Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Изменение 52. Глава 1. Два полюса, один океан.


Изменение 52. Глава 1. Два полюса, один океан.

­­В молодости мы очень богаты жизнью и охотно всем в долг раздаём свои богатства, но когда под старость пойдём долги собирать — никто не даёт. И это очень обидно. И вот почему так редко встречаются добрые: в старости видеть добро мешает обида.
Михаил Михайлович Пришвин.

Наша первая задача — освоить богатейшее научное наследие Мичурина, величайшего генетика. А мы в первую голову требуем, сколько прочёл иностранных книжек.
Трофим Денисович Лысенко. Слова на заседании президиума ВАСХНИЛ, 17 июня 1935 г.

Фиолетовое с лёгким налётом синевы небо неизменно правит взглядом над постоянными в это время дня высокими и пенными, как конь после долгой скачки или итальянское вино после долгого стояния на Солнце, волнами. Цвет неба передавался и им, и лишь синевато-зелёные хлопья на их поверхности и в пене говорили, что синева – не единственный цвет этого мира. Тут и там видны мелкие и средних размеров синеватые и серебристые рыбки, отхватывающие на поверхности бурного моря кусочки от них, а потом подплывающих с той же целью снова. И снова, ведь это основа пищевой цепи всего океана, и хлопья эти состоят теперь не из вымерших давным-давно зелёных водорослей, а из морских колоний неоценовых цианобактерий (Microcystis neocenum oceanica), которые и обогатили мир кислородом до предельно возможного уровня. Не меньше постарались и прудовые штаммы, а также речные их коллеги по этой работе, неоценовые речные микроцистисы (Microcystis neocenum fluvia) или неоценовые кислородки. Если раньше водоросли гнили и поглощали кислород при цветении воды, то теперь – наоборот, и возле них постоянно вертятся мелкие рыбёшки. Длиной в сантиметр-два, почти прозрачные, они поставили избыток кислорода в атмосфере себе на службу, как и большинство рыб неоцена, но узкая, на первый взгляд, специализация этих рыбок превзошла прочих.

Плюющаяся рыбка-парилка (Dorosoma pirogenus veru) длиной и шириной с людскую ладонь, один из самых типичных рыб всех океанов мира, представитель нового одноименного семейства морских и океанских рыб. Биохимия отреагировала на огромный уровень кислорода в атмосфере, ведь значительно увеличился процент перекисного окисления липидов и образования активных кислородных и гидроксильных радикалов.

Эти процессы считаются вредными и даже опасными, но не для неоцена. Рыбки-парилки научились с помощью новых ферментов, оксилипаз, использовать перекисное окисление липидов, чтобы расщеплять их с намного меньшими затратами энергии. А ещё один новый супероксидпирогеназный комплекс ферментов позволил на основе супероксид-анионного радикала вырабатывать тепло с минимумом затрачиваемой органики, поэтому рыбы неоцена стали истинно теплокровными, но запросы в пище не выросли в десять раз, как у млекопитающих в сравнении с рептилиями, а лишь вдвое. Чешуя неоценовых рыб претерпела изменения и состоит из термоизолирующих двойных пластинок, чтобы тепло не уходило зазря в воду, но чувствительность жителей солёных вод к теплу и соответствующие органы стали на эту меру ответом, и на глубине морской рыбы, лишившиеся глаз, теперь ориентируются на тепло тела жертвы.

Но теплокровные рыбы подвижнее обычных, даже голоценовые тунцы и марлины с меч-рыбами тому подтверждение, а редкий краснопёрый опах ещё больше доказывает, что теплокровность делает рыбу в разы подвижнее. Уцелевшие неоценовые креветки и весь прочий беспозвоночный планктон быстро приказал долго жить, не в силах увернуться от атак новых рыб. Лишь цианобактерии своими «одеялами» бороздят море и рыбы-парилки. Последние не только уцелели в море и стали захватывать и глубины, где ранее не водились. Вымерли шестижаберные и прочие глубоководные акулы с химерами. Теперь дно моря постоянно терроризируют трёхметровые зубастые рыбы-патрульные (Dorosoma pirogenus circuitus). Прочёсывая стаями дно абиссальной равнины, они подбирают всех беспозвоночных и рыбок поменьше, закопавшихся в ил. Там, где эти плоские рыбы с мощными плавниками-лопатами побывали, остаются борозды в иле и останки панцирей съеденной добычи.

