Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Встреча с гадюками на Пасху


Встреча с гадюками на Пасху
­­ВСТРЕЧА С ГАДЮКАМИ на Пасху

Это случилось в пасхальный воскресный день 1974-ого года. В горах бурно таяло: на Южный Урал пришла весна. В годы всепоглощающего атеизма религиозные праздники открыто не праздновались. - Нас воспитали октябрятами, пионерами, комсомольцами и коммунистами.

Только, несмотря на запреты и отрицание традиций предков, Светлое Воскресение продолжало жить в нас, как предчувствие Весны. И как зима не способна остановить приход тепла и солнца, так и безверие в Высший Разум не могло отменить приход Пасхи.

Весна упрямо брала своё!.. - Сбегали с гор говорливые ручьи, воздух наполнялся ароматом проталин цветущей юности.
И, просидев неделю за партами, дружная классная компания на выходной отправилась за город вздохнуть свободой молодости, чтоб просто побыть вместе. И чему удивляться, когда напутственные слова встревоженного отца, произнесённые уже на пороге дома, пропущены мною мимо ушей и, вряд ли позже вспомнились, если б не…

…Папа, в просвет спешно захлопывающейся за внезапно повзрослевшим чадом двери, успел лишь крикнуть: «Сегодня Пасха! - великий праздник! Сегодня нельзя никого убивать! …Не тронешь ты, - никто не тронет тебя!».

Только нужно ли говорить, что юному шестнадцатилетнему созданию, неудержимо рвущемуся в весенний свет из-под отеческой опеки, меньше всего хотелось в этот миг внимать поучения, тем более – слушать религиозную чушь; да и убивать мы никого не помышляли. И… - подумаешь!.. - Пасха!.. - Какая нам разница: «Пасха» или «не Пасха» сегодня!..

Дверь громко захлопнулась за моей спиной. Отец в растерянности остался стоять одиноко в тёмной прихожке, осознав, что дочь выросла. А я с облегчением подумала, что удалось вырваться из дому. И, стряхивая душевный осадок неприятности родительской опеки, стремительно сбежала вниз по лестнице и выскочила из сумрака подъезда в свет солнечного дня, навстречу запахам пробуждающейся земли, к друзьям, что с нетерпением ждут.

***
Идти с одноклассниками по весенним горным тропкам весело и романтично! Снег на солнечных склонах Кленовых гор местами подтаял. Глинистая дорожка вьётся меж камней, поднимаясь всё выше и выше в живописный

Холодильный дол. Последние деревянные домики городской окраины тесно прижались огородами и смотрят на нас расписными наличниками окон. Далеко внизу – в долине реки Сим, едва виднеются трубы металлургического завода, центр городка с каменными застройками. Там осталась и наша школа, и наши родители. Деревья ещё не распустились, но аромат набухших почек, готовых - вот-вот! - выпустить зелень листвы в жизнь, уже витает в атмосфере Уральской природы. И хочется им дышать и дышать в предвкушении радости осознания своего взросления.

Мы отыскали сухую солнечную полянку на берегу живописного ручья. Горные потоки ещё не набрали мощь, а лишь мелодично пели. Парни ловко развели костёр. Девчата лихо вскипятили чай. Греясь в лучах солнца, вкусно поели, попели песни под гитару и каждый занялся своим делом. Я с подружкой отошла вверх по склону в поисках подснежников – белоснежной ветреницы уральской, именуемой загадочно анемоной, что переводится с латыни, как - «ветер». А мне видится всегда как - «горный ветер весны».

Весна пока ещё не изгнала зиму, и ночные заморозки прихватывали льдом землю. В тени деревьев притенённых склонов сугробами лежал снег. Лес показался неприветливым, отталкивающе холодным. Поиски первоцветов по ореховым кустам, проталинам результата не дали. Только, как водится во всех таинственных историях, когда все надежды найти анемону иссякли, в зарослях клёна неожиданно явилась чудесная цветущая лужайка. - Необычайно крупные, снежно-белые, подснежники на дне карстовой воронки, едва возвышаясь над хворостом ажурным ковром, светились, сияли, словно звёзды на черноте полуночного неба и издали казались комочками не растаявшего снега.

Несказанно обрадовавшись желанной находке, не подумав об осторожности, я соскользнула вниз, на дно карстового провала, протягивая руку к самому красивому цветку. - Не помню… - успела ли сорвать его?.. – кажется… - нет. Как вдруг, в щели, меж палочек хвороста, что лежали рядом со стебельком первоцвета, показался кончик раздвоенного змеиного языка. За ними следом появились настоящие глаза! Глаза настороженно, не мигая, глядели в мои, и плавно приближались к руке!

И… - вслед за ними явилась внушительных размеров коричневая голова гадюки! Она, как в замедленном кино-ужастике, медленно, но уверенно, выползала из-под веток, направляясь к ладони.

