вообще посмел распоряжаться ею, будто бы своей собственностью.

— Вы же не понимаете, она так просто от меня не отстанет и потребует что-то еще

— Если вы найдёте этот яд или определите то, чем моя дочь могла отравиться в этом культе я попробую поговорить с Вороновой о смягчении своих решений

— Не расскажите сначала, как вообще ваша дочь могла оказаться в подобном месте?

— А разве вы и так этого не поняли, её похитили у нас, мы несколько дней найти её не могли, а когда нашли, то дальше вы и так всё знаете

— Значит вы понятия не имели, где могла бы быть ваша дочь?

— Откуда мне было знать Оксана Владимировна

Мужчина казался взволнованным, было видно Оксане по глазам, как он хочет помочь своей дочери, когда при атрофии легочных мышц она уже не могла дышать и выйти из комы.

— Наверно, если бы я точно знал, где моя дочь и с кем, я бы наверняка бы ей помог

— Вот именно что наверняка — недовольно Оксана нахмурила губы — Вы хотите отправить меня туда, где меня могли бы повесить или ещё что-либо со мной сделать и хотите, чтобы я вам там помогла найти этот яд, даже если я найду, как я вам об этом сообщу?

— Кукольник очень хорошо воспитывает своих кукол первые дни, прежде чем выпустить их из своего подвала, куда тебя и доставят, но если вас выпустит, значит, она вам доверяет

— И вы хотите, чтобы после этого я вам помогла?

— Вы же хотите, чтобы я освободил Волкову

— Хорошо — согласилась Оксана и то только потому, что не могла больше вынести печаль в глазах мужчины, когда при разговоре с ней он оборачивался и смотрел на дочь, которая оставалась в коме на аппарате жизнеобеспечения — Но у меня тоже есть одно условие для этого

— Ладно

Уныло вздохнул Литвинов, не желая идти так просто на уступки для Оксаны, считая для себя, уже что он и так слишком многое для неё может уже сделать в случае успеха.

— Хоть вы и не имеете права больше ничего просить, так как после злодеяний вашей хозяйки, она обязана остаться в тюрьме, я всё же выслушаю вас

— Я хочу, чтобы после того, как Воронова меня отдаст, если у меня получится там выйти сухой из воды, пусть она от меня отстанет

— Думаю, это будет приемлемо

— Серьёзно?

Была не согласна Оксана тому, как легко поддался на убеждения и отошёл в сторону к окну, мужчина скрывал свой взгляд, не показывал его для неё.

— Вы так легко согласились?

— Мне чужда идея продажа людей

Отчаянно говорил Литвинов, оставаясь стоять у окна в комнате своей дочери, признался для Оксаны мужчина, давая ей понять, что он не по собственной воле, предлагает ей подобную игру.

— Возможно думаю, что моя помощница придумает для вас альтернативный вариант, как можно попасть туда, через отбор или еще как-то, но не как рабыня этого культа

— Правда? — удивлённо посмотрела Оксана на мужчину и ни на долю не поверила в то, что он говорил теперь для неё — И что же заставило вас передумать, еще секунду назад вы готовы были с помощью Вороновой, продать меня, как скот на забой этому вашему культу, а теперь что не так?

— Если я позволю себе такое — утверждал, рассказывая Литвинов, продолжая оставаться стоять у окна, он словно не мог посмотреть на Оксану — То чем я хуже них, тех людей, что убивают, снимая это на камеру в прямом эфире

— И как, по-вашему, я должна попасть туда?

— Елизавета всё устроит

— Ваша помощница?

Удивлённо Оксана посмотрела на закрытую дверь в комнате, после чего, перевела взгляд на мужчину, оставаясь при этом в недоумении, пожала плечами и развела руки в стороны, Обвив пальцами талию, Оксана сделала решительный шаг в сторону Литвинова. Пытаясь понять этого мужчину, который еще несколько секунд назад был готов продать её как скот на аукционе рабов, но теперь, по каким-то неизвестным, причинам, он неожиданно для Оксаны передумал делать это.

— Но мне кажется, она пошла, договариваться с Вороновой

— Она пошла, делать вам портфолио и договариваться о встрече с этой жрицей, на кастинг к которой вы собрались

— Значит, вы не будите продавать меня как скот этим людям? — оставаясь стоять за спиной у мужчины в этой комнате, когда он казался для неё в эмоциях, крепким холодным камнем

— Думаю, что в роли их личной игрушки, если вы пройдете, у вас будет больше шансов попасть в круг доверенных людей Болонской и разузнать хоть что-нибудь о яде, который убивает мою дочь

— Неожиданно

Признала это Оксана, наблюдая за тем, как прошёл мимо неё мужчина с таким же каменным выражением лица, когда Литвинов уже направлялся к выходу из этой комнаты.

— И что же заставило вас всё же передумать

— Но не могу я так поступить

Подойдя к закрытой двери, держась за дверную ручку, обернулся Литвинов, тогда посмотрел на Оксану, на его лице было выражение тонны душевной боли и страданий, что он пытался скрыть.

— Особенно по отношению к собственной дочери

— Могу я взглянуть на карту или историю болезни вашей дочери?

Поинтересовалась Оксана, наблюдая за тем, как открыл дверь Литвинов, когда на пороге оставалась покорно ждать Валентина, дождавшись, когда он выйдет из комнаты, девушка зашла.

— Что на этот раз ты хочешь мне рассказать Валентина?

— Они, правда, вас хотят туда отправить как рабыню?

Закрывая дверь, после того, как комнату пациентки покинул Литвинов, поинтересовалась рыжеволосая девушка в белом халате, наблюдая с чувством внутреннего беспокойства за Оксаной.

— Не делайте этого……

— Я как-нибудь сама разберусь

Возразила Оксана, когда медленно по комнате, стукая каблуками черных туфель, подошла к белому креслу, касаясь пальцами белого пушистого ворса спинки, обошла его, играя бёдрами.

— Что мне делать, а что нет

Твёрдо для себя решила Оксана, присаживаясь в кресло рядом с кроватью пациентки, посмотрела на то, как работал аппарат жизнеобеспечения, к которому было подключено тело девушки.

— Тем более, когда свобода Элеоноры, зависит от них

— Волкова вам никто — пытаясь объяснить это для Оксаны, убеждала Валентина, направляясь по комнате с расстроенным выражением лица — Вы нужны мне здесь в качестве главного врача девушки, прошу вас Оксана Владимировна, останьтесь и помогите мне тут во всём разобраться

— Я не могу Валентина — касаясь пальцами, оставленной медицинский истории болезни пациентки, отказала Оксана — Я должна вызволить Элеонору, её обвиняют несправедливо, она не убивала

— Да Волкова вас держит за дурочку, она просто использует красоту вашего тела, себе во благо

— Тебе откуда знать? — облокотившись на мягкую белую спинку, чувствовала Оксана, как через черную накидку на теле, белый мягкий ворс, нежно излучал тепло, радовал спину лаской касания

— Волкова может, не убивала ту девушку, в которой её обвиняют, но я вас уверяю, Оксана Владимировна у неё и без того, руки по локоть в крови, вы просто не знаете, насколько она опасна

— Она любит меня

Желая начать читать полную историю болезни, наблюдения за пациенткой и остаться наедине, вскрикнула убедительной волей чувств Оксана, вцепившись пальцами в подлокотники кресла.

— И этого уже достаточно для меня

— Это не любовь Оксана Владимировна

Старалась убедить Оксану, высказывалась Валентина, оставаясь стоять у закрытой двери, прижимаясь к ней спиной, приложив ладони рук к её гладкой, покрытой лаком поверхности дуба.

— Она вас использует, как вы не можете этого понять

— Единственное, что я хочу понять, это как остаться одной с пациенткой наедине и тихо, под шум вентиляторов её аппарата, уже начать читать эту карту

Поднимая со столика историю болезни и держа на кончиках пальцев за уголок, продемонстрировала Оксана перед рыжеволосой девушкой эту красную папку.

— Я могу это сделать или нет?

— Вы нужны здесь, как врач

— Валентина оставь меня! — грозно повторила свою просьбу Оксана, при этом сердито посмотрела на надоевшую ей рыжеволосую девушку, желая скорее от неё избавиться

— Ваша гордость Оксана Владимировна — открывая дверь, к которой повернулась, предупредила отчаянно Валентина — Вас же и погубит, а вы утонете в ней, пока не поймёте, что Волкова не та для вас, за кого она себя пытается перед вами выдать

— Лучше расскажи мне о пациентке — понимая, как зацепила её этим доводом Валентина, потребовала от рыжеволосой девушки Оксана объяснений — То, как её нашли голой на обочине

— Меняете тему — закрывая плавно обратно дверь комнаты, рыжеволосая девушка в белом халате, прижала ладонь к её поверхности, обернувшись, оставаясь стоять спиной к Оксане, так внимательно на неё посмотрела — Ладно, хорошо я расскажу вам о пациентке

— Будь так любезна

— Еще когда мы занимались делом Карины Симхаевой

— Поправка — возразила Оксана, выставив указательный палец к верху — Ты ей занималась, пока я была личной игрушкой для Вороновой и Волковой

— Вы можете уйти от них от всех

Уверяла Валентина, прикусывая краешек губы, Валентина понимала, что для них с Оксаной эта тема разговора, как камень преткновения, который невозможно просто отодвинуть.

— Вам не нужна не Волкова, ни Воронова

— Я не хочу тебя слушать — возразила Оксана, когда держала историю болезни в красной папке у себя на коленях — Расскажи мне о ней, об анализах крови, как вы её нашли, как легкие девушки атрофировались вместе с гортанью, что она не может дышать самостоятельно, откуда брадикардия

Продолжая задавать вопросы, Оксана игнорировала тему разговора, которую в не первый раз перед ней заводит Валентина, стараясь её переубедить.

— Что действительно показал анализ крови

— Да в том то и дело

Оставаясь в недоумении от того, как уклонилась Оксана от темы разговора, заставив рыжеволосую девушку своим убедительным взглядом поговорить на другую тему.

— Он ничего и не показал

— Значит кровь пациентки, как ты говоришь чистая, без признаков отравления, однако у пациентки может в любой момент само остановиться сердце?

— Оно бы уже остановилось

Направляясь к Оксане, рыжеволосая девушка взглядом указала на аппарат для жизнеобеспечения пациентки, что был установлен в комнате дочери Литвинова, на котором она лежала сутками.

— Мы не знаем, что вызвало такую брадикардию и атрофию миокарда

— Судя по твоим словам — с ухмылкой говорила Оксана, раскрывая первые страницы истории болезни, где были информационные данные о девушке — Так сердце само вдруг стало так работать

— Я не могу это объяснить Оксана Владимировна

Убеждала Валентина, пытаясь оправдываться перед Оксаной, что она сделала все исследования и так и не нашла даже малейшего намёка хоть на какой-то диагноз, объясняющий это.

— Но порой всё выглядит, как оно есть на самом деле

— Ладно что там в карте

Оставаясь сидеть в кресле, произнесла Оксана, перелистнула страницу карты, которая оставалась лежать у неё на коленях, сразу отметила первые симптомы, которые прочитала из истории.

— судороги, возможна потеря сознания (кома);

— тошнота, боли в животе;

— сухость и покраснение кожи (появление сыпи), слизистых;

— повышение температуры тела (в основном бывает у детей);

— учащѐнное сердцебиение (тахикардия), аритмия;

— сниженное артериальное давление

— парез кишечника;

— задержка мочеиспускания;

— одышка, центральные нарушения дыхания (периодическое дыхание типа Чейна-Стокса)

Особенностью этого яда было то, что уже в этот же день, как девушку нашли на дороге, у неё возникло резкий паралич дыхательных и сердечнососудистых мышц. Ввиду своего положения, пациентка, чтобы выжить была обязана находиться на аппарате жизнеобеспечения, покупку которого и обеспечил Литвинов. Кожные покровы были сухими, с ярким выраженным покраснением и воспалительным процессом, даже в состоянии комы у девушки возникал приступ судорог, которые либо дежурные медсестра или Валентины были обязаны купировать его.

— Ну как вам удалось что-либо узнать о том, что это может быть

— Я не вижу тут анализа крови — подняла взгляд Оксана на девушку, когда Валентина подошла медленно, пока она изучала карту пациентку, к креслу в котором она продолжала находиться

— Значит о еще не готов, я получила его по электронной почте

— И что он показал?

— Ничего особенного говорю лишь небольшой воспалительный процесс

— Что же ладно — с ухмылкой Оксана отложила карту, понимая, что так и ничего не добьётся от рыжеволосой девушки — Мне нужно поговорить с помощницей Литвинова, посмотреть, что она придумает для меня интересного, какую теперь легенду

— Она хочет вас отдать Вороновой как рабыню, провести в этот клуб

— Это всё чушь — возразила Оксана, направляясь по комнате к выходу — Литвинов никогда так не поступит по отношению к дочери

— Откуда вам знать? — оставаясь стоять в недоумении, рыжеволосая девушка в отчаянии наблюдала, как Оксана проходила по комнате к выходу — Он сделает всё, чтобы спасти её

— Но даже ему известно, что даже рабыни никак не добыть такие сведения, я должна пойти туда, как свободный человек

— Не ходите туда Оксана Владимировна — выражая жалость в голосе, произнесла, искренне выражая переживания за Оксану, попросила рыжеволосая девушка в белом халате

— Извини дорогая, но у меня действительно нет на это времени

Утверждала Оксана, когда подошла к закрытой двери, обвив пальцами дверную ручку, обернулась, обвив пальцами другой руки талию, посмотрела на отчаянную рыжеволосую девушку.

— А у этой девушки и подавно его теперь осталось немного

— Но вы не знаете, к какому человеку вас отправят рабыней

— Не рабыней — ответила Оксана, покачав утвердительно указательным пальцем наклонившись немного вперед — Я пойду туда как свободный человек со своей легендой, о которой позаботится сейчас Павлова

— Павлова?

С ухмылкой сделала шаг к Оксане, было видно по лицо Валентины, как её чувства были разбиты, но она оставалась, к ней предана и выражала за неё очень сильно беспокойство.

— И вы ей доверяете, после того, как она вас подставила — продолжала приводить бессмысленные доводы, девушка медленно направлялась к Оксане — А вы оказались вновь в особняке Вороновой

— Это ничего не значит, я там прекрасно провела время

— Вы там чуть не умерли, разве это не имеет никакого значения?

Вопросительно и в тот же момент сердито утверждала Валентина, направляясь по комнате к Оксане, когда она оставалась стоять у закрытой двери комнаты пациентки.

— В следующий раз Оксана Владимировна вы можете оттуда и не выйти

— Но ведь не умерла же

Пожав плечами, с ухмылкой ответила Оксана, после чего обернулась, как подпустила к себе Валентину ближе, чем на пару метров, встала к девушке спиной и открыла дверь.

— И сейчас ничего не случится

— Вы не понимаете, куда собираетесь — утверждала Валентина, продолжая стоять, девушка думала, что своими убеждениями сможет заставить Оксану передумать — Вы идёте туда добровольно?

— Я иду туда ради Элеоноры

— Поверьте, Оксана Владимировна эта женщина не стоит того, чтобы перед ней так рисковать

— Не тебе точно это решать

— Карамель дорогая вот и ты — обратилась Павлова, после того, как Оксана открыла дверь комнаты, заметила на пороге блондинку всё в таком же белом платье и с довольной ухмылкой на лице

— Я тоже рада что наконец хоть ты избавишь меня от этой дотошной маленькой стервы

Перешагнула Оксана порог открытой двери, прошла мимо блондинки, толкнув пальцами дверь комнаты от себя, делая так, чтобы она звучным эхом по всему коридору захлопнулась.

— Она блядь совсем уже ничего не понимает

— О… боже Карамель

Возразила блондинка, смутившись, как громко Оксана хлопнула дверью, недовольно при этом, посмотрев после того, как она закрылась за её спиной.

— Ты решила сломать эту дверь тут?

— Чего ты хотела? — возмутилась Оксана неожиданным для себя появлением этой назойливой блондинки, рядом с которой — Решила окончательно проколоть мне клитор и отдать Вороновой

— Проколоть?

Вопросительно посмотрела Павлова на Оксану, девушка отошла от неё на шаг назад, пока не упёрлась спиной в стену, блондинка испугалась её решительной угрозой взгляда.

— Нет ты чего Карамель, у меня для тебя есть кое-что интереснее

— Сдать меня Вороновой как рабыню на рынке рабов? — сделав шаг в сторону блондинки, Оксана вынудила девушку, отразить на лице испуг, в отношении своей ярости

— Уверяю Карамель — выставив ручки, ладонями вперед, согнув их наполовину в локти, Павлова испугалась в этот момент гнева Оксаны — Нет, я не буду тебе прокалывать клитор или продавать с помощью Вороновой на рынке для рабов на закрытом аукционе

— Тогда зачем ты пришла? — поинтересовалась Оксана, наблюдая как блондинка любознательно продолжая на неё смотреть, но всё еще чувствуя страх, прошла решительной походкой, девушка старалась не показывать вида страха — Что-то придумала более извращённое?

— Я поговорила с Вороновой

Сделав на лице застенчивый взгляд, с милым выражением мимики, произнесла Павлова, девушка вновь старалась играть на эмоциях Оксаны, будто пыталась вновь проявить к себе её интерес.

— Но прежде чем ты возразишь, с тобой хочет поговорить Литвинов

— Литвинов? — нахмурила губки недоверчиво, понимая, что если блондинка поговорила с Вороновой, то ничего хорошего и быть не может — И о чём ты поговорила с Вороновой?

— Она сказала, что не хочет тебя так просто терять

Говорила с интригой в голосе Павлова, оставаясь стоять за спиной у Оксаны, пока её саму терзали сомнения предстоящего разговора, которые пугали своей неизвестностью.

— И сказала, что если кто и убьёт тебя, то это сделает лично она

— Как это мило — распылалась в улыбке Оксана, обернулась к блондинке, из-за всех сил старалась не показывать перед собеседницей в тоже время теперь уже соперницей, вида собственного страха

— Воронова сама обо всём договорится с кукольником и тебе не придётся даже проходить никакой кастинг, тебя примут и так

— Правда?

Удивлённо посмотрела на блондинку, Оксана, выставив от удивления на неё свои округлые лазурные голубые глаза, понимая прекрасно, что цена за эту услугу неприлично будет высока.

— И что же попросила Воронова взамен

— О…. не переживай

Возразила Павлова, девушка поманила Оксану за собой вдоль по коридору, кокетливо поиграв перед ней ресницами, а так же состроила глазки для неё, вынуждая проследовать за собой.

— То что Болонская уйдёт с крупной арены игроков этого бизнеса уже высока для неё плата

— Что же ей пообещал Литвинов? — интересовалась Оксана, прекрасно зная Воронову, понимала, что эта девица так просто за свою помощь, от неё не отстанет

— Долю бизнеса Болонской, когда всё закончится

— Наверно для была высока

— Десять процентов

Наблюдая вновь, как Оксана, направляясь следом за блондинкой по коридору, смотрела на картины из греческой мифологии, которыми были украшены панельные стены в этом помещении.

— Не смотри так, всё остальное заберут люди куда больше чем Воронова, которые помогут в её устранении, а твоя Воронова лишь мелкая рыбка и уверяю тебя доля в десять процентов для неё

Рассказывала Павлова, остановившись, девушка обернулась, посмотрела, как Оксана смотрела на изображённый, на картине образ Афродиты, рамку картины которой трогала пальцами.

— И то для неё слишком жирный куш

— Так что же предложила Воронова? — оставив пальцы на рамке картины с изображением мифической женщины, обернула свой взгляд на блондинку, спросила Оксана

— Понимаешь как бы тебе проще объяснить

Продолжила разъяснять блондинка, видя интерес Оксаны к этой картине, подошла к ней, встав у неё за спиной, заставила обратить на себя внимание, лёгким прикосновением пальцев к плечу.

— Литвинов любит эту картину — рассказывала Павлова, стараясь немного таким моментом разрядить напряжённую обстановку общения с Оксаной — На неё изображена его дочь

— Она не похожа на дочь Литвинова — возразила Оксана, повернувшись к девушке, не поверила ей

— Кома и такое состояние сделали его дочь неузнаваемой даже для её родителей

— Так что всё-таки попросила Воронова?

Повторила свой вопрос Оксана, понимая, что рыжеволосая девушка о которой ей говорила Павлова, так просто не оставит свой шанс, чтобы не заставить её быть обязанной для себя.

— И только не говори мне, что Литвинов обо всём уже позаботился

— Но так и есть

— Воронова наверняка что-то потребует еще

— Воронова получит десять процентов доли бизнеса этой женщины и поверь мне

С загадочной ухмылкой, рассказывала блондинка, девушку словно забавлял тот страх и та неизвестность, что она видела в глазах у Оксаны, когда стояла с ней в коридоре рядом с картиной.

— Этого хватит, чтобы заткнуть ей рот

— Ты что-то хотела рассказать мне про женщину, к которой вы хотите меня отправить

— Отправить просто, как бы так сказать, своего рода собеседование

Рассказывала блондинка, продолжая дальше следовать по коридору, оставив Оксану стоять на прежнем месте, пока она пребывала в недоумении, как так легко могла отступить Воронова.

— К женщине, которую в обществе Болонской называют Кукольник

— Расскажи мне о ней

Проследовав следом за блондинкой по длинному коридору, Оксана наблюдала в этом помещении статуи Аполлона, бюст древнегреческих мифических незнакомых ей женщин и образ Перикла.

— Чего мне следует ожидать

— Тебе подберут костюм

— Какой костюм?

— Не всё сразу — говорила с загадочной улыбкой на лице Павлова, подойдя к дверям комнаты своего нанимателя — Литвинов сам тебе всё тебе сейчас расскажет

— Ну, тогда открывай дверь

Предложила Оксана, наблюдая за тем, как блондинка повернулась к ней спиной и приложив ладони к каждой створке дверей, решительно девушка толкнула их от себя вперёд.

— Чего же ты ждёшь? — поинтересовалась Оксана, входя в комнату следом за блондинкой, это помещение было просторнее, чем то, в которой её разместили

— Сергей Федорович — сохраняя субординацию и уважение к своему нанимателю, девушка первой вошла в комнату, скрестив руки у себя за спиной, в то время как Оксана заметила, как Литвинов сидел в большом чёрном кресле у окна — Я привела Карамель, как вы и просили

— Очень хорошо — стараясь не показывать своего разбитого эмоциями отчаяния, ответил Литвинов, когда сидел спиной к входу — Садитесь девушки, мне нужно поговорить с вами обеими

— Да конечно Сергей Федорович

Понимая его разбитое отчаяние, ответила покорно Павлова, опустив голову, обернулась блондинка и сквозь зубы прошипела на Оксану, заставляя её за собой пойти

— Ну чего ты встала — говорила нервно блондинка, обращаясь к Оксане — Закрой дверь и проходи

— Вам уже Елизавета рассказала, что та женщина кукольник к кому мы хотим вас отправить Оксана Владимировна?

Спрашивал Литвинов, при этом мужчина оставался сидеть в кресле, спиной к входу и мог видеть лишь в отражение своего окна, рядом с которым он находился, как Оксана вошла в комнату.

— Наверно не нужно объяснять вам еще раз, что она занимается подготовкой и доставкой кукол для вечеров Болонской — продолжил рассуждать мужчина, оставаясь сидеть в кресле, на его ладони находился бокал с коньячным напитком — К сожалению не все девушки остаются живыми

Рассматривала Оксана комнату, что внутри, если бы не деревянные панельные стены, была бы похожа на греческий Парфенон, колонны из камня с вырезкой на них, держали стены. В комнате так же на картинах были изображены Афины из древнегреческой мифологии и галеры у берегов.

— У этой женщины строгий нрав и жесткие правила, чтобы не выглядеть дурой перед своей хозяйкой, она достаточно щепетильно подходит к воспитанию своих же кукол

— Сядь в кресло Карамель — почувствовала себя неловко Павлова за то, как с удивлением Оксана рассматривала дорогую комнату, выполненную в древнегреческом стиле по заказу Литвинова

— Да-да конечно — смутилась Оксана от того как внимательно на неё посмотрела блондинка и мужчина, который располагался в кресле напротив в раз посмотрели в её сторону

— Вам придётся раскрыть себя у неё дома

— То есть, как раскрыть себя? — медленно направляясь по креслу, Оксана удивлённо посмотрела на мужчину, который предложил ей такое

— У кукольника нет куклы для вечера, который должен состояться на следующей недели у Болонской

Рассказывал Литвинов, удостоверившись по отражению на стекле окна, как Оксана подошла к креслу, касаясь пальцами его подлокотника, мужчина обернулся в её сторону снова.

— Так как даже мы знаем, как последнюю свою прислугу, она вздёрнула забавы ради, прямо на вечере, потому как Болонская этого потребовала

— Мне есть чего бояться? — располагаясь в кресле, Оксана внимательно смотрела на Литвинова, желая думать, что в случае непредвиденной ситуации, этот мужчина её спасёт

— Старайтесь не задавать сомнительных вопросом, а лучше вообще не раскрывайте рот, до тех пор, пока вас об этом лично не попросят

— Тебе лишь нужно чтобы ты её заинтересовала собою

Рассказывала Павлова, наклонившись к Оксане, девушка приложила руку к стеклянному столику, который стоял между трёх кресел в комнате у больших панорамных окон.

— Я просто уверена, что с твоими внешними данными, это не составит проблем

— Значит, я иду туда ни как рабыня и без какого-либо там пирсинга клитора? — удивлённо Оксана посмотрела на блондинку, ожидая, что она скажет своему нанимателю свои истинные намерения

— Сергей Викторович считает, что это лишняя процедура

Заметила Павлова, как мужчина, который сидел в кресле, напротив, на неё внимательно посмотрел, будто вынуждая взглядом договорить фразу, которую она хотела сама сказать Оксане.

— Хотя я лично хотела бы видеть его на тебе

— Так это была лично твоя прихоть? — возмутилась Оксана, посмотрев недовольно на блондинку, когда Павлова лишь состроила для неё, наглую безразличную ухмылку

— Не могу не признать тот факт, но да

Рассказывала Павлова, девушка делала такое выражение лица, что как будто сказанное ею никак не должно было ранить чувство Оксаны.

— Но признай, он бы красиво смотрелся на твоём влагалище

— О… господи ты мне противна — не выдержала Оксана усмешки, которая отражала на лице Павлова — Как ты вообще могла до такого додуматься

— И готова признать — вставая с кресла в котором сидела, блондинка проследовала следом за Оксаной так и не окончив разговор с Литвиновым до конца — Что убедила в этом твою рыжеволосую подругу, заставив её признать, что это правда, была бы хорошей идеей

— Елизавета ты знаешь, что дальше делать? — обратился мужчина, продолжая при этом сидеть в кресле, когда Оксана направлялась по шикарной комнате в сторону выхода — Расскажи обо всём Оксане Владимировне и пусть она знает, кто такая этот кукольник до того как будет у неё дома

— Ты мне противна

Не доходя пару метров до двери, звучно стукая каблуками по паркету в комнате, обернулась Оксана к преследовавшей её блондинке.

— И я сегодня просто не хочу тебя видеть

— Поверь дорогая Карамель

Рассказывала Павлова, направляясь навстречу к Оксане, высказывалась девушка с нотками сарказма в голосе, в тоже время по её решительному взгляду было понятно, что она не отступит.

— Я бы с таким удовольствием бы тебя послушала

— Но я просто не могу этого себе позволить сделать

— Так позволь — встав у закрытой двери, обернувшись, посмотрела недовольно на девушку через плечо — А теперь просто оставь меня в покое

— Я не могу — уверяла Павлова, покидая комнату следом за Оксаной, когда она поспешно открыла дверь и переступила высокий порог открытых двустворчатых дверей — У меня есть чёткий приказ

— Я не понимаю — оставаясь в коридоре, сделав несколько шагов, повернулась Оксана к идущей к ней следом белокурой девушке — Что за игру ты ведёшь со мной?

— Не понимаю о чём ты?

Закрывая за собой двери, девушка оставалась в коридоре, смотрела на Оксану так, как будто испытывала к ней соблазн, в этот момент состроила для неё мило выражение лица.

— Никакую игру я не веду с тобой Карамель

— Ты обманываешь меня даже сейчас

Направляясь по коридору, Оксана была не в настроение и дальше вести беседу с этой девицей, повернувшись спиной, проследовала дальше по коридору к комнате, в которой её расположили.

— Ты пытаешься мне врать

— Да не вру я тебе сейчас — убеждала блондинка, подошла к Оксане, когда она стояла у закрытой двери комнаты, держась пальцами за дверную ручку, желая открыть её

— Ты мне противна с самого твоего знакомства со мной

Высказывалась Оксана, стараясь показать для девушки отвращение на лице в своих эмоциях, когда сама к ней испытывала похоть, когда ей хотелось оказаться с блондинкой в близости секса.

— Как и твои выкрутасы

— Не понимаю о чём ты Карамель — оставаясь в недоумении, блондинка решила воспользоваться ситуацией и войти в комнату следом за Оксаной

— О….. нет всё ты прекрасно понимаешь

Возразила Оксана с ненавистной ухмылкой на лице, обернувшись, обратила внимание как блондинка следом за ней вошла в комнату, неслышно закрывая за собою двери.

— Ты просто пытаешься вечно делать из меня дуру

— Я ничего и никого из тебя не делаю — возразила Павлова, отошла от закрытой двери, прошла по комнате следом за Оксаной, заметив, как она направлялась к барной стойке с высокими стульями

— Ты пытаешься вечно высмеивать меня

— Поверь Карамель я ничего такого сейчас не делала

— Ты даже сейчас — дошла Оксана до барной стойки, обернувшись к девушке, отразила перед ней манящую ухмылку, наклонившись вперёд, одну руку держала пальцы на гладкой поверхности бара, другой рукой, пальцем поманила к себе Павлову — Пытаешься меня высмеивать

— Тебе просто это показалось

Заметила Павлова, как Оксана села на один из высоких стульев, наблюдая за ней с изощрённой ухмылкой, позволяя к себе подойти и нежности обворожительных ладоней, обвить себе бёдра.

— Я так долго ждала этого момента сама

Убеждала блондинка, держа руки на бёдрах у Оксаны, подняла голову, посмотрела на неё, когда она сидела на высоком стуле, наклонившись к губами белокурой девушки, требуя нагло поцелуя.

— Когда же мы, наконец, с тобой останемся один

— Правда?

С ухмылкой, прошептала Оксана, ощущая вкус губной помады и запах вина от губ блондинки, которой смотрела в карие глаза, желая соития страсти поцелуя между ними обеими.

— И с какой же целью, ты ждала, когда мы окажемся наедине в комнате?

— Не притворяйся дурой

— Ну я правда не знаю

Пожав плечами иронично, Оксана выразила на лице мимику куклы, стараясь казаться для девушки простой и доступной, в момент их близости, когда они были одни в комнате.

