Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Интенция. Посланница Селектиона. 36 часть. Святая


Интенция. Посланница Селектиона. 36 часть. Святая
­Томас Гант и Амелия сидели на удобной деревянной лавочке в небольшом саду, предназначенном для приватного общения. Приятные ароматы цветов, запахи хвойных деревьев создавали расслабляющую уютную обстановку. Мужчине, сидящему рядом с Амелией, было пятьдесят лет, но его лицо выглядело свежим, как у тридцатилетнего. Добрые глаза сочувственно смотрели на юную девушку.

— Дорогая, ты уверена в своем решении? — заботливо поинтересовался наставник.

— Внутреннее чутье велит мне идти за пределы нашего города.

Амелии, как и всем Направляющим, было сложно прогнозировать свое собственное будущее. Учитель отвечал ей на это, что, если знать всю свою жизнь наперед, не будет смысла ее проживать. Именно правильно принятые спонтанные судьбоносные решения задают вектор развития на многие годы вперед.

— За этот месяц «Тарья» просигналила три раза, и в прошлые месяцы несколько раз. Каждый раз это либо чувство тоски, либо чувство нереализованности. Тебя опять мучают детские воспоминания?

— Не совсем, но я очень хочу увидеть брата и маму. Я уверена, что сейчас должна быть там.

В Селектионе наставники относились к ученикам почти как к собственным детям. Зачастую воспитанники привязывались к своим учителям гораздо сильнее, чем к родителям. У Томаса было очень тревожно на сердце. Чтобы отгородиться от этого варварского мира, их предшественники пожертвовали многими. А Амелия сейчас планировала из этого райского места спуститься в самое пекло ада.

— Я понимаю. Но я так не хочу отпускать тебя в этот мир. Пойми, там тебя ждут только боль и разочарование.

— Я готова к этому, мы на занятиях изучали внешний мир. Звездочеты не раз говорили мне, что я буду связана узами с тем миром. Меня готовили к этому. Никто из моих сверстников не изучал боевые искусства, приемы изгнания духов и борьбы с низкочастотной материей. Здесь вообще не принято таким заниматься, да и не нужно. Но просвещенные составили мою карту развития и определили именно эти знания и навыки, как наиболее полезные.

— Согласен, ты хорошо подготовилась для ведения войны. Но ты совершенно не понимаешь их нравы, обычаи, культуру. Из-за этого можно оказаться в ситуации, когда твои боевые навыки не помогут.

— Учитель, я много времени проводила в виртуальном мире, воссоздающем их эпоху.

— Это другое. Ты будешь общаться с живыми людьми. У нас один с ними язык, но смысл и чувства, вкладываемые в слова, отличны. Наши культуры слишком разнятся.

Амелия умоляюще посмотрела на мужчину:

— Наставник, меня изнутри разрывает непонятное чувство. Я не могу и не должна здесь быть.

— Ой, моя дорогая Амелия, я с трудом изгоняю из себя мысли, говорящие мне о том, через что тебе предстоит там пройти. Но ты, как Направляющая, должна знать, что судьба имеет несколько вариантов, так что ты можешь изменить ее и остаться с нами, — пытался переубедить ее Томас.

Он понимал, что любой, решивший покинуть их город, может это сделать в любое время, и никто не в праве его останавливать. Единственное, что он мог сейчас сделать, то это попробовать разубедить свою ученицу. Если она останется с ними в Селектионе, то проживет свою жизнь спокойно без лишних потрясений. Настраиваясь на линию судьбы Амелии, Томас видел огромное множество событий, приносящих как счастье, так и боль.

Увидев в глазах ученицы твердую решимость, он не стал более настаивать.

— Если ты так решила, ты же знаешь, тебя никто удерживать не будет. По нашим законам, каждый делает то, что считает нужным. Я предполагал, что мне не удастся тебя разубедить. Вчера я был в Храме Святых, и они дали мне вот это.

Мужчина протянул Амелии серебристый кристалл, завернутый в белую скользящую ткань. Обнажив его часть, девушка увидела, как он переливается различными цветами. Амелия растерялась.

