Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Ударить ножом


­­Автобус с омоновцами остановился на въезде в Моздок. Это была последняя остановка перед пересечением административной границы с Чечней. Бойцы выходили, разминали затекшие ноги, закуривая и оглядываясь по сторонам. Покурив, парни тянулись в сторону придорожного кафе. В ожидании заказа, кто-то сидел за столиками, некоторые прохаживались рядом, разглядывая ларьки вдоль дороги.  Под самодельными навесами располагались прилавки с разным товаром. В основном это была военная амуниция и бытовая утварь. Рядом стояла палатка с холодным оружием. Красивые ножи притягивали взгляд особо. Стоили они не дешево, но щедрые командировочные «жгли карман», подталкивая парней к незапланированным тратам.

Заказав еду, Сергей, стоял у прилавка, разглядывая клинки. Он брал их в руки один за другим. Вытаскивал из ножен, трогал затейливую гравировку. Омоновец прекрасно понимал, что это не оружие, а всего лишь красивая безделица. И дело было ни в качестве клинка или крепости рукоятки.  За годы службы в горячих точках, на срочной в ВДВ или в ОМОН, Сергей ни разу не сталкивался с боевым применением холодного оружия. Именно поэтому, нож на поясе не рассматривался им, как часть боевого арсенала бойца. Но не зря же говорят, что взрослые отличаются от детей тем, что у них, просто, другие игрушки! Немного поторговавшись, он купил нож, который тут же повесил на ремень.

Место дислокации отряда находилось в самом Грозном, в районе площади «Минутка». Двухэтажное здание бывшего детского садика было укреплено, заложенными мешками с песком оконными проемами и линией окопов по периметру. Бойцы обживали кубрики в глубине здания, стремясь максимально обезопасить себя от обстрелов. Служба омоновцев состояла в обеспечение пропускной работы блокпоста на выезде из города и охрану самих себя. Выезды на спецоперации были не частыми и, до времени, обходились без боестолкновений. Рутина всего происходящего навевала на Сергея все большую скуку. Именно поэтому, просьба командира съездить с документами в Моздок была встречена Сергеем на позитиве.

- Серега, ты здесь все ходы и выходы знаешь, съезди в штаб надо подтолкнуть одно дельце. Нам должны выделить электрогенератор. Чтобы документы не затерялись – отдай в руки, кому следует, и попробуй максимально ускорить получение.

Сказано – сделано. Отрядный УАЗик, отвез Сергея на аэродром Северный. После оформления документов, его внесли в список вылетающих на Моздок. Перед посадкой на «вертушку», как и договаривались, командир взвода забрал у Сереги автомат. Ходить по мирному городу со стволом наперевес не было совершенно никакой необходимости. По возвращении, ребята, конечно же, должны были его встретить. Закинув через плечо сумку с документами и сухпайком, Серега погрузился на вертолет.

Перелет прошел нормально. С аэродрома в пригороде Моздока, до штаба Серега решил пройтись пешком.  Идти было не близко, но прогулка по тихим улицам доставляла удовольствие и совершенно не тяготила. Разыскав службу обеспечения, омоновец представил запрос на оборудование. Армейский подполковник был доброжелателен и конкретен.

- Вообщем, смотри, очередная колонна с материальным обеспечением будет сформирована и отправлена через пять – шесть дней. Либо ты сейчас улетаешь и тогда, будешь получать генератор в Грозном, либо, дождешься, сядешь старшим машины и вместе со своим генератором приедешь колонной.

- А где здесь, жить?

- Расположишься в «ветряке». Питаться будешь с водителями.

- В «ветряке»..?

- Ну, это так, общага для водителей называется. Ну, что? Годится?

Сергей пожал плечами и записал адрес общежития. Перспектива почти недельного проживания в Моздоке не сильно его радовала. Но и кубрики в Грозном были вполне себе надоевшей реальностью. Уточнив направление, он пошел искать «ветряк».

Общежитие располагалось в отдельно стоявшем здании старого клуба. Просторное помещение с высоким потолком было заставлено двухъярусными железными кроватями. Некоторые были застелены, но больше половины стояли с голыми панцирными сетками. Рядом со сценой расположились грубо сколоченные столы, на которых стояли металлические котелки, миски и кружки. Несколько парней лежали в одежде на кроватях. Бросив сумку на незастеленную койку, Серега лег на железную сетку.

Ближе к вечеру, помещение стало наполняться народом. Приближалось время ужина. Раздача еды происходила из полевой кухни на улице. Получив щедрую порцию гречки с тушенкой и кружку чаю, Сергей прошел к столу. То там, то здесь, военные выкладывали на стол колбасу, зелень и ставили водку. Буднично разливали и выпивали не чокаясь.

