Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Малабарские берега, или Посыпать всё перцем!


­­Малабарские берега, или Посыпать всё перцем!





I.

Ноябрьский слякотный пролог.



«Дни поздней осени бранят обыкновенно…» А и есть за что бранить, достопочтенный Александр Сергеевич!

Впрочем, гении редко ошибаются. Пушкин, наше всё, имел ввиду другой, более ранний период осени: « в багрец и золото одетые леса».

Но теперь почти все листья облетели, леса и деревья разделись, нет золота и багреца. И нет хуже времени, чем ноябрь в середине России; грязь и лужи под ногами, сверху ледяной дождь или мокрый, мерзкий, тающий на лице и одежде снег. Слякоть, сырость и пронизывающий холод…

Всё это может длиться теперь, в современную беспредельную погодную свистопляску, неопределённо долго, с конца октября почти до Нового года, да, случается, и во время него и после него. Когда ещё придёт русская красавица-зима, ляжет настоящий искристый снег, скуёт реки крепкий лёд, придут звонкие, весёлые морозы?

Так думал Саша, а его друг Серёжа вспоминал ещё про демонстрацию на 7 ноября, день Великого Октября (Великой Октябрьской Социалистической Революции), которую им ещё довелось застать в благословенном студенчестве. С красными флагами и транспарантами шли большими колоннами студенты, рабочие и служащие по грязной снежной каше, чтобы у трибуны с чиновниками и партийными руководителями прокричать: «Слава Ка-Пе-эС-эС!»

А Славы и Бени из КПСС приветственно махали им холёными руководящими ручками. Ленин же давно махнул от Финляндского вокзала на своём броневике и поселился, залёг в Мавзолее, за дело взялись его верные и стойкие соратники, ядовитые многочисленные последователи.

Хотя и сам Владимир Ильич был тот ещё фрукт, точнее гриб, желчный или сатанинский, поганка, в общем: «Дело не в России, на неё мне, господа хорошие, наплевать…»

А на транспарантах демонстрантов изображались члены политбюро Цэ-Ка КПСС во главе со всеми любимым, дорогим Леонидом Ильичом Брежневым… Кстати, а ведь он был, пожалуй, самый нормальный мужик из той хитрой и подлой кодлы…

Извратили, уничтожили ироды всё хорошее, что было в коммунизме и социализме, а ведь подразумевалось столько возвышенного и великого!

Подобная демонстрация вернопОдданных (и сильно пОддатых) проводилась ещё на 1 мая, но (огромная разница!) в День Весны и Труда светило майское солнышко, берёзы распускали клейкие зелёные листочки, и веял лёгкий тёплый ветерок…

«У природы нет плохой погоды…» Увы, есть, есть, и ещё как есть!

Конечно, на ум приходят оправдания: природа в ноябре готовится к зиме, природа цепенеет, умирает, чтобы весною снова возродиться…

- Так-то оно так, только хрен от этого редьки не слаще. Мерзопакостное времечко, б-р-р… - добавит тут Игорь, третий из друзей.

Теперь, правда, день годовщины Октябрьской Революции отменили, зато придумали 4 ноября отмечать День народного единства. Лучше выдумать нельзя: день единства жуликов, воров и бандитов с ограбленным ими народом. Да здравствуют чубайсы, березовские, абрамовичи-рабиновичи…

Тут не надо думать, что друзья против евреев, они очень доброжелательны и толерантны. Они даже не против геев, они не гомофобы, просто они пидорасов не любят.

Во главе нового переворота встали хитромудрые перевёртыши из бывших партийных и комсомольских лидеров. Второй век бьёт и корёжит Россию злая лихорадка, и конца ей не видно.

…есть у революции начало, нет у революции конца…

Не получилось создания коммунистического общества в основном потому, что утопией было само появление нового человека. Не изменилась природа человека, он остался прежним – жадным, алчным и жестоким.

Эйнштейн говорил о бесконечности двух вещей - Вселенной и человеческой глупости, но он почему-то ( впрочем, можно догадываться, почему ) не упомянул про жадность. Глупость, как раз, ещё может иметь свой предел, глупость свернёт себе шею или разобьёт голову и погибнет, а вот жадность – ненасытна и поистине бесконечна.

Жадность очень успешна тогда, когда вместе с ней ещё хитрость и наглость. Ужасная связка – хитрость, наглость, жадность – хнж.

ХНЖ победно шагает по планете, ложь и подлость побеждают.

Хотя, конечно, нельзя зацикливаться на плохом, видеть кругом подлецов, негодяев и врагов, ведь столько рядом доброго и прекрасного.

Вспоминается тут, что блюз – это когда хорошему человеку плохо. Настроение и звуки преодоления печали, вздоха, плача или даже стона…

Николай Васильевич Гоголь не знал, не слышал слова «блюз», но такая музыка в его душе звучала очень часто.

Особенно тяжёл блюз российской поздней осени.

Итак, очень грустно на душе в ноябре, да ещё и мерзко-слякотно, и холодно вокруг. Где бы найти такую шубу, чтобы согрела и тело, и душу?

Нет нигде такой тёплой шубы. Только жареная свинина с хреном под перцовку помогает подкрепиться, согреться и немного развеселиться в такую ненастную погоду и ненавистную мокрую пургу в душе. А после можно напиться чаю с мёдом, вишнёвой или малиновой наливкой.

Для закрепления успеха рекомендуется также глинтвейн – горячее красное вино с лимоном и набором специй. А перец, гвоздика, корица и прочие пряности родом откуда?

Правильно, оттуда, с юго-западного, малабарского побережья далёкой сказочной Индии, куда Афанасий Никитин пешком за три моря ходил.

А жестокосердный португальский бастард Вашко да Гама плавал, первым из европейцев добрался морским путёмв Индию в погоне за чужеземными сокровищами, за несметными богатствами и почестями.

Малихабар (Малабар) – страна перца, гвоздики, корицы и кориандра! Солнце, море, пальмы, ром! Ласковые волны, мелкий горячий песок, освежающий морской бриз. Кокосы, бананы, манго, маракуйя…

Разная рыба, кальмары, лобстеры и другие морские обитатели в своей стихии, потом в блюдах на столе. Меньше свинины и другой жирной скотины, больше морепродуктов для наших сердец и желудков.

