Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Вот и свела судьба (Главы 5, 6)


Вот и свела судьба  (Главы 5, 6)
­Алина Хатько & Олег Вайнтрауб

ВОТ  И  СВЕЛА  СУДЬБА

Глава 5. Непредвиденное обстоятельство.
 
В отличие от декабря и января 1942 года февраль оказался теплым. Уже вот второй половине ярко засветило солнце, снег начал энергично таять. Днем температура поднималась выше нуля, а к ночи подмораживало. За день растаявший снег ночью превращался в лед, и по утрам ходить по улицам, не подсыпанным песком тротуарам было тяжело. Особенно тяжело было Матвею с его негнущейся ногой. 
И в то утро мужчина с большим трудом преодолел расстояние от своего дома до комендатуры. Идти было очень скользко, два раза он чуть не упал. Кое-как удалось удержаться на ногах с помощью трости. А вот, поднимаясь по ступеням на крыльцо комендатуры, поскользнулся и упал, больно ударившись больным коленом, да так, что чуть не потерял сознание. Самостоятельно не смог встать. Помог встать ему часовой, и буквально отнес его на рабочее место. Уже сидя в своем кабинете, задрал штанину и осмотрел место ушиба. На колене был огромный кровоподтек и ссадина, сочилась кровь. Кое-как промыл это место одеколоном и принялся за работу.
Навстречу вошедшему коменданту поднялся для приветствия с большим трудом.
- Что с вами Матвей Викторович?
- Да вот упал уже на крыльце, расшиб больное колено.
- Как же так вы так неосторожно. Вам нужно в медпункт, а, впрочем, я сейчас вызову доктора Лямке.
- Да не стоит, к вечеру все пройдет.
Военный медик оберлейтенант Лямке прибыл через 20 минут. Молча осмотрел ушиб, помотал головой. 
- Sie brauchen einen Bettschnitt und einen festen Verband. (Вам нужен постельный режим и тугая повязка)
Матвей кое-как его понял. Последнее время он усиленно изучал немецкий язык и уже мог немного общаться с солдатами. Доктор забинтовал ему ногу и настоятельно рекомендовал постельный режим. Но Матвей до конца дня остался на рабочем месте. Он ожидал своего связника. Ему, во что бы то ни стало, нужно было передать партизанам важную информацию. На днях должна была прибыть по железной дороге танковая колонна. Но связной до конца дня так и не появился. Матвей едва смог встать из-за стола. Пришлось обратиться к коменданту, чтобы тот дал ему свою машину отвезти его домой. Машину он дал, и разрешил поваляться дома пару дней. По дороге Матвей принял решение ехать не домой, а в районную больницу. Во-первых, там ему смогут оказать настоящую медицинскую помощь, а во-вторых, ему хотелось еще раз встретиться с Зинаидой Петровной. Последнее время эта женщина завоевала его мысли. Он уже корил себя, ругал последними словами, что сейчас не время придаваться романтическим мечтам. Но жизнь брала свое. За все его тридцать лет жизни ни одна женщина так сумела завладеть его мыслями, как Зинаида. Он теперь искал любой предлог, чтобы встретиться с ней. А тут вот представился такой случай. 
Появление комендантской машины у больницы наделало переполоха. Медсестры стали срочно прятать очередного раненного партизана. Лучше ничего не придумали, как спрятать его в аптечном складе. Мол, туда не сунуться. Но тревога была напрасной. Оказалось, что приехал помощник коменданта с ушибленной ногой. Встречать его вышла сама Зинаида Петровна. Встретились они уже как старые знакомые. 
- Что с вами, Матвей Викторович? – обратилась она к нему, видя с каким трудом он выбирается из машины.