— Нет, вы что, я не могу принять это. Такими пользуются святые высшего уровня. На его подзарядку служители тратят огромное количество духовной энергии.

Мужчина улыбнулся ей и настойчиво протянул кристалл:

— Если ты решилась на такой смелый поступок, то ты достойна обладать им. Поверь, он не раз тебя выручит. У меня еще кое-что для тебя есть.

Мужчина достал из кармана похожий на ручку предмет, которым ей уже доводилось пользоваться во время обучения.

— Спектральный анализатор? — присмотрелась Амелия.

— Да, он поможет распознать то, что невидимо для человеческих глаз.

Амелия начала складывать предметы к себе в сумку. Томас подошел и приобнял ее.

— Наставник, ну что вы, я же не навсегда ухожу, я обещаю, что вернусь.

— Запомни, они лишь выглядят как люди, но ведут себя совершенно иначе. Будь осторожна и береги себя. — Посмотрев на сумку у нее в руках, мужчина продолжил, — идем, я провожу тебя.

Выйдя из сада, они уверенным шагом направились к границе, разделяющей миры. По пути Амелию немного потрясывало от волнения. Мир за пределами барьера отличался от Селектиона практически во всем. С ранних лет она изучала историю культуры и науки человечества: понять и запомнить такой огромный объем информации ей было не по силам. К сожалению, брать с собой ментум было нельзя. Наставник говорил, что эта технология не должна попасть в руки жителей внешних городов. Она приведет их только к окончательному краху.

Вскоре Амелия вместе с Томасом оказались у барьера, где уже собралась толпа. В Селектионе невозможно было ничего скрыть. Новость о том, что Направляющая покидает пределы города, привела к границе обеспокоенных горожан. Амелия знала всех и каждого. «Тарья» то тут, то там сигнализировала об опасности низких частот: беспокойства, смятения, сострадания. Все эти люди искренне переживали за Амелию и не хотели ее отпускать. Проворно, как енот, пробираясь сквозь толпу, к ней подбежала коротко стриженная девушка, невысокого роста. Хлопая большими глазами и глотая слезы, она с трудом выговаривала слова:

— Сестра, неужели ты решила нас оставить. Не делай этого, там опасно! А если они решат тебя убить?

Амелия принялась успокаивать девушку:

— Ольга, не преувеличивай, со мной все будет хорошо. Я могу за себя постоять. Это они должны меня бояться, а не я их.

— Ну всё равно. Почему ты мне ничего не говорила? Все, я решила, я иду с тобой!

— Успокойся, ты знаешь, что я сама должна пройти этот путь.

— Но...— не успокаивалась Ольга.

В ответ Амелия твердо посмотрела на нее, и Ольга перестала тараторить. Окинув окружающих добрым взглядом, Амелия обратилась к ним:

— Дорогие мои братья и сестры. Я очень благодарна вам за заботу обо мне. Сейчас волею судьбы, я должна отправиться во внешний мир. Вы не должны беспокоиться за меня и пытаться как-то мне помочь. Я готовилась к этому всю жизнь. Мой наставник благословил меня на дальнее странствие. Я обещаю, что вернусь к вам, как только решу все свои вопросы и помогу жителям внешнего мира.

По толпе пронеслись тяжелые вздохи и непонятные восклицания. К Амелии подошла женщина, практически заменившая ей мать, когда она росла в Селектионе, и протянула ей небольшой плод белого цвета округлой формы, чем-то похожий на персик. Амелии стало неловко:

— Нет, нет, я не могу принять его, — после этих слов, девушка убрала руки, чтобы женщина не могла вложить в них плод.

— Можешь. Если тебе будет нечего есть, если тебя настигнет немощь, то один такой плод, взятый со священного дерева, восполнит запас физических и психических сил тебе на несколько суток. Не отказывайся, ты знаешь, что ты мне всегда была как дочь. Это то малое, что я могу для тебя сделать.

Амелия ощутила угрызения совести, но всё же взяла плод и положила их в сумку. Тут же следом к ней подбежал юноша с каштановыми волосами, с приятным и умным лицом. Он был одним из лучших друзей Амелии. Не говоря ничего, он вложил ей в руку какой-то небольшой слиток. Амелия плохо разбиралась в металлах, но поняла по цвету, что это золото.