Кроме моря-океана там джунгли с богатейшей флорой и фауной: с пантерами и тиграми, слонами и носорогами, павлинами и другими экзотическими птицами.

А древнейшая в мире религия индусов: Брахма, Вишну, Шива и Парвати… Мудрый и благой слоноликий бог Ганеша, грозная и гневная богиня Кали… Невероятные чудеса и сокровенные тайны брахманизма! Тантризм, йога и трансцендентные медитации.

Аюрведа (знание жизни) – сокровенная наука индусов о лечении тела и души.

Необходимо помнить, что здесь начал свой нескончаемый путь легендарный Гаутама Будда.

Правда, одним -нирвана и Будда, а другим - «Камасутра».

Не стоит забывать, конечно, и про ариев, которые тысячи лет назад направились с территории Восточной Европы в Индостан, не зря ведьв санскрите столько сходства с русским языком. А у представителей высших индийских каст ( брахманов и кшатриев ) удивительное генетическое родство с русскими.

Всё, решено, откладывать нельзя, вспоминая наступление ариев, в ближайшее время держать путь в Индию!

При этом, стремясь к реальному путешествию, надо помнить о старой доброй традиции путешествия, как приёма для повествования совсем не только о географических перемещениях и приключениях.



Родину не меняют и от себя не убежишь. Да и куда бежать?

В Индии совсем не рай, здесь сталкиваешься с ужасающей нищетой, голодом и болезнями. Там только недавно запретили официальное разделение людей на касты, правда, ещё неизвестно, когда наступит реальное осуществление этого запрета.

В России трубят о росте благосостояния народа и о социальном государстве, а в действительности происходит всё углубляющееся разделение населения на социальные ранги и группы в зависимости от их финансовой состоятельности.

Где больше лжи и несправедливости, в Индии или в России?

Уйти в далёкой Индии от европейской библейской кодированности, постигать тайны брахманизма и буддизма в истоках их появления? Очень интересно и заманчиво. Да ведь все религии хороши со стороны, когда с их фанатичными адептами в повседневной жизни не сталкиваешься.

Большинство экзотических индийских животных наблюдать лучше на экране телевизора, встречаться с ними в джунглях не рекомендуется. Сожрать могут. Или укусить насмерть.

А какая в индийских городах и селениях антисанитария, сколько там самых разных заразных болезней!

Дезинфекция, дезинфекция и ещё раз дезинфекция, дорогие дамы и многоуважаемые господа! Или посыпать всё перцем!

II.1

Из троих друзей ( Серёжа, Игорь, Саша) женат был только Игорь, Серёжа развёлся, Саша овдовел. Так что Саша и Серёжа очень быстро собрались в путешествие, а Игорь присоединится к ним потом. А кто-то ещё может быть с ними и незримо.

Например, тот, кто очень любил горы и море. А там, куда стремятся друзья, горы сходятся с морем. В земной жизни ему там побывать не довелось.

В такие дали не доберётся даже птица-тройка Гоголя, для Индии нужен ковёр-самолёт.

Вылет самолёта производится из аэропорта «Внуково», Боинг 747, Внуково – Даболим.

Лететь восемь часов, путь неблизкий. Друзья подготовились к нему – взяли бумажные книги, плейеры с музыкой и аудиокнигами.

Но одной духовной пищи маловато будет. Поэтому друзья захватили с собой бутерброды с колбасой и сыром, жареную рыбу, помидоры, огурцы, чёрный хлеб. Ещё фундук и кедровые орешки.

Ведь в кафе и буфетах аэропорта цены издевательские, кофе с булочкой стоят триста рублей, бутылочка воды почти сотню. Поэтому необходимы домашние запасы.

А вот алкоголь, как и любые другие жидкости, в ручную кладь брать запрещается. Серёжа и Саша легко выходят из созданного затруднения.

В магазине дьюти фри большой выбор самых разных напитков. Алкогольные напитки, хотим мы этого или нет, одна из древнейших (пускай и сомнительных) ценностей человека на земле.

Во всяком случае, в любой земле, любой народ занимался их приготовлением, начиная с самых древних, диких времён. Точнее, сам переход от дикости к цивилизации по времени коррелировался с началом изготовления алкогольных напитков.

Алкогольная тема в истории человечества древнее любой литературы. А вот музыка появилась вместе с алкоголем. И это была первобытная рок-музыка. Литература пришла к людям позже.



В полёт друзьям надо что-то крепкое, в малом объёме, концентрированное.

Водку в магазине беспошлинной торговли Серёжа и Саша обходят стороной, ищут что-нибудь необычное, иностранное. Виски, пожалуй, самый популярный крепкий алкоголь за рубежом. Около тысячи лет назад ирландцы и шотландцы научились производить из ячменного солода то, что сейчас называют «виски».

У американцев избыток кукурузы, соответственно, американская разновидность виски (бурбон) из неё и производится.

Из продуктов переработки сахарного тростника получается напиток мореплавателей и пиратов – ром: «ио-хо-хо, ио-хо-хо, и бутылка рома!»

Джин впервые стали делать голландцы. Основной компонент, который определяет вкус и аромат данного спиртного напитка, это можжевельник. Первоначально, по-голландски, напиток поэтому и назывался «джиневер». Англичанам, победившим голландцев в завоевании новых земель, такой крепкий алкоголь тоже полюбился и распространился среди них уже под кратким названием «джин».

Нести «бремя белых» в Индии и дальше неё англичанам помогал джин, который способствовал борьбе с дизентерией и другими желудочно-кишечными инфекциями. Редьярд Киплинг, создавая в окрестностях Бомбея «Книгу Джунглей», хорошо знал про это.

Для противодействия малярии всем колонизаторам прописали хинин, обладающий предельно горьким вкусом. Один английский матрос решил употребить хинин вместе с джином, так появился джин-тоник. Он спас жизни сотням тысяч западных колонизаторов, а вот его изобретателя, по некоторым не задокументированным сведениям, съели на каком-то дальнем острове аборигены.

