Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Деро и водные миры с пришельцами. Где правда?


Деро и водные миры с пришельцами. Где правда?

­­­­Тот же Абрамович, купивший футбольный клуб, - формально мужская форма начинающей стареть женщины, которая украшает мужчинами свой салон. Он, как и все женщины, всего лишь декоратор.
Купцов А. Г. Миф о красном терроре.

Естественно, на самом деле, никакого инопланетного врага нет и никогда не было, и, надеюсь, никогда не будет. Однако наша задача в том и состоит, чтобы все поверили, будто он существует.
Астанин Владимир. Транкеры.

В этой статье осветится тема, которую педалируют в научной фантастике и эзотерике. Точнее, тема иных, нечеловеческих разумных видов. Какими только не показаны нам пришельцы в видео СМИ и литературе! Причём как из космоса, так и живущими на нашей Земле параллельно с людьми, но никем или почти никем не замечаемые. И идея разумной параллельной цивилизации популярнее, чем идея космических пришельцев, которых реально никто никогда из людей не видел, а все сверхсекретные хроники про катастрофы НЛО на Земле оказались лишь кинопостановкой, а пришельцы-гуманоиды – больными тяжёлыми наследственными заболеваниями умершими людьми или вовсе куклами с кровью и потрохами для правдоподобной картины их якобы вскрытия.

К слову, даже образ «летающей тарелки» происходит не от научной фантастики, а от эзотерических сочинений 19-20-х веков. Ричард Шейвер, выдававший себя за сварщика, а на деле, пройдоха-журналист, на волне поиска «скрытых миров», особенно сильной именно в 1920-х, поведал миру историю о якобы существующих глубоко под землёй цивилизациях, деградировавших генетически и передовых в техническом отношении: они владели не только лучами смерти (лазерами или электромагнитным оружием), лучами мысли, иллюзиями и мехами, но и бесшумными летающими кораблями, которые Шейвер описывал как «диски», находившиеся в подземных ангарах. И эта публикация появилась за пять лет до того, как американский журналист-пилот Кеннет Арнольд увидел над горой Маунтин-Рейнер в штате Вашингтон объекты, которые он назвал «похожими на тарелки», тем самым поспособствовав рождению современного понятия «летающая тарелка».

Жители подземелий (они были у Шейвера двух видов – деро и теро) умели создавать «объёмные иллюзии» существ или объектов, в том числе и упомянутых дискообразных летательных аппаратов, которые на время становились физическими телами, а затем исчезали или их «выключали». А сколько раз НЛО именно исчезали с экранов радаров во всём мире?

Так что у придумывающих пришельцев людей было не просто много поклонников, но у них уже были «украденные до них» идеи, которые просто переложили на космический лад. Попытки сделать реальные самолёты в форме дисков с сигнальными огоньками по бокам для координации полёта, производимые по годам чуть раньше первой публикации Шейвера, окончились неудачей – «блюдце» неустойчиво в полёте при поперечных ветрах и воздушных ямах, поэтому проекты «летающих тарелок» вскоре закрыли.

Фашисты в 1930-х, кстати, попробовали повторить воплощение этих идей, с тем же самым результатом. Поэтому неизвестные технологии Третьего Рейха, поиск баз в Антарктиде и пр. – ещё одна серия легенд про фашистов. То есть, идея наличия ещё не известных людям высоких технологий «перенеслась» из подземного мира в космос, а потом – и на реальные государства!

К слову, помещение иной, более развитой цивилизации в космос, под землю, под толщу тёмных океанских вод, высоко в небо, в другие измерения и пр., кто что горазд придумать, – все эти приёмы имеют одну суть. Поместить персонажа туда где его не достать, чтобы как-то объяснить его отсутствие рядом. Так же раньше «перемещали» богов и ангелов с демонами. А то, что при таких исходных заявленных данных они взаимодействуют с нами, так тут психологический приём «всё крутится вокруг нас». На вопрос «почему более развитые не захватили нас» отвечают уклончиво про дружелюбие и пацифизм. Участь папуасов и англичан, которые при более развитой технике и военном деле захватили первых, им даже вспоминать неприятно, и на это сразу приводится аргумент про нечеловеческий разум и пр. То есть, недоказуемые и невнятно описываемые вещи, ведь как кто ни выглядит, все хотят занимать новые территории и потреблять ресурсы. И, если на одно и то же претендуют менее развитый и более развитый, последний по правилу Гаузе обязательно истребит или прогонит первого прочь, завладев его ресурсами.

