Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Почему Пёстрая корова не убила мачеху Хаврошечки.


Почему Пёстрая корова не убила мачеху Хаврошечки.

­­ Но сейчас тебе так же плохо, как и нам, потому что ты больше не можешь прорасти для своей Хаврошечки яблоней. Ты можешь только дать позорным волкам нефти, чтобы кукис-юкис-юкси-пукс отстегнул своему лоеру, лоер откинул шефу охраны, шеф охраны откатил парикмахеру, парикмахер повару, повар шоферу, а шофер нанял твою Хаврошечку на час за полтораста баксов… И когда твоя Хаврошечка отоспится после анального секса и отгонит всем своим мусорам и бандитам, вот тогда, может быть, у нее хватит на яблоко, которым ты так хотела для нее стать, пестрая корова.
Пелевин В. Священная книга оборотня.

Экономика, основанная на посредничестве, порождает культуру, предпочитающую продавать созданные другими образы вместо того, чтобы создавать новые.
Он же.

Невежда также в ослепленье
Бранит науки и ученье,
И все ученые труды,
Не чувствуя, что он вкушает их плоды.
Крылов И. А. Свинья под Дубом.

В этой статье я освящу тему престранной морали сказок и возможностей их персонажей. Все без исключения эпосы, сказки, россказни, придумки, небылицы, мифы, легенды, басни, – по сути, это слова-синонимы для одного понятия, - отражение исторических событий вокруг авторов, замаскированные в политических целях. И, если знать историю времени написания оных, то будет хорошо понятно, каких именно.

Пример – классическая «Божественная комедия» Данте Алигьери в трёх произведениях, а именно «Ад», «Чистилище» и «Рай». Если не знать, что все три произведения последовательно высмеивают тогдашнюю ситуацию в обществе, а также конкретных политических противников и даже сторонников с родственниками самого Данте, можно видеть в этом просто сказку.

Но это не так. Ничего и никогда не пишется просто так, «для развлечения только».

Культовое произведение «Волшебник страны Оз» в своё время ставленники тогдашней мафии пытались даже запрещать из-за… политического и видного всем современникам автора, Френка Баума, подтекста. Во-первых, она поделена на Розовую, Жёлтую, Голубую и Фиолетовую страны, в изумрудным город. Страна внутри страны – издевательское изображение отдельных штатов и разного законодательства, по сути, как в разных странах. Во-вторых, в виде шарлатана Гудвина, поставленного Виллиной – она сама проговорилась, что знает кто он, но для спокойствия всей страны и во избежание анархии с кровавой борьбой за престол помогла ему без упоминания деталей этой помощи, - королевой Жёлтой страны, был ясно изображён Авраам Линкольн, поставленный почти всемогущей в политическом плане на тот момент железнодорожной мафией, с её позволения и убранный.

Тем более, что народ Жёлтой страны – единственный, не названный и не появляющийся в произведении. Прямо как «невидимые люди», творящие в интересах этой самой мафии всё подряд.

Мало, кто помнит, что волшебная страна была в книжном цикле не одна, а несколько: Страна Эв, Страна Гномов, Страна Икс, Страна Роз, Страна Прыгунов, Страна Драчунов. Типажи описаны просто и очевидно: Драчуны - это мексиканцы и местные бандиты, Розы - это голландцы, Гномы - это золотоискатели и их корпорации в современном понимании этого слова, Эв - это англичане, Икс - это смешанное католическое население, Прыгуны - это искатели лучшей доли из криминала. Сама страна Оз тоже высмеивает голландцев в виде жевунов, католиков - в лице гилликинов, утопистов и социалистов – в лице кводлингов. А Изумрудный город – это и вовсе центральный бан США, ибо изумрудов было мало, и они тогда ценились больше алмазов, а крупные изумруды дороже алмазов того же веса и поныне.

И не раз указывалось на некоторое соперничество, хоть и не очень явно показанное, между ними всеми. Точное отображение борьбы за власть каждого штата в США. Что цензорам не нравилось, но сказочная сатира прижилась вопреки всему и пошла в массы.

И так во всех деталях всех сказок. «Чудесно затонувшая» Атлантида – это минойский Крит и его форпосты, а также город Гелика, погибший таким же образом. «Затерянный континент» Му – это буквально понятая придумка эзотериков и любителей сенсаций на основании рассказов жителей Тихого Океана, для которых кусок суши больше километра в поперечнике – уже «большой остров», материк.