Тут стоит заметить, то, что сейчас продаётся в банках-жестянках – это современная синтетическая отрава, которая к оригинальному джин-тонику отношения не имеет.

Друзья купили для полёта классический джин Cordons London Dry: «Хэлло, мистер Киплинг, верный страж британского империализма!»

Таким образом, собрались Саша и Серёжа на современный ковёр-самолёт и про скатерть-самобранку не забыли.



Отметив взлёт самолёта в ночное небо глотком джина, пожелав себе и всем пассажирам лайнера благополучного полёта, друзья стали слушать музыку.

В плеере Серёжи звучал битловский «White Album». Почему Серёжа слушает его? Потому что битлы интересовались музыкальной культурой Индии, особенно Джордж Харрисон, который хорошо освоил игру на ситаре, древнейшем национальном струнном инструменте. Учителем его был Рави Шанкар – всемирно известный ситарист и композитор, знаток индуизма и музыкальной культуры Индии.

А ещё потому, что большинство композиций альбома написано весной 1968 года в Ришикеше. Ришикеш – это глубоко почитаемый всеми индуистами город на священной реке Ганг. Битлов туда пригласил гуру Махареши Махеш Йоги – основатель трансцендентальной медитации.

Идиллии там, правда, не вышло, не получилось. Не всё понравилось битлам, да и Махариши святым не вышел. Он возжелал кого-то там из сопровождавших битлов дам… И практики духовные на этом прекратились, битлы домой скорее воротились… И принялись за знаменитый свой альбом…

Тут буйство эмоций, мыслей и стилей - классические баллады и первый хард-рок, шизофрения Revolution 9 и непринуждённая весёлость: Обла-ди-обла-да!

А начинается Белый альбом с рёва авиационных двигателей, с перелёта – первая песня – Снова в СССР. Только ушли безвозвратно те времена, больше никто никогда не попадёт уже в эС-Сэ-Сэ-эР.

Саша слушает Led Zeppelin, их шедевральный альбом «Physical Graffiti». Альбом очень старый, но верный, классический, и для дальней дороги подходящий – большой, двойной.

Он интересен ещё тем, что создавался после того, как Роберт Плант и Джимми Пейдж посетили в 1972 году Бомбей, город, на который Саша и Серёжа тоже решили посмотреть. Прежний Бомбей, теперь Мумбаи, гигантский, поразительный город контрастов, где в совершенно разных условиях (одни на вершинах достатка и благополучия, другие в пропастях нищеты) живут почти 20 миллионов человек.

А в далёком 1972 году (когда Серёжа и Саша учились во 2 - 3 классах школы и о Лед Зеппелин ещё не знали) Плант и Пейдж учились в Бомбее игре на ситаре, общались с музыкантами – живыми хранителями индийской музыки, которой уже пять тысяч лет. Да-да, ведь её истоки ещё в доарийском, дравидийском наследии.

В VI альбоме Цеппелинов мы слышим синтез музыкальной культуры Запада и Востока. Особенно это проявляется в легендарной композиции «Кашмир», посвящённой трагедии в этом северо-западном штате из-за военного конфликта Индии и Пакистана.

Почему стремящиеся в Индию друзья слушают преимущественно рок, а не классическую индийскую музыку? В роке – нерв современной жизни, рок эмоционально соединяет не только Восток и Запад, но и седую древность с днём сегодняшним. Рок волнует человеческую душу до самых тайных глубин. Рок – это музыка бунта и прорыва, индийские тигры в гитаре!

Напрасно начинают рок от музыки афроамериканцев, его истоки значительно раньше. Рок-музыка зародилась ещё тогда, когда полудикие племена пели и плясали перед своей добычей или торжествовали победу над врагами. Рок – это рёв хищника, гул прибоя, завывания бури…

Рок – это пламя на ветру, это на грани жизни и смерти, это Бах и Бетховен… А ежели органа нет, возьмите просто бубен! Минимум инструментов, максимум эмоций!

Послушав музыку, друзья читают, а потом с полувзгляда друг друга понимают, тем более что милые стюардессы катят по проходу тележки с едой и напитками. У предусмотрительных Саши и Серёжи есть чем разнообразить предлагаемое им скудное меню.

Они просят у стюардессы апельсиновый сок, чтобы запивать им джин, ещё берут горячую курицу, остальное у друзей с собой.

Саша тостует за счастливый вояж, можжевеловый напиток обжигает нёбо друзей-путешественников. Они выпивают, закусывают, беседуют.

Серёжа рассказывает, что Джон Киплинг, отец Редьярда, служил профессором архитектуры в Школе искусств Бомбея и слыл отличным знатоком истории и культуры Индии. А его мать писала талантливые рассказы и очерки.

Мать очень тяжело рожала Редьярда, роды затянулись на 6 дней, возникли опасения о жизни и матери, и ребёнка. Известно, что роды благополучно разрешились после того, как любившие семейство Киплингов слуги-индусы принесли козла в жертву богине Кали.

Саша вспоминает о несчастливой, в целом, судьбе великого писателя, о ранней гибели его дочери, потом и сына. Да и сам Джозеф Редьярд Киплинг умер в 70 лет от прободения язвы, чему наверняка способствовал длительный нервный стресс.

Серёжа и Саша поднимают по стаканчику джина за Киплинга, не чокаясь, хотя Россию, как, впрочем, и всё, что за пределами Британской империи, он, втиснутый в англосаксонские имперские ножны, никогда не жаловал.

Ну что же, как говорится, Бог ему судья, но за его талант поднимут тост друзья!

Серёжа говорит что, конечно, англичане жестокие колонизаторы, беспощадные завоеватели и эксплуататоры, но без них современная Индия, к сожалению, уже не представима. Что даже английский язык для индийцев теперь имеет огромное и непреходящее значение, которого не смог достичь хинди. Он вспоминает о национально-освободительной борьбе индийцев и Махатме Ганди, который утверждал: «Принцип око за око – делает весь мир слепым».

II.2

Тут авиалайнер что-то сильно встряхивает, он словно проваливается в ужасную неведомую яму. По салону кувыркаются книги, планшеты, игрушки и другие вещи, несколько человек падают на пол.

«Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее!

Умоляю вас вскачь не лететь!» - словно слышится от невидимого спутника друзей.