Так что то, что похожих на людей пришельцев рядом нет, к лучшему для человечества. Иначе бы тут жили и здравствовали именно они, а люди или были выбиты, или были на положении бесправных, «второго сорта».

Даже образ гуманоида с миндалевидными раскосыми глазами, тонкой шеей и увеличенной или необычной формы головой, сложённого по около женскому типу, – это типовой облик мужчины или женщины от многих поколении близкородственного брака. Фараон Эхнатон – самый типовой пример «гуманоида». И везде, где жена царя должна была быть ему родной по крови сестрой для чистоты крови, со временем появлялись «гуманоиды». Дело в том, что такие люди с «инопланетной» внешностью очень больны с рождения и до старости из-за слабого здоровья даже в современном мире редко доживают, а умирают чаще всего до 30-летнего возраста.

Образ гуманоида из СМИ с тонкой шеей, хрупким маленьким телом, маленьким узкоротым лицом и раскосыми огромными глазами нежизнеспособен при реальном выражении. Слабая шея не удержит голову и просто сломается при резком повороте, огромные глаза будут уязвимы к любой пыли (или они должны быть закрыты на змеиный манер сросшимися прозрачными веками, что вкупе с защитой глаза сделает его более подслеповатым) и яркому свету (или они ночные по образу жизни?), а хрупкое тело сделает саму осанку неустойчивой, и такой пришелец будет постоянно качаться и падать при попытке идти самостоятельно. Плюс большой мозг требует очень много энергии, и такой пришелец для поддержания своего обмена веществ должен будет всё время есть, но маленький ротик не даст ему это сделать в достаточной мере. А внутривенное питание даёт организму очень ограниченный спектр питательных элементов, которых не хватит для активного образа жизни, что с большим мозгом также несовместимо никак.

По той же причине невозможны разумные амфибии и рептилии, они же хорошо известные по СМИ рептилоиды. Дело в том, что разумный мозг занимается комплексом сложных процессов, который требует принципиально постоянного и быстрого обмена веществ, а, следовательно, и температуры тела на одном уровне. А рептилия, как и амфибия, всегда холоднокровна и поэтому неспособна поддерживать свою температуру тела без внешнего обогрева. Если на планете не постоянная температура днём и ночью круглый год, то для рептилии и амфибии, в отличие от теплокровных млекопитающих, с поддержанием постоянной температуры тела возникнут непреодолимые проблемы. И от рептилий произойдут аналоги млекопитающих и птиц, которые в силу преимущества организма вытеснят холоднокровных «тормозов» с лидирующих позиций, как на Земле они сместили динозавров и терапсид. Пока рептилия в оцепенении, любое млекопитающее спокойно ей отобедает, как и её кладкой яиц. Современные рептилии узко специализированы как живущие рядом с млекопитающими, и крупные представители вроде всяких крокодилов и комодских варанов с суперзмеями видов очень мало, и те только в тропиках, поэтому новых динозавров больше никогда не появится.

Эта ниша уже занята млекопитающими, которые куда быстрее адаптируются и поэтому быстрее развиваются в новой среде обитания.

Про насекомых и прочих членистоногих пришельцев воды и суши вообще говорить даже нечего. Они были очень быстро уничтожены охочими до такой медлительной в силу тяжёлого при больших размерах хитинового панциря рептилиями и амфибиями на суше и панцирными рыбами с акулами в воде. Это указывает на то, что при млекопитающих у них вообще не может быть шансов, и гигантские членистоногие будут ими уничтожены очень-очень быстро. До любой возможности развиться до стадии разумного существа.

Но, если мы знаем, что не может появиться на свет, то определим с помощью детального изучения истории и технологии реального производства, и, опять-таки, простого метода исключения невозможного. что же появиться на самом деле на любой планете таки может. Разумное и цивилизованное, конечно же.

Дело в том, что любая цивилизация, какая бы они ни была, по любому должна пройти обязательные стадии, которые нельзя «перепрыгнуть» или «обойти». Стадия охоты и собирательства с жизнью кланами и родовыми общинами, потом – стадия межкланового кочевого и полукочевого скотоводства, затем – многоклановая стадия чисто оседлого образа жизни с сельским хозяйством, затем – война и торговля с соседями и как следствие строительство городов, затем – построение государств с всё более и более быстрым по времени техническим развитием.

