Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Литературные семинары и вотчина Егорова


­Конец ноября 2021 года. Я возвращаюсь на самолёте из Махачкалы с литературного семинара «Мы выросли в России». Самолёт, взлетая, трясётся, как в лихорадке. Мысленно напоминаю высшим силам о данном обещании писать письма Юрию Дмитриеву и Зарифе Саутиевой, обещаю также писать Вячеславу Егорову. Нет, это не спонтанное обещание с испугу – у меня с собой открытка с вышитым бисером земным шаром. Сочла, что уместнее подарка на день рождения экологического активиста придумать трудно. Лишь только самолёт набирает высоту, подписываю открытку, попутно хвастаясь на тетрадных листах вторым местом по итогам семинара и будущей стипендией на издание книги. Пишу на конверте адрес коломенского следственного изолятора, когда самолёт находит на посадку, прошу соседа, если вдруг чего, отправить письмо по адресу, объяснив ситуацию. Хотя в таких случаях, если вдруг чего, ситуацию, как правило, объясняет МЧС. Письмо держу крепко, закрывая ладонями адрес – чтобы при самом худшем сценарии кровь и мозги отправителя его не забрызгали до неузнаваемости, чтоб можно было что-то разобрать. Зря, что ли, открытку вышивала?..
Но по счастью, самого худшего сценария не случилось – уже в аэроэкспрессе я дописала письмо и вскоре сама его отправила. А тем временем вотчина Вячеслава Егорова строила на меня свои планы…
2022 год начался для меня не слишком удачно. Весь январь мы с мамой и бабушкой проболели, заражая друг дружку по кругу. В середине февраля в Омске намечался ещё один семинар – тоже «Мы выросли в России». В этот раз по результатам конкурсного отбора я не оказалась в десятке лучших. Но несколько человек не смогли приехать, так что шанс у меня был. Тем более, я очень хотела увидеть омскую поэтессу Веронику Шелленберг. На работе, в связи с авралом, в отпуск бы меня не отпустили, но насчёт отгула на денёк никто не возражал. В четверг вечером улететь из Москвы, в пятницу утром быть уже в Омске. Возвращаться в воскресенье вечером. Однако мама заметила, что с ослабленным долгой болезнью организмом лететь туда, где холодно, да ещё и прыгая по часовым поясам (между Москвой и Омском три часа разницы), и после бессонной ночи тут же бежать на семинар – не лучшая идея. Так что поехали, говорит, в Коломну.
Может, я всё-таки настояла бы на своём, если бы как раз накануне не получила письмо от Вячеслава Егорова. Скажу сразу, о моих планах он не знал, приехать не просил (да и не уверена, что меня пустили бы к нему), однако сам факт подобного совпадения навёл меня на мысль: а что если это знак судьбы, и в эти даты мне именно в Коломне быть надобно? Чуть позже, листая женский журнал, в рубрике «Путешествия» я обнаружила ту же Коломну. Тогда мне стало казаться, что не дай Бог я ослушаюсь и буду где-то в другом месте – беда лихая со мной приключится! Словом, решила я таки судьбу не испытывать и сделать, как матушка велит.
И вот вечером того дня, когда я изначально планировала лететь в Омск, у меня заболела голова, да так, что, казалось, и вовсе расколется на части. Если бы я всё же выбрала литературный семинар, ох, несладко бы мне пришлось! Однако уже наутро, когда «мой» самолёт уже улетел, а электричка до Голутвина ещё не подошла, головная боль пропала без следа.
Что же такого выдающегося произошло в Коломне со мной и с мамой, что кровь из носа надо было быть там и нигде более? Да ничего особенного – погуляли по Старому городу, посетили также современную часть, прикупили пастилы, сбитня да медовухи, халатами хлопковыми прибарахлились, рыбку-селёдку домой привезли. Ну, а я ещё подарочек маме с бабушкой на Восьмое марта тайком купила – муфтовую пастилу из смородины в подарочной упаковке. А мама нам тем временем по платочку шейному в подарок приобрела. Хотя, может, кое-что судьбоносное таки случилось – я не попала в больницу с осложнениями.