— Твоих намерений

— Ты такая глупая — заигрывая с Оксаной, девушка игриво коснулась коготком кончика её носа

— Но ведь такой

Утверждала Оксана, спускаясь с высокого стула так и не дождавшись поцелуя, прошла легкомысленной, модельной походкой, рядом с девушкой, стараясь проявлять к ней безразличие.

— Ты желаешь меня видеть

— Прежде чем ты туда направишься, станцуй для меня

— Что прости? — обернулась Оксана, сделав шаг от блондинки, посчитав для себя наглостью просьбу Павловой — Что ты сказала?

— Станцуй для меня приват

Потребовала блондинка, с изумлением начиная смотреть на грацию тела Оксаны, эта эстетика, плавность изгиба бёдер, хорошо подчеркнутые упругие ягоды груди, и пафосный взгляд куклы.

— Я хочу посмотреть на это

— Ты не обалдела ли? — возмутилась Оксана, еще всё чувствую обиду за то, что забавы ради, блондинка хотела проколоть ей клитор — Требовать с меня что-то, когда я тебя не простила

— Да брось Карамель

Уверяла Павлова, наблюдая за тем, как Оксана не могла ей отказать и прикусывая краешек губы, сделала шаг навстречу к блондинки, была сама под впечатлением, как девушка смотрит на неё.

— Это украшение идеально бы на тебе бы смотрелось

— Ты серьёзно?

Возмутилась Оксана, посчитав для себя низостью, как блондинка легкомысленно высказывалась, желая прицепить к ней этот пирсинг.

— Я не смогла бы носить трусики

— Там куда ты отправишься

С ухмылкой говорила блондинка, позволяя Оксане подойти к себе, обвив нежно свои плечи, когда сама нежно ладонями обняла ей бёдра.

— Там куда ты отравишься, ты их долго не сможешь носить

— Звучит так угрожающе

Клацнула Оксана сексуально зубами, посмотрев с дикой страстью в глаза блондинке, с которой оставалась стоять в объятиях, рассматривая собственные бёдра, играла тазом перед девушкой.

— Я вся в предвкушении

— Послушай

Мешкая с ответом, говорила Павлова, убрав руки от тела Оксаны, девушка отошла от неё на шаг назад, словно не знала, как решиться и как обратиться к ней с просьбой.

— Твоя встреча с этим кукольником назначена лишь через четыре дня

— И почему-то мне кажется, что сейчас должна проследовать какая-то именно очень важная неофициальная просьба, о которой не должен знать Литвинов?

Повела Оксана кокетливо губами, наблюдая внимательно за белокурой девушкой, с которой находились наедине в комнате, двери которой оставались закрыты.

— Ну так говори, я слушаю тебя

— Мне нужно установить, в одном лишь клубе, что Болонская точно причастна к отравлению дочери Литвинова

— А ты сама разве этого сделать не сможешь?

— Они уже знают меня и кто я такая — нахмурила обидчиво губки, блондинка прошла рядом с Оксаной — Одна из них видела меня в прокуратуре, когда я вела дела об одном насильнике

— Ну так отправь кого-нибудь другого, если они знают тебя в лицо

Убеждала Оксана, не желая играть в эту игру, наблюдала за тем, как блондинка, направляясь по комнате, подошла к барной стойке, облокотившись бёдрами на один из высоких стульев.

— Почему именно меня?

— Это простая работа

Была встревожена Павлова, явно девушка переживала о том, что просит Оксану о просьбе, когда не согласовала её с Литвиновым и одно лишь слово этого мужчины, могло решить этот вопрос.

— Тебе просто нужно прийти в сауну загородного дома взрослых женщин

— Загородного дома?

Переспросила Оксана, наблюдая за тем, как блондинка волновалась, рассказывая это Оксане, мило состроила улыбку для девушки, сочувствуя её бессмысленным переживаниям.

— Я думала, что поначалу это будет клуб

— Послушай

Прикусывая краешек губы, Павлова сошла вновь со стула, на котором сидела и сделала шаг к Оксане, девушка нервно прикусывала краешек губы, пытаясь бороться с эмоциями.

— Литвинов ничего не должен об этом узнать

— Значит сейчас должно быть что-то интересное? — поинтересовалась Оксана, состроив ухмылку для белокурой девушки — Предложи мне что-то такое, ради чего бы мне стоило это делать, так чтобы Литвинов об этом не узнал

— Я же сказала, что вытащу твою хозяйку из СИЗО, если ты это сделаешь

— Это сделает Литвинов, когда я спасу жизнь его дочери

— Ну я поспособствую этому куда быстрее

— Я хочу твой мерседес за эту услугу — заявила Оксана, играя глазками для блондинки у которой они округлились, едва она такое услышала

— У тебя губа не дура, явно знаешь чего просишь

— Ну так что мы договорились? — интересовалась Оксана, сохраняя довольное выражение на лице, спросила она подойдя к рядом стоящей в комнате у барной стойки белокурой девушки

— Литвинов компенсирует мне это другим автомобилем, так что это не проблема, если на какое-то время, я одолжу тебе его же машину

— Какие мы щедрые — с ухмылкой вновь подметила это Оксана, играя глазками для блондинки, вновь впадая в объятия девушки — И с чего вдруг такая щедрость?

— Машина ведь не моя

Мило улыбнулась Павлова, обнимая талию Оксаны, девушка пожала плечами с безразличной ухмылкой, посмотрела убедительным взглядом, похоти, прямо ей в глаза.

— Чего мне мелочиться, Литвинов мне даст другую, причем сразу

— Так что там на счёт танца? — интересовалась Оксана, нежно коснувшись сама губ белокурой девушки, проявив инициативу их близости, позволила себе поцеловать Павлову

— Так я хотела спросить, не станцуешь ли ты мне, приват, как ты это делала для других

— Это моя работа была

Утверждала Оксана, почувствовав ноты легкомысленного оскорбительного поведения, для себя, от слов белокурой девушки с которой неразлучно стояла в объятиях у барной стойки в комнате.

— Я кукла и была обязана делать всё то, что мне скажет моя хозяйка

— Меня не интересует, что ты делала до этого момента

— Тогда что тебя тогда интересует?

— Только то

Рассказывала блондинка отходя от барного высокого стула, оставив Оксану стоять рядом со стойкой, когда она любознательно смотрела за движением бёдер белокуро й красотки в платье.

— Что происходит в данный момент

— И чего же ты хочешь от меня в данный момент

— Покажи мне приват

— Что прямо здесь? — удивилась Оксана высокому требованию для себя, которое предъявила ей блондинка — Но тут же нет…..

— Ты же профессиональная танцовщица

Утверждала Павлова, указывая жестом руки, показывая на барные высокие стулья и стойку, выразительной похотью состроила взгляд карих глаз.

— Для тебя это не должно быть проблемой, просто покажи мне, что умеешь

— В самом деле

Соблазнительно прикусывая краешек губы, Оксана сделала шаг навстречу к белокурой девушке, с которой оставалась наедине в комнате. Обвив ладонями бёдра, Оксана грациозно в момент каждого шага двигалась, направляясь к блондинке, коснулась пальцами плеча Павлова, обошла её со спины, наблюдая за тем, как её белокурая зрительница не сводит с неё глаз. Скидывая с себя черную шелковую накидку, Оксана вновь проследовала к барной стойке, заставляя чуть меньше секунду легкую ткань колебаться в воздухе, после чего, она упала на пол, оставив за собой бесподобный шлейф карамели. Подойдя к высокому стулу, Оксана, согнув ногу безупречным изгибом бёдер, наступила на его мягкую поверхность, подошвой черных босоножек. Обернув, голодный похотью взгляд, Оксана посмотрела с искушением в лазурных голубых глазах на блондинку, когда девушка прошла по комнате, не сводя с неё глаз, наблюдала за тем, как она медленно коснулась пальцами застёжки бюстгальтера, сковывающих её грудь порочных оковах.

Освободив грудь от тисков давления бюстгальтера, Оксана расстегнула застежку, обвив его мягкие ворсистые чашечки своими ладонями. Оксана смотрела, как Павлова за ней пристально наблюдает сидя на диванчике в комнате, когда угол обзора выставлял её в центре внимания перед своей белокурой зрительницей. Медленно отодвигая ладони, в которых находились чашечки бюстгальтера, Оксана с искушением в глазах смотрела на блондинку, после чего перевела взгляд на черную лямку бюстгальтера, наблюдая за тем, как она нежным трением скользила по коже рук.

Скидывая бюстгальтер на пол, после того, как несколько секунд в предвкушении, Оксана держала его на кончиках пальцев, обнажив полностью грудь перед внимательно наблюдающей за её исполнением приватного танца, блондинкой, После чего забираясь на стул, Оксана сделала шаг на барную стойку, пройдя по ней еще пару шагов, остановилась в центре. Начиная соблазнительно играть телом перед блондинкой, лаская себя, назойливо Оксана кончиками пальцев теребила резинку надетых на ней черных трусиков, завораживая к себе внимание зрительницы, которая внимательно наблюдала за её приватным танцем. Не переставая себя ласкать пальцами, сжимая грудь, Оксана вращала головой, вращала неистово головой, встряхивая волосы в момент поворота, оставаясь при этом на барной стойке рядом с бокалами, оставленных на ней вина. Замечая взгляд блондинки, в которых было понятно для Оксаны по мере того, как в момент исполнения приватного Оксана пальцами, не переставая, вызывая соблазн, теребила резинку надетых на ней трусиков. Желание в глазах Павловой выдавало блондинку, это видела Оксана и решила на этом поиграть, продолжая ласкать себя, слегка оттягивая резинку трусиков, оставаясь в них для своей зрительницы, желая пробудить в ней голод сексуального порока, когда она бы сразу овладела ею.

Вращая соблазнительно бёдрами, Оксана наклонилась и сомкнув ладони обеих рук вместе, после чего оставалась на руках, опираясь ими на поверхность барной стойки. Демонстративно Оксана показала для блондинки шпагат, когда развела прямые ноги вперёд и назад, после чего плавно перевернулась, касаясь каблуками паркета в комнате. Направляясь к своей зрительнице, под обворожительный знойный взгляд в глазах, Оксана, прикусывая вновь краешек губы, подошла к диванчику, на котором сидела блондинка. Начиная танцевать, подобно пластике королевской кобры, Оксана оставалась спиной к блондинке, обольщаясь в улыбке, посмотрела на резинку трусиков, что были на ней, расплываясь в улыбке довольства, как в момент её движения тела, кругового вращения таза, блондинка, сама начала снимать их с неё. Предвкушая порочную близость, Оксана не собиралась мешать этому вмешательству, чувствуя как нежно, под влиянием пальцев Павловой, резинка трусиков сползала вниз, обнажая полностью перед блондинкой, плоть.



Промышленный район Москвы уже не казался таким роскошным, как центр этого огромного мегаполиса, хотя здесь тоже стояли пятиэтажные панельные дома. Повсюду были склады и маленькие заводы по сборке электронной техники, однако воздух был тут пыльным. И через некоторое время воздух прояснился, когда Оксана вела серебристый Mercedes SLS AMG класса, в более новой современной комплектации кузова и двигателя. Машина казалась роскошью для такого района, хотя тут тоже ездили дорогие иномарки, весьма перспективного дорого класса.

— Ну, вот кажется это здесь

Прошептала Оксана в пустоту салона, управляя роскошным автомобилем, когда подвела автомобиль к какому-то складу, здание которого было покрыто рифлёным металла профилем.

— Надеюсь, я об этом не пожалею

Продолжила Оксана говорить тихо, въезжая на площадь, стоянку рядом с этим зданием, которое больше было похоже на частную сауну в этом забытом районе города. Остановив машину на свободном из стояночным мест, с левой стороны от въезда, Оксана заглушила двигатель бесконтактным доступом. После чего открыла дверь лёгким поднятием вверх и покинула, плавной грацией кошки салон автомобиля, выгибая спину, отражая бёдра, которые были скрытым за черным кожаным надетым на ней плащом. Оксана, встав у машины, обернулась, ощущая поток воздуха, что обдувал её роскошные золотистые прямые волосы. Осмотрев территорию вокруг, промышленный жилой район города, где была грязь и мусор раздуваемый ветром по дороге.

Закрывая дверь автомобиля, лёгким движением, после чего охранная система машины, тут же заблокировала замки дверей, Оксана медленно отошла от неё, стараясь строить улыбку на лице. В нескольких метрах, пока Оксана направлялась по дорожке, залитой ровным бетоном, наслаждаясь воздухом лета, невзирая на примесь запахов промышленных отходов, как открылась дверь этого здания. Девушка с криками, взъерошенная прической, шатенка, прикрывая грудь плащом, что скрывал истинную красоту её обнажённого тела под ним. На глазах девушки были крики, было похоже, потому что увидела Оксана, что она была в истерики, что явно было задето сильно её женское самолюбие. Выскочив словно пулей из здания, заливаясь слезами, образ этой девицы был схож как из образа фильма про дешёвых проституток, над которым надругались в грубой форме.

— Ублюдки — кричала она, оставляя после себя дверь открытой, оскорбительной речью — Твари, да как вы могли со мной так поступить, я на вас заявлению в полицию напишу

Стараясь поправлять плащ, что был надет на ней, обнажая перед Оксаной грудь, когда она двигалась навстречу девушки, когда её так морально сильно обидели и просто изнасиловали.

— Я это так не оставлю

Столкнулась она с Оксаной лицом к лицу, девушка, перестав на время бросаться оскорбительной бранью, опешив от столкновения, которого явно не ожидала, посмотрела на её милую улыбку.

— А ты что не видишь, куда прёшь кукла?

— Я и на самом деле кукла

Мило улыбнулась Оксана, играя в любезности с обиженной девушкой, почувствовала под порывом легкой прохлады ветра, как от незнакомки пахнет будоражащей коллекцией сила парфюма «versace eros pour femme». В них добавили искрящуюся свежесть бергамота и томную терпкость граната, легкое дуновение жасмина и бархатистость лепестков пиона. А вместо изюминки преподнесли чувственную молекулу амброксан в сочетании с мягким мускусом и сандалом. Этот интеллигентный и ненавязчивый запах покоряет сердца и находит массу поклонников, ведь обладает прекрасной парфюмерной композицией и неплохой стойкостью. Он будет сладко звучать у дам любого возраста.

— Поэтому сочту это за комплимент

— Не ходи туда если не хочешь чтобы тебя грубо изнасиловали или того хуже

— Именно для этого я и сюда пришла

Стараясь сохранять любезность на лице, не сводила Оксана лестную ухмылку, спокойно прошла мимо обиженной девушки, не придавая никакого значения её разбитым чувствам.

— Мне может, не хватает острых ощущений

— Ненормальная, там тебе…….

— Здравствуйте

Подошла Оксана к весьма представительной шатенке, тело которой украшал черный пиджак и короткая офисная юбка, с лестной улыбкой, незнакомка изучающим взглядом смотрела на неё.

— Мы договаривались о встрече, я вам писала……..

— Вы Карамель? — поинтересовалась девушка с биркой администратора на костюме черного пиджака — Мы ждали вас, проходите, пожалуйста

Кивнула девушка двум охранникам в черных костюмах расступиться, что преграждали путь внутрь этого здания, позволяя Оксане войти внутрь.

— Прошу простить за то, что вы видели на улице

Чувствовала себя, словно неловко, говорила шатенка в то время, как Оксана в весьма шикарный вестибюль, тут были светлые панельные стены, расписанные желтой краской и узорам на них.

— Видимо девушка просто не поняла куда пришла, ей пришлось не по нраву то, что пришлось испытать — поманила девушка Оксану пальцем заставляя проследовать за собой по вестибюлю

— Мило тут у вас

Прошла Оксана мимо цилиндрической колонны, наблюдая за плакатами моделей, связанных по рукам и ногам, с кляпом во рту которых насиловали в грубой форме. Клуб словно хвастался своей рекламой, давая своим постояльцами или девушкам, что пришли на кастинг, узнать какая программа будет их ожидать и что придётся им вынести на своей плоти, чтобы ими заинтересовались. Помимо БДСМ сессий, тут были изображены в рамках огромные фото, шикарных оргий в римском стиле, словно как в сауне, несколько женщин и мужчин придаются утехи разврата, выражая в момент соития на лице, страсть, что пробуждала глядя на них, желание.

— И реклама имеется того, что ждёт тех, кто придёт на кастинг

— Вышла небольшая неурядица

Чувствовала словно вину за то, как недостоверно для гостьи, что пришла на кастинг, донесли всю информацию, так что придётся позаботиться о проблемах юридического характера.

— Мы ждали вас Карамель

Направляясь вдоль диванчиков в фойе, высказывалась блондинка, показывая на журналы с БДСМ сессий, что оставались раскрытыми, на которых были изображены женщины с кляпом во рту. На столиках прямо в гостиной, были разного рода приспособления, реклама, для своих клиенток и гостей, которые пришли на этот кастинг и уже имели представление о том, что на них тут наденут.

— Прошу присаживайтесь, пожалуйста, я хочу с вами поговорить

— Я вас внимательно слушаю — прошла Оксана по паркету, была изумлена красотой панельных стен и потолка, всё было идеально сделано по вырезке дерева — Какой мягкий у вас тут диван

— Как вы понимаете у нас серьёзное тут заведение

Рассказывала девушка, её манеры, походка и как она демонстративно вела себя, присаживаясь на диванчик, нежный голос, раскрепощенный и в тоже время строгий и уверенный в себе взгляд.

— И мы следим за своим имиджем и довольством наших клиентов

— Как та, что вышла до меня — указала Оксана на закрытые двери за спиной, пальцем, когда сидела, повернувшись лицом к своей кашемировой собеседнице в представительском костюме и своей рекламной улыбкой, притягивала к себе внимание — Да могу сказать, у вас неплохо это получилось

— Как вы понимаете у нас тут всё строго

Рассказывала шатенка, наблюдая за Оксаной так, внимательно, девушка взглядом словно раздевала её и пыталась себе представить, что же всё-таки под этим черным коротким плащом.

— И мы не берём, кого попало с улицы

— Ну, вы, кажется, видели мои снимки и фотосессию, чего вам еще показать? — ждала Оксана, пока девушка сама предложит ей раздеться и снять этот кожаный плащ с себя

— Фото есть фото

Пояснила девушка, она не могла так сразу Оксане приказать, что нужно делать в этом заведении, чтобы пройти дальше в его порочную обитель и демонстративно самой увидеть и испытать это.

— Понимаете на модельных фото, всё корректирует редактор этих фотографий, а мы преподносим для наших покупателей лишь товар, который не нужно корректировать

— Что вы имеете в виду? — интересовалась Оксана, расположившись сидя на диванчике, продолжала смотреть на шатенку, уже прекрасно догадываясь, чего от неё она потребует

— Мне очень понравилась ваша фотосессия но, к сожалению, это фото, которое можно редактировать и убрать на нём дефекты тела, а мы приветствуем лишь реальность

— Я знала о ваших правилах, когда приехала сюда

Решила не спешить Оксана, когда оставалась, просто сидеть рядом с собеседницей и не желала так быстро выполнять её требование на раздевание.

— Мне не нужно повторять это дважды или как-то еще намекать об этом

— Уф…. — состроила кокетливо девушка губы трубочкой, оставаясь сидеть на диванчике в то время, наблюдая, как Оксана встала с него — А вы с характером

— Скажите

Указала Оксана пальцем порочным жестом, на столик рядом, когда встала с диванчика, на котором сидела рядом с девушкой.

— А это у вас как реклама или это вы приготовили, чтобы надеть на меня — отражая в глазах желание, быть скованной в устройствах, на которые показала пальцем Оксана

— Всё зависит, понравитесь вы нам или нет

— А вот даже так

Расстегивая медленно пуговицы, надетого на себе плаща, Оксана демонстративно встала рядом с девушкой боком, желая, чтобы она наблюдала за её красотой скрытого под одеждой, тела.

— А что будет, если я вам понравлюсь, как товар?

Интересовалась Оксана, постепенно расстегивая пуговицы, создавая интригу и желание зрителя взглядом, которая прожигала её, повернулась спиной к девушке, обернувшись, рассмеялась.

— Что тогда со мной будет?

— Не нужно глупых вопросов Карамель

Утверждала девушка, вставая, наконец, сама уже с диванчика, не выдержала ту интригу, которую демонстративно выражала Оксана, сама подошла к ней со спины, звучно стукая каблуками. Звук каблуков так настораживал и пробуждал похоть в Оксане, когда перед поездкой сюда она выпила специально возбудителя, чтобы легче пережить все испытания, уготованные этим заведением ей .

— Вы пришли сюда, значит, прекрасно знаете, что будет, если вы нам подойдёте

— И что же я должна буду знать?

Оставляя взгляд на девушке за спиной, смотрела Оксана через плечо на неё, позволяя её нежным пальцам, когда она держалась за кожаную материю плаща на ней, легко избавиться от одежды.

— Вернее, что мне будет положено знать? — посмотрела Оксана на то, как девушка администратор с легкостью бросила её плащ на диванчик рядом

— Встаньте там, у стены, спиной ко мне, ноги по швам

— Ладно

Пожав плечами Оксана, с легкомысленной улыбкой направилась выполнять требование девушки администратора, направилась к двери приватной комнаты для демонстративной сессии. Чувствуя внутри трепет овладевшего ей желания, Оксана не могла устоять перед голосом этой девушки.

— И что же вы будите со мной тут делать? — поинтересовалась Оксана, встав у стены у входа в кабинет, прижавшись руками к дверному каркасу, выгнув спину отразив упругие бёдра, расставила ноги по швам — Это так интригующе

— Пока мне нравится то, что я вижу

Убедительно говорила шатенка, подойдя к Оксане, девушка нахмурила губки, любуясь обнажённой её плотью, как она стояла у стены, опираясь руками на каркас дверной коробки. Давая почувствовать композицию парфюмерного вкуса «Roja Dove Oligarch». Дав обожает, когда парфюм становится оружием манипуляции, а потому добавляет секретные ингредиенты. Композиция начинается освежающим нежным облачком цитрусов, плавно переходящим к классическому цветочному трио: роза, жасмин, иланг-иланг. Аккорд переливается и играет, завораживая упоительной цветочной мелодией. Сандаловая база духов Обольщение украшена восточными теплыми пряностями, свежей зеленью листьев малины и пачули, и посыпана ирисовой пудрой.

— Прошу в мой кабинет — указала шатенка, просто прошла мимо Оксаны, девушка была явно под впечатлением от обнажённого её тела — Давай там обговорим условия твоего появления Карамель в зале этого клуба и поговорим на счёт того материала, что ты мне отравила

— Что-то не устраивает?

Была Оксана под впечатлением от шлейфа обворожительного вкуса духов шатенки, который девушка манящей дорожкой запаха оставила после себя, входя первой в открытую дверь кабинета.

— Я могу переснять и приехать к вам снова — встав у входа в кабинет, Оксана наблюдала за роскошной грацией движения девушки

— Зайди в кабинет и закрой за собой дверь, мне нужно с тобой поговорить

— Смотря, о чём будет проходить этот разговор?

Выполняя волю администратора, Оксана переступила порог и вошла в кабинет, притягательный вкусовой оттенок парфюма, словно истязал её разум, вынуждая поддаться власти порока.

— Мне следует волноваться, что меня не пустят в зал?

— Вот как раз именно тебя я сейчас туда и проведу

— Хорошо

Оставаясь стоять у закрытой двери роскошного кабинета, обстановка которого была тоже из дерева, пол, потолок и панельные стены, деревянный шкаф с папками и стол, покрытый лаком.

— Тогда чего же мы ждём, я горю желанием увидеть, что происходит у вас в зале

Лаская себя, Оксана, прикусывая соблазнительно краешек губы, была безмерно сильно возбуждена, что не могла контролировать своё поведение.

— Я готова прямо сейчас туда пойти

— Не всё так просто

Покачала пальцем кокетливо девушка, направляясь к столу в этом кабинете, указала девушка взглядом на стул рядом, делая тонкий намёк для Оксаны, занять его.

— Наше заведение не хочет лишних судебных разбирательств

Заметила шатенка по глазам Оксаны, как возбудитель извращал сознание, во взгляде отражалось желание агонии дикой похоти, было видно, как она хотела, чтобы истязали в сексе её плоть.

— Вы приняли возбудитель перед нашим заведением

— Вы же сами рекомендовали его принять

Подошла Оксана к столу, опираясь на него руками, сходила с ума и чувствовала жар по всему телу, не могла контролировать себя. После того как возбудитель, который Оксана сама приняла перед этим заведением, раскрепостил её разум, она не могла ясно мыслить и управлять своим телом и желанием, что склоняли тело поддаться власти дикой порочной любви и боли над собою.

— А теперь говорите что я не права

— Успокойтесь Карамель

Утверждала девушка, присаживаясь на край стола, рядом с которым стояла Оксана, администратора будто забавляло то чувство, когда её сознание истязал возбудитель.

— Я сама лично провожу и отведу вас в зал и передам человеку, который управляет там

— Тогда чего же мы ждём? — поинтересовалась Оксана, изнывая стоном, чувствовала над собой желание секса, которое уже не могла сама контролировать

— Первая сессия просто как демонстрация

Рассказывала девушка, понимая, что Оксана не могла уже себя контролировать и будет, готова, под действием возбудителя над собою, пойти на любые игры и развлечения закрытого клуба.

— Вас отведут внутрь, вы там пробудите какое-то время, а потом вас выведут и освободят

— Освободят? — была не в себе Оксана, чтобы точно и достоверно понять, о чём идёт речь, но точно знала, что это слово пробуждает в ней зависть и порочное желание

— Я не могу вас пустить в таком состоянии туда

— Ну, вы же сама сказали

Утверждала Оксана, когда не могла себя контролировать, подошла к девушке, желая уже от неё получить близость, слияния губ и прикосновение пальцем к себе.

— Принять этот возбудитель

— У вас очень красивая грудь — отошла девушка от Оксаны, не позволяя к себе подойти — Я думаю, что многие гости в зале захотят её потрогать, но я им этого не позволю

— Я не взяла с собой сюда больше никакой одежды

Уверяла Оксана, проследовав по кабинету в сторону закрытой комнаты, девушка вела себя перед ней вызывающе и словно сама манила за собой, плавно двигая пальцем, заставляя подчиняться.

— Как же мне скрыть мою грудь?

— Не беспокойтесь, я сама вас лично всем тут обеспечу и провожу внутрь, после чего передам той девушке, которая руководит внизу всем нашим закрытым праздником

— Я смогу принять равноправно участие в этом празднике?

Поинтересовалась Оксана, подходя к входу открытой двери комнаты, кабинета администратора, когда девушка шатенка в черном костюме стояла в раскрытых дверях, наблюдая за ней.

— Я хочу сама лично увидеть и участвовать на этой вашей закрытой вечеринке

— Ты примешь, но как зритель и на первой сессии, я никому из гостей не позволю тебя просто так трогать в момент твоей слабости

— Моей слабости?

Утверждала Оксана с ухмылкой, переступая порог открытой двери комнаты, в центре которой было расположено гинекологическое кожаное кресло, на которое она сразу обратила внимание.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ты под возбудителем Карамель

Пояснила шатенка, указала взглядом на кресло, на которое Оксана должна была расположиться, как только она переступила порог и черными туфлями наступила на кафель плитки пола.

— И как правила администрация клуба будет нести ответственность за твою целостность в момент сессии и твою честь

— Мою честь?

Подошла Оксана к креслу, касаясь пальцами, гладкого кожаного материала, обернулась, посмотрела на девушку. Администратор этого закрытого клуба стояла у столешниц с разного рода эротическими игрушками для проникновения и устройствами для удержания.

— Можно подумать, вас она волнует?

— Ты гость нашего заведения

Объяснила девушка, наблюдая, как сексуально Оксана согнула ногу в колено, после чего опираясь руками на кресло, забралась на него, демонстративно отражая красивые изгибы голого тела.

— Да у нас строгие правила, относительно внешности наших клиентов

Направляясь к креслу, в котором лежала Оксана, она поставила ноги на каждую из подставок, кресло было расположено так, что голова свисала вниз, она не могла видеть, только потолок.

— И ты к ним абсолютно подходишь, даже выше и поэтому я не могу позволить тебе в момент первой сессии поддаться тут пороку

— А это правда, обязательно?

Спросила Оксана, заметив, как девушка начала связывать её левую руку, когда она лежала, согнув в локоть на подлокотнике кресла в котором она оставалась располагаться.

— Я правда не собиралась вам мешать, чтобы вы уже со мной не делали — стонала Оксана, когда тело разрывала неконтролируемого желания поддаться власти секса

— Я верю

Убеждала девушка, застегнув ремни на левой руке у Оксаны, прижав её подлокотнику кресла, на котором она расположилась лёжа, а её голова и взгляд мог видеть только потолок. В то время, как Оксана оставалась в неведении с шатенкой, которая обошла кресло, спереди посмотрев на неё.

— Просто мера предосторожности

— Возьмите меня

Убеждала Оксана помотала головой, чувствовала, как внутри возбудитель разогрел кровь и плоть настолько, что уже невозможно было контролировать себя, когда безудержно хотелось секса.

— Прямо сейчас, я этого хочу

— Конечно — убеждала девушка, встав с другой стороны кресла, администратор привязала правую руку Оксаны ремнями к подлокотнику кресла — Я просто не могу допустить Карамель, чтобы в этом заведении, вас обесчестили, я приму меры, чтобы сохранить вашу порочность в тайне

— Зачем что-то сохранять

Изнывала Оксана, мотала головой, ощущая, как девушка коснулась пальцами лишь поверхности её живота, когда проходила мимо, встав у подставки, где лежали ноги, согнув их в колени.

— Я не могу уже себя сдерживать

— Тише Карамель — убедительной нежностью пальцев, девушка положила ладонь на её гладкий лобок, заставляя успокоить Оксану, порыв дикой ярости, что играл в разуме от возбудителя

— Возьмите меня — продолжала умолять стоном Оксана, не могла справиться, когда разум истязал возбудитель — Прошу я уже не могу терпеть, это просто невозможно уже

— Скора будет легче

Убеждала девушка, привязывая ноги Оксаны к подставкам кресла, когда она оставалась лежать и смотреть в потолок, не могла видеть и понять намерения девушки по взгляду на лице.

— Тебя здесь никто не тронет

Привязывая вторую ногу, убеждала шатенка, крепко и неподвижно зафиксировала администратор в кресле Оксану, не позволяя ей даже хоть как-то пошевелить конечностью своего тела.

— Я просто не позволю тебя тут обесчестить, но ты тут и без секса развлечешься

— Я хочу секса

Ноющим голосом, отражала в ритме такта речи страдание и желание поддаться порочным узам любви, говорила Оксана, оставаясь привязанной к креслу, когда девушка оставила её ненадолго.