Экипаж Боинга просит пассажиров срочно занять свои места, пристегнуть ремни безопасности, убрать столики, выключить все гаджеты.

Ещё удар, провал, в салоне гаснет свет. Командир борта сообщает, что воздушное судно попало в зону турбулентности, говорит о полной безопасности, просит соблюдать спокойствие.

Но среди пассажиров начинается паника, раздаются женские и детские крики и визг. Слышны и мужские испуганные голоса, люди говорят о том, что между Индией и Пакистаном опять конфликт, даже война, и самолёт мог попасть под обстрел.

- Это вряд ли, - обращается Серёжа к Саше, - если бы нас атаковали, мы бы уже ничего не обсуждали, а наши тела и обломки самолёта летели бы к земле.

Тем не менее обстановка очень тягостная, Боинг сильно потряхивает, в салоне плач и крики, неожиданные синеватые вспышки среди полной темноты.

- Мы меньше четырёх часов в пути, мы ещё не могли долететь до Пакистана, - успокаивает Саша соседей, хотя самому совсем нелегко.

Когда человек находится в темноте сотрясаемого неведомыми силами самолёта на высоте 10 000 метров от земли, очень трудно оставаться спокойным. Особенно осознавая при этом, что от тебя ничего не зависит, и ты на свою судьбу повлиять никак не можешь.

Теперь не кажешь никому: остановите самолёт, я сойду.

Смерть зловеще ухмыляется из темноты.

« Мы успели - в гости к Богу не бывает

опозданий.

Так что ж там ангелы поют такими злыми

голосами?»

И слышен стон разорванной струны…

Многие из летящих вслух укоряют себя и рядом сидящих родственников, что решились на этот злополучный полёт, а уж про себя жалеют, наверное, все.

- Мне будет особенно обидно, Саша, - серьёзным тоном произносит Серёжа, - если мы не долетим. Ведь ты уже бывал в Индии, а я нет.

- Мало ли где ты бывал, а я нет, - парирует Саша.

- Если ты намекаешь на Ленку, это, по меньшей мере, не корректно с твоей стороны, а лучше сказать - это грубо, низменно и цинично,- улыбаясь, ответствует Сергей.

- Вот ещё, Ленка, надо же придумать такое, я про неё давно забыл, сто лет не вспоминал.

- Ой-ли, Саша, ой-ли, ведь Лена любит по колено?!

Между тем Боинг 747 продолжает трясти и швырять, правда, хоть свет в салоне включили.

Один из пассажиров, лет тридцати, отстегнул ремень и с воем и плачем метался по салону. На его красной майке золотистыми буквами значилось: Сделано в СССР!

- Вы же мужчина, возьмите себя в руки! – кричит ему Саша, - сядьте на своё место!

Тот не слушает, бегает по проходу. Очень испугался за свою бесценную жизнь, а нужна ли она кому-то кроме него самого?

- Мужик, быстро сел на место! – рявкает Сергей, - а ещё сделанный в СССР, сказал бы я тебе, из чего и где ты сделан, да народу много!

- Не ссы, мужик, долетим, я не был в Индии, мне очень надо!

Через некоторое время провалы и тряска стихают, потом командир корабля объявляет, что воздушное судно благополучно миновало зону турбулентности и разрешает отстегнуть ремни и посетить туалеты.

Саша достаёт джин, Серёжа три пластиковых стаканчика, одним из которых он угощает белокурую спутницу справа от него. Это миловидная дама лет сорока, с красивым, интеллигентным лицом, выверенным макияжем, тонкими от природы, да ещё и поджатыми от перенесённого ужаса губками. Всё время она держала себя стойко и достойно, лишь изредка, при сильных ударах, тихонько всхлипывала.

Спутница не отказывается, благодарит лёгким поклоном головы и бархатным голосом произносит: «За наше чудесное спасение и приятное знакомство!»

- Виват! – поддерживают друзья, - будем живы!

Они все выпивают джин, закусывают фундуком, представляются друг другу.

- А теперь позвольте мне на правах пусть случайной, но теперь уже близкой знакомой, - улыбается миловидная спутница, - полюбопытствовать, как там всё сложилось у вас с той таинственной, неизвестной мне, но надо думать, прекрасной Еленой?

Все трое громко, искренне, с радостным облегчением смеются…



У друзей с собой книги о странствиях и приключениях, причём не только «Легенды Азии» Н.К. Рериха, но и, казалось бы детские, «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо», и «Путешествия Гулливера».

В том то и дело, что книги Дефо и Свифта совсем не детские, в детстве нам преподносили сокращённые, облегченные варианты с отличными картинками, теперь надо перечитывать по – взрослому.

Впрочем, читать сейчас, после всего пережитого совсем не хочется. Друзья меняются плейерами, теперь Саша слушает Битлз, а Серёжа Лед Зеппелин. Они увлекаются, прихлопывают в такт себе по коленям, тихонько (а иногда и не очень) подпевают битлам и цеппелинам. Некоторые из пассажиров недовольно косятся на них, а соседка улыбается.

Послушав музыку, друзья беседуют.

- Саша, а всё-таки, почему мы летим в Индию, ведь в Израиль добираться в два раза быстрее, а там памятных мест, истории не меньше, даже намного, неизмеримо больше!

- Во-первых, Серёжа, мы там с тобой оба уже были, а во-вторых, нельзя ограничивать жизнь библейскими сказаниями.



IV.

Райская бухта Палолем.



Очень много красивых пляжей на юго-западном побережье Индии, но самый прелестный из них Палолем! Палолем – это волшебная, райская бухта в форме полумесяца, где стихают волны и море всегда мирно и спокойно.

Серёжа и Саша сняли бунгало на чудесном берегу с видом на море, до которого всего 30 метров. А по ночам море хорошо слышно даже сквозь сон, и мерный плеск его волн завораживает человеческие души. Здесь волны также накатывали на берег и сто, и тысячу лет назад. И светила ночью Луна на море и берег.

Аравийское море здесь переходит в безбрежный Индийский океан.

Утром выходят друзья из бунгало под пальмами, и вот оно – нежное, тёплое море у ног. Волны смывают усталость и тяжесть, бодрят и ласково лечат и тело, и душу.