Очнувшись от невольного шока, успела рефлекторно отдёрнуть кисть, выпрямилась и замерла, как требуется поступать при опасной встрече, ещё надеясь, что рептилия, как ей положено, уползёт восвояси.

Уже чётко осознав опасность своего положения, какие-то секунды надеялась увидеть жёлтые ужиные пятна возле глаз. Только чаяния рассыпались впрах! А вслед за головой неотвратимо вытаскивалось, отвратительно плавно, как гигантский земляной червь, вытекало из-под веток невероятно толстое коричневое тело гадюки! …Оно всё ползло и ползло, укладываясь гадко жирными кольцами не в стороне, а прямо на моих ногах, обутых в коротенькие полусапожки.

Казалось, - ему нет конца! Застыв, смотрела сверху вниз на свои махонькие ноги, придавленные гигантской ядовитой змеёй.
В те годы киноэкраны ещё не сотрясались от ужастиков с инопланетными монстрами, стометровыми анакондами, мутантами. О том молодёжь не ведала. Только змея, лежащая на мне, оказалась одновременно устрашающе красива и отталкивающе жирна.

Разрисованная в геометрически идеальную клетку, немыслимо огромных размеров, она поражала совершенством природных форм, одновременно вселяя суеверный трепет и осознание реальной смертельной опасности. Ни до того, ни после - спустя десятилетия, мне не довелось встречать подобных рептилий на Урале. Змея многим превышала полтора метра в длину, а толщина тела и вовсе находилась за пределами мыслимых стандартов.

«Не легендарный ли то полоз?!..» - на долю секунды мелькнула спасительная мысль. Читала, что огромные змеи, размером с бревно, обитали ещё в восемнадцатом веке на Среднем Урале, а потом навсегда исчезли благодаря нашим богатырским стараниям. Именно полоз стал прототипом былинного гигантского Василиска. Необычные гады описывались в сказках известного уральского писателя Бажова, основанных на местном фольклоре. Только возлежащая на моих ногах змеюка не являлась сказочным персонажем. Подняв голову, и пристально вглядывалась в человечьи глаза, она угрожающе зашипела! Её недвусмысленное предупреждение говорило, что убираться восвояси с моих ножек «змейка» не намерена.

Не хочу хвастаться, но страха, паники не испытала. - Змеи в Ашинском районе Челябинской области редкостью не являются. Их всегда можно найти на берегах реки Сим, на скалах, в лесу и даже в городской черте; с ужами, гадюками тесно знакома с малолетства. Змеи обычно предпочитали незаметно скрыться в убежище из трав, в водах стариц, в каменных развалах. В этот же раз ситуация в корне отличалась и, невероятно крупная ядовитая гадюка тяжёлыми кольцами возлежала на моих ногах, в любую секунду готовая впрыснуть яд в человека. Отступать животина не планировала, а готовилась к сокрушительному нападению!

Поведение пресмыкающегося выходило за рамки типичного, что озадачивало, но буквально через минуту разъяснилось. - Вслед за первой гадюкой показалась другая голова, но не привычно серо- коричневая, а угольно- чёрная! Вторая голова появилась в том же отверстии меж веток, что и первая. «Уж!..» – удивилась столь тесному соседству разных видов змей. - Разве могут ядовитая и неядовитая жить вместе?!..

…Раздвоенный язык нервно вибрировал. Тёмно-жёлтые, с чёрным зрачком, глаза пристально смотрели в мои. В отличие от первой гадюки, в них не было намёка на неуверенность: змея решительно выползала с явным намерением незамедлительно атаковать человека! И на чёрной голове жёлтые пятна отсутствовали! «Это гадюка!.. - чёрная!» - изумление открытия затмило нарождающийся страх.

Моё положение катастрофично ухудшалось: вторая гадюка тоже не намеривалась мирно удалиться.
- Вся… - узорчато-клетчатая, с ровными, как под линейку, пересекающимися линиями, аналогичными боевой раскраске коричневой подруги (или друга?) и!.. - таких же гигантских упитанных форм. Чёрная змеюка решительно высвобождала упругое резиновое тело из убежища, умело проделывая в хворосте лаз, - непоколебимая, агрессивная! Она… - нападала! И, глядя в мои глаза, недвусмысленно обещала вспрыснуть весь запас скопленного за зиму смертоносного яда. Но и складывалось впечатление, что гадюка отважно готовилась к защите партнёрши от человека.

- Её раздвоенный язык нервно шевелился. Передняя часть тела, пугающе перетекала, как в самых жутких ужастиках, и подобно удавке стягивала чёрные кольца вокруг коричневых. Гадюки накрепко переплетались телами, тогда как ещё остававшаяся в глубинах карстовой воронки половина тела второго гада продолжала выползать, будто бесконечный раздутый пожарный шланг!

