Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Будни мирного пловца и раковин.


Будни мирного пловца и раковин.

Скорее возьмите оттуда эту Рыбу и оставьте там только ее изображение. Её же самое пусть возьмет наш повар и сейчас же свеже-насвеже приготовит для нашей вечери, частью на сковородке, частью под соусом, частью с кислым виноградным соком или с иной какой приправкой, как кому по вкусу и нраву, заправив римской солью. Да поживей, ибо от усиленной работы я умираю с голода, думаю, и вы все тоже: к тому же, по-моему, было бы не совсем прилично, если бы это Очищение Неба не принесло нам никакой выгоды.
Бруно Филипп (Джордано). Изгнание торжествующего зверя.

Убийца убивает не из положительных, а из отрицательных соображений; ему просто не хватает чего-то такого, что имеется у не-убийц. А настоящее зло, разумеется, полностью положительно — только с обратной, дурной стороны.
Мейчен Артул Ллевин. Белые люди.

Утро встретило тихого пловца ровными потоками спокойной воды и ползающими по мягкому дну колючими пожирателями всего мелкого, что не может убежать от них, ведь прятаться бесполезно. Они учуют жертву, как ты ни спрячься, и их могучие лепестки-челюсти разгрызут самую плотную раковину или остов гигантских стеблей бурой зелени, в которой живут все они. Но всякие раковины прячут в себе вкусное нутро, и именно четыре таких медленно отнесло в жилище к пловцу, голодному и проснувшемуся по этой причине. Раковины были крупными, мутного цвета, все в водорослях и неровностях от времени, что указывало на их спелость и питательность, так что завтрак был сытным и обильным. Но сон был нарушен, так что пловец, потянувшись, расправил плавники и неторопливо поплыл около дна – осмотреться и разведать, что да как.

Плывя без спешки и глядя вокруг, пловец увидел в тягучем иле ещё несколько раковин помельче, до которых не добрались увальни-пожиратели, и потрапезничал ими тоже. К слову, мелкие пожиратели тоже были тут, и это было пловцу подарком, благо их несущие боль и заразу ломающиеся в колотых ранах иглы ещё не отвердели, а скорлупа туловища была пловцу и ему подобным вполне по зубам. В общем, съесть двоих таких было достаточно, чтобы не заботиться о пропитании почти семь смен тьмы и света сверху. Довольный, пловец поплыл дальше, не без страха увидев, как большие пожиратели сожрали остов длинного стебля, теряющегося в зеленоватой водной вышине, и его листья с верхушкой оторвались от дна.

Их огромные буро-зелёные поверхности с недоеденным стеблем с глухими шлепками исхлестали всё около дна, даже сам пловец еле спрятался в иле, пока вода несла их прочь, и много ярких толстых суетливых пловцов оранжевого цвета ринулись к ним, отрывая кусочки посочнее. Это было неплохо для спрятавшегося, ведь на выше упомянутую суету прибыл смертоносный серебристый охотник с частоколом острейших неровных зубов, и лишь хруст нескольких пожирателей водной листвы отвлёк его от насытившегося донными раковинами дальнего сородича, и тот неподвижно пережидал неожиданный чужой пир, пока всё не успокоилось.

Вскоре вода снова стала ровной, кровь жертв без следа рассеялась в ней, а яркая чешуя с остатками плавников самих оранжевых пловцов тихонько осела в ил, где за неё немедленно принялись мелкие донные уборщики с острыми мелкими лапками и усами. Не будь чрево пловца полно от более приятного завтрака, он бы проредил и их число, но пока это не было обязательно, и он поплыл в своё скромное и закрытое остатками раковин жилище. Благо всё важное он уже увидел, а быть снаружи больше нужного – дело лишнее.

