Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Интенция. Посланница Селектиона. 29 часть. Темный иерофант


Интенция. Посланница Селектиона. 29 часть. Темный иерофант

В полдень жителей Ицара потряс низкий гул, похожий на звук громадной валторны, исходящий с вершины министерства благополучия. В это время машина Бриджитты уже приближалась к башне. Раздавшийся шум заставил ее быстро припарковаться недалеко от входа в здание. Реан, Амелия и Мидо спешно вышли из машины и уставились наверх. Над башней засветилось огромное темное пятно, которое стало расширяться, накрывая пеленой весь город. Все словно окутало мраком. На улицах стало темно, как ночью. Реан с трудом разглядел фонарные столбы, которые должны были освещать ночью улицы города. Они были выключены. Началась паника, люди с ужасом разглядывали темную пелену, закрывшую небо.

— Вот же! Мы не успели! — с досадой прокричала Бриджитта.

Пока все изучали купол, образовавшийся над городом, Реан сквозь тьму уставился на саму башню и заметил, как полупрозрачное поле медленно спускается с вершины здания вниз, обволакивая его по всей поверхности. Реан сразу понял, что если оно дойдет до основания, то башня превратится в неприступную крепость.

— Быстрее, внутрь, сейчас закроется вход! — заорал Реан и помчался ко входу в здание.

Амелия и Мидо последовали за ним. Бриджитта приказала своим отрядам немедленно штурмовать министерство, сама при этом стараясь не отставать от ребят. Полупрозрачное поле уже спускалось к двери центрального входа. Амелия, Реан и Мидо успели забежать вовнутрь. Бриджитта и двое оперативников чудом успели проскочить вслед за ними, все остальные сотрудники полиции остались снаружи. Силовое поле накрыло здание непроницаемой стеной.

Зайдя внутрь, Бриджитта с остальными оказались в просторном безлюдном холле первого этажа.

— Здесь никого нет, — с подозрением произнесла она.

Послышался торопливый топот, всё быстрее приближавшийся к ним. Со всех сторон набегало огромное количество вооруженных ребят, с головы до ног одетых в черное. На вид парням было лет по двадцать. Некоторые из них показались Бриджитте знакомыми. Возможно, она видела их в картотеке разыскиваемых.

Женщина и двое полицейских сделали несколько шагов назад в сторону основного входа, чтобы на них нельзя было напасть со спины. Нападавших было не меньше пятидесяти. Численно они явно превосходили их. Бриджитта все же решила попытаться с ними договориться. Достав свое удостоверение, женщина обратилась к вооруженным людям, окружившим их:

— Я Бриджитта Мартинкович, агент службы безопасности. Я требую, чтобы вы немедленно остановили эту террористическую операцию против жителей города и выдали нам Цунигу Манчини. Сотрудничество со следствием может облегчить вам наказание.

Никакого ответа не последовало. Вооруженные ребята даже не среагировали на ее требование, будто не слышали его. Ничего не говоря, они достали автоматы и направили на окруженных. Бриджитта в ответ тоже достала пистолет и приготовилась стрелять. Лица двух следователей, стоявших у входа, побелели от испуга. Амелия обратилась к Реану:

— Их слишком много, мне нужна помощь.

Реан кивнул в ответ и создал вокруг них поле замедления. Он будто охватывал своей силой пространство впереди. Со всех сторон раздались выстрелы, но за ними ничего не последовало. Как бы Реан ни старался, у него не получалось полностью остановить летевшие в них пули. Но выигранного времени хватало, чтобы Амелия успевала отвести удар. Мидо восхищенно наблюдал за своими друзьями, а следователи закрылись руками, ожидая смерти.

Бриджитта, не выпуская пистолет из рук, увидела, как рой пуль приблизился, замедлился в воздухе, а затем отклонился в сторону, оставляя после себя странные следы. Замедление позволило всем более детально увидеть силу искажения Направляющей. Пули раздваивались, и их копии по прежней траектории летели прямо, но постепенно, словно мираж исчезали, не доходя до целей. Сами же пули отклонялись в стороны и поражали все вокруг.

Густые столбы пыли мраморной крошки вздымались вокруг статуй. Из мониторов вылетали осколки стёкол и сине-зелёных микросхем. Очереди пуль вспарывали обивку диванов. Под натиском автоматных залпов столешница ресепшена подскочила вверх и с грохотом повалилась на пол. В воздухе повис туман, пронизываемый чёрными точками свистящих пуль. Бриджитта уже успела повидать многое, но происходившее вокруг выглядело как самое настоящее пиротехническое шоу. Она перевела взгляд на Амелию и Реана. Судя по выражениям их лиц, они были напряжены до предела. Нападающие прекратили стрельбу. Реан переглянулся с Мидо, и обратился к остальным:

— Мы с Мидо справимся здесь вдвоем.