С моря дует лёгкий бриз, да и солнце утром ещё не жжёт, а ласкает.

Кокосовые пальмы подходят тут к самому краю берега и растут, склоняясь к мелкому горячему песку. Кокосовая пальма – это чудо-дерево и настоящий символ, визитная карточка тропических берегов не только Индии, но всего света. До 30 метров вырастают эти деревья, залезть на них за кокосами друзья не решаются. Для этого есть профессионалы из местных.

Аборигены несколькими сильными и точными ударами мачете вскрывают для друзей два кокоса, подают им вместе с трубочками для питья. Серёжа в большом восторге от сока кокоса, а Саша его уже пробовал и относится снисходительно к восхищению друга.

- Я обязательно выращу у себя дома такую пальму, - говорит Сергей, - буду вспоминать про Гоа.

- На первый урожай кокосов не забудь позвать, - отвечает Саша.

- Обязательно, только с тебя ром!

- Окей!

Родина кокосовой пальмы точно неизвестна, скорее всего, это Индонезия. Зато хорошо известно, что кокосы месяцами сохраняют жизнеспособность в морской воде и разносятся течениями за тысячи миль от места своего появления.

Название кокос произошло от первых колонизаторов. Португальское «coco» переводится, как «обезьяна», а плод пальмы схож с мордочкой этого животного.

В южном крае бухты Палолем от моря до пальм всего 20 – 30 метров. А в северном крае бухты пляж расширяется, в море здесь впадает река, воды которой солоноваты из-за морских приливов. Берега и островки реки Палолем покрыты мангровыми зарослями. В таких реках в Индии обитают болотные крокодилы – магеры, но здесь их теперь уже не осталось.

Между корнями мангровых деревьев живут крабы. Судя по всему тут немало рыбы, ведь по берегам обитают многочисленные птицы: от скромных мелких куличков и красивейших кингфишеров до двух видов коршунов и морского орла – белобрюхого орлана.

У северного края бухты Палолем расположен живописный вечнозелёный остров Каника, на который можно перейти во время отлива.

А ещё вокруг острова можно поплавать на каяке или на моторной лодке с противовесом-балансиром. Поездки на лодке осуществляют несколько местных жителей, самый колоритный и примечательный из них Сапнеш.

Темнокожему Сапнешу двадцать пять лет, он очень энергичен, весел и подвижен. Ему по-другому нельзя, он хочет жениться, а для этого надо собрать большую сумму индийских рупий, можно, конечно, и долларов.

А ещё друзьям стало известно, что Сапнеш поклоняется Кришне. Не только ему одному, Сапнеш почитает также Шиву, Вишну и других богов, но главный из них для него – Кришна.

- Вот и я прилетел к вам, чтобы узнать о Кришне, Брахме, Шиве и Парвати, узнать на их родине, что называется из первых уст, - объясняет Сергей Сапнешу – в России, кстати, много кришнаитов.

- А как же ваш Христос?

- Христос для меня высокое стремление, легенда; а к практике христианства отношение часто отрицательное.



Серёжа и Саша быстро нашли с молодым индусом общий язык во всех смыслах слова. Дело в том, что наши друзья учили в школе немецкий язык, их познания в английском ограничены, что затрудняет общение с местными. А Сапнеш самостоятельно освоил русский язык, разговаривая с нашими туристами.

Сапнеш заметил, что русскоговорящих тут уже не меньше англоговорящих, а ещё, что говорящие на русском выгодно отличаются искренностью и простотой, отсутствием высокомерия, снобизма и расизма.

Теперь молодой индус не только понятно говорит по-русски, но даже поёт и весело шутит. Забавно выходит, когда он, белозубо улыбаясь, под палящим солнцем распевает: «Ой, мороз, мороз, не морозь меня!»

Сапнеш заметил интерес туристов к хищным птицам, которые селятся по берегам реки Палолем и организовал экскурсию «Кормление орлов». Он за определённую плату набирает в свою лодку туристов и отправляется с ними по реке Палолем.

Орланов и коршунов Сапнеш прикармливает куриными головами и потрохами. Хищные птицы быстро привыкли к дармовому угощению и летают тут десятками. Больше всего здесь чёрных коршунов, меньше браминских коршунов, а самые редкие и самые крупные – это белобрюхие орланы.

Друзья делают фотоснимки, а Серёжа ещё снимает видео. Береговые горные склоны покрыты здесь вечнозелёным лесом. Некоторые скалы поражают своей живописностью. Например, на вершине одной скалы лежит огромный валун почти шарообразной формы, и непонятно каким чудом он на ней держится. И сколько лет или веков ещё продержится? Может быть ещё много веков, а может уже на следующий год упадёт вниз. Любопытно было бы лет через тридцать проведать.



Кроме пернатых хищников на реке есть белые цапли и чёрные бакланы, кулики и кингфишеры. Кингфишер – это маленькая пернатая драгоценность птичьего мира малабарского побережья. Птичка чуть больше воробья, но запоминается навсегда. У неё ярко-оранжевая грудка и брюшко, сине-зелёная, аквамариновая головка и спинка. Живым драгоценным сапфиром летает здесь над водой кингфишер.

Друзья наблюдают за птичкой, а Сапнеш им объясняет, что встреча с кингфишером приносит путешественникам удачу и счастье.

Кингфишер означает «король-рыбак» и птичка оправдывает своё название. У неё длинный крепкий клюв, она быстра, ловка, стремительна. До пятидесяти рыбок ловит кингфишер за день, так что, рыбки, не зевайте!

Тут стоит отметить, что кингфишер – это индийский подвид зимородка. То есть, подобные птички (европейский подвид, более скромно окрашенный) живут и выводят потомство в России, а на зиму улетают в тёплые страны, в Индию, в том числе.

( Русские гуси-лебеди тоже прилетают иногда сюда на зимовку. )

Кингфишер – это живой символ Индии, он здесь очень популярен, его именем названа крупнейшая авиакомпания, лучшее пиво, лучшая вода.



Кроме кормления орлов Сапнеш, которого с общего согласия с улыбкой переименовали в Шурика, предложил Саше и Серёже отправиться на ловлю крабов. Шурик-Сапнеш обещал друзьям богатый улов.

