Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

И жирный вопрос...


­И жирный вопрос...



Рассвет. Насколько я понимаю, рассвет – это красочное изменение утреннего неба от горизонта перед восходом солнца. Но сегодняшнее утро напрочь перечеркнуло данное определение и развеяло приятное воспоминание радужного настроения от вчерашнего вечера. Непроглядная серость и сырость. Свинцовый воздух и вода в заливе не редкость в этих местах. Ветер и дождь холодные и противные. Да и дождь, видно, лил всю ночь. Вставать в такую рань не было смысла. Укрывшись с головой одеялом, чтобы не видеть всё это безобразие, вспомнил потрясающий закат, не предвещавший такую погоду.

Вчера... А что, собственно, и было вчера такого знаменательного?Я с подругой юности и её дочкой Агнией провожали заход солнца в Булдырях, что совсем недалеко от Майори – маленького курортного городка на берегу Финского залива невдалеке от Юрмалы, где по совершенной случайности мы сняли комнаты в соседних домах. В купальный сезон местные жители охотно сдавали в съём комнаты отдыхающим из-за недостатка мест в гостиницах. Во-первых, это было дешевле и уютней. Не мелькали лица перед глазами. Можно было уединиться от массы отдыхающих. Во-вторых, всегда свежие, чудесные молочные продукты.

В последний раз мы вместе с Ритой были здесь в компании друзей лет двенадцать назад. Сразу после окончания Латвийского университета. Неделя отдыха и в новую жизнь. Кто куда. Разъехались по весям страны, кто где нашёл работу, или просто был приписан по распределению.Рита уехала в Новосибирск. У неё намечалась диссертация при Новосибирском университете, а мне досталось место на знаменитом ВЭФ. Та неделя запомнилась на всю жизнь. Но, конечно, не всё – молодые, без пап с мамами и без тормозов.

Я был очень рад неожиданной встрече. И Рита, как мне показалось в первый момент, тоже. Столько лет не виделись.

К этому времени уже успел развестись. Любовь, оказывается, весьма обманчивая штука. Что-то пошло не так во взаимопониманиях. Как говорится, первый блин... Но и комом его не назовёшь. Впечатления растаяли в рижском тумане без сожаления.

Зато работа гипнотизировала, и её было много. Много удовольствия. Кто бы мог подумать двенадцать лет назад, что от РАБОТЫ можно балдеть. Знаний университета не хватало. Пропадал в библиотеке, как в студенческие годы, только с несоизмеримым интересом. И вопросы с женитьбой даже не стояли на горизонте.

И вдруг Рита. В универе мы были просто друзьями. Я её выделял среди остальных девчат, но не ближе, чем друга. Тогда другое было главное в голове, или... или всё ещё был мечтатель недоразвитый. И не замечал отношения Риты к своей персоне. Скорей всего, не осознавал такой возможности. Разъехались, и забыл о ней вскоре после начала работы на заводе.



Непривычное состояние долгого валяния в кровати, заставило одеться, натянуть свитер и выйти на воздух. Сырой воздух сразу очистил лёгкие. На террасе соседнего дома одинокий силуэт Риты в накинутом пиджаке вызывал невольно жалость. Она, съёжившись, пожимала плечами.

– Тебе холодно? – Проговорил я, бесшумно подойдя к ней и обняв её ссутулившиеся плечи. – Я рад тебя видеть. Ты давно приехала в Ригу? У тебя взрослая дочь, и так на тебя похожа. Завидую.

– Не стоит завидовать? Вредная, не слушается, считает, что я полный отстой. – В её голосе прозвучали незнакомые нотки.

– Не стоит волноваться. Вспомни себя.

– Я такой не была. У нас в доме был уважительный тон в законе. Никогда никто не поднимал голос. Как ты здесь оказался?

– Даже не знаю. Что-то толкнуло приехать. Какая-то неведомая причина. Я искал Машу, но не нашёл. Помнишь её? Или забыл дом, или она уехала. Вот, пришлось постучать в другую дверь.

– Нет больше Маши. Умерла она. Я у неё останавливалась трижды с маленькой Агни. Она с меня даже не брала денег за проживание. Рак её убил. Жалко. Добрейшей души человек.

– Прискорбно. Помню, как она мне сказала: “С вами я вернулась в свою юность.” Она мне чем-то напоминала мою маму, только в более молодом возрасте. Добротой глаз, наверное. И участием. А перед отъездом, не поверишь, пожелала счастья с тобой. Странно...

– Пойдём по домам. Мне холодно. – Рита, отстранившись, даже не обернувшись, забежала в дом.

Недоумённо пожав плечами, тоже было направился к себе, но что-то меня остановило. Почему Рита не рада встрече. У нас никогда не было разногласий. Всё, как говорят сегодняшние, тип-топ. И Агни была более чем рассудительна в беседе для своих одиннадцати лет. Неужели это воздействие хмурой погоды. Странно. Главное, непонятно, что не так... И эта реакция на упоминание имени Маша. Мысли прокручивались в сознании, совершенно не интересуясь моим мнением.