Про затерянные цивилизации, погибшие больше тысячи лет назад, и так далее, говорить не особо буду, но дам небольшую подсказку. Пройдитесь без спешки по трущобам, где не было ремонта ЖКХ и зданий с 1990-х, и увидите, сколько реально простоять даже современные дома могут, не говоря уже о древних без цемента и коммуникаций с железобетоном. Просто-напросто в тех и иных регионах для захвата влияния в разные годы нужно было присутствие военных и строителей, которые как-то удобно появлялись там едва ли не сразу после «открытия» чего-то древнего и загадочного, типа защищать учёных и науку. Ага, ага, звучит правдоподобно, да? Как и то, что спонсором раскопок становились именно ведомства военной разведки, как в случае с военным офицером Раулисоном в Египте 19-го века и военным же разведчиком Картером в 1920-х, как-то легко открывшим гробницу Тутанхамона и не умершим от пресловутого «проклятья фараона» с рядом сторонников! Чего это их всех потянуло на открытия?

И да, сразу тут же на этом начинал зарабатывать туризм, что раскрывает всю «романтику» всего этого цирка. Как и то, что турфирмы дружат с военными, а их начальство часто - из «бывших» разведчиков.

Если не учитывать этот подтекст, то сказки покажутся бредом шизофреника, а персонажи – пациентами Ковалёвки. Расскажу на двух примерах подробно, на прочих – чуть короче, ибо современные молодые люди долго редко сосредотачиваются на текстах, для чтения которых нужно больше 2-3 минут. Их такое «грузит», им «напряжно»: дефицит внимания и сосредоточенности в так называемой современности просто повален. Отсюда и падение образования, хотя, по идее, Интернет должен был в этом помочь.

Итак, пример. Сказка «Пёстрая корова». Украденная у Золушки идея и персонажи, но немного добрее, чем оригинал. Впрочем, «Золушка» Андерсена украдена у итальянской сказки с тем же названием. Разумеется, написанная «со слов народных», как принято говорить в случае плагиата и отсутствия приличных литературных источников. Сюжет известен, приведу отрывок из сказки для иллюстрации:

«Осталась она сиротой маленькой; взяли её эти люди, выкормили и на свет божий не пустили, над работою каждый день занудили, заморили; она и подаёт, и прибирает, и за всех и за всё отвечает.

‎А были у её хозяйки три дочери большие. Старшая звалась Одноглазка, средняя — Двуглазка, а меньшая — Триглазка; но они только и знали у ворот сидеть, на улицу глядеть, а Крошечка-Хаврошечка на них работа́ла, их обшивала, для них и пряла и ткала, а слова доброго никогда не слыхала. Вот то-то и больно — ткнуть да толкнуть есть кому, а приветить да приохотить нет никого!

Выйдет, бывало, Крошечка-Хаврошечка в поле, обнимет свою рябую корову, ляжет к ней на шейку и рассказывает, как ей тяжко жить-поживать:

— Коровушка-матушка! Меня бьют, журят, хлеба не дают, плакать не велят. К завтрему дали пять пудов напрясть, наткать, побелить, в трубы покатать.

А коровушка ей в ответ:

— Красная де́вица! Влезь ко мне в одно ушко, а в другое вылезь — всё будет сработано.

Так и сбывалось. Вылезет красная де́вица из ушка — всё готово: и наткано, и побелено, и покатано. Отнесёт к мачехе; та поглядит, покряхтит, спрячет в сундук, а ей ещё больше работы задаст. Хаврошечка опять придёт к коровушке, в одно ушко влезет, в другое вылезет и готовенькое возьмёт принесёт.»

Теперь так же со сказкой о Золушке:

«Жил-был один почтенный и знатный человек. Первая жена его умерла, и он женился во второй раз, да на такой сварливой и высокомерной женщине, какой свет еще не видывал.

У нее были две дочери, очень похожие на свою матушку и лицом, и умом, и характером.

У мужа тоже была дочка, добрая, приветливая, милая – вся в покойную мать. А мать ее была женщина самая красивая и добрая.

И вот новая хозяйка вошла в дом. Тут-то и показала она свой нрав. Все было ей не по вкусу, но больше всего невзлюбила она свою падчерицу. Девушка была так хороша, что мачехины дочки рядом с нею казались еще хуже.

Бедную падчерицу заставляли делать всю самую грязную и тяжелую работу в доме: она чистила котлы и кастрюли, мыла лестницы, убирала комнаты мачехи и обеих барышень – своих сестриц.

Спала она на чердаке, под самой крышей, на колючей соломенной подстилке. А у обеих сестриц были комнаты с паркетными полами цветного дерева, с кроватями, разубранными по последней моде, и с большими зеркалами, в которых можно было увидеть себя с головы до ног.