При этом каждая следующая стадия развития должна давать очевидные и быстро заметные преимущества – разумные существа прагматичны и не любят ждать много времени, кушать что-то надо каждый день - перед предыдущей, иначе следующая стадия просто не будет частью цивилизации, на неё не перейдут за ненадобностью. Например, земледелие появилось явно в вулканических районах, где ныне растут лишь травы (прочее сгорает) да кустарники, а плодородие почв позволяет собирать много урожаев в год, как сейчас в юго-восточной Азии. Так как обработка земли, как и сбор урожая примитивными инструментами – задача крайне трудная и занимающая много времени, то при малом урожае земледелие бы в принципе просто было заброшено как неудачная и не имеющая отдачи идея, и больше бы её не вспоминал никто.

То есть, без активного вулканизма земледелие на планете просто не разовьётся, так и останутся полукочевниками. Ведь сеять в полной трав-злаков земле, где всё борется за место под солнцем от проростка до самой смерти, нереально, пищевые сорта задушатся остальными, и при попытке сжечь траву (подсечно-огневое земледелие, то самое) с целью посеять «пищевые» сорта остальные вырастут быстрее и сразу же обрекут это начинание на неудачу. Идею забросят как бесполезную.

К слову, для приличной защиты больших стад вьючно-пищевых животных уже на стадии полукочевого скотоводства необходимо иметь развитое вооружение и боевые порядки в случае нападения угонщиков скота и больших групп хищников-конкурентов, и при ясном отсутствии улучшения в приплоде стада и его пищевых качествах при наличии этой самой защиты полукочевой образ жизни не утвердится как основной. Так и будут за дикими стадами охотиться, если толку от защиты скота нет.

Земной вид разумного (типа того) существа, человек, при переходе на каждую стадию умножался в десятки раз, сроки его жизни росли, а болезней становилось меньше. И каждая стадия требует усложнения инструментария, без этого никак. Из дерева и камней ружьё не сделать, из кремня рубанок тоже никак не сделать, а на дровах в космос или просто в воздух не полететь никак. То есть, для всё более сложного производства для полезного инструмента нужны материалы всё более и более требовательные к сложной, всё более специализированной обработке. В земной истории этим материалом оказался металл, и до массового использования металлов люди жили на «плато» каменного века. Не могли делать телеги для доставки тяжёлого груза, корабли для плаваний по океанам – каменной пилой доски для деревянного корабля не выстрогать!

Но далее, когда производство по мере его совершенствования будет зависеть не только от мускулов, но и от механизмов, неизбежно встанет проблема энергоресурса. На дровах железо не выплавить, в космос и воздух не полететь, даже пароход на дровах плавает из рук вон плохо. Значит, нужны энергоресурсы, легко доступные и многочисленные, иначе их добыча просто не состоится как слишком трудная и не окупающая себя. В ста из ста. Тот же переход на нефть с угля, а с дров на уголь только потому и стал возможным, что нефть была до середины 20-го века неглубоко под землёй, и её нередко находили едва ли не при рытье колодцев (лишь в 1950-х за 100 лет такие источники нефти вычерпали до дна), огромные угольные пласты тоже нередко обнажались при обвалах и оползнях по всему миру, что облегчало его добычу местными.

Там, где не было доступных энергоресурсов такого типа (Южная Америка, например, где уголь и нефть залегают очень глубоко и без современной аппаратуры поэтому методами русско-европейски-американского 19-го века и ранее недосягаемы), цивилизация так и осталась на уровне каменного и медного века, кстати. Нет энергоресурсов сильнее дров в доступе, нет металлов, нет сложного производства. И никакой могучий ум не справится с этим без наличия упоминаемых условий, такое дело без ресурса просто бросят на стадии формирования как не дающее результат. Просто потому, что никто не догадается и не захочет делать сложное производство, если нечем его «отапливать».

