Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Солнце на щите


Солнце на щите
­Вечная борьба против тьмы,
или всего один шаг к возрождению Света...

1. НА РАЗНЫХ БЕРЕГАХ

Брави;р и Стая;н встретились на переправе. Они были родными братьями, жили в одном большом городе, но видели друг друга очень редко, порой не встречаясь по нескольку лет. С той поры, как пришел Легион и установил свои порядки, они оба ушли в партизаны. Днем, как и все, просто выполняли работу. А вечером объявляли Легиону войну. Каждый по-своему.

Бравир, высокий и плечистый, горячий и суровый, предпочитал прямую атаку. Собрав небольшую команду таких же горячих, он мастерил оружие из разных подручных материалов, и под покровом темноты сбивал дроны дозора. И везде, где было возможно, он выводит из строя камеры слежения, контрольные сканеры и разные другие средства электронной диктатуры. Он играл в опасную игру. Двое его друзей погибли в уличной перестрелке. Несколько парней были схвачены и отправлены за решетку. Их было совсем мало, но они готовы были идти до последнего.

Стаян, младший брат Бравира, был не настолько крепок и горяч. Но упрямства и решимости ему тоже было не занимать. Он был одержим идеей поднять народ на всеобщий безмолвный протест. Собрав небольшую команду единомышленников, он везде, где только мог, вел агитацию, распространял листовки, призывал к бойкоту и неповиновению. Желающих ему помогать было немного: все боялись наказаний и штрафов.

Каждый брат относится скептически и неодобрительно к методам борьбы другого. И теперь, стоя на переправе, они, после долгих лет разлуки, начали свой разговор с язвительных насмешек. И лишь после вспомнили, что же их сюда привело.

А причиной их встречи было короткое электронное сообщение, подписанное их дедом: «Приезжайте срочно: плохи дела». Братья давно уже забыли о существовании старика: они и друг друга редко вспоминали. А с родной сестрой Ланой разве что случайно несколько раз пересекались. Хотя и она жила в том же городе.

Деду должно было быть уже под сотню, и братья очень удивились, что он еще жив. Но это неожиданное сообщение наводило их на мысль, что старик при смерти, и его последняя воля - увидеть своих внуков. Поэтому им пришлось бросить все свои дела и отправиться в далекую, забытую глушь, где ждал их родной человек.

К пристани подошел паром, сколоченный из старых бревен, и невысокий суетливый мужичок с взъерошенными волосами, поплевав на ладони, потянул толстый стальной трос.

2. КРЕПКАЯ ОПОРА

Приближаясь к дому деда, браться увидели высокого, плечистого мужчину с длинными светлыми волосами, который, похоже, чинил его забор. Он держал свежеобструганный столб и мощными ударами вбивал его в землю массивным молотом. Мужчина стоял к ним спиной, и лица его братья не видели.
- Похоже, дед совсем плох, - грустно сказал Стаян. - Прежде он никому и думать не позволял что-то за него делать.
- Жив ли вообще... - неуверенно произнес Бравир.

Они подошли к незнакомцу. Выждав удобный момент, Стаян осторожно спросил:
- Простите, а нам бы хозяина дома увидеть...
Мужчина не спеша бросил на землю молот, вытер рукавом лоб и обернулся к братьям.
- ...Дед?! - почти в один голос выпалили изумленные братья.
- А мы думали... - только и мог добавить Бравир.
- Что, схоронили уже? Не на того напали! - басом ответил старик, поправляя бороду. Знакомое с детства лицо было таким же суровым и добрым одновременно.

Братья сами не ожидали, что будут так рады снова увидеть деда. Молча, по-мужски, они поведали ему об этом короткими, но очень крепкими объятиями.
- А... что бабушка? - с некоторым опасением спросил Стаян, вдруг вспомнив о полученном на днях тревожном сообщении.
- Нет бабушки... - тихо сказал дед. - ...К матушке она своей отправилась. Помочь кое в чем обещала. К осени только вернется.

Стаян облегченно вздохнул. Он вдруг вспомнил бабушкин голос, добрые сказки, что она рассказывала перед сном, ее нежные, ласковые руки, уют и покой, которым она наполняла свой маленький мир.
- Что же случилось, дед? - все де решил спросить Бравир.
- Идем в дом. Там поговорим. - старик отряхнул руки, поднял с земли молот и направился к калитке. ...Да, его осанке и крепкой походке можно было только позавидовать...

3. ПРОГУЛКА ПО ВРЕМЕНИ

Они сидели за столом, пили ароматный чай и вспоминали детство. В эти беспечные годы произошло много всего, что хотелось вспомнить. Несколько лет подряд внуки приезжали сюда на летние каникулы. Наверное, это были самые лучшие моменты их жизни. Самые радостные, богатые интересными событиями и невероятными открытиями. Но детство прошло, и город полностью поглотил каждого из них. Поглотил, разобщил и стер из памяти яркие краски и ароматы. А с ними как-то вдруг ушли в небытие все мечты, фантазии, надежды и вера в лучшее завтра. Наверное, поэтому оно так и не наступило...

Чай давно закончился. А воспоминания только начинались. Обошли весь дом, прогулялись по саду, даже в сарай заглянули. По тропинке лесной прошлись: тропинку тоже вспомнили - не раз по ней в детстве бегали. На лугу побывали, к речке спустились. По ней когда-то кораблики пускали... А сейчас просто сидели на берегу, слушали волны, смотрели, как летят облака. И вспоминали о чем-то вечном...

Так бы, наверное, еще сидели, но от долгой прогулки на свежем ветру братья изрядно проголодались, и было принято решение возвращаться и готовить ужин. Нужно было нарубить дров, затопить печку и заварить какую-нибудь хорошую кашу.

Вернулись домой быстро и еще быстрее управились с делами. Пока в печке томилась каша, старик уселся за стол и начал колоть орехи. Стаян заглянул в комнату. Не найдя другого дела, он решил составить ему компанию.
- Слушай, дед, - прервал он молчание, аккуратно собирая в горстку скорлупу, - я все спросить хотел: это ведь ты нам такие имена дал?
... Мы с голубкой моей несколько имен назвали, а дочка глянула на вас и выбрала, что сердце подсказало.
- Так это что, она с самого начала знала, какими мы станем?
- Какими станете, знать не могла, но знала, куда потянетесь. В глазах всё с рождения написано.

Стаян задумался. Предки по одним глазам узнавали о человеке. И только одним взглядом, в полной тишине, могли рассказать всё и обо всем. А мы, нынешние, тратим тысячи слов, надрываем горло, а сами друг друга не слышим. И не понимаем... И куда уж там до чужих, если даже с родным братом как будто на разных языках говорим...

4. ПРОБЛЕМА СВЯЗИ

Бравир, словно чувствуя, что о нем вспомнили, почти тут же появился в дверях:
- Там рукомойник пустой. Чем можно воды набрать?
- У колодца кадушку найдешь, - неспешно ответил дед. - А где колодец - сам знаешь.

Бравир кивнул и быстро вышел наружу. Стаян встал и подошел к окну. Солнце уже клонилось к закату. Легкий ветерок медленно колыхал деревья. Здесь кругом царили спокойствие и тишина. Никто никуда не спешил. Никто никому не мешал. Это был совсем другой мир, так непохожий на ставшую уже привычной суматоху большого города.

Стаян вдруг вспомнил о внезапно оставленных делах. Он достал из кармана телефон. Связи не было.
- Слушай, где у вас тут сигнал принимает? - обернулся он к деду. - Позвонить надо, а у меня телефон вообще не ловит!

Дед непонимающе нахмурил брови:
- Не знаю, о чем ты.
- Как не знаешь? - удивился Стаян. - Ты же нам сообщение на днях отправлял!
- Отправлял.
- Ну значит, телефон у тебя был, и связь была?
- Я вашими штуками не пользуюсь, - сухо ответил старик, неспешно вытирая стол.
- Как же тогда сообщение отправил?

Дед встал и медленно прошелся по комнате:
- Если скажу - не поймешь.
- А ты попробуй: я ведь не глупый, - немного обиделся Стаян.

Старик с легкой грустью поглядел на внука:
- Ты не глуп. Только мысли ваши тяжелы и к земле придавлены. А сознание в рамки тугие загнано. Оттого вам многого уже не объяснить.
Стаян мало, что понял из слов деда, Но внезапно накатило странное чувство, как будто он только что узнал о какой-то большой потере. Чувство очень смутное и непонятное, но потеря ощущалась более, чем реально...

5. ЧТО ЗА БЕДА?

Мысли прервал неожиданный грохот в сенях. Это Бравир, заходя в дом, что-то задел мимоходом. Заглянув в комнату и увидев в руке Стаяна телефон, он сразу же вспомнил о том самом послании, из-за которого они оба оказались здесь.
- Дед, а ты ведь так и не сказал, что случилось, - он сбросил у входа тяжелые армейские ботинки и подошел ближе. - Вроде, все нормально, а ты написал, что дела плохи...

Старик внимательно посмотрел на внука:
- Плохи дела, родной, очень плохи. ...Только не у меня. У вас.
- У нас?! - воскликнул пораженный Бравир. - А ты откуда вообще знаешь, как у нас дела? Ты же в городе даже не был ни разу! А мы с тобой двадцать с лишним лет не виделись!
- Можно ведать не видя и видеть не ведая, - тихо ответил дед. - А сердцем всегда я вас слышал. Мы же крови одной и рода единого. Вот и призвал я вас, чтоб из омута вытащить и на тропу ровную поставить.
- Что за бред?! - вспылил Бравир, - Мы бросаем все дела, мчимся черт знает куда, чтобы кто-то, не знающий ни грамма о нашем мире, учил нас, как решать наши проблемы?!
- А ты сам знаешь, как их решать? - спокойно спросил дед.
- Уж наверное знаю!
- Видимо, поэтому проблем все больше, а жизнь все тяжелей?
- Да потому что силы неравные!
- Горстка легионеров против целого народа? Это и есть неравные силы?
- Да что народ! Из них только единицы готовы бороться за свою жизнь! - вступил в разговор Стаян. - А остальные... Одни Легиону служат усердно, своих же неволить и грабить помогая. А другим просто на все наплевать, даже на себя.
- То есть, выходит так, - решил подытожить дед, - вы всё знаете и всё понимаете, но за вами никто не идет. Вы одиноки, беспомощны и бесполезны. Но совет старика, прожившего век, вы не примете ни в какую.
- Ну и в чем твой совет? - не очень доверчиво спросил Бравир.
- Пойдем, присядем. Там и обсудим.