Почти два часа плавали они по реке и расставляли краболовки, но поймали только двух небольших крабиков.

- Эх, Шурик, выловили вы уже всех крабов, истребили, - говорит Серёжа, а Саша отпускает двух попавшихся бедолаг обратно в реку.

Надежда на ужин из крабов не оправдалась, Серёжа и Саша отправляются вечером по пляжу. Солнце в тропиках садится быстро, только что было светло, вдруг полная темень. Зато сразу зажглись огни многочисленных шейков – маленьких ресторанчиков и кафе.

Прямо у кромки моря предлагают свежевыловленную рыбу и лобстеров. Друзья заказывают себе лобстеров с рисом и овощами, а сами прогуливаются по краю берега, где тёплые волны окатывают их стопы.

Хвалёные лобстеры ни на Сашу, ни на Серёжу особого впечатления не произвели.

- На раков похоже, может быть и вкуснее, а я не понимаю? - делится своими гастрономическими ощущениями Серёжа.

- Это и есть раки, только морские раки, они конечно большие и важные, но уж очень дорогие и этим безобразные, - так реагирует Саша.

Друзья доходят до южного края бухты Палолем, поднимаются по тропинке и через мостик на скалы.

В чёрном тропическом небе мигают звёзды, светит почти полная Луна, от неё по тёмным волнам к скалам протянулась узкая прерывистая дорожка. Негромко, мирно и мерно шумит внизу морской прибой.

- Лучей твоих небесной силою вся жизнь моя озарена! – поёт Саша, подняв голову к чёрному небу и звёздам, а голос у него в четыре октавы. В студенчестве он играл на ритм-гитаре и пел в рок-группе.

Дневная жара давно спала, лёгкий ветер с моря шелестит кронами пальм. Волшебная бархатная ночь в Южном Гоа во всём великолепии!



V.

Берег Бабочек.

Утром Сергей и Саша бреются, пьют кофе с бутербродами и выходят из своего бунгало к морю. Друзья купаются в тёплых солёных и спокойных волнах, пожалуй, нигде таких ласковых они не встречали, хоть и много где побывали.

Сергей и Саша заплывают далеко, к стоящим на якорях лодкам и яхтам. Ещё дальше опасно, неумолимые морские течения могут унести безвозвратно в открытый море-океан.

Акулы в Аравийском море, а тем более в Индийском океане, конечно, есть, и самых разных видов. Но в бухте опасных акул, как сообщил Сапнеш, давным-давно не наблюдали. Хотя мелкие акулы в сети местных рыбаков попадают регулярно.

В здешних тёплых водах плавают скаты, в том числе и самые огромные – манты.

Обитают тут барракуды – морские щуки длиной до двух метров с острейшими зубами, способными перекусывать стальную проволоку. Они ходят большими стаями и рвут всех встречных на части.

Опасные морские обитатели подходят к берегу ночью, поэтому с заходом солнца купаются только неразумные.



Серёжа и Саша ныряют у берега в масках, наблюдают подводную жизнь. Дно тут песчаное, пологое, с постепенным, нерезким уклоном. Кораллов у берега нет, поэтому и подводных обитателей немного.

Стайки нескольких видов рыбок, ракушки на дне. Не видно морских звёзд. Нет медуз, что друзей только радует, от них можно ожидать неприятностей.

В старых ракушках, оставшихся без моллюсков, поселяются новые хозяева – раки отшельники. Чаще всего им служат домиками продолговатые спиралевидные ракушки.

Серёжа показывает такую красивую ракушку с жильцом симпатичной девушке с красной от неумеренного загорания кожей. Рак то высовывается из своего домика, пугая маленькими клешнями, то прячется внутрь. Девушка в восторге, просит подарить ей морскую находку, возьмёт, мол, на память о райской бухте.

- А как же её хозяин? – отвечает ей Серёжа, - давайте мы его пожалеем, пусть он живёт, сколько ему положено в своей родной бухте. А Вам мы найдём пустую раковинку.

В сыром песке на кромке прилива живут шустрые крабики, которые очень быстро прячутся, моментом скрываются, закапываются. Не те, которых друзья пытались ловить в реке, другие, морские, очень мелкие.





Потом Саша и Серёжа плавают с Шуриком - Сапнешом на моторной лодке с балансиром вдоль побережья и около острова Каника. Кроме наших друзей в лодке два молодых поджарых англичанина и две привлекательных русских девушки.

Сапнеш с забавным акцентом громко распевает: «Дельфин и русалка, они же не пара, они же не пара».

Друзья и девушки подпевают, сухопарые англичане недовольно косятся на них, тихо переговариваются между собой, в общий разговор не вступают, хотя Саша и девушки обращались к ним на английском.

Русалок не видно, а дельфины периодически появляются на поверхности воды, вероятно, рыбы в море хватает, и группа дельфинов её добывает.

Серёжа просит Сапнеша заглушить мотор, остановиться. Они с Сашей ныряют в море, девушки не решаются, но смеются, улыбаются, англичане почему-то презрительно морщатся и молчат.

Дельфины общаться с друзьями не спешат, у разумных морских обитателей свои заботы, им не до праздных человеков. Серёжа и Саша просто плавают в открытом море, до берега больше мили, до дна десятки метров.

- Какая здесь изумительная вода, лазоревая, - говорит Серёжа.

- Интересно, Саша, оставь нас тут Шурик, мы бы доплыли до берега?

- Куда бы делись, конечно,доплыли и Шурику башку там открутили!

У Саши великолепная фигура, развитая рельефная мускулатура, Серёжа выглядит скромнее.

- И если серьёзно, то бы доплыли, в солёной морской воде, это не в реке, не в озере; тут, если сильно устанешь, можно просто лежать на спине, силы не тратить, отдыхать.

- Так что, Серёжа, нас не утопишь, мы ещё долго будем плыть к нашим целям, к нашим берегам!

Саша, кстати, или, точнее, совсем не кстати, служил в Афгане в разведроте. Но сейчас не будем вспоминать, что он там пережил, и как вообще выжил. А самое главное, кому и зачем это было надо?!



