Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

БУМЕРАНГ (Глава 10)


БУМЕРАНГ  (Глава 10)
­                           Аля Хатько & Олег Вайнтрауб
 
                                      Б У М Е Р А Н Г

Глава 10. Субботний вечер.

Время шло. Ежедневные встречи на пляже, прогулки втроем по вечерам делали свое дело. Их отношения становились проще и в то же время теплее. Они уже общались, как добрые старые знакомые, как будто уже давно знали друг друга. В любое время дня Марк мог зайти к соседям запросто, только постучав в дверь. Они его уже принимали, как своего. Иногда он подолгу засиживался у них по вечерам. Артур, вымотавшись за день на море и солнце, долго не выдерживал и уже к 10 вечера засыпал на ходу. Мать тогда ему говорил:
- Чего ты мучаешься? Разбирай кровать да ложись, если хочешь спать. Мы мешать тебе не будем. Разговаривать будем тихо, или уйдем в зал, где телевизор.
- Да вы мне не мешаете. Разговаривайте себе.
И действительно, только его голова касалась подушки, он засыпал мгновенно. А потом ему хоть из пушки стреляй – все равно не проснется.
Так было всю неделю, а в субботу в санатории были танцы на летней эстраде у моря. Жанне не очень хотелось туда идти, она считала, что уже вышла из того возраста, когда «на танцульки бегают». Но Марк уговорил ее, сказав, что туда ходят люди, куда постарше ее. Делать было нечего. Не сидеть же дома в субботний вечер. И она начала собираться. К счастью, она захватила из дому несколько своих вечерних нарядов. Разложила их на кровати и стала думать, что ей надеть. Остановилась на бежевом длинном платье, с большим вырезом спереди и сзади. Сюда хорошо подошла нитка жемчуга на шее и такая, но поменьше в волосах. Под цвет платья нашлись и босоножки. Сделала вечерний красивый макияж.
Артур, сидя на кровати с ногами, читал книжку, и только иногда подглядывал, как мать собирается.
- Мам, а можно я с вами не пойду? Там одни взрослые. Мне там делать нечего. Я лучше книжку почитаю.
- Ну что же ты у меня такой домосед. На нашем этаже есть две девочки. Пригласил бы их, было бы с кем потанцевать.
- Ну что ты, мам, они совсем еще малявки, им бы в куклы еще играть.
- Не скажи, той черненькой лет 12 уже будет.
- Нее, не больше 10-ти… Все равно малявка.
Их спор прервал стук в дверь. Это был Марк. Он зашел за Жанной и принес с собой бутылку вина «Марнеули» и коробку зефира. Жанна удивилась:
- Марк, что это значит? И вообще, где ты взял вино? Насколько я знаю, на территории санатория спиртным не торгуют.
- На танцы не положено идти «на сухую».
Он деловито открыл бутылку, взял два стакана, потом покосился на третий.
- Тебе немножко налить? – спросил он у Артура.
Тот скорчил вопросительно-выжидательную рожицу, поглядывая на мать.
- Не смей мне ребенка портить! Рано еще ему вином баловаться. Вон зефир пусть ест!
- А чего, пусть с этих лет потихоньку привыкает. Знаешь сама, что 330 граммов сухого красного вина в день человеку только на пользу.
- Да, но это только взрослому, а он еще ребенок.
- Не скажи. В нем мужчина уже просыпается, в нем уже играет горячая южная отцовская кровь. Я же видел, как он поглядывал на прелести молодых женщин на пляже.
Артур опустил голову и покраснел. А Марк налил по полстакана вина и подал стакан Жанне.
- Ой, а я только губы накрасила…
- Ничего, потом поправишь.
Они выпили, закусили зефиром. Марк налил еще.
- Нее, я больше не буду, и так уже в голове зашумело.
- Ну, а я добавлю.
Он выпил и быстро отнес бутылку к себе в палату. Через минуту вернулся.
- Ну что, пошли? А мы что, молодого человека не берем с собой?
- Я предлагала, а он отказался. Пусть сидит дома. Это его выбор.
 И они вышли. От их корпуса до набережной идти было минут пять, затем еще пять минут до летней эстрады. Сама эстрада располагалась на набережной у самого моря. Это была большая шестигранная площадка с деревянным полом и невысокой оградой по периметру. Вдоль ограды располагались скамейки. На противоположном от входа краю была «раковина» для оркестра.  Когда Жанна и Марк подошли туда, оркестр играл какой-то танец, а на площадке уже танцевало несколько пар. Вдоль ограды стояли и сидели отдыхающие.