– А что, собственно, произошло двенадцать лет назад?! – Обратился я в слух сам к себе. – Только однажды дали волю спиртным напиткам. Утром я почему-то проснулся в комнате Маши на диване. А Женька, этот пройдоха, умудрился уснуть в гамаке. Слава Богу, один.

– Борис, – обратилась ко мне Агни, – неожиданно появившись сзади. – А Вы часто беседуете сами с собой. Я так же разговаривала, когда играла с куклами. Но это было давно. Смешно даже.

– Нет, Агнишка. Ты не знаешь, что с мамой. Она такая хмурая с утра.

– Это не мама. Рита – моя любимая сестра. Все думают, что я её дочка. А моя мама Маша. И Ритина. Только папы я никогда не видела.

– Агни, зайди в дом. Оставь Борю в покое, – послышался голос Риты.

– Вот так всегда. На самом интересном месте, – только и успела проговорить девочка, как Рита, появившись в дверях, пригласила нас к завтраку.

– Я сейчас вернусь, только зубы почищу.

На самом деле меня почему-то взволновала фраза Агни о своей матери. Мы и не знали, что Рита из этих мест. И почему она тогда не познакомила нас с Машей, как с мамой? Как мне теперь продолжить разговор при Агни? Мысли путались, но и не вернуться нельзя.

“Неудобная ситуация”, – вырвалось вслух. Быстро прополоскав рот и освежившись каким-то одеколоном, засеменил к дому Риты.

Агния уже доедала свой бутерброд, запивая молоком, и, по-видимому, уже достала маму своими вопросами обо мне.

– Хватит болтать, говорушка, – ласково погладив сестрёнку по голове, Рита повернулась в мою сторону. – Ну, и где ты так долго? Тебе чай или тоже молока? – В голосе уже не звучали тревожные нотки. Стало явно уютней.

Когда Агни вышла на улицу, Рита, стараясь не смотреть мне в глаза, вдруг решила рассказать историю своей жизни. Видно было, что ей тоже непонятны многие вопросы, поставленные временем с их недомолвками.

– Я не сказала никому, что Маша – моя мама, по причине неудобства ситуации, в которую она попала. Мама лишилась работы, и съём квартиры в то время был единственным заработком. Слава Богу, никто не заподозрил обмана. Только если Евгений, возможно, мог услышать нашу беседу во дворе. Но, к счастью, он, как поросёнок похрюкивал в гамаке.

Рита успокоилась, чему-то улыбнувшись, и, наконец, подняв глаза и смахнув неизвестно по каким причинам упавшую слезинку, проговорила:

– Я не знаю, что на меня нашло вчера. Я просто не была готова к встрече и ещё твоё упоминание имени мамы. – Рита снова, опустив глаза, продолжила. – Я вернулась домой через полгода на неделю по звонку нашего соседа. Маме нездоровилось, а она мне об этом не сообщала. Можешь представить моё удивление, когда я увидела маму беременной. Что, когда, от кого – от неё добиться было нельзя. Только улыбалась, светясь счастьем. Она у меня была такая заботливая, добрая..., и несчастная. Своего отца я никогда не видела. Я появилась на свет, когда маме не исполнилось и шестнадцать. И всю жизнь она одна занималась мной. Пусть это и звучит напыщенно, но мама – моя путеводная звезда. Нельзя забыть её отношение к жизни, безмерную любовь. Стараюсь с Агнюшей жить, как она со мной.

Что творилось в душе Риты, представить трудно. Ей просто нужны были другие уши. Всё рассказать и немного успокоиться. И, как мне показалось, ей импонировало, что этим человеком по странной случайности оказался я.

– На работе в Новосибирске со вниманием отнеслись к моей ситуации. – Рита, как школьница, перебирала край скатерти от волнения. У неё снова навернулись слёзы. – Мамин организм не выдержал во время преждевременных родов, а девочку спасли. Я назвала сестру Агнией. Мама очень любила книги Барто. Часто перечитывала их, пока я не научилась читать.

– Рита, зачем ты придумала вчера какие-то глупости о маме?

– Я просто растерялась. Прости. Дура – она и есть дура.

– Так ты до сих пор не знаешь, кто отец Агнии? Очень странная история. И это последнее твоей мамы пожелание разделить счастье с тобой. Не укладывается ни в какие рамки. Ты когда назад?

– Послезавтра. Мне завтра надо зайти за выпиской в университет. Кстати, не посидишь с сестрёнкой? Не хочется её таскать по электричкам. Да и побыть с самой собой наедине не помешало бы.

– Не беспокойся. Буду рад.

Рита вышла во двор за Агнией. Уже стемнело, и мы за разговором забыли о девочке.

– Агнюша, заходи, уже прохладно и скоро спать. Чай попьёшь? Можно ты завтра останешься с Борисом? Мне надо ненадолго в Ригу. Ты не против?