И вот теперь на глубине в 4 километра стая из почти чёрных рыб с зубами-дробилками плыла над дном, пожирая с хрустом морских ежей, изоподов и крабов. Их двойная, совершенно термоизолирующая чешуя с острыми иглами по краям не пропускает тепло в ледяную воду Бездны, и рыбу не заметят чувствительные к теплу жертвы. Так погиб в зубах самой старой рыбы недавно сытно перекусивший гигантский равноногий рак (Isopoda gigantus), санитар морского дна и по совместительству хищник, чёрное десятиногое чудовище размером чуть больше камчатского краба и всё от макушки до пят покрытое острыми зазубренными шипами. Особенно шипы острые, и их особенно много на спине и клешнях для защиты и нападения. На них он и нанизывает взмахами клешней мелкую рыбку, а потом снимает её оттуда ротовыми мандибулами. На спине рака живут тёмные в целях маскировки, но с инфракрасными узорами на головке для социального взаимодействия, рыбки-скребуны (Dorosoma pirogenus scraperus). Питающиеся остатками его трапезы, они мельче ногтя впятеро и при встрече двух раков меняются частью своей популяции. Это позволяет им не страдать от инбридинга и всегда поддерживать популяцию сильной и здоровой. Икру они откладывают на дне, в итоге лишь один малёк из тысячи найдёт себе нового рака и будет жить на нём, остальные станут жертвами донных обитателей. Но рыба-патрульный аналогична зубатке и разгрызла, обломала шипы мощной мордой и убила рака. Рыбкам-скребкам останется лишь доесть остатки рака и поплыть всей стайкой из сотни рыбок на поиски нового, жестоко сражаясь с уже имеющимися особями. Часто такие драки приводят к смертям, но выжившие не печалятся и доедают павших. На глубине ничего не пропадает даром!

Вдруг одна рыба-патрульный, что помоложе остальных и потому размером с 10-летнего ребёнка вымерших людей, внезапно видит своими огромными и защищёнными шипами глазами какой-то силуэт на дне моря в десяти метрах от стаи. Видит, но не придаёт ему значения, пока что не придаёт. Разве гигантский равноногий рак ей угроза? Только еда, и всё, думает рыба и плывёт навстречу своей еде. Но рак даже не думает бежать или выставлять клешни для боя, что странно. Озадаченная странным поведением рака, рыба подаёт звуковой сигнал своим. Созывая на помощь. Она правильно поняла ситуацию, но не успела среагировать: из ила мгновенно выскочила рыба куда больше и крепче самой приманенной рыбы-патрульного и с раскрытым ртом, полном глоточных зазубренных зубов, проглотила двухметрового донного собирателя беспозвоночных в один присест. Остальные патрульные ощерили зубы и мощные плавники, готовые дать бой, но незнакомец опять раскрыл пасть и бросился на них, и лишь бегство спасло остальных. Вообще, пятиметровый и покрытый бронированной чешуёй авларовый охотник (Dorosoma pirogenus scraperus) уже насытился и просто прогнал прочих, чтобы спокойно переварить свой обед на две недели. Его приманка состоит из изменённых по форме мясистых плавников и инфракрасного узора на спине, характерным мерцанием имитирующих стайку глубоководных рыб-парилок и равноногого рака. Сам охотник зарывался в ил и был того же цвета. Принять его за илистую, очень большую кучу ила и донного мусора – проще простого.

Лишь сами авларовые охотники знают сигналы, подаваемые между мерцанием, и так они не путают друг друга с добычей. Тем более, что охотник, убивший патрульного был самкой. Активно охраняющей свою икру, тогда как её партнёр плавал на охоту сам и через час-два был готов её сменить на караульном посту по охране потомства. Рыбы-патрульные так тоже делали в пору изобилия донного корма, но чаще им приходилось кочевать над дном океана, и икра чаще оставалась просто закопанной в слизистый кокон, глушащий запах содержимого. А авларовый охотник, будучи верховным хищником всего мирового океана на глубине больше 3-4 километров ниже уровня моря, нуждающийся в огромной кормовой территории и потому менее многочисленный, такой расточительности себе позволить никак не может. Именно потому их родители охраняют потомство до его проклёвавыния из икры, а позже мальки предоставлены сами себе. Немногие вырастают до стадии зрелости. Один из десяти тысяч, потому кладка у них велика, как и у всех глубоководных рыб.
Новое поколение ужаса морского дна растёт и плавает не только на глубине, как их родители после двадцатипятилетнего возраста, но и на поверхности под Солнцем, как предковый вид, подбирая мелких рыбок-парилок и им подобных.