Бедная девушка молча сносила все обиды и не решалась пожаловаться даже отцу. Мачеха так прибрала его к рукам, что он теперь на все смотрел ее глазами и, наверно, только побранил бы дочку за неблагодарность и непослушание.

Вечером, окончив работу, она забиралась в уголок возле камина и сидела там на ящике с золой. Поэтому сестры, а за ними и все в доме прозвали ее Золушкой.

А все-таки Золушка в своем стареньком платьице, перепачканном золою, была во сто раз милее, чем ее сестрицы, разодетые в бархат и шелк.»

И ещё часть, не менее важная:

«Золушка долго смотрела им вслед, а когда их карета исчезла за поворотом, она закрыла лицо руками и горько заплакала.

Её крестная, которая как раз в это время зашла навестить бедную девушку, застала ее в слезах.

– Что с тобой, дитя мое? – спросила она. Но Золушка так горько плакала, что даже не могла ответить.

– Тебе хотелось бы поехать на бал, не правда ли? – спросила крестная.

Она была фея – волшебница – и слышала не только то, что говорят, но и то, что думают.

– Правда, – сказала Золушка, всхлипывая.

– Что ж, будь только умницей, – сказала фея, – а уж я позабочусь о том, чтобы ты могла побывать сегодня во дворце. Сбегай-ка на огород да принеси мне оттуда большую тыкву!

Золушка побежала на огород, выбрала самую большую тыкву и принесла крестной. Ей очень хотелось спросить, каким образом простая тыква поможет ей попасть на королевский бал, но она не решилась.

А фея, не говоря ни слова, разрезала тыкву и вынула из нее всю мякоть. Потом она прикоснулась к ее желтой толстой корке своей волшебной палочкой, и пустая тыква сразу превратилась в прекрасную резную карету, позолоченную от крыши до колес.

Затем фея послала Золушку в кладовую за мышеловкой. В мышеловке оказалось полдюжины живых мышей.

Фея велела Золушке приоткрыть дверцу и выпустить на волю всех мышей по очереди, одну за другой. Едва только мышь выбегала из своей темницы, фея прикасалась к ней палочкой, и от этого прикосновения обыкновенная серая мышка сейчас же превращалась в серого, мышастого коня.

Не прошло и минуты, как перед Золушкой уже стояла великолепная упряжка из шести статных коней в серебряной сбруе.

Не хватало только кучера.

Заметив, что фея призадумалась, Золушка робко спросила:

– Что, если посмотреть, не попалась ли в крысоловку крыса? Может быть, она годится в кучера?

– Твоя правда, – сказала волшебница. – Поди посмотри.

Золушка принесла крысоловку, из которой выглядывали три большие крысы.

Фея выбрала одну из них, самую крупную и усатую, дотронулась до нее своей палочкой, и крыса сейчас же превратилась в толстого кучера с пышными усами, – таким усам позавидовал бы даже главный королевский кучер.

– А теперь, – сказала фея, – ступай в сад. Там за лейкой, на куче песка, ты найдешь шесть ящериц. Принеси-ка их сюда.

Не успела Золушка вытряхнуть ящериц из фартука, как фея превратила их в выездных лакеев, одетых в зеленые ливреи, украшенные золотым галуном.

Все шестеро проворно вскочили на запятки кареты с таким важным видом, словно всю свою жизнь служили выездными лакеями и никогда не были ящерицами...

– Ну вот, – сказала фея, – теперь у тебя есть свой выезд, и ты можешь, не теряя времени, ехать во дворец. Что, довольна ты?

– Очень! – сказала Золушка. – Но разве можно ехать на королевский бал в этом старом, испачканном золой платье?

Фея ничего не ответила. Она только слегка прикоснулась к Золушкиному платью своей волшебной палочкой, и старое платье превратилось в чудесный наряд из серебряной и золотой парчи, весь усыпанный драгоценными камнями.

Последним подарком феи были туфельки из чистейшего хрусталя, какие и не снились ни одной девушке.

Когда Золушка была уже совсем готова, фея усадила ее в карету и строго-настрого приказала возвратиться домой до полуночи.

– Если ты опоздаешь хоть на одну минутку, – сказала она, – твоя карета снова сделается тыквой, лошади – мышами, лакеи – ящерицами, а твой пышный наряд опять превратится в старенькое, залатанное платьице.»

И в обеих историях никто не обращает внимания на вопиющую странность положения падчерицы, совсем никто.