– Боря, а ты мне купишь мороженое?

– Купишь.

– Только фруктовое.

– Агни , как тебе не стыдно?!

– Мужчина должен ухаживать за женщиной.

– Ну-ка, женщина, топай спать. – Рита потрепала сестрёнку по волосикам. Она точно заменила ей маму. Некая зависть сдавила душу. У меня никого. Один, как перст. Уже тридцать четыре, а в голове вопрос и не стоит. У Риты дочь, пусть и сестра. Сердце занято этим дорогим существом. Ей тоже тридцать четыре, но больше двадцати пяти и не дашь. Неужели заботы скрашивают и молодят женщину настолько.

– О чём задумался? – Вопрос Риты вернул к действительности. Я вздрогнул от неожиданности.

– Боря... Что с тобой?

– Прости. Думы горькие. У тебя такая неожиданно приятная, даже не знаю как сказать, обуза, что ли... Пусть это слово толкуется плохо, но в данном случае истинно тебе завидую. А я гол как сокол. Ты была замужем?

– Почти.

– Почти? В каком смысле?

– На вопрос регистраторши ответила “нет”. Агни было уже четыре. Я всё время оттягивала разговор с женихом о сестрёнке и только под венцом поняла, что это не мой человек. Какая уже разница, даже если я и ошиблась. Всё, достаточно. Завтра рано вставать.



За завтраком с Агнией пришлось попотеть от её вопросов. Бедная Рита. Буквально бесконечными вопросами был зажат в угол.

– Вот, я видела: вчера мама тебя поцеловала, когда ты уходил. Ты что чувствовал – приятное или неприятное? Я поцеловала в щечку Петьку из нашего класса, так он сказал, что я дура. А у вас как?

– А у нас никак. Просто так принято.

– Ты что, со всеми целуешься? А почему ты на маме не женился? Она уже хотела пожениться, а потом раздумала. И правильно. Он мне тоже не нравился. Моего куклёнка куклы тоже не любят. Мне его жалко.

Слава Богу, сменила тему и ушла от щекотливого вопроса.

– А когда мама рожать будет, она тоже умрёт? – Час от часу не легче.

– Ты совсем забыла о своём мороженом. Собирайся, заодно и прогуляемся на холмах. Там красиво и виден залив.

– Рита говорит, что если ты что-то решила, надо сделать. Жаль, мы уезжаем. Мог бы побыть папой немножко.



Странная штука жизнь. На ровном месте словно споткнулся об её угол, и былая поначалу устроенность вдруг показалась жалким существованием, а трудности Риты – счастьем.

– Ты опять думаешь о Рите, а гуляешь со мной. – Агни взяла меня за руку, заставив к ней повернуться. – Рита сказала, что я тоже женщина. Я тебе нравлюсь? А тебе какие нравятся, молодые или старые?

– Интересные, умные. И не страшные, конечно, – удивившись своему ответу, сел

перед ней на корточки. – Такие, как ты.

– Боря, ты мне подходишь. Я сестру науськаю, и она на тебе женится. Так ты хочешь, чтобы я стала твоей дочкой?

Где же Рита? Больной вопрос в её доме. Ох, и зауськает она бедную.

– А ты знаешь, что такое уськать?

– Нет. Рита знает. Она умная. И красивая. Я вырасту и тоже буду такая. – Агни смешно почесала нос. Совсем как я. Надо же. И почесал свой нос таким же образом. – Дразниться некрасиво. Нам в дом нужен мужчина. Когда я с Ритой смотрю телек и там разговаривают одни женщины, это неинтересно. Только платья и мужчины. Я не люблю такое кино.

Наконец, на горизонте появилась Рита. Спасительница. Не дав Агни открыть рот, стал расспрашивать Риту о поездке и, сославшись на необходимый звонок, вернулся домой. Жаль, что у Риты не сын. Признание себе в своём интересе к ней, навеяло романтическое настроение. У любви как у любого действия есть причинность и следствия. Причины обычно разные, а следствие всегда одно, успокоил самого себя и решил поспать. Послезавтра тоже домой.



Быстро работа вернула жизнь в своё русло. Первое время вспоминал Риту. Единственно что не мог понять, так это её некоторое ко мне пристрастие с одной стороны и отчуждённость с другой. Забавная дочь и слёзы на глазах не совмещались с радостью восприятия жизни. Но постепенно явь затянула. Случай вспоминался просто как интересный эпизод, потерявший налёт романтики.

Где-то через полтора месяца получил из Новосибирска письмо. В конверте выписка о сравнительном ДНК Агни и моей. Сто процентов совпадения. И жирный вопрос.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 27
Рейтинг произведения: 3
Свидетельство о публикации: №1211220450967
@ Copyright: Валерий Шурик, 20.12.2021г.

Отзывы

Борис Гольдин     (25.12.2021 в 05:00)
Валера, поздравляю!
Интересный рассказ.
С уважением,
Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1