— Зачем мне это? — с недоумением произнесла она.

— Я знаю, что в том мире это очень ценится. Ты сможешь его обменять на другие вещи! Мы выплавили его на днях для тебя, — глядя на нее искрящимися глазами, объяснил юноша.

— Спасибо, Нико, — Амелия погладила парня по плечу.

Следом к ней стали подбегать еще люди из толпы в надежде поделиться с девушкой полезностями. Амелия отступила назад на шаг и обратилась ко всем:

— Дорогие мои, браться и сестры. Я еще раз очень благодарю вас за вашу заботу. Я очень ценю вас, но я не могу принять все это, просто потому что я не смогу это с собой унести. Поймите, у меня будет долгий путь.

— Давайте отдадим ей один из мобилей, — предложил мужчина из толпы.

— Он не будет работать за пределами купола, — с огорчением ответил ему Нико.

— Я не могу более задерживаться, я должна идти. Именно в этот промежуток времени эта часть территории купола не охраняется снаружи. Все, я вас всех очень люблю и обещаю скоро вернуться.

Прощаясь и оглядываясь на жителей Селектиона, Амелия смело ступила к барьеру. Собрав волю в кулак, она шагнула на встречу неизведанному. Вскоре ее силуэт скрылся за голубым слоем.

«Нечем дышать», первое, что пришло ей в голову, после того как она ступила на новые земли. Амелия слегка закашлялась. Ее предупреждали, что состав воздуха будет другой, но это было не всё, что-то еще давило и мешало.

Она достала спектральный анализатор и стала просвечивать им пространство вокруг. От увиденного она едва не закричала, так что невольно прикрыла рот руками, едва не выронив анализатор. Все духовное пространство было окутано непонятным светло-коричневым газом, притом ближе к уровню человеческого роста его плотность возрастала. То тут, то там в этой пелене изредка мелькали различные лики душ, имеющих печальные очертания лиц. Амелия впервые такое видела, потому что купол защищал не только от физических недоброжелателей, но и от тех, кто пребывал по ту сторону смерти.

Первое, что пришло ей в голову — бежать обратно домой, однако, внутренняя твердость и решимость заставили ее идти дальше. Чтобы лишний раз не пугаться, она отключила спектральный анализатор. Наставники учили Амелию, что для сильного духом человека неупокоенные души безвредны, нужно просто не обращать на них внимания. Завидев вдалеке бегущего к ней пограничника, она поспешила вглубь леса. Она знала, что люди в темной форме наиболее опасны.

В лесу воздух был другой. Амелия перестала кашлять и стала приспосабливаться, однако ей все равно казалось, будто природа отравлена. Деревья и животные не сильно отличались от тех, что она видела в лесах и парках Селектиона. На ветках сосен резвились белки и пели птицы. Зная точно направление, за час Амелия смогла пройти лес и выйти на какую-то скромную деревушку. Маленькие дома выглядели очень старыми.

Девушка обратила внимание на людей, идущих в сторону деревни. Присмотревшись к ним, она заметила нечто общее: у всех был изможденный вид. Женщинам и мужчинам, как ей показалось, физиологически было лет тридцать пять, сорок, но на их испещренных морщинами лицах застыли усталость, уныние, безысходность. А рядом шли дети, чумазые в изношенной одежде. От увиденного у Амелии защемило сердце. Она не решалась подойти к ним и чем-то побеспокоить. Но одна женщина сама обратила на нее внимание и улыбнулась:

— Вы не местная, вы что-то ищете?

Амелия прочитала в глазах этой женщины печаль, смешанную с заботой.

— Да, мне нужно добраться в Ицар.

— У вас какой-то странный акцент, — пробурчал рядом мужчина, от которого веяло табаком и алкоголем. Амелия невольно старалась держаться на расстоянии от него.

— Вам туда долго ехать, у вас есть машина? — ответила женщина.

Амелия отрицательно покачала головой. Она вспомнила, что в этом мире для преодоления больших расстояний используют автомобили. Ей доводилось в Селектионе управлять такими в игровых симуляторах.