Правда, плюющиеся рыбки-парилки, постоянно и всю жизнь от икры до смерти вертящиеся около непосредственных скоплений кислородок, иногда могут себя защитить от уже зубастых мальков. Они приспособились использовать систему разогрева организма иначе, чем прочие. В специальной камере идёт разогрев воды до температуры кипения с помощью супероксидпирогеназ и небольшого количества липосахаридов, выделяющихся в парную ротовую железу в качестве топлива. Едва начинается разогрев до высоких температур, смесь «выплёвывается во врага, по пути разогреваясь до температуры + 200 градусов по Цельсию, прилипая на несколько секунд к коже и оставляя глубокие обваренные ожоги на теле всякого, кто планирует полакомиться плюющейся рыбкой-парилкой. Вариант хорошо известного мифического «огненного дыхания» нашёл своё реальное выражение в жизни неоценовой рыбки.

Но плевок кипятком – крайняя мера защиты, ибо причиняет немало хлопот: рыбка может «плюнуть» лишь несколько раз за пол-дня, и потом перегревшиеся железы требуют долгого охлаждения и затратного по ресурсам организма восстановления.

Этим пользуется всякий хищник, в том числе и полуметровая рыба-стена (Dorosoma pirogenus murus), использующая такие места для лёгкого перекуса. Она плавает в приповерхностной вожде необычным косяком, маскируясь под морду и тело большой пятиметровой рыбы-колосса (Dorosoma pirogenus avlarus), иногда бывающей здесь при нерестовой и пищевой сезонной миграции больших стайных рыб. Рыба-стена создаёт своим вертикальным косяком как бы стену соответствующей формы, и издали можно перепутать её с одной рыбой-колоссом. Сама рыба-стена хищная и питается мелкой рыбёшкой в приповерхностных водах. Так случилось и сейчас, косяк рыб-стен разбился на отдельных особей, и они нападали на мелкий аналог голоценовой сельди, кучной рыбы (Dorosoma pirogenus turbos), которая мигрирует на нерест мимо бывшей западной Сахары . ставшей чуть болотистой степью. Миграция за пищей длится весь год, рыбки никогда не сидят на месте и кочуют по Осевому океану круглый год, начисто съедая кислородки и уплывая, давая немногим оставшимся от бактериальных матов кусочкам снова набрать прежнюю массу.

Для прочих растительноядных рыб они – аналог неистребимой саранчи. Сколько ни съедят её рыбы и водные млекопитающие с птицами, а её снова очень много!

Поэтому контроль их численности – благое дело для моря и его обитателей.

Этим благим делом и занимались рыбы-стены, к которым присоединились птицы-серпы (Passer hamus), стремительными стрелами падающими с небес и косящих рыбу, как косарь – спелую и сочную траву. Потомки голоценовых воробьёв, водные неоценовые воробьи (семейства Aquapasseraceae и Pelagepasseraceae) окончательно перешли к стайному морскому и речному образу жизни, заменив собой вымерших морских птиц. Специализация по типу питания сделала их разнообразными, и птица-серп – тому прямое доказательство. Размером с крупную чайку, но намного белее и массивнее, в фиолетовой синеве неба они кажутся кусочками неба. Из воды их никак не заметить, что позволяет им летать ниже чаек и буревестников. Их клюв напоминает зазубренный острый серп, а не традиционный клюв чайки, чтобы ловить и пронзать им рыбу, которая из-за своей теплокровности сопротивляется намного сильнее прежней. За одно 10-15минутное – высокое содержание кислорода в воздухе позволяет надолго задерживать дыхание всем вторично водным животным - ныряние птица-серп поглощает до 8-9 рыб, после чего летит кормить потомство и сидящую в гнезде-шаре вторую половину. На потомство уходит до трети улова, прочее делится пополам между партнёрами на всю жизнь. Взрослые особи едят, разрывая на части самую крупную рыбу, потомство – рыбу помельче, чтобы могли проглотить целиком и научились терзать её для более удобного глотания.