— Вы уверены? — с недоверием спросила Бриджитта.

— Да. Вы с сестрой должны остановить Манчини как можно быстрее, иначе темное поле нанесет непоправимый вред жителям города.

— Все готовы? — обратилась к остальным Амелия. После чего взмахом рук она создала искажение, которое отбросило в разные стороны тех, кто преграждал им путь к лифту. Не медля ни секунды, окруженные ринулись в образовавшуюся брешь. Люди в черном тщетно пытались им стрелять в спины: ни одна из пуль не достигала своей цели. Бриджитта и двое следователей с удивлением смотрели на сверхъестественные приемы, которые применяли Амелия и ее брат. Спасительные двери лифта медленно открылись, и двое полицейских сразу ринулись вовнутрь.

— Я в вас уверена, ребята, — произнесла Амелия, проходя в лифт вместе с Бриджиттой.

— Я приду к вам, как только мы разберемся с ними! — прокричал им вслед Реан.

Двери лифта закрылись и двое остались вдвоем против целой толпы вооруженных людей.

Реан поймал на себе озадаченный взгляд Мидо.

— Что ты задумал? Я не сомневаюсь, что ты умен, и талантлив, но сейчас обстоятельства явно не на нашей стороне. Как нам их победить, не схлопотав пару пуль? Их слишком много.

Замедлить такое количество противников для Реана было нереально. Неожиданно, ему пришла новая идея. Прикинув расстановку противников в зале, он решил действовать немного иначе. К сожалению, новый план заранее не оговаривался с Мидо. Реан считал его очень опытным бойцом, поэтому не сомневался, что тот справится.

— Доставай свой посох, — ответил ему Реан.

Мидо достал из-за спины черный посох, который раздвинулся в его руках, превращаясь в боевой шест.

— Я за эти дни еще кое-чему научился, ты готов к бешеной гонке, Мидо? – хитро улыбнулся Реан.

— О, да, — в глазах Мидо словно загорелось пламя, и он ринулся на нападавших. Он предполагал, что Реан всех остановит, и это даст ему возможность отколошматить противников. Но тот резко спрятался в укрытие за столом администратора приемной и направил свою силу на самого Мидо. У молодого солдата появилось ощущение, словно у него за спиной двигатель-ускоритель. Само тело стало двигаться гораздо быстрее. Мидо не ожидал, что Реан способен и на такое. Высокая скорость и инерция в сумме с богатырской силой позволили ему раскидывать соперников в разные стороны, словно тряпичные куклы. Они не успевали даже прицелиться в него, не говоря уже о том, чтобы заблокировать удары.

В это время Реан старался действовать максимально четко, понимая, что на кону жизнь друга. Последние несколько дней он тренировал свои способности. Как ученый, он предположил, что если развернуть его силу в обратную сторону, то можно объекты ускорять. В качестве подопытных Реан использовал местных птиц, летающих в парке — и насмотрелся, как они, не совладав с высокой скоростью, врезались в деревья и падали вниз. Сейчас он впервые использовал свою силу на человеке, поэтому не имел права на ошибку.

Тем временем, Мидо стал чувствовать, что его скорость постепенно становится еще выше. Он несся словно огромная черная тень, сметающая все на своем пути, вызывая ужас у новобранцев. Из вооруженных людей в холе здания образовалась черная свалка, и Мидо приходилось наступать на тела живых людей. Посмотрев мельком на свои спортивные часы, он с удивлением обнаружил, что битва длилась чуть дольше минуты. Этого времени друзьям хватило, чтобы обезвредить противников.

Заливаясь потом, Мидо остановился, пытаясь выровнять дыхание. Сердце колотилось как сумасшедшее, мышцы болели от перенапряжения. В военной академии он мог спокойно пробежать двадцать километров и при этом особо не устать. Но сейчас нагрузка оказалась для него запредельной.

— Ты давай полегче в следующий раз, — задыхаясь, обратился он к Реану.

— Я знал, что ты справишься, — усмехнулся тот.

К ним подбежали еще несколько бойцов. Реан двинулся к ним навстречу.

— Этих уже оставь мне, отдохни немного.

Используя замедление, Реан подбирался близко к противникам и бил в слабые точки. За несколько дней он досконально изучил триггерные точки на теле человека и теперь применял эти знания на практике. Противники один за другим падали на пол.

***

Тем временем лифт уже остановился на сорок пятом этаже. Амелия, пересекая темный коридор, ведущий к министру, морально готовила себя к жесточайшей битве. На этаже не было совершенно никого, будто все это здание принадлежало одному человеку. Дойдя до заветной двери, Амелия посмотрела на Бриджитту, как бы спрашивая ее: «Ты готова?». В глазах женщины читалась невероятная решимость. Бриджитта шагнула вперед и аккуратно приоткрыла дверь, ведущую в кабинет. Цунига стоял по центру, словно ожидая их.