Парень, сидевший рядом, коротко расспросил омоновца, кто он и предложил выпить. Сергей отказался от водки. Пить совсем не было настроения, а вот матрас и подушка не помешали бы. Новый знакомый показал в сторону подсобки, где лежали скрученные матрасы. Они были сомнительной свежести, но, конечно, лучше чем голая панцирная сетка. Сергей лег и сразу задремал.

На сон омоновец никогда не жаловался. Он был из тех людей, разбудить которых можно только стрельбой из пушки. Но в этот раз поспать ему довелось лишь несколько часов. Невероятный шум разбудил его среди ночи. В «ветряке» на полную катушку надрывался магнитофон. Сигаретный дым плотной пеленой висел над столами, затушевывая происходившее на сцене. А там, несколько женщин и пара военных, под одобрительные пьяные вопли отжигали в полуэротичеком танце.

То ли от грохочущей музыки, то ли от табачного дыма, голова Сергея, практически сразу стала наливаться тяжестью. Полежав еще с полминуты, он поднялся и пошел на улицу. Проходя мимо подсобки, он брезгливо поморщился от характерных звуков полового акта, доносившихся из-за неплотно прикрытой двери. Выйдя на улицу, он глубоко вдохнул летний воздух. Лишенная дневного зноя, прохлада ночи несколько освежила тяжелую голову.

Возвращаться в помещение не хотелось, но до утра было еще далеко. Не стоять же на улице? Сергей зашел внутрь «ветряка». Вакханалия с плясками на сцене, не просто продолжалась, она перерастала в какое-то совсем уж безумное зрелище. Одна из девиц начала раздеваться. Скинув блузку, в одном белом лифчике она перешагнула со сцены прямо на стол. Вопли военных, которые и так-то были на предельной ноте, переросли в одобрительный рев.

Неуклюже вышагивая между кружками и мисками, девушка попыталась танцевать на столе. Через несколько секунд она стащила бюстгальтер и стала размахивать им над головой. «Ветряк» окончательно трансформировался в «вертеп». Здоровенный детина с рыжей бородой подскочил к столу раскинув руки. Девица упала со стола в его объятия. Под завывания и улюлюканье компании парочка неровным шагом удалилась в подсобку…

Пьянка начала затихать только через пару часов. Проститутки, еле живые от количества выпитого и обслуженных клиентов уехали на такси. Самые стойкие вояки продолжали сидеть за столом. Они курили, догоняясь водкой до бесчувственного состояния.  К пяти утра на ногах не осталось никого. Свет в помещении продолжал гореть. Уснуть Сергею, так и не удалось.

Проворочавшись пару часов, он встал и, закинув за плечо сумку, потопал в сторону штаба. Бессонная ночь совершенно выбила его из колеи и кардинально повлияла на планы. Перспектива пожить неделю в «ветряке» вызывала отвращение. К штабу он пришел в начале восьмого утра.  Дождавшись знакомого подполковника, Сергей объявил, что улетает в Грозный и груз получит на месте по прибытии колонны.

- Боюсь, дружище, что ничего у тебя не получится. Только что сообщили, что под Грозным вертушка упала. Все полеты отменены.

- Вот блин! Сбили или что-то с техникой?

- Пока подробностей немного, но факт, что тебе не улететь. Так что, сиди здесь, дружище. Поедешь колонной. Точную дату и время я тебе сообщу…

Выйдя из штаба, Сергей задумался. Денег у него с собой было немного. На съем жилья их едва ли хватит, да и тратиться на это совсем не хотелось. Перспектива возвращения в «ветряк» отбрасывалась им напрочь – вторую такую ночь он просто не вынесет. Особо ни на что не рассчитывая, Сергей пошел в сторону аэродрома.

Придя на место, он сунулся со своими документами, для внесения его в полетный лист. Подполковник не ошибся – полеты были отменены. Положение становилось совсем уж кислым. Разговор с другими военными, которые ожидали вылета, лишь усугубил картину. Вылетов не ожидалось в течении нескольких дней.

Почти весь день, Сергей слонялся по аэродрому. Безысходность ситуации усиливалась, но возвращаться в город не хотелось. Ближе к вечеру он услышал шум винтов и увидел вертолет. МИ-8 заходил на посадку. Слабая надежда затеплилась, рождая вопросы. Вернулся откуда то или прилетел за кем то? Сергей внимательно смотрел по сторонам. Если это «за кем то», то главное не прозевать пассажиров и договориться со старшим. Вертолет стоял на полосе и не глушил двигатель – верный знак, что пассажиры, где то рядом.