Друзья забираются в лодку, и Сапнеш направляет её к Баттерфляй бич, или пляжу Бабочек. Плыть недолго, минут через двадцать лодка входит в прелестную мини-бухточку. Таких, ни Саша, ни Сергей, раньше даже на картинках не видели.

Длина миниатюрной бухты всего около ста метров, её края ограничены огромными гранитными скалами. Мелкий горячий песок пляжа Бабочек почти белого цвета.

Море сейчас спокойное, вода прозрачная, бирюзового оттенка. Серёжа и Саша надевают маски и ныряют. Тут гораздо интереснее, чем на пляже Палолем. В маленькой бухточке, среди подводных камней и водорослей много разноцветных рыбок, различных моллюсков. Встречаются раки, крабы, морские звёзды.

- Как здесь красиво под водой, - вынырнув на поверхность и тяжело дыша, говорит Саша.

- Да, очень красиво, - отвечает ему Серёжа, - хотя в кораллах Красного моря рыб самых разных видов гораздо больше.

- Согласен, а ещё я слышал, что прекраснее Красного моря Большой барьерный риф.

- Что же, Саша, значит туда наша следующая дорога!

- Мне рассказывали, как хорошо на Бали, а ещё лучше на Таити. На Земле очень много прекрасных мест, Серёжа, всюду не успеешь, а самое главное – денег не хватит.

Свой диалог друзья продолжают, прогуливаясь по белому горячему песку Баттерфляй бич. Это дикий пляж, тут нет никаких палаток, шейков, магазинчиков. Попасть сюда можно только по морю, поэтому многие неправильно считают, что Баттерфляй бич – это остров. Это материк, но по суше через горы сюда добраться очень сложно.

Уже успевшие немного загореть друзья неспешно ходят по пляжу. Девушки купаются, громко смеются, англичане тихо загорают на полотенцах.

Серёжа и Саша видят лишь единичных бабочек, два вида разноцветных и один – почти полностью белый. Да и Сапнеш объяснял друзьям, чтобы они не надеялись на их очень большое количество. Их массовый вылет происходит на Баттерфляй бич только во время цветения местных деревьев.

Множество вольных красивых бабочек на волшебном тропическом берегу, где горы вплотную сходятся с морем. Вот бы посетить берег Бабочек в это сказочное время!

Ещё существует версия, что Баттерфляй бич получил своё название не из-за рекордного числа местных бабочек, а потому что горы, подступающие к пляжу, напоминают очертания крыльев бабочки.

Серёжа и Саша возвращаются от подножия гор к морю, ещё раз окунаются в него. На этот раз просто плавают, без масок и ныряния.

Рядом с берегом Сергей замечает зеленовато-серую с тёмными полосками змею длиной около метра. Сергей понимает, что это энгидрина – морская крючконосая змея.

У морских змей сильнейший нейротоксический яд, потому что их добыча – это холоднокровные рыбы и яд должен действовать очень быстро. Яд энгидрины в 10 раз сильнее яда королевской кобры. К счастью, морские змеи не слишком агрессивны и очень экономно расходуют свой яд.

К нему разработано противоядие, но ведь времени, чтобы добраться до медицинского учреждения, где есть сыворотка, очень мало, выжить укушенным шансов практически нет.

К Сапнешу и другим местным рыбакам они попадаются иногда в сети, и аборигены отпускают их обратно в море. На памяти Сапнеша укушенных морскими змеями не отмечалось.

И всё-таки, когда энгидрина исчезает в морских просторах, на душе становится спокойнее и сердце урезает свой ритм. Ведь одного укуса этой твари достаточно, чтобы отправиться с берега Бабочек в Океан Небытия.



Друзья помогают своим милым спутницам, а их зовут Катя и Варя, сесть в лодку Сапнеша, хмурые англичане уже в ней.

Сапнеш трогается в обратный путь. Красно-белая лодка подпрыгивает на волнах, солёные брызги бьют в лицо, ярко сияет тропическое солнце. Слева по борту гранитные скалы берега, справа в открытом море-океане резвятся дельфины.

И неудержимо вертится для всех колесо сансары – круговорота вечного рождений и смертей…

VI.

Питоны, крайты и кобры…

Энгидрина – это морская змея, редкая гостья на берегах Индии, а вот сухопутных змей в этой древней, загадочной и необъятной стране огромное множество. В Индии обитает чуть менее 300 видов змей, более 50 из них ядовитые.

Впрочем, не ядовитых тоже лучше обходить стороной. У индийских питонов нет яда, зато есть очень большие загнутые зубы, которыми они намертво вцепляются в тело своей жертвы, а потом душат её в ужасных объятиях своего сильнейшего мускулистого тела. Светлый тигровый, или индийский питон достигает в длину 6 метров, весит он при этом около 80 килограмм.

Среди питонов нет такого большого количества людоедов, как среди крокодилов, тигров, леопардов. Они не охотятся специально на людей, но лучше с ними не встречаться. Немало людей, особенно детей, они убили и проглотили.

А Саша хорошо помнит, что во время его прошлого посещения Индии питон сожрал совершенно взрослого и совершенно пьяного мужчину в штате Керала около винного магазина. Вот так реально змей поглотил пьяного человека, только не зелёный, как принято говорить, а светло-коричневый. Думайте после этого: быть или не быть, пить или не пить, и сколько пить?!

Этот случай стал известен по всей стране и за её пределами. Саше он особенно памятен тем, что на следующий день после этого трагического эпизода подобный питон заполз на территорию их отеля.

В Индии обитает и другой вид питонов – сетчатый. Этот монстр соперничает с южноамериканской анакондой за звание самой большой змеи мира. Приводились сведения о 12-метровых сетчатых питонах, но в последнее время регистрировали только 7 – 8-метровых.

Индийские питоны в дневную жару предпочитают прятаться в различных укрытиях, они ужасные короли ночи.

Таковы живые прообразы известного из «Книги джунглей» Киплинга питона Каа. Многим с детства хорошо запомнилась его охота на обезьян-бандерлогов. Живые питоны так обезьян, конечно, не гипнотизируют, но обезьяны, впрочем, также как и люди, испытывают к ним врождённый панический страх.