6. ОПАСНАЯ ВОДА

Дед убрал со стола и жестом пригласил братьев. Из соседней комнаты он принес две кружки и поставил прямо перед ними.
-  В той, что с узорами, вода чистая, родниковая, - пояснил дед. - А в этой, с полоской, яд.
- Он лечебный, что ли? - поинтересовался Стаян, подозрительно поглядывая на кружку.
- Нет.
- Зачем тогда на стол ставишь? Давай уберем.
- Пусть стоит.
- Но для чего?
- Завтра узнаешь. - строго ответил старик и сел напротив.

Братья покосились на кружку, но больше ничего не сказали. Дед поправил бороду и негромко начал свой разговор:
- Так почему же все у вас такие вялые и безвольные?
- Такой вот народ, что тут поделаешь! - вздохнул Стаян. - Огромная армия тех, кого уже невозможно ни перевоспитать, ни разбудить, ни поднять на защиту даже собственного дома.
- Значит, говорите, народ плох? - прищурился дед. - А может быть, просто «спасители» сильно обмельчали? Глухи и слепы, и сами пути не ведая, таких же ведут. Бредут на ощупь впотьмах, и проклинают столбы, о которые лбом ударяются. Падают сослепу в ямы и канавы, увлекая других за собой. А после кричат, что ямы эти коварны и жестоки, и что нарочно встают на пути, чтобы ноги и руки людям калечить.

Бравир хотел было возразить, но строгий взгляд старика заставил его промолчать. По крайней мере, пока. А дед тем временем продолжал:
- Бездарный учитель детей ругает. А истинный наставник признает, что не сумел донести знания и души спящие разбудить. А значит, и самому еще есть чему поучиться и о чем задуматься. Все вы нынче мастера искать виноватых то сверху, то сбоку, то сзади. А в себе поискать ни смелости, ни ума не хватает.
- Так к чему ты клонишь? - все-таки не выдержал Бравир. - В чем же, по-твоему, мы слепы?

7. ДЕРЕВЯННАЯ МОРКОВЬ

Дед собрался было ответить на вопрос ретивого внука, но тут вдруг в сенях послышался какой-то шорох. Старик осторожно встал и направился на звук: мало ли какой зверь мог забраться в дом. Браться поспешили вслед. Заглянули в сени. На первый взгляд - никого. Но потом, внимательно приглядевшись, они заметили в глубине под лавкой, среди банок и корзин, забившегося в угол зайчонка.
- От мамки сбежал, видно, мир захотел увидеть, - улыбнулся дед, приседая на корточки. - Вот и заплутал, бедолага. А от приключений только страху натерпелся.
- Сейчас я его вытащу, - тут же вызвался Бравир, закатывая рукава.
- Погоди, перепугаешь совсем! - остановил его Стаян.
- А ты что предлагаешь? Переговоры вести? - съязвил Бравир.
- Просто выманить его чем-нибудь, - ответил Стаян, не желая отвечать не сарказм брата. - Только вот... чем?
- А телефон твой при тебе? - спросил из-за спины дед.
- Да, а что?
- А ты посвети огоньком. Может, приманишь так?

Стаян пожал плечами, но все-таки достал телефон из кармана. Зажег экран и протянул зайчонку. Тот с удивлением и любопытством взглянул на странный источник света. Но все же опасливо попятился. И вылезать совсем не собирался.
- Ну что, не клюет? - пошутил дед. - Тогда вот что попробуй. У короба с песком, что на заднем дворе, на днях ребенок соседский играл. Он там игрушки свои оставил. Погляди, может найдешь что пригодное?

Стаян нашел среди прочих игрушек деревянную пирамидку, окрашенную в ярко-красный цвет. Она, по крайней мере, хоть чем-то на морковку похожа. Наверное, можно было попробовать. Зайчонок немного оживился и осторожно потянулся к игрушке. Подполз чуть ближе, понюхал. Потом громко фыркнул и попятился назад. Опять не вышло.
- Ну что же, - вздохнул дед, - обмануть ребенка так и не получилось. Придется настоящую морковь добывать.

Он сходил в огород и принес маленькому гостю сочное угощение. Тут его даже не надо было уговаривать. Забыв все страхи и опасности, зайчонок охотно полакомился свежей молодой морковкой. Потом дед аккуратно взял его на руки и отнес на крыльцо.
- Сейчас голосок подаст, - пояснил он, - его тут же зайчиха услышит и прибежит за ним не медля. Далеко убежать он не мог, а значит нора где-то поблизости.

8. ХОЛОДНЫЕ ОГНИ

Проводив малыша, дед предложил вернуться в дом. Они снова уселись за стол, вспоминая прерванный разговор. Бравир задел ножку стола, и вода в кружках едва не выплеснулась наружу.
- Осторожней! - шикнул на него Стаян. - Яд, все-таки!
Они снова молча покосились на опасную кружку с полосой. Дед внимательно поглядел на братьев, и, чуть подумав, продолжил:
- Так вот, мой старший внук, ты вопрос задавал. Ответов на него несколько. И на один из них ушастый гость уже ответил.
- В смысле... - не понял Бравир. - Что он ответил?

Дед не спеша поправил на столе кружки и, взглянув на внука, сказал:
- Вот ты говоришь, что один воюешь, и никто за тобой не идет. А думать не думал, что нет у тебя тех маяков, за которыми люди потянутся? Кто пойдет в бой ради ярких фонариков и деревянных морковок?
- Ты о чем вообще? - не скрывал раздражения Бравир. - Какая тут связь?
- Связь самая прямая, - спокойно ответил дед. - Мертвыми ценностями вы живете. Ум послушный легко они покоряют. Кружат голову, волю подчиняют. День насущный вы полностью им отдаете. Только вот о будущем думая, каждый невольно у сердца спрашивает, с чем и для чего готов он ступить в это завтра. И то, что все вы рветесь нынче от жизни поиметь, сердце не греет, не радует вовсе. Потому не желает никто бороться за это ваше будущее. Пусто оно, холодно. Все эти лампочки, кнопки - всем хороши, да жизни в них нет. А в мире таком душа живая жить не желает. Оттого и пассивны все, безразличны.

Дед медленно встал и подошел к окну. Братья сидели молча, каждый по-своему переваривая сказанное. Где-то в углу громко тикали большие настенные часы. Легкий порыв ветра, влетевший в форточку, резко всколыхнул занавеску. Повеяло влажной вечерней прохладой. Дед, еще раз взглянув на ярко-оранжевую полосу предзакатного неба, негромко продолжил:
- Многие женщины рожать не хотят. Вроде, дом есть. семья. Голода и нищеты не знают. А детей не желают иметь. В чем же причина? ... Да все в том же. Сознавая того или нет, не хочет душа материнская мертвому миру дитя свое отдавать. Так что... либо сегодня очнетесь и к Жизни откроетесь, либо... в завтрашнем мире вас уже нет...

9. ОХОТА - ОПАСНАЯ ШТУКА

Внезапно сменив тон, дед обернулся к внукам:
- Ладно, слова - словами, а дела тоже делать надобно. Давай-ка, Бравир, воды лучше нанеси: самовар ставить будем. А ты, Стаян, погреб наведай: достань огурцов соленых. А я в огород пока: зелени свежей найду.

Все дружно и быстро принялись за работу. И вот уже стол накрыт белой скатертью, на столе пышет жаром большой котелок с кашей, а рядом разложены сочные дары огорода. Дед поставил самовар на тумбочку у стены. И снова вернул на обеденный стол ту самую злосчастную кружку.

Бравир, как всегда, шумно объявился на пороге и, быстро вытерев руки о полотенце на дверном косяке, внимательно оглядел угощения.
- А что мы так и будем одну кашу есть? - с некоторым недовольством сказал он.
- Как же одну? - удивился старик. - Вот тебе лук, редис, огурцы соленые. Орехов накололи.
- Это все хорошо, конечно. А мясо-то где?
- Звериную пищу не едим, - строго взглянув на внука, сухо ответил дед.

Бравир только угрюмо хмыкнул и небрежно подвинул к себе тарелку. Хотел было сесть, но Стаян шепотом напомнил ему, что первыми садятся предки. А дед что-то не спешил к столу. Он стоял у окна, глядя на бегущие облака и склоняющееся на горизонт Солнце. Братья были очень голодны, но высказывать свое нетерпение не решились. Наконец, старик обернулся и тихо сказал:
- Вы охотно насыщаете себя, убивая других. И часто вовсе не от голода, а просто со скуки или ради развлечения. Заявляя такое право, вы, по законам Природы, и к себе его прилагаете. Так что не сетуйте и не ропщи;те, когда кто-то в вашем мире строит себе сладкую жизнь на ваших костях. Такой мир создаете вы сами.

Он снова посмотрел в окно и, будто к чему-то прислушиваясь, добавил:
- Еще посуда нужна. Гости у нас будут.

10. ЛУЧИК НА ПОРОГЕ

Все приготовления закончили, но пришлось подождать еще немного. Наконец, кто-то постучал в дверь.
- Входите, открыто, - мягко пробасил дед.

В комнату с осторожным любопытством заглянул уже знакомый братьям паромщик. Торопливо снимая сапоги, он приветливо и немного комично поклонился:
- Ну здравствуй, свет Про;зор Ве;стович! Доброго здравия тебе!
- Здравствуй и ты, друг добрый Кузьма Архипыч! - плавно ответил поклоном дед. - Благодарствую за дело доброе.
- Что за дело?  - переглянулись братья.

Ответа ждать не пришлось: за спиной паромщика появилось сияющее лицо Ланы, их младшей родной сестры. Ничего не говоря, она радостно бросилась в объятия деда. Чуть отпрянув, ласково поглядела деду в глаза и крепко обняла снова.

Потоптавшись у порога, Кузьма Архипыч неловко кашлянул и, как бы оправдываясь, сказал:
- Вот, стало быть, под вечер прибыть сподобилась. А по; темну как же, не дело! Деви;ца, все же! Так что... вот, доставили в телеге со всем удобством. А как же иначе-то?

Дед предложил Архипычу разделить с ними ужин. Но тот застенчиво отказался, сославшись на позднее время: де;скать, жена дома волнуется. Еще раз поклонившись, он поспешил отправиться домой. Лана обняла братьев и, перемолвившись с ними парой слов, пошла готовиться к ужину.

11. СВЕТ И МУЗЫКА

Наконец, все уселись за стол. Поглядев на кружку с полосой, Стаян шепотом предупредил Лану о ее содержимом.
- Ладно, хорошо. Спасибо, - только и сказала сестра, аккуратно размешивая горячую кашу.