— Прямо сейчас, мне это необходимо

Оксана не ожидала, что таблетка, которую дала ей Павлова и сказала выпить, когда будет подъезжать к этому клубу, вызовет столь сильный возбуждающий эффект. Действие этого возбудителя, полностью раскрыло потенциал Оксаны, ей хотелось, чтобы в неё вошли и так жестко владели, позволив испытать в пылу насильственного соблазна феерический оргазм. Она лежала с тяжёлым дыханием в груди, привязанная к креслу ремнями, Оксана даже не могла пошевелиться, оставаясь в неведение, она не могла видеть, что делала девушка в этой комнате.

— Почему ты заставляешь меня страдать

— Я хочу, чтобы ты испытала удовольствие от посещения нашего клуба

Подошла со стороны головы девушка, понимая, как сильно изнывала от возбуждения Оксана, шатенка демонстративно показала ей черный шарик кляп, который медленно вставила ей в рот.

— Но для начала давай заткнём тебе ротик

Предложила девушка администратор, закрепив шарик кляпа у Оксаны в зубах, администратор, хотела лишить её возможности говорить или хоть как-то выражать собственное мнение.

— Тебе сегодня он не понадобиться, я хочу чтобы ты сама всё увидела, как наш гость, но никак не пыталась что-либо говорить или критиковать наше заведение у нас и без того проблем хватает

Рассказывала девушка, когда вновь оставив Оксану лежать в кресле, шатенка отошла от неё, вновь исчезнув из вида, когда она отошла к каким-то столешницам в этой комнате, что-то там делая.

— У тебя будет полная свобода передвижения по залу Карамель

Рассказывала администратор, приближаясь к креслу в котором оставалась, привязана Оксана, девушка подошла и встала между подставками, на которых были расположены её ноги.

— Но в клубе у нас есть месте, куда нельзя входить нашим гостям

Прислонила холодным металлический наконечник пробки к анусу, Оксана почувствовала своей пылающей кожей, в которой горел огонь страсти, как что-то прохладное коснулась лишь её тела.

— И чтобы следить твоё перемещение на территории клуба я буду вынуждена ввести тебе в попку вот эту металлическую пробку с датчиком слежения за тобою

Не обращая внимания на стоны Оксаны, когда стенки ануса под влиянием металлического наконечника и убедительной силы девушки. Под глухой вопль Оксаны, когда она сжимала зубами кляп шарика, пробка вошла внутрь неё, расстегивая тугие стенки ануса, проникающим эффектом.

— Это просто датчик слежения за тобой Карамель

С довольной улыбкой и голосом, девушка отошла от неё, оставив Оксану лежать привязанной к креслу и испытывать холодный эффект смазки геля. Это и обеспечило не столь болезненный проникающий эффект и скольким влиянием издавая хлюпающий звук проник в анус Оксаны.

— Но чтобы пресечь твои нежелательные гуляния по залу я сделаю кое-что другое

Пока Оксана лежала, привязанной к креслу, издавая в стонах, сжимая зубами шарик кляпа, девушка снова встала между её раздвинутых ног и на этот раз прислонила что-то к влагалищу.

— О…… не переживай ты так

С улыбкой говорила шатенка, начиная водить каким-то силиконовым наконечником вдоль силовых губ продольным движением, не пытаясь проникнуть внутрь половых губ Оксаны.

— Не могу же я тебя выпустить на люди, не одев тебе соответствующие трусики

Желая уже впитать в себя эту игрушку, Оксана почувствовала, как нежностью убедительного давления, издавая хлюпающий звук смазки, что-то вошло внутрь стеночек её влагалища. Изнывая глухим стоном, Оксана учащенно дышала, когда лежала привязанной к кожаному креслу, ощущая это проникновение в себя, что заставило её извиваться. Оксана чувствовала, как стеночки влажной обители были вынуждены раскрыться под действием влияния принудительного предмета, что входил в неё. После того, как он полностью проник в неё, Оксана ощутила лёгкое покалывание, как будто как что-то нежное силиконовое обвило по кругу нежно клитор, в котором он находился.

— Правда, радость моя на тебе они просто шикарные смотрятся

Притронулась, перед тем как отойти пальцами к розовому лепестку, что прилегал плотно к лобку Оксаны и держался в ней за счёт того, как стеночки влагалища крепко держали член, зажав в себе.

— Остался последний штрих и я тебя отпущу

Уверяла шатенка, куда-то отошла по комнате, оставляя Оксану одну лежать в неизвестности, привязанной к кожаному креслу изнывать от сексуальной боли, что испытывало её тело

— Я не могу позволить гостям или кому-то еще в этом заведении, трогать твою грудь

Через какое-то время, девушка снова оказалась рядом с креслом, в котором находилась Оксана, прикрепив старательно в момент разговора две силиконовые чаши к её груди. Их пришлось натягивать прямо на грудь, так как грудь Оксаны была слишком большого размера для таких игрушек. Через какое-то время, силиконовые предмет плотно прилегая, обвив соски нежным силиконовым материалом из шипов, это устройство заставляло чувствовать Оксану, что на момент пока оно надето на ней, она будет являться полноправно собственностью этого закрытого клуба.

— Я оставлю тебя ненадолго

Уверяла девушка после того как с усилием натянула силиконовые чаши прямо на груди Оксаны, когда их эластичный материал сдавливал возбуждающим эффектом её упругую кожу. Убирая руки от груди Оксаны, девушка нежно пальцами погладила силиконовые чаши на груди у Оксаны, что плотно прилегали к её бюсту, их шипы обвили по кругу розовые бархатистые соски. Оксана лежала, задыхаясь от возбуждения, внутри неё была и анальная пробка, GPRS маячок которой уже был включен, гладкий лобок скрывал лепесток трусиков, что держался на её теле за счёт силиконового члена, который она была вынуждена ощущать сжатыми стеночками влагалища. На какое-то время, под стук удаляющихся шагов, администратора, Оксана осталась одна в этой комнате за закрытой дверью, когда шатенка, оставив её, заперла за собой дверной замок, оставив привязанной ремнями к креслу, привыкать к рабскому положению, закону и порядку этого клуба.

Оксана извивалась в кресле, когда ощущала, как гель которым администратор покрыла устройства, впитывался в её кожу, пронизывал стеночки влагалища. Изнывая сладострастным глухим стоном, Оксана чувствовала холодок смазки и её постепенно греющий эффект, когда к половым губам, за счёт сильного возбуждения, кровь стала прибывать. Оксана лежала в кресле, смотрела в потолок, уже было смирилась со своим положением стать рабыней этого вечера. Через какое-то время, за которым Оксана не следила, услышала вновь приближающиеся шаги, стук каблуков был таким громким и разным, было понятно, что за закрытой дверью к ней идут несколько девушек, это и возбуждало её, неизвестность, которая может сказать на её страждущей по любви плоти. Облизывая кляп шарика, что был у неё во рту, Оксана не могла унять порочную зависть, к которой принуждал возбудитель её разум, заставляя желать самые низменные прочные чувства, впасть в экстремальный секс, жаждала, чтобы ей убедительно завладели против её воли.

— Девочки — открывая дверь, обратилась администратор, её голос Оксана слышала первой — Эта та самая кукла, которая желает к нам присоединиться и стать частью нашей общей большой семьёй

— Ты с ней уже это обговаривала? — поинтересовался неизвестный, для Оксаны, нежный женский голос, его нотки пробуждали в ней дикую порочную зависть

— Она написала мне письмо, в котором всё подробно описала

— Что же посмотрим на твою куклу

С ухмылкой на лице, девушка тоже шатенка с модельной внешностью подошла к креслу, в котором оставалась, привязана Оксана, она с удивлением вновь посмотрела на администратора.

— Эта кукла была обещана Кукольнику, откуда она у тебя?

— Обещана кукольнику?

Удивлённо посмотрела администратор заведения, затем подошла к Оксане, не показывая даже вида своего кратковременно растерянного состояния, вдруг снова натянула себе на лицо улыбку.

— И что же делает собственность кукольника в моём кресле?

— Неважно

Возразила другая шатенка в черном латекс костюме, прекрасно подчеркивающим изящные сочные формы этой девицы, когда она подошла к креслу в котором оставалась привязанной Оксана.

— Мы забираем её в зал, там как раз и кукольник, посмотрим, что она скажет

— Нужны наручники

— Я как раз приготовила браслеты

Уверяла администратор, наблюдая за тем, как обе девушки в латекс костюмах, встали по обе стороны от кресла, в котором находилась Оксана, девушки медленно освобождали ей руки.

— Это грубое нарушение, когда чья-то кукла приходит в наш клуб, я просто обязана буду её вернуть хозяину и сохранить при этом её целостность

— Мы всё решим там в зале

— Вы заберете её? — поинтересовалась администратор, наблюдая за тем, как девушки, освободив руки Оксаны, вынудили её сесть в кресле, в котором она находилась

— Ей дали четыре дня

Рассказывала шатенка в черном латекс костюме, держала руки Оксаны за плечевой сустав, заведённым назад, пока её другая кашемировая подруга, освобождала ей ноги с подставок кресла.

— Кукольник сильно удивится, увидев свою собственность здесь

— Я думала, она немного тут погостит

Отчаянно произнесла администратор, наблюдая за тем, как девушки в латекс костюмах, освободили Оксану из-под пут кресла и держа за руки, поставили рядом, надевая браслеты на неё.

— Если вдруг кукольник захочет её наказать……

— Оставь нас

Распорядилась шатенка в черном латекс костюме, надевая браслеты на руки Оксаны, пока подруга в таком же черном костюме держала её за руки, не позволяя никуда отойти от себя.

— Дальше мы сами разберёмся

— Я только хотела…..

— Ты что не поняла — грозно обратилась одна из шатенок, закрепляя браслеты на руки к Оксане, после чего вторым оковами из кожи, женщины свела ей локти за спиной вместе

— Кукольник сильно обрадуется, что её кукла пришла сама к ней так рано

— Я возьму тот ошейник

Утверждала девушка в кожаном черном костюме, после того, как отпустила руки Оксаны, надежно стянув их браслетами из кожи за спиной, так что она не могла ничего сделать.

— Не можем же мы позволить кукле гулять свободно по такому залу

— Да конечно я подержу её тут

Рассматривала шатенка Оксану, как она сгорая от возбуждения послушно стояла рядом, получая уже удовольствие от подчинения командам этих женщин, была готова им служить во всём.

— Меня всегда интересовало, как кукольник, благодаря лишь одной странице в интернете, находит себе таких вот куколок, которые сами бегут служить к ней

— Не знаю — пожав плечами, ответила женщина в черном костюме, взяла черный ошейник из кожи с цепью со столешницы — Но мы же с тобой пришли и тоже захотели ей служить

— Эта куколка само совершенство, даже не верится, что она сама по собственной воле, захотела ей служить и угождать

— Ну всё-таки она её чем-то заинтересовала — помогая своей подруге прицепить ошейник к шее Оксаны, пока другая женщина в черном костюме, держала поводок из цепи стальных колец

— Вот так кукольник обрадуется

Заставив Оксану идти за собой, женщины встали сзади и спереди, к тому времени, она, сгорая от чувства сильного возбуждения так, что слюна стекала с шарика кляпа, зажатого у неё в зубах.

— Такая шикарная кукла сама пришла к ней, чтобы служить

Некоторое время, Оксана направлялась в окружении своих сопровождающих, ощущая указку для наказания, как её наконечник уверенно держался на бёдрах, не позволяя даже возразить воли своих надзирательниц. Выходя в холл, стукая каблуками по деревянному полу, Оксану подвели к большим двустворчатым дверям, раскрывая которые где она увидела лестничный коридор. Он опускался вниз, всё казалось такой фальшью, казалось бы, приличное клубное заведение, вдруг превратилось в развратное подземелье, где гости и сам персонал этого заведения, предавались порочной утехи сексуальной страсти. Дорогие панельные стены, закрывающие прохладный бетон подполья, колонные держащие потолок, всё казалось как римское здание, в котором обнажённые гости и женщины в латекс костюмах обихаживали своих хозяев, стараясь им угодить приватным танцем. Здесь были бани и бассейны огромные, рядом с которыми гости на подушках, расположенных на камне пили вино, а рядом их рабыни, женщины, которые по собственной воле искали своих хозяев, желая им служить. Тут же была танцевальная сцена с микрофоном, на которой исполнительницы песен радовали своих гостей, звучанием прекрасного такта голоса. На втором этаже этого подземелья были балконы, на которых тоже расположились гости в масках, тут казалось какой-то греческий пантеон, скрытый под землёй, когда купол этого строения держали каменные мощные круглые колонны. Второй этаж этого подземелья, было словно танцевальная площадка, на которой располагались танцевальный шест, на которых исполняли эротический танец. Обнажённые красавицы, развлекая своих дорогих членов культа, извращенным дешевым танцем на пилоне, некоторые, из которых находились в объятиях мужчин.

— Впечатляет правда?

Обернулась дама, вела за поводок цепи, ошейника, что был на шее у Оксаны, как только они спустились вниз по каменной лестнице, вошли в зал, где каждый мог придаться соблазну любви.

— Здесь ты сегодня будешь развлекаться или кого-то развлекать

— Прейдя сюда ты очень разочаровала кукольника

— Она решит, что с ней делать

Направляясь по залу, где в больших ваннах, располагались гости, по залу ходили обнажённые официантки, носили в разносах бокалы с вином и фруктами на разносах. На сцене, напротив, которой направлялась Оксана, прекрасная белокурая девушка в эротической, откровенной римской мантии, исполняла песню, звучным голосом, пыталась петь в такт. Здесь люди развлекались, оргии в несколько мужчин совокупляющихся с девушкой тут было обычным делом.

— Госпожа Равиоли

Обратилась девушка, что вела Оксану за поводок, направляясь к диванчику, на котором сидела блондинка, волосы которой были сплетены в маленькие искусные косички. Женщина, которая показалась Оксане сильно молодой, на первый взгляд, была одета в черные брюки и майка со стразами. Строгий и в тоже время безумный взгляд, напоминающий скорее хладнокровие, рядом с этой женщиной на коленях сидели две обнажённые девушки, казалось по выражению глаз, для Оксаны, пленницам приносило огромное удовольствие, когда они служили верно, своей госпоже.

— Посмотрите, кого мы вам привели

Посмотрела она на блондинку переводчицу, что в белом костюме, стояла рядом со своей госпожой и была готова перевести через телефон, всё на английском языке, что скажут её латексные девы.

— Ваша собственность сама без спроса пришла в это заведение

— Я не заказывала больше себе рабыню, да и к тому же мне чужие не нужны

Обратилась, кукольник к своим девушкам, которые сопровождали Оксану, когда переводчик тут же начала переводить всё то, что говорила её хозяйка. Пользуясь телефоном переводчица плохо владела английским и лишь на слуху улавливала мысль слов и потом запускала на телефоне, что держала в руке программу переводчик и переводила через него каждое слово своей хозяйки.

— Как видите у меня и так кукол для развлечения, на сегодня хватает

— Эта девушка писала вам и договаривалась с вами о встрече

— Карамель?

Произнесла на английском имя Оксаны, поинтересовалась белокурая женщина с мелкими косичками похожими на дреды. Было видно, как раздражительно кукольник иногда смотрела на свою переводчицу, когда девушка в момент беседы хозяйки с куклами, делала долгую паузу, пытаясь правильно найти слово через интернет переводчик, переводила весьма некорректно.

— В жизни ты еще сексуальней, чем на фото

— Она ослушалась вас и пришла сюда

— Она не ослушалась Ангелина

Возразила кукольник, вставая с дивана на котором сидела, женщина была крайне заинтересована во внешности Оксаны, она видела в ней своё будущее для своего модельного агентства кукол.

— Она даже не давала мне клятву и не присягнула на верность

— Она уже хотела стать вашей — обратилась латексная девушка, пытаясь найти себе оправдание, посмотрела на переводчицу, что успевала едва переводить обеих собеседниц

— Освободите ей рот

Распорядилась Кукольник, женщина не хотела даже прикасаться к Оксане, как к товару она соблюдала особую дистанцию, не имея даже желание потрогать свой товар. Переводчица и тут сделала небольшую паузу в разговоре, что раздражала хозяйку, когда её работник был некомпетентен в должности, которую она на неё возложила, стараясь искать слишком долго слова.

— Хочу услышать, что она скажет

— Госпожа вы уверены, что хотите освободить ей рот?

Поинтересовалась девушка в костюме из латекса, продолжая держать Оксану рядом с собой за поводок, когда она сходила с ума от безрассудства, рвущих разум чувств от возбудителя.

— Это же тупая кукла, о чём вам с нею говорить, позвольте лично заняться её воспитанием

— Единственное, что для меня важно в этом бизнесе

Говорила белокурая дама с дредами, через переводчицу, которая послушно переводила для кукольника с английского на русский всё, что она говорит для своих кукол в латекс костюмах.

— Это уважение моих клиенток

Начиная ходить рядом, продолжила говорить кукольник, пока девушка, которая стояла рядом с диванчиком, услужливо переводила всё то, что говорила её госпожа для своих же подчинённых.

— Эта девочка ничего мне не должна и она не приносила мне никакой клятвы, если я её сделаю своей куклой без этого, что подумают обо мне другие?

— Вы делаете большую ошибку, эта дешевая блядь, даже не стоит вашего внимания

Грубо выразила другая кукла и хотела уже ударить Оксану, по бёдрам наконечником указки для БДСМ наказания, которую твёрдой уверенностью держала в руке. Девица уже замахнулась, чтобы нанести удар.

— Простите госпожа

Услужливо извинилась девушка, в тот момент, когда кукольник остановила удар, вцепившись крепко пальцами в кисть руки девушки, которая хотела ударить Оксану по бёдрам.

— Я не должна была делать поспешных таких выводов

— Тупая блядь или не тупая

Убедительно говорила кукольник, забрав указку для наказания из рук девушки, не позволив истязательнице причинить бессмысленный вред рекламной оболочке, кожа тела Оксаны.

— Можно я для начала выводы сделаю

Передавая указку для наказания другой девушки, кукольник вынудила её отдать поводок ошейника, к которому была прикована Оксана своей госпоже. Повернулась женщина к Оксане, встав так близко, что она смогла почувствовать весьма удивляющую композицию женской парфюмерии, которую использовала кукольник «Le Bouquet de la Mariee Guerlain». Необыкновенно роскошный цветочно-мускусный аромат с хорошо ощутимым шлейфом цитрусов, ангелики, миндаля и ванили, а сердце композиции искрится аккордами розы и апельсинового цветка. Невероятно женственная композиция, хранящаяся в шикарном флаконе, дизайн которого с первого взгляда напоминает образ и букет невесты.

— И буду решать сама, что делать с девочкой, которая пришла ко мне сама

Одной рукой, кукольник ловко освободила застёжку ремешка кляпа, который был зажат у Оксаны в зубах, после чего коснувшись его пальцами, медленно извлекла его из её рта. Кукольник уже раздражённо смотрела на девушку переводчицу, когда было видно, как из-за своей неграмотности, она долго искала слова по произношению в телефоне, после чего доносила их до кукол и до своей госпожи, тут же переводя диалект переведённого интернет переводчиком текста в телефоне.

— Прошу простить грубость моих кукол

С помощью девушки переводчицы, которая дисциплинированно стояла рядом с диванчиком и послушно продолжала переводить, через телефон, каждое слово сказанное своей госпожой.

— Что ты скажешь об этом месте Карамель?

Поинтересовалась кукольник, женщина словно играла с Оксаной, не желая так легко вынимать кляп из-за рта, продолжая держаться за него пальцами, прежде чем его достанет.

— Ты мне ничем собственно не обязана и поэтому

Обернулась кукольник, держала, зажав в пальцах кляп-шарик, женщина неодобрительно посмотрела на переводчицу, вновь девушка сделала паузу, не могла подобрать слово по звучанию.

— Я могу тебя освободить, но мне всё же интересно твоё мнение, так как ты мне сама написала

Медленно извлекая кляп из-за рта Оксаны, в то время, как она послушно смотрела на госпожу, которая вновь подарила ей дар речи, выражая при этом дисциплину, внимательно её слушая.

— Я хотела тебе предложить, стать твоей госпожой и мне бы очень хотелось, чтобы ты положительно ответила на мой поставленный вопрос

Рассказывала кукольник, прислонив палец к губам Оксаны, не позволив ей говорить, после того как дама извлекла кляп из её рта, желая чтобы она внимательно дослушала всё то что она скажет.

— Потому как от него будет очень много зависеть, касающихся именно тебя Карамель

— Пользуясь, случаем

Начала говорить Оксана на английском, после того как женщина убрала палец, чем сильно и удивила кукольника и переводчицу, которая от услышанной идеальной речи, испытала стыд.

— Я бы хотела задать встречный вопрос, для начала, если вы позволите?

— Так ты говоришь на английском?

Удивлённо продолжала смотреть кукольник на Оксану, после чего дама обернулась и посмотрела неодобрительно на переводчицу и взглядом заставила девушку убраться и оставить их наедине.

— И причём идеально и без телефона, не то, что моя бестолковая помощница

Не желая освобождать Оксану от пут, что сковывали руки за спиной вместе, кожаными ремнями наручников, кукольник обвила, вцепившись пальцами в плечевой сустав, потянула за собой.

— Сегодня ты пока моя гостья, но я хотела бы узнать, а какими языками ты еще владеешь?

— Знаю и могу свободно разговаривать на французском и испанском языках

Отражая ямочки на щечках, ответила Оксана, была вынуждена следовать за дамой в черном костюме, когда кукольник настойчиво потянула за собой, вцепившись в плечевой сустав её руки.

— А к чему вы спрашиваете?

— У меня для тебя есть небольшая работа

С ухмылкой говорила кукольник, когда подвела Оксану к дивану, женщина утвердительно, отпустив ей предварительно руку, кивнула в сторону дивана, разрешая присесть рядом. Начиная при этом говорить на родном испанском диалекте, словно будто этот язык был именно для неё.

— Ты ведь не откажешь мне в просьбе, побыть куклой переводчицей на одном из моих вечеров?

— Смотря, что вы за это мне предложите?

Ответила на испанском языке Оксана задаваемым встречным вопросом, исполняя просьбу этой женщины, села с ней рядом на диван, положив ногу на ногу, с интересом посмотрела на хозяйку.

— Это какая-то проверка?

— Нет, конечно

Продолжая радоваться, убедившись, как Оксана свободно разговаривает на испанском языке, женщина решила её использовать в своих целях.

— У тебя весьма, вызывающая внешность, хороший товар, для моего дома и я надеялась предложить тебе работу, если ты согласишься

— А чём заключается работа? — продолжая вести беседу на испанском языке, понимая, как для кукольника это было удобно, спросила Оксана, внимательно посмотрев в эти карие глаза

— Кажется, ты хотела пройти обучение и стать достойной куклой для своей госпожи?

— Что простите? — понимая, что не она писала письмо этой женщине по компьютеру, была шокирована Оксана тем, что говорила эта женщина

— Ну ты писала сама мне, что хочешь быть идеальной куклой для своей хозяйки, желала чтобы я тебя хорошенько выдрессировала и обучила правильности дисциплины куклы

— Что?! — не поверила сначала в то, что говорит, прекрасно зато, понимая, что хотела Павлова, написав кукольнику в агентство для её менеджера такое письмо

— Ты даже добавила к тому, чтобы тебя повесила, если сочту это нужным

— Наверно я была не в себе — смутилась Оксана и в тоже время испугалась того безумного серьёзного взгляда с которым карими глазами смотрела на неё кукольник

— Не волнуйся, без особых обстоятельств, выгодных для меня я тебя не повешу

— Спасибо — поблагодарила Оксана, скрывая испуг в глазах, посмотрела на сцену, где в микрофон, девушка исполняла сольную песню в исполнении на русском языке

— Но я всё же вынуждена, тебя буду обучить, так как ты нужна мне будешь для одной работы

— Можно, если не секрет, в чём будет заключаться моя работа?

Спросила Оксана, умело разговаривая с женщиной на испанском, в то же время боялась показать ей, как уже отекли руки от скованности за спиной, как локти свело вместе сцепкой наручников.

— Я ведь имею права знать?

— Тебе нравиться, как поют эти звёзды?

— Ну, звёзд тут я собственно и не вижу

Продолжая вести беседу на испанском языке, Оксана демонстративно показывала для хозяйки свою профпригодности, желая произвести впечатление на кукольника, чтобы она приняла её.

— Лишь девушки, которые не смогли обойтись в жизни без хозяина и решили найти себе покровителя среди местных гостей

— Мне иногда нравится, как ты тонко мыслишь

— Спасибо

Поблагодарила Оксана, так и не решаясь ввиду холодного взгляда хозяйки, рядом с которой сидела, попросить её освободить себе руки, беспокоилась, как бы она безрассудно не ответила.

— Очень приятно с вашей стороны слушать подобную лесть

— Милочка моя

Рассмеялась, кукольник озорным смехом, чем привлекла внимание проходящих по подвальному помещению обнажённых официанток и некоторых гостей, что сидела на подушках у ванны.

— Я же всё-таки не безрассудная стерва

Уверяла женщина, продолжая вести беседу с Оксаной на испанском диалекте, так чтобы никто из рядом присутствующих в этом помещении гостей так и не поняли, сам смысл их диалога.

— Хотя ввиду своей профессии

Рассказывала женщина с дредами, продолжая очень внимательно смотреть на Оксану, казалось она давно не находила себе достойного собеседника, кто бы так прекрасно знал её язык.

— Подготовки кукол

Подозвала кукольник одну из официанток, когда обнажённая девушка ходила по залу с бокала на разносе, женщина, как только работница подошла к ней, взяла с её разноса пару бокалов вина.

— Я вынуждена казаться такой

Не желая освобождать руки Оксаны, женщина находила в ней, интересного собеседника для себя и было понятно по взгляду кукольника, что она не отпустит так просто её от себя.

— Ты ведь понимаешь?

— Да конечно — утвердительно кивнула Оксана, посмотрев на бокал с вином, показывая для женщины, как она хочет сделать из него глоток, ёрзала губами со страстью

— Я устала уже слышать этот бред, который я не понимаю

Высказалась кукольник, женщина в совершенстве не понимала русский язык, хоть и была обязана вести дела на территории Российской Федерации, стараясь лишь общаться через переводчиков.

— Исполнишь для меня песню? — потребовала женщина, обратилась она к Оксане не как с просьбой, а как уже к своей собственности, что требовала от куклы беспрекословного подчинения

— Что простите? — понимая, как раньше не исполняла сольные песни и никогда толком не выступала на публике с микрофоном — Но я же не готова, тут ведь нужны люди, которые уже….

— Вот планшет

Положила женщина с уже раскрытым текстом песни на нём, по всей видимости, как поняла на тот момент Оксана, кукольник сходила с ума по этой песне или это была очередная проверка.

— А я развяжу тебе руки — кукольник была настойчиво и по взгляду, с которым она смотрела на Оксану, было понятно, что эта женщина не потерпит отказа

— Выпей вина в одиночестве

Приказала женщина одной из кукол, которые оставались стоять рядом, развязать руки Оксане, пока сама кукольник встала с диванчика, на котором сидела и куда-то направилась по залу.

— Девочки тебя проводят, а я пока займу место ближе к сцене и договорюсь о том, чтобы тебя туда пустили и дали микрофон

— Но я же……

— Минут двадцать я думаю, тебе хватит — не желая дальше слушать оправдания Оксаны, женщина была крайне заинтересована в ней, хотя бы то, что она прекрасно владеет её родным диалектом

«И во что я только ввязываюсь», волновалась Оксана, так как она раньше никогда не исполняла песни на иностранном языке, обернулась, посмотрела на девушку, которая освободила ей руки.

Некоторое время Оксана сидела, учила текст песни, благодаря усердным урокам испанского языка, в своё время, текст давался ей довольно легко. Оксана с большей уверенностью, слушая для себя запись исполнения в наушниках от планшета, изучала исполнение этой песни по раскрытому тексту. Чувство волнение было безудержным, Оксана понимала, что не может с собой совладать, даже возбудитель в её крови не мог перебороть тот страх, ведь она еще не исполняла сольные песни на публике. Продолжая дальше учить и запоминать текст, Оксана в момент перерыва смотрела видео, этого исполнения на канале интернет сайта youtube композиции песни «Becky G, Natti Natasha — Sin Pijama». Песня вся была на испанском языке, исполнялась дуэтом, Оксане ввиду того, что у неё нет полноценного напарника, придётся выступить одной и полностью исполнить песню перед зрителями, чья критика может быть решительной и последней ошибкой в её жизни.

— Пошли — обратилась девушка в черном латексе, когда подошла к Оксане, после некоторого дополнительного времени, кукла в эротическом костюме, пальцами коснулась её плеча, заставив обратить на себя внимание — Кукольник ждёт твоего выступления, это твой шанс не сдохнуть тут

— Я заслужу уважение кукольника

— Сначала порадуй кукольника кукла

Распорядилась девушка, кивая для Оксаны заставляя проследовать к сцене, которая после некоторого перерыва подземного помещения закрытого клуба, оставалась для неё свободной.

— Вставай и пошла на сцену

— Не нужно так грубо

Выражая недовольство, встала Оксана послушно с дивана, заметив в руках девушки, пульт от устройств управления, которые оставались на ней и в её теле, что быстро усмирят пыл ярости.

— Хотя ладно я не в обиде

Сменила свой темперамент характера на услужливый, Оксана прекрасно понимала значение и боль тех устройств, если их задействуют, особенно, когда девушка уже держала палец на кнопке.

— Я всё сделаю

Услужливо Оксана направилась к сцене, проходила мимо подушек, на которых обнажённые гости и их женщины были в сектантских масках, скрывая лица, словно как будто какой-то культ.

— Только не нажимай

— Не нажму

Уверяла девушка, наблюдая, как Оксана с опаской и в тоже время, желая на себе почувствовать эту сексуальную боль, проходила мимо подушек, на которых расположились члены культа. За ней в момент передвижения по подвальному помещения наблюдали гости в масках, что сохраняли статус инкогнито, предаваясь развратной страсти со своими женщинами, некоторые из них, что не сексуальные рабыни, скрывали на лицах маски, в то время, как их тела были обнажены. Оксана чувствовала на себе пристальные взгляды, ей хотелось страсти, нежности, прикосновения к себе и жарких поцелуев, желала, чтобы устройства, обуздали на мгновение её прыть, что играла в ней.

— А теперь будь хорошей девочка

Продолжила говорить девушка в черном латекс костюме, сопровождая Оксану до ступенек сцены, пока она обошла большую ванну в этом подземном помещении, проходя мимо подушек.