Также для того, чтобы все работали на всё более масштабных проектах, неизбежных при развитии цивилизации всё дальше и дальше, нужен общий язык и культура, что сделает клановую и сословную систему пережитком прошлого. Как и очень узкую специализацию работников, ведь для сложного производства надо знать и уметь многое в самых разных областях, с готовностью приобретать новые навыки без особого труда, что подразумевает энтузиазм и не ригидную психику. Но для этого нужно, чтобы такой образ действий и мысли имел преимущество перед остальными, вознаграждался очевидно и обильно. Это неизбежно во всех случаях означает высокий уровень жизни и материально-политическое, правовое поощрение с падением этого поощрения для менее деятельных и образованных, готовых обучаться и открывать новое с внедрением его в производство. Однако жестокая конкуренция без социальных гарантий разобщает, а сложное производство и наука как её разновидность требует коллективной работы, что исключает «дарвиновское общество» как образ развивающейся цивилизации. Конкуренция направит силы на агрессию к своим, которые могут помочь в производстве, что ухудшит работу и сделает сложные инновации невозможными. Ведь каждый будет стремиться подавить остальных.

Для работы этой системы нужно поддерживать развитую систему образования с соц. поддержкой и здравоохранением, что исключает «зомбированные» массы. Иначе всё общество начнёт деградировать, поддаваться пассивности и порокам, физически вырождаться как следствие пассивно-разрушительного образа жизни. Если рядом есть более развитое сообщество, оно просто завоюет декадентов и уничтожит их в итоге. Пример современного мира с падающим уровнем жизни атомизированного бесправного по факту и потому вялого в плане любой серьёзной деятельности населения, деградацией здравоохранения и всего целостного образования, в прямо связи с остановившимся по факту прогрессом в науке и технике при росте этих признаков – тому прямой пример. Как и падение уровня прироста населения с его криминализацией и беспомощностью перед более деятельными и агрессивными иммигрантами.

Да-да, цивилизация не может позволить себе быть пацифистами, каждый должен уметь защищать свой народ, добровольно и с вознаграждением за это как способ поддержать воина в его нелёгком деле. Ведь всегда наиболее яростно и эффективно воюют – одинаково, оборонительно или наступательно, - за своё, а не за чужое, потому гражданин развивающейся цивилизации не может быть бесправным, безоружным и безземельным, у него должны быть неотъемлемые никем и ничем права и достаточная собственность. И средства на реализацию этих прав, тоже неотъемлемые. Потому из муштрованных до уровня роботов солдат, по статусу равных военным холопам, а отнюдь не дружинникам, самураям, нукерам, – плохие воины, они воюют по приказу, не за своё, как их браво ни пытаются убедить, что за своё.

Дело в том, что муштра военная и гражданская через СМИ делает население – и это её истинная цель, а не что-то другое, - подчиняемым общим требованиям, лишённым своего собственного видения мира и потому неспособным разносторонне оценивать проблемы. Что исключает эффективную работу на сложных производствах и в нестандартных ситуациях, деятельность не по шаблону, высокую активность в жизни (вопрос «А что, так можно, в каком уставе написано, что это можно?» тут в ста из ста звучит с реакцией паники), но делает такое населении более удобным для управления «стадом», что всегда рождает военно-полицейский режим, который занят лишь растущим угнетением своего народа с полной остановкой научно-технического прогресса в конечном итоге. Более того, чтобы он полностью не встал, для научно-технических работников и медиков приходится «общественные правила» изрядно ослаблять, иначе они не смогут эффективно работать.

Попытки заставить работать на «голом страхе» показывали на примере рабства, что даже под дулом пистолета и пытками работает раб из рук вон плохо, ибо не заинтересован работать хорошо, и любое равноценное по влиянию сообщество-конкурент, обещающее – и выполняющее обещание ослабить угнетение, особенно, сильное – лучшую долю быстро захватывает влияние в регионе. Пример – инки, тиранившие порабощённые ими народы и приносившие в жертву для устрашения всех сколько-то непочтительно глядящих на самих инков, при появлении конкистадоров, обещавших прекратить кровавые жертвоприношения, потеряли всё влияние за неполных 20 лет. В помощь конкистадорам поднялись сотни тысяч повстанцев, в этом – главный секрет их победы. И все попытки вернуть «обычаи дедов» кончались неудачей, никто не хотел приноситься в жертву.

Так что «муравейники» - это порочная тактика, приводящая к вырождению, и ценный ресурс идёт вместо развития цивилизации на поддержание полицейщины с вырождением общества. И при его исчерпании такое общества решится очень быстро. А, так как террор при устойчивом появлении набирает силы независимо от желания его апологетов, то в итоге всё кончается распадом сообщества и падением на уровень кланового в культурном и научно-техническом смысле.