Все очень проголодались, и поэтому разговоры на время отошли в сторону. Да и не принято было у строгого деда болтать за столом. Лишь утолив голод и перейдя к чаю, они завели вечернюю беседу. Братья уже успели кое-что рассказать, и дед попросил Лану поведать что-нибудь о себе.
- Живу вместе с родителями, - немного подумав, начала она. - Прекрасный муж, чудесная дочка. ...Насчет профессии... Окончила музыкальное училище. Работаю в филармонии, организую концертные туры. Иногда сама выступаю.
- Люди слушают? - поинтересовался дед.
- Ну, ...честно говоря все труднее нести в народ академическую музыку. У нас даже гастроли несколько раз срывались: зал не собирается. Как говорит мой директор: «Нынче толпе нужны только три вещи: туса;, попса и колбаса».

Лана грустно улыбнулась и, подвинув поближе чашку, обхватила ее ладонями. Дед внимательно заглянул в глаза внучке:
- Какую музыку играешь?
- Ну... серьезную...
Поняв по взгляду деда, что он ждет от нее что-то еще, она добавила:
- Красивую...
- Светом сильна твоя музыка?
- Э..., что, прости?
Дед ничего не ответил, только подставил к самовару свою кружку и наполнил ее кипятком.

12. ОБМАНУТАЯ ПТИЧКА

Лана растерянно улыбнулась и, отпив чая, опустила чашку на стол. В миске напротив горсткой ломтиков лежали сушеные груши. Взяв пару штук, она задумчиво положила их на блюдце. Развернув кружку, взглянула на рисунок, показавшийся ей знакомым. На нем был изображен попугай, сидящий на ветке.
- Боже мой! - воскликнула Лана. - я же в детстве из нее пила! Неужели вы до сих пор ее сохранили?!
- А как же. Всё храним. Всю память бережем, - негромко произнес дед.
- А наше что-нибудь осталось? - с надеждой спросил Стаян.
- Помнишь, ты как-то кораблик целое лето мастерил? - чуть подумав, ответил старик. - Он так и ждет тебя на чердаке.

Стаян взволнованно вскочил:
- Пойду-ка погляжу!
Тихо, но привычно строго дед хлопнул ладонью по столу:
- Ужин закончишь - тогда пойдешь.
- Ты как с маленькими, прямо! - возмутился, было, Стаян, - Мы, вообще-то, уже сами взрослых детей воспитываем!
- Так пример показывай детям, коли воспитываешь. А порядок вещей - он для всех един: что для юнца, что для отца.

Лана тихонько хихикнула, и, спеша разрядить обстановку, решила рассказать одну историю из своего детства, о которой напомнила ее кружка:
- Помните, у нас птичка жила пару месяцев? Соседям куда-то срочно уехать пришлось, и они свою попугайку к нам пристроили...
- Да, была такая разбойница, - хмыкнул Бравир, - Спать по утрам не давала!
- Да, веселенькая была подружка! - улыбнулась Лана. - ...А я что-то вдруг вспомнила, ...как один раз очень нехорошо поступила с ней, обманула... Не со зла, конечно. Но потом мне очень было перед ней стыдно.

Лана взяла в руки чашку, и взглянув на нарисованную птичку, продолжила свою историю:
- Вы, наверное, помните, ...днем попугайка обычно летала по комнате, а на ночь залезала в клетку. Мы накрывали ее тканью, и до утра они никого не тревожила. Но в один вечер она никак не хотела идти домой, и я решила попробовать одну хитрость: подошла к клетке и стала разговаривать с ней, как будто птичка уже была внутри. Она этому сильно удивилась, и стала подавать голос, откуда-то со шкафа или с гардины. Вот, мол, я тут: с кем же ты там говоришь? А я не обращала внимания и продолжала болтать с пустой клеткой. Птичка подлетела поближе, и снова попыталась привлечь мое внимание. Я опять ни в какую. Тогда она не выдержала и залезла туда, куда было приковано всё мое внимание. То есть в клетку. И я тут же закрыла дверку. Птичка сразу поняла, что ее обманули. И после этого она целый день со мной не разговаривала и ничего не ела. ...Удивительно: такое маленькое создание, а все понимает. И так же грустит, обижается, радуется...

13. СНАЧАЛА БЫЛО СЛОВО

Дед внимательно выслушал внучку и, выдержав небольшую паузу, спросил:
- А что если во благо обернуть такую хитрость?
- Обман во благо? - удивился Стаян. - От тебя ли я это слышу?
- Не обман, - пояснил дед, - Если взять и нарисовать образ достойный там, где его нет? Глядишь - и притянется к образу то, что им обозначено?
- Не пойму, о чем это ты? - нахмурил лоб Стаян.
- Я примеры тебе приведу. А чтоб ты лучше постиг эту мудрость, начну от обратного: как эти образы против людей поворачивают.

Дед встал из-за стола и предложил всем продолжить беседу в горнице: не дело обсуждать проблемы за ужином. И как только все расположились на новом месте и настроились на разговор, он продолжил:
- Если способному ребенку постоянно говорить, что он бездарь и ни на что не годится, то со временем он неминуемо станет таковым. А самый посредственный ребенок , которого всегда убеждали, что он способен на многое, может добиться всего.
- - Или, например, ...если самого честного человека постоянно называть вором, когда-то он обязательно им станет. А если вора вы будете каждый день убеждать, что он честный человек, однажды он вдруг почувствует, что больше не может воровать.
- - И все это потому, что яркие и живые образы, ёмко и убедительно изложенные в слове, обретают великую силу воздействия. И именно эти образы во все времена правят миром. А золото, власть и оружие - это всего лишь средства укрепления господства образа, победившего ваше сознание.

14. РАЗУМУ ВОПРЕКИ

Бравир, не привыкший к долгим разговорам и всякого рода философии, явно хотел поскорее закончить нравоучительную лекцию:
- Это все, конечно, интересно, - с легким раздражением сказал он, - но мы лично детей не учим и воров не ловим. Нам-то к чему вся эта мудрость?

Дед поглядел на него сурово и, выдержав короткую паузу, спокойно ответил:
- Да, мудрость ни к чему: главное - саблей махать да глотку драть. Только вот скажи мне, как ничтожной кучке лиходеев удалось целый мир под себя подмять? Они что, каждому из вас нож под горло приставили? ...Нет? Так чем они вас сразили?
- Обманом... - неуверенно ответил Бравир.
- То есть, вещали вам образы, те, что им особо угодны. А разум ваш послушно поглощал их, лишая сознание воли. Так?...А теперь ответь мне: вы сами какие образы шлёте вслед вашим царям и их приспешникам? Что говорите о стражах Легиона, фискалах и мытарях? Чем питаете и что множите в них силой слова и мысли? ...Воры, лжецы, тираны,  мучители... Дружно и рьяно обличаете все их пороки. А пороки лишь только растут и крепнут! Как же так? Да так, дорогие мои: что заявлено - то и получено! Тысячи мыслей, направленные в одно русло, делают дело свое!
- - ...А нет, чтобы подойти к законнику, опричнику или стражнику и заговорить с ним, как говорили бы с достойным человеком. И вы с удивленьем увидите: что-то в нем изменится, дрогнет. Что же станет, если каждый день, да еще каждый из вас помыслит подобное? В силах ли будет тиран устоять?

Стаян только хмыкнул в ответ:
- Не уверен, что кто-то захочет им улыбаться: слишком уж много на них у людей накипело!
- В глаза не готовы смотреть, так издали, с собой наедине рисуйте образы. А как сознанием окрепнете, и пред лицом встать сумеете. И так везде, во всем. Что бы ни было, и как бы ни била судьба, всегда упрямо вещать лишь то, во что мир обратиться должен: великая и прекрасная страна, сплоченный, умелый народ, надежная дружина, мудрые правители. И чем больше людей подхватит эти образы, тем неотвратимее будет исход!
- Да ну, бред какой-то! - не выдержав, вскочил Бравир и решительно направился к выходу.
- Держать тебя не буду, - вслед негромко ответил дед. - Завтра поможешь немного, а там сам решай. Ну а пока просто уважь старика, дай еще на тебя поглядеть.

Бравир вернулся не сразу. Войдя, он остановился в дверях и решил ограничить свое присутствие, стоя подперев косяк и скрестив на груди руки.

15. СЕКРЕТ ДУРАКА

Дед встал и, задернув занавески, медленно прошелся из угла в угол. Он подошел к книжной полке и, достав старенький сборник народных сказок, показал его внукам:
- Помните книжку?
- Ой, так ее же нам бабушка в детстве на ночь читала! - умилённо воскликнула Лана.
- А припомните, кто в этих сказках чаще героем являлся?
- Ну... Иванушка-дурачок, наверное, - неуверенно ответил Стаян.
- Надеюсь, ты не его нам будешь в пример ставить? - попытался съязвить Бравир, откровенно изнывающий от бездействия.
- Может, и поставлю в пример, - прищурился дед. - А для начала вы мне вот что скажите, что на Руси слово «дурак» означало?
- То же самое, наверное? - пожал плечами Стаян.
- Нет не то же, - покачал головой дед. - Тот, кто по наитию четко и ясно видел лучший исход из любой беды и напа;сти. Тот, кто духом силён и Светом богат.
- То есть, ...такой неукротимый оптимист, моделирующий безальтернативную цепочку событий? - перевел на свой язык Стаян.
- Можешь и так сказать. И потому все у него сбывалось, и получалось, будто само собой. Как в сказке. А сказки-то никакой не было. Просто знал Иван главный закон Мироздания, что решения мудрые не ум принимает: он видит лишь на шаг вперед, а дальше пути не знает. И только душа, бесконечная, вольная, способна за дальние дали глядеть. И всё наперед предсказать и предвидеть способна. Такого ничем никогда не обманешь и не покоришь. А значит, опасен он для власть придержащих. Потому и велено было слово «дурак» всячески унизить и высмеять. А с тем возвеличить ум и не сметь говорить о душе.

Стаян на мгновенье задумался:
- ...Забавно... Вспомнил знаменитые слова Бисмарка: «Никогда не воюйте с русскими. На каждую вашу военную хитрость они ответят непредсказуемой глупостью»... Видимо тем, чье сознание жестко ограничено пределами мозга, просто не дано осознать глубину души. И оттого всякое ее проявление они торопятся обозвать глупостью. Только вот интересно, что же это за «глупость», которая разносит в жалкие клочья самые хитрые стратегии?

Бравир громко хмыкнул в ответ. Видимо, этот скупой жест был горячим одобрением слов брата. Лана только молча улыбнулась.
Дед положил книжку на стол и строго, но одновременно ласково поглядел на внуков:
- Ну всё, разговорами сыты по горло. А теперь, ...ну-ка быстро умываться и спать!