Агент окинула его ненавидящим взглядом.

— Цунига Манчини, вы обвиняетесь в заговоре против населения города с целью нанесения умышленного вреда его жителям. Поднимите немедленно руки! Любое сопротивление только усугубит ваше положение.

Затем она шепотом приказала двум сослуживцам:

— Если хоть шелохнется, стреляйте ему в руки и ноги.

Те согласно кивнули, надеясь, что задерживаемый услышал их разговор и не станет вытворять глупости.

— Я знал, что ты так просто не отстанешь. Я прочел этот вызов в твоих глазах при прошлой нашей встрече. Теперь, ты словно отвергнутая женщина, пришла сюда за местью, — засмеялся Цунига, — хотя уверен, тебя отвергали не раз. Ты знаешь, что чем старше женщина, тем тяжелее ей найти себе партнера?

Бриджитту это задело — он словно читал ее насквозь. Не поддаваясь чувствам, она медленно двинулась к нему, держа в одной руке наручники. За спиной у нее была Амелия, готовая в любой момент помочь утихомирить министра.

— Ну что вы такие серьезные? Сегодня такой прекрасный день. Я подарил людям то, о чем они мечтают, — звонко провозгласил Манчини.

Неожиданно он вытянул руку вперед, Бриджитта не успела понять, что произошло: ее тело рвануло вперед, а горло оказалось сдавленным в руках этого мерзавца.

— Ты правда думала заковать меня в наручники как какое-то безмозглое животное? — зловеще произнес он. От одного взгляда его черных глаз ей стало не по себе. Женщина пыталась вырваться, но тело не слушалось.

Но Амелия быстро создала искажение пространства, которое освободило напарницу из лап этого монстра. Двое следователей, шокированные силами министра и возникшим визуальным раздвоением пространства, не стали терять время. Видимо, Бриджитта их заранее предупредила о возможных необычных явлениях. Воспользовавшись моментом, следователи открыли по министру огонь. Однако, пули странным образом сворачивали и прилетали ему в ладонь. Когда стрельба остановилась, он вытянул руку перед собой и разжал пальцы — пули высыпались на землю. Амелия с сочувствием смотрела на испуганную Бриджитту, лежащую в нескольких метрах от министра. Она знала, что так просто взять его не получится, поэтому специально готовилась несколько дней. Время, проведенное в камере, не было потрачено зря. В прошлую встречу она не была готова к столкновению с темным иерофантом, и потому подвела своих новых друзей. На этот раз все должно сложиться иначе. Сейчас Амелия была уверена в своих силах.

Она встала в стойку и принялась атаковать Манчини. Энергетическими искажениями она пыталась задеть одно из важных звеньев цепи нервной системы противника. Это могло бы на время обезвредить его. Но все было тщетно, Цунигу лишь слегка передергивало, а все атаки отражались и наносили урон стенам, потолкам. Роскошная отделка кабинета покрывалась трещинами, а книги с полок разлетались в разные стороны.

Бриджитта, все это время наблюдавшая за битвой со стороны, достала пистолет с транквилизаторами, но тут же ощутила, будто кто-то пытается вырвать его у нее из рук. Как она ни сжимала пальцы, оружие через пару секунд отлетело в угол комнаты. Неожиданно ее тело взлетело вверх и больно ударилось о стену. На некоторое время ее сознание помутилось.

В это время Амелия почувствовала, что устает. Противник не контратаковал ее, словно наблюдал, сколько она еще продержится.

Двое следователей снова начали стрелять. Все повторилось, как и ранее, министр перехватил пули и выбросил их. Сконцентрировав свой взгляд на полицейских, он заговорил:

— Вы уже второй раз покусились на жизнь Бога. Пора прервать вашу историю, — произнес Манчини, словно вынося приговор.

Амелия почувствовала огромный поток силы, направленный на следователей. Она поняла, что, если не остановит его, мужчин просто разорвет изнутри.

— Нет! — крикнула Амелия, изо всех сил пытаясь отвести удар. Она смогла перенаправить энергию в стену — та треснула и весь зал тряхнуло, а с потолка посыпалась штукатурка. Следователи рухнули на пол без сознания. Все же атака частично задела цели. Амелия обрадовалась, что смогла их спасти, и тут же обратила гневный взгляд на Цунигу:

— Ты никогда не был богом и не будешь им!

— Я превзошел людей уже очень давно, я превосхожу их в тысячи раз, и ты мне заявляешь, что я не бог?

— Боги служат людям, направляют их, несут благо и процветание. А ты несешь людям только угнетение и смерть.