В ряде случаев фантасты упоминают коллективный разум, который сообща обсуждает все проблемы, объединяя мощности умов всего населения. По какому критерию тогда таким разумом решается, какое решение правильное, а какое нет, они не упоминают. Как и то, чем именно координируется работа коллективного разума, чтоб не было «свалки» или «стадного эффекта», с «эффектом большинства», что роднит коллективный разум с «муравейником» в наиболее жестоком появлении. С неизбежным подавлением собственно индивидуального разума в итоге, что приведёт гораздо быстрее к судьбе последнего. Не решая никаких проблем общества и лишь усугубляя их, коллективный разум добавляет к ним ещё одну. Поскольку для этого требуется постоянная сложная техническая связь между всем населением, взаимодействующая с их умом напрямую, то любой слабый сбой в работе этой системы разрушит коллективный разум в значительной степени и повредит членам такого горе-общества.

Не говоря уже о том, что коллективный разум – это психологическая попытка уйти от личной ответственности в духе «вместе не стыдно» и формировании в обществе доминирования психологии мелкоуголовного элемента, так же ведущим себя при поимке на «горячем». «Я - не я, и сумка с краденым - не моя, а всей банды, так что попробуйте с нами справиться» - стопроцентная характеристика члена такого общества и его поведения. И, если за членом общества нет «банды», он сразу становится угнетаемым или изгоем. Не зря в «муравейниках» всегда так высок процент криминала!

Итак, рассмотрим, зная всё это, какие цивилизации и где возможны естественным образом (не пришедшие уже развитыми из других мест и условий обитания, что крайне важно!) сформировавшиеся, а какие – нет.

Водный мир, цивилизация водных разумных жителей. Огня и металлов нет, электричество, обязательное для высоких технологий (если где-то и есть более высокие, которые не нуждаются в электричестве, то до их создания надо додуматься, а прежде открыть электрические, эту стадию не «перепрыгнуть», технический прогресс постадийно идёт всегда), убьёт его первооткрывателей-водожителей. Уровень каменного века, крайний для такого общества потолок.

Подземный мир. Более неудобного места для зарождения и развития цивилизации ещё попробуйте поискать. Хоть есть все ресурсы, но за обильной едой – впроголодь сил не хватит ковать инструменты, а до того вытачивать их из камня (кстати, а зачем ковать, если камня всегда много, руку только протянуть?), добывать металл и уголь, а потом и нефть, таскать тяжести и пр. - надо выходить на поверхность, и в итоге будет удобнее жить там постоянно, спускаясь под землю лишь за ресурсами, как люди – в шахты. Постоянный риск обвалов, что исключает постоянное проживание где-то. Даже каменоломни и шахты у людей обрушиваются при современных технологиях, а в первобытном уровне жизни, когда подземная цивилизация лишь начала развиваться, – и подавно. Нет проживания постоянного - нет производства, ведь станки и кузницы в кибитках не перевезти при обвале достаточно быстро.

Мир джунглей и болот. Нет земледелия, постоянная кочёвка за урожаем и живностью. Там и сейчас одни папуасы на Земле живут или пришедшие из других условий люди со своими, не местными, технологиями. Так сказать, пришельцы.

Мир пустыни. Мало еды и воды, и вся жизнь пустыни служит её добыче, не до поиска ресурсов. Которые в доступном виде (даже плодородная почва и климат!) отсутствуют.

Мир-город. Искусственно сформированные миры требуют огромных ресурсов, и элементарно не хватит материалов застроить всю планету постройками и прочими рукотворными объектами. И ресурсов обеспечить это. Проще развиваться в сторону экспансии в космос или глубинной добычи полезных ископаемых. И чем кормить такое огромное население, ведь оно будет превосходить человечество во многие тысячи раз, а проблемы с водой и едой у людей уже стоят во многих районах. Значит, в мире-городе они будут усилены многократно, а кризисы такого типа цивилизацию губят, не развивают.

Прочие варианты из фантастики – подвиды перечисленных выше и гибридная версия.

Так что теперь, зная, чего не может быть, сможем моделировать реальные цивилизации Вселенной. И стать достойными в их числе.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Очерк
Ключевые слова: история, иная жизнь, иная среда обитания, космос, планеты, техника, цивилизация,
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
Рейтинг произведения: 195
Свидетельство о публикации: №1220917480714
@ Copyright: Старый Ирвин Эллисон, 17.09.2022г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1