Практически сразу, Сергей увидел группу спецназа, которая готовилась к погрузке. Тяжело экипированные бойцы выдвинулись на взлетную полосу. Быстрым шагом омоновец бросился вдогонку. Догнав парней, он, не очень понимая, кто здесь старший, обратился сразу ко всем.

-  Парни вы в Грозный?

Его вопрос проигнорировали. Группа приближалась к вертолету. Досада, от ускользающей надежды на отлет, толкала к более напористым действиям. Терять было нечего.

- Парни, вы что – языки проглотили? Сложно ответить?

Один из спецназовцев, не отвечая на вопрос Сергея, подал команду:

- Так, проверили экипировку. Готовимся к погрузке.

Старший группы, прошел к пилотам с полетным листом. Коротко переговорив, он скомандовал бойцам начинать погрузку. Сергей, теряя надежду, подошел к нему.

- Звания не знаю твоего, братишка, очень надо в Грозный… Вы ж, до Грозного летите?

- У меня двадцать пять человек с амуницией. Ты понимаешь, что это перегруз для вертушки?

- Ну, перегруз – не перегруз, давай я с летунами договорюсь. Если они добро дадут, ты то – не против?

- Мне так-то, похеру, но тебя же в полетном листе нет?

- Мои проблемы! Сейчас все порешаем!

Спецназовец махнул рукой. Сергей скрылся за вертолетом. Решать какие-то вопросы с летчиком он не собирался. Постояв с минуту, вне видимости спецназовца, он вернулся.

-Все нормально! Водила дает добро! Я с вами!

Аммуниции было много, и перегруз вертушки, был предельный. Люди сидели, как сельди в бочке, но Серега был рад. Плюс-минус, через полчаса он будет в Грозном, а еще через пару часиков завалится в родной кубрик. Вообщем, прощай сумасшедший «ветряк» с пьяными водилами и безумными проститутками. Настроение возвращения домой, переполняло довольного омоновца…

Долетели без происшествий. Площадка приземления на окраине Грозного была Сергею незнакома.  На улице начинали сгущаться сумерки. Спецназовец, глянув на безоружного Сергея  и, несколько неожиданно, проявил участие.

- Тебе, вообще-то куда?

- В районе «Минутки» наше расположение. Не могу сориентироваться – мы сейчас где?

- Мы сейчас совсем в другом конце города. Короче говоря, темнеет уже, давай к нам в расположение. Свяжемся с твоими – утром тебя заберут.

Все это прозвучало крайне резонно и убедительно. Но иногда, как говорится, что люди не ищут легких путей. Торопливость в принятии решений толкает их на опрометчивые авантюры. Именно это и произошло с Сергеем.

- Здесь поблизости есть пост с омоновцами?

- Да, здесь рядом. Вот за эти зданием дорога и там, метром двести до поста. Ты уверен? Оставайся до утра…

- Все нормально! Я с ментами договорюсь, они мне помогут… Спасибо, братишка, что на вертушку взял меня! Должен буду!

Сергей скорым шагом, пошел в сторону полуразрушенного дома. Ночь накатывала все быстрей. Спецназовцы остались за углом. Отсутствие автомата на плече рождало неуверенность. Сергей с неприязнью отметил в себе характерные беспокойные чувства. Он начал высматривать дорогу с блок-постом. Ни того ни другого не было. Коробка пустынного двора напрягала неестественной тишиной.

«Двести метров… Двести метров… Блин! В какую сторону-то, эти двести метров!».

Сергей обошел кругом пару зданий, понимая, что внутренняя неуверенность растет. Он уже совсем хотел вернуться на площадку, где приземлилась вертушка, но внезапно услышал шум транспорта. За углом очередного строения ему открылась широкая дорога с довольно типичным блок-постом. Облегченно выдохнув, Сергей направился к парням в знакомой экипировке. Дежурившие на посту омоновцы, на приближающегося человека с сумкой отреагировали с улыбкой.

- Ты откуда, такой «налегке» нарисовался, братишка?

- Здорово, парни! Видели «вертушка» приземлилась? Со «спецами» я прилетел из Моздока. Мне, короче, на «Минутку» надо. Можете меня с какой-нибудь попуткой отправить?

- Так-то бы можно, но темно уже, сам видишь – машин нет. Давай оставайся до утра. Утром все порешаем…

Сергей посмотрел на пустую дорогу. Сумерки сгустились, и желающих ездить по ночному Грозному не было. Ему предложили пройти в вагончик за бетонными блоками, сказав, что позовут, если появится какая-то оказия до «Минутки». В помещении все было просто и аскетично. Растянутся на кровати в родном кубрике, было бы конечно, приятней, но что ж поделать.