16. С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ УТРО

... Утро выдалось солнечным и почти безоблачным. Со стороны речки поддувал легкий ветерок, принося приятную прохладу. Стоян вышел на крыльцо и, сладко потянувшись, огляделся вокруг. Откуда-то из-за угла вышла Лана с большой плетеной корзиной.
- Ну что, проснулся, наконец? - задорно глянула она на брата.
- Да, очень уж хорошо спалось! За одну ночь как будто и сил набрался, и нервы вылечил. Вот что значит живая природа! ... А Бравир где?
- Вон, за оградой марафон накручивает! - хихикнула Лана. - Пятый круг уже пошел, ...вроде...
- А... дед?
- Пошел в речке окунуться. А до этого он уже и дрова в сарай перекинул, и доски с бревнами откуда-то приволок, и на пасеку за медом сходил! И еще целый круг деревенского сыра специально для нас притащил!
- Да... Наш старик любого из нас перескачет! - смеясь, почесал затылок Стоян. - Одна осанка только чего стоит!
- Ну что ж, есть у кого учиться, -  улыбнулась Лана. - А ты пока умывайся, иди. А то без тебя сядем завтракать.
- Сейчас, я только пару мыслей запишу... - спохватился Стаян.
- И как раз успеешь помыть за нами посуду... - посмеялась сестра и, легонько шлепнув брата корзиной, поспешила в сад. Там, в тенистом уголке, среди вишен и цветов, уже был накрыт стол.

17. УБИЙСТВЕННЫЙ АРГУМЕНТ

Утреннее застолье было недолгим. Дед считал, что главные дела нужно успеть до обеда. И на внуков у него тоже были свои планы. А в первую очередь он решил прояснить дело с загадочным содержимым той самой кружки с полосой, что стояла все это время на столе. Приглашая жестом следовать за собой, он понес ее в дальний конец сада;, где росла старая яблоня. Под деревом лежало несколько упавших за ночь яблок. Вокруг них кружила небольшая стайка мелкой крылатой живности.

Дед поставил кружку рядом на большую бочку и отошел в сторону. Почти сразу же подлетела муха и, едва лизнув воду, упала замертво.
- Ну и ... что? - разочарованно спросил Бравир. - Выпила яда и сдохла. Чего тут такого?
- Принеси вторую кружку, - вместо ответа попросил его дед.

Кружка с чистой водой была установлена рядом. К ней тоже подлетали мухи, и, утолив жажду, так же весело улетали обратно.
- А теперь, - сказал старик, - я открою вам секрет. В обеих кружках была чистая родниковая вода из одного и того же источника.
- Да как же так? - удивилась Лана. - Мы же сами только что видели, что в одной - отрава!
- Верно. Только воду эту вы отравили.
- То есть... - явно не понял Стаян, - Чем мы могли ее отравить?
- Мыслью. Все это время, глядя на воду, вы думали, что она ядовита. Так невольно, общими стараниями, вы превратили живую воду в отраву.
- Бред! - отрубил Бравир, пнув ногой лежавшее на земле яблоко.
- Ой, не думаю,  - покачала головой Лана. - Я где-то читала, что вода может менять свойства от слов, которые звучат рядом, от музыки. И даже от мыслей. А тут мы еще все вместе постарались. Так что...

Стаян еще раз подозрительно покосился на кружку и осторожно спросил:
- Но ведь этот фокус не просто забавы ради? Ты этим что-то пояснить хотел?

18. КРИК, УТОНУВШИЙ В НОЧИ

Дед строго посмотрел на внука:
- А сам разве не понял? ...Своим неверием и страхом, злобой и обидой вы сами каждый день губите и отравляете ваш мир. А после, страдая от собственных ядов, дружно клянете жизнь, что она жестока и несправедлива. Постоянно говоря и думая плохо о людях, стране, правителях, вы сами наполняете их мраком. И вашими великими стараниями они становятся все хуже и хуже. И в том, что они таковы, немало и вашей заслуги!
- Так что нам теперь, как в притче одной, возлюбить своих врагов прикажешь? - хмуро глянул на старика Бравир.
- Приказывать не мое дело, - спокойно ответил дед. - А ты на досуге подумай: если воду родниковую одной лишь мыслью можно в яд превратить, то и отраву в чистую воду обратить возможно. Пусть он сегодня конченый негодяй. А ты упрямо рисуй его достойным человеком. И постарайся вложить в образ светлые чувства. А со временем погляди, что из этого выйдет.
- Так вот в чем был смысл этой фразы! - покачала головой Лана. - Вот так у нас бывает: слова переходят из поколения в поколение, а суть их по дороге теряется...

Видимо, не считая нужным комментировать сказанное, дед продолжил начатую мысль:
- Со всех трибун вы неустанно кричите о том, что не так и что плохо. А может, надо просто почаще вспоминать о том, ради чего стоит жить и чем прекрасен этот мир? Тогда люди сами встанут на защиту этого бесценного сокровища по имени «жизнь».
А если мир плох, как вы постоянно твердите, кто же в здравом уме будет такой мир защищать и за такой мир воевать?
- - С чем вы идете в народ? Что вещаете? «Это ужасно, это несправедливо, там ложь, беззаконие...».  Когда человек постоянно думает о плохом, у него руки на все опускаются и жить пропадает желание. А вы всё удивляетесь, почему люди такие пассивные, безразличные и безвольные. А потому, дорогие мои, что вы к этому немалые старания приложили!

Бравир, напряженно слушавший деда, резко вспылил:
- И что теперь, глаза закрывать на весь этот беспредел? И улыбаться до ушей, делая вид, что все прекрасно?
- Нет, не надо делать вид, что все прекрасно. Надо делать, чтобы все было прекрасно. А для этого стоит почаще вспоминать, каков он, этот прекрасный мир, которого так сегодня не хватает. Этот образ звездой путеводной всегда должен гореть впереди, указывая путь.

Стаян, выжидавший удобного момента, поспешил возразить:
- Думаешь, мы не думаем, каким должен быть мир и не говорим об этом людям?
- «Говорить» и «сказать» - не одно и то же. Так же и слушая, на каждый слышит.
Глядя на то, как ничтожны ваши ряды, не очень похоже, что ваши послания доходят до адресатов. Не отзываются их сердца на тексты ваших слов.
- И на что же они отзовутся? - с недоверием спросил Стаян.
- На Свет и Тепло. Без этого ничего не родится и воспрянуть не сможет: ни крошечная травинка, ни великая страна. И для малого и для большого закон Вселенной един. ...А для начала надо задать себе самые простые вопросы: что важнее всего хранить и беречь в этой жизни, что защищать? Ради чего ты пришел в этот мир? Чем ты ценен себе, людям, природе, Земле и Вселенной? Пока на эти вопросы не ответите, нет у вас будущего. Да и настоящего нет.

19. О ЧЕМ ШЕПЧУТ ЛИСТЬЯ

От разговоров, похоже, устали все, и поэтому предложение деда немного потрудиться было воспринято на удивление дружно. Парни, похватав ведра и тележки, принесли из лесного оврага песок. Срубили в лесу и разделали несколько сухих стволов. Вместе прочистили колодец. Бравир, как всегда, работал как вол. Стаян больше примерялся и рассуждал. Тоже как всегда. Размышлял, как бы оптимально выполнить ту или иную работу. Правда, нужно отдать должное, что временами его логика приносила пользу. Но брата все равно бесили его философские изыскания. Впрочем, и Стаяна порядком раздражала простая концепция Бравира: «Чего там думать? Хватай и бросай!»

Лана почти все время была с дедом. Осваивалась в доме, помогала по саду. О чем-то постоянно с ним разговаривала, задавала разные вопросы. А потом пришло время готовить обед. И набрав в огороде корзинку зелени, она отправилась на кухню.

Стаян любезно доверил старшему брату последнее полено и, старательно отряхнув руки, подошел к деду:
- Ну что, закончили, вроде. Всё, или как? - спросил он в тайной надежде отдохнуть перед обедом.
- А ты у природы спроси, - как всегда строго ответил старик. - Может, она чего попросит.
- И... как я должен у нее спросить? - усмехнулся Стаян. - Цветам нашептать или по дереву постучать?
- ...Видимо, никак, - сурово ответил дед, пристально поглядев в глаза внуку. - Оборвали вы, нынешние, связь с миром живым. И землю уже не слышите, и неба над головой не видите. Забыли природу, вас породившую, а с ней и самих себя позабыли.
- Ты думаешь, если мы горожане, то обязательно такие уж все безнадежные? - начал раздражаться Стаян. -  И не видим ничего, и не понимаем?

Дед аккуратно перекинул на клумбу склонившийся к дорожке цветок и, не оборачиваясь, ответил:
- Человеку, лишенному зрения, невозможно объяснить, что такое богатство красок. Человеку, лишенному связи с природой, невозможно объяснить, что такое богатство жизни. В отрыве от природы люди впадают во власть фальшивых и мертвых ценностей, не в состоянии познать ценностей настоящих.
- Ну и какие они, ...настоящие? - с ноткой недоверия спросил Стаян.

Дед молча прошел несколько шагов по тропинке.
- Природа - это царство жизни, царство живых ценностей. Мир бетона и асфальта, железа и пластика - мертвое царство и ценности его - мертвые. В мертвом царстве драмы и трагедии, ложь и насилие, войны и эпидемии, убийство и разрушение - естественные и обычные процессы. Это все - атрибуты мертвого мира. В царстве живом самые естественные состояния -  радость и любовь, помощь и уважение, мечта и творчество, покой и равновесие.
- Так ты... для этого, что ли, нас сюда вытащил? - нахмурился Стаян. - Чтобы из города вырвать?
- Из города вас я не вырву, - ответил старик. - Не нынче - так завтра вы снова туда убежите. А поглядеть на город со стороны и на себя в стороне от города здесь вы сумеете. И выводы сделать должны вы успеть.
- И что, это было прямо так срочно? Мы ведь твоей милостью дела важные бросили!

Дед поглядел исподлобья на внука и, чуть помолчав, ответил:
- Если людей на два поколения оторвать от природы, то в третьем родятся дети, полностью неспособные понимать смысл жизни и свое предназначение в этом мире. А это - предвестье скорого конца. Так не пора ли просыпаться, пока совсем поздно не стало? ...Детей потеряете...

20. ЛЯСЫ И ЛАТЫ

Лана накрыла обед в доме. За едой говорили мало. Видимо, каждый был погружен в свои мысли. Под конец, допивая чай, Бравир заметил рядом с собой муху и резким движением тут же ударил рукой по столу. Муха была единственной из присутствующих, кто не пострадал: она благополучно улетела. А брата с сестрой он изрядно успел оглушить. К тому же, от сильного удара на столе подскочили кружки, и чай тонкими струйками растекался по его поверхности.
- Ты меня чуть заикой не оставил! - попыталась изобразить возмущение Лана. - Не мог, что ли, предупредить?