Сами птицы-серпы гнездятся колониями высоко на деревьях, напоминая голоценового общественного ткача по социальному устройству. Живя до 50 лет, они накапливают опыт и кладут в гнёзда ядовитые для насекомых и прочих паразитов листья и побеги шипастого куста-доктора (Chamaenérion angustifolium praefixi), потомка иван-чая голоцена. Он образует подлесок везде, где нет кустарникового леса, и его яд делает его неуязвимым для единственных сохранившихся отрядов насекомых, а именно карликовых муравьёв и их конкурентов – жуков-бочек (Tenebrionidoliumae), потомков чернотелок. Поскольку из мира, кроме ниш вымерших блох и мух, их вытеснили карликовые млекопитающие и птицы, которые сами не прочь полакомиться зазевавшимся жуком-бочкой или муравьём, то они донимают на шерсти и перьях, а муравьи и ряд жуков-бочек также копошатся в падали. Жук-бочка пятнистый (Tenebrionidolium maculosus), размером с увеличенную вдвое блоху, донимает птиц-серпов и морских птиц почище вшей, пухоедов, клещей и блох вместе взятых, даже склёвывание птенцами их огромной части внутри гнезда мало помогает.

Смертность от паразитов и переносимых ими бактериальных инфекций высока, поэтому ветви куста-доктора – настоящее спасение для взрослых птиц и, что важно, для их пока беспомощного потомства в огромном плетёном гнезде. Кусты, к слову, тоже не остаются в накладе: регулярное их «подстригание» стимулирует рост новой свежей листвы и колючек для защиты от крупных травоядных. Нередко их отгоняют и сами птицы, чтобы не лишиться источников лекарства.

Отходы из гнезда и птичий помёт для падающих при переноске ветвей семян – прекрасное удобрение, потому птичий базар неоцена узнаваем не только по постоянному гвалту и гнёздам-шарам, но и по наличию кустов-докторов.

Правда, не обходится в этом союзе и без отдельных эксцессов.

Молодой самец птицы-серпа прилетел к пёстрому кусту собрать новый противопаразитический материал своему гнезду и подобрался поближе, приметив удобную веточку. Серповидный клюв привычно срезал побеги и крепкие коробочки с поспевшими к сезону гнездования морских птиц семенами, и самец расправил крылья, после чего собрался взлетать. Не тут-то было – из-под куста выскочило в броске точно замаскированное под него животное размером втрое больше голоценовой кошки и одним укусом острых резцов перекусило птице позвоночник. Сборщик растений погиб на месте, совершенно не успев осознать произошедшее с ним. А зверь, фыркая и довольно потягиваясь, потащил добычу в куст, в сердцевине которого у него был устланный отмершими же частями самого куста жилище. Бушля, она же владелец когтистых крепких ласт кустарниковый моряк (Maus rubus), потомок кустарниковой мыши голоцена, как и все млекопитающие неоцена, стала хищно-всеядным грызуном. Кусты, как и у предка, ему родной дом, и за хорошие кусты они нередко дерутся между собой. Иногда бой идёт насмерть, и птицы рады такому исходу несказанно во всех случаях.

У бушли появился инстинктивный приём эффективного строительства гнезда в кусте-докторе: они берут камень и кладут в середину куста, не давая веткам в середине расти, обгрызая их и ревностно охраняя свою стройплощадку от посягательств чужаков и сородичей. В итоге за два месяца куст быстро вырастает с полостью внутри, и бушле остаётся лишь поселиться в ней и привести туда пару на всю жизнь. Бушля, только что убившая птицу-серпа, поделила её пополам с самкой и пятью мелкими детёнышами, родившимися месяц назад на заданном побережье бывшей пустыни Сахары, она же – степь Сахара. Сезон размножения бушли приурочен к нересту рыб и размножению птиц, как и время созревания семян куста-доктора. В это время больше всего пищи. Обычный рацион бушли – рыба, нерестившаяся тут во все сезоны, и он рад ловить их и приносить домой. Самки и самцы попеременно охотятся, чтобы лом не оставался без присмотра, но даже тогда бушли другой семьи часто отнимают друг у друга жилища, так что кто-то должен их охранять. Рыба питательна и теперь тепла, но птиц ловить куда проще и ближе к дому. Такому сезонному корму нельзя сказать «нет».