— Глупая девочка. Смерть несут тоже боги, все что в этом мире есть, все от них. Ты наивно спасаешь тех, кто готов паразитировать на тебе и макать тебя в грязь каждый день. Пойми, я лишь пытаюсь вернуть людям их истинный облик, и ты не должна противостоять мне. Мы с тобой не враги.

Амелию удивило, что этот человек так рьяно пытается ее переубедить. Казалось, он видит в ней потенциального союзника и, возможно, даже испытывает к ней какую-то симпатию. От этих мыслей Амелии стало тошно.

— Меня предупреждали, что с такими как ты разговоры бессмысленны. Вы понимаете только язык силы, — мужественно констатировала Амелия.

Она встала в боевую стойку и стала приближаться к министру. Бриджитта, все это время наблюдавшая за этой невероятно смелой девушкой, решила не оставаться в стороне. Отряхнувшись, она тоже встала в боевую стойку и медленным шагом направилась к противнику. Бриджитта увидела во взгляде Цуниги некоторую заинтригованность:

— Дамы, вы хотите со мной поиграть? — в его голосе проскользнули нотки флирта, — таким прекрасным женщинам я просто не в силах отказать.

Цунига снял пиджак и отбросил его в сторону. Бриджитта одновременно с Амелией принялась наносить противнику техничные удары. Несмотря на то, что его атаковали одновременно с двух сторон, Манчини двигался довольно ловко и довольно легко блокировал их. Бриджитте стало казаться, будто министр исполняет с ними какой-то танец. Она была сильна в боевых искусствах, ее напарникам на тренировках в зале приходилось довольно тяжко. Она и подумать не могла, что ей придется драться с главой министерства, и что это будет настолько тяжело.

Движения Амелия были не такими прямыми и размашистыми, как у Бриджитты. Она двигалась плавно и грациозно, но при этом ее удары были сильны. В какой-то момент она смогла подловить Цунигу и нанести прямой мощный удар в солнечное сплетение, от которого министр отшатнулся назад, чуть не упав. Звук был такой, словно большим молотом ударили по толстой доске. Бриджитту очень удивили навыки напарницы. Неужели в Селектионе и такому учат?

От удара, в который Амелия вложила все силы, ее руку пронзила резкая боль.

— Удивительно, какая мощь может скрываться в таком хрупком теле, — восхитился Цунига. Девушке сейчас было не до комплиментов. Ей нужно было срочно придумать, как одолеть его. И тут Амелия вспомнила о кристалле, лежащем в ее правом кармане. Покидая полицейский участок, она забрала его с собой. В прошлом он помог ей победить Осабо, возможно, и сейчас может получиться.

Кристалл был обернут в специальную скользящую ткань, которая изолировала его внешней среды. Превозмогая боль в руке, Амелия постаралась максимально незаметно достать кристалл из кармана, пальцами плавно отделяя его от обертки. Все же скрыть свои намерения от врага не получилось. Цепкие глаза министра зафиксировали что-то искрящееся в руках девушки:

— Что это? — заинтересованно спросил тот.

В ответ Амелия лишь резким рывком приблизилась к нему и нанесла косой удар левой рукой, в правой в это время удерживая кристалл. Бриджитта атаковала синхронно с ней, целясь сопернику в голову. Как и раньше, министр успешно блокировал удары. Но неожиданно Амелия, собрав остатки сил, отклонила в сторону руку Манчини, которой тот защищался, на секунду приведя его в замешательство. Выигранного времени хватило, чтобы быстро приложить кристалл к телу министра. Манчини затрясло от прикосновения предмета, искрящегося у его ребер, а из горла вырвался громкий низкий рев, совершенно не похожий на человеческий. Амелия внутренне ликовала, наблюдая за перекошенным лицом противника: «Я победила! У меня получилось!».

***

Тем временем силы Реана были практически на исходе. Несмотря на перчатки, кулаки ныли, а кистевой сустав, казалось, просто разломится от еще одного столкновения с чьим-то крепким телом. Его трясло от нагрузки. Он посмотрел на Мидо, который был похож на дикое животное. С его головы стекала кровь, на лице было множество ссадин, а красные глаза, готовые вылезти из орбит, мониторили зал в поисках противников. Раз за разом враги поднимались с пола и бросались на них. Реан не хотел калечить молодых ребят, но заставить их просто мирно лежать и не вставать, не представлялось возможным. Из-за угла показались еще трое вооруженных мужчин.

— Сколько их тут еще? Манчини тут что, целый батальон держит? — взмолился Реан.

— Не знаю, — прорычал Мидо.

Неожиданно из-за угла послышался знакомый голос:

— Вы тут не утомились без меня?

Двое бойцов от одного толчка в спину покатились вперед, а третий, получивший удар в голову, полетел вслед за ними.

— Алан, ты когда это успел стать таким крутым и сильным? — с изумлением смотрел Мидо.

— Это не сила. Короче эта жуткая тетка научила меня разным штукам.