- Сразу зайдем или пройдемся еще посмотрим? – спросил Марк.
- Давай еще немного пройдемся.
Они прошлись еще по набережной. Со всех сторон из разных корпусов спешили отдыхающие на призывные звуки оркестра на площадке. Пройдясь по набережной в одну и другую сторону, снова вернулись к площадке. Здесь было уже много народа. Поднялись по ступенькам и оказались в гуще отдыхающих. Дождались, когда оркестр начал новую мелодию, и сами пошли танцевать, с интересом разглядывая публику. В основном, здесь преобладала публика старшего возраста пред пенсионного и пенсионного возраста. Молодых было мало. Женщины были одеты в какие-то дорогие и не модные платья, мужчины в дорогих костюмах. Среди этой толпы ярко выделялась пара Марка и Жанны. Марк был в синих джинсах и белоснежной футболке, Жанна была в длинном платье. Вместе они смотрелись прекрасно. Особенно взгляды мужчин привлекала Жанна. На нее пялились буквально все представители мужского пола. Марку это льстило.
Солнце уже давно скрылось за морем, и теперь площадку освещали только не ярко горящие фонари, что делало обстановку более интимной. Марк, танцуя, держал свою партнершу в объятиях, плотно прижимая к себе. Своей грудью он чувствовал ее грудь, бедра их иногда касались друг друга. Это было так приятно, и вызывало желание. Он уже давно мечтал об этой женщине, и часто засыпая, представлял, как он с ней будет заниматься любовью. Вот только постоянное присутствие Артура усложняло задачу. А сейчас, когда она была так близко, и он чувствовал ее тепло и ее запах, желание это усиливалось.
Звучала какая-то медленная тягучая восточная мелодия. Марк крепче привлек Жанну к себе, а она обвила его шею руками. Во время танца он нежно поцеловал ее в шею. Она подняла на него глаза, а он в ответ улыбнулся ей одними глазами. Она слегка запрокинула голову назад, ее красивые губы оказались перед его взором, и он не удержался, нежно поцеловал их. Она не ответила, но губы не отняла. Все было так естественно: тихий вечер на берегу моря, музыка, полумрак, интимная обстановка. Все располагало к любви и настраивало людей на эту волну. Не хотелось думать ни о чем постороннем. Они сейчас были вместе, им было хорошо, и они наслаждались этими мгновениями. Во время следующего танца Марк повторил попытку поцеловать Жанну. На этот раз она ответила ему таким же нежным поцелуем. Губы ее были такие сладкие и нежные, что не хотелось отрываться от них.
Хотелось, чтобы этот вечер длился бесконечно. Но согласно распорядка санатория было объявлено об окончании вечера отдыха. Отдыхающие должны были еще посетить столовую, где выпить свой стакан мацони перед сном и вовремя произвести отбой.
Неохотно покидали площадку Жанна и Марк. Им явно не хватило этого времени. По дороге в столовую, на этот раз Марк вел свою попутчицу, обняв за талию, а она прижималась к нему. Прощаясь у двери палаты Жанны, он обнял ее и поцеловал.
- Спасибо, Жанночка, за этот чудный вечер. Ты сегодня была очаровательна.
- И тебе спасибо. Я сто лет не была на танцах. Муж никогда их не любил. А в тех редких случаях, когда мы бывали с ним в ресторанах, меня приглашали другие.
Еще один долгий поцелуй, и они разошлись по своим комнатам. Марк открыл свою дверь своим ключом. Этой ночью он будет спать в комнате один, сосед его уехал еще перед обедом. Он уже успел раздеться и собирался уже лечь в кровать, когда раздался тихий стук в дверь. Дверь приоткрылась и в щели показалась голова Жанны.
- Марк, можно на минутку к тебе?
- Заходи, пожалуйста. Только прости, я без галстука, - пошутил он.
- Ерунда, я видела тебя и в плавках. Я на минутку. Перерыла все, не могу найти иголку с ниткой. Помню точно, что брала их с собой, а найти не могу. У тебя случайно не найдется? А то у меня авария, лопнула резинка на трусах, чуть не опозорилась во время танцев. 