В начале августа в Коломне проходила церемония награждения победителей конкурса «Литературные Старки». В то же время в Нижегородской области близ Большого Болдина проходил Слёт молодых литераторов. Я подавала заявки на оба конкурса, но в финалисты вышла только на нижегородском. В этот раз вотчина Вячеслава Егорова не стала звать меня к себе, и я поехала в Болдино. Однако привет из Коломны прилетел и туда – в виде Натальи Красюковой, поэта, барда, организатора фестиваля «Господин Ветер», которую я всякий раз, приезжая в Коломну, спешу проведать.
А что же насчёт Егорова? Он освободился из мест лишения свободы (т.н. «дадинская» статья) как раз в тот день, когда я вернулась из Нижнего Новгорода. Увидеться нам удалось в начале сентября, когда я приехала в Коломну на фестиваль «Антоновские яблоки».
Собственно, приехала я за день до начала самого фестиваля. На этот раз ехать до Голутвина мне не пришлось – хостел «Два гуся» (гостиницу бронировать дороговато) гораздо ближе к станции «Коломна», совсем рядом с фабрикой пастилы и кондитерской, из-за которой я весь город назвала «бездной соблазнов». Однако даже зная точный адрес, найти этот хостел без навигатора или подсказки местных практически невозможно. В общем, это рядом с шёлковой фабрикой, на которую я ходила вечером смотреть короткометражки «Сны на районе», снятые непрофессионалами из Щукинского района Москвы. Ну, а днём… Днём погуляла по старой части города, как водится, стяжательскую программу выполнила на пару тысяч рублей, Наталью Красюкову навестила, кондитерскими соблазнами соблазнилась.
А вот на следующий день уже и фестиваль начался. В сквере Зайцева уже были поставлены деревянные палатки с книгами разных издательств, в основном детскими. На главной сцене балерины в пачках (ох, не завидовала я им – в такую-то погоду!) танцевали отрывки из разных популярных балетов: «Лебединое озеро», «Щелкунчик», «Спящая красавица». То тут, то там встречались волонтёры, которые раздавали яблоки.
В соседнем сквере, названном в честь первого космонавта Юрия Гагарина, со сцены рассказывали детскую сказку о балетных туфельках – пуантах. На лотках продавались различные сувениры – от «яблочных» прихваток до духов с ароматами, напоминающими о тех или иных местах в городе. Духи я покупать не стала, а вот пакетик с шалфеем (который нередко нужен по рецептам) и прихватку с яблочком в стиле пэчворк с радостью приобрела.
Проголодавшись, вернулась в сквер Зайцева. В конце сквера в палатках можно было увидеть много разных диковинок: огуречное варенье с разными добавками, глинтвейн из тыквы, жареный халуми и даже кроличью ножку с розмарином, картошкой и овощами.
Если оттуда пройти через улицу Казакова или Лажечникова, затем по улице Лазарева, можно дойти до реки Москвы. Там я впервые увидела, как в Коломне мосты разводят. Нет, вверх ничего не поднимают – просто отводят в сторону среднюю часть, а как проплывёт корабль, возвращают обратно. Потом я узнала от одного молодого человека, что только недавно это стали делать сразу – раньше, бывало, два часа ждёшь, когда же мост на место вернут. И вот, наконец, мост снова в целости и сохранности, можно спокойно пойти направо – к пристани около гостиницы. Хотя, справедливости ради, стоит заметить, что мне и до этого ничего не мешало направиться к пристани. Вот если бы я в тот момент оказалась на отъехавшей середине моста…
У причала я была ещё днём ранее – в рамках фестиваля предлагали теплоходные круизы с музыкой. В двенадцать часов для туристов играла на скрипке Полина Борисова, в четырнадцать на рояле – Александр Новиков, а в шестнадцать обещали гитару. Я выбрала Новикова с роялем, и полтора часа мы плавали по реке под музыку советской и зарубежной эстрады. И до самого Щуровского района встречные мосты расступались, лишь только наш теплоход к ним приближался.