Через минуты обе змеи лежали на моих дамских миниатюрных сапожках, угрожающе громко шипя, непрестанно нервно поворачивая из стороны в сторону высоко поднятые на «шеях» головы. Они, словно кобры, синхронно, как единое целое, плавно раскачивались и обе, не мигая, следили за мной. Судя по поведению, «безмозглые» твари обладали прекрасным зрением и отчётливо представляли, где у меня голова, ибо, осознанно «гипнотизируя», смотрели прямо в глаза! В гадючьих «очах» я видела разум!

Сомнений не оставалось: добровольно твари меня не покинут! Более того, - вслед за первыми двумя появятся и другие: я стояла на змеином клубке из десятков, а может и из сотен гадюк.

Отец раньше рассказывал, что змеи в огромном числе со всей округи, из года в год, сползаются по осени на зимовку и вместе, скрутившись в гигантские живые клубки, зимуют под хворостом в сухих ямах в районе этого ручья. В шестидесятые годы, бродя тут в поисках весенних вешенок и сморчков, он встречал неоднократно подобное зимовье. Похоже, что гадюки пережидают снега в одних и тех же карстовых воронках, собираясь подобно перелётным птицам. Встав ногами на хворост, я растревожила змеиное гнездо, прижала своим весом.

Правила безопасности знала с детства, но экстремальная ситуация развивалась нестандартно и, как выпутаться не пострадав, сейчас не знала. После зимней спячки гадюки особо опасны. Их яд приобретает к весне необычную силу. Единственный укус грозит человеку в это время года смертью. На мне же лежало две необычно огромных змеи, задумавшихся о продолжении гадючьего рода. Их головы раскачивались в паре сантиметров от незащищённых икр, на уровне колен и могли впрыснуть яд в любой момент. Змеям не составляло труда приподняться чуть выше, прыгнуть до уровня лица: при росте «метр с кепкой» я была короче их в вертикальном положении.

Погибать не хотелось. Чётко осознавая, что до города одноклассникам меня тащить придётся более часа, а там – ещё до больницы добираться час с лишним. В выходной день, весной, вряд ли в поликлинике имеется противоядие. До медицинской помощи в случае укуса даже одного, мне не дожить. Поэтому, сосредоточившись, не предпринимая резких движений, я негромко подозвала подругу и попросила подозвать мимо проходившего одноклассника.

Нужно отдать должное, – мои друзья не выказали страха, не проявили паники, хотя и испугались за меня. Они, даже, будто не удивились, увидев на моих ногах гигантских ядовитых змей. Только, предельно бесшумно подошли к воронке, остановившись поодаль на безопасном для всех расстоянии, решая как спасти меня.

Юноша предложил убить гадюк. Только этот план оказался не исполнимым: змеи успели б впрыснуть весь запас яда, прежде чем испугались. И вот тут-то, в критической обстановке, будто специально сказанное накануне - пару часов назад, предупреждение отца внезапно всплыло в голове: «На Пасху нельзя никого убивать, тогда и тебя никто не тронет!..».

Подумалось: «Неужели папа предчувствовал опасность, заглядывая вперёд во времени?!.. - или же, он просто хорошо знал лес, своё неуёмное чадо, и предвидел подобную встречу?!». Так или иначе, но мой Ангел Хранитель сумел предупредить и помочь. Так напутственные слова отца, полууслышанные, не понятые, отторгнутые мною, спустя всего-то пару часов, помогли выжить.

По договорённости, Виктор бесшумно подошёл к воронке. Чуть спустился вниз по склону и, наклонившись, плавным движением, предельно осторожно, протянул руку над головами гадюк к моей ладони. Расстояние позволило зацепиться лишь кончиками пальцев, тогда как и без того растревоженные гадюки, увидев нового человека, пуще заволновались. Они громко грозно зашипели; нервно быстро закачали головами, угрожая нападением.

Договорившись, на счёт: «раз, два, три!», я подпрыгнула максимально вверх и одновременно в сторону склона – к однокласснику, а тот, накрепко схватив за руку, дёрнул меня к себе и, быстро пятясь назад - вверх по склону, вытащил из ямы. При моём прыжке вверх, кольца гадючьих тел удачно стряхнулись с ног, освободив ноги из смертельных уз. Одураченные змеи, как растревоженный пчелиный рой, в унисон запоздало гулко загудели, лихорадочно быстро сплетаясь, наглухо стягиваясь телами в клубок. Сомнений не оставалось: «Земные создания просто хотели жить! Хотели продолжить свой род, а мы, не желая того, помешали природе. Мы несли угрозу их весенней идиллии! И вторая гадюка осознанно выползла из укрытия, когда увидела, что её подруга в опасности. Змеи до последнего не нападали, а защищались. В любой момент они могли убить и меня, и Виктора, но не причинили нам вреда. И, когда люди отошли на безопасное расстояние, чёрная змея укрывала своим телом, прятала от беды будущее своего змеиного рода и свою коричневую подругу.

Мой спаситель хотел позвать ребят и убить змей. Я убедила, чтоб не трогали. Возражать никто не стал: в нашем классе собрались прекрасные ребята! Мы ушли к костру целыми и невредимыми, хотя и без подснежников - без символа горных ветров Урала -анемон. Никому ни о чём не рассказали, словно произошла совершенно рядовая ситуация.


Через год Виктор выбрал военную профессию; выучился, стал офицером и в дальнейшем обучал ребят искусству защищать Родину. Я осуществила свою заветную мечту и, выбрав профессию геолога, уехала в сибирскую тайгу. Подружка живёт в родном городе.
Выбраться на родину удаётся редко.

Однажды, солнечным осенним днём, медленно шла по улице из юности. Клёны осыпали листву на асфальт. Под небеса уходил горный пик Аджигордака. Снег ещё не обелил его вершину, но осень витала во всём. Неожиданно путь преградил мужчина, заулыбался. - Это был Виктор! Меня узнал сразу, а я его – нет. Спросила, как узнал?!.. Ответил неожиданно: «По глазам! Они у тебя не меняются! – Как и в школе, - словно синь весеннего неба! Огромные! Распахнутые…».
Никогда не думала, что одноклассники приметили мои большие голубые глаза. С той поры не забывается и мудрый завет отца: «Пасха – это Великий День! В Пасху нельзя обижать даже самых странных с виду божьих созданий».


Фото автора.
На фотоснимке чёрная змея, предположительно, - гадюка. 16 апреля 2011 год. Южный Урал. Окрестности города Аша. Широкий дол. Прогретый склон горы, проталина. Начало бурного снеготаяния на Урале. Кругом лежит ещё снег, а змея выползла погреться из-под камней, из норы. Длинна змеи более одного метра. Жёлтых, ужиных пятен на голове нет. Чуть на неё не наступила, пробираясь по проталинам, так-как снежный покров в низине до одного метра. Змея активная! Быстро уползла в нору – спряталась, едва успела сфотографировать. Не нападала на меня. Случилась встреча, аналогично описанной в рассказе, также в пасхальную неделю.


Ключевые слова:
Гадюка, змеи, Пасха, весна, Урал, Южный Урал, отец, праздник, одноклассники, школа, юность, молодость, религия, атеизм, родители, апрель, май, снеготаяние, подснежники, ветреница, анемона уральская, цветы, город, Аша, Челябинская область, Ашинский район, камни, нора, уж, гадюка, полоз, снег, проталина, снежный покров, тепло, ручьи, горы, Аджигордак, опасность, пасхальная неделя.

Анонс:
Встреча с ядовитыми змеями в горах Южного Урала на Пасху.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Ключевые слова: Гадюка, змеи, Пасха, весна, Урал, Южный Урал, отец, праздник, одноклассники, школа, юность, молодость, религия, атеизм, родители, апрель, май, сн,
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 22
Рейтинг произведения: 7
Свидетельство о публикации: №1221022484810
@ Copyright: Татьяна Немшанова, 22.10.2022г.

Отзывы

Александр Титов     (03.11.2022 в 22:02)
В Рязани такие. В народе да, называются гадюками.
В Ленобласти не такие. Но тоже называются гадюками.
Приходилось ходить по разливам среди плывущих гадюк.
Одна весенняя чёрно-синяя на клочке снега, таки укусила, ибо и так и так прилезал к ней с фаппаратом. Ей это надоело :) самое обидное, что и кадр не получился. Использовала ли яд, не уверен - они его берегут, и как правило 1) бьют головой 2) кусают без яда 3) и только потом с ядом. Признак активной атаки - сворачивание в зигзаг(волну). Может прыгнуть метра на три.

Очень правильно, что вы не устроили побоище.
Моя малая играет с гадюшатами - на даче целое гадючье царство вдоль канала, где никто не ходит. Однажды на дороге спасала гадюку от вороны, потом сильно переживала, цела ли гадюка. Осталась цела. Но непосредственно на даче жить не осталась, т к там ежи и крысы. Главное, ежи.
Их опасность сильно преувеличена.
Даже лайкоида моего укусили, где-то бегал по склонам, потом визг.... поболел 1 день
Татьяна Немшанова     (04.11.2022 в 18:17)
Очень интерессно! На севере змей нет, а детство прошло тоже среди змеюг разных. Страха не знала, но осторожность не мешает. Думаю, Вам стоит оформить в рассказ.
С уважением!
Александр Титов     (04.11.2022 в 21:18)
Вот нашёл пару фот

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1