Бравир, насупившись, начал смахивать ладонью чай со стола.
- Да погоди ты грязь разводить! - покачала головой сестра. - Я сейчас полотенце принесу.

Дед не сказал ничего, только молча отодвинул в сторону свою кружку. А Стаян, все-таки, решил высказаться:
- Очередная иллюстрация на тему: «Сила есть - ума не надо»...
- А ты, умный, много от тебя пользы? - огрызнулся Бравир.
- Я с информацией работаю. А от нее куда больше толку, чем от твоей кувалды.
- Ну-ну.. Сидишь в своем проектном институте, чужие цифры под чужую дудку считаешь. Да еще за грошовую зарплату. Поёшь сладкие басни о свободе, независимости, а сам-то по уши во всем и от всех зависимый. Даже денег накопить не можешь!
- То есть, а ты прямо весь такой свободный! - вспылил в ответ Стаян. - Целыми днями чьи-то машины ковыряешь!
- У меня свой собственный автосервис. И я работаю когда хочу и на кого хочу. И между прочим, неплохо зарабатываю! Так что я, в отличие от некоторых, ни от кого не завишу и всем себя обеспечиваю!
- Значит, говоришь, свободен? - вступил в разговор дед. - ...Если бы ты жил где-нибудь вдали от цивилизации, нарубил лес, построил дом, вспахал землю, вырастил урожай, заготовил пищу ... А до этого железо добыл и выковал топор, пилу и лопату. Смастерил домашнюю утварь, соткал себе одежду. Вот тогда ты мог бы сказать, что ты свободен. А тут ты просто ловко пристроился в системе, где выполняя одну работу, присваиваешь по дешевке труд сотен других людей. И ты от них полностью безнадежно зависим, потому что именно они обеспечивают твой комфортный быт и твою неуёмную самоуверенность.

21. КВАДРАТЫ СВОБОДЫ

Бравир ничего не сказал, только погнул с досады вилку, которую все это время держал в руке. Подошла Лана, вытерла стол. Подлила всем чаю и молча присела с краю. Стаян тихо ликовал... Но недолго радовался. Дальнейшие слова деда прошлись и по его душу:
- Вот вы всё о свободе кричите. А сами погрязли в зависимости от денег, вещей, техники, комфорта. Каждого из вас можно в любой момент лишить воды, тепла, света, пищи и крыши над головой. Пользуясь этим, сатрапы диктуют вам правила, устанавливают запреты и принуждают к послушанию. И петлю эту с каждым годом затягивают все туже и туже. Вас, зависимых, всегда есть чем пугать и есть чем карать. Вас, обманутых, можно обманывать снова и снова. Конечно, всякий раз «для вашего же блага». У вас отобрали Свет, Величие и Волю, выдав в замен квадратные метры бетона и стандартный набор «умных» игрушек. Вас унизили и обокрали, но обмен вас вполне устроил. Значит, можно и дальше грабить. Можно и дальше гнуть...

Дед встал из-за стола и подошел к окну. Какое-то время он стоял молча, глядя на раскачиваемые ветром ветви деревьев. В комнате был слышен лишь стук настенных часов, а где-то за окном негромко шелестела листва. Старик медленно обернулся и, поглядев на внуков, добавил:
- Оторванный от природы человек всегда будет от кого-то зависеть и кому-то служить. Зависеть от людей, вещей, тысячи неподвластных ему событий. Он всегда будет рабом, сам того не осознавая. А свободным и независимым можно быть только при живой земле, живых ремеслах и в единстве с живым миром. Только тогда ты сам себе хозяин и господин.

22. СТИХИЯ ВО ВЛАСТИ

Дед снова посмотрел в окно:
- Тучи сгущаются. Путникам впору прибежище искать. Солнца пока ждать не придется.
- Кому прибежище, а у кого дел по горло, - исподлобья произнес Бравир. - Если надо что еще, говори. А нет - так нам ехать пора.

Дед приоткрыл дверь, ведущую в сени.
- Кружку ту, с полосой, я у окна поставил, - сказал он, показывая внутрь. - Что делать с ней - сами решайте. Вы смогли превратить в яд чистую родниковую воду. Сумеете ли яд в чистую воду обратить?
- Может, нам и по силам эта кружка, - задумчиво ответил Стаян. - А вот как мир отравленный к жизни вернуть?
- А ты с малого начни, - ответил дед. - Дальше сам познаешь.
- Да ну, бред всё это! - вспылил Бравир. - Если бы мысль могла материализоваться, тут бы такие дела творились!
- Так они и творятся. Разве что ты не видишь. - спокойно сказал старик. И еще раз глянув в окно, как бы невзначай добавил. - Вот уже дождь накрапа;ет.
- А может, ты скажешь, и гром с молнией можно мыслью вызвать? - насмешливо хмыкнул старший внук.
- Можно и гром... - сурово ответит старик.
- Ладно, сыт я по горло твоими сказками! - резко встал из-за стола Бравир с намерением собирать свои вещи.

Дед, неожиданно грозно взглянув на строптивого внука, схватил стоявший у входа посох и с силой ударил им об пол. Внезапным порывом ветра распахнуло входную дверь, наполнив комнату влажным, холодным воздухом. Ослепительно сверкнула молния, и несколько мгновений спустя оглушительными раскатами загремел гром. И в тот же миг сплошной беспросветной стеной на землю обрушился ливень.

Старик уже стоял в дверном проеме. Ветер развевал пряди его седых волос и трепал резкими рывками длинный холщовый камзол.
- А... ты куда из дома собрался? - испугалась Лана.
- Мне тут везде дом. - сурово ответил дед. - А вы без меня управитесь.
- Ну и когда ты вернешься? -  спросил Стаян, не очень веря, что он куда-то уйдет.
- Когда Солнце над вами встанет.

Старик стремительно вышел под дождь, и через пару секунд он уже исчез за плотной ливневой стеной.

23. ДВА ЧАСА ТИШИНЫ

...Какое-то время все молчали в полной растерянности.  Неожиданное исчезновение деда под молнию с громом вызывало странные и непонятные чувства. За окном стояла беспроглядная белая пелена. И только шум падающей воды. Везде и отовсюду.

Первой прервала тишину Лана:
- Куда же он все-таки ушел?
- Да наверняка в сарай, - мрачно ответил Бравир, - чтобы мы тут понервничали...
- Ну... да, наверное, - пожал плечами Стаян. - Куда же ему еще идти в такой ливень!
- Может, ...пойти посмотреть? - неуверенно спросила Лана.
- Вот стихнет дождь - и пойдем, - сказал Бравир, теребя погнутую им вилку. - ...Если сам не придет...
- Ну... ладно, хорошо, - как-то грустно улыбнулась Лана.

А пока она решила убрать со стола и вымыть посуду. Стаян вызвался помочь сестре. А Бравир всё пытался выпрямить ту самую злосчастную вилку. Но получалось у него не очень: все-таки, ломать проще...

Закончив кухонные дела, Лана принялась вязать. Стаян нашел себе занятие у книжной полки. Удивлялся и хвалил библиотеку деда. Бравир какое-то время просто нервно ходил из угла в угол. Потом спросил, где хранятся ножи.
- А зачем тебе? - удивилась Лана.
- Подточу пока.
- Да они и так острые, как бритвы, - улыбнувшись, ответила сестра.

Что-то проворчав в ответ, Бравир прошелся еще пару раз по комнате, потом вышел в сени и приволок оттуда гирю. На время занятие он себе нашел.

24. СУРОВЫЙ СТРАЖ

Пару часов спустя ливень понемногу стих. С деревьев все еще стекала вода. По тропинкам, журча и извиваясь, бежали ручейки. Весь воздух был наполнен ни с чем не сравнимым ароматом умытой дождем природы. Везде и во всем царили спокойствие и тишина.

Всем, конечно, хотелось узнать, где сейчас дед. И первым же делом они заглянули в сарай. Но... там никого не оказалось.
- Вот тоже, партизан! В гости позвал, называется! - проворчал Бравир, продолжая осматриваться вокруг.
- Ладно, что еще есть поблизости? - сосредоточенно потер лоб Стаян.
- Меня паромщик мимо сторожки лесника вез! - вдруг вспомнила Лана. - Она где-то недалеко. Может, он там?

После недолгого спора было решено отправиться в сторожку. Но на всякий случай кто-то должен был остаться дома. Переживая за деда, Лана не могла просто сидеть и ждать. Стоян, убежденный в здравом рассудке своего предка, совсем не рвался блуждать по сырому лесу, предпочитая лучше посторожить дом. Ну а Бравир, конечно же, не позволил сестре пойти одной.

Жилище лесника нашли быстро. Это был небольшой бревенчатый домик с маленькой кладовкой, пристроенной у боковой стены. В нем никого не было. По крайней мере, никто не отозвался. Бравир решил обойти дом и заглянуть во все окна. А Лана, заметив, что дверь в кладовку не заперта, осторожно заглянула внутрь. Все, что она там нашла - это немного старой мебели и куча разных мелочей, таких же древних, как и эта мебель.

Ну что же, делать тут было нечего, и девушка направилась к выходу. И только тут она заметила, что из глубины комнаты поднялась большая собака. Зловеще рыча, она медленно двигалась ей навстречу. В момент опасности иногда приходит на помощь какое-то неведомое шестое чувство, в доли мгновений подсказывая спасительное решение. И Лана, бросив взгляд на стоящий рядом комод, плавно, но быстро подставила к нему стул и пулей запрыгнула наверх. Стул тут же подняла за собой. Собака рычала и лаяла, но даже не пыталась до нее достать. Видимо, эта высота была ей не по силам. Или, может, ее вполне устраивало такое положение нарушителя.

Бравир, услышав лай, тут же бросился на помощь, прихватив по дороге длинную палку. Он резко дернул дверь, но она не поддалась, и внутри что-то негромко звякнуло. Впопыхах не заметил, что открывалась она в другую сторону. А от сильного рывка по ту сторону захлопнулась щеколда. Бравир начал отчаянно выламывать дверь, но от этого собака свирепела все больше и больше. С большим трудом перепуганная Лана уговорила брата остановиться и затихнуть, хотя бы на время. Мохнатый страж перестал лаять и, усевшись напротив, пристально глядел на своего противника, угрожающе рыча при каждом ее движении.
- Так, во-первых, надо успокоиться! - шептала сама себе Лана. - Звери чувствуют страх и агрессию. ... Потом...

Она вдруг вспомнила слова деда о силе и власти образа. ...
- Я ее друг, - убеждала она себя, глядя на собаку. - Она это чувствует. И мы с ней хорошо поладим...