Благородный диссидент Егоров встретил меня на пристани, когда мы, насмотревшись красот коломенских берегов, приплыли обратно. Отмечать его освобождение, а также издание моей книги на полученную стипендию, ну и конечно, праздник антоновских яблок мы отправились в кондитерскую при музее пастилы. Выпили по чашечке кофе с грушёвым пирогом и зефиром. Оказалось, в палисаднике при кондитерской тоже есть столики, и там ничуть не хуже, чем внутри. Жаль только, что Вячеслав в тот день был занят по работе, так что после гулять по городу и посещать интересные мероприятия мне пришлось уже самой.
Вечером, поужинав на Житной площади, где в киосках по периметру продавалось множество всякой снеди: от традиционных русских блинчиков до мексиканских буррито или турецкой шаурмы, я отправилась в уже знакомый сквер Зайцева. По программе там должна была состояться театральная постановка «Белые сны». Собственно, она и состоялась, только вот время я перепутала и подошла лишь к окончанию, чтобы увидеть танцующих девушек в белых одеждах.
Однако на этом культурные мероприятия не заканчивались. Напротив, самое время выпить бокал брусничной медовухи «Маринкина башня» - и на набережную. На площадке, где обычно стоит кофейный ларёк, уже всё было готово к вечернему концерту: сверху над сценой на леске рыбок повесили, лодку деревянную с вёслами для детворы поставили. Не забыли и про самовар с горячим чаем для согрева гостей. Но прежде, чем концерт начался, я снова стала свидетелем развода моста. Сама я успела убежать с середины до начала действа. А вот несколько человек не успели. Так они и стояли, отрезанные от мира тёмными водами, пока не проплыла по реке баржа, и мост вновь не свели.
Сам концерт представлял из себя музыку без слов, которую музыканты играли на скрипках и саксофонах. Среди мелодий были как давно знакомые, так и редкие, которые не у каждого на слуху. Одну из них под названием «Коломна-Коломна» сочинили специально ко Дню города, который так удачно совпал с фестивалем «Антоновские яблоки». Её же потом, по просьбам слушателей, сыграли на бис.
Ну, и какой День города без праздничного салюта? Однако идти на Советскую площадь (тем более, не зная, как туда пройти) уже было лень. Но с Житной площади, куда я зашла по пути в хостел, чтобы купить варенья из сосновых шишек, салют тоже был хорошо виден.
Завтра, думала, с утра позавтракаю и поеду домой. Но услышав о планах соседок по комнате сходить на шёлковую фабрику на мастер-класс по ткачеству, решила последовать их примеру. В рамках мастер-класса нам показывали большой ткацкий станок, рассказывали вкратце о принципах работы на нём. После чего мы сели за стол, на котором были разложены небольшие рамки с натянутыми в пять рядов белыми нитями. В центре стола лежали клубки из ниток различных цветов и фактур. Нелёгкое дело – ткачество, кропотливое! Даже если речь идёт о браслете. Цвет золотистого поля и ясного голубого неба… По-моему, очень хорошо ложатся рядышком.
Последним пунктом назначения была Советская площадь, на которую я вышла случайно, и стоящая в центре гостиница «Коломна». Оказалось, в гостиничном ресторане весьма неплохо готовят блинчики!
На вокзал я шла через мемориальный парк, посвящённый героям Великой Отечественной войны.
Иногда задаю себе вопрос: а если бы я тогда в ноябре 2021 года не испугалась тряски в самолёте и не пообещала писать письма Егорову, изменилось бы что-нибудь? И сама же на него отвечаю: нет, вряд ли. Всё равно писала бы письма этому благородному человеку.
Ну, а что касается вотчины Вероники Шелленберг, даст Бог, свидимся. И если судьба снова не вмешается, то я не буду пытаться не приехать в Омск.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Очерк
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
Свидетельство о публикации: №1220927481995
@ Copyright: Ольга Вербовая, 27.09.2022г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1