Первое. Почему, если у обеих девочек такие волшебные покровители, то они не избавят подопечных от издевательств и самих мучителей насовсем? Почему Пёстрая корова помогала Хаврошечке посредством потакания растущим капризам её мутантов-родичей, а не так, как помог бы любой нормальный человек, просто объяснив на примерах и чёткой логике что с ними всеми будет, если Хаврошечка хотя бы ещё раз пожалуется? Что так же помешало фее крёстной изначально напугать мачех своей силой, проучив чётко и конкретно, наглядно, навещая почаще для поддержания статуса, и наказать относиться к падчерице адекватно? Помогла она Лукреции – настоящее имя Золушки - лишь раз, и то откровенно по-издевательски, а до этого ей на судьбу крестницы было плевать с высокой вышки, выходит. Объяснений такому равнодушию, как со стороны живого отца, так и со стороны крёстной, нет совсем.

Второе. Почему, имея такую выраженную волшебную силу, с которой обычным людям явно не сладить, все они вместо захвата власти в мире прячутся по полям и лесам, являя себя лишь в отсутствии толпы? А Пёстрая Корова и вовсе по непонятной причине дала себя зарезать, обрекая Хаврощечку на потерю защиты, хотя реально она бы самих этих мутанток пустила бы на дрова, превратив их в поленья или что-то в этом роде.

В более раннем эпосе, например, волшебник вызывал страх и почтение, историческим дружинникам, князьям и богатырям часто приписывали именно дар ворожбы, а знатоки психологии, колонизаторы и проповедники, для устрашения жителей Нового Света и дикарей создавали себе именно репутацию колдунов и шаманов, которых исстари боялись больше просто воинов. Пример - Баранов, Александр Андреевич, правитель Русской Аляски. Чтобы устрашить тлинкитов, они же колоши, он приходил в их поселения, в кольчуге и листы железа под одеждой, и велел стрелять ему в сердце, после чего уходил с наглядно подтверждённой репутацией бессмертного и неуязвимого шамана. Его боялись и уважали все, даже самые агрессивные колоши, потому ему удавалось хорошо налаживать торговлю там, где «не колдуны» пускались на скальпы и черепные трещотки для ихних дикарских праздников.

Так почему же грозные колдуны, фея и Пёстрая корова, особенно, последняя, ведут себя столь странно, дико и ненормально с любой точки зрения? Про золотую рыбку, которая может сделать кого угодно царём и правит морями, но легко попадающаяся в сети рыбака и молящая её отпустить на любых условиях, можно сказать то же самое.

Если считать всё это просто сказкой, а не перенесёнными на такую манеру повествования реальные события, то это – просто бред выживших без ума людей под дурманом как «Алиса в стране чудес», которая точно описывает бред больного ребёнка под ландаумом – спиртовым раствором опиума, на минуточку, - который принимали в те времена именно как лекарства от нервов и головной боли. Не зря Кэрроллу потом врачи выговаривали, что нельзя описывать «приходы», тем более, детские.

Но ладно, одна или две сказки родились от «приходов», но не все же! А в каждой из них есть такие странности.

В той же «Сказке о рыбаке и рыбке» странностей ещё больше: 33 года рыбак-помор жил с женой в землянке, хотя все поморы тогда были относительно богатыми и никогда не были крепостными, что важно для того времени. И жили общинами в слободах или деревнях, где никаких землянок отродясь не водилось! В сказке соседи и гости, друзья, родственники не упоминались совсем, что очень странно, ведь «единоличников» тогда не водилось из-за суровости климата, это вам не США с их фермами. Да и те кучкуются, чтоб помощь соседей при беде была какая-никакая, если что. Не менее странным, что при патриархате, когда муж был главой семьи, старуха так себя вела, а старик это не менее странно терпел. Кто же они такие? И что за отношение у женщины к своему кормильцу? Тогда женщины не работали, жили дома, полностью завися от «проклятых мужиков-угнетателей», не то что в так называемой прогрессивной современности!

Вообще, в русских сказках с 19-го века и до 1917-го года эта черта видна чётко, что выделяет их из числа прочих: волшебные существа, которые показаны едва ли не всесильными, делающими что угодно по своему желанию спокойно дают себя ловить, брать в плен, и так далее.