Лана присела на корточки и улыбнулась:
- Мы же, правда, с тобой подружимся? ...Понимаешь, я тут случайно забрела в гости. Мы дедушку потеряли. Надеялись, что здесь его найдем. Но...

Сначала понизив тон, собака вдруг замолчала. Наклонив морду, она с явным удивлением смотрела на девушку.
- Я понимаю, это твоя работа. И ты хорошо ее выполняешь. Рядом с тобой леснику беспокоиться не о чем. ...Жаль только, ты не знаешь, где наш дедушка. Может, он уже и домой вернулся. Я бы очень хотела встретить его. ...Ты меня пустишь домой?

Собака пристально поглядела в глаза своей пленнице и, медленно встав, отошла в сторону. Чуть помедлив, Лана осторожно спустилась с комода и подошла к двери. Мягко и тихо окликнула брата, попросив отойти его как можно дальше и бросить палку. Ее спокойный, уверенный тон заставил его подчиниться. Улыбнувшись собаке на прощание и помахав ей рукой, Лана вышла на улицу. Пора было возвращаться назад.

25. МЕЧТАТЕЛИ И РЕАЛИСТЫ

В дороге их снова застал дождь. Не тот, что был днем, но достаточно сильный, чтобы промокнуть до нитки. Дома их ждал только один Стаян. Вообще-то, он никого не ждал: его слишком увлекла библиотека деда. Брат с сестрой переоделись во всё сухое и, согрев самовар, грелись горячим чаем с душицей и липовым медом.

Поиски решили прекратить. В конце концов, дед - человек взрослый и уж точно разумный, в пример многим. Раз ушел - значит знает, куда и зачем. И когда посчитает нужным, тогда и вернется. Правда, как самим в этой ситуации быть, мнения у всех разошлись.
- Это, конечно, его право, - покачал головой Стаян. - Только мы, к сожалению, не можем позволить себе роскошь ждать сколько угодно.
- Но... вряд ли он ушел надолго, - не очень уверенно возразила Лана. - Давайте уж подождем! Это ведь нехорошо уходить не прощаясь. Тем более, когда мы его еще увидим!
- Между прочим, не мы его бросили! - мрачно возразил Бравир. - Так что нечего тут вину на себя вешать. И как хотите, а я... вот дождь закончится - сразу пойду!

Он грузно положил руку на стол и... вдруг заметил, что кружка с полосой снова стоит на прежнем месте.
- Это... кто ее сюда опять...? - с недоумением спросил он.
- Я ее поставил, - признался Стаян. - Не знаю, получится ли что, но, мне кажется, попробовать стоит.
- Тогда к себе ее забери, - раздраженно ответил Бравир, поспешно убирая со стола руку. - Я не горю желанием забавляться с ядами.

Стаян молча подвинул кружку на свою сторону. Лана с грустной улыбкой поглядела на старшего брата:
- Так и не веришь в силу мысли?
- Это вы всё в мечтах витаете. А я реалист, - отрезал Бравир.
- Реалист... - задумчиво повторила Лана. - Мечты, фантазии, образы - это всё не о нем. У тебя есть планы, концепции, цели и правила. Чьи-то правила, чьи-то концепции, однажды послушно принятые тобой и ставшие частью тебя. ...А ведь все эти планы сначала были чьими-то мечтами... Так что же лучше, быть реалистами, дружной толпой обслуживая интересы тех, кого ты порой даже не знаешь? Или, все-таки, дать волю своей фантазии и вдохнуть жизнь в свои собственные образы? Сегодня в малом и простом, а завтра - в большом и великом...

Бравир ничего не сказал. Только молча встал и ушел в другую комнату. Через час кончился дождь. И, собрав свои вещи, ни с кем не прощаясь, он направился к переправе.

26. НЕЛЁТНАЯ ПОГОДА

Домик паромщика стоял недалеко от воды, и найти его хозяина было несложно. Заспанный и взъерошенный Кузьма Архипыч с любопытством выглянул из дома:
- Мил человек, что ж в такую погоду - и не дома?
- Да вот, уехать надо, - коротко пояснил Бравир.
- Так ведь... нет переправы... временно...
- То есть, как?
- Да вот: вода-то с ливнем поднялась... А трос- он на самую воду лёг. Паро;м-то как тащить?
- Ну и когда всё наладится? - нахмурился Бравир.
- Ну так... денёк подождать придется. А может, и поболее: тут уж как природа изволит!
- А на лодке нельзя переплыть? - угрюмо спросил суровый собеседник.
- Как же нельзя? Можно. ...Только нет лодки: Старая прогнила вот, а новую хлопотно мастерить, да и знания иметь надобно.
- А вплавь?
- Течение сильное нынче! - покачал головой Архипыч. - Снесет по реке - и поминай как звали!
- А что другого способа перебраться нет?
- Как же нет, есть. Вон там, ежели пойдешь вдоль реки, мост будет каменный.
- И далеко этот мост?
- Нет, недалеко! За пол-денька дойдешь.
- Да уж, недалеко, - усмехнулся незадачливый путник. - А на том берегу еще столько же обратно топать?
- Нет, там-то столько идти не придется. - успокоил его мужичок. - Там поболее выйдет: Дорога у них вся кривая да ухабистая. Но места красивые!
- ...А у Вас ведь лошадь была! - спохватился Бравир. - На ней же можно быстро добраться!
- На лошади-то, оно, конечно можно. Да только нельзя никак. Дороги-то все размыло, расхлябало: ливень был какой, сам видел! Увязнет моя лошадёнка! А с телегой - и вовсе беда...

Бравир сплюнул с досады, сквозь зубы сказал "Спасибо" и развернулся назад. Пройдя несколько шагов, он остановился и, обернувшись, снова окликнул паромщика:
- А Вы не знаете, куда дед мог подеваться?
Архипыч только развел руками:
- Прозор Вестович - натура большая, особенная. Понять его не всякому ведомо. Так что... не берусь сказать, мил человек. Везде он тут...

27. БЛУЖДАЮЩИЙ ОГОНЬ

... Проводив брата, Стаян еще долго стоял у окна. В голову лезли разные мысли, тревоги, сомнения. Со всем этим надо было как-то разобраться. Он просто глядел куда-то вдаль, за невидимый отсюда воображаемый горизонт в надежде найти ответы на те вопросы, что не давали ему покоя. Уже начинало смеркаться. Очертания деревьев медленно сливались друг с другом, превращаясь в одну большую застывшую волну на фоне пасмурного вечернего неба. Чуть-чуть поморосил и быстро кончился мелкий дождик, а где-то за горизонтом негромко прогремел гром. Похоже, это были последние остатки грозы.

Вдруг где-то в глубине сада Стаян увидел неяркий огонек. Он был совсем небольшой и излучал мягкий бледно-голубой свет. Огонек то двигался, то замирал на месте. Первое, что пришло в голову невольному свидетелю - это кто-то ходит по саду с фонариком.  ... Дед? Вряд ли. Он бы сразу о себе заявил. ... Может быть, вор подбирается к дому? ... Надо что-то делать... Стаян огляделся по сторонам и, приметив стоящий у стены печной ухват, решил на всякий случай им вооружиться.

За этим занятием его застала вошедшая в комнату Лана.
- Ты чего это делаешь? - усмехнулась она. - Чертей собираешься пугать?
Стаян подвел ее к окну и показал это странное свечение:
- Надо выяснить, кто к нам залез.
- Может, не стоит? Пришли и уйдут... - неуверенно сказала Лана.
- Нет уж, я лучше выясню, - шепотом ответил Стаян. - Так спокойней будет.
- Ты только поосторожней, - попросила сестра. - Лишних подвигов не совершай...
- Не переживай, я только на разведку, - успокоил ее брат и, тихонько приоткрыв дверь, вышел во двор.

Прикрываясь кустами и стволами деревьев, он осторожно подошел ближе. И тут же застыл в оцепенении. В нескольких метрах от него в воздухе висела шаровая молния. Невольно Стаян резко отпрянул назад. Огненный шар, чуть покачнувшись, медленно поплыл в его сторону. Приблизившись на шаг, он вновь остановился. Стаян весь похолодел. Он боялся шевельнуться, хотя больше всего хотелось бежать со всех ног. Сердце билось так громко, что стучало гулким эхом в ушах, заглушая шум ветра и голоса вечернего леса. Он уже рисовал в своем богатом воображении всякие ужасные картины плачевного исхода. И хотя он стоял совершенно неподвижно, молния снова начала движение. Сначала едва заметно. Но чем больше он паниковал, тем быстрее она стала приближаться. И чем быстрее приближалась молния, тем больше он паниковал.

В отчаянии Стаян зажмурил глаза. И в первый раз в жизни попросил Небеса о помощи.
- Просто успокойся, - услышал он вдруг тихий голос за спиной. - Ее притягивает твой страх.

Стаян медленно обернулся, Позади него стояла Лана. Ее лицо было бледным, но выглядело очень спокойным.
- Просто пойми, что бояться тебе нечего, - снова заговорила она. - Не делай резких движений, дыши ровно и плавно. Прогони свои страхи. Они твоя угроза, а не этот светящийся шар. Успокоившись, ты перестанешь быть для него мишенью. А это совсем несложно. ...Да улыбнись ты, в конце концов!

Слова сестры были самым чудесным спасением. Стаян ощутил невероятное облегчение. Молния висела все так же близко, но внезапно нахлынувшая вера в себя в одно мгновение прогнала прочь все его страхи. Еще не совсем отдавая себе отчет, он плавно шагнул вперед навстречу голубому огню. Молния чуть отдалилась, мягко покачнувшись в воздухе. От реки подул едва уловимый легкий ветерок. И огненный шар медленно поплыл в сторону леса. Несколько минут спустя он скрылся где-то за дальними деревьями. А может, просто растаял.

Лана подошла к брату. Не говоря ни слова, он крепко обнял сестру. В первый раз в жизни...

28. ПЕШКА И КОРОЛЬ

Они дружно сидели за чаем и уже шутя обсуждали случившееся. За окном сгущались сумерки, а дома было очень тихо, уютно и светло. В печке грелся ужин, наполняя ароматами комнату. Вдруг кто-то постучал в дверь.
- Странно, кто это так поздно? - удивилась Лана.
Стаян подошел к двери и осторожно спросил:
- Кто там?
- Я, - послышался знакомый голос.
На пороге стоял Бравир. Выглядел он мрачнее тучи.
- Что такое стряслось?  - удивилась Лана. - Ты же хотел уехать...
- Погода нелетная, - хмуро ответил он, сбрасывая свои тяжелые армейские ботинки.
- Ну ... ладно, хорошо. ... Может, чаю горячего хочешь? А скоро ужин как раз поспеет.