По Алану было видно, что ему сейчас хочется многое рассказать друзьям. Но времени было в обрез. Он явно торопился.

— А меня научишь? — поинтересовался Мидо.

— Поверь, ты через такое не захочешь проходить, — пошутил Алан.

Реан испытывал невероятную радость от того, что их друг снова с ними. Он всегда был уверен, что если Алан берется за решение какой-то проблемы, то успех точно гарантирован. Словно этот человек был воплощением удачи.

От счастливых мыслей его отвлек разволновавшийся Мидо.

— Алан, Реан, поспешите наверх, мне кажется, девушки не справились, я здесь уже сам, я никого не подпущу к лифту, — хрипя, произнес он.

— Вы что, отправили Амелию разбираться с этим психом одну? — испуганно закричал Алан.

— С ней агент Бриджитта и пара следователей, — оправдывался Реан.

— Аааааа! — заорал Алан и побежал к лифту, перепрыгивая через груды валяющихся тел.

***

Амелия прижимала кристалл к телу бьющегося в агонии министра, другой рукой удерживая того за одежду. Наблюдая за мучениями противника, она поймала себя на мысли, что впервые испытывает радость от страданий другого человека. Это было очень странно.

Неожиданно свечение кристалла погасло, и Амелия почувствовала удар кулаком в челюсть. Следом Бриджитта получила удар ногой в живот. Министр бил не слабо, так что обе прокатились пару метров по полу. От боли и шока у Амелии звенело в ушах, а во рту появился неприятный привкус крови. Собираясь с мыслями, она посмотрела на кристалл в руке, который теперь выглядел как простая побрякушка из сувенирного магазина. Амелия поняла, что истратила весь заряд. Накатила безысходность, потому что у нее практически не осталось психических сил. А этот кристалл был ее последней надеждой на победу. Но сдаваться она не собиралась.

Вытирая тонкую струйку крови с угла губ, Амелия яростно смотрела на противника.

— С тобой все в порядке? Еще драться можешь? — обеспокоенно обратилась Бриджитта к напарнице, держась рукой за ребра.

— Я готова драться хоть вечно, пока мы не поставим этого гада на колени, — хриплым голосом ответила Амелия.

В их разговор грубо вмешался Манчини.

— Ну что, девушки, признаю, вы сражались хорошо, прямо как амазонки. Но хозяин здесь я, и я правлю этим городом, и если вы не принимаете мои правила, то я вынужден проявить к вам особую жестокость.

— Разве пристало истинному мужчине так обращаться с женщинами, — послышался у двери знакомый голос.

На пороге показался Алан, а следом за ним и Реан.

Амелии показалось, будто в кабинете стало светлее. Девушка некоторое время смотрела на Алана.

— Реан передал, что ты не хотела меня здесь видеть. Ты думала, я останусь в стороне и позволю вам биться самим?

Амелия бросилась к Алану и крепко его обняла. Сейчас ее мучили противоречивые чувства: с одной стороны, она очень скучала по нему, надеялась, что он ворвется и поможет им. С другой стороны, она боялась, что Владыки Судьбы исправят, то, что она изменила в «мире причин», и Алана постигнет жуткая участь. К большому удивлению для всех, Алан порывисто поцеловал девушку.

Реан, наблюдавший за этой трогательной сценой со стороны, был искренне рад за свою сестру и друга. Но вид порушенного помещения, и разъяренное лицо министра вернули всех в реальность.

— Тебе прошлого раза не хватило? Не стоило тебе приходить сюда, остался бы ты в своем дворце в окружении слуг и наложниц, — поиздевался Цунига.

— У меня нет никаких наложниц, а в доме мы держим только экономку. Вы слишком старомодно мыслите, господин министр — скривил лицо Алан.

— А твой папаша знает, где ты сейчас? Думаю, он не очень обрадуется, когда тебя привезут обратно ногами вперед.

— Все будет по-другому. Я набью тебе морду, и ты отправишься за решетку, — самоуверенно ответил Алан.

Не дожидаясь ответа, он ринулся вперед и нанес резкий удар, целясь в нос министру. К его неожиданности удар был остановлен, но по воздуху пронесся резкий хлопок.

— Хммм, похоже эта ведьма кое-чему тебя научила.

После этих слов Цунига, удерживая Алана за кулак, отбросил парня в сторону.

— Это невозможно! — не верил происходящему тот.

Пару минут назад он раскидывал ребят в холле как пушинки. Он знал, что с Манчини будет непросто, но его удар несколько дней назад снес огромное дерево, и сейчас он вкладывал силы не меньше, допуская, что для противника исход может быть смертельным. Но его остановили. Напрашивался вопрос, сколько же силы в этом министре, где предел его возможностей?