- Вот поскользнулся, упал и повредил ногу.
- Ну, давайте тогда в перевязочную, я посмотрю. Сами сможете дойти?
Самому ему оказалось идти трудно, с помощью водителя добрался до перевязочной. Нога распухла так, что закатать штанину не получалось, резать брюки не решились.
- Снимайте брюки совсем! – скомандовала она.
Матвей замялся.
- Потом я их не натяну. 
- Давайте, давайте, не стесняйтесь. 
Медсестра помогла снять повязку, а доктор осмотрела ногу. Смазала зеленкой ссадину, смазала всю ногу какой-то мазью и наложила тугую повязку. Матвей попытался натянуть брюки.
- Матвей Викторович, ну куда вы в таком виде? Оставайтесь у нас. Я вам предоставлю отдельную палату, вас там никто беспокоить не будет, и мы вам обеспечим надлежащий уход. Поверьте, что так будет лучше, и вы быстрее вернетесь в строй. И нам будет спокойней, как-никак мы буде под защитой самого помощника коменданта, - улыбнулась Зинаида. 
Матвей долго колебаться не стал, отпустил водителя и сел в инвалидное кресло, на котором его доставили, действительно, в отдельную палату. Все, казалось, складывалось наилучшим образом. Ему представилась возможность поближе познакомиться с Зинаидой. Но беспокоило то, что он не доложил коменданту, что он находится в больнице и, самое главное, не дождался связника, чтобы предупредить партизан о прибывающем эшелоне с танками.
В палату заглянула Зинаида Петровна.
- Как вы?
-  Я порядке, только мне нужно срочно позвонить. Телефон у вас где?
- У меня в кабинете. 
- Пусть еще привезут коляску.
Через пять минут он позвонил лично коменданту и доложил, что сейчас находится в больнице, и пробудет здесь пару дней. Попросил прислать к нему кого-нибудь из полицейских и доставить ему пистолет. Сделал это он специально, чтобы, не дай бог, комендант не надумал приставить к нему часового для охраны. И еще рассчитал, что Белый с пистолетом пошлет, скорее всего, Григория. А связной ему был сейчас нужен позарез. 
И все получилось, как он задумал. Пришел Григорий, принес пистолет с двумя запасными обоймами. Матвей передал ему информацию для партизан, и дал распоряжение Белому, якобы от коменданта, в день прибытия эшелона с танками все полицейские силы бросить на окраины города со стороны леса, откуда могут появиться партизаны, чтобы они запретили жителям на это время даже выходить из домов. Это было задумано для того, чтобы комендант не привлек полицейских в помощь своему малочисленному отряду при охране станции и прилегающих к ней мест во время следования эшелона. А Матвей командиру партизан рекомендовал действовать со стороны разрушенного завода. К нему близко подходит железнодорожная ветка, по которой будет следовать эшелон. Наверняка, немцы оттуда не ждут партизан. От леса до завода большой участок открытого пространства. Если на завод отправить людей заранее, эффект получится неожиданным. 
Так и получилось, как он рассчитал. Партизаны у завода подорвали рельсы, поезд пошел под откос, танки с платформ рассыпались по насыпи. Железнодорожные пути были разрушены на двое суток. За это время ни один воинский эшелон не проследовал в сторону фронта. Всю немецкую охрану поезда партизаны перестреляли, сами не потеряли ни одно человека. Двое были только легко ранены.
Но это все было позже, а сейчас Матвей находился в больнице. Дело было сделано, пистолет получен, информация передана. Можно теперь расслабиться и отдохнуть. И еще подумать о Зинаиде.