— Тогда вам нужно добраться на автобусе, которые только по утрам туда ходят. Или можно попросить кого-то вас туда отвезти.

Амелия не хотела беспокоить этих измученных людей. Она чувствовала, что в ней запаса сил гораздо больше, чем в них.

— Я, наверное, попробую сама пешком дойти.

— Что вы, вам идти больше суток, — засуетилась женщина. Немного задумавшись, она обратилась к старенькому, немного сгорбленному мужчине, идущему неподалеку, — Зура, ты на овощную поедешь?

— Да, но только завтра, — ответил мужчина вялым голосом, с трудом выговаривая слова из-за отсутствия зубов.

— Возьми с собой ее, она точно потеряется. Девушка не здешняя и выглядит очень наивной.

— Ну да, конечно, она скорее на актрису с телевидения похожа — смотри на нее, и осанка, и фигура, и кожа, правда, одежда странная, но сейчас и такое модно, — захихикал мужчина.

— Не слушайте его, он уже немного ума лишился, — прошептала женщина, потом снова обратилась к мужчине, — так отвезешь ее все-таки?

— Отвезу, отвезу, — недовольно проворчал старик.

— Я Хельга, тебя как звать?

— Я Амелия Гант Направляющая.

Амелия не стала обманывать женщину, хоть и знала, что ее фамилия может показаться необычной. Это не должно было вызвать особых подозрений, потому что в двадцать втором веке люди зачастую придумывали себе чудаковатые прозвища и ники.

— Это такая фамилия у тебя? — удивилась женщина.

— Да.

— Ну, и такое бывает. Тебе же наверно негде остановиться?

— Это не проблема. Я могу спать в поле, — оптимистично ответила Амелия.

— Ты что! Как молодая девушка и такая красивая будет спать ночью в поле! Тут может быть опасно. Размещайся в моем доме, правда, у меня сын болеет, если не боишься тоже заболеть. И сразу предупреждаю, места мало, будешь спать на полу.

— Я вам очень благодарна! — обрадовалась Амелия.

Хельга с Амелией отделились от остальных и направились к домику, огороженному небольшим ржавым заборчиком. Внутри дома гостья принялась осматривать убранство. Ей все казалось излишне громоздким и разнообразным. У себя дома она привыкла видеть небольшое количество предметов, но более функциональных и полезных. Однако, в этом было что-то интересное. Посуда, мебель, все в себе несло отпечаток местной культуры. К Амелии потянулись двое детей, девочка семи лет с двумя хвостиками на голове и мальчик пяти лет, одетый в футболку с мультяшками.

— У меня трое детей, это Дина и Алекс. Старший сын, Ролан, ему девять лет, он сильно болен, мы его разместили в дальнюю комнату. Я никого туда не пускаю, потому что болезнь заразная.

— А разве целители не посещают его? — поинтересовалась Амелия.

— Вы, наверное, хотели сказать врачи? Они были неделю назад, но толком ничем не помогли. Они диагностировали ему обычную простуду, но четыре дня назад у него разразился жуткий кашель, который не проходит до сих пор, и температура постоянно высокая. В больницу я его разместить не могу, потому что у меня нет страховки, а экстренная помощь к нам приезжает только раз в неделю из-за того, что мы живем слишком далеко от города.

Амелии стало искренне жаль эту женщину, которая была истощена тяжелыми обстоятельствами жизни.

— И совсем некому вам помочь? Как такое возможно? Люди ведь должны постоянно помогать друг другу.

Женщину позабавила наивность гостьи:

— Я не знаю, откуда ты родом, и мне приятно знать, что где-то так думают и живут люди, но в моем мире каждый сам за себя. Если у тебя есть силы бороться с тяготами, то ты выживаешь, если нет, то жизнь тебя в муку перемелет, как пшеницу после сбора.

Женщина рассказала ей, что три года назад она осталась без мужа, он умер на предприятии — она считала, что из-за отравления ядовитыми веществами, которые использовались на производстве. С тех пор она справлялась со всем сама.

