Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Царская кровь


­


Если Семёна или Наталью Романовых спрашивали, а уж не царского ли они рода, то он, едва улыбнувшись шутке, ответствовал, что нет, конечно, ибо те Романовы были мучениками и страстотерпцами. За то и причислены к лику святых православной церковью были.

А у них в семье какая там святость? Он «шОфером» на грузовике работает, Наталья вообще дома с «дитями» сидит.

Она же рот ладошечкой прикрывала, смеялась коротко, а потом говорила, что в девках вообще-то Голицыной была (тоже, кстати, не последняя фамилия в нашем царстве-государстве), эт она по мужу Романова-то. Чего спрашиваете? Зачем фамилию поменяла? Как это – зачем? Или мы не крещёные! Нельзя, чтобы в одной семье и разные фамилии были: муж и дети, все семеро, стал быть, Романовы, а она, как приблудная какая-то,рядом?..

Чего спросили? Про детей? Да, семеро у них: три парнишоночка и четыре девки. Все разномастные, но конопатые одинаково. Наталья говорила, что это в неё они: она в детстве на дроздиное яйцо похожа была.

Кормильцем в доме был один отец, потому как из матери какая уж там работница. Дети, двор, дом – всё на ней. Хотя, справедливости ради, надо сказать, что детиромановские – золото. Первые помощники родителям и в доме, и во дворе, и в огороде. И послушные все как один.

ОбедатьСемён всегда домой приезжает. К этому времени всё уже готово, но за стол без отца не садятся. Когда к еде приступают, то процессом руководит он же – глава семьи:

- Миш, сопли-то в ложку не роняй, пересолишь…

- Варь, дочк, а ты с хлебом ешь, вкуснее будет, потому как мать пекла, а хлеб у неё всегда удаётся.

- Ну, как день ваш идёт? Всё ли мирно да чинно?

Наталья первая отвечает:

- Всё хорошо у нас, отец. Девчонки он какой борщ сварили. Я и не прикасалася. А мальчики во дворе чего-то там стучали-хозяйничали.

Тут Светка, самая досужая из сестёр, встревает:

- Ага, мирно! Стёпочканаш с Петькой Мышкиным подрался.

Отец молчит, только косой взгляд на Степана бросил, и тот отвечает:

- Да, папочкин, думаешь не обидно, что он Аньку нашу «хрЕновой царевной» назвал! Ты бы не дрался, что ли?

Отец чуть только бровью повёл и кивнул. Степан понял, что «конечно бы…»

Когда обед окончен и ложки облизаны, из-за стола не встают, а ждут, когда отец скажет:

- Нам с вами, Романовы, в жизни каждому по два раза повезло. Первый раз, когда мы родились и белый свет увидели. А во второй, когда наша мама нашей мамой быть согласилася, от так от, ребяты…

Первым из-за стола вскакивает Васенька, самый младший, ему скорополтораисполнится, бежит к матери, обнимает её за ноги и лопочет. Говорит он так, что только Светка его понимает и переводчиком в семье работает.

- Свет, чё Васенька сказал-то сейчас? – кто-нибудь из детей спросит.

- «Мамочка, - говорит, хулибашечка, дай я тебя«стрикну», - Светка отвечает.

- А «стрикну» - это чё?

- Чё-чё! «Поцелую» значит, чё непонятного-то!

- А «хулибашечка» тогда чё?

Светка молчит немножко, потом отвечает:

- Это самое хорошее, что он сейчас придумал.

Всё. Обед закончен. Все пошли жить до вечера.

А сегодня, с самого утра, Верка Петракова по делу пришла. Она в деревне-то нашей недавно, потому как за вдовца Петракова нашего замуж вышла старой девою и к нам в деревню перебралась. Вот теперь и старается во всю перед «молодым мужем» показаться как следовает.

- Я чё с утра заявилася, Наталья! Стирку тут затеяла, а мыла хозяйственного не хватит. Не одолжишь до завтрева? Мой купит и занесёт.

- А чё ж не одолжить-то, - Наталья отвечает, а сама у окна сидит, чулок овечий вяжет. Зима ведь скоро, а ног в доме восемнадцать. – Он там, у шкапике возьми…

Верка мыло взяла, понимает, что сразу уходить невежливо, потому на табуретку присела, короткий разговор завела:

- Твой-то где? На работе, ли чё?..

Наталья не торопится, от спиц вязальных не отрывается и говорит:

- Не, в город поехал…

- По делам или как? Ночевать там останется или домой воротится? – любопытствует Верка.

Легко так вздохнул Наталья, очами яркими синими в Веркину сторону сверкнула:

- Какое там – ночевать! С дитём-то на руках! Жду вот часа через два уже.

Веркины очи птичьи круглые ещё больше круглятся:

- С каким-таким дитём-то, Натаха?

Молчит Наталья, и Верка молчит. Слышно только, как часы настенные тикают. А в такт этому «тику-таку» кот, что на циферблате нарисован, по сторонам глазами стреляет. Наталья отвечает:

- Из Дома малютки позвонили, сказали, что отказничок появился, будем, нет ли брать-то.

Верка ахнула и почти закричала:

- Да куда ж вам! Своих семеро, ещё восьмого берёте, приблудного…

Хмурится Наталья и уже не так дружелюбно отвечает:

- Не приблудный он, а наш. Мы уже и имя для него с Сеней сочинили, Ильёй Семёнычем Романовым будет.

- Да чё вы удумали-то, Натаха! Их же матеря-кукушки почитай каждый день в чужие гнёзда подкладывают. Всех не обогреешь!

- Не, Вер, не каждый. Редко так бывает. В нашей с Сеней жизни только восьмой раз. А мы, чё ли, не русские люди, штоп за детей душою не болеть…



25.12.2021






Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 25
Свидетельство о публикации: №1211225451721
@ Copyright: Олег Букач, 25.12.2021г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1