— Топай на сцену

— Мне даже не нужно нанести на лицо грим? — поинтересовалась Оксана, как только подошла к колоннам, между которых располагались ступеньки сцены — Может хотя бы маску надеть

— Не искушай меня, мне и так хочется нажать на кнопку этого пульта

— Да-да конечно — убедительно, выражая покорность в голосе, Оксана подошла к ступенькам сцены, из гладкого камня, подземная сцена, коснулась пальцами прохладного камня колонны

Поднявшись на сцену, Оксана направилась к микрофону, что находился на постаменте сцены, в самом центре у края рядом с которым внизу на подушках, особые гости в масках сидела рядом. В этот момент после того, как заиграла композиция, Оксана стояла уже у микрофона, обвив его пальцами, медленно оглядывая культ собравшихся гостей клуба, в масках раскрыла губы, вдыхая воздух, стараясь перебороть страх терзающего душу волнения. Даже возбудитель в крови Оксаны не мог унять ту панику, когда она ни разу не брала в жизни микрофон, чтобы выступить в живую.

Solo, sólito en la habitación

Busca, que busca de mi calor, uoh-oh, no-no

Quiere′ remedio pa′ tu dolor

Nadie te lo hace mejor que yo, uoh-oh, no-no

Нежным звучным голосом, начала исполнять Оксана песню, на испанском языке, попадая в такт играющей музыки. В то время, как даже некоторые гости что были заняты своими делами в этом подземелье, тут же услышав приятный голос Оксаны, тут же обратили на неё своё всё внимание.

Que no se te apague la excitación

Tú sabes que yo no te dejo planta′o

Calma′o, que yo voy en camino, amor

Calma′o, que yo quiero contigo

Второй куплет песни, Оксана спела уже более уверенно, начиная уже ходить по сцене, сняв микрофон с подставки, держась за него обеими руками, завораживала слух нежным тоном голоса.

Si tú me llama′

Nos vamo′ pa′ tu casa

Nos quedamo′ en la cama

Sin pijama, sin pijama

Оксана держала микрофон в одной руке, играя бёдрами, положив ладонь на ягодицу, выражая красоту и пластику тела, нагибаясь вперед к зрителям, для которых исполняла приятную песню.

Si tú me llamas

Nos vamo′ pa′ tu casa

Nos quedamo′ en la cama

Sin pijama, sin pijama (yo′, yo′, yo′)

Подмигивая для одного из гостей, Оксана держала одну ладонь на ягодицах, роскошной модельной походкой ходила по сцене, притягивая к себе внимание гостей, что слушали её песню.

Voy pa′ contarle mis secretos a tu almohada

Mientras tanto hagamos videollamada

Me manda foto′, fotico′

Mostrando todo, todito

Cuando llegue desbaratamo′ la cama

Отражая радость в голосе, Оксана была приятно удивлена с какой внимательностью, члены этой закрытой секты, внимательно слушали и следили за той динамика движения её тела по сцене.

Baby, hoy no vamo′ a dormir (no)

Baby, hoy no vamo′ a dormir (uh-uh-uh)

Que no traje pijama

Porque no me dio la gana

Baby, hoy no vamo′ a dormir

Продолжая ходить по сцене, Оксана, звучно стукая каблуками, словно исполняя танец страсти соло, притягивая к себе внимание зрителей, когда звучно в такт пела в микрофон под музыку.

Si tú me llama′

Nos vamo′ pa′ tu casa

Nos quedamo′ en la cama

Sin pijama, sin pijama

Подошла Оксана к пилону, прижавшись к нему спиной, играла бёдрами, в круговом движении, держа в одной руке, наклонилась к публике, лица, которых были скрыты за масками. Отражая в глазах голод и сексуальный порок, Оксана другой рукой ладонь прислонила к силиконовой чаше, что в оковах порочной страсти сжимала её груди, заставляя властью влияния страха переживать, что обладательница пульта не заставит воспевать сексуальным стоном, нажав на кнопку. Оксана испытывала радость от того, что пульт от её устройств находиться у неизвестного человека в публике, аудитории подземного помещения, для которой она продолжала исполнять эту песню.

Si tú me llamas

Nos vamo′ pa′ tu casa

Nos quedamo′ en la cama

Sin pijama, sin pijama

Повернувшись к пилону грудью, Оксана, сексуально вращая ягодицами, притягивая к себе внимание гостей этого закрытого клуба, что сохраняли статус, инкогнито скрываясь за масками.

Si no hay teatro deja el drama

Enciéndeme la llama

Como yo vine al mundo, ese es mi mejor pijama

Hoy hay toque de queda

Seré tuya hasta la mañana

La pasamos romantic

Sin piloto automatic

Botamos el manual, ′tamos viajando en cannabis

Siempre he sido una dama (una gyal)

Pero soy una perra en la cama

Голос Оксаны так звучно слышался в микрофон, она идеально попадала в такт, начиная с микрофоном в руках кружиться вокруг пилона, держа в руках микрофон, вращала телом в ритм.

Así que dale pom-pom-pom-pom-pom

Ponle carne a mi sazón-zón-zón-zón-zón

Choca to′ eso con mi bon-bon-bon-bon-bon

Perdemo′ el control pa′ ganar los do′

 

Así que dale pom-pom-pom-pom-pom

Ponle fuego a mi sazón-zón-zón-zón-zón

Choca to′ eso con mi bon-bon-bon-bon-bon

Espero tu call, vente dame el gol

Исполняя приват, на пилоне, Оксана ласкала себя рукой, отпуская руку от шеста, после чего начиная прикасаться к себе ладонью, гладить кожу ягодиц пальцами. Оксана прислоняла ладони к силиконовым чашам, что обузданной силой влияния на её тело, сковали, плотно прилегая, её груди. Отражая томный сгорающий от возбуждения взгляд, когда внутри играли чувства и волнения, от выступления, на публике, Оксана, прижавшись спиной к пилону, обвила сзади его рукой. Стоя у края сцены, спиной к танцевальному шесту, Оксана присела на корточки, разводя колени ног в сторону, выражая гордость за красоту тела, как рекламой, подобно красивой обёртки карамели, хвасталась перед публикой, благодаря красивому звучанию сексуального голосу. Во взгляде голубых лазурных глаз в момент исполнения песни, рядом с пилоном, прижимаясь всё так же к нему спиной, Оксана встала в полный рост, выдыхая воздух в момент куплета, в порочной форме состроила трубочкой губы, сверкая глазами в которых отражались вспышки фотокамер.

Si tú me llama′

Nos vamo′ pa′ tu casa

Nos quedamo′ en la cama

Sin pijama, sin pijama

 

Si tú me llamas

Nos vamo′ pa′ tu casa

Fumamo′ marihuana

Sin pijama, sin pijama

Оксана видела, как за ней наблюдали и среди гостей нашлись, представили эротических компаний, что были рады запечатлеть её образ и использовать как рекламу журнала для своего агентства.

(Baby, hoy no vamo′ a dormir

Na-na-na)

Natti Nat, yeah-yeah

(Que no traje pijama

Porque no me dio la gana

Baby, hoy no vamo′ a dormir)

Becky G, baby

Завершая последний куплет, исполняемой песни, Оксана состроила невинный послушный взгляд, подмигнула фотографу в маске, что снимал, не переставая в момент целого выступления на сцене.

— Браво-браво-браво — кто-то кричал из сектантов этого культа, в маске, после того как Оксана завершила своё выступление состроив для публики и фотокамер нежный рекламный взгляд

— В честь такого — обратилась кукольник, встав у края сцены, где рядом со сценой стояла Оксана у пилона, прижавшись вновь спиной, позировала для вспышек фотоаппаратов, когда модельные агентства не переставали её снимать — Я сама должна выйти и забрать свою красоту с этой сцены

— Ну как я произвела на вас впечатление?

Поинтересовалась Оксана, разговаривая с женщиной, пальцы которой приняла, как помощь спуститься со сцены, на которой исполняла песню для зрителей, сошла, словно с Олимпа к людям.

— Вам, правда, понравилось? — внутри Оксаны, словно всё бурлило от чувств волнения

— Ты моя звезда Карамель и сегодня я заберу тебя отсюда

— Я достойна, сегодня отправится с вами? — интересовалась Оксана, заметила, как сильно во взгляде интересовала кукольника

— Тебе нужно одеться подобающе

Ответила женщина, направляясь с Оксаной вдоль подушек, на которых извращались гости и некоторые из них всё еще продолжали наблюдать за ней, как за звездой этого порочного вечера.

— Снимем сначала эти чулки

— Они правда мне будут не нужны?

Задавала странные вопросы Оксана, вновь обходя большую ванну, направляясь вдоль подушек, смотрела на маски и удивлённые взгляды гостей что не переставая наблюдали за ней.

— Если вы так считаете

— Не здесь

Возразила кукольник, отдёрнув за руку Оксану, когда она хотела снять с себя чулки, скинув и оставив туфли на полу, оставаясь лишь в устройствах на себе и чулках, что обволакивали её ноги.

— Не хочу, чтобы ты тут раздевалась — говорила кукольник так, как остальная аудитория гостей и членов этого клуба не знали испанского языка, кукольник настойчиво потянула за собой Оксану

— Судя потому, как я понимаю, у вас есть место, где вы меня разденете?

Интересовалась Оксана, оставаясь без туфель в одних только чулках, проследовала по каменному полу этого подземелья, рядом с подушками, на которых располагались члены этого культа.

— Я хочу вам принадлежать

Наслаждалась Оксана шлейфом парфюма, который оставляла за собой дама, продолжая тянуть её за руку к одному из столиков в этом помещении, где танцевала одна обнажённая кукла.

— Станьте моей госпожой

Отходя от стресса исполнения песни, Оксана вновь начала поддаваться власти возбудителя, что играл в ней бурю эмоций от состояния, в котором она пребывала, когда стояла на сцене, он усилил своё влияние в десятикратном размере. Оксана не могла думать, что говорила и на что себя хотела обречь, не могла ясно мыслить, когда плоть требовала лишь любви, а в теле находились игрушки, что контролировали её, сдерживали пыл подчинения перед своим хозяином, которому она не могла возразить. Оксана чувствовала, как внутри находился этот стимулятор для клитора, в то время, как пульт его действия находился у кого-то в этом зале и она не могла знать, что в любой момент тот кто держит палец на кнопке, нажмёт на неё, что подвергнет тело дикой сексу агонии.

— Какая милая девочка — рассмеялась Оксана, как только они подошли к столику с угловым кожаным диваном, на столике был расположен танцевальный шест, на котором обнажённая девушка показывала пластику своего тела — Но вы уверены, что хотите смотреть на неё вот так вот

Демонстративно показала Оксана пальцем на девушку, которая танцевала для членов культа в масках, крутилась на пилоне, оставаясь при этом стоять на столике, прижимаясь к шесту грудью.

— Хочешь сказать, что можешь лучше?

Интересовалась кукольник, отпустив руку Оксаны, остановив её у столика, когда гости, к которым они пришли вместе имели особый важный статус в этом заведении.

— Или может быть, попробуешь нас развлечь?

Предложила кукольник, указала для Оксаны женщина на танцевальный шест, когда сама просто кивнула для танцовщицы, чтобы она убралась со стола, унизив танцовщицу перед членами культа.

— Давай покажи нам, что ты можешь

— Госпожа кукольник

Обратился мужчина, в черном представительском костюме с сигаретой во рту, насмехаясь над образом дешевой куклы, в виде Оксаны, говорил он с кукольником, когда они подошли к столу.

— Вы обращаетесь с ней, как будто она понимает ваш испанский язык

— Это Карамель кукла — предупредила белокурая переводчица, оставаясь стоять позади диванчика, девушка с бокалом шампанского даже не смотрела на Оксану — Она прекрасно знает испанский

— Да ты врёшь — обернулся удивлённо к белокурой переводчице, мужчина не поверил в то, что услышал — Кукла, которая знает испанский, не может быть тут куклой

— Не слушай их разговоры

Возразила кукольник, не позволяя Оксане отвлечься на разговор мужчины и белокурой переводчицы, женщина, за пальцы которой она держалась, наступила сначала чулками на диван.

— Всё равно я не умею говорить на русском языке

— Заберите меня отсюда, пожалуйста

Обратилась Оксана, оставаясь стоять, согнув ногу на диван, отражая эластичные бёдра перед кукольником, посмотрела отчаянно на белокурую хозяйку с дредами. Выражая в глазах отчаяние, Оксана демонстративно старалась доказать этой женщине, что эти силиконовые чаши давят грудь.

— Я буду ходить в любых ваших нарядах, стану вашей личной служанкой или игрушкой в постели

— Служанкой ты станешь

Уверяла кукольник шлепнув Оксану по бёдрам, женщина заставила её обернуться к себе и отойти от диванчика на который она опиралась ногой, заметив страдания, как чаши давали ей грудь.

— А сейчас я сниму эти чаши, но ты пойдёшь на стол и станцуешь нам всем приват, после этого я заберу тебя, тогда мы уедем в мой дом, где я тебя выдрессирую на служанку кукольника

Кукольник сделала только вид, что хотела снять чаши, на самом деле женщина не хотела давать Оксане поблажку и показать слабость перед членами культа, прилепила плотнее чашу к её груди.

— Я просто не могу позволить им упасть Карамель

Мило улыбнулась издевательской улыбкой, женщина шлёпнула Оксану по бёдрам, когда она с обидой посмотрела на хозяйку, но не имея желания ей возразить поднялась на стол. Наступая на диван, согнув предварительно ногу в колено, Оксана забралась эффектно на столик с танцевальным шестом, второй ногой, стоя на диване, наступила на его гладкую поверхность стола.

— А теперь просто танцуй приват Карамель

— Что будет потом?

Интересовалась Оксана, оставаясь стоять на столе в одних только чулках и устройствах, для её сексуальных манипуляций, заметила пульт от них в руках у кукольника. Чувствовала Оксана как силиконовые иголки, что плотно по кругу обвили зону её сосков, впивались в кожу её розового ареала. Прикусывая краешек губ, Оксана заметила, как палец этой женщины лежал на пульте и то, как она была готова нажать на кнопку, придать прилюдно агонии дикой сексуальной боли её тело.

— Хотя я наверно не имею права даже спрашивать

Обвив пилон пальцами, прижавшись к нему грудью, Оксана, выгнув спину, выставила бёдра, после чего согнула одну ногу в колено, отражая пластику ягодиц. Держась за пилон обеими руками, повернулась сначала спиной к танцевальному шесту, Оксана встала лицом к зрителям. В момент танца Оксана не переставала ласкать тело одной рукой, прикасалась пальцами к силиконовым накладкам, трогая этот нежный плотный облегающий грудь в оковах, материал. На коленях Оксана, уже через несколько секунд, продолжая ласкать себя, играя гибкой пластикой тела, встала на четвереньки, выгибая спину, раздвигая ягодицы пальцами одной рукой, ладонь которой лежала у неё на бёдрах. Оксана заметила, как мужчина в черном костюме, что совершенно удивительно не скрывая своего лица, как другие члены культа, который удивлённо смотрел на неё, восхищался по своему её телом, танцем в её исполнении, гибкой пластикой тела, был скорее очень дорогим посредником этого культа. Он был в очках и смотрелся довольно брутальным для Оксаны, разговаривая о чём-то через переводчицу с кукольником, когда она в момент танца не могла слышать их разговор, лишь догадываться, как он происходил на её тему.

Спустя какое-то время, Оксана сидела на столе, спустив с ноги последний чулок, скинула его на пол, изумившись, неизвестному гостю с которым вела беседу кукольник. После чего встала на столе, Оксана направилась снова к пилону, начала на нём сразу кружиться, не отрывая ног от стола, просто ходила вокруг и в момент поворота, сгибала ногу в колено. Продолжая себя ласкать, Оксана вновь прижалась спиной к танцевальному шесту, состроив томный, выраженный искушением страстью взгляд, раскрыла медленно губы, наклонившись вперёд к своим зрителям.

— Браво Карамель

Похлопал искренне мужчина, после чего взял с пепельницы сигару и сделал затяжку, пока Оксана спускалась со стола, взявшись за пальцы кукольника, когда женщина сама хотела её обслуживать.

— Скажите, а вы не хотите поработать управляющей в моём заведении

Предложил он, невзирая на недовольный взгляд кукольника, мужчина явно не имел ни к ней, ни к культу какого-то прямого отношения, поэтому уважение этой женщины, ему было безразлично.

— Не бесплатно конечно

Говорил он, восхищаясь Оксаной, когда она прошла мимо диванчика, на котором он сидел, однако манеры мужчины были строгими, он не позволил прикоснуться к ней, хоть и желал это сделать.

— Вашей внешности будет достаточно, для того чтобы, заключать весьма выгодные сделки

Продолжил говорить он, когда кукольник подошла к дивану, села на него, Оксана оставалась стоять рядом и совершенно не ожидала, как женщина, обвив её бёдра, заставит сесть ей на колени.

— Вы будите финальной частью моих сделок

— Она не будет на тебя работать

Посмотрела кукольник взглядом на белокурую переводчицу, заставляя Оксану дисциплинированно замолчать, чтобы блондинка переводчица, сама дословно в качестве унижения перевела ему её обращение.

— Все твои куклы, проходят собеседование через твой член

— По крайней мере, никто из них не жаловался, пока их сладкие я закрывал своими деньгами

— Своим членом сначала ты их закрываешь

Убедительно посмотрела кукольник на девушку переводчицу, которая оказалась в недоумении и когда белокурая женщина требовала дословно всё перевести мужчине, с которым она вела беседу.

— Ты сначала своих кукол всех объездишь, а потом предлагаешь своим гостям

— Я же не могу предоставить своим компаньонам не проверенный товар

Рассказывал мужчина, когда нисколько не смутился, как переводчица дословно с испанского перевела сообщение кукольника, пользуясь голосовой программой переводчика на планшете.

— Я должен быть уверен, что все мои девушки будут работать в разных ситуациях

— Возможно, когда кукольник меня отпустит

Начала говорить Оксана, оставаясь при этом послушно сидеть у женщины на коленях, когда кукольник властью обеих ладоней, обвила ей бёдра, стараясь не отпускать никуда от себя.

— Я смогу прийти к вам и посмотреть на ваше так называемое собеседование

— Кукольник просит перевода того обращения, что ты ему сказала

Заметила во взгляде переводчица, как кукольник, смотрела неодобрительно сначала то на неё то на Оксану, заставляя донести дословный перевод текста до этой женщины.

— Хорошо я…..

— Я сама скажу

Возразила Оксана не позволяя переводчице сама рассказать свои мысли, обернулась, оставаясь при этом на коленях у кукольника, в нежности и обворожительных объятий, ладоней женщины.

— Я говорю, что сама, если вы меня отпустите, я попробую прийти на кастинг к этому мужчине

— А я тебя и не держу

Разговаривая с Оксаной на испанском языке, подтвердила кукольник, продолжая ласкать ей бёдра, пока она сидела на коленях у этой женщины.

— Однако ты должна мне некоторое время, своё, поживёшь пока у меня.

— В качестве куклы?

— Я сделаю из тебя лучшую горничную — посмотрела кукольнику на девушку, которая на разносе для Оксаны принесла, поставив на стол белую короткую юбку и бюстгальтер

— Мне уже так не терпеться побывать в вашем доме

— Я сниму с тебя эти устройства

Аккуратно открепляя силиконовые чаши от груди Оксаны, высказывалась кукольник, женщина была рада сама поухаживать за ней, а так же сама одеть её для себя, чтобы посадить в машину.

— Поскольку ты вела себя хорошо, ты не заслуживаешь их носить

— Ты выдашь мне новое платье? — вставая с колен женщины, интересовалась Оксана, когда свободно вела беседу на испанском языке, так идеально, что даже кукольник не могла придраться

— Для начала тебя нужно будет подготовить, прежде чем ты наденешь его

— И в чём же будет заключаться моя подготовка? — спросила Оксана, после того как женщина настойчиво освободила от силиконовых чаш, когда она уже привыкла к давлению этих иголок по окружности соска, как они впивались в зону розового ареала её грудей — Что я должна делать?

— Я хочу тебя в этом удивить?

Говорила с ухмылкой кукольник, женщина видела по глазам Оксаны, как ей хотелось секса, как возбудитесь, извращал её разум, когда она не могла ясно думать. Обвив одной рукой талию Оксаны, кукольник вынудила её подойти к себе, когда свободной правой рукой она вцепилась пальцами в лепесток, что за счёт члена в её влагалище, уверенно держался в зажатых им стенках.

— Мне так нравится твой испанский язык

Сменила тему женщина под стон Оксаны, вынимая из неё лепесток в форме трусиков, скрывающий её гладкий бритый идеально лобок, кукольника забавляло, как она извивалась.

— Где ты его учила?

— В своё время

Уверяла Оксана, когда ей понравилось то чувство скольжения по стенкам искусственного члена, пусть даже он покинул стенки её влажной обители, прислонила она кончик пальца к губам.

— У меня был хороший учитель

— Все мои куклы дисциплинированны и выдрессированы

Высказывалась кукольник, наблюдая, как Оксана, обсасывая губами свой палец, вынула его из-за рта и демонстративно повернулась попой к женщине, показывая на оставленную в анусе пробку.

— Это маячок слежения за тобой — уверяла кукольник, не желая извлекать пробку из ануса Оксаны

— Разве он мне нужен? — отчаянно Оксана выразила на лице кислую мимику несогласия, направившись к столику, где на разносе лежали подготовленные для неё вещи

— Я привыкла держать своих кукол под контролем, даже сейчас, через приложение в телефоне, я знаю, где каждая из них в каком участке дома и что она там делает

— За мной тоже будите следить? — спросила Оксана, встав у столика, обворачивая себя юбкой, уверенно и легко, как профессиональная стриптизёрша её закрепила на себе

— Ты будешь у меня на особом контроле

— А что это значит? — поинтересовалась Оксана, взяв в руки лифчик, посмотрела на оставленные на разносе черные туфли на шпильках

— Ты будешь лично обслуживать моих иностранных гостей

— Надо же сколько чести мне одной

Изумилась в улыбке Оксана, надевая чаши белого бюстгальтера на себя, прислонила мягкие их подушечки к розовым, набухшим от силы давления, силиконовых шипов, соскам груди. Сковывая грудь в оковах бюстгальтера, Оксана смотрела на кукольника, когда порочное желание возбудителя, одолевало её. Оксана, обувая на ноги черные туфли, что взяла с разноса, на столе рядом с диваном, специально встала задом к своим зрителям, в надежде, что хоть кто-нибудь обуздает тот жар, что играет в ней, волю порочного инстинкта, что играл в крови возбудителем.

— И чем я только её заслужила? — спросила Оксана, нахмурив от обиды губы, была уверена, что от красоты её тела, ею кто-то овладеет, но кукольник не позволила к ней никому подойти

— Тем что ты знаешь как со мной разговаривать без помощи электронных устройств

— Мы уже уходим отсюда?

Заметила Оксана, как грубо рука этой женщина, обвила ей правую кисть, после чего настойчиво потянула, заставляя по залу, подземного большого помещения, проследовать за собою.

— Куда вы так меня тащите?

— Ты же не думала, что я позволю себе упустить такой лакомый кусочек

Уверяла кукольник, женщина была без маски по сравнению с другими членами культа, мимо подушек, на полу, которых проходила Оксана, пока её она тащила за руку, вынуждая подчиняться.

— Но вы так прекрасно вели беседу — убеждала Оксана, обернувшись, показывая пальцем на мужчину, который остался сидеть за столиком, от которого её за руку оттащила кукольник

— Нам не о чём с ним разговаривать — возразила кукольник, продолжая тянуть за собой Оксану по залу, невзирая на её чувства, продолжить общаться с этим галантным, казалось ей, мужчиной

— Но он казался таким милым

Уверяла Оксана, придавая дисциплинированные манеры куклы, в голосе, когда разговаривала с кукольником, пока женщина тащила ей за руку по подземному большому помещению подземелья.

— Почему мы должны так скора уходить?

— Он казался таким милым — продолжая вести беседу с Оксаной, говорила кукольник, в то время, как весь их диалог, протекал на родном испанском языке женщины, поэтому гости мимо которых они проходили, не имели понятия о чём они говорили — Потому что хотел залезть тебе в трусы

— Ну, вообще-то

Уточнила Оксана, выражая пафос модельной куклы в голосе, подошла к ступенькам, по которой её привели связанной в это тайное помещение закрытого клуба.

— На мне их нет, если вы не заметили

— Это всё потому

Заставляя Оксану подниматься за собой, высказывалась кукольник, гордая самоуверенная блондинка с дредами, вела себя так перед ней, когда тащила за кисть руки вверх по ступенькам.

— Что они тебе не нужны

— Но как же я буду тогда без них?

Интересовалась Оксана, едва поспевая за решительной женщиной, которая и не желала отпускать ей руку, однако была заворожена приятным впечатлением от приятного шлейфа парфюма.

— На мне совсем ничего не было одето

Смотрела Оксана в черные зеркальные панельные стены, что скрывали прохладный бетон этого подземелья, удачно скрывавшегося под Москвой и выдававшегося себя лишь за простой клуб.

— Всего лишь бюстгальтер и эта юбка

— Тебе и этого должно хватить

Уверяла кукольник, поднявшись с Оксаной на площадку, с неё было видно весь зал подземелья, что был как амфитеатр по кругу с колоннами и бассейном в виде огромной ванны в центре.

— Только посмотри на них

Рассказывала женщина с белокурыми дредами, встав у ограждения, смотрела, как члены этого закрытого культа, придавались пороку, на подушках расположенных по кругу от бассейна.

— Низшие животные которые используют секс, просто как банальное тыкало

— Иногда порой

Встав за спиной у женщины, говорила Оксана, начиная дышать учащённым ритмом, зов порочного инстинкта в крови, не давал ясно мыслить, она хотела, чтобы кукольник ей овладела.

— Именно это и является необходимостью

— Правда?

Весьма сильно удивилась кукольник, обернувшись к Оксане, женщина заметила её безумный, сгорающий по сексу взгляд на себе, прекрасно понимала, как возбудитель извращал ей разум.

— Не думала такого о тебе — продолжила с ухмылкой говорить кукольник, играя в манеры, женщина подошла к двустворчатым дверям, заставляя Оксану пойти за собой, поманила ей пальцем — Хотя возможно тебя стоит подвернуть интенсивной дрессировки

— Дрессировки

С пафосом и почти шепотом проговорила это слово со страстью Оксана, направляясь следом за белокурой женщиной, которая раскрыла перед ней двери, большого фойе клуба. В вестибюле этого заведения, уже знакомая ей шатенка, с кем-то разговаривала из вновь прибывших женщин.

— Это так сексуально звучит

— Представь, каково тебе будет ощущать это на себе?

Интересовалась кукольник, издеваясь над Оксаной, женщина, уверенно заставляя её следовать за собой. Оксана под действием возбудителя, шла на аромат шлейфа этой женщины, как по единственной для себя дорожке по которой только можно пройти, больше не было свободного пространства. Оксана не обращала ни на что внимание, лишь слепо проследовала за кукольником, женщина так сильно проявила в ней интерес, что на тот момент она была готова отправиться к ней домой. Всё это окружение не представляло для Оксаны никакого интереса, прекрасные деревянные стены, пол из кафельной большой плитки. Стойка администратора, где девушка приветствовала вновь прибывших гостей клуба, которые хотели провести время в тихой мирной обстановке этого заведения, совершенно не подозревая что внизу, твориться дикий его разврат.

— Я уверена, что моя дисциплина тебе понравится

— Мне нравится, как ты это говоришь

Направляясь к выходу вслед за кукольником, в то время, как женщина уже стояла у двери, держась за поручень открытой перед ней двери, блондинка с дредами дожидалась Оксану.

— Но мне всё-таки интересен тот мужчина, с которым ты говорила внизу?

— Шаповалов? — произнесла по-русски с испанским акцентом фамилию этого мужчины, было слышно для Оксаны, как кукольник едва не сломала язык, пока назвала фамилию того незнакомца

— Думаю, не стоит говорить больше тебе на это языке

Вышла Оксана на улицу вслед за женщиной, когда в нескольких метрах от входа стоял припаркованный черный лимузин, сияя в лучах солнечного света блика отсвечивавшей краской.

— Тебе это тяжело даётся

— Ты так благосклонна ко мне Карамель

Взявшись за руку Оксаны, женщина вывела её из прохода открытых дверей, когда водитель, мужчина в черном костюме и фуражке шофера, услужливо дожидался свою госпожу. После чего они вместе с Оксаной проследовали к автомобилю, задняя дверь которого оставалась открыта.

— Прошу присаживайся в мой скромный автомобиль

Предложила кукольник, указывая для Оксаны черные кожаные сиденья, на которые она как подошла, опираясь ладони, ощущая тепло прогретого от солнца материла. Оксана забралась в салон, предварительно наступив на него коленом. Демонстративно показывая свою пластику тела, Оксана хоть и была возбуждена, но всё же желала, чтобы эта женщина, заинтересовалась ею, как высококачественным товаром, который она могла бы рекламировать перед важными гостями.

— Я распорядилась, пока ты была внизу, чтобы твои вещи, положили сюда, ни о чём не волнуйся, они тебе не скора понадобятся

— Вы такая заботливая мадам — продолжая вести беседу на испанском диалекте, Оксана хотела угодить этой женщине, расположившись на сиденье роскошного автомобиля

— Всё только чтобы ты осталась у меня надолго

— Я буду у вас столько

Уверяла Оксана, наблюдая за тем, как женщина, забираясь в салон автомобиля, расположилась с ней рядом, сама за собой закрыла дверь. Было видно, для Оксаны, наблюдая за этой картиной, как она не терпела ухаживания от мужчин, не позволив своему шоферу закрыть за собою дверь.

— Сколько вы мне это сами позволите

— О…. поверь, если ты дашь мне клятву, я не позволю тебе покинуть мой дом

— У вас наверно такой большой дом

— Выпьешь? — поинтересовалась кукольник, доставая из барной стойки между сидений лимузина бутылку, предложила её для Оксаны, ловко пальцами откупорив крышку

— Да конечно — обвив пальцами бутылку алкогольного напитка, облизнула Оксана сексуально губы, в то время, как автомобиль плавно начал движение, а они с этой женщиной оставались в тёмной обстановки машины, слегка тусклого света — Это так мило с вашей стороны мадам

Сделала глоток Оксана, под движущийся автомобиль, заметила, как в слегка душной но в тоже время приятной обстановке салона, веяло парфюмом кукольника. В момент того как Оксана делала глоток, она заметила, как женщина на неё внимательно смотрит, словно изучала её, наблюдая так как будто уже пыталась захватить и пленить сделать своей игрушкой для кукловода.

Поцелуй не заставил себя долго ждать, Оксана, словно сама не поняла, как смотрела в глаза кукольнику и в тоже время, позволила себя поцеловать, ощущая пальцы её руки на своей ноге. В момент их сладострастия их языки переплетались, слегка вынутыми из-за рта. Это было больше, похоже, как лизанье, языка партнёра, пока Оксана держала бутылку, зажав в пальцах, пристально смотрела на женщину. Оксана не понимала, как подавалась чарам обольщения кукольника, как сама стала игрушкой в руках кукловода, за счёт таких чувств, женщина могла спокойно дергать за ниточки, когда она в то время, просто благодаря одной силы мысли, послушно стала бы куклой.