— Знаешь, я тоже когда-то был воином. Мне было бы интересно вспомнить старые времена и сразиться с хорошим соперником, — сказал Цунига, готовясь нанести следующий удар.

Алан быстро собрался и пошел в новую атаку, колотя ненавистного соперника руками и ногами. Цунига умудрялся их все блокировать и даже контратаковать. Со стороны все выглядело как настоящий экшен. Амелия, Реан и Бриджитта с изумлением на это смотрели. Алан решил провести один из своих любимых приемов. Он нанес отвлекающий удар кулаком, а сам все силы сосредоточил на ударе в прыжке с разворота. Удар удачно пришелся в грудную клетку противнику и Цунигу откинуло на несколько метров. Алана удивило, что его навыки так хорошо сохранились. Но большее удивление вызвало то, что противник после этого встал.

— Неплохо, — похвалил Цунига, — но твои приемчики не стоят ничего без внутренней силы. Надолго ли ее хватит?

— А нам много времени и не понадобится, — ответил за него Реан.

— Я готова, я успела немного восстановиться, — сказала Амелия.

Алан переглянулся с ними и снова двинулся в наступление. Его движения стали гораздо быстрее за счет силы Реана. Каждый второй удар приходился в цель, а контратаки Цуниги не достигали Алана, благодаря искривлениям Амелии. Опьяненный своим преимуществом, Алан нещадно бил ненавистного соперника.

Цунига, понимая, что втроем они превосходят его, с помощью пространственной волны раскидал всех в разные стороны.

— Значит решили играть нечестно, ребятки.

Алан посмотрел на часы и с триумфом произнес:

— Ты проиграл, все кончено.

Неожиданно прогремело несколько взрывов, здание слегка потрясло.

Алан увидел, как за окном постепенно исчезает окружавшее башню силовое поле. Все шло четко по плану, что очень обрадовало его. Несмотря на все сложности он смог связаться с нужными людьми и раздобыть взрывчатку. Затем Алан, на всякий случай, проник в здание раньше всех остальных. Даже если бы министр начал все раньше, то парень все равно бы взорвал щитки и впустил остальных в здание. Алан разрабатывал план вместе с Реаном. Было много споров. Тот предлагал просто отключить питание, перерезав кабели. Но Алан настоял, что взорвать электрические щитки будет надежнее всего.

Сейчас самая сложная часть плана была выполнена. Оставалось обесточить саму установку, которая находилась за железной дверью в конце кабинета. Алану казалось, что министру уже нет смысла сопротивляться. Логичней было бы податься в бега и не показываться никому на глаза.

Сейчас, глядя на Манчини, на его искаженное от злости лицо, Алан был невероятно доволен собой.

— Все кончено, Цунига Манчини, полиция здесь будет с минуты на минуту, — продолжил Алан.

Цунига был в просто в ярости. Неожиданно, воздух стал горячее, всем стало казаться, словно на них давит само пространство, и они горят изнутри. Алан заметил искры в углу кабинета, на ковролине, словно пространство вокруг воспламенилось. Амелия попыталась остановить это, но ничего не выходило.

— Что? Ничего не можешь сделать, девочка? — зловеще произнес Цунига.

Реан попытался замедлить эти непонятные процессы, происходящие в помещении, но ничего не выходило. Все начали постепенно сползать на пол. Один только Алан смог устоять на ногах. Внутренней силой он сопротивлялся этим воздействиям, которые обрушились на них. Он попытался ринуться в атаку на противника, но его тело поднялось в воздух и совершенно перестало слушаться.

— А с тобой я разделаюсь по-другому, — не спуская глаз с Алана проговорил Манчини.

Тело Алана начало трясти, ему казалось, что его сейчас разорвет изнутри. Он стал еще сильнее сопротивляться атаке министра, направляя свою силу на себя. Противостояние длилось несколько секунд, пока из носа Алана не начала идти кровь.

Амелия с ужасом наблюдала за этим, не в силах ничего сделать. Из-за высокого давления в помещении ее внутренние энергоцентры словно парализовало, что делало невозможным использование психической силы. Неожиданно в зале прогремели несколько выстрелов, и тело Алана рухнуло на пол. Амелия ощутила, что воздух и давление в комнате приходят в нормальное состояние. Не медля ни секунды, она поползла к Алану, чтобы проверить, все ли с ним в порядке. Ее возлюбленный оказался цел и невредим, за исключением полопавшихся сосудов в носу. Подняв глаза наверх, Амелия увидела лицо Цуниги, искаженное от боли. На его рубашке красовались три красных пятна, которые постепенно расширялись. Одно в районе желудка, другое в районе правого легкого, третье в районе плеча. Цунига повернул голову на стоящую позади него Джулию. В трясущихся руках она держала пистолет.

— Все-таки, предательство у тебя в крови, — прохрипел Цунига, плюясь кровью.