Иногда птички помельче с суши собирают семена куста-доктора для спасения от паразитов, что ещё не окрепшему бушле-детёнышу, учащемуся ловить птиц, часто лишь на руку: взрослая птица-серп убьёт его одним-двумя ударами могучего клюва и накормит им свой выводок.

В природе всё взаимосвязано. К слову, из-за колоссальных и куда более быстро двигающихся, чем в голоцене, степных пожаров, вызванных предельным уровнем кислорода в воздухе, птицы могут гнездиться на манер птицы-серпа лишь у моря или другого большого водоёма, где сырость немало мешает кусту-доктору сtзонно сгорать и лишать птиц столь нужного им лекарства. В степи куст загорается, сгорая до корней и выбрасывая раскрытые от пожара семена, у моря он вынужден пользоваться услугами птиц для этой же цели. И дерево-куст, десятиметровый и полностью закрывающий солнце немалую часть дня потомок ежевики, шипастый воин (Hamastis bellator), на котором гнездятся все морские птицы без исключения, пришёл из степи Сахары и устойчив к огню, а также к воде при разливе воды в сезон дождей, потому его рощи уже начали осваивать нишу мангровых деревьев везде. в едином южном океане и Осевом тоже, но пока эти деревья растут на мелководье от случая к случаю. Наличие огнеупорных растений для птиц - настоящий подарок, а вот бушля иногда сгорает в своём доме-кусте, если живёт там в сухой сезон, потому до сезона дождя они плавают в море и лишь после окончания засухи, когда начинает расти новый куст-доктор, начинают там хозяйничать. Ведь стерильный дом того стоит!

Правда, даже бушле есть, кого бояться. Например, волчьего пёстрого мауса (Maus lupus motleus) из степей Сахары. Пёстрый, как гривастый волк и похожий на него по фигуре и наличию гривы на шее, весом с подростка-человека голоцена и живущий мелкими стаями по 10 особей всеядно-хищный грызун с аппетитом ест орехи, ягоды и мясо. Последнее же гораздо предпочтительнее для него, и он охотится на относительно травоядных маусов, птиц и в сезон разлива рек охотно употребляет рыбу. Поэтому в пору нереста рыбы сейчас на берег вышли именно они, вся стая. Сразу же в три прыжка вожак и его альфа-самка, единственная на всю жизнь, поймали трёх птиц, а именно две птицы-серпа и одного бурезова (Passer tempestas albus). Последний размером с индейку, питается падалью и рыбой с мелкой живностью и заменяет собой голоценового орла. Он способен ослеплять врагов и соперников зеркальными перьями между глаз и на крыльях, что часто используется в брачных церемониях. Однако глаза волчьего мауса защищены от бликов, и этого зверя бурезову надо бояться больше всего.

Полетевший отогнать незванных гостей самец сам стал их жертвой, а самка сумела улететь прочь. Правда, её, попавшую в ураганный ветер, начавший заниматься над этой местностью в конце охоты птиц-серпов, съела после поимки в четырёхметровом прыжке другая бушля покрупнее первой, живущая в кусте ближе к океанскому берегу.

По итогу две пойманные маусами птицы достались альфа-паре, а третья принесут детёнышам Прочие члены стаи тоже прыгали, и вскоре насытились все. Но удача сопутствовала не всем: бушля-самец мигом выпрыгнула из своего куста-убежища и убила стоящего рядом с ней волчьего мауса-старика укусом в голову и тут же утащила есть. Остальные зарычали, увидев пропавший за ветвями хвост-плеть своего сородича и попытались откопать бушлю с трупом сородича, разорвать этот проклятый куст и добраться до дерзкого налётчика, заставив заплатить за дерзость жизнью, но не смогли и раненые ушли с добычей прочь.

Но не только волчьего мауса надо беречься, если ты не имеешь надёжного укрытия, могущего тебя спасти. Бушля боится и своего уже дальнего сородича, которому даже рыба-колосс уступает дорогу, водного титана (Maus lignator avlarus). Длиной шесть метров и цвета воды для маскировки, он полностью перешёл к стайной жизни в воде на манер касатки и занимает это же самое место в природе. Писк грызунов и ультразвуковой слух помог им в дальнейшем развить сонар, так что и бушля, и водный титан обладают неплохим эхолотом, и их зубы находят цель в океане до 300 метров на мелководье у первого и до 2 километров в открытом океане и на материковых склонах у второго. Рыба, теплокровная и сочная, она словно создана кормить их обоих, но мелкого конкурента крупный аналог касатки не терпит и при появлении тёмных силуэтов у берега бушля мигом спасаются на суше. Иногда не успевают, и огромные водные грызуны разнообразят мелкими своё сезонное меню.