 

***

Автомобиль двигался по заброшенному производственному району Москвы, далеко за самим городом, здесь явно природа брала своё. Густозаселённое место растительностью, тщательно скрывало проезд и если бы не специальная тропа, по которой постоянно ездил этот лимузин, тут никто посторонний не проехал бы. Скрываясь за ветками пышных деревьев, листва на которых служила заграждением для обзора, куда ехал этот роскошный автомобиль, вокруг была свалка.

— Вы так красиво целуетесь

Похвалила Оксана, оторвавшись медленно от губ женщины, обернулась и посмотрела из-за чего так перекатами, потряхивало автомобиль, посмотрела в его затемнённое стекло задней двери.

— Мне так нравится ваш вкус губ

Выразила признательность Оксана, прикусывая краешек губы, заметила, как автомобиль направлялся вдоль каких-то заброшенных развалин, которые когда-то давно, строение было производственным.

— Я думала мы едем к вам домой — не узнавала Оксана совершенно это место, так как эти развалины были скрыты за густой растительностью и находились далеко от города

— Мне нужно уладить тут кое-какие дела дорогая

Коснулась пальцами подбородка Оксаны, кукольник вынудила её посмотреть на себя, женщина казалась для неё убедительной, принуждая её слушать всё то что она говорила.

— После этого я поеду домой

— Интересно будет посмотреть на твою работу

Продолжая вести беседу на испанском диалекте, говорила Оксана, наблюдая за тем, в стекло задней двери, как роскошный автомобиль остановился у подозрительного места. Входа не было или возможно он был закрыт большими кустами, скрывающими его, что для Оксаны показалось немного подозрительным. В крови действие возбудителя всё еще играло в ней, притупляя эмоции страха или любой боязни за свою жизнь, Оксана совершенно свободной вышла наружу, после того как кукольник сама открыла дверь, хозяйка, вышла первая наружу, вдыхая полной грудью воздух.

— Хотя бы краем глаза

— Тебе здесь понравится

С ухмылкой говорила кукольник, дождавшись пока мужчина шофер, что вышел следом за своей хозяйкой, которая наняла его к себе работать, услужливо раскроет перед ней большие кусты.

— Прошу пойдём со мной — говорила кукольник, поманив Оксану за собой пальцем, сохраняя красоту звучания своего родного испанского диалекта, после чего вошла в проход тёмного здания

— Здесь так вкусно пахнет черемухой — подошла Оксана к кусту, ветки которого держал для неё мужчина, позволяя ей пройти, пока она вдохнула носом в себя, аромат уходящего лета

— Наверно это единственное

Продолжая идти по каким-то развалинам, высказывалась кукольник, обернувшись, убедившись, что Оксана следовала за ней не переставая, вошла в притемнённое помещение.

— Чем тут может приятно пахнуть

Убеждала женщина, проходила по разбитым стёклам на полу, наступая случайно каблуками на осколки, так что слышался треск, посмотрела на холодный бетон давно покинутого сооружения.

— Здесь мы проводим фотосессии своим куклам и частичное обучение

— Это так сексуально звучит

— Я хочу представить тебя на одном из своих вечеров очень важным своим гостям

— Я буду рада услужить им

— Для начала тебя, как следует нужно выдрессировать и подготовить к их появлению

— Я обожаю

Сходила с ума Оксана, даже не чувствуя кожей своего тела, как атмосфера внутри здания, казалась прохладной, когда на улице стояла жара, здесь воздух казался сырым и с лёгким холодом.

— Твой испанский язык

Похвалила Оксана, продолжая следовать за женщиной по какому-то заброшенному зданию, слышал как внутри, проходила фотосессия некоторых моделей и вспышки камер фотоаппаратов.

— Тут походу какая-то фотосессия проходит?

Было сложно держать эмоции под контролем, когда все чувства за счёт возбудителя были так обострены, Оксана желала любви, жаждала, чтобы её плотью кто-то начал обладать грубой силой.

— Я могу в ней принять участие?

— Скажу даже больше, я тебя здесь собираюсь оставить на этом празднике эротического веселья

Рассказывала кукольник, при том говорила это, как будто у Оксаны не было чувств, считая, что ради её удовольствия она может вытерпеть на себе любое унижение и дисциплину воспитания.

— Ты как кукла не готова

— А что я должна уметь?

Интересовалась Оксана, входя в большое помещение, что простиралось сразу на два этажа с крышей в виде свода, по всей видимости, как она поняла, когда-то давно тут был производственный цех. Тут проходила съёмка некоторых моделей, так же тут были некоторые удерживающие устройства, жесткая сцепка, на которой находилась девушка. Пыточные и разного рода удерживающие устройства, причиняющие боль и удерживающих жертву от возможно освободиться от истязания. Здесь не было ни капли жалости, ни сострадания к девушкам, но было видно, как они под действием наркотиков, были согласны на эту боль ради красивого кадра, даже чтобы отдать свою жизнь. В центре этого помещения, находилась виселица, на которой в петле висела мёртвая девушка, ради удовольствия на прямую трансляцию, фотограф продолжал снимать для своих покупателей, которые явно платили ему большую сумму денег, ради того, чтобы посмотреть на висящее в петле голое тело. Помимо виселицы, тут находились другого рода мучительные устройства, что забирали жизнь девушек на трансляцию в прямом эфире на закрытом интернет канале, где богачи были рады, как девушка в кайфе эйфории наркотика расстанется с жизнью, в то время, как истязатель её искусно задушит, преподнеся на камеру товар.

— Да внушающая атмосфера тут у вас

Оценила Оксана направляясь по большому заброшенному зданию, где происходила закрытая фотосъёмка моделей под наркотиками и их прямая трансляция казни на камеру компьютеров.

— А что творится в одной из тех комнат

Указала Оксана на исходящей свет на одну из искусственно созданных комнат, помещений закрытого типа с крышей, но без окон, откуда выходили подготовленные к трансляции девушки.

— У вас тут есть и отдельные помещения

— Вот именно как раз к нему я тебя и веду

Говорила с ухмылкой кукольник, женщина так выдрессировала своих подчинённых, что они только по одному только взгляду понимали, что требуется от них их хозяйке.

— Девочки тебя подготовят, а я хочу приятную фотосессию с приватным танцем

Подошла, кукольник к одному из строений внутри бывшего когда-то, рабочего, цеха, на входе у открытой двери стояла темноволосая девушка с довольной улыбкой, она была рада своей хозяйке.

— Тут есть куклы которые рады мне угодить

— И как они в отношения меня, будут рады вам угодить? — встав рядом белокурой женщиной, сходила Оксана с ума по изобилию вкуса парфюма кукольника

— Они подготовят тебя к фотосъёмке, в которой ты будешь участвовать

— А что во мне не хватает, для того чтобы начать эту съёмку?

Сходила с ума Оксана по композиции вкуса «Le Bouquet de la Mariee Guerlain», завораживая аккордом миндаля в сочетании с нотами розы и апельсина, палитра бесподобного вкуса парфюма.

— Я сделаю всё для вас госпожа Равиоли

— Раздевайся и заходи в эту комнату

Предложила кукольник, заставляя Оксану принудительно переступить порог, кирпичной комнаты, в которой горели свечи в высоких подсвечниках, посредине на красном ковре стояла ванна. В этой ванне было масло, излучающее аромат розы, столь пленительный сладкий и естественный, который усилил действие возбудителя Оксаны, едва она только едва почувствовала, как вошла.

— Я хочу, чтобы ты прянула тут ванну

— Надеюсь это так необходимо — продолжая вести беседу на испанском, Оксана, разворачивая на себе юбку, вошла в это помещение в то время, как рядом с входом послушно стояла брюнетка в розовом пеньюаре, услужливо опустив голову перед кукольник — Но мне так нравится этот запах

— Скажи ей, чтобы одела тебе высокие латекс перчатки и туфли на высоком каблуке черные

— Любите черный цвет? — скинув с себя белую короткую юбку на пол, изумилась Оксана в улыбке, расположившись к хозяйке в пол оборота

— Просто сделай, что я сказала — говорила на испанском языке, кукольник отдавала указания для Оксаны, затем отошла от открытой двери, толкнув её пальцами, делая так, чтобы она закрылась

— Вы так хорошо говорите на испанском языке

Похвалила брюнетка, от которой, посмотрев на роскошные бёдра Оксаны, когда она оставалась стоять боком к темноволосой собеседнице, обвив ладонями бёдра, подчеркивая их выразительность.

— Прошу проходите и снимайте ваш бюстгальтер

— Она сказала мне принять ванну

Заводя руки за спину, Оксана прошла мимо брюнетки, ощущая композицию выразительного парфюмерного вкуса «Carolina Herrera 212 VIP Rose». Фруктовая нота и Розовое шампанское образуют стартовый аккорд композиции, в сердце персиковый цвет; базу составляют Амбра, Древесный аккорд и Мускус. Парфюмерная сила этого запаха обладала такой идеальной стойкостью, что эту темноволосую девицу, можно было отнести к VIP-персоне или обслуги.

— Но тут я вижу масло

— Всё правильно, кукольник готовит вас для фотосессии

— Фотосессии в приват исполнении соло

Пояснила Оксана, разомкнув оковы бюстгальтера, обвив ладонями его чаши, медленно отодвинула его мягкие подушечки от розовых чувствительных сосков.

— Кукольник хочет увидеть, как я станцую для неё отдельный приватный танец

— О…. не сомневаюсь

Изумилась в улыбке брюнетка, словно уже заранее знала программу развлечения для Оксаны, запланированной кукольником на этот вечер, девушка прикрыла кончиками пальцев губы.

— Она найдёт то, как вас развеселить в этом месте, поверьте, скучно вам точно тут не будет

— Не сомневаюсь

Отражая взаимную ухмылку, Оксана сбросила на пол красного ковра, на котором стояла белый бюстгальтер, представив на обозрение грудь четвертого размера во всей красе для брюнетки.

— Что я тут весело проведу время

Наклонилась Оксана, чтобы снять аккуратно пальцами туфли, придерживая их за задник, заметила, как внимательно раскрыв рот от удивления, девушка смотрела на её шикарный огромный бюст.

— Что-то не так? — оставаясь стоять на согнутых ногах, наклонилась Оксана к туфлям, касаясь их пальцами, согнула выразительным изгибом ногу, отражая пластику идеального бедра танцовщицы

— Ваша грудь — едва произнесла брюнетка, никак не могла поверить девушка, что естественный размер бюста Оксаны, мог быть такого большого и в тоже время идеального размера

— Да

Раскрыла губы в порочный ухмылке Оксане, оставив туфли лежать на полу, в то время, как сама стояла на красном ковре в помещении, начиная соблазнительно на зависть девушке, гладить себя.

— С ней что-то не так?

— Вы тут…..

— Я тут для дрессировки

Ответила Оксана с ухмылкой, направляясь к ванне, наполненной маслом, встав рядом, коснулась пальцами её керамического покрытия, посмотрела на брюнетку, соблазнительно на неё посмотрела.

— И явно кукольник мной заинтересована

— Оно и видно

Направляясь к Оксане, девушка, словно никогда не видела обнажённого такого эластичного хорошо подтянутого бюста, было видно по глазам брюнетки, как она хочет к нему прикоснуться.

— Вы позволите?

Интересовалась девушка, подойдя к Оксане, брюнетка сохраняла дистанцию и не пыталась быть назойливой, но глаза этой девицы говорили о том, что она хочет прикоснуться пальцами к груди.

— Я просто никогда раньше не видела столь большого размера

— Что же можете потрогать

Сохраняя любезность улыбки, ответила Оксана, закрывая медленно веки глаз, ощутила нежное прикосновение пальцев девушки к своей груди, как они начали ласкать её упругую кожу.

— Ну как вам нравится?

— Это бесподобно трогать настоящую натуральную грудь

Выразила предпочтение, прислонив ладони к розовым соскам Оксаны, девушка нежно трогала прохладными пальцами её сочную выраженную объёмом грудь, вцепилась в бюст так, что не хотела отпускать.

— Как вам это удалось создать такую грудь

— Это всё природа

Ответила Оксана с ухмылкой, радовалась ощущать руки этой наивной темноволосой девушки, что трогали, не переставая её грудь, когда она оставалась стоять у ванной и была готова в неё лечь.

— И всё моё родное

Рассказывала Оксана, заметила, как уже нагло девушка пальцами от простых прикосновений, стала давить пальцами и пробовать сжимать грудь, что не помещалась в ладонь брюнетки.

— Скажите, я могу принять ванну?

Спросила Оксана, когда сходила с ума от чувства, как девушка настойчиво сжимала пальцами ей грудь, пытаясь обвить огромный размер в своей маленькой ладони, позволяя ей царапать сосок.

— Меня ведь всё-таки ждёт кукольник

— Да-да конечно

Убирая руки от бюста Оксаны, смутилась брюнетка, скрывая постыдный взгляд, было видно, что в этой месте, где пытали и мучали до смерти людей, под действием наркотиков, её тут ценили.

— Располагайтесь по удобней

— Это ванна — изумилась в улыбке Оксана, сгибая ногу в колено, отразила камушек анальной пробки, что до сих пор оставалась её анусе, на обозрение брюнетки, когда девушка успела заметить, что это маячок слежения — Здесь по-другому не расположишься или я всё-таки не права?

— Конечно

Любезно улыбнулась брюнетка, хоть и интересовалась, по взгляду было видно, как брюнетка была заинтересована устройством слежения в анусе у Оксаны, но всё же не решалась спросить.

— Располагайтесь, так как сочтёте нужным

— Это так мило с вашей стороны

Ощутила Оксана как масло душистой розы, нежно обволакивала кожу, как только она наступила в него одной ногой, обернувшись, через плечо посмотрела на темноволосую девицу. Располагаясь в ванне с маслом лёжа, Оксана была изумлена запахом розы, нежности этой вязкой жижи в которой она утопала обнажённым телом, пропитывая каждую частичку его пор своей стойкостью масла.

— Я так устала, а это масло так расслабляет

— Масло вам поможет

Поднесла к ванне поднос с резиновыми черными высокими перчатками, девушка стояла рядом с ванной, пока Оксана, опираясь на её борта, приподнялась, вставая с ванны наполненной маслом.

— Вот наденьте их

Уверяла брюнетка, предлагая Оксане надеть на руки, которые она не пропитала в масле, сразу резиновые перчатки, как только она вышла из ванны, ступив босыми ногами на резиновый коврик.

— Масло придаёт слегка золотистый отблеск вашей коже

Рассказывала темноволосая девушка, наблюдая за тем, как по обнажённой коже тела Оксаны, скатывались потёки обильных капель масляной жидкости.

— Благодаря этому вы будите светиться в объективе линзы фотоаппарата или камеры

— Спасибо — ответила Оксана, натягивая последнюю перчатку на правую руку, после чего направилась с другой стороны подошла к оставленным на полу туфлям, нагнувшись, демонстративно показывая анальную пробку в анусе для брюнетки — Кукольник наверно уже ждёт

— Ваша пробка — подошла брюнетка сзади, пока Оксана стояла на полусогнутых ногах, обувая на себя туфли, девушка пальцем дотронулась до камушка пробки, оставленной в её анусе, что светилась датчиком слежения — Кукольник следит за вами, а это плохо

— Почему плохо

— Значит вы ей дороги

— Значит, я ей нужна — сходила с ума от возбуждения, запаха розы, который пронизывал каждую клеточку тела Оксаны, сохраняя едва видные следы дорожки потёков обильных капель, сочетавших в себе порочный аромат цветка пробуждающего страсть — Или я не права?

— Прошу за мной

Ничего больше не ответила девушка, но было видно, как у брюнетки были большие планы, в этом месте на Оксану и так было для незнакомки жаль, что она не сможет воплотить их в жизнь.

— Кукольник не любит ждать

— Это я уже поняла

Играя пленительной упругой бёдрами походкой, Оксана стукая каблуками по гладкому наполированному бетону, обошла комнату с другой стороны от ванны, направляясь к выходу.

— Я надеюсь попасть к ней домой

— Она не многих берёт после испытаний тут себе

— Я уверена — убеждала Оксана, когда подошла к закрытой двери, когда брюнетка держалась за её дверную ручку, не пытаясь даже открыть — Что я пройду все возможные для этого испытания

— Мне бы вашу уверенность

Ответила с ухмылкой брюнетка, открывая для Оксаны дверь отдельного помещения, позволяя ей переступить порог и войти в отдельный заброшенный старый цех, где проходила фотосъёмка.

— Хотя я наверно вами восхищаюсь

— Взаимно — лестной улыбкой, говорила Оксана, играя бёдрами, направлялась по большому заброшенному цеху, который превратили в закрытый клуб, для трансляции казней женщин, издевательств над ними — Госпожа кукольник, а я как раз вас искала, вы не представляете, как я…

— Прекрасно

Ответила кукольник, общаясь с несколькими моделями, через переводчика, когда другая девушка с планшетом в руках и коротком черном платье с блёстками была в окружении этой женщины.

— Я ждала тебя Карамель

Продолжая вести беседу на английском, чтобы шатенка переводчица, девушка с кашемировым оттенком волос, оттенка каштана, могла легко находить слова в переводчике по их звучанию.

— Я прямо сразу вижу, как к тебе приковано тут внимание

— Вы что-то хотели мне показать, перед тем, как на камеру ваших журналистов тут я буду танцевать для вас приватный танец?

Заинтересована Оксана была вести и дальше беседу с кукольником на английском, свободно владея этим языком на зависть окружения кукол этой женщины. Оксана заметила, как некоторые из моделей кукольника были приятно удивлены, тем, как она свободно владеет английским диалектом. Все эти девушки были одеты в кукольные наряды, чулки и банты в волосах и все до единой смотрели в рот своей хозяйке, безупречная дисциплина и подчинение заставляло их служить этой женщине и испытывать при этом удовольствие, желая во всём угодить кукольнику.

— Я вас внимательно слушаю

Развела Оксана ягодицы, в то время, как один из фотографов этой закрытой сессии, сделал снимок её обнажённой фигуры тела, в то время, как она пафосно нахмурила губки для кадра. Заметила Оксана какой-то странный взгляд в глазах кукольника, было видно, как эта женщина играла с ней на одних только эмоциях, словно как куклой управляя, дёргая за ниточки. Даже когда кукольник абсолютно молчала это время, между ними с Оксаной была интрига взглядов, заставляющих волноваться и в тоже время хотеть для себя, этих безупречных событий власти над своей плотью.

— Вы что-то хотели мне показать или я буду исполнять для вас танец в другом месте?

— Пойдём со мной

Обвив талию Оксаны, в то время, как она позировала для фотографа обнажённой, а куклы этой женщины, расступились, загородив путь фотографу индивидуального сексуального журнала.

— Я хочу с тобой поговорить и показать тебя другим своим подругам

— Это наверно так интересно

Заметила Оксана, как кукольник отводит её совершенно в другое место по заброшенному цеху, к ступенькам лестницы, что вели в подвальное тёмное помещение, завораживая интригой предстоящих событий.

— Только почему-то мы идём не в том направлении

— Мы идём как раз в том направлении, где и располагается зоны отдыха для доверенных членов нашей организации

Убеждала кукольник, заставляя Оксану спускаться в тёмное помещение подвала, когда она понимала, как эта женщина сзади любуется её обнажённой плотью и уже строит на неё планы. На нижнем уровне заброшенного завода, действительно располагался клуб с цветомузыкой, свечение которой Оксана заметила, как только спустилась несколько пролётов. Только тут было одно место с угловым кожаным диваном, одним столом барной стойки и удерживающим устройством для рабыни, которую закрывают в нём на обозрение публики, в данный момент оно было свободным.

— Полагаю я тут буду вас развлекать? — поинтересовалась Оксана, спустившись в подвальное помещение, где выключилась цветомузыка, включился тусклый свет, едва горевший свет лампы

— Присядь

Указала женщина, спустившись в подвальное помещение, где стены, пол и потолок были из старого бетона. Атмосфера казалась пугающей, но не для Оксаны, когда она была под возбудителем, что пробуждал в ней похоть и пробуждал пламя к агонии любви и власти над ней.

— Я хочу с тобой для начала поговорить, тут никого нет, может не волноваться

— Я внимательно вас слушаю — стукая каблуками по бетону, Оксана, была готова вынести на себе всё то, что уготовила для неё кукольник, возбудитель в её крови играл сильный для разума экстаз

— Скажи, как ты относишься к сильной дисциплине?

Спросила кукольник, перевела разговорную речь на испанский язык, женщина хотела убедиться, что Оксана прекрасно владеет этими языками и может спокойно без переводчика общаться.

— И к демонстративному участию твоего тела на публике

— Полагаю, вы хотите меня тут запереть?

— Сядь пока на диван

Прошла мимо Оксаны, женщина хоть и имела сильную заинтересованность в ней самой, но всё же умело проявляла хладнокровие и безразличие, желая ради развлечения провести её через боль.

— Все мои куклы — рассказывала женщина, подойдя к дивану, присела на него, положив ногу на ногу пока Оксана стояла у стола, не желая выполнять просьбу этой хозяйки, услышала стук спускающихся каблуков вниз по ступенькам лестницы — Очень хорошо дисциплинированны

Рассказывала кукольник в то время, как в подвальное помещение спустилось две девушки, раскрашенные косметикой как куклы хозяйки, в нарядных платьях подобно сказочному образу.

— Того же я хочу и от тебя

Уверяла кукольник в то время, как две куклы этой женщины встали за спиной у Оксаны, само их появление и сознание власти того, что именно обе эти бестии начнут ей управлять в полной мере.

— Я предлагаю пройти через урок дисциплины

— Я согласна

Смотрела Оксана возбуждённым взглядом на одну из девушек и понимала, как тонула взглядом в её карих глазах, позволяя обеим куклам обвить ей каждую руку согнуть в локоть.

— Что я должна делать?

Спросила Оксана, держась за ладони каждой из девушек, что подвели её к удерживающему устройству, на которое так внимательно смотрела кукольник. Женщина взглядом принуждала Оксану занять его и оказаться в жесткой твердой сцепке, когда она сама была рада услужить этой госпоже. Возбудитель, так сильно извращал разум Оксаны, что она не могла справляться с эмоциями, ей хотелось в этот момент власти господина над её плотью, желая оказаться в оковах.

— Только скажите, я всё сделаю для вас

— Конечно

Вставая с дивана, на котором сидела, женщина подошла к Оксане, коснулась тыльной стороной ладони её лица, когда она стояла рядом с удерживающим устройством в окружении двух кукол.

— Ты наверно уже заметила, как мои куклы ходят, а какая идеальная у них осанка

Коснулась пальцами кукольник спины одной из своих накрашенных кукол, у которой был образ Мальвины, девушки с голубыми волосами, заставляя девушку обратить на себя внимание. Кукла была дисциплинирована и была рада своим покорным взглядом смотреть на хозяйку, которой всячески желала угодить и даже исполнять всё под интересы, кукольника, что дёргала за их нити.

— Фигура и то, как дисциплинированно они себя ведут

— Я хочу такой же быть для вас

Почувствовала Оксана, как холодный металлический жесткий ошейник обвил ей шею, после чего её тело прислонилось к изогнутой дуге, что проходила между её сочных выраженных грудей.

— Хочу быть для вас услужливой

Высказывалась Оксана, наблюдая, как обе девушки сковали оковами её запястье к удерживающей стойке, на которой она оставалась, закреплена через стальной грубый ошейник. Дальше девушки сковали ноги Оксаны в районе колен с обеих сторон выше и ниже, лодыжек, а так же пояса на талии, что стальными оковами удерживали тело, оставляя её абсолютно неподвижном положении.

— Воспитайте меня своей куклой

— И последний штрих

Отрывая скотч, подошла, кукольник сама к Оксане, заклеила женщина ей губы, так чтобы она не могла совершенно ничего говорить, оставаясь при этом в неподвижном состоянии для госпожи.



— Мне почему-то кажется, что твой ротик Карамель, нам совершенно будет не нужен

— Что вы будите с ней делать мадам?

Поинтересовалась одна из кукол, оставляя Оксану скованной в удерживающей стойке, когда три женщины отошли от неё, изумляясь в улыбке её безнадёжному состоянию стальных оков на ней.

— Она такая совершенная

— Мне тоже она нравится

Утверждала, разговариваю со своими куклами через переводчицу, которая спустилась в подвал, девушка оставалась стоять на ступеньках с планшетом в руках. Прислонив палец к губам, кукольник с ухмылкой наблюдала за скованным к удерживающей стойке состоянием Оксане, как она обнажённой сексуально смотрелась, когда её рот был заклеен скотчем. Женщина любовалась Оксаной, трогая её груди, когда она была в удерживающей стойке стоя, смотрела покорно на неё.

— Как и её идеальная грудь

— Равиоли дорогая

Обратилась незнакомка, спускалась в подвал по ступенькам, женщина, была рада увидеть кукольника в окружении своих кукол, женщина заставляла переводчика переводить её слова.

— Как же я рада что смогла тебя тут застать — говорила незнакомка и было видно, как своим появлением, даже кукольник выражала перед ней дисциплину, отошла в сторону от Оксаны

— Эльвира?

Обратилась Равиоли, направляясь навстречу к женщине в черном вечернем платье, которая тоже была в окружении двух брюнеток с идеальной модельной молодой двадцатилетней внешностью.

— Но что ты тут делаешь?

— Твоя переводчица плохо справляется

Обратила внимание Болонская, брюнетка, весьма яркая и властная женщина, предстала перед Оксаной, спустившись в подвал, когда куклы Равиоли, опустили довольные лица, убрав улыбку.

— Что это? — посмотрела она на связанную стальными оковами к стойке Оксане, когда её рот оставался, заклеен скотчем — Твоя новая игрушка, я хочу чтобы красотку украсили и повесили

— Она знает английский, испанский и французские языки в совершенстве

Пояснила переводчица, глядя на то как сердито на неё посмотрела кукольник, заставляя лишь взглядом перевести мысли этой женщины для Болонской.

— Госпожа Равиоли просто не захочет этого делать

— Знает английский, испанский и французский?

Женщина удивлённо посмотрела на кукольника, сошла со ступенек в подвал, направляясь по помещению подвала в котором находилась Оксана, было видно, как она пребывала в эйфории.

— Однако ей полагается дисциплина и да она нам теперь нужна

— Уверяю ей займутся и подготовят к вечеру

— Я хочу поиграть с ней — заявила Болонская, кайф был так силён в разуме этой женщины, что она получила бы сильное удовольствие причинив кому-нибудь боль, а когда Оксана оставалась перед ней связанной, выбирать долго не пришлось — Девочки мне не нравится её тонкие соски

— Ты же не думаешь

Продолжая общаться через переводчицу, вела беседу на английском языке кукольник, когда девушка едва успевала переводить всё то, что она говорила.

— Подключить её к аппарату для стимуляции груди

— Могу

Заверила Болонская, распорядилась своим двум дамам подкатить тележку с аппаратом для искусственной стимуляции груди с чашами под зону ареала, в которых внутри была игла.

— И сделаю

— Только одна просьба

Обратилась Равиоли к своей госпоже в черном платье, в то время, как Эльвира трогала груди Оксаны своими пальцами, словно уже считала её своей собственностью, на которые заявила права.

— Не попорть, пожалуйста, товарную оболочку куколки

Продолжая разговаривать через переводчицу на английском языке, обратилась, кукольник к Болонской, после чего покинула подвал вместе со своими куклами. Девушка убрала планшет, когда кукольник покинула подвал, но оставалась покорной перед Болонской которую уважала.

— Буду какие-то еще указания госпожа Болонская?

— Нет

Возразила Болонская, продолжая трогать и разминать груди Оксаны, женщина теребила розовый сосок пальцами, наблюдая, как её эскорт из двух девушек подкатили тележку к стойке. Эльвира нагло трогала груди Оксаны, любуясь безнадёжным положением стальных оков в которых она находилась. Удовольствию женщины не было придела, когда она увидела в глазах Оксаны лёгкий испуг, после того как демонстративно показала манжет аппарата стимуляции груди, внутри которого была игла. Оксана волновалась, заметив, как сверкнула наконечник иглы внутри манжета, который Болонская взяла в руки, начиная гладить силиконовую куполообразную чашу.

— Оставь нас наедине с куклой, игра с которой нам принесёт удовольствие

— Доброго вечера Эльвира Николаевна

— Мне так нравится её внешность

Рассказывала Болонская, обращаясь к эскорту сопровождающих её девушек, обрабатывая силиконовую поверхность чаши гелем, после чего покрыла соски Оксаны этим гелем. Ощущая как гель покрывал полыхающую от возбуждения кожу, стимулируя приток крови к соскам, от чего они стали вдруг пухнуть, ощущая лёгкое приятное чувство удовольствие в области сочного бюста.

— Такая грудь

Делилась мнением Болонская, обращаясь к девушкам, которые готовили для неё аппарат, когда он причинил, немало боли телу Оксаны. Заставляя кричать от агонии мук, доставляя радость этой женщине, Оксана издала яростный крик, когда смотрела на наконечник иглы внутри чаши, которую накладывала на её грудь Эльвира Болонская. Наконечник иглы слегка проткнул розовый сосок, заставляя Оксану уже кричать от боли, которую она за счёт геля, почти не чувствовала на себе. Стальные оковы были очень прочными и крепкими в то время, как наконечник иглы, чаши манжета протыкал розовый сосок Оксаны, когда Болонская старательно их на груди закрепила.

Благодаря гелю, что покрывал сосок груди Оксаны, игла так легко вошла в проток, вызывая неприятные болевые ощущения и набухание. После некоторого времени, женщины дали Оксане успокоиться, привыкнуть к своей участи и то что ничего не изменится, когда её тело должно принести радость, удовольствие от того как она будет с закрытым ртом, испытывать на себе боль.

— Такая приятная радость — коснулась вновь Болонская тела Оксаны, после того как закрепила доильные рукава к её соскам, протыкая иголкой их розовую бархатистую ткань

— Как жаль что она досталась кукольнику — отчаянно произнесла одна из кукол, проверяя надёжность фиксации доильных рукавов, манжеты которых, были закреплены на груди у Оксаны

— Не знай я о её таланте с языками

Рассказывала Болонская, было видно по лицу и выражению этой женщины, в то время как Оксана сама изнывала от эйфории удовольствия возбудителя, что не переставал терзать её разум силой возбуждения, как Эльвира вела себя неосознанно и была предельно безумна во взгляде глаз.

— Я бы повесила её — рассмеялась Болонская, женщина казалась для Оксаны безумной, под эйфорией наркотического кайфа, была решительна на всё — Мне так интересно посмотреть, как такое красивое и мило тело окажется в петле, когда именно на её голову накину именно я

— Госпожа Эльвира аппарат готов и мы можем его испытать на кукле

— Именно этого мне и нужно было

Отошла от Оксаны женщины, разрывая связь своих пальцев с её животом, когда она дышала учащенно и его поверхность, колебалась, словно море в момент шторма, качая волны волнения.