Но, если знать, что сказки – замаскированная правда, становится понятным многое. Покровители-волшебники – это скрытое богатство, которое надо было прятать, иначе бы барину за «кражу» сдали свои же, как тогда было принято, и ради чего помещики вовсю насаждали круговую поруку. Волшебство – это сокрытие методов добычи этого самого богатства, а сами «сирые и бедные», которые сразу же приглядываются власть имущим, как Хаврошечка барину и Золушка принцу, это просто давшие кому надо взятку совсем не бедные и хорошо выглядящие люди. Подумайте, сами, кто из знатного сословия и просто уважающих себя людей при деньгах женится на первой встречной просто так? Без проверки, кто это такие, откуда, кто им родня, и так далее. В частности, дочь Генриха Восьмого Елизавета Первая, первая баба на троне Англии, превзошедшая и Ивана Грозного и своего отца в зверствах, за русского царя не вышла замуж по простой причине. Не родовит, всего лишь первый в династии, рылом не вышел. По той же причине Иван Грозный не захотел общаться со шведским королём из молодой династии Юханом Третьим.

Вот ответ Ивана Грозного на просьбу Юхана Третьего встретиться лично:

«Ты не хочешь послать нам послов бить челом, — мы удивлены, откуда у тебя такая гордость и сила взялась, что ты не хочешь согласиться на то, на что соглашался твой отец: отец твой весь свой век прожил, сносясь с наместниками, только разок под старость не захотел, — и как ему удалось это, ты знаешь! Отец твой с этим век прожил, а ты не хочешь, — видно, ты лучше отца, что места его не хочешь! Если не пришлешь послов — миру не бывать; нам же к тебе послов посылать не подобает. Мы из снисхождения к тебе пишем: если хочешь, чтобы мы тебя пожаловали и от сношения с наместниками освободили, то пришли к нам своих великих послов бить челом и отблагодари нас за это великим делом, насколько сможешь; тогда мы тебя пожалуем и от наместников освободим; а, не дав выкупа, ты у нас этого не добьешься.

А что ты писал к нам лай и дальше хочешь лаем отвечать на наше письмо, так нам, великим государям, к тебе, кроме лая, и писать ничего не стоит, да писать лай не подобает великим государям; мы же писали к тебе не лай, а правду, а иногда потому так пространно писали, что если тебе не разъяснить, то от тебя и ответа не получишь. А если ты, взяв собачий рот, захочешь лаять для забавы — так то твой холопский обычай: тебе это честь, а нам, великим государям, и сноситься с тобой — бесчестие, а лай тебе писать — и того хуже, а перелаиваться с тобой — горше того не бывает на этом свете, а если хочешь перелаиваться, так ты найди себе такого же холопа, какой ты сам холоп, да с ним и перелаивайся. Отныне, сколько ты не напишешь лая, мы тебе никакого ответа давать не будем.»

А всё потому что, хоть Иван Грозный – первый русский царь, но династия у него древняя, Рюриковичи, древнее династии Юхана Третьего в разы. Рылом не вышел король, не вышел происхождением с Рюриковичем общаться лично как с равным!

Вы думаете, кто-то отметил это как что-то особое? Нет такое было нормой в те времена до середины 19-го века, если что. И разве такая сословная спесь позволит какой-то там девке, Хаврощечке или Золушке, хоть последняя и из мелкого дворянства по происхождению, вот так запросто выйти замуж за кого-то родовитого?

Ответ очевиден: обе они явно не из бедных и неродовитых, а потом, выйдя замуж, можно оговорить жадных родных, чтобы не делиться потом с ними имуществом и вовсе спровадить на тот свет или лишить всего имущества в свою пользу. А про «сирых и убогих» говорили по простой, как мир, причине. Подати с богатства драли большие, и потому в бедны рядиться было очень выгодно, типа не моё, я не я, дворец у моря не мой!

В этом подтексте понятно и поведение старухи из пушкинской сказки, содранной с финской сказки «Жена рыбака». Она – беглая после гражданской войны в Финляндии той поры или вовсе опальная аристократка, а он – её верный холоп или просто слуга. Живут они тихо в землянке подальше от соседей, чтоб не поймали, отсюда и бедность, и тоска по временам аристократического образа жизни. Аналогичное испытывала и Кончита в классическом произведении «Юнона и Авось», только поэтому Резанов ей так и приглянулся. Богат, дворянин, как в её юности, в этом - весь сказ. Но старуха своего Резанова не нашла и отыгрывалась на привычном к такому отношению прислуге, как могла. Иначе почему у них не было детей, когда не было контрацепции? Старуха просто «не давала» своему якобы мужу, или была бесплодна, что тоже доброты женщине, для которое родить родовитого наследника очень важно, не придавало никак.

Цинично, но каждая сказка имеет подобный подтекст.



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ История
Ключевые слова: литература, правда, религия, сказки, подтекст сказок, психология,
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
Свидетельство о публикации: №1220109453819
@ Copyright: Старый Ирвин Эллисон, 09.01.2022г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1