Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Богослов Иоанн Заведеев. (Полная версия)


Богослов Иоанн Заведеев. (Полная версия)
­­(3.5.12г. до н.э. – 22.1.98г.)

Ночной гость.
Иаков Заведей. (Ученики Христа).

Иаков с семьёй в Капернауме жил, как многие был рыбаком,
Жена красавица – дочь вся в мать, да ещё трое малых притом.

Двадцать пять лет было ему – так бы Иаков и жил…
Да только однажды, в сумеречный час, странник их дом навестил.

Иаков открыл и впустил чужака, оказал ему помощь, дал кров –
За справедливость он страшно радел, тем более тот не здоров.

Зашедший высок, как Иаков могуч, и даже похож словно брат.
Был странник Сириец, зовут Иоанн – и он хоть и болен, но рад.

Искусан он был собаками весь, с ноги вырван плоти кусок,
И раны гноились, был жар у него – и тукал от боли висок.

Пришелец всё о себе рассказал – как мытаря злого убил,
И как от гонений скрывался в лесах, как волк его чуть не сгубил…

Он в городе ихнем стучался в дома – нигде не впустили его.
Но только Иаков – двери открыл – он названный брат для него…

(Дадут им прозвище – Заведеи, они будут крепко дружить,
Иакова названный брат приведёт – к Иисусу – Богу служить).

Но это случиться лишь через год, после обряда с водой,
Расскажет сириец Иакову то – как раны врачует святой…

Второй посланник от Крестителя.
Андрей, Иоанн и Симон (Пётр). (Ученики Христа).

До того, как был Креститель арестован,
Он послал учеников двоих к Иисусу:
«Вы его всегда во всём оберегайте,
Словно ангелы хранители от бед!»
Первым был Андрей – рыбак из Вифсаиды,
Кареглазый, смуглолицый, коренастый,
Хоть женат он был, но всё ж семью оставил,
Захотел учиться в тридцать с лишним лет.

А второй посланник был – сириец беглый,
У него семья на родине осталась,
Его звали Иоанн, ему за тридцать,
Дома дочь и сын остались, и жена.
Он к Крестителю примкнул, бродя по свету,
Горя с бедами он пережил немало,
Иоанн невольным дома был убийцей –
И всегда терзала та его вина…

Тосковал он часто по семье и дому,
Он там мытаря убил – его искали,
У него болело сердце постоянно,
Иисус ему помочь один лишь мог –
Возлагал к больным местам, с молитвой руку,
И все боли очень быстро исчезали,
Постепенно шрамы давние пропали –
И сирийцу Иисус, как будто Бог…



Вопрос братьев.
Кто главнее?

К учителю Иаков подошёл, с ним Иоанн –
Два брата предложили сделать некую задумку.
Иисус спросил их: «Что хотите, чтоб я сделал вам?
Они ему: «Сидеть дай нам по разным сторонам,
Возле тебя всегда – по левую и праву руку…»

Он братьям Заведеевым в их просьбе отказал.
Ученики другие стали тоже возмущаться,
Им не хотелось, чтоб над ними кто-то "восседал",
Иисус же подозвав всех негодующих, сказал:
«Князьям господствующим нужно – так же подчиняться.

Но между вами всеми, да пускай не будет так,
А кто захочет быть меж вами больше чем другие,
Тот будет свергнутым, и станет и слуга и раб.
А Сын же Человеческий, пришёл – не "али каб" –
Пришёл он многих искупить, за их дела плохие.

Он ясно дал понять, что все равны у христиан,
И не должно быть всяких главных, или подчинённых.
Его ученье не за тем, чтобы добиться сан,
И никому никто служить не должен никогда».
Уже тогда он понимал опасность разобщённых.



На горе Фавор.

Спустя шесть дней, Иисус и Пётр, Иаков и Иоанн,
Взошли вчетвером на гору Фавор – помедитировать там.

В вершине горы сходились потоки энергий космических враз.
Иисус усадил по кругу друзей – и все они впали в транс…

И стали слышать они голоса Моисея… пророка Ильи…
И те рассказали, что будет с Иисусом – ближайший итог подвели:

«Погибнет он за людей простых… и будут его почитать…
Помнить и верить о нём всегда… события не поменять…»

(Иисус, помня этот совет, на казнь осознанно шёл…)
И ученики испугались сильно – ужас на них нашёл.

Облако светлое вдруг опустилось, оттуда голос звучал:
«Сей есть Сын, возлюбленный мой!» – и слушать его завещал.

Ещё сильнее они напугались, и пали лицами вниз,
Но Иисус подойдя, их коснулся, отдёрнув паники криз.

Встаньте, не бойтесь и успокойтесь, и те подняли глаза.
Иисус улыбнулся и запретил, кому бы-то – то рассказать.



Через Самарию.

В Иерусалим затем последовал целитель.
Вновь через Самарию пришлось им путь держать.
И послал перед собою вестников учитель,
Чтобы те смогли о новой встрече рассказать.

Но самаритяне Иисуса вдруг не прИняли,
Потому что шёл Спаситель в Иерусалим.
Иоанн и Иоаков это так восприняли:
«Хочешь ли, сожжём мы их? Только повели!»

Братья Заведеевы обладали даром –
С расстояния умели вещи продвигать,
Все дома самаритян могли объять пожаром,
Соломенные крыши им хотелось посжигать…

Они считали "Небеса – огонь тот посылают,
Илия так мог когда-то возжигать алтарь".
В самом деле, тем огнём они владели сами,
Братьев Иисус учил, им управлять как встарь.