— Налейте мне вина быстро

Распорядилась к своим сопровождающим девушкам, Болонская была требовательна и точно знала, чего хотела, характер этой женщины был безжалостен, когда она могла повесить любую женщину.

— Сегодня тут никто не умрёт, но я порадуюсь от боли, что испытает эта кукла

— Да конечно Эльвира Николаевна

Обратилась шатенка, одна из тех, кто сопровождали эту властную госпожу, девушка относилась к ней с таким уважением, что готова была целовать пол, по которому ходила Болонская. Женщина так сильно выдрессировала своих кукол, что они ради её радости, были готовы на любое безумие.

— Какое вы предпочитаете сейчас?

— Принеси мне испанского вина из того что пьёт кукольник

— Будет исполнено — ответила шатенка и поспешно направилась к ступенькам лестницы, что вели на подъём к заброшенному цеху, где и происходила безумная съёмка демонстрационных казней

— Нет-нет

Возразила Болонская не позволив брюнетки включить аппарат, пока у неё не было в руках заявленного бокала с вином. Только лишь держа в руках бокал с вином, Эльвира смотрела, была с удовольствие на это театральное представление боли, как аппарат истязал грудь Оксаны своими пульсациями импульса. Соски от влияния геля так набухли, что Оксана уже не чувствовала, как их игла находилась в протоке, но ощущала зато как рукава манжета этого аппарата облегали ей бюст.

— Я хочу дождаться своего вина, прежде чем начну на это смотреть

— Как пожелаете

Послушно отступила брюнетка, девушка уважала эту женщину, любила до безумия так сильно, что готова была за радость услужить госпоже абсолютно в любом беспринципном капризе.

— Я включу его, как только вы скажите и кукла испытает боль на радость вам

— Спасибо дорогая

С ухмылкой произнесла Болонская, женщина выражала довольство, на лице видя, как одновременно страдала и в тоже время переживала момент удовольствия Оксана от возбудителя.

— И так я жду своего вина и с удовольствием посмотрю на куклу

— Если желаете мы можем повесить куклу Эльвира Николаевна ради вашего же удовольствия

— Ты что не слышала переводчицу

Возмутилась Болонская неодобрительно посмотрев на девушку

— Она знает три иностранных языка, а значит она очень ценная для нашего бизнеса личность

— Простите Эльвира Николаевна, я же не знала — почувствовала себя дико виноватой, осознавая последствия своих слов, девушка начала извиняться в надежде на то, что Болонская её простит

— Тебе тут три человека сказали, что она нужна, а ты мне всё равно предлагаешь её повесить

Вставая с дивана, на котором сидела, Болонская была в ярости, смена настроения происходила прямо на глазах, было видно, для Оксаны, как женщина от состояния довольства пришла в ярость.

— Может мне стоит отправить на эшафот тебя?

— Прошу простите меня моя госпожа

Испуганно отошла в сторону от аппарата девушка, была напугана ведь в любой момент, зная характер этой женщины, она могла просто расстаться своей жизнью без всяких на это причин.

— Можете меня высечь, умоляю — заплакала брюнетка, было видно, как состояние радости этой куклы перешло в панику, сохранить себе жизнь — Не отправляйте только на виселицу

— Только представить можно

Подошла к девушке, которая стояла перед ней на коленях, холодном бетонном полу, Болонская пальцами вцепилась к ней в шею, слегка сдавила трахею, наблюдая, как она начала задыхаться.

— Сколько радости мне приносит, когда я забираю чью-то жизнь

— Молю вас не убивайте меня — прохрипела брюнетка, оставаясь на коленях, даже не сопротивлялась сдавливанию пальцев этой женщины своей трахеи

— Ваше вино госпожа — оказалась вовремя шатенка с разносом в руках, на котором находилась бутылка вина, штопор и бокал, наполненный алым алкогольным сладким напитком из Испании

— Ты как раз вовремя

С ухмылкой произнесла Болонская, забирая бокал с разноса, когда шатенка подошла к ней, женщина направилась на место где раньше до того как встать, сидела на диване.

— Я будто уже хотела её придушить

Посмотрела на девушку, когда она отряхнулась, вставая с колен, держалась за шею, Болонская с ухмылкой перевала взгляд на Оксану, желая теперь увидеть, страдания и как её истязает боль.

— А теперь вернёмся к тебе куколка — безумной улыбкой посмотрела на Оксану, женщина сделала глоток вина с бокала, который держала в руках, перевела взгляд на девушку — Включайте его

Через какое-то время, аппарат включили, его компрессия начала силой давления оттягивать соски, в которых находилась иголка, происходил процесс доения груди. Оксана чувствовала эту дикую боль, истязающую эту плоть и никак, не могла унять или усмирить в себе эту агонии, от чего она кричала мучительным глухим воплем, когда её рот был заклеен скотчем на радость госпоже. Игла входила в проток соска, за счёт компрессии, вызывая адскую боль, с которой Оксана не могла смириться, стараясь вырваться хоть и всё было безнадёжно, но муки были такие сильные, так оттягивала соски, насаживая в них иглу, что она через какое-то время потеряла сознание. В оковах стали, Оксана впала в обморок, когда её сознание окутало бездна, она замолчала глубоким сном.



Некоторое время Оксана находилась в подвале, в замкнутом пространстве, клетке специально сделанной для рабынь в качестве дисциплинарного наказания. Оксана потеряла счёт времени после того как пришла в себя, на глазах была повязка, что плотно прилегала к лицу и скрывала полностью весь обзор мглой. Руки были скованны за спиной кожаным тугим рукавом, ремни которого так прочно были стянуты, принуждая держать ладони вместе внутри, так чтобы она не могла ими даже пошевелить. Во рту стояло кляп кольцо, ротовая полость была полностью раскрыта, Оксана не могла сомкнуть челюсть и что-либо сказать, только лишь издать глухой звук.

«Что случилось, где я нахожусь?», думала Оксана только об этом, когда стояла в тесной клетке, на её ногах были манжеты и жесткая сцепка, не позволяющая их сомкнуть вместе.

— У вас влиятельные знакомые Карамель

Услышала Оксана спускающийся голос мужчины в подвал, после некоторого время ожидания, когда она покорно стояла в замкнутой клетке, слышала приближающиеся по ступенькам шаги.

— Настолько влиятельные, что думают, как будто могут мне приказывать

Узнала Оксана по мере приближения этот голос, незнакомец был с кукольником, когда именно перед ним она танцевала приват, на пилоне по просьбе госпожи Равиоли.

— Мне придётся вас отпустить

Подошёл он к клетке, в которой находилась Оксана, после чего не могла она ничего говорить, только лишь услышала звон ключей и как один из них, он вставил в замочную скважину клетки.

— Однако за своё освобождение вы должны мне ужин

Высказывался мужчина, не спешил открывать дверь клетки, в которой пребывала Оксана, словно ему доставляло удовольствие видеть её обнажённой и беспомощной в замкнутом пространстве.

— И это не просьба

Открывая дверь клетки, оставляя её открытой, мужчина словно довольствовался беспомощным состоянием Оксаны, в котором она пребывала, она даже словестно ничего не могла ему ответить.



— Я надеюсь, вы прекрасно это понимаете Карамель

Через какое-то время, Оксана почувствовала, как пальцы мужчины коснулись жесткой сцепки её ног, освобождая их, давая ей подвижность, он схватился за кольцо ошейника и потянул за собой.

— Вам всего лишь нужно присутствовать на моём ужине

Продолжил говорить Шаповалов, заставляя Оксану покинуть клетку, в которой она находилась, не видя куда наступать, она доверилась этому незнакомцу, который не желал её никак освобождать.

— Пока я буду вести беседу с очень увлекательной личностью

Рассказывал мужчина, когда Оксана покинула клетку и находилась с ним в подвальном сооружении какого-то дома, но чувствовала дыхание этого незнакомца за своей спиной.

— Вы будите декоративным украшением в моём кабинете

Незнакомый мужчина приводил волосы Оксаны в порядок, оставаясь стоять у неё за спиной, она совершенно не понимала, как оказалась у него дома и что или кто её могло сюда доставить.

— Я надеюсь, вы понимаете, что вам пока придётся смириться с вашим положением

Продолжил вести монолог с Оксаной, говорил мужчина, завершая прическу, судя по укладке волос за спиной, они были в конский длинный хвост, но несколько волос свисали пучком спереди.

— Потому как освобождать вас или снимать хоть что-то с вас я не намерен

Заставляя Оксану идти за собой, делился дальнейшими планами мужчина, ему нравилось то, в каком безнадёжном положении она пребывала и то, как она не могла решать сама свою судьбу.

— В противном случае, я могу вас отправить обратно к Болонской

Говорил с усмешкой Шаповалов, было странно, мужчина не пользовался безнадёжным положением Оксаны и не пытался завладеть ею, он словно боялся к ней прикоснуться.

— Уверен, что она просто отправит вас на эшафот, где вас и повесят, вы ведь этого хотите?

Остановился мужчина, заметив, как Оксана рассудительно покачала головой, выражая испуг или даже представить то, что голова может оказаться в петле, когда ради развлечения её повесят.

— Болонская любит вешать таких красивых женщин, как вы Карамель, бьюсь об заклад, она и вас повесит, смеха ради, а я не сомневаюсь, что сделает это в прямом эфире, направив камеру на вас

Заставляя Оксану подниматься за собой по ступенькам, рассказывал всё это время Шаповалов, когда голыми ступнями она ощущала прохладный бетон подвала под собой.

— Сказали бы вы сразу, что вы кукла Элеоноры Волковой, всё могло бы иметь колоссально другой оборот событий, для всех нас

Остановилась Оксана и впала в ступор, прямо на ступеньках, не желая идти дальше ,пока её собеседник полностью не объясниться перед ней и не расскажет каким образом, она оказалась тут.

— Думали, что я об этом не узнаю

С ухмылкой в голосе говорил мужчина, он насмехался, в какой ужасающий, для себя ступор впала Оксана, ожидая на ступеньках подвала какого-то дома, пока он перед ней объяснится.

— Пойдёмте со мной, скора, сами всё поймёте, но я вас не освобожу, пока мы с вашей подругой обо всём не договоримся, а потом будем решать уже вашу судьбу

Продолжил он тянуть Оксану за ошейник, заставляя следовать за собой, он даже не собирался убирать повязку с её глаз или кляп-кольцо во рту, что не позволяло ей говорить.

— Одна девушка доставила вас сюда, кукла Болонской, которая ищет защиты от своей хозяйки

«Он блядь издевается надо мной?», была вне себя Оксана, всё еще понимая, что находится в подвале на лестничных ступеньках с мужчиной, который мог сделать с ней абсолютно всё.

— Вашей подруги тут нет — утверждал Шаповалов, вновь заставил мужчина Оксану, начать подниматься за ним по ступенькам — Хот нет, как бы лучше сказать, помощницы Литвинова

Было слышно по голосу, как он издевался над тем, как обладает всей доступной ему информацией и может легко применить её против Оксаны, заставляя при этом следовать прямо по ступенькам.

— Я бы мог с радостью отдать вас сейчас Болонской или кукольнику и рассказать всё

Поднявшись с Оксаной, мужчина, продолжая держать её за кольцо ошейника, вошёл с ней в большую просторную комнату. Оксана ощутила под своими ногами, как переступила порог, тёплый паркет, направляясь дальше, почувствовала голыми ступнями материю ковра, было слышно, как в камине щелкали горевшие угли, мимо которого она проходила, его жар прочувствовала ногами. Направляясь еще несколько шагов по ковру, Оксана поняла, что остановилась где-то в гостиной, камин был слева, прогревал жаром бёдра, тёплым приятным пламенем. Мужчина вынудил Оксану наклониться, пока сам подцепил что-то к кольцу кожаного рукава, что сковывал её руки в месте за спиной, вынуждая их подняться к верху, пока сама наклонилась вперёд. Немного позже Оксана почувствовала, как мужчина, наклонившись, прицепил к её манжетам на лодыжках жесткую сцепку из палки, заставляя быть ноги раздвинутыми на уровне плеч. Мужчина даже не мог себе дальше прикоснуться к телу Оксаны, но она почувствовала присутствие в комнате одной девушки, нежный запах роз выдавал незнакомку.

— Дорогая

Обратился Шаповалов оставив Оксану стоять рядом с камином, однако она поняла, что окна в этом помещении были закрыты и она не чувствовала на себе никакого сквозняка или холода.

— Продемонстрируй на кукле, как эта кукла была одета в том клубе

— Я не знаю Алексей Викторович

Виноватым голосом ответила девушка, по звучанию голоса и то как виновато он прозвучал, Оксана сразу же узнала незнакомку, когда первый раз сама увидела, когда Болонская чуть не задушила её.

— Да это сейчас необязательно

— Кукла должна быть одета в тот сексуальный наряд, в котором она была в том клубе, откуда её забрала кукольник, почти сразу после выступления

— Я не уверена, что сейчас следует это делать

— Зато я уверен

Был решителен Шаповалов, вынуждая незнакомку подняться со стула, на котором сидела, направиться к месту, где была вынуждена оставаться стоять, наклонившись вперёд Оксана.

— Делай, что тебе говорят и потом, может быть, мы договоримся

Слышала Оксана, как отходил от неё мужчина, явно направляясь к столу, что был расположен в гостиной, заставив девушку исполнять его волю.

— Только тогда может быть, я не отдам её Болонской

— Может стоит ей снять хотя бы кляп

Предложила девушка, по звуку издаваемого стуку каблука, было слышно для Оксаны, пока повязка оставалась на её глазах, что незнакомка приближалась к ней, неизвестно для какой цели.

— Чтобы она хотя бы за себя могла что-то решать

— Кляп останется в ней

Ответил строго мужчина, после чего Оксана почувствовала, как девушка прислонила силиконовые чаши к её груди, которые надевали ей в закрытом клубе. Издавая при этом глухой сто, Оксана, ощутила как их силиконовые иголки обвили болевшие набухшие соски, боль которых она почувствовала только сейчас. Оксана чувствовала, как девушка прикрепила силиконовые чаши к её груди и то, как их иголочки из нежного материала слегка покалывали ноющую зону ареала.

— Но ты можешь его закрыть, чтобы случайно ничего не попало в рот нашей кукле

— Что вы хотите узнать

Утверждала девушка, обращаясь к мужчине жалобной интонацией голоса, закрепив, невзирая на боль и страдания эти силиконовые чаши на её груди, когда их материал из иголок впивался в бархатистую кожу. Грудь только сейчас начала давать о себе знать, а зона ареала вокруг соска, словно полыхала огнём, поэтому ощутив как нежные силиконовые иголочки лишь слегка стали её покалывать, Оксана стала изнывать глухим стоном, пытаясь вырваться из надёжных для неё оков.

— Она ничего не знает, да и не сможет сказать с кляпом во рту

— Ты тупая

Оскорбил мужчина девушку, после того как она закрепила силиконовые чаши бюстгальтера без лямок на груди у Оксаны, не придавая никакого значения её страданиям и волнения от испытуемой боли.

— Я же тебе сказал, что кляп останется в ней и меня не волнует, что она скажет, мне интересно, что расскажешь ты о своей хозяйке, а она пускай внимательно слушает и подумает о сказанном тобою

— Если Болонская узнает хоть что-то из того что я вам скажу

Говорила девушка с испуганной, дрожащей от страха интонацией голоса, что Оксана понимала, кукую сильную и непоколебимую дисциплину, ведет Болонская. Девушки, этой госпожи, за спиной своей хозяйки, боятся что-либо сказать, а тем более что-то подумать лишнее. Осознавая последствия, девушка молчала несколько секунд, Оксана слышала неровное и взволнованное дыхание этой мученицы. Прекрасно осознавая и зная, что если Болонская доберётся до этой разговорчивой куклы то, голова этой девушки окажется в петле, а её хозяйка будет наблюдать с удивлением и радостью, за демонстрационной казнью, трансляцию которой она продаст на закрытом канале в сети. Девушка какое-то время собиралась с мыслью, чтобы что-то сказать или открыть рот, прежде чем начнёт говорить, зная последствия работающей систему механизма этой системы и то, как Болонская не позволит ни каким образом разрушить то, что создавала годами.

— Она без раздумья меня повесит

— Видишь ли, милая моя, ты приехала ко мне и привела в подвал ко мне, весьма ценный и интересный груз, который безусловно, прямо сейчас уже начинает искать даже сама кукольник

Услышала Оксана, как мужчина поджёг сигарету в комнате, щелчок зажигалки, после чего услышала, как он затянулся и сделал небольшую паузу в разговоре с незнакомой собеседницей.

— И поэтому если мы сейчас не договоримся, я не смогу вас отпустить

— Что вы хотите узнать?

Понимая как сильно оступилась, но пути назад не было, отошла девушка от Оксаны, оставив её стоять в согнутом положении наклонившись вперед, когда её руки были в оковах кожаного рукава за спиной, поднятыми вверх.

— Мне нужны гарантии, что она ничего не узнает

— Гарантий нет — утверждал мужчина, насмехаясь над своей собеседницей, Оксана слышала их разговор, но из-за кожаной повязки на глазах не могла видеть, что происходит в комнате, оставаясь на жесткой сцепке — Просто расскажи мне всё то, что творится в особняке Болонской

— Тогда как я могу вам доверять? — жалостным голосом, спросила незнакомка, её голос казался таким взволнованным, но теперь для себя Болонскую она больше не могла себя позволить такого

— У тебя, как и у Карамель теперь, просто нет выбора, теперь ты отвечаешь за её судьбу

Высказывался Шаповалов, мужчина был спокоен, рассудителен и ему словно доставляла радость эта игра от разговора с этой потерянной девушкой, он как будто получал удовольствие для себя.

— Я тоже не в восторге от того, что происходит Болонская и за то, как она безрассудна

— За один разговор с вами, она может уже меня повесить, понимаете, я боюсь

— Мне не нравится что Карамель без нижнего белья

Высказывался Шаповалов, будто понял на какое-то время, обеспокоенность собеседницы и вдруг решил сменить тему разговора, чтобы немного отвлечь девушку от долгой предстоящей беседы.

— Не культурно так показывать это на людях, если тебе нечем его прикрыть

— О чём вы говорите? — возмутилась девушка, словно в момент разговора сделала вид, как будто не понимает, о чём говорит её собеседник

— Возьми этот стимулятор для клитора и вставь его, сама знаешь куда

— Ей вставить?

— Ну, можешь ей

С ухмылкой ответил мужчина, было слышно, как он встал с места, на котором сидел и взял что-то со стола, после чего предложил своей собеседнице тоже подняться вслед за ним.

— Ты ведь знаешь, как это делается, так ведь?

— Да я не понимаю, зачем это вам нужно?

— Просто я хочу, чтобы ты сделала это сама

Утверждал Шаповалов, было слышно для Оксаны, как мужчина с этой девушкой вместе приближались. По интонации голоса, как разговаривала с ним незнакомка, было понятно, что он её принуждал, сделать что-то насильственное, болезненное, что принесёт Оксане лишь страдания.

— Ну же давай

Почувствовала Оксана, как к половым губам что-то прикоснулось, что-то круглое, нежное, ощущение как будто кожа прикоснулась к влагалищу, начиная по ним продольно просто водить.

«Нет-нет, они же не хотят снова ввести в меня этот стимулятор», была напугана Оксана, начиная дышать панически с учащённым тактом ритмом, от чего живот колыхался подобно морю в шторм.

— Это не так сложно

— Но зачем это не нужно

— Просто сделай

Убеждал мужчина, Оксана чувствовала, что стимулятор для клитора был в женской руке и мужчина к нему он сам не прикасался, но она чувствовала влияние его пальцев на руке девушки.

— Как я прошу, введи его в неё

Убедительно держался он за кисть руки брюнетки, но у девушки был выбор, она могла отказаться бросить и убежать, но воля незнакомки была так сломлена, что она делала то, что ей говорят.

— Просто введи сама

Прошептал он над ухом девушки, после чего Шаповалов отошёл, даже не прикоснувшись к Оксане или оказать какое-то давление. Девушка сама, не придавая значению глухим стонам и мольбам Оксаны этого не делать, молодая истязательница сама начала вводить этот искусственный член ей в половые губы, заставляя её извиваться на жесткой сцепке ног. Оксана совершенно ничего не могла сделать, её руки были подняты за спиной к верху, но ногах были манжеты, что держали жесткую сцепку не позволяющими ей их сомкнуть, лишь испытывала боль от насильственного проникновения, заставляющую запрокинуть голову и кричать глухим воплем.

— Вот видишь

После некоторого времени стоном Оксаны с кляп-кольцом во рту и то, как она извивалась, ощущала, как внутрь проникает инородный предмет и вскоре встаёт и закрывает лепестком лобок.

— Это не так уж и сложно было

— Я просто сама одевала такие игрушки женщинам, которыми ради развлечения и издевательств, Болонская использовала их в своих целях

— Теперь кукла не голая видишь

Направляясь снова к столу, мужчина гордился проделанной работой, ему доставляло удовольствие, видеть Оксану дома, как декоративное украшение, на которое можно смотреть.

— У неё закрыта грудь силиконовым бюстгальтером и на ней ей трусики, пусть и без лямок

— Теперь можно я её трогать не буду

— Теперь, когда кукла одета

Радостным голосом ответил мужчина, было слышно, как он взял сигарету и сделал затяжку, испуская дым из-за рта, он продолжил разговор с незнакомкой, усевшись снова за стол.

— Мы можем поговорить о чём-то более существенном

— Вы даже к ней не прикоснулись

Высказывала недовольства девушка, держа пальцы на лепестке в форме трусиков, что плотно прилегал к лобку Оксаны. Своими силиконовыми иголочками, расположенными по кругу он впивался в нежную кожу клитора, заставляя Оксану испытывать чувство лёгкого его напряжения.

— Такое чувство, я сделала это сама и по собственной воле

Выражая удивление, говорила незнакомка, разрывая связь пальцев с лепестком, что был в форме трусиков и держался на ней за счёт силиконового члена, который находился в зажатых стенках её влагалища.

— Зачем вы так делаете?

— Ну, вы ведь сами ввели в неё этот предмет и я вас к этому физически никак не принуждал

— Зачем вы так поступили со мной?

— Скажите еще, что вам понравилось?

Спросил мужчина, в то время, как Оксана пыталась извиваться, ощущая как от этих иголочек её клитор стал напряжённым, она была готова испытать оргазма от переизбытка сексуальных чувств.

— Смотри, кажется, кукла готова уже испытать оргазм, смотрите, как она хочет освободиться и как эти устройства влияют на её тело, заставляя при этом испытывать острое сексуальное чувство…..

— Я знаю, что она испытывает сейчас

Ударив по столу дном бокала, девушка была взволнованна поступком, когда заставила Оксану претерпеть плотью это насильственное проникновение в себя и быть куклой в руках господина.

— Я сама лично надевала на женщин такие устройства по прихоти хозяйки

Рассказывала незнакомка, оставаясь у стола, Оксана не могла её видеть, да и в то время, она извивалась от ощущения, как на устройствах эти силиконовые иголки покалывали кожу. Оксана изводила себя, не могла ясно думать, зная как эти иголочки подвигли её пережить момент оргазма, который она выражала, глухим стоном, с кляп-кольцом зажатым в зубах, извиваясь в путах страсти. Продолжая извиваться в оковах, Оксана даже не могла свести ноги вместе, так как жесткая сцепка между лодыжками этого не позволяло и ей приходилось претерпевать влияние высшей точки сексуального удовольствия в положении, на которое она была обречена находиться.

— Мы давали им ЛСД, надевали на них подобные устройства и когда они были под абсолютным кайфом, Болонская проводила трансляции, где их вешали в прямом эфире закрытого канала

— Ужас какой-то

Высказывал отвращение Шаповалов, мужчина был поражён жестокостью женщины, с которой он вёл диалог, сидя за столом в гостиной своего дома, наблюдая при этом, не сводил глаз с Оксаны.

— И кому интересно нравиться эти отвратительные кадры повешенных женщины

Делал вид как будто не при чём, но говорил он так лишь бы, чтобы размягчить и снять напряжение с собеседницы, когда девушка, которая вела с ним диалог, была эмоционально сильно напряжена.

— Зачем Болонская эти занималась, она что ненормальная

— Я боюсь, такое говорить

Была сильно подавлена эмоциями, девушка была сильно выдрессирована этой женщиной и поэтому, даже когда не было Болонской рядом с ней, она не могла о ней что-то плохое говорить.

— Вы не знаете наверно, на что способна Эльвира Николаевна

— Давайте не будем об этом

Возразил мужчина спокойным голосом, словно вся эта беседа ему была приятна, но эмоциональная разбитость самой собеседницы его беспокоила, он был галантен по отношению к перепуганной девице.

— Расскажите, что случилось с дочерью Литвинова, вам ведь это известно?

— Литвинова? — поинтересовалась девушка, выразив удивление в голосе, в то время как Оксана изнывала глухим стоном, не могла унять ту боль осязаемых чувств, когда просто силиконовые иголочки давили на её бархатистую часть тела — Но почему вы о ней спрашиваете?

Вращай круговым движением бёдрами Оксана, чувствуя, как клитор что обвивали по кругу иголочки стимулятора, впивались нежностью покалывания в его нежную зону. Оксана переживала сильное напряжение но никак не могла дойти до пиковой точки, испытать оргазм, как будто телу постоянно чего-то не хватало, стимуляции, чтобы преодолеть этот невыносимый барьер, что препятствовал наивысшей точки сексуального наслаждения. Оксана стонала, не могла слышать толком диалог девушки и мужчины, в то время, как устройства на ней, давили силиконовыми иголочками на её нежные места вызывая возбуждения, она желала в этот момент к себе прикоснуться, но кожаный рукав, что сплёл её руки за спиной воедино препятствовал это сделать.

— Почему вас так интересует дочь Литвинова?

— Давай поможем кукле исправить это и испытать оргазм, который она так желает

После этих слов Оксана ощутила вибрацию своих устройств, груди и фаллоса, что был зажат в стеночках её влагалища, все эти игрушки дали такую сильную стимуляцию её интимным органам.

— Так приятно смотреть

Говорил он любуясь Оксаной, когда она начала задыхаться от стимуляции сосков и клитора, изнывая глухим стоном, стараясь сжать кольцо что оставляло её ротовую полость открытой.

— Как кукла изводит себя, не имея при этом возможности этому как-то воспрепятствовать самой

Наблюдая за тем, как Оксана вращала тазобедренным суставом в круговом движении, желая освободиться от устройств, что терзали её плоть мучительной сексуальной вибростимуляцией.

— Сейчас она уже переживает ощущения, недостаточные для оргазма

Стимуляция вибросигналами устройств Оксаны была недостаточной, чтобы выплеснуть всю скопившуюся сексуальную энергию, томивших её разум порочных чувств.

— Не хочу, чтобы она так сразу его испытала, мне так приятно видеть у себя в гостиной столь красивую, живую, декоративную игрушку

— Хватит!

Возразила девушка и будто что-то забрала из рук мужчины, после чего вибрация в устройствах, что были в Оксане, вдруг неожиданно прекратилась, давая время ей отдышаться и прийти в себя.

— Болонская сама часто издевалась над девушками, прежде чем их повесить

— Мне не интересны те женщины, которых хотела повесить твоя хозяйка

Ответил Шаповалов, удивительно, но мужчина был спокоен в отношении своей собеседницы, даже казался для не предельно вежливым и галантным. Девушка явно чувствовала себя уже неуютно в то время, как Оксана рядом задыхалась с кляпом во рту от переизбытка сексуальных чувств. Оставаясь стоять в скованном положении, руки за спиной были подняты к верху, вынуждая наклониться вперед, Оксана стояла даже не могла сомкнуть ноги вместе, чтобы как-то уменьшить для себя, то раздирающее вибрацией ощущение, от которого она сходила с ума. Желая поддаться пороку, теперь уже не требовало никакого возбудителя, Оксана была предельно возбуждена, до того чтобы испытать оргазм, не хватало всего некоторых мгновений, когда истязаемый её, устройствами, что были в ней и на ней, не довёл дело до конца. Мужчина лишь продолжал играться с Оксаной, не позволяя испытать высшую степень удовлетворения, услады порочной любви, заставляя стонать, желать бесподобных божественных ощущений в игре страсти.

— Просто расскажи, ты как игрушка Болонской, что она сделала с дочерью Литвинова?

— Могу я задать встречный вопрос? — понимая, что в этом деле есть и её личная вина, спросила собеседница, обращаясь к Шаповалову

— Нет

Возразил мужчина, не желая отвечать на вопросы девушки, когда в разговоре с собой, он ставил её чувства и достоинства, ниже своих по статусу

— Вопросы здесь задаю только я

— Хорошо и что же вы хотите узнать про Литвинову?

— Чем вы её отравили и зачем?

— Болонская хотела забрать просто часть бизнеса Литвинова, купить его контрольный пакет акций компании, но он вдруг в последний момент отказался, это было его последнее предложение

— Хорошо — не желая спрашивать про причину отравления, ответил Шаповалов — Вы не подскажите случайно, какой это был яд, ведь девушка, после него еще не приходила в чувства

— Что вы хотите этим сказать?

Поинтересовалась незнакомка, задавая встречный вопрос своему собеседнику, после чего встала с места, на котором сидела и направилась к Оксане. Оксана продолжала стонать от переизбытка сексуальных чувств, никак не могла испытать оргазм, все её чувства были так напряжены, она чувствовала, как иголочки сексуального стимулятора впивались в нежную кожу клитора. Член самого стимулятора, что был зажат в стеночках влагалища, после вибрации, которого вызвал тонус мышц, от чего она чувствовала его внутри себя очень сильно. Оксана изнывала от столь колких ощущений, когда силиконовые иголочки что накладок груди стимулировали своим влиянием нежно, давили на бархатистую кожу ареала, когда соски всё еще оставался набухшими.

— Причем тут дочь Литвинова расскажите — подошла девушка, к Оксане коснувшись пальцами лепестка стимулятора, что скрывал гладкий лобок — Тш…. спокойно, тебе нужно успокоиться

Разговаривала она так ласково с ухом Оксаны, стараясь звучанием своего нежного голоса успокоить, унять её пыл, когда она изнывала, извиваясь в оковах, желая свести колени ног вместе.

— Ей нужно освободиться хотя бы от устройств

— Зачем?

Возразил Шаповалов, ему было приятно видеть Оксану как декоративное украшение в своём доме, когда она изнывала от того как не могла унять сексуальную страсть, которая безумно нравилась.

— По-моему ей и так неплохо и пусть так и остаётся

— Я не любила и презирала Болонскую именно за это

— Однако ты ей восхищалась

— Она как женщина сильная и уверенная в себе, такое редко увидишь в женской натуре, столь стойкий и твёрдый непоколебимый никем характер, лишь свойственен мужчине

— Ты восхищаешься ею даже сейчас

Оставался мужчина, сидеть на своём месте, ему будто нравилась, как Оксана сексуальным стоном изнывала, когда она не могла смириться со своей участью, как и попытаться что-то изменить.