Не успев расположится в вагончике, Сергей услышал звук подъехавшей машины. В голове промелькнула мысль насчет попутки. Дежуривший на улице омоновец зашел внутрь.

- Короче , повезло тебе, ребята как раз туда едут! Давай, по-быстрому!

Сергей схватил сумку и выбежал на улицу. Посмотрев на машину, он с недоумением обернулся к постовому. Вместо ожидаемой «брони», УАЗика или тентованного грузовика, на дороге стояла видавшая виды Жигули - «шестерка». Еще большее смущение вызвало то, что за рулем и рядом с водителем сидели чеченцы в гражданской одежде.

- Давай, братишка, до «Минутки» тебя парни докинут!

Сергей вопросительно глянул на омоновца. Ехать с «чехами» по ночному Грозному не входило в его планы. Он оказался в затруднении. Судя по всему - уверенность постового, должна была, что-то означать. Но что? Может это его хорошие знакомые? Не могут же они меня к первым встречным посадить? Или они тут совсем тупые?

Эти мысли пронеслись в голове за доли секунд. Неуверенность Сергея застряла в одной точке, не разрешаясь ответами, но и не усиливаясь критически. Пауза затягивалась. Вместе с паузой, внутри Сергея нарастали паскудные, в своей противоречивые чувства. С одной стороны, это был инстинкт самосохранения, а с другой, как бы, стыд за свое малодушие. Что-то надо было делать. Молча, с туманным осознанием, совершаемой ошибки, Сергей сел на заднее сидение. Машина тронулась. Блок-пост исчез за поворотом.

Сумерки сгустились в полноценную тьму. Освещения в разрушенном городе не было и Сергей, интуитивно пытался понять маршрут движения. В машине висела напряженная тишина. Через некоторое время в свете фар стали появляться знакомые Сергею здания, центра города. Эти места он неплохо знал. Оставшийся маршрут движения до площади «Минутка», по центральному проспекту, четко вырисовался в голове. Внутреннее напряжение стало уходить.

Водитель перекинулся с приятелем несколькими словами на чеченском. Автомобиль резко свернула направо. Этот уход с понятного маршрута несколько озадачил Сергея.

«Куда это мы?»

Темные многоэтажки заканчивались – машина въезжала в частный сектор. Первоначальная неуверенность стала оживать. Омоновец напряженно вглядывался в свет фар за лобовым стеклом. Мужики спереди обменялись еще несколькими фразами на чеченском. Деловитая, жесткая тональность коротких словосочетаний усилила тревожные сомнения. Смутные предположения и догадки трансформировались в очевидную реальность. Понимание происходящего навалилось внезапно и вдруг, со всей силой фатальной неотвратимости.

«Завозят! Пи….ц, приплыли!»

В голове промелькнули кадры с изъятых кассет, которые Сергей привез из прошлых командировок. На тех страшных видео, были допросы с избиениями, пытки и казни военнослужащих боевиками. Сомнений в том, что он влип, не было никаких. Мысли лихорадочно скакали в голове пытаясь найти выход из тупика. В какой то момент, омоновец попытался приободриться логикой понятных доводов.

«А что это, они такие смелые, блин,? Ладно, автомата у меня нет, но они ж не знают – может у меня ПМ* в кармане?»
Это было слабое утешение. Боевики может и не знали, но он-то понимал, что никакого пистолета в кармане нет. Выхода не оставалось, надо было бороться или, как минимум, попытаться подороже продать свою жизнь. Ощущение тупика толкало на отчаянные действия. Стараясь двигаться как можно естественней, он нащупал нож на поясе. Медленно вынул его из ножен и зажал в правой руке. Машина выехала в пригород.




«Других вариантов уже не будет. Уж лучше сейчас сцепиться и проиграть, чем дать им возможность спокойно и вдумчиво резать меня в каком-нибудь подвале…»

Сидя посередине заднего сидения, Сергей глазами примерился к шее водителя.

«Так, бью в шею – он теряет управление… Даже если просто порежу, он будет вне игры… Дальше, как смогу - наугад буду колоть второго… Оружие? Есть ли у них оружие? Ладно, уже не важно… Все, давай! Бей!».

Сергей впился глазами в ненавистный профиль водителя. Рука что есть мочи, сжимала рукоять ножа. Надо было ударить точно в шею!.. Точно в шею!.. Рука почти тряслась от напряжения, но команды мозга на короткий удар не следовало.

«Бей! Бей, бл..ть! Что ты медлишь, сука!»