Глава 6. У всех на виду.

Заканчивался 1942, война продолжалась. После неудачи под Москвой, немцы сосредоточили все силы в направлении Сталинграда. И там они надежно увязли. В оккупированный Лисинск редко доходили слухи о положении на фронтах. Но все равно, уже все знали, что Сталинград немцам взять не удается, наши стоят насмерть. А в декабре просочились слухи, что немцев отбросили от Сталинграда, началось контрнаступление и целая немецкая армия попала в «котел». Жители города с радостью делились этой новостью. Активизировали свою деятельность и партизаны. На лесной дороге им удалось подорвать целую колону немецких автомашин с солдатами. Заложенные мины подорвались одновременно под первой и последней машиной, перекрыв дорогу вперед и назад. Из-за кустов на немцев обрушился свинцовый ливень из ружей и автоматов. Немцы быстро пришли в себя, организовали оборону, а затем преследование партизан. Им удалось захватить живыми пятерых. 
Когда до коменданта дошло известие об этой акции, он разъярился не на шутку. В качестве возмездия решил устроить показательную казнь. На площади установили два огромных столба и сверху закрепили на них перекладину. На ней уже висели пять веревок с петлями. Напротив этой виселицы, соорудили что-то наподобие трибуны, откуда комендант должен был обратиться к жителям города. 
Матвею с подчиненной ему полицией комендант приказал согнать всех жителей города на показательную казнь. С самого утра полицейские ходили по домам и сгоняли людей. К полудню на площади уже был сотни людей. По всему периметру площадь окружали немецкие солдаты с автоматами. Казнь была назначена на 12 часов дня. 
 Настоящим ударом для Матвея явился приказ коменданта зачитать обращение к жителям города именно ему. Если он до этого не особенно старался «светился» на людях, показывая свою работу на немцев, то теперь весь город будет знать его в лицо. И потом, когда немцев погонят на запад, ему никогда не отмыться, не доказать, что он работал на наших. В глазах всего города он был предателем. Это его очень удручало, но делать было нечего, приходилось терпеть. Каждый старался внести свою лепту в победу. А о том, что победа когда-нибудь настанет, он не сомневался. 
За несколько минут до 12 из помещения комендатуры вышел сам комендант, с ним еще несколько офицеров и Матвей в том числе. Вся эта группа поднялась на трибуну. Когда городские часы на башенке пробили 12, комендант отдал приказ вывести пленных. Полицейские и несколько солдат вывели из подвала комендатуры пятерых мужчин измученных, избитых и все  в кровоподтеках. Двое из них идти самостоятельно не могли. Их просто волокли к месту казни. Каждого из них поставили на длинную скамейку под петлей. Петли накинули им на шеи. Вели они себя достойно, никто не плакал, не просил, стояли с гордо поднятой головой. 
Комендант толкнул локтем Матвея. Тот вышел вперед, открыл папку и стал читать. Кровь ударила ему в голову, он читал, стараясь не вникать в содержание, читал механически, как робот. А из его уст звучало о величии германской армии, о ее победах, о ее освободительной миссии и тех, кто будет мешать ей делать это правое дело, она будет жестоко наказывать. И в качестве доказательства этих слов сегодня показательная казнь пятерых партизан. 
Комендант отдал команду:  Ausführung starten! (Приступить к казни!) 
Солдаты подошли к скамейке. Кто-то из толпы горожан выкрикнул: «Смерть немецким оккупантам!». Солдаты оцепления бросились на голос, но толпа сомкнулась и невозможно было разобрать, кто это кричал.
Один из партизан тоже выкрикнул: «Всех не перевешаете! Бейте фашистов! Победа будет за на…»
Голос его оборвался, когда солдаты выдернули скамейку у казненных из-под ног.
Люди медленно расходились, опустив головы, под впечатлением этой жуткой казни. Не по себе было и Матвею. Он думал о том, что рано или поздно, ему все равно придется расстаться с этой личиной предателя. Как это произойдет, он сейчас не думал. Наши обязательно прогонят эту фашистскую мразь, освободят родную землю. А как ему отмываться? Каждому не будешь же показывать справку, что ты не был предателем, а работал по заданию на наших.  А ведь об этом, кроме него, знают всего два человека: тот, кто его готовил Белоцерковский Виктор Павлович и его связной Григорий. Позже он узнает, что Григорий погиб вл воемя перестрелки. А где потом искать этого Прохоренко, и в каких документах это отражено? Его будущее теперь ему рисовалось в мрачных красках.

                       (продолжение  следует)



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
Свидетельство о публикации: №1220709473438
@ Copyright: Олег Вайнтрауб, 09.07.2022г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1