- А жаль, я бы подобрал их, как сувенир, - продолжал шутить Марк. Сейчас посмотрю, у меня точно должны быть. А ты заходи, чего стоишь в дверях. Артур спит?
- Спит без задних ног. Его теперь до утра пушкой не разбудишь.
Женщина зашла в комнату и прикрыла за собой дверь. Она успела переодеться, и теперь была в своем коротком домашнем халатике. Волосы были распущены по плечам. Пока Марк рылся в своем чемодане, она присела на его кровать. На один стул он поставил чемодан, а второй был занят его костюмом. Наконец, он достал свой несессер, извлёк оттуда набор с иголками.
- Тебе какую нитку белую или черную?
- Черную.
 Передавая катушку, он сжал ее руку в своей, потом потянул к себе за руку. Губы их встретились. Катушка так и выпала из ее рук. Он уже обнимал ее в своих объятиях, страстно целуя. Попытался опрокинуть ее на спину.
- Марк, не надо…-  пыталась сопротивляться женщина.
Но он не отвечал, а только еще усилил натиск. Наконец, ему удалось повалить ее на спину. Потом подхватил ее и положил вдоль кровати, сам лег рядом целуя одновременно расстегивая пуговицы на халате. Для женщины впервые такой натиск мужчины был приятен. Его нежность, его страстные и долгие поцелуи будили в ней новые ранее до сих пор не известные чувства. Ей хотелось, чтобы это все не заканчивалось, а продолжалось и пусть даже это случится. Она уже даже хотела этого.
А его руки уже расстегнули все пуговицы на халате, полы его отброшены в стороны. Под ним она оказалась в одном черном кружевном бюстгальтере. Трусиков на ней не было. Он успел подумать, что она насчет резинки не солгала. Теперь, когда перед ним оказалось почти полностью обнаженное красивое женское тело, он с упоением стал покрывать его нежными поцелуями. От этого у нее просто перехватило дыхание. Впервые в жизни ее целовали не только в губы и грудь, но целовали ее все тело. А это, оказывается, так приятно. И каждое прикосновение его губ будило в ней новые чувства. Внизу она уже чувствовала влагу, чего раньше с ней никогда не бывало. Теперь она уже хотела чувствовать его губы на своей груди. Она чуть приподнялась и расстегнула застежку бюстгальтера и отбросила его в сторону. При этом обнаружила, что соски напряглись и затвердели. Это успел заметить и Марк, и тут же воспользовался этим. Его нежные губы уже ласкали ее груди, целовали соски. Затем они опустились на живот, торя дорожку поцелуев вниз. Вот они прошлись по лобку и перескочили на бедра. Несколько быстрых движений от колена до промежности, и, наконец, коснулись самого заветного места. Эта сладкая мука, казалось, никогда не закончится.
Жанна, уже не сознавая что делает, схватила голову мужчины и потянула на себя. Он едва успел освободиться от трусов. Сама шире раздвинула ноги, предоставив ему поле деятельности. Он же нежно, не спеша провел головкой члена по уже раскрывшимся губам, поиграл с клитором и медленно вошел в нее. Она же резко двинулась ему навстречу. Ей сейчас хотелось его всего. Но он медлил, словно дразнил ее. А это еще больше распаляло ее желание.
Сколько это продолжалось они не могли сказать. Время для них остановилось. Сейчас это был праздник чувств, высшее проявление любви мужчины и женщины, когда весь мир перестает существовать, а есть только они друг для друга.
У Жанны это был первый в жизни оргазм, да такой яркий и чудесный. За ним следовал второй, третий, а потом она уже сбилась со счета.  В этот момент счастливее женщины не было на свете.
Почему же я за 13 лет брака не испытала ничего подобного? Значит дело не во мне. Значит дело в мужчине. А Марк – это самый лучший мужчина на свете.
Так она думала, перед рассветом, счастливая возвращаясь в свою комнату.
 

                                            (продолжение  следует)



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 16
Свидетельство о публикации: №1220821477557
@ Copyright: Олег Вайнтрауб, 21.08.2022г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1