Внутренне готовый к удару, боец не понимал что происходит. Напряжение момента перевернуло реальность. Сергей почувствовал себя посторонним наблюдателем. Он как бы перестал быть, участником происходящего и превратился в зрителя. Этот зритель, переживая за главного героя, не мог влиять на происходящее. Уже не веря в то, что это произойдет, он продолжал твердить, как заклинание.

«Бей! Бей, же! Бей, давай!»

Машина остановилась. Чеченцы вышли, обходя ее с двух сторон. Сергей развернулся к двери, выставив перед собой нож. Обойдя машину, мужчины открыли багажник. В короткие фразы на чеченском, затесался жесткий смешок. Парни, похоже, доставали оружие. Участь Сергея была предрешена…

…Чеченцы снова обошли машину и встали в свете фар. На плече одного из них была спортивная сумка. Спокойные, чуть усталые улыбки совсем не соответствовали совершенному похищению. Они обнялись и дружески похлопали друг друга по спине, прощаясь. Водитель сел на место и завел двигатель.

- Ты прости, брат, тут по пути было. Решил сначала друга завезти. Мне потом, совсем неудобно, было бы возвращаться…

Сергей молчал. Единственное, на что он был способен – это кивок головы. До «Минутки» доехали без происшествий. Коротко и сухо поблагодарив водителя, Сергей вышел из машины. До расположения оставалось метров триста. Все еще плохо соображая, омоновец дошел до расположения своего отряда. Как на автопилоте, он тихо прошел мимо часового. Пройдя по коридору в свой кубрик, завалился на кровать, не здороваясь с другими бойцами. На вопросы парней отвечал односложно и почти сразу уснул. Утром командир отряда, зашел в комнату.

- Серега, ты чего, блин не докладываешь? Я кстати, втык вставил постовым за то, что проспали тебя. Ты, оказывается у нас, охрененный ниндзя! Ночью, по Грозному, шляешься! Один и без оружия…

Командир смеясь, покосился на нож на поясе Сергея.

- Впрочем, пардон, вижу, что ты вооружен! Хорошая вещица, тоже себе такой хочу купить.

- Извини, Палыч. Хотел с утра доложить, что прибыл. Все нормально… Генератор получим через неделю, раньше никак. И вот еще что…

Сергей снял нож с пояса.
 
- Так, по-братски, возьми в подарок, мне он ни к чему.

- От души, дружище! По законам гор с меня причитается! Сегодня и завтра отдыхай. Твои на пост только через два дня поедут…

Довольный подарком командир, покрутил в руках нож в ножнах, сунул его в карман и вышел. Сергей лежал и думал о поездке на «шестерке» по ночному городу. За его плечами были жесткие операции, включая мясорубку первого штурма Грозного на срочной службе. Он не трусил в ближнем бою, когда стрелять приходилось практически в упор. В одной из засад, он скрутил и взял в плен вооруженного боевика.

Он многое знал про себя. Эти знания, свидетельствовали, что он не трус. Но в прошлую ночь, он узнал нечто новое. Пусть и выдуманная опасность поставила его перед выбором. То, что казалось реальностью, толкало на решительное действие – ударить ножом. Ничто не препятствовало этому. Но, вместе с тем, это, «единственно правильное» решение, он так и не смог реализовать. Что-то не позволило ему это сделать. Быть может, думал он, что - «и на старуху бывает проруха», и это, всего лишь банальное малодушие? Может так, но может быть, и нет.

Много лет спустя, размышляя, что именно помешало ему убить неповинного парня, он предположил, что это не «что-то». Ему все отчетливее виделось, что это был «Кто-то». Этот Некто, остановил его руку с занесенным ножом, спасая души всех находящихся в машине. Сергей не делился этими мыслями ни с кем. Он не ждал понимания и стеснялся досужих разговоров. Но в реальном существовании этого «Кого-то» он уже не сомневался никогда.

ПМ* - пистолет Макарова



Мне нравится:
2

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 31
Рейтинг произведения: 3
Свидетельство о публикации: №1211106444365
@ Copyright: Алекс Разумов, 06.11.2021г.

Отзывы

Старый Ирвин Эллисон     (11.12.2021 в 10:51)
Не убил, ибо надеялся купить своим миролюбием жизнь.
Алекс Разумов     (12.12.2021 в 00:04)
Полагаете, что это банальная трусость? Возможно.. Но все же, предполагается, что ЛГ довольно матерый боец, побывавший в переделках. Впрочем, раз вы так увидели - значит таково ваше прочтение.. Спасибо за отзыв!
Старый Ирвин Эллисон     (12.12.2021 в 14:27)
Страх знаком всем
Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1