Сетчатый питон справится не только с ребёнком, но с любым, самым сильным мужчиной, если тот без оружия. Известны случаи, когда сетчатый питон пожирал не только коз и антилоп, а леопардов и даже юных тигров.

Один зоолог-любитель сумел запечатлеть на видео схватку сетчатого питона и королевской кобры. Питон задушил кобру, но и сам потом погиб от её яда.

Саша в своё прошлое путешествие видел королевскую кобру в серпентарии. Эти хладнокровные твари достигают в длину пяти с половиной метров, у них хватает яда для того, чтобы убить слона, а не то, что человека. После укуса слон умрёт через четыре часа, человек минут через десять-пятнадцать.

Охраняя своё гнездо с отложенными яйцами, кобры-гамадриады убивают любое живое существо, которое к нему случайно приблизится. Вылупившиеся из яиц змеёныши уже смертельно ядовиты.

Взрослые гамадриады поднимаются вертикально, раздуваю свой капюшон, на одну треть своего тела, то есть разгневанная змея грозно смотрит глаза в глаза высокому мужчине.

Но королевские кобры, к счастью, редко нападают на людей. А вот их более мелкие сородичи из семейства Аспидов, индийские кобры или очковые змеи нападают часто. Названы они так за характерный рисунок на своём капюшоне, напоминающий очки. А индусы верят, что это отпечаток пальцев Будды.

Очковые змеи – это грозная живая визитная карточка Индии, их используют в своих представлениях заклинатели змей. Но сейчас закон о защите дикой природы формально запрещает использование диких животных в коммерческих целях.

Впрочем, в европеизированном штате Гоа заклинатели змей никогда не пользовались большой популярностью, Саша в прошлый раз наблюдал их представления в штате Карнатака. Там есть потомственные заклинатели змей, которые из поколения в поколение передают свои специфические знания и умения, демонстрируют тайны общения со смертельно опасными существами.

А простое население, особенно в сельской местности часто страдает от укусов кобр. Но кобры перед атакой предупреждают, шипят, раздувают капюшон, дают шанс на спасение.

Другие змеи таким благородством не отмечены. Здесь обитают ленточные крайты, или голубые бунгарусы. Это темно-голубые с белыми полосками змеи длиной около полутора метров. В дневное время, в жару они неактивны и предпочитают прятаться в норах и других убежищах.

На охоту крайты выползают ночью, и в поисках крыс часто пробираются в человеческие жилища. Там они нередко жалят спящих людей. Укус крайта практически безболезненный, люди умирают во сне от остановки сердечной и дыхательной деятельности. Очень быстрый и незаметный переход от жизни к смерти. Впрочем, для индусов смерть – совсем не конец, смерть в индуизме – это развитие, переход на другой уровень в колесе сансары.

В Южной Азии широко распространены куфии, или копьеголовые змеи из семейства Гадюк. У них большие треугольные головы с ядовитыми зубами. Яд гемолитический, он действует на кровь и другие ткани организма, разрушает их, способствует неостановимым кровотечениям. Известно десять видов куфий с ядом различной токсичности. Куфии ведут преимущественно древесный образ жизни.

Очень много индийцев погибает от укусов эфы. Это маленькая змея длиной не больше метра. Она кусает индусов и днём, и ночью. Днём она может предупредить своё нападение характерными громкими звуками, похожими на треск раскалённой сковородки. Ночью она кусает без всяких предупреждений.

Здесь эфу называют «рана», и она широко и печально известна. Если не ввести специальную сыворотку, смерть от укуса практически неизбежна.

В Индии распространена гадюка Рассела, или цепочная гадюка, эта убийца занимает первое место среди местных ядовитых змей. На охоту за грызунами она выходит в сумерки и ночью, тогда же кусает людей. Цепочная гадюка очень агрессивна.

У Артура Конан Дойля в рассказе «Пёстрая лента» она выведена под названием болотная гадюка. Только знаменитый писатель неправильно описывает действие её яда. На самом деле оно не такое быстрое, как в рассказе, но от этого не менее ужасное. Смерть наступает из-за поражения почек и печени при страшных мучениях в течении недели.

Каждый год в Индии змеи кусают примерно полмиллиона человек, около 50 тысяч из них умирают. Такая страшная реальность в сказочной, волшебной стране. Ни в какой другой стране мира люди не страдают так от змей.

Больше всего это происходит во время сезона муссонных дождей, когда змеи стремятся в сухие места, соответственно ближе к людям. Тогда же, на 5 день новой луны священного месяца Шраван (конец июля – август) празднуется Нагапанчами (фестиваль змей). Индийцы чествуют этих смертельных созданий, преподносят им дары, восхищаются ими.

Ведь несмотря ни на что, не взирая на ежедневную опасность и тысячи смертей от змеиных укусов, даже случайное убийство змеи для индусов – это тяжкий грех, за которым последуют жестокие земные и небесные кары.

Змеиному культу в Индии уже 5 тысяч лет, его истоки ещё в Хараппской цивилизации дравидов. Арийская ведическая религия и культура наследовала его от древнейшего населения Индостана. Даже представить себе трудно такую седую древность, как Хараппская цивилизация, 3 тысячи лет до новой эры!

Раньше её на Земле существовала только цивилизация шумеров. Шумеры, кстати, без змей тоже не обошлись. В «Эпосе о Гильгамеше» траву вечной жизни похищает у Гильгамеша именно змей. Ветхий Завет потом заимствует тему происков злокозненного змея у шумеров.

В мифологии индуизма вселенская змея Шеша образует бесчисленные кольца, на которых покоится бог-охранитель Вишну в промежутках между Кальпами – периодами сотворения мира.

Шею бога-разрушителя Шивы обвивает мифическая кобра Васуки, покровитель нагов – полубожественных существ с головой человека и телом змеи. Наги олицетворяют тайные знания и высшую мудрость.

Живых змей Сергей и Саша, как и другие путешественники, к счастью, не встречают под ногами повсеместно, а вот их изображения здесь повсюду.

VII.






Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 30
Свидетельство о публикации: №1220515468217
@ Copyright: Евгений Ефрешин, 15.05.2022г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1