Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Урало-Сибирский патерик


­




Урало-Сибирский патерик
История о отцех и пустынножителех, в последнее rонительное время подвизавшихся в северных краях Руския земли, в пределах Уральской и Сибирской пустыни
…прежде чем переходить к этому повествованию, надобно сказать, что мы имеем здесь дело не с несколькими разрозненными плодами творчества отдельных писателей-самоучек из народа, а с образцами многовековой традиции демократической книжности. Эта «литература низов» нечасто пересекалась с «литературой верхов», но само существование последней было невозможно без народной культуры, этики, мировоззрения – Н.Н. Покровский
От публикаторов
Урало-Сибирский патерик, уникальный памятник народной литературы второй половины XX в., постепенно вводился в научный оборот с момента его появления в Собрании рукописей и старопечатных книг Института истории СО РАН в начале 1990-х гг. Сразу была ясна как яркая индивидуальность народного отечника, так и очевидная связь с древней патериковой традицией, его ценность в качестве источника, не имеющего аналогов, по истории староверия XVIII—XX вв., народного сознания, этнографии и т.д.
Издавались небольшие его фрагменты, но от мысли полного издания в то время пришлось отказаться: конфессиональные преследования были еще слишком свежи в памяти сибирских староверов. С тех пор прошло более двух десятков лет, и, как представляется, пришло время полной публикации Урало-Сибирского патерика.
Памятник состоит из трех томов. Первый посвящен прошлому часовенного согласия с XVIII по XX в. и жизнеописаниям его скитских старцев на Урале и за Уралом, второй — старицам часовенных скитов конца XIX — конца XX в. В третьем томе описаны всевозможные «чюдеса», о которых нашлись свидетельства жителей скитов, часовенных-мирян, а также почерпнутые из «внешних» источников. В настоящем издании представлены первые два тома, которые объединены в книