Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Сказка о том. как я появилась на свет.


­­На ходу торопливо сворачивая чёрные крылья и пряча их под муаровый плащ, позвякивая серебряными шпорами, Аз взбежал по длинной лестнице. Перед дверью в Чертог остановился и , сняв перчатку, сухо щёлкнул пальцами.
Тотчас слева от него возник бледный и стройный голубоглазый юноша, кудрявый и светловолосый, в белой хламиде.
- Стой тут, рядом, - приказал ему Аз, - Скоро понадобишься.
Затем он вдохнул полной грудью вечернюю прану и решительно толкнул тяжёлую дверь.
В канцелярии, как и следовало ожидать, царила суета. Можно сказать даже, пух и перья летали. Ибо Мишка с Гавриилом явно зашивались.
Оба сидели за большим круглым столом и что-то беспрерывно записывали в большие толстые канцелярские книги, выхватывая листки из толстой пачки, лежащей перед ними, и второпях ломая гусиные перья.
- Опять аврал? – скорее утвердительно пробормотал Аз, сгребая ногой в кучу поломанные перья. – А по какому поводу?
- Привет, Аз! – Воскликнул Михаил, трудившийся над Белой книгой, - Хорошо, что заглянул! Может, поможешь? А то мы совсем не успеваем.
- А что случилось-то? – поинтересовался Аз.
- А то ты не знаешь, - проворчал мрачный Гавриил, корпящий над книгой Чёрной, – Старик приказал всех, кто в утробе ещё, c шести недель душой наделять. А там закон приняли "О медицинском прерывании». Аж до 12 недель! А ещё бабы-дуры врут!
- А доктора-то что же? – поинтересовался Аз.
-Верят, конечно. Узи-то ещё не изобрели. Хоть бы ты помог!
-Ой, правда! – поддакнул Михаил, - А то мы ещё не обедали!
-Ладно уж, ступайте обедать, - милостиво кивнул Аз. - Но недолго! Через полчаса мне нужно быть в другом месте.
-Мы мигом! - пообещал Михаил.,- Одно крыло здесь, другое там!
Аз тем временем взял значительную часть толстой пачки и принялся бегло просматривать листок за листком, считывая линии судеб ещё нерождённых и уже приговорённых.
Через полчаса он вышел на крыльцо и передал небольшую пачку бледному юноше, который всё это время терпеливо ожидал у дверей.
- Поторопись, - напутствовал его падший ангел, - Этих надо успеть спасти до среды.
Некоторое время он следил, как серафим парит среди облаков, лишь подрагивая шестью полупрозрачными крыльями, сам похожий на облако.
Затем перекрестил его, пробормотав: "Ну, с Богом!", вздохнул и с чувством выполненного долга канул вниз...
                                                                                        **********
Примерно в это же время Маша вернулась домой из поликлиники. Она вошла в комнату и, сев у стола, достала из сумки направление и некоторое время вчитывалась в строчки, написанные неразборчивым врачебным почерком. Потом отложила листок и, глядя в окно, задумалась.
Комната, хоть и большая, была одновременно столовой, спальней, кухней и детской. Поставленные боком к противоположным стенам платяной шкаф и секретер делили комнату на две неравные части. Ситцевая занавеска, протянутая между шкафом и секретером, служила дверью в так называемую "детскую", где помещался небольшой диванчик для дочери и деревянный сундук, на котором спал сын. Справа от входной двери в комнату вдавалась небольшая беленая печь с двумя конфорками, у противоположной стены - супружеская железная кровать, убранная по-деревенски: с подзором и взбитыми пуховыми подушками, покрытыми вязаной ажурной накидкой.
За печью стояла сложенная раскладушка, на которой спала младшая сестра свекрови, тётка Валя. Свёкор же со свекровью ютились в крошечной пристройке во дворе. Стол, за которым сидела женщина, стоял посередине комнаты. Взгляд Маши скользнул от окна к комоду, располагавшемуся между двух окон, к стоявшим на комоде часам. "Почти шесть, - подумала она. - Рассиживаться некогда. Скоро Миша с работы вернётся". Она решительно встала, переоделась в домашний халат и направилась к двери.
С середины апреля до поздней осени печь в комнате не топили и готовили на летней кухне во дворе. О направлении Маша позабыла:.белый квадратный листок так и остался лежать на столе.
Вскоре после её ухода дверь распахнулась, и в комнату вошёл Михаил. На ходу снимая пиджак и что-то напевая, он направился к шкафу.  От его резких движений по комнате будто небольшой вихрь промчался и смёл квадратный листок со стола. Покружившись, листок спланировал под ноги Михаилу. Тот поднял бумажку и подошёл к окну, чтобы изучить написанное. Нахмурился. Потом повернул шпингалет, открыл окно и крикнул во двор: "Маша! Иди сюда! Я рубашку не могу найти домашнюю!" А когда Маша вошла, зажёг верхний свет и, протянув ей листок, строго спросил:
 - Что это?
- Как же я про него забыла? - ахнула про себя Маша и вдруг расплакалась. Михаил смягчился, обнял её и погладил по волосам. Потом сказал решительно:
- Не нужно этого. Хотел сюрприз тебе сделать, но теперь уж скажу. Нам квартиру дают, трёхкомнатную. Дом уже на отделке. Максимум через полгода въедем.
 - А как же разница между детьми? - всхлипнула Маша. - Дочке скоро шестнадцать, сыну - одиннадцать. Как им объясним? Да и нам уже по сорок.
 - Ничего. Дети поймут. А у нас будет радость на старости лет. Последыш. Говорят, они все - гении.
И так же решительно изорвал листок на мелкие части. Потом снова обнял Машу и крепко прижал к себе.
Вдруг он почувствовал, как она вздрогнула.
- Ну, ты что? - с ласковой тревогой спросил он жену. Подняв к нему лицо и счастливо улыбаясь, Маша прошептала:
- Он шевельнулся. Вот только что. В первый раз...



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 34
Свидетельство о публикации: №1220929482243
@ Copyright: Лидия Левина, 29.09.2022г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1