В сыром и прохладном лесу Бравир изрядно продрог, и горячий, душистый чай стал для него первым радостным чувством за весь сегодняшний день.
Лана хлопотала по хозяйству, понемногу накрывая на стол. Стоян по возможности пытался ей помогать. Между делом они рассказали брату о приключении с шаровой молнией. О том, как мысли и настроения могут влиять даже на неодушевленные явления природы.
- Не верю, - угрюмо отозвался Бравир. - Простое совпадение...
- А я так не думаю, - возразила Лана. - Когда мы напряжены, раздражены, нервничаем, злимся или поддаемся панике, то мы...
- Как бы становимся наэлектризованными, - подхватил Стаян. - И в этом состоянии к нам начинает притягиваться и липнуть всякая жесть...

Лана, кивая в ответ, добавила:
- А мы начинаем сразу кричать, что все напасти на нас, бедных, свалились! И что мир весь такой жестокий и несправедливый! А нам всего-то надо было спокойствие свое вернуть! ...Кстати, помнишь, папа нам в детстве любил говорить: «В спешке ты пешка, в спокойствии - король»?
- Было дело... - примирительно буркнул Бравир.

Отставив в сторону кружку, он на минуту задумался. Когда все вернулись в комнату, он сказал:
- Не знаю, помните, или нет... В детстве я как-то нашел гнездо шершней. И что-то меня дернуло их сфотографировать. Взял у отца фотоаппарат, пока его дома не было. А камеры тогда простые были: нельзя было приблизить или увеличить. А сфоткать очень хотелось. Так я сам как-то незаметно для себя подошел к гнезду вплотную. Только что шершни толпой летали туда и обратно. А тут вдруг все попрятались. Сколько я сидел на корточках - ни один не вылетел. А ведь могли запросто напасть  и искусать насмерть. А отец мне сказал тогда, что только агрессия и страх провоцируют хищников на нападение. А полное спокойствие, мирный настрой и полная вера в себя может легко обезоружить врага.
- Вот тебе еще одно подтверждение силы мысли! - улыбнулась Лана. - А вспомни еще встречу с собакой в сторожке!
- И кружку с ядом... - отозвался из другой комнаты Стаян.

Бравир молчал. Лана задумчиво подошла к окну:
- Мы часто мучительно ищем Спасителя где-то там, далеко на небесах. А он всегда с нами, в каждом из нас. Но мы упрямо не хотим его знать и верить в него. Странно... И нелепо...

29. ВСПОМНИТЬ И ВЕРНУТЬСЯ

... За разговорами подоспел ужин. Лана подала на стол овощной суп. Стаян нарезал побольше деревенского сыра, чтобы есть вприкуску. Все успели порядком проголодаться, и ждать к столу никого не пришлось.
- А я ведь тоже не представлял супа без мяса, - признался Стаян. - А с сыром, оказывается, вполне сытно. И вкусно. ... А ты как? - спросил он брата.
- ...Пойдет... - как всегда немногословно ответил Бравир. На его языке это можно было воспринимать как похвалу.

Потом пили чай с мятой и брусничным вареньем. Особо ни о чем не говорили. Слишком устали за день. А может, просто все вдруг захотели почувствовать давно забытую атмосферу домашнего уюта. Наверное, каждый вспоминал что-то из далекого мира своего детства. Из совсем другого мира, в который уже много-много лет никто не заглядывал и не заходил...

На улице уже совсем стемнело. Пора было идти спать. Все вместе убрали со стола. Стаян помог Лане помыть и унести посуду. Бравир приносил и согревал воду. Вместе управились очень быстро. Еще раз заглянули в комнату: вдруг что-нибудь забыли. На краю стола стояла только одна кружка с полосой. Лана и Стаян вернулись на кухню погасить свет. Бравир задержался в дверях, потом подошел к столу и переставил кружку на середину. Стаян и Лана осторожно выглянули из кухни и, улыбнувшись, молча переглянулись.

30. БЕССМЫСЛЕННЫЙ БОЙ

Утро решили начать с полезных дел. Бравир проснулся первым и, подыскивая, чем можно размяться, нашел у забора заостренное с конца свежезаготовленное бревно. Дед явно собирался сделать из него еще одну опору. Собрав в сенях все необходимые инструменты, он подтащил к забору скамейку и, разложив на ней орудия труда, принялся за работу.

Чуть позже появился Стаян. Оглядев хозяйским взглядом новые бревна и доски забора, он достал из тех же сеней большую банку с зеленой краской и принялся наводить красоту. К этому времени Бравир успел забить опорный столб и приделать к нему частокол. Теперь он сидел на скамейке и старательно точил лезвие топора. А рядом уже лежали пара лопат, грабли и серп.

Между делом у братьев слово за слово завязался разговор. Сначала по быту и разным мелочам. А потом как-то само собой всё свелось к теме их извечного спора: кто из них прав и кто чего стоит в борьбе против Легиона.
- Можно сколько угодно просить, негодовать, требовать. - горячился Бравир. -  То есть, не делать ничего. Только из ничего и выйдет ничего. А если сжать кулаки и плечи расправить - вот тогда и можно что-то изменить в этом мире!
- Ты хочешь сделать мир лучше, громя и разрушая? - раздраженно ответил Стаян. - Вот представь: в огороде овощи и цветы заросли крапивой. Что прикажешь делать? Конечно же, выжечь всё напалмом, чтобы надежно избавить двор от ненавистного сорняка! Правда, от овощей тоже ничего не останется. Да и забор, к сожалению, сгорит. ...Ну и дом в придачу... Зато с проклятой крапивой наконец-то будет покончено! И на мертвой, выжженной земле ты гордо отпразднуешь победу над злом! Ведь правда же, мир стал намного лучше?
- А что ты хотел в мире, где против людей ведется война? - вспыхнул Бравир. -Да, мы несем потери, и иногда большие потери. Но не мы эту войну начали. И без боя нам не видать ни победы, ни мирного неба над головой!

Он бросил на землю топор, и схватив серп, начал отчаянно точить и без того острое лезвие. Стаян, уже давно переставший красить забор, положил кисть и упрямо продолжил:
- Если ты не в курсе, есть и мирные способы борьбы! Это неповиновение несправедливым указам, и отказ от всякого сотрудничества с оккупационными властями. И этого вполне достаточно, чтобы вышибить почву из под ног захватчика. Вот что мы и пытаемся объяснять людям! Потому что в них, в народе сила, а не в ваших «супергероях», которые взялись в одиночку спасать мир! И, между прочим, именно эти ваши герои-одиночки вольно или невольно внушают людям ничего не делать и только покорно ждать, что кто-то придет и сделает всё за них!
- А, значит, так? - вспылил Бравир.  - Можно тогда вопрос: сколько вы народа подняли на эту вашу мирную борьбу? По-моему, вообще нисколько... А мы, между прочим, в отличие от вас, болтунов, приносим реальный урон Легиону!

31. ТРИ САДОВНИКА

Стаян снова хотел возразить. Но тут он увидел, что к ним подходит сестра. А в ее присутствии ему не очень хотелось продолжать эти распри.
- Что, опять воюете? - с укором покачала головой Лана. - Всё никак лавры спасителей не поделите?
- Причем здесь лавры? - немного смутился Стаян, поспешив снова взяться за кисть. - Просто дискутируем.

Бравир ничего не сказал. Отставив серп, он с двойным упорством взялся за лопату. Лана только улыбнулась:
- Знаете, мальчики, глядя на вас я вспомнила один старый анекдот. ...Пришли в огород два садовника и усердно принялись за работу. Один копал глубокие ямы. А другой шел вслед и закапывал эти ямы. Случайный прохожий, глядя на это странное занятие, спросил, зачем они это делают? А они ответили, что их вообще-то было трое. Но второй заболел. А он должен был в каждую ямку закладывать саженцы деревьев...
- И к чему это ты? - нахмурил лоб Стаян.
- Да к тому, что дело-то вы нужное оба делаете, только кое-что важное упускаете.
- То есть? - нахмурил брови Бравир, откладывая в сторону лопату.
- Однажды вы начали борьбу с целью вернуть к жизни растерзанную и разоренную землю. Но увлекшись борьбой с лиходеями, вы позабыли, для чего начали эту борьбу. И теперь у одних смыслом существования стало рыть глубокие ямы, а у других - заравнивать землю. И ни те, ни другие даже не вспомнят, что главным-то было посадить дерево! Ведь только тогда земля наконец-то вернется в жизни.
- А под деревом что ты имеешь в виду? - решил уточнить Стаян.
- Те маячки, которые светят и греют душу. Они всегда связаны с такими вещами, как мир, покой, уют, доброта, дружба, крепкая семья, любовь. Они связаны с живой природой, которая нас когда-то породила и дала нам все, что мы имеем. И пока мы не разбудим сердца людей чем-то Настоящим, Живым, Вечным, мы никогда не сможем их объединить и направить на достойное дело. И одержать победу без этого никак не сможем.

Лана подошла поближе к братьям:
- Если что не так, и если что плохо, конечно надо бороться и словом и делом. И потому вы оба очень нужны, и вклад каждого из вас важен. Но в этой войне, что идет между Светом и тьмой за душу каждого человека, невозможно одержать победу, только лишь размахивая саблей или устраивая марши протеста. А если еще каждый себе на уме, и оба порознь... Тогда и вовсе дела безнадежны... И может быть, здесь и сейчас нам дается единственный шанс наконец-то подать друг другу руку...

Наступила пауза. Братья молчали. Лана отошла на несколько шагов и, тихо вздохнув, перевела взгляд на небо, провожая глазами пролетающие мимо облака. Наконец, Стаян подошел к брату и молча протянул ему ладонь. Бравир медленно встал и, почти не оборачиваясь, ответил коротким рукопожатием. Так же, не оборачиваясь, он направился к дому. Стаян пошел было вслед, но, поравнявшись с сестрой, остановился рядом:
- С ямой мы как-нибудь постараемся разобраться. - сказал он. - А дерево... Это уже, наверное, по твоей части?

Бравир остановился и обернулся. Лана с улыбкой пожала плечами:
- Наверное. ...Только... Мне кажется, каждый из нас должен быть хоть немного причастен ко всему. Иначе нам просто не сложить единое целое. А без этого единства не будет у нас никакой силы, чтобы жизнь и судьбу свою отстоять.
- ...Может, ты и права... - задумался Стаян.
- Хотелось бы надеяться, - снова улыбнулась Лана. - ...Да, чуть не забыла, зачем я пришла! Давайте-ка скорей руки мыть! А то каша уже стынет!