Глаза министра сверкнули, и Джулия полетела в ближайшее окно, в конце кабинета. По пути она беспомощно пыталась ухватиться за подоконник, но тщетно. Пробив стекло, ее тело полетело вниз с сорок пятого этажа.

«Джулия!», — крикнул Реан и мигом рванул к окну. Но она была уже довольно далеко. Он собрал все остатки сил и попытался замедлить ее падение. С высоты не было видно, получилось у него что-то или нет.

— Реан, ты смог остановить ее падение? — обеспокоенно спросил Алан.

— Не знаю, — безнадежно ответил тот, бессильно сползая с подоконника на пол.

В зал вбежала полиция.

— Всем стоять, не двигаться!

— Это твой бесславный конец, Цунига Манчини! — торжествующе произнес Алан.

Амелия даже с некоторым сочувствием смотрела, как министр истекает кровью. Бриджитта обратилась к вбежавшим полицейским:

— Я агент службы безопасности, Бриджитта Мартинкович, — показав свои документы, она продолжила, — необходимо провести арест этого особо опасного преступника. Держите его под прицелом, дернется, убивайте, всё под мою ответственность. И вызовите скорую помощь, у нас много раненых и пострадавших.

Неожиданно Цунига стал покрываться маленькими светящимися клеточками и на секунду стал похож на светящуюся мозаику. Потом пространство вокруг него схлопнулось, и он исчез.

— Кааааак! — крикнул Алан, не веря своим глазам, — Где он?

— Я предполагаю, что он дематериализовался, — устало заявила Амелия.

— Он и такое может? Вы издеваетесь что ли? Куда я вообще попала? — недоумевала Бриджитта.

Полицейские стояли в ступоре и не понимали, что произошло и что вообще теперь делать.

— Чего вы ждали? Почему не застрелили этого подонка, когда была возможность? — набросился на полицейских Алан.

— Мы....не знали...что...— полицейские не могли ответить ничего внятного.

— Аааааааа! — взвыл в бешенстве Алан.

Амелия обняла его и попыталась успокоить:

— Алан, успокойся, все закончилось, я думаю, он больше нам не навредит, — произнесла Амелия, поглаживая его по спине.

Поднимаясь с пола, Реан напомнил окружающим, что необходимо отключить установку. Стоя у железной двери, он обратился за помощью к остальным.

— Ребята, мне с ней самому не справиться.

Собрав остатки сил, Алан ударом ноги выбил железную дверь, чем шокировал полицейских. Поднявшись по узкой лестнице вверх, Реан восхищенно оглядывал установку.

— Потом налюбуешься, сейчас лучше скажи, как ее отключить, — торопил друга Алан.

Повозившись немного в компьютере, Реан констатировал, что процесс не остановить с помощью систем управления, и единственное решение — это обрубить провода. Ему, как ученому, не хотелось портить этот научный шедевр, но ничего другого сейчас не оставалось. Алан стал выдергивал все попадающиеся ему под руку провода до тех пор, пока установка не перестала подавать признаки жизни. После этого Реан вместе с остальными поднялся на крышу здания, и с облегчением увидели, как над городом рассеивается темная пелена.

***

Тем временем Джулия лежала на тротуаре и благодарила Бога за свое чудесное спасение. В последний момент ее словно подхватило облако, и падение замедлилось. Наверно, это был Реан. Он все равно ей помог, несмотря на то, как она поступила с ними. Плечо болело и ныло, падение получилось не самым удачным. Она размышляла над всем, что произошло. Друзей она потеряла, а спасения так и не получила. Через несколько часов ей должны были выдать браслет, который бы помешал пирамидам ее опознать, но теперь об этом можно было забыть.

Сегодня утром Манчини попросил ее переждать внизу, в офисе десятого этажа, но неведомая сила не давала Джулии покинуть комнату, она словно приросла к месту. Разум требовал немедленно уходить, но тело почему-то не слушалось. Джулия впервые столкнулась с таким внутренним противоречием. Она всегда действовала быстро и решительно, долго не обдумывая. Но сейчас в ней будто боролись два совершенно разных начала. Противостояние с самой собой затянулось на несколько минут и Джулия, растерянная, решила попробовать разобраться в себе. Сконцентрировавшись на своих ощущениях, она услышала внутренний голос, кричащий и просящий ее остаться. Джулия решила все же рискнуть, ослушаться министра и незаметно выждать в комнате.
От изучения магических книжек ее отвлек шум в кабинете министра. Вслушавшись, она узнала голос той женщины агента и Амелии. Раздались выстрелы и звуки борьбы. От испуга Джулия свернулась клубком на диване. Она знала, что ее друзья пришли, чтобы остановить министра. Звуки борьбы становились громче. В какой-то момент в кабинете прогремел взрыв, от которого Джулия аж подскочила, и ее комнату затрясло. Она не понимала, что произошло, но предположила, что это результат столкновения силы Амелии и Манчини.