— Я не раз убедилась, что ни от кого, включая наше правительство, ждать помощи не стоит. Мы выживаем за счет того, что сами выращиваем овощи и фрукты. Только природа что-то дает нам безвозмездно, не требуя ничего взамен. Иногда излишки получается продать в город, как раз старик Зура помогает нам сбыть их. Не нужно смотреть на меня с такой жалостью, сейчас многим нелегко, и моя ситуация не самая страшная, — улыбнулась Хельга.

Рассказ женщины шокировал Амелию. Она изучала историю внешнего мира и знала, что люди еще не смогли перебороть бедность. Но увидев все воочию, она испытала сильнейшую боль. Амелия с трудом сдержала себя, чтобы не заплакать. Сейчас она просто не имела права пускать слезы, так как перед ней сидела женщина, которая смело сносила все тяготы, отгоняя от себя любые проявления отчаяния.

— Я хочу посмотреть на вашего сына. Я не врач и не целитель, но кое-что тоже умею.

Хельга с недоверием посмотрела на нее, но не стала отказывать гостье и повела ее в соседнюю комнату. Мальчик лежал с закрытыми глазами и по измученному лицу было видно, что он борется с болезнью. Со лба стекали капли пота, а брови и глаза были сильно напряжены.

— Мне нужно несколько минут побыть с ним, — сказала Амелия, изучая мальчика.

Хельга согласилась, не испытывая никаких особых надежд. Она так устала, что была согласна уже на все.

После того, как Хельга вышла, Амелия достала спектральный анализатор и подсветила им тело мальчика. Его словно окутывало мутное облако, но большее внимание привлекли темные зеленоватые полосы, похожие на водоросли, будто растущие прямо из легких мальчика. Они словно вытягивали жизнь из его тела. Сконцентрировавшись на них, Амелия прочитала боязнь мальчика за маму и младших, которая мешала ему свободно дышать и жить.

— Я сейчас попробую тебе помочь, нужно немного потерпеть.

Мальчик устало кивнул ей. Амелия достала из сумки кристалл, и попросила ребенка приготовиться, после чего аккуратно приложила кристалл к солнечному сплетению. Мальчика начало потрясывать, но он, сжав губы, молча терпел. Ленты, уходящие корнями в его легкие, начали растворяться и исчезать. Амелия словно услышала предсмертный визг мельчайших существ, поселившихся в дыхательных путях мальчика. Постепенно темное облако вокруг тела больного начало рассеиваться. Тот приподнялся с кровати и стал громко кашлять. На шум в комнату вбежала Хельга и протянула мальчику огромный платок. Кашель не останавливался, и Хельга забеспокоилась:

— Что происходит, что вы с ним сделали?

— Подождите немного, — попросила Амелия.

Мальчик откашливал зеленоватую слизь. Минут через пять кашель прекратился, и мальчик задышал полной грудью. Амелия достала из сумки плод белого цвета и протянула его мальчику.

— Ты потратил много сил, борясь с болезнью, возьми его.

— Что это? Я таких фруктов не знаю, — прищурилась Хельга.

— Они растут только на моей родине.

Мальчик взял плод, осторожно откусил его, но быстро распробовал и расправился с ним за пару минут. После этого на него нашло сильное чувство голода, и Хельга накрыла стол на кухне. Последние несколько дней мальчик очень мало ел, и сильно исхудал. Мать была рада, что у него неожиданно появился аппетит. После трапезы ему померили температуру, и оказалось, что жар полностью спал. Несмотря на уговоры матери, Ролан побежал с братом и сестрой играть на улице.

— Это просто чудо какое-то, даже лучшие в мире врачи не смогли бы вылечить его за пятнадцать минут, кто вы? Как вам это удалось? — удивлялась женщина.

В ответ Амелия лишь пожала плечами и улыбнулась, но потом выражение ее лица стало строже:

— Он у вас очень ответственный, потому что старший. Не взваливайте на него слишком много.

Глаза Хельги стали грустными:

— Ролан очень похож на своего отца, тот тоже мог работать без устали. Большую часть своего свободного времени он мне помогает на пашне и на ферме. Я его часто оставляю дома заботиться о младших. Это не ребенок, а чудо, — когда Хельга произносила это, ее глаза засияли. — Но я тебя поняла, я постараюсь беречь его.