Поджигать он запретил отвергнувших Спасителя:
«Пришёл Сын Человеческий – спасать, а не губить».
И пошли в село другое, там учить и всех целить…
"Все души человеческие – нужно возлюбить"...

Сердце матери.

Иоанн пришёл в Назарет за Марией, застав в расстройстве премногом.
Она рассказала, что сердце её – заболело ещё вчера.
После обеда она прилегла, чтоб отдохнуть на немного,
Что сердце её болит до сих пор и ей неспокойно с утра.

Что ей приснился вчера Иисус, он звал и просил о помощи,
И что-то плохое случилось с ним, и мать о том поняла.
Ведь сердце матери не обмануть, воистину сильно любящее,
Она уже знала часы и минуты – когда её сын страдал…

Не стал Иоанн говорить Марие, что с Иисусом стало,
Единственное, что сказал он ей, о чём учитель просил,
Он ей передал, чтобы Мария в Иерусалим собиралась,
Чтобы к субботе прийти туда, мол, сын повидаться решил.

Адовы муки сын принимал – и матери было больно…
Вот до столицы уже оставалось всего-то полдня пути,
Была уже пятница двадцать восьмое, присела она безвольно –
Особенно плохо ей стало в дороге – ногам уже трудно идти.

Разве мог допустить Иоанн любящий так Иисуса,
Чтобы глаза этой женщины милой видели муки сполна.
(В писаниях снова вымысел есть, его сочинили искусно),
Девы Марии не было там – не видела казнь она...



«Иисус воскрес!»

А весть о воскрешении Мария разносила –
Петру и Иоанну сказав: «Иисус воскрес!»   
И оба побежали стремглав, что было силы,
И оба убедились – учитель их исчез…

Они к другим апостолам пошли сказать ту новость,
А к склепу любопытные всё больше шли и шли,
Во многих говорила проснувшаяся совесть:
«Похоже, Сын Он Божий! – Ведь звал; "Или! Или!"»...



В бегах.

Год в Малой Азии жил Иоанн, но снова вернулся домой.
В Иерусалиме встретил Петра – скитальца с такой же сумой.
Затем отправился в Сирию он, прожил там ещё пять лет –
Везде проповедовал и целил нуждающихся от бед.

В Малую Азию вновь ушёл, свою общину создал,
И через три года в городе Эфес христианским епископом стал.
Иоанн Заведеев чистые души умел распознавать.
И как-то юношу доброго сердцем сумел он к ученью призвать.

Разбойник Прохор.

Родители Прохора умерли рано, оставив его дикарём,
И тот, связавшись с шайкой бандитов, впоследствии стал главарём.
С печалью узнал Иоанн об этом и Прохора стал искать,
Хотел он юношу переменить – ошибки ему указать…

И вот Иоанн приведён к главарю, и тот Иоанна узнал,
Пустился было в бега от стыда – его апостол догнал:
«Опасное брось ты своё ремесло, и к доброй жизни вернись…»
Раскаялся юноша тронутый этим и бросил порочную жизнь.

Восьмидесятые годы н.э.
Суд.

В гонениях новых схвачен апостол и в Рим отправлен на суд.
Его по пути отравили… он выжил – напрасен был подлый труд.
Ведь ранее, всех своих учеников, Спаситель всегда учил,
В малых дозах яд принимать, чтоб каждый привитым был.

Апостола в Риме стали пытать – руки к шестам привязав,
Сунули в масло… в кипящий котёл… пыткой такой наказав.
Иоанн, наученный Иисусом – боли свои укротил…
Плоть сгорела, остались лишь кости и дальше он немощен был.

Домициан – император римский, Иоанна на остров сослал.
Хоть обезручил, но изуверствами – дух он его не сломал.
На острове Патмос начал апостол Евангелие своё –
Прохор его ученик прилежный ему помогал во всём…



Иоанн диктовал моменты из жизни Иисуса и учеников,
И Прохор писал слово за словом посланья для дальних веков.
Многое Прохор вписал неверно – ведь многого не понимал,
И по своему недоумению – лишнего наизлагал…

Но всё же, Евангелие от них – достовернее всех других,
Написано было на древнем иврите и правильней всех остальных,
Тогда же писался и "Апокалипсис" – они старались все дни…
Умер царь. Гонения кончились. В Эфес вернулись они…

Вместо надгробья.

В возрасте лет ста десяти – апостол в конце января,
Проснулся рано, как и всегда – лишь засветила заря.
Умылся, позавтракал, начал молиться на Солнца лучистый восход,
А ближе к обеду молитву прервал – и учеников зовёт.

В одежду чистую он, одевшись, лёг на постель свою –
И ученикам объявил: «Я в полдень – Богу дух предаю».
Похоронить Иоанн просил внутри общины его,
И чтобы любимые ученики не слушали никого…

Умер апостол – как и сказал, но как же, им дальше быть –
Епископ на месте общины, покойного, им запретил хоронить.
Только на третью ночь с погоста перезахоронен Святой,
И вместо надгробья – берёза посажена и полита водой.

Для них это дерево символом было – жизни учителя их,
Такое же сильное и красивое, как он оставался для них.
Так же беззвучно плакал апостол, как плачет берёза весной,
И так же когда стоишь у берёзы – энергия рядом с тобой.

Собрано в полную версию 09.10.2021.

21 мая - День памяти апостола и евангелиста Иоанна Богослова,
покровителя авторов, редакторов и издателей.
9 октября - День поминовения Иоанна Богослова.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Лирика историческая
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
Свидетельство о публикации: №1220521468727
@ Copyright: Эд Корепанов, 21.05.2022г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1