Это лишь мелкие пловцы, похоже на мелкие серебристые листья, только быстрее, всё плавают себе и сверкают боками, где попало, то их и едят все подряд, кому охота возиться, даже пожиратели водорослей, если успеют поймать. И мелкая тварь сверху, которая часто мешает хорошо попировать. Она появляется мелкими стаями и нагло собирает чудными плавниками раковины и пожирателей поменьше с мягкими шипами, да ещё и тащит наверх, где их не достать. Туда, откуда вскоре вода разносит останки их обеда. Иногда пловцу и его сородичам из-за них и вовсе еды не оставалось на день-два, враги они эдакие, но их самих почти никак не поймать, чтобы съесть вместо обычной еды. Слишком быстрые, проворные, на дно опускаются ненадолго совсем, вот куда они все спешат только? Но они бывают не всегда, а один такой недавно упал на дно мёртвым, и пловец со своим сородичем сытно хрустели его косточками с плотью. Раковин в тот день в поле видимости вообще на дне не было, что и заставило двоих собратьев по несчастью поменять свой привычный рацион. Как хорошо, что ненадолго. Пришлось отбивать добычу от крупных пожирателей, которые сразу идут на падаль, сородич уколол нос о них и едва не лишился глаза, а сам пловец – хвост и левый бок. Раны болели дня два, но зажили с небольшими шрамами.

Когда пловец отправился домой, привычно соскребая с помощью неровного и заросшего мелкими несъедобными раковинами кожных паразитов с острыми лапками на обоих боках, он в тот же миг узнал, что на сегодня впечатлений ещё будет много. Мягкий ил, такой спокойный и мирный, материал для жилища и источник еды, взвился фонтанами, как при падении сверху чего-то большого, и в центре воронки появилась огромная, втягивающая всё и вся пасть с мелкими зубами. Не в силах противостоять такой мощи, пловец был просто-напросто втянут в неё, как в новую промоину на дне, когда из-под донного ила пробивается новый источник воды. Откуда она только берётся? Но пасть закрылась лишь для того, чтобы открыться вновь, выплёвывая жертву с маленьким облачком крови и мутной водой.

Вскоре огромный охотник показался весь, и его плоское тело с плавниками быстро скрылось вдалеке. За ним тянулась прямо из огромной пасти тонкая струя крови, рассеивающаяся мутью в прохладной воде. Вскоре лишь ямка на дне напоминала о нём, а пловец ринулся в жилище и успешно до него доплыл. Его спасло оснащение, созданное для таких случаев: острый и надёжно скрытый спинным плавником шип. Лишь при надавливании он открывался, пробивая мягкое или твёрдое нёбо любого желающего полакомиться скромным любителем раковин и маленьких пожирателей. Те, кто не имел такого орудия спасения, охотник пожирал без проблем, нередко оранжевые любители водорослей и даже пара собирателей донной пищи попала в пасть этому самому покрытому многочисленными шрамами гиганту с обкусанным океанским зубастым смертоносным охотником левым боком и хвостом. Как сам пловец, таким же образом. И хорошо, что попались они, ведь тогда больше останется пищи исконно донным жителям.

К слову, хищный гигант оказал ещё одну неумышленную услугу: соскрёб многочисленными зазубренными зубами паразитов со спины, куда пловец не мог дотянуться сам. Это было приятно, и пловец вскоре заснул, привычно загородив вход остатками раковин, на которые тут же осел ил. Одна из раковин была спиральной и состояла как бы из двух подогнанных частей. Благо это была оболочка необычного в сравнении с прочими яйца, из одного из которых когда-то появился сам пловец холодной весной.

Ночь была неплохой, и ранний день прошёл более-менее хорошо. День пятилетней рогатой акулы на калифорнийских водорослевых плантациях на охраняемой фондом дикой природы заповедной их части.­



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ История
Ключевые слова: акула, бентос, дно, добыча пищи, ил, океан, охрана природы, шипы,
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
Рейтинг произведения: 190
Свидетельство о публикации: №1220917480822
@ Copyright: Старый Ирвин Эллисон, 17.09.2022г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1