И вот сейчас гиганты решили поохотиться. Огромные зубы, легко дробящие черепа рыб-колоссов, теперь бесполезны при охоте на кучных рыб, и у них есть неожиданная адаптация к такой рыбалке. Огромные защёчные мешки с жёсткими фиксирующими мышцами и растущей частоколом роговой щетиной для фиксации рыбы в них, служившие предкам-мышам местом для запасания пищи и переноске её в норку, теперь стали ловчими корзинами. При нападении титанов на косяк ловчие корзины резко раскрываются, ловя её сотнями килограммов. Поймав какую-то долю, титан закрывает рот и ловчие корзины. Затем он просто выцеживает через зубы и щетину ловчих корзин морскую воду, а рыбу глотает на манер любого усатого кита голоцена. Это не так эффективно, как у китов, но прокормиться позволяет неплохо. Крупная рыба тоже хороша. так что ниша зубатого и усатого кита занята одним видом, что делает водного титана универсальным видом всего Мирового Океана, и везде, где есть рыба, можно встретить и их.

К слову, высокий уровень кислорода сделал путь метаболизма с образованием молочной кислоты лишь пережитком прошлого, и организм теперь работает у птиц и млекопитающих только в аэробном режиме. что делает его куда более выносливым и сильным физически, чем в голоцене у аналогичных животных. Примерно втрое, что сделало их мозг боле активным. не оставляя насекомым, за исключением не связанных с мозговой деятельностью паразитам, никаких шансов выжить в таком соседстве. Амфибии и рептилии также быстро вымерли, не оставив потомков, уничтоженные навсегда быстрыми и способными к теплокровности млекопитающими и птицами.

От косяка кучных рыб и рыб-стен сегодня титаны не оставили почти никого, и после кормёжки они поплыли себе по многочисленным невидимым с воздуха течениям дальше на юг, в вечном поиске добычи на просторах огромного океана, который обнимает собой два полюса Земли. По пути они миновали Южный Великий Архипелаг и на водорослевых - цианобактериальных, точнее, - матах знатно погрелись, прибегнув к услугам красно-серых в чёрную крапинку маусовых рыбок-чистильщиков (Dorosoma pirogenus dignissimus), которые процветают на южных мелководьях, ведь круглый год кто-то постоянно приплывает к ним почиститься. Кислород благоприятствует росту любой фауны, в том числе. примером нового эктопаразиты, вывтеснившего старого на корню - паразитические рыбки-вампиры (Dorosoma pirogenus draculus) и кожееды (Dorosoma pirogenus dermophagus). Напоминая по образу жизни карликовую версию кандиру и осу-кандиру, они - настоящий бич для рыбы. Рыба с поражёнными ими жабрами и чешуёй часто погибает от сепсиса, ведь оба вида - злостные переносчики различных септических и бактериальных инфекций. От них-то и спасают чистильщики. К услугам этих санитаров прибегают все в море крупнее голоценового карпа. Но чистильщик во взрослой форме становится... рыбой-хищником, а именно рыбой-патрульным. Именно их икра даёт жизнь малькам, а потом те спасаются на мелководье от страшных хищников глубоководья. А симбиоз со всеми океанскими жителями мелководья и не только помогает ему безопасно дорасти до взрослого возраста.

На севере зима, и полутонные с чёрным окрасом могучие берлы (Maus bearlus) уже нагуляли жирка на зиму на мясе и рыбе, и по замерзанию севера Осевого океана они привычно, как медведи голоцена, легли в спячку. Рыба уже наохотилась и отнерестилась в эту зиму и поплыла косяками на юг. На радость всему прочему видовому составу, в охватывающую весь океан миграцию-кольцо по круговому течению, пронизывающему без малого весь океан.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Остросюжетная литература
Ключевые слова: вариант будущего, грызуны, дальнее будущее, постчеловеческий мир, развитие жизни, спекулятивная биология,
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 16
Рейтинг произведения: 335
Свидетельство о публикации: №1220917480797
@ Copyright: Старый Ирвин Эллисон, 17.09.2022г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1