— Мне так нравится как она танцует, кукла безусловно испытывает чувство довольство от того какие ощущения, она претерпевает на своём теле

— Она хочет освободиться — пояснила девушка, желая хоть как-то убедить мужчину, отпустить Оксану, стараясь сделать так, чтобы он передумал — Хотя бы разрешить из неё всё это вынуть?

— Нет

Возразил мужчина, он естественно не мог лишиться удовольствия наблюдать, как Оксана исполняла, словно приватный танец, извиваясь в оковах и изнывая агонией безумства терзающей разум сексуальной страсти.

— Кукла мне нравится такой, а я не позволю тем более тебе, лишить меня такого удовольствия

— Но она же….

— Поверь мне

Уверял Шаповалов, чтобы избавить свою собеседницу от ненужной темы их разговора и плавно сменить тему их предстоящей беседы, при этом наблюдая за танцем Оксаны в сплетении её оков.

— Она чувствует себя прекрасно

— Вы так говорите, потому что знаете женский организм

— Я так говорю

Было понятно, как мужчина показывал пальцем на Оксану, в то время, она вращала тазобедренным суставом, оставаясь в согнутом положении, а её руки за спиной были подняты к верху и сплетены воедино кожаным рукавом.

— Потому как прекрасно знаю эту именно куклу

— Откуда вы её знаете?

— Как вы думаете, кто вас сюда отправил?

Поинтересовался Шаповалов, не желая отвечать на вопрос девушки, в то время, как Оксана слышала, как девица ходила где-то рядом с ней. Приходя в себя, Оксана уловила это незабываемый шлейф, будоражащей силы парфюма в котором, сразу распознала бесподобного вкусу коллекцию «Les Liquides Imaginaires "Dom Rosa"». Начало интригует нотами шампанского и сочной спелой груши. В сердце композиции мягко распускается красавица дамасская роза в обрамлении гвоздики. А древесная база придает изящества и благородства и завершает звучание. Парфюм Les Liquides Imaginaires "Dom Rosa" просто создан для того, чтобы вызывать восторг и поднимать настроение. Красивый, стильный, искрящийся и игривый, он никого не оставит равнодушным. Девушка ходила рядом и то и дело прикасалась пальцами к бёдрам, груди и волосам Оксаны, стараясь таким телесным контактом успокоить играющую в ней бурю эмоций.

— Людям пришлось задействовать немалые связи и ресурсы, ради того

Словно упрекая свою собеседницу в том, что она слабая и не на что не способная личность, восхвалял себя этот мужчина, как будто только его связи и влияния помогли Оксане выбраться.

— Чтобы эта кукла стояла здесь, чтобы я мог насладиться её красотой и интригующим танцем, что она сейчас исполняет для меня

— Зачем она вам?

— Прежде чем ответить на этот вопрос

Не желая так легко раскрывать карты, мужчину забавлял разговор со своей собеседницей, его словно забавляло то, как она оставалась в неведение и терзала себя загадками десятками необъяснимых вопросов.

— Давайте опять вернёмся к дочери Литвинова

— Не понимаю, почему вы всё время спрашиваете про дочь Литвинова?

— Чем её отравили? — потребовал спокойной интонацией голоса, ответа этот мужчина, продолжая на неё с интересом расспрашивать своего собеседника

— Белладонна

Ответила девица, прошла мимо Оксаны, когда она словно чувствовала на себе взгляд этой незнакомки

— Любимый яд Болонской, если хочешь кого-то не просто убить, а сначала достать черед своих родственников, белладонна идеальное средство, для того чтобы мучить жертву и ей родственников

— Это смертельный яд

— В малых дозах он вызывает кому и многое другое

Рассказывала незнакомка, начиная опять гладить лепесток стимулятора клитора, что скрывал собой гладкую кожу лобка Оксаны. Заставляя эти иголочки слегка покалывать зону вокруг клитора, в то время, как сам этот орган Оксаны находился в отдельной отведённой окружности.

— Именно эти симптомы должна испытывать дочь Литвинова

— Белладонна

С ухмылкой повторил Шаповалов, словно выразил восхищение к женщине, о которой велась эта беседа, при этом даже с закрытыми глазами Оксана знала, что он смотрит на неё.

Фармакологические свойства:

Атропин обладает выраженными нейрогенными и спазмолитическими свойствами. Он снижает тонус гладкомышечных органов — желудка, кишечника, желчевыводящих путей, желчного и мочевого пузырей, бронхов, матки. При сравнительном анализе влияния алкалоидов белладонны на сокращение мускулатуры изолированного кишечника млекопитающих под влиянием карбамилхолина было установлено, что спазмолитическая активность (-)-гиосциамина сульфата в 2,4 раза, а гиосцина гидробромида — в 1,5 раза выше, чем у атропина.

Симптомами отравления являются:

— сухость и жжение во рту и глотке, жажда, дисфагия (нарушение глотания), ощущение кома в горле, голос становится хриплым;

— зрачки расширены (мидриаз), не реагируют на свет, нарушено ближнее видение (паралич аккомодации), двоение в глазах, светобоязнь, мелькание мушек перед глазами;

— головная боль, головокружение, слабость;

— двигательное и психическое возбуждение, иногда бред, галлюцинации; — возможна сонливость (у младших детей), угнетение сознания; — судороги, возможна потеря сознания (кома);

— тошнота, боли в животе;

— сухость и покраснение кожи (появление сыпи), слизистых;

— повышение температуры тела (в основном бывает у детей);

— учащѐнное сердцебиение (тахикардия), аритмия;

— нормальное, повышенное или сниженное артериальное давление (в зависимости от степени тяжести отравления);

— парез кишечника;

— задержка мочеиспускания;

— одышка, центральные нарушения дыхания (периодическое дыхание типа Чейна-Стокса);

— возможен смертельный исход от паралича дыхательного центра и сердечно-сосудистой недостаточности.

Алкалоиды белладонны, в частности атропин, быстро всасываются из желудочно-кишечного тракта или через другие слизистые оболочки. В печени они биотрансформируются путем ферментативного гидролиза, и продукты выводятся почками из организма. Общее резорбтивное действие атропина длится 5-7 часов, а при местном применении на слизистой оболочке глаза мидриатическое действие может длиться более 5-6 дней.

При остром отравлении препаратами белладонны следует быстро удалить яд из желудочно-кишечного тракта. Для этого проводят экстренное зондовое промывание желудка, в желудок вводят 4% раствор таннина, назначают высокие клизмы и слабительные средства. Для задержки всасывания алкалоидов применяют активированный уголь. Для ликвидации явлений сильного возбуждения и судорог проводят подкожные инъекции морфина, повторяя их через каждые 15-60 минут до успокоения. При отравлении атропином у пациентов резко повышается толерантность к морфину. Они переносят дозы морфина, во много раз превышающие обычные, не проявляя при этом склонности к засыпанию. Однако при коматозном состоянии и тяжелых нарушениях дыхания морфин применять не следует. В этом случае применяют кофеин, камфору. Одновременно проводят массивную инфузионную терапию (внутривенно вводят изотонический раствор натрия хлорида, раствор глюкозы, гемодез) для разведения яда и форсированный диурез для быстрейшего его выведения почками. Для ликвидации вегетативных нарушений назначают М-холиномиметики (ацеклидин) и антихолинэстеразные (прозерин, физостигмин) препараты. В крайних случаях проводят комплекс реанимационных мероприятий с искусственной вентиляцией легких, внутривенным введением кортикостероидов, сердечных гликозидов. Для прогноза отравления важное значение имеет продолжительность коматозного периода и реакция организма пациента на лечение. При отсутствии реакции на промывание желудка и применяемую интенсивную терапию прогноз считается весьма серьезным.

— Скажи сколько тебе лет

Оценивая состояние Оксаны, поинтересовался мужчина обращаясь к своей собеседнице, его больше не интересовало как будто алкалоиды, которым отравили Литвинову.

— Ты очень высокая, стройная красивая брюнетка с длинными ногами, хорошей грудью и попой, но ты очень молодая

— Разве вам не должно быть всё равно, зачем задавать пустые вопросы, которые ничего не изменят?

— Уйди от Болонской — заявил он, не желая слушать безразличную для него разговорную беседу с собеседницей — Просто возьми да уйди

— Я кукла — удивилась брюнетка, будто не понимает, о чём говорит мужчина — Она меня не отпустит, пока меня лично не освободит или я не обрету себе……

— Ты хочешь сказать, что для того, чтобы быть свободной от этой женщины, ты сама должна стать госпожой для кого-нибудь?

— Но у меня нет ни одной куклы — уверяла девушка, отражая жалость в разговоре с этим мужчиной

— А что на счёт неё? — поинтересовался Шаповалов, явно кивнул в сторону Оксаны, хотя она этого лично не видела, но теперь воцарилось интригующее молчание

— И кто же мне её позволит взять? — не верила девушка в лёгкий, лакомый, как Оксана, подарок судьбы для неё — Да и к тому же она женщина и намного меня старше

— Сколько тебе лет? — переспросил Шаповалов теперь уже более серьёзно

— Мне двадцать лет — испуганно ответила раздражённо брюнетка, как будто мужчина в момент их беседы с ним, на неё эмоционально давил

— А этой кукле тридцать четыре года

— Да старенькая лошадка

— Старенькая?

Ухмыльнулся Шаповалов, оспорив мнение девушки, мужчина был заинтересован, чтобы лишить Болонскую молодой красивой куклы и дать ей свободу, поработив, таким образом, Оксану.

— У этой лошадки безупречное портфолио и репутация идеальной куклы

Вставая со стула на котором сидел, мужчина начал ходить по комнате, Оксана слышала его шаги по деревянному полу и скрип деревянных досок под его подошвой с каждым уверенным шагом.

— Вы знаете, сколько женщин или агентств хотят, чтобы она на них просто работала?

Продолжал убеждать в обратном, этот незнакомец вёл себя как посредник в этих незаконных делах по торговли молодыми девушками, желая прекратить преступную деятельность Болонской.

— Она безупречна, даже одной внешностью и танцами на пилоне, он будет дорогого стоить вам

— И вы отдаёте её мне просто так? — удивлённо посмотрела она на мужчину, Оксана слышала, как мужчина по комнате подошёл к ней и вложил что-то ей в руку

— Я хочу, чтобы кто-то извне получил свободу от Болонской и разрушил её структуру демонстрационных казней женщин на камеру закрытого интернет канала

— Но почему я?

Продолжая выражать удивление в голосе, Оксана не видела её эмоций, мимики на лице, но могла понимать, как девушка была явно заинтересована обладать таким дорогим приобретением.

— Я ведь даже не смогу……

— Тш…..

Возразил Шаповалов, издеваясь над девушкой, при этом желая получить способ достижения цели, не желая слушать какие-либо отговорки или оправдания, при этом пристально смотрел на Оксану.

— У меня в кабинете вон там есть досье на эту куклу, возьмите её или оставьте здесь, мне не важно, у меня в Москве кое-какие дела, я буду только завтра, вам есть, где остановиться?

— У меня есть связи кое-какие в Москве

Уверяла девушка, стараясь казаться для своего собеседника самостоятельной, в то время, как Оксана чувствовала, как они оба с мужчиной на неё смотрят и с каждой секундой было понятно, что она хочет завладеть подобным приобретением.

— Я делала для госпожи кое-какую работу, мне пришлось искать источники для того, чтобы осуществить её запросы, естественно эти источники ей были неинтересны

— Ну, в общем, до утра, дом в вашем распоряжении

Утверждал Шаповалов, направляясь куда-то дальше по гостиной, Оксана лишь слышала его отдаляющиеся шаги по комнате.

— Поздравляю с приобретением куклы, что делать с ней решай сама, сначала почитай в кабинете, у меня на неё досье и портфолио с её снимками и журналами, где она на их главных страницах

— Значит дом в моём полном распоряжении — услышала Оксана, как обратилась девушка, после чего куда-то начала отдаляться, стук её каблуков по деревянному полу постепенно стал угасать

— Дом в вашем полном распоряжении до завтра — утверждал мужчина, после чего Оксана слышала как он куда-то ушёл и она услышала как внизу гостиной открылась и закрылась дверь

— Что же пойду, почитаю про тебя куколка

Рассказывала где-то в отдалённой части комнаты девушка, по мере отдаляющихся от Оксаны шагов, после чего она остановилась в неизвестном от неё месте, на мгновение замолчала.

— А ты, ведя себя хорошо и не шали

С застенчивым голосом, играя с Оксаной интригой, говорила девушка, после чего было слышно, как в этой помещении где-то закрылась дверь и она осталась одна. Оставаясь одна, Оксана изнывала, начиная учащённо дышать, стараясь сжать кляп-кольцо, что было в её ротовой полости, оставляя рот открытым. Ощущая на себе эти устройства, что не давали покоя, Оксана всё так же продолжался находиться в согнутом положении, когда её руки за спиной, что были сплетены ремнями кожаного рукава, были подцеплены к чему-то. Извиваясь в круговом движении тазобедренным суставом, Оксана не могла свести ноги вмести, когда жесткая сцепка на манжетах, одетых на её лодыжках мешали это делать, а силиконовый член стимулятора, что оставался зажатым в стенках влагалища уже требовал хотя бы свести ноги вместе, что она не могла сделать.

Продолжая изнывать, Оксана не могла к себе прикоснуться, желая вырваться от оков, в которых оказалась, но никак не могла этого сделать. Груди Оксаны были в оковах силиконовых чаш, что давали своими нежными иголочками на зону ареала болевших после истязания сосков. Из стенок влагалища прямо по стержню полового члена стекал вагинальный секрет, когда Оксана от одиночества и устройства в себе вновь начала переживать момент сексуального возбуждения на себе. Изнывая глухим стоном, Оксана извивалась в путах кожаного рукава и жесткой сцепки, что мешало свести колени ног вместе, как этого требовала плоть, когда она начала переживать момент оргазма, для себя, чувствуя, как иголочки стимулятора вокруг клитора кололи нежную кожу вокруг него. Клитор Оксаны входил в специальное отверстие, оставаясь в полном напряжении, от ощущения чувства покалывания, что заставляло её стонать и претерпевать на себе момент возбуждения, недостаточного без достаточного усилия стимуляции испытать вагинальный оргазм.

«Да блядь где же кто, снимите это с меня немедленно», изнывала Оксана глухим стоном, оставаясь одной в комнате, извивалась телом, переживала момент, когда не могла достигнуть наивысшей точки сексуального удовлетворения.

Оксана оставалась одна в течение достаточного долгого времени, никого не было в гостиной, пока она изнывала стоном, с кляпом во рту, стараясь кричать глухим воплем, желала позвать помощь.

«Да где же эта сука, скорее выходи и освободи меня, сними это с меня немедленно», не могла Оксана унять терзающее разум сексуального желания, которого было недостаточно, чтобы пережить оргазм, что мучала разум, когда устройства в ней и на ней доставляли ей раздражения.

— Дорогая моя

Открывая дверь через длительный промежуток времени, Оксана услышала как в дальней стороне комнаты, в которой она находилась, открылась дверь и она услышала желанный для неё голос.

— Думаю теперь нам точно необходимо с тобой поговорить, теперь уже обо всём

Девушка пальцами коснулась ремешка кляпа, что было зажато в зубах у Оксаны, освобождая его давления, после чего пальцами проникла ей в рот и вынула кольцо, что она сжимала челюстью.

— И я думаю, что мы сейчас с тобой обо всём договоримся

— Неужели — первое, что произнесла Оксана, после того, как девушка вынула из её рта кольцо кляпа, что долгое время оставалось у неё во рту, было пропитано обильным слюнным выделением, каплями стекающим по нему — Я уже думала, что меня никто уже не освободит и я так и буду тут

— Я даже освобожу

Отцепила карабин, к которому за кольцо был к цепи прикован кожаный рукав, сковывающий руки Оксаны плотно за спиной, вынуждая её стоять в согнувшемся положении, держа их к верху.

— Ну а дальше прошу за мной в мой кабинет — обвила девушка пальцами плечевой сустав правой руки, вынуждая Оксану идти за собой в слепую, когда на её глазах была одета кожаная повязка

— В чём дело?

Возмутилась Оксана, желая освободиться от силиконовых устройств, что колким влиянием терзали её плоть, впиваясь в нежную бархатистую кожу ареала сосков груди и зоны клитора.

— Я думала ты меня отпустишь — уверяла Оксана, была вынуждена идти куда тащила её молодая надзирательница — Я ведь тебе так и не нужна, освободи меня

— О….. нет дорогая боюсь теперь уже не всё так просто

— А что изменилось теперь?

Была не согласна с решением, которое пыталась для Оксаны вынести эта гордая молодая девица, заставляющая её идти за собой, когда она сама не видела ничего вокруг себя.

— Просто отпусти и я уйду

— Я прочитала про тебя столько интересно, теперь я еще больше хочу, как никогда, чтобы ты принадлежала мне одной

— Не поняла?

Старалась остановиться Оксана, не желала поддаваться силы давления, но со скованными за спиной руками, было невозможно, как бы она не пыталась надзирательница затащила её в кабинет.

— Зачем я тебе?

— Успокойся

Уверяла девушка, затащив Оксану через открытую дверь, после чего медленно сняла повязку с глаз, позволяя ей привыкнуть к яркому дневному свету

— Ничего я с тобой делать не буду

— Тогда может, ты меня отпустишь?

Осознавая, что находится в невыгодном связанном положении, Оксана заметила в руке девушки пульт от устройств, которые оставались, одеты на ней, но по взгляду собеседницы понимая, что это произойдёт не сразу.

— Зачем я тебе нужна, просто скажи мне?

— Мне нужно избавиться от Болонской — утверждала темноволосая девушка, оставляя Оксану стоять рядом с открытой дверью кабинета, пока она оглядывала старинный деревянный дом

— И как же я тебе могу помочь?

— Эту женщину нельзя отпускать и поощрять её деяния тоже не стоит, ты не знаешь, на что она по-настоящему способна

— И на что же?

Выражая на лице недоверие, смотрела Оксана на свою надзирательницу и не могла сделать шаг в сторону, лишь послушно устояла у двери и кусала нервно губу. Оксана наблюдала с беспокойством в глазах за пальцем девушки на пульте управления, который она держала в руке, лишь он был как средство укрощения её пылкой прыти. Стараясь осматривать кабинет, в котором находилась Оксана обратила внимание на стол хозяина этого, на котором оставались раскрытыми карта пациентки Литвиновой и модельные журналы с её изображением на главной из страниц, не могла отвести взгляд от пульта, когда палец на активации устройств был наготове, чтобы нажать.

— Чем я могу тебе помочь?

— Как только Болонская исчезнет я освобожу тебя

— В каком смысле освободишь? — возмутилась Оксана, понимая, что не может быть куклой для девушки которой всего двадцать лет — А ничего что я тебя старше и намного?

— Давай опустим всю эту лирику — обвив пальцами талию, девушка прошла по деревянному полу, обошла рядом стоящий стол — Шаповалов лично отдал меня тебе и ты прекрасно это понимаешь

— Хорошо

Признавая тот факт, что в таком положении, она просто ничего не может изменить, ответила Оксана нежным послушным голосом, наблюдая за девушкой, стоящей у окна, спиной к ней.

— Я просто не понимаю, как я могу тебе помочь избавиться от этой чокнутой женщины

— У тебя ведь есть влиятельные люди, ну твоя хозяйка, например?

— Если ты не заметила

Возразила Оксана, состроив отчаянный взгляд, стараясь играть на чувстве жалости девушки, когда она отвернулась от окна, повернувшись лицом, гордым взглядом продолжала наблюдать за ней.

— У меня ведь пока больше нет хозяйки

— Я могу попытаться её освободить

Утверждала девушка, оставаясь стоять у окна, держала руки у себя на ягодицах, словно прорисовывая через черное короткое платье на себе их изящную упругую модельную форму.

— Если я дам показания, её могут попробовать освободить

— Освободишь сначала меня?

Поинтересовалась Оксана, желая освободиться от оков, тесно связывающих её руки в кожаный рукав за спиной и устройств, что держали её характер, под контролем вынуждая быть послушной.

— Я ведь имею на это право

— Я тебе ничего не обещала — предупредила сразу брюнетка, отвернувшись от окна, девушка строго выставленным указательным пальцем указала на деревянный старый пол в этом кабинете

— А я от тебя и ничего не требую

— Скажу честно, мне очень любопытно было бы иметь тебя

— В каком смысле?

Попросила уточнить Оксана, начиная ходить по дому, в котором деревянный пол в этом кабинете скрипел под её ногами, в то время как она рассматривала это строение, возможно, прошлого века.

— Мы ведь можем договориться

— Вот поэтому я прошу тебя, помоги мне устранить Болонскую и всё, эта женщина не должна больше жить, ты понимаешь?

— Я понимаю — утверждала Оксана, пытаясь идти на компромисс с девушкой, желая освободиться от пут, что связывают её руки в оковах — Только вот, какая моя в этой игре будет роль?

— Для начала ты станешь моей куклой — рассказывала девушка, прошла мимо стола в кабинете, касаясь его гладкой лакированной поверхности своими пальцами — Фиктивно конечно, но станешь

— Ты сама еще игрушка в руках Болонской

— Но чтобы освободиться, мне нужна ты

— Я понимаю, чего ты от меня хочешь? — переспросила Оксана, так и не догадываясь об истинных намерениях, пока, от этой девицы

— Чтобы стать свободной мне нужна куклы, то есть ты

— Ну и дальше что я должна буду делать?

— Так мне никто не поверит

Продолжила дальше рассуждения брюнетка состроила иронию на лице, начиная ходить по комнате этого кабинета, в то время, как Оксана рассматривала старые выцветшие обои этих стен.

— Мне нужен более убедительный довод, чтобы стать свободной

— Только, как опять я в этом тебе могу помочь?

— Чтобы стать твоей новой хозяйкой, ты должна поклясться мне в верности

Направляясь к Оксане навстречу, девушка демонстративно для неё показывала грацию форм тела, словно прирождённой для подиума или дисциплину походки которую ей привила хозяйка.

— На камеру, чтобы все это увидели

— Что? — возмутилась Оксана, не желая становиться игрушкой, для такой молодой хозяйки — Нет!

— У тебя просто нет выбора — уверяла девушка, показывая для Оксаны пульт, который держала в руке, демонстративно выразила, как палец лежал на кнопке, готовую в любой момент её нажать

— Но у меня ведь уже есть хозяйка

— Которая сейчас в следственном изоляторе и тратит свои ресурсы, чтобы её условия не стали еще хуже, чем уже есть сейчас

— Откуда ты знаешь? — возразила Оксана, не желая становиться для такой неопытной девушки, личной игрушкой, которой можно распоряжаться

— Я ведь кукла Болонской, а эта женщина была таких кругах, где мне приходиться слышать информацию — состроила ироничную ухмылку на лице, говорила брюнетка, наблюдая с ухмылкой за растерянным состоянием Оксаны — А там часто говорят об Элеоноре Волковой, она ведь тебе…

— Ладно — уныло вздохнула Оксана, продолжая переживать за свою хозяйку, желая снова оказаться с ней рядом — Чего ты хочешь от меня, за её освобождение?

— Значит, правду говорят, ты её любишь?

Говорила с ухмылкой брюнетка, начиная ходить вокруг Оксаны кругами, сначала в одну сторону с любопытным взглядом продолжая на неё смотреть, потом в другую сторону по тому же кругу.

— Ну как я могу препятствовать любви куклы к своей хозяйке, пожалуй, наверно это единичный случай, когда сама кукла признаётся, что без ума от своей хозяйки, что она с такое делает?

— В каком это смысле? — отошла от девушки Оксана, как только брюнетка подошла к ней максимально близко, так чтобы она могла почувствовать — Я люблю свою хозяйку в отличие от…

— От кого?

Вопросительно и в тоже время недовольно посмотрела незнакомка в глаза Оксане, как только подошла к ней и пальцем прикрыла ей губы, давая момент задуматься перед ответом. Девушка иронично состроила взгляд, медленно отодвигая палец от губ Оксаны, позволяя её разговаривать.

— Ты хоть знаешь, кто такая Болонская и то, что она сделала в подвале это лишь, даже одного процента не составляет от того всего ужаса, что я от неё видела в её доме

— Даже представить не могу

Уверяла Оксана, желая успокоить взбунтовавшуюся девушку, которая имела над ней власть, продолжая держать палец на кнопке пульта, который так и оставался в руках незнакомки/

— Какой всё-таки ужас тебе довелось пережить

— Болонская просто ненормальная

Рассказывала брюнетка, всё так же держала палец наготове, что не позволяло Оксане, находясь в связанном состоянии, сделать какую-либо глупость, оставаясь при этом под полным контролем.

— Иногда такие люди бывают, она просто живёт на всю катушку, снимает свои видео с демонстрацией казней в прямом эфире, предоставляя доступ лишь богачам к своему контенту

— Я понимаю

Уверяла Оксана, сделав осторожно шаг следом за девушкой, от чего от нажатия голой ступней на доску она прогнулась, издавая лёгкий скрип полов, заставив собеседницу обернуться.

— Каково тебе было……

— Нет, не понимаешь — возразила брюнетка, не позволяя Оксане подойти к себе, девушка демонстративно дала ей понять, что может в любой момент нажать кнопку на пульте, когда палец незнакомки лежал на её поверхности — Ты ничего не понимаешь, ты тупая дешевая кукла

Огрызнулась брюнетка, девушка была подавлена и могла в любой момент нажать кнопку на пульте, что держала в руке и подвергнуть агонии тело Оксаны истязаемой боли устройств на ней.

— И не смей говорить, что ты хоть немного меня понимаешь! — пригрозила пультом, брюнетка, была в любой момент подвергнуть плоть Оксаны жестоким пыткам от игрушек на её теле

— Ладно хорошо

Ответила Оксана, сохраняя спокойность в общении, старалась не показывать и вида, как переживает из-за того, что эти устройства могут истязать её плоть в многочисленных оргазмах.

— Давай просто прейдём к взаимовыгодному соглашению

— Помоги мне устранить Болонскую

— Мне нужна будет помощь моей хозяйки — уверяла Оксана пойти на содействие свою собеседницу и в тоже время, боялась к ней подойти, этот пульт никак не давал ей сосредоточить свои мысли

— И как я тебе в этом могу помочь?

Потребовала ответа брюнетка, отложив пульт на стол рядом с которым стояла в кабинете, девушка была убеждена в том, что Оксана со связанными руками не сможет ничего сделать.

— Ты хочешь, чтобы я дала показания против Болонской и освободила твою хозяйку

— Это что такая проблема?

Спросила Оксана, внимательно посмотрела на девушку, после чего сделала к ней шаг навстречу, вдыхая этот нежный аромат розы, который пронизывал тело темноволосой незнакомки.

— Ты ведь знаешь больше, имена, кто чем владеет и многое, многое другое

— Ты знаешь, что они попросят первым делом?

Возмутилась брюнетка, отойдя на шаг от Оксаны, девушка, не позволяя подойти к себе, девушка выставленными руками вперёд, обозначила для них границы их месторасположения в комнате.

— Дневник Болонской

— И ты конечно же не сможешь его предоставить

— Да пойми ты

Уверяла брюнетка, стараясь быть откровенной, по взгляду девицы, Оксана поняла, как сильно она готова скинуть путы оков Болонской над собой, желая просто быть свободной для себя.

— Без дневника, мои слова для следственных органов ничего не значат

— Кукольник пригласила меня для какой-то вечеринки — уверяла Оксана, стараясь войти в доверие собеседнице, которая может её освободить — Возможно там я смогу войти в комнату Болонской и поискать этот проклятый дневник, тогда нам с ним повезёт

— Только где живёт кукольник ты не знаешь, так ведь?

— Ну я думала, что ты мне скажешь

— Туда нельзя просто так явиться — встав за спиной у Оксаны, девушка начала развязывать ремешки кожаного рукава, сплетающего её руки за спиной воедино — Это как кроличья нора

Говорила нежным голосом девушка освобождая от пут постепенно руки Оксаны, когда из-за надетого на них рукава они так онемели, что она их не чувствовала, когда мышцы свело от боли.

— Чтобы туда попасть тебя должны выбрать и привезти или получить специальное приглашение, как раз это я и собираюсь сделать

— И как нам получить это приглашение — чувствовала Оксана, как после освобождения, мышцы рук стали болеть, она не могла какое-то время даже шевелить пальцами — Ты ведь знаешь?

— Туда мне не попасть теперь

С задумчивым видом произнесла брюнетка, обошла Оксану, любуясь обнажённой красотой, встала спереди, после чего медленно стала снимать силиконовые чаши с её груди. Освобождая соски от боли, когда зону вокруг них покалывали силиконовые иголочки вокруг опухшего соска.

— Но если получить это приглашение…..

— Но туда могу попасть я….

— Не смеши — с ухмылкой говорила брюнетка, прерывая Оксану в тот момент, когда снимала одну силиконовую чашу, отдирая этот нежный материал, когда он прилип к коже груди, медленно разрывая связь его иголочек с ареалом её сосков — Тебя даже к воротам не подпустят одну без сопровождения

— И кто же обеспечит мне это сопровождение

— Вот для этого ты мне опять понадобишься

Уверяла брюнетка, касаясь лепестка стимулятора клитора, член которого был зажат у Оксаны во влагалище, осторожно гладила его поверхность девушка, оставаясь просто стоять рядом.

— Намечается одна секс вечеринка с фотографами

Медленно начиная вынимать стимулятор для клитора из влагалища Оксаны, принуждая к стонам от ощущения, как силиконовый член покидает обитель влагой возбуждения, пропитанных стенок.

— Куда приглашают только хозяев с их куклами и хозяек

— То есть ты хочешь взять меня туда

— Мы сбежали с того старого завода и я притащила тебя сюда — рассказывала брюнетка, положив стимулятор для клитора, который извлекла из влагалища Оксаны на стол перед ней специально

— То есть обратного хода без хороших связей с твоими знакомыми у меня туда и быть не может?

— Благодаря связям Шаповалова

Уверяла брюнетка, оставляя Оксану стоять рядом со столом, в то время, как она смотрела на свои припухлые соски и боялась дотронуться даже до груди, ощущая, как их кожа словно горела.

— Мы можем туда снова попасть, только ты как кукла, как и задумывалось, а я как твоя хозяйка

— Сначала направимся в следственный комитет, где держат Волкову

Прикусывая губу, заявила Оксана, от волнения почувствовала свободу в руках и то, как на ней не было устройств, удерживающих её прыть и приводящих к покорности перед другими.