32. ПРОСТО ВМЕСТЕ

Завтракали в доме. На улице все еще было прохладно и пасмурно. После еды Стаян собрался было снова засесть в библиотеке деда, но Лана настояла на прогулке. Просто пройтись по лесной тропинке и вдоль краешка луга свернуть к речке. У Бравира не было никаких планов, и он поддержал сестру. И Стаяну пришлось смиренно согласиться.
На берегу нашли старенькую скамейку и, усевшись на ней, они просто сидели, глядя на реку, на небо и летящих в вышине птиц. Наверное, им было просто хорошо, что они рядом, что они вместе. Поэтому говорить ни о чем не хотелось. И совсем неважно, что все небо в тучах. И что в речке вода все еще мутная от вчерашнего ливня. И что ветер сыроват. Это всё не проблема. Согреть и осветить свой мир каждый из нас способен сам. Главное только об этом помнить...

Еще немного посидев, Лана предложила поискать в лесу грибы, пообещав сварить вкусный грибной суп. Стаян было возразил, что у них нет с собой корзин. Но, как выяснилось, Лана все продумала заранее. Достав из карманов несколько пакетов, она раздала их братьям.

Грибов после дождя вылезло предостаточно. Так что можно было себе позволить выбрать что-нибудь повкуснее. По ходу событий нашлись и орехи. Даже ягод лесных немного собрали. Бравир постоянно подбирал упавшие сучья, и под конец успел собрать увесистую охапку, которую он ловко связал своим кожаным ремнем.
- И зачем тебе эти палки? - удивлялся Стаян. - у нас же дров полно.
- Костер вечером разожжем. - деловито ответил Бравир, поправляя вязанку. - А добру чего зря пропадать?

33. СОГРЕТЬСЯ У ОГНЯ

Вечером, как только начало темнеть, Бравир, как и обещал, стал разводить костер. В одном из уголков сада для этого было специально отведено место. Отдельный закуто;к с навесом для веток с поленьями, бочка с водой на случай чего, и две лавочки по обе стороны от кострища.

Сучья, принесенные из леса, были сыроватыми и не очень хотели разгораться. Пришлось потратить изрядное количество хвороста и заготовленных дедом веток, чтобы наконец-то увидеть костер во всей своей красе. Пока Бравир колдовал с огнем, Стаян скромно и тихонько пристроился рядом на лавке. Подбросив еще пару толстых сучьев, Бравир молча сел рядом.

Чуть позже подошла Лана. На небольшом подносе она принесла три кружки чая, заваренного на листьях смородины, тарелку тонко нарезанного сыра и миску с ломтиками сушеных груш. ...Только поднос некуда было поставить. И Стаян вызвался сбегать домой за табуреткой.

Они сидели у огня, попивали чай, неторопливо разговаривая о том и о сем.
- В первый день дедушка спросил меня, сильна ли Светом моя музыка. - задумчиво сказала Лана. - В тот момент я даже не поняла, что он имеет в виду. ...А теперь всё вдруг стало так ясно и просто! Всё, к чему ты прикасаешься, должно быть наполнено добром и теплотой души. Будь то музыка, слово, творение мысли, работа мастера. А иначе разовьется холодное, бесчувственное сознание, которое не пощадит ничто и никого ради достижения собственного интереса. К чему это приведет, ... печального и трагического опыта у человечества более, чем достаточно. ...И поэтому... Во всем должно быть Солнце. Только так мы сможем сохранить наш мир и увидеть будущее... Счастливое и прекрасное, доброе и справедливое, великое и мудрое будущее...

Стаян медленно покачал головой:
- А я понимаю теперь, почему наши предки носили Солнце на щитах и знаменах... Видимо, это было то главное, ради чего они старались жить...

На какое-то время все притихли. Каждый думал о чем-то своем. Чуть слышно шелестел ветер в листве, тихо потрескивали угли костра. Легкий дымок поднимался высоко в небо. Уже совсем стемнело. Но никто даже не думал уходить в дом.

34. ЧТО-ТО НАСТОЯЩЕЕ

Немного помолчав, Стаян повернулся к брату:
- Мы тут спорили с тобой утром... Кое о чем, что ты говорил, ...я, все-таки, подумаю...
- Ага... Взаимно... - сказал себе под нос Бравир, перекатывая ногой лежащую на земле ветку.

Еще помолчав, Стаян снова обернулся:
- Да, если вдруг информация какая понадобится или мозговой штурм, всегда обращайся. Буду рад...
- Ага... - как всегда сдержанно ответил Бравир. - А ты, ... если проблемы или что-то такое, ...ну или боевая поддержка нужна, ...Звони...

С этими словами он ткнул брата кулаком в плечо. Этот жест на его языке означал, что он действительно ценит того, кто с ним рядом. Лана, молча наблюдая за братьями, тихо радовалась, что впервые за много лет они мирно и дружно сидят, ни о чем не споря, ни с кем не воюя и никуда не спеша. Бравир подложил в костер несколько сучьев и снова подсел к брату. Подвинувшись поближе, Лана тихо сказала:
- Дедушка дал нам шанс хоть ненадолго окунуться в тот мир, ради которого стоит жить. ... живой воздух, живая вода, живая пища, живые запахи и звуки... Там, где мы нынче живем, давно ничего этого нет. А тут... даже наше с вами общение стало каким-то живым, настоящим. ... И мне почему-то кажется, что вы тоже со мной согласны...
- Да... - признался Стаян. - Было что переосмыслить... Еще вчера мы дня не могли прожить без кучи разных устройств, приспособлений, вещей и продуктов. Казалось, что без всего этого в принципе не обойтись, и жизнь без них теряет всякий смысл.
А сейчас я сижу тут с парочкой родных мне людей на старой лавке у костра, под открытым небом, пью чай из того, что за окном выросло, и мне больше абсолютно ничего не нужно, чтобы чувствовать себя счастливым. Даже более того, оторвавшись от всех этих "даров" цивилизации, я, наверное, впервые за много лет почувствовал себя вольным человеком. Даже, ...только не смейтесь, ...какое-то величие, что ли, ощутил...
- Точно... - отозвался Бравир, ковыряя землю ребристой подошвой ботинка. - В первый раз за все эти годы я вспомнил, что такое покой. Уже много лет только одна война в голове, только злоба и раздражение. Наверное, поэтому многие от меня так шарахались...

35. УСЛЫШАТЬ ДРУГ ДРУГА

Спохватившись, что чай уже давно кончился, Лана собралась было снова сбегать на кухню. В доме самовар наверняка еще был теплым. Но ее опередил Стаян, мягко перехватив поднос. Лана улыбнулась и, потерев ладонями плечи, подсела поближе к огню. Бравир, ничего не говоря, встал и ушел вслед за братом.

Пару минут спустя чай и прочие угощения снова заняли свое почетное место на столике у костра. Чуть позже вернулся Бравир. Он принес пуховый бабушкин платок и бережно накинул его на плечи сестре. Посмотрев на брата с благодарностью, Лана тут же укуталась в это теплое пуховое облачко. По одну сторону от нее сидел Стаян, и Бравир решил присесть с другой стороны, чтобы сестренка была в середине, в самом теплом месте.

Взглянув украдкой на каждого из них, Лана тихо сказала:
- Я только сейчас вдруг поняла, как же я сильно по вам соскучилась!
С этими словами она обняла братьев, нежно прижав их к себе. Стаян положил свою ладонь на ее теплую руку, лежащую на его плече. Бравир тихо шмыгнул, неловко кашлянул и, чуть помедлив, тоже взял сестру за руку.
- Удивительно... - почти прошептала Лана, словно боясь нарушить воцарившуюся тишину. - Все это время мы жили в одном городе, а увидеть и услышать друг друга смогли только приехав в эту далекую лесную глушь! ... Смешно... И грустно...
- Но теперь-то мы вместе, - так же тихо ответил Стаян.
- Да, теперь вместе, - повторила Лана, на мгновение прижав к себе братьев.

Какое-то время они просто сидели молча и глядели на мерцающие огоньки костра. Где-то в лесу редко перекликались ночные птицы. Ветер уже стих. Наверное, поэтому стало немного теплей. То тут, тот там доносились едва уловимые шорохи. То в траве, то в кронах высоких деревьев. Невидимая и почти неуловимая, жизнь не умолкала даже ночью.
- Странно,  - полушепотом усмехнулся Стаян. - Уже второй день у меня такое чувство, что дед все это время где-то рядом. Смотрит на нас, слушает... И как-то незримо помогает нам осознать, почувствовать что-то важное...

Бравир чуть не подпрыгнул на месте:
- Что?! ...И у тебя тоже?!
Лана негромко рассмеялась:
- Такой вот он наш... Прозор Вестович! - и тихо вздохнув, добавила. - Я бы очень хотела, чтобы он сейчас был с нами...

36. ВОСХОД СОЛНЦА

Лана мечтательно поглядела на небо. И вдруг, встрепенувшись, восторженно воскликнула:
- Смотрите, звезды!
- Ну да, звезды. Ночь потому что. - не понял Бравир, что же так восхитило сестру. - И что тут такого?
- А то, что дедушка завтра придет! - радостно ответила Лана.
- Какая тут связь? - удивился Стаян. - Я что-то не пойму.
- Так небо очистилось! - пояснила она непонятливым братьям. - Значит утром наконец-то мы увидим Солнце! А помните, что он сказал уходя? Вернется, когда Солнце над нами взойдет!
- ...Так ведь... не там... - неуверенно показал на горизонт Бравир. - А над нами...
Стаян внимательно поглядел на брата с сестрой и снова взглянул на небо:
- Ливень тогда не просто так начался... Сдается мне, что и небо тоже не просто так очистилось...
- Значит, ты тоже считаешь, что... над нами взошло Солнце? - с надеждой спросила его Лана.
- По крайней мере, я бы хотел в это верить, - улыбнувшись, ответил Стаян. - А ты, брат, что скажешь?
- Я... думаю, что деду пора уже возвращаться, - ответил Бравир, глядя куда-то вдаль.

Они сидели, обнявшись, глядя на яркие россыпи звезд. Вспоминали что-то из детства, мечтали о чем-то хорошем. Иногда просто молчали. И даже не заметили, что уже совсем рассвело. Стаян потянулся и потер глаза:
- Может, давайте хоть немного поспим до возвращения деда?
- Надо бы... - ответил Бравир, разминая плечи.

Лана посмотрела на горизонт:
- Вы идите, мальчики, а я, наверное, еще немного посижу. Очень хочется посмотреть на восход, увидеть первые лучики!
...Никто так и не ушел... Они встретили вместе новый день. Вместе увидели, как над миром поднимается Солнце.

Павел Ломовцев (Волхов) © 2022
http://volhov-p.livejournal.com/




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
Свидетельство о публикации: №1220529469409
@ Copyright: Павел Ломовцев, 29.05.2022г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1