Спустя некоторое время она услышала громкий низкий крик, скорее всего принадлежавший министру. Сейчас она находилась по его сторону баррикады, но все равно это ее обрадовало. Неужели Амелия смогла его достать? Она крута, однозначно. Все вроде стихло, в помещении послышались мужские голоса. Это Алан и Реан! — обрадовалась Джулия. — Они тоже здесь! Снова послышались звуки борьбы, наверно Алан сражается, — подумала Джулия. Вдруг неожиданно прогремел взрыв где-то внизу, и в ее комнате погас свет. Раздались голоса Алана, но потом вдруг стало подозрительно тихо. Джулия просто не могла спокойно усидеть на месте. Она тихо подкралась к двери, и слегка ее приотворила. Она увидела министра с озлобленным лицом, а перед ним висящего в воздухе Алана, которого всего трясло. Его красные глаза выражали мучение, из носа текла алая кровь. Джулия испугалась, что может его потерять навсегда. «Мой Алан, веселый и жизнерадостный, может сейчас умереть», — подумала она. В этот момент ее тело начало двигаться само. Она спешно вернулась к дивану и достала из его кармана револьвер, после чего метнулась в соседнее помещение. Особо не целясь, Джулия трижды выстрелила в спину министру. Ее трясло от испуга, и она не сразу осознала, что убила человека. Но тот оказался живучим и даже смог ее выбросить в окно.

Джулия жалела, что не выстрелила гаду в голову. Летя через стекло кабинета, Джулия чувствовала себя абсолютно беспомощной. Ее выбросили словно ненужную вещь. А потом полет вниз. Это было настолько захватывающе и волнующе, что Джулия бы не отказалась повторить это еще. Она летела словно птица, свободная и независимая. В этот момент все переживания оставили ее. Постепенно дороги, люди и машины становились все крупнее и крупнее. Джулия понимала, что это ее конец, сейчас она разобьется и ее больше не станет. Простят ли ее друзья? Будут ли они по ней скучать? Неожиданно, уже у самого асфальта ее падение резко замедлилось, отчего голова и все тело наполнились неприятной тяжестью, а потом она снова понеслась вниз, больно упав на левое плечо.

Сейчас ей совершенно не хотелось вставать, тело болело. Лежа на асфальте, Джулия видела прямо перед собой заднюю стену здания и слышала доносящийся от основного входа звук сирен.

Неожиданно из запасного выхода выбежали несколько человек в черном — видимо, приспешники Цуниги. Они тащили какого-то крупного парня и начали заталкивать его в фургон. Хотя его лицо было залито кровью, Джулия сразу узнала в нем брата:

— Мидо? Нет, нет, нет, стойте, Мидо! — она попыталась встать, превозмогая боль.

Фургон тронулся с места, увозя брата. Джулия бросилась искать легковую машину, предоставленную ей Цунигой. К счастью, ключи от нее были в общей связке с остальными, которую она носила в кармане. Джулия села в машину, и в панике, трясущимися руками ее завела. Превозмогая боль в плече, она держала руль, стараясь не отставать от фургона. Поначалу ей удавалось преследовать похитителей, держась от них на расстоянии видимости. Но через час те выехали за город.

На прямой трассе фургон по скорости превосходил ее легковую машину, и она начала отставать. Постепенно разница в расстоянии становилась больше. «Ну давай, двигай, помойка», — обратилась она в отчаянии к своей машине. Ее мучили разные мысли, она не знала, кто эти люди, и что они хотят сделать с ее братом. Тут же вспомнились слова Цуниги: «Если ты предашь меня, пострадает твой брат». Видимо, этот мерзавец решил сдержать свое слово.

Джулия настолько погрузилась в свои переживания, что чуть не пропустила этот фургон, припаркованный у обочины. Она резко затормозила, после чего дала ход назад, припарковав машину на расстоянии около десяти метров от него. Справа был лес. Ей было совершенно непонятно, зачем они здесь остановились.

Выйдя из машины, она двинулась в глубь леса в надежде отыскать брата. Два часа поисков не увенчались успехом. Стемнело, и Джулии пришлось освещать себе дорогу фонариком телефона. Она уже давно заблудилась и потеряла дорогу назад, но это ее не пугало. От усталости и страха на глаза начали наворачиваться слезы. «Мидо! Мидо!», — кричала Джулия, рыдая от отчаяния, но ее вопли лишь сотрясали деревья вокруг. Измотанная и сломленная, она рухнула на траву и уснула.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фэнтези
Ключевые слова: Сверхспособности, эзотерика, мистика, попаданка, приключения.,
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
Свидетельство о публикации: №1220627472532
@ Copyright: Макс Мессиан, 27.06.2022г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1