— Ты должна с ними поговорить, рассказать, что знаешь

— Да пойми ты — возразила брюнетка в ответ на доводы Оксаны — Мне никто не поверит без дневника Болонской, только там описаны все её злодеяния, как и с кем, она обращалась

— Ты должна попытаться — была не согласна Оксана сделав шаг в сторону молодой модели, сердито на неё посмотрев, при этом выразительно сохраняя образ куклы — Если хочешь, чтобы я тебе помогла, помоги сначала ты мне, пусть выпустят Волкову, хотя бы под подписку

— Не думаю, что они мне поверят

— Убеди их — продолжала эмоционально давить на собеседницу, Оксана сделала снова шаг к ней навстречу — У тебя ведь больше информации, что прижать Болонскую, они тебе поверят

— Да как тебе объяснить, без доказательств, мои слова это клевета

— Ну ты хотя бы попытайся

Сделав еще несколько шагов в сторону собеседницы, Оксана никак не хотела отступать и пыталась настоять на своём, желая, чтобы своя истинная хозяйка, наконец, лишь обрела свободу.

— Прошу тебя

Заставив девушку прижаться к стене рядом со входом, Оксана сама облокотилась рукой на эту стену, прильнув к губам девушки, так выразительно посмотрела в карие глаза брюнетки.

— Сделай, как я прошу и обещаю, на той вечеринке, куда ты меня так зовёшь, будет по-твоему

— Ладно — уныло вздохнула девушка, желая, чтобы Оксана наконец-то от неё отстала — Надеюсь, что я от этого не так сильно пожалею

Прошла мимо Оксаны, темноволосая девушка, на неё так же в ответ сердито и недовольно посмотрела, делая такой укоризненный взгляд. Играя бёдрами темноволосая девица, словно намекая Оксане на то, что чтобы она пересмотрела поведение в отношении своей новой хозяйки.

— И прими, пожалуйста, ванну

— Я сделаю всё, что скажешь

Высказывалась Оксана, состроив для девушки виноватый взгляд, была готова пойти на любые уступки, желая оказать лишь в обществе Волковой, которого словно, как воздух, ей не хватало.

— Только прошу, пожалуйста, попытайся освободить Волкову

— Для начала ванны хватит

Говорила девушка, открывая дверь старинного кабинета, в то время, как Оксана направлялась по его скрипучему деревянному полу в сторону окна, демонстративно играла перед ней бёдрами.

— И позвони своей рыжей подруге, которая занимается лечением дочери Литвинова, твоя сумочка находиться в кресле Шаповалова, рядом с его столом

— Интересно всё же кто тебе помог — сомнительным взглядом Оксана посмотрела на девушку, которая находилась в проходе открытой двери

— Твоя подруга Павлова мне помогла с тобой — уверяла брюнетка, после чего девушка вышла в гостиную, закрывая за собой дверь кабинета, в котором находилась Оксана

«Никогда бы не подумала, что у Павловой, такие большие связи», повела губами Оксана, после чего направилась по комнате к столу, на поверхности которого оставался лежать стимулятор для клитора, который незнакомка вытащила из её влагалища на стебле этого пениса оставалась смазка.

Встав в кресле, после того как покачивая бёдрами, Оксана продолжала смотреть на стебель искусственного пениса, стимулятора, что был в ней недавно, на головке которого была обильная капля вагинального секрета.

— А это я так полагаю карта, которую она передала

Отодвигая кресло за спинку, Оксана, оставаясь голой, другой рукой взялась за ручки сумочки, поднимая её, сама расположилась в нём, поставив сумочку к себе на колени.

— Стоит наверно прежде почитать, чем попусту звонить Валентине

Раскрывая сумочку, Оксана достала из неё свой телефон, после чего положила его рядом перед собой на стол, обвив ладонями, подлокотники кресла, отклонилась на его мягкую спинку.

— Хотя возможно быть в курсе того, что она мне отправила в этой папке

Вновь отпрянув от спинки кресла, в нежности которого утопала обнажённым креслом, ощущая этот страстью пропитанный запах, что завораживал вкусовыми оттенками и пленил рассудок.

— Надеюсь, пациентка еще не умерла, если конечно у рыжеволосой дуры, хватило мозгов стабилизировать её состояние и оставить его таким, каким оно есть сейчас

Продолжила размышлять Оксана, оставаясь сидеть в кресле, пальцами осторожно пододвинула к себе раскрытую красную папку, которая оставалась лежать перед ней на столе.

Начиная смотреть на первые страницы, раскрытой лежащей перед собой на столе карты, Оксана обратила внимание на сердечную недостаточность и развитие дистрофии сердечной мышцы. При наблюдении за пациенткой отмечаются, дальше, такие симптомы как выраженная бледность кожных покровов и слизистых, брадикардия, падение артериального давления, мышечная атония.

У пациентки после отравления происходит следующие симптомы, такие как развивается цианоз и аритмия, снижается артериальное давление и повышается температура до критического уровня, может наступить кома и смерть из-за остановки дыхания.

Наблюдается ослабления сократительной способности миокарда и ослабления тока кровообращения первым реагирует головной мозг, испытывая гипоксию. Поэтому брадикардия нередко приводит к приступам потери сознания, судорог (приступы или продромы Морганьи-Адемса-Стокса), которые могут продолжаться от нескольких секунд до 1 минуты. Это самое опасное состояние при брадикардии, требующее оказания неотложных медицинских мероприятий, т. к. при затянувшемся приступе может наступить остановка дыхательной деятельности.

— Они держат её в коме, чтобы она не умерла паралича дыхательной системы

Оставаясь сидеть в кресле обнажённой предположила Оксана продолжая изучать страницы собранного анамнеза, надев на глаза очки, которые взяла из фуляра в сумочке на столе. Читая дальше карту Оксана заметила, что наблюдения за пациенткой выявило следующие симптомы при кратковременное прекращение активности дыхательного центра: возникают эпизоды апноэ, происходит падение артериального давления, угасают рефлексы, развивается потеря сознания и «кома». В карте исследования, наблюдения за дочерью Литвинова наблюдается агональное дыхание, отмечаются судороги, пульс и АД не определяются; возможны непроизвольные мочеиспускание, дефекация и семяизвержение.

Агональное дыхание (либо чейн-стоксовское дыхание — то есть дыхание частое, поверхностное, судорожное, хриплое, либо куссмаулевское дыхание) может проявляться в виде слабых редких дыхательных движений малой амплитуды, либо коротких максимальных вдохов и быстрых полных выдохов с большой амплитудой и частотой 2-6 вдохов в минуту.

Исследования ЭКГ дочери Литвинова помогло выявить рубцовый инфаркт миокарда, что наверняка, по мнению Оксаны и являлось следствием отравления.Появляется зубец Q, называемый патологическим, его признаки следующие:

  • амплитуда больше 1/3 зубца R в этом отведении;
  • продолжительность больше 0,03” (30 мс).
Для острой фазы ИМ характерно то, что вокруг зоны некроза еще сохраняется ишемическое повреждение миокарда (кроме патологического Q или QS регистрируется и горизонтальная элевация сегмента ST)

Депрессия сегмента ST, в свою очередь, проявляется в виде элевации сегмента ST, поскольку электрокардиографические регистраторы в клинической практике используют усилители переменного тока, которые автоматически компенсируют любой отрицательный сдвиг сегмента TQ. В результате этой электронной компенсации сегмент ST будет пропорционально приподнят. Следовательно, согласно теории диастолического тока повреждения, подъем сегмента ST представляет собой мнимое смещение.

Элевация ST сегмента — отклонение выше изолинии на электрокардиограмме. Незначительная элевация наблюдается при тахикардии, более выраженная — при ИБС и перикардите. При перикардите зубец S сохраняется, а его восходящее колено приподнимается. При инфаркте миокарда элевация сегмента ST претерпевает обратное развитие в течение 2 нед. В процессе течения инфаркта зубец Т повышается и заостряется.

Самая первая причина элевации сегмента ST на электрокардиограмме — острый инфаркт миокарда. Элевация ST — лишь один из косвенных его признаков.

— Карамель дорогая — отвлекла своим вмешательством брюнетка, когда вошла в комнату и отвлекла Оксану на самом важном, когда она всматривалась в кардиограмму, желая найти ишемические поражения миокарда — Я думала ты уже приняла ванну, а ты даже никуда отсюда…

— Извини — ответила Оксана, приспустив очки с глаз, аккуратно кончиком указательного пальца касаясь их легонько — Я не услышала, как ты вошла

— Я думала, что ты уже приняла ванну

Возмутилась темноволосая девушка, переступая порог комнаты, указала на окно за спинкой кресла, в котором продолжала сидеть Оксана, лишь включив настольную лампу на столе рядом.

— Почему ты до сих пор этого не сделала?

«Блядь вот ты не могла зайти позже и строить из себя правильную хозяйку», возмутилась Оксана нежданному появлению незваной темноволосой гостьи, которая оставалась стоять в проходе.

— Давай ты не будешь строить из себя хозяйку

Заявила Оксана, с недовольством продолжая наблюдать за брюнеткой в черном коротком платье, которая с фигурой модели, изящно отразила эластичные бёдра, переступая порог открытой двери.

— А просто дашь мне делать мою работу

— Ты действительно, как-то собираешься помочь этой девочке?

С ухмылкой недоверия, высказывалась девушка, демонстрируя эластичные ягодицы, прошла по кабинету в сторону стола за которым с очками на глазах продолжала сидеть в кресле Оксана.

— И каким скажи, образом, это отпустит твою хозяйку?

— Литвинов пообещал помочь мне, если я помогу ему

— О…. господи Карамель

С ухмылкой на лице, подошла девушка к столу, опираясь на него обеими руками, наклонилась к Оксане, стараясь подчинить её внимание своей убедительной твёрдостью взгляда.

— И ты так сразу ему поверила?

— А чего мне было делать

Психанула Оксана, снимая очки с глаз, отодвинула карту так, что лишь брюнетка, которая стояла с другой стороны стола, остановила её скольжение, коснувшись страниц своими пальцами.

— У него есть ресурсы и связи, которые помогут освободить мою хозяйку

— Я пожалуй

Иронизируя говорила брюнетка, продолжая прижимать раскрытые страницы собранного анамнеза пациентки, пальцами к столу, строила с Оксаной беглую интрижку во взгляде.

— Чего-то не понимаю, расскажи мне, как Литвинов тебе поможет вернуть твою хозяйку?

— Всё очень просто

Уверяла Оксана, вставая с кресла, в котором сидела, при этом не сводила взгляда с брюнетки, которая по выражению своего лица, почему-то считала себя её хозяйкой. Заставляя Оксану быть обязанной себе, девушка так пристально за ней наблюдала, как будто взглядом выдвигала претензию. Продолжая наблюдать за тем, как Оксана обошла вокруг стола, заставляя взглядом темноволосую зрительницу наблюдать за собой, как она выражала упругие бёдра в момент каждого шага, касаясь лёгкой поступью носочками деревянного жутко скрипучего пола в комнате.

— Я помогу прооперировать его дочь, а он взамен отпустит мою хозяйку

— Ты думаешь, твоя Волкова лучше? — была недовольна той независимостью, что выражала перед ней Оксана — У неё у самой, как у Болонской руки по локоть в крови от смерти невинных девушек

— По крайней мере, я её люблю — ответила Оксана, отражая на лице мимику искренности, после чего проследовала к открытой двери кабинета — И если ты поможешь мне её освободить, то я буду, рада выслушать тебя, что ты интересного мне можешь рассказать

— Литвинов сам может разобраться со своей дочерью, насколько я знаю у него большие связи и много денег, он как-нибудь вылечит свою дочь

— Но что ты предложишь взамен его аргумента освободить Элеонору

— Пойдём со мной на эту вечеринку в роли моей куклы

— Может ты проще скажешь где живёт кукольник и я сама к ней поеду

— Тебя там же и убьют

Вышла за Оксаной в большую гостиную, когда она остановилась и осматривала старинный дом и накрытый посреди этого помещения стол. Рядом со столом располагался камин, жар который Оксана чувствовала своей кожей, пока оставалась связанной, посмотрела на его тлевшие угли.

— А я не позволю кому-либо что-нибудь сделать с моей собственностью

— Просто скажи мне, как найти особняк кукольника

Уверяла Оксана, обвив пальцами обеих рук талию, выразительно состроив взгляд модели, сделала несколько уверенных шагов в сторону молодой девушки, заставляя пристально смотреть на себя.

— Я сама там во всём разберусь и поеду потом на твою вечеринку

— Скажи — отошла брюнетка от Оксаны, выставив руку уже создавая между ней границу — Тебе действительно так не терпится засунуть голову в петлю, ну так давай прямо здесь я тебя повешу?

— Ты больная что ли?

Возмутилась Оксана, посчитав как угрозу и как низкое оскорбление для себя, предложение своей собеседницы, возмутившись её наглостью, недовольно посмотрела на брюнетку.

— Совсем уже из ума выжила, нравится так людей убивать

— Мне нет — возразила брюнетка, смутившись с каким напряжённым взглядом, Оксана продолжала на неё смотреть — А тебе как я вижу, не терпится головой в петле оказаться

— Так ты мне поможешь? — сменила Оксана тему бессмысленного ругательства, на предложение к которому можно было бы выгодно прийти

— Хочешь, чтобы я тебе помогла?

Вопросительно посмотрела девушка на Оксану, темноволосая незнакомка обняла себя руками и состроила губы в пафосной недоверчивой улыбке.

— Для начала, что ты знаешь о кукольнике?

— То что она из Испании, весьма солидная женщина

— Это не просто женщина

Заявила брюнетка, проследовав за Оксаной в то время, как она наступила на мягкий меховой ковёр, на котором стояла связанной но не понимала, что этот нежный материал ласкал ей ноги.

— Она одевает своих кукол в образы из сказок

Подошла к камину, рядом с которым стояла Оксана, ощущая, как жар тлеющих углей ласкало ей кожу, трогала золотой кубок с драгоценными камнями, что был оставлен на нём.

— Она больная женщина, требовательная, все её куклы выдрессированы и более податливы, можно сказать, что у Болонской еще даже лучше

— Лучше — с ухмылкой возразила Оксана, оставив кубок стоять на камине — Но есть шанс оказаться головой в петле, ты этим считаешь, что лучше? — направляясь к столу, притягивала внимание своей зрительнице к изящным движениям бёдер, обнажённому телу, что стоило бы завидовать

— Если ты хочешь к ней, я могу это устроить

Понимая, к чему клонит Оксана, девушка проследовала за ней до стола, подошла рядом к стулу, на котором она расположилась, отодвинув его спинку от стола, состроила лестную улыбку.

— Я обменяю тебя на пять идеальных для меня кукол и забудем об этом

— На пять?

Возмутилась Оксана, оставаясь сидеть на стуле, посмотрела недоверчиво на свою темноволосую собеседницу, медленно поднялась с него, словно делая рекламу своей плоти для зрительницы.

— Я как минимум стою десять моделей

— А у тебя губа не дура

Изящно улыбнулась брюнетка, подойдя к Оксане, девушка легонько коснулась пальцами её колыхающейся от возбуждённого дыхания, поверхности живота, посмотрев при этом на грудь.

— Обычно куклы стоят не больше двух или трёх и то это предел

— Я хочу, чтобы ты выторговала меня у неё, как минимум на десять первоклассных моделей

— Ты хоть понимаешь, что став её собственностью

Оценивая бёдра и талию Оксаны, после того как вдоволь налюбовалась её сочной грудью четвертого размера, девушка не переставала ею любоваться, как редким экспонатом для бизнеса.

— Ты станешь её личной сукой

— И ты думаешь меня это хоть чуть-чуть пугает? — поинтересовалась Оксана, получая удовольствие от того как девушка любовалась её внешностью, подобно как редкой в жизни вещи

— Ну да конечно после воспитания Волковой ты как будто стала покладистой

— Вот поэтому — игриво коснулась Оксана кончика носа девушки, продолжая заигрывать и играть с ней в любезности, старалась произвести на молодую незнакомку впечатление — Мы едим к Литвинову, я не хочу рисковать, особенно тогда, когда я обещала, что его дочь поправится

— Ты с ума сошла — успела девушка схватить Оксану за руку, как только она хотела пройти мимо неё, заставляя силой и рывком подойти к себе — Нам не нужно терять сейчас времени, нужно действовать, пока время на нашей стороне, иначе Болонская опомнится, что я её предала и тогда…

— Болонская всё равно узнает, что ты её предала в любом из случаев

Играя на эмоциях девушки с ухмылкой, говорила Оксана прошла мимо накрытого праздничного стола, что был украшен едой и алкогольными напитками, встала у вазы с виноградом. Отрывая одну из ягод, Оксана поднесла её к губам, состроила пафосный выразительный взгляд куклы.

— Так не лучше ли сначала заручиться поддержкой тех, кто может за тебя постоять, когда Болонская к тебе подойдёт, тебя смогут прикрыть важные люди, настолько важные, что она…..

— Хорошо я кажется, поняла

Состроила виноватый взгляд, смотрела девушка на обнажённые формы тела Оксаны, когда она пережевывала ягоду винограда и сок обильной каплей, вытекал с губ, огибал плавно подбородок.

— И ты считаешь Литвинова надёжным покровителем для себя?

— Для тебя — показала пальцем Оксана, начиная импровизировать — Я кукла и у меня не должно быть никакого покровителя, только хозяин, который мной будет распоряжаться, как и куда мне идти и вести себя в обществе, что надеть, как и с кем спать, кого ублажать и перед кем танцевать

— Но чего хочешь ты сама?

Поинтересовалась девушка наблюдая снова за Оксаной, как она иронично, изображая из себя модель, словно по подиуму, прошла она рядом со столом, словно демонстрировала своё тело.

— Ты ведь легко можешь стать…..

— Я хочу стоять рядом с Элеонорой — сходила Оксана с ума была безумно влюблена сильно в эту женщину, не понимала для себя привязанности этих чувств — Я прошу тебя, продай меня ей

— Ты её любишь?

С ухмылкой произнесла темноволосая незнакомка, наблюдая за Оксаной, как она прошла по гостиной, направляясь к диванчику, на котором лежало оставленное черное кожаное платье.

— Весьма редкий случай, чтобы столь грубая и суровая хозяйка, смогла влюбить в себя куклу

— Полагаю это платье, ты приготовила для меня?

— Это Шаповалов посчитал, что ты идеально будешь смотреться в нём

— Хм…..

Пафосно, подобно модельной кукле, Оксана скривила губки, как только подошла к диванчику, взяв с него это кожаное платье, держала его перед собой на кончиках пальцев, любовалась им.

— Впервые наверно встречаю мужчину, вкус которого угождал бы мне по всем параметрам

— Я рада, что тебе это понравилось, ты бы всё равно его надела

— А так надену — прикинула его Оксана на себе, заигрывая с девушкой, согнула одну ногу в колено, выразительно состроила взгляд для собеседницы — По своему желанию, как оно облегает тело

— Ладно хорошо

Сменила тему брюнетка, усаживаясь на стул в гостиной при включенном свете огромной хрустальной люстры над ним, лампы которой горели в половину накала, говорила незнакомка.

— Мы поедем к твоему Литвинову и ты поможешь ему с его дочерью

— Откуда такая щедрость?

Интересовалась Оксана, надевая на себя кожаное платье, разглаживала ладонью этот гладкий черный материал, что так сексуально облегал и прилегал к её обнажённой коже. Оставляя пуговицы платья расстёгнутыми и раскрывая полный доступ к своей плоти, позволяя насладиться прекрасными сочными изгибами, голого тела, чью красоту Оксана не стала скрывать напрасно.

— Ты же не хотела терять своё драгоценное время

— Но тебе ведь так не терпеться спасти эту девчонку

— Я ведь кукла

Пожала плечами Оксана, посмотрев на светлые оставленные туфли, что словно как по заказу на высоких шпильках были расположены рядом на коврике около дивана, на которые она взглянула.

— Моё мнение не должно учитываться

— Ты хоть и кукла

Говорила с ухмылкой брюнетка, направляясь к Оксане, когда она, оставаясь стоять на согнутых ногах, нагнувшись, обувала на ноги светлые туфли на шпильках, отразила через платье, ягодицы.

— Но говоришь разумные вещи

— Очень приятно

Высказывалась Оксана с ухмылкой, наблюдая, обернувшись назад, стоя на полусогнутых ногах, обувая туфли, следила взглядом за девушкой, когда брюнетка направлялась медленно к ней.

— Что ты считаешься со мной

— Я ведь твоя новая хозяйка

С ухмылкой подошла брюнетка, к Оксане положив ладонь к ней на ягодицы, заставив её обернуться в тот момент, когда она оставалась стоять в согнутом положении, обув на ноги туфли.

— И должна учитывать твоё мнение Карамель

— Но как мне к тебе обращаться? — поинтересовалась Оксана, выпрямив спину, после того как только девушка убрала руку с её ягодиц

— Как к своей хозяйке

С ухмылкой девушка, играя в любезности с Оксаной, повернулась к ней спиной, кокетливо брюнетка поиграла пальцами, создавая интригу их натянутого эмоциями разговора между ними.

— Мадам или госпожа

— Серьёзно? — вопросительно Оксана посмотрела на девушку, которая словно светилась гордыней от того, что темноволосая девица имела над ней власть

— Неужели дело в возрасте? — подошла брюнетка к Оксане, проникая руками под платье, девушка настойчиво притянула её к себе — Я ведь твоя новая хозяйка и нет разницы в том, что ты старше

— Ничего что мне уже тридцать четыре

Ощущая нежные пальцы незнакомки у себя под платьем, оставалась Оксана в объятиях молодой хозяйки, стоя в гостиной рядом с диванчиком, где она обувала на ночи черные туфли на шпильках.

— А тебе всего двадцать и как ты прикажешь мне понимать наши отношения куклы и хозяйки?

«Эта малолетняя блядь еще не понимает меня», подумала Оксана, делая освободиться от объятий новой хозяйки, но не пыталась сопротивляться, ведь девушка должна хорошо изучать свой товар.

— Мне нужно кое-кому позвонить, после чего поедим к Литвинову

— Не хочешь ли сначала посвятить в свои планы хозяйку

Обнаглела девушка настолько, что позволила схватить Оксану за руку как, только отпустив её из объятий, она просто решила пройти рядом с темноволосой хозяйкой, не подавая вида взаимности.

— Я имею права теперь, кажется знать о каждом своём шаге

— Что же ладно, ведь всё равно не отстанешь

Уныло вздохнула Оксана, поманив за собой пальцем, направилась в сторону кабинета, из которого не так давно вышла, оставляя для соблазнения и рекламы над своим телом платье расстёгнутым.

— Мне нужно позвонить врачу которую лечит эту девочку, я оставила там понимаешь, своего человека, чтобы она постоянно контролировала состояние

— Если девочка умрёт, тебе ведь придётся несладко

— Если та девочка умрёт

Предупредила Оксана, остановившись у открытой двери кабинета, после того как прошла по старинному деревянному полу на шпильках, доски которого звучно стучали и издавали скрип.

— Нам всем придётся несладко, не только мне, заметь Болонская твоя хозяйка, не трудно догадаться будет, что именно куклы, своей хозяйки, делаю за неё всю грязную работу

— О чём ты говоришь? — с недовольным выражением лица, девушка подошла к Оксане и потребовала немедленного, для себя, ответа

— О том, что если с его дочерью, что-то случится, в первую очередь, как ты думаешь, с кого он начнёт выполнять свой план мести?

— Я не травила его дочь

— Ему ты этого не объяснишь

С ухмылкой ответила Оксана, переступая порог открытой двери, снова вошла в кабинет, свет которого оставался включенным, горевшей люстрой на потолке и настольным светильником.

— У него будет только одно на уме, найти и наказать виновных в гибели его дочери

— Я не травила её! — истерически, беспокоясь за свою жизнь, прислонила пальцы к губам брюнетка, казалась для Оксаны такой испуганной, когда на мгновение складывалось такое чувство, что она позволяла себе управлять эмоциями от своей куклы — Попробуй ему это доказать, ты же знаешь

— Не в моих интересах доказывать что-то

С хитрой ухмылкой, играя бёдрами, Оксана направлялась по кабинету Шаповалова, смотрела в стёкла его больших старых деревянных окон, за которыми уже наступила глубокая тёмная ночь.

— Тем более Литвинову

— Значит и ты туда же? — строя обиду говорила брюнетка, девушка была в ярости — Я же тебе говорю, я не травила его дочку и вообще я к этому случаю никакого отношения не имею

— Ну как я уже это сказала

Говорила Оксана, когда подошла к столу в платье, пуговицы которого были расстёгнутыми, посмотрела на девушку, которая с жалким подобием взгляда, оставалась стоять в проходе.

— Тебе это самой придётся ему что-то доказывать

— Как думаешь, что он со мной сделает?

— Ты же, кажется, сейчас только что сказала — обернулась Оксана, отражая на лице злорадную ухмылку — Что никакого отношения не имеешь к тому, что его дочь сейчас находится в коме?

— Ну как бы не……

— А вот это уже совсем интересно — повернулась Оксана, опираясь бёдрами на гладкую поверхность стола в кабинете, старинная обстановка, деревянные панельные стены, лак на которых уже потерял свой первозданный вид — И всё же ты имеешь к этому отношения так ведь?

— Это я достала тот яд для Болонской

— Представь, что будет, если я это скажу самому Литвинову?

— Ты не посмеешь — девушка, словно вбежала в кабинет к Оксане, звучно стукала каблуками, надетых на ногах туфель — Ты моя кукла и никогда не посмеешь навредить моей репутации?

— Но ведь на самом деле я принадлежу Волковой

Наблюдая, как темноволосая девушка подошла к ней, Оксана специально оставляла платье расстёгнутым, желая, чтобы эта молодая незнакомка любовалась тем, что скрывалась под ним.

— И к тебе я никакого отношения не имею

— Да ну…..

Возразила брюнетка, отошла от Оксаны на шаг назад, когда между ними, беседа превратилась в ссору и выяснения отношений, в которой было сию же секунду, поставить точку.

— А ты не слышала, что сказал только что Шаповалов?

— А кто такой Шаповалов?

Оспаривая такое мнение, возразила Оксана, не желая больше слушать пустые и неубедительные для себя домыслы, темноволосой собеседницы, с легкомысленной улыбкой повернулась спиной.

— Он не представляет для меня хоть какого-либо убедительного влияния

— Он тебя спас и предоставил убежище

— Не без посторонней помощи заметь!

Выставленным пальцем пригрозила Оксана, подойдя к креслу, расположилась в него, после того как отодвинула его от стола, с выразительным взглядом и насмешкой посмотрела на брюнетку.

— Ты дорогая моя пытала меня, издевалась, прежде чем освободить, так как теперь я должна к тебе относиться? — спросила Оксана, положив руки на подлокотники кресла, на спинку которого она облокотилась, продолжая ухмыляться, никак не желая воспринимать для себя свою новую хозяйку

— Я была когда-то балериной — подошла к столу, за которым сидела Оксана, девушка начала рассказывать о жизни до того как стала сексуальной игрушкой в руках ненормальной Болонской

— Ну, удачи тебе в балете

Ответила Оксана, взяла вновь очки, оставленные на столе, посмотрела пустым взглядом на темноволосую девушку, не придавая значению её чувствам и теперь не желая с ней считаться.

— Можешь оставить меня в покое? — попросила Оксана, отрывая взгляд от карты анамнеза, когда раскрыла её первые страницы перед собой — Мне какое-то время стоит побыть одной, можно?

— Может тебя всё-таки отвести на аукцион Климову?

— Ты не посмеешь — возразила Оксана, кончиками пальцев приспустила очки с глаз — Тем более, когда всем там уже давно заправляет Воронова и её полностью устраивает нынешнее положение

— Значит, ты там уже была — с удивлением посмотрела брюнетка на Оксану, девушка осторожно подошла снова к столу — И как тебе там понравилось?

— Не могу тебе такое сказать

Повела губами Оксана в пафосной ухмылке, выражая на лице мимику застенчивости и в тоже время стыда, продолжая сидеть в кресле, убрала очки, с глаз положив их на стол.

— А теперь, прошу тебя, можешь оставить в покое меня, хотя бы ненадолго

— Почему я должна идти на уступки какой-то кукле? — возмутилась темноволосая незнакомка, которая так и еще и не представилась Оксане — Я хочу послушать о чём ты говоришь, может ты в самом деле решишь от меня уйти, а я не хочу терять свою первую, собственную куклу

— Поверь, если бы я хотела от тебя сбежать — уверяла Оксана в собственной самостоятельности, принимать для себя, какие-либо решения — Я бы уже это сделала, как только ты меня освободила

— Ты слишком самоуверенная в себе, если ты думаешь, что я бы тебе позволила так просто уйти

— Я вот лично не думаю, что ты меня бы остановила

Возразила Оксана, вставая с кресла, в котором так удобном сидела, опираясь руками на подлокотники, сексуально выгнула спину, отразив упругие бёдра, когда ткань кожаного платья, плотно прилегала к нам.

— Я попросила тебя оставить меня в покое, на что ты мне пытаешься возразить — сурово посмотрела Оксана, на брюнетку отходя от кресла, обошла медленно стол, касаясь его пальцами

— Сбавь свой тон кукла!

Предупредила брюнетка, угрожающе посмотрела на Оксану, выставив указательный палец перед ней, как только она обошла стол, направляясь к темноволосой наглой собеседнице.

— Думаешь, ты такая крутая, что я не могу тебе возразить?

— Ну, именно этого ты сейчас и добиваешься

Дисциплинированно отошла Оксана, как только девушка подняла указательный палец к верху на неё, согнутой в локоть руки, прекрасно понимая и вспоминая воспитательный процесс Волковой.

— Я просто хочу побыть одна, это можно?

— Нет — возразила брюнетка, заметив как послушно Оксана вновь отошла к столу, после того как девушка подняла к верху указательный палец, незнакомка заметила высокую дисциплину и характер послушной куклы в ней — Я не обязана идти на уступки своей же куклы, ты понимаешь?

— Хорошо и так чего же ты хочешь? — посмотрела Оксана вопросительно на девушку, ожидая вновь от неё каких-либо команд, которые ей пришлось послушно бы выполнить для хозяйки

— Я хочу, чтобы ты перестала вести себя как будто тебе всё можно

Уверяла брюнетка, выражая обиду на лице, девушка подошла к Оксане, когда она послушно оставалась стоять у стола, опираясь на его поверхность бёдрами, пуговицы платья на ней оставались расстёгнутыми.

— И наконец послушала меня

Утверждала темноволосая молодая девица, подошла к Оксане, демонстративно хозяйка строила гордый нравственный взгляд, осторожно коснулась прохладными пальцами её живота. Оксана ощутила прикосновение пальцев девушки, лёгкий холодок, который заставил её вздрогнуть, как только молодая девица коснулась пальцами колыхающейся поверхности горячей нежной плоти.

— Можно всё решить, попробовать пойти на эту вечеринку

— Без нужных связей

Уверяла Оксана, ощущая теперь, как ладонь брюнетки ласкала ей живот, а она ничего не могла сделать, когда не могла себе позволить возразить власти молодой для неё темноволосой хозяйки.

— Тебя и меня там просто повесят

Не могла себе по