Женщина не удержалась и рассказала о чудесном исцелении соседке. Слух быстро разлетелся по деревне, и к Амелии выстроилась целая очередь больных.

Первой обратилась женщина, у которой муж был в крайне тяжелом состоянии. Осмотрев мужчину, Амелия пришла к выводу, что его тело на протяжении долгого времени страдало от воздействия крайней вредных отравляющих веществ. Были поражены практически все системы организма и все духовные центры. Сосредоточившись, Амелия попыталась прочитать болезнь: мысли безысходности и неудовольствия от жизни, исходящие от мужчины, стали захлестывать ее. Ей удалось выявить наиболее пострадавшую зону — это был орган переработки и очистки, который не мог нормально функционировать из-за сильного разложения. Амелия с негодованием обратилась к женщине:

— Ваш муж на протяжении многих лет принимает очень вредные для организма вещества. Но это не только он, я почувствовала, что здесь многие злоупотребляют алкоголем. Зачем вы разрушаете свое тело?

Этот вопрос застал женщину врасплох:

— Ну все пьют, это часть нашей жизни, — просто ответила та.

— А почему все пьют?

— Я не знаю, — растерянно ответила та.

Эти вопросы удивляли простую деревенскую женщину, она никогда и не задумывалась над этим.

— У вашего мужа сильно разрушена печень, я не могу ее восстановить, я лишь могу перенаправить деструктивный процесс, но если он продолжит вливать в себя эту дрянь, то скоро умрет.

— Ты слышал ее! Сколько раз я тебе говорила не пить столько! — гневно закричала женщина.

Амелия сделала, что от нее требовалось и направилась в другой дом. Там ее ждала пожилая женщина. По дороге к ней девушка никак не могла отделаться от неприятных запахов и мыслей, которые застряли у нее в голове после взаимодействия с этим мужчиной.

Главной проблемой этой женщины был центральный орган, который обеспечивал жизнью весь организм. Амелия предположила, что из-за тяжелой жизни сердце этой старушки износилось быстрее, чем все остальные органы. В этот момент ей стало грустно, что она по своей природе не целитель. Ее близкая подруга Ольга справилась бы с этой проблемой гораздо лучше, чем она. Излечить сердце этой женщины было ей не по силам. Немного поразмыслив, она нашла разумное решение — превратить в замкнутые на себя структуры те проблемные зоны тела, которые оказывали давление и негативное воздействие на сердце. Закончив со старушкой, Амелия принялась за остальных.

К счастью, деревушка была небольшая, и к вечеру она успела всех обойти, но ее собственное состояние было удручающим. От полного энергетического истощения у нее посинели губы, побелело лицо и начали дрожать руки. Увидев ее на пороге в таком состоянии, Хельга пожалела, что вовремя не удержала язык за зубами. Она принялась кормить гостью, по-матерински при этом над ней причитая:

— Да пойми ты, всем помочь нельзя, и всех в этом мире не спасти. Ты такая молодая, красивая, лучше побереги себя.

Амелия не стала ничего отвечать, у нее не было сил даже на то, чтобы хоть слово вымолвить. Она впервые в жизни столкнулась с ситуацией, когда при таких огромных энергетических затратах она практически не получила никакой отдачи. После ужина Хельга постелила ей постель и Амелия уснула сразу, как только прислонила голову к подушке.

Рано утром хозяйка разбудила ее, так как Зура уже собирался ехать на городской рынок. В глубине души ей очень не хотелось никуда отпускать эту светлую девушку. Хельга понимала, что если Амелия будет также помогать каждому встречному, то точно долго не проживет.

Хороший сон помог гостье восстановиться. Распрощавшись с Хельгой и ее детьми, она направилась к старому, грузовому автомобилю. Наблюдая за уезжающей машиной, Хельга испытывала внутреннее беспокойство, словно она отправляет кого-то близкого на войну, а в голове звучали слова: «Поистине святая».




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фэнтези
Ключевые слова: Сверхспособности, эзотерика, мистика, попаданка, приключения.,
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 26
Свидетельство о публикации: №1220724474782
@ Copyright: Макс Мессиан, 24.07.2022г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1