Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Ресторан "Павлин" (глава 4)


Ресторан "Павлин" (глава 4)
­Глава 4 Предложение

— Та-ак, и как это понимать?!

От этих слов на следующее утро проснулся Теодор. Когда он вчера вечером вернулся, Марлен уже спала, а он долго не мог уснуть, спустился в гостиную и задумался над ситуацией. За размышлениями он уснул прямо в кресле.

Сейчас отлепил засохшие веки и поглядел на часы: почти обед, в доме светло. Она стояла над ним в домашнем платье, заспанная и с газетой в руках. Он приподнялся.

— А... что случилось?

Вместо ответа она кинула газету ему на грудь, и он, мгновенно проснувшись, раскрыл её, где большими буквами было написано: «КОНФУЗ НА БАНКЕТЕ! ОЧЕРЕДНОЙ ПОЗОР КАЗАНОВЫ И АКТРИСЫ ТЕАТРА!»

Кратко, несколько преувеличено, были описаны вчерашние события. Далее следовали слова Кэйтарайн об этом: «Вчера я была просто пьяна, и мне за это очень стыдно... Нет, я его не виню, так как всякий человек на его месте может растеряться, а это... Это просто нелепейшая случайность! Да и к тому же я умудрилась забрать его пальто! Боже, что же это!»

Ниже были приведены слова Гертруды: «Я не считаю его жертвой обстоятельств. Скорее всего, он специально это сделал, так как я видела, как он строил глазки моей маме — ведь у неё такие формы, если мы уж будем честны».

«То есть, — сказал журналист, автор статьи, — вы обвиняете его в домогательствах? Это серьёзное заявление, фройляйн Кауц».

«Что вы, нет! Я тоже же ведь не могу утверждать с полнейшей уверенностью... просто мне, как дочери, было неприятно. Тем более, он такая личность...»

Теодор вернул газету Марлен.

— И что? Это действительно чистая случайность. Кто же мог предвидеть это?

— Ла-адно... Но кто такая Вера?

Глаза его округлились, что и выдало его. Она победоносно усмехнулась и показала ему бумажку с номером телефона и именем.

— Ага...

— Марли, это гардеробщица!

— Слушай, лучше уйди из моего дома!

Он встал. Лицо его оставалось бесстрастным.

— На каком основании? За жалкие подозрения факта измены?

Марлен подошла к нему поближе, и он почувствовал запах коньяка. Он улыбнулся во весь рот.

— А-а-а. Просто я тебе пить мешаю, да? Постоянно упрекаю, да?

Она слабо толкнула его в грудь и пошатнулась. Подбородок задрожал, и слёзы вступили на глаза.

— Пошёл вон... придурок.

Но он не двигался с места. Она топнула ногой.

— Вон!

Теодор вздохнул. Ему снова придётся переезжать к маме.



Ковальского уже по дороге к ресторану нагнали и окружили журналисты. Естественно, задавали вопросы относительно вчерашнего банкета, на что он лишь кратко ответил:

— Она была пьяна и случайно упала, а он неудачно пытался её поднять. Что вы раздули шумиху, бездельники?!

Но те ещё теснее окружили его и проводили до самых дверей ресторана.

Чуть позже подошли Антон, Юлиуш и другие. Виктор и Вера пришли почти самыми последними, при этом первый говорил:

— Не переживай из-за этого, Вера. Тем более, он же тебя не отругал.

— Но я такую оплошность совершила! — Она была бледна. — Всё равно! Просто я так растерялась, а его пальто так близко весело к шубе фрау Кауц, что я не заметила...

— Не переживай, — говорил Виктор, при этом в его голосе чувствовались холодные нотки.

Так, вскоре шумиха вокруг ресторана утихла, и начался самый обычный рабочий день. Гостей было столько же, сколько и до оценки Марлен — видимо, этот скандал вновь подтолкнул их к этому месту, — тем более, параллельно в статье Гертруда нахваливала банкет и блюда.

Почти в самом начале дня в ресторан объявились двое: первый — прислуга от фрау Кауц, принёсший пальто. У Веры сразу заиграла улыбка на устах, и она, чуть ли не приплясывая, взяла его и отложила в сторону.

А спустя полчаса явился и сам хозяин пальто — продрогший и с чемоданом. Едва он вошёл, Вера вскочила.

— Теодор, принесли твоё пальто... Боже, а почему ты с чемоданом?

Тот вздрогнул и поставил его на место, принял у Веры пальто.

— Спасибо, Вера... Да так, сожительница выгнала меня.

— Неужели тебе некуда идти?

— Ну, я позвонил маме: она согласна, но... там ремонт и довольно таки тесно, к тому же далековато от редакции.

— О... Ну, может, ты ко мне приедешь? Я здесь живу, квартира у меня по больше, место нам хватит.

Теодор покраснел; Вера невольно опустила глаза и добавила:

— Ну, если ж тебе некуда идти...

— Хорошо, Вера, но я не хочу тебя стеснять.

— Нет-нет, ты меня не стеснишь.

Они помолчали, красные, как помидоры. Губы у Теодора дрожали, едва сдерживая улыбку. В итоге он откашлялся и сказал:

— Спасибо тебе, Вера... Я как можно быстрее сниму себе квартиру.

Она кивнула и прошла за своё место. Теодор с её разрешения поставил под стойку чемодан с пальто, прошёл в зал и сел в углу. Ковальского он не встретил.

Продолжение следует...
(фотограф Wendelin Jacober)



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Сатира
Ключевые слова: ресторан, критика, скандалы, любовь, бедность, журналисты, СМИ, конфликты, несколько сюжетных линий, несколько героев,
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
Свидетельство о публикации: №1220516468320
@ Copyright: Кристина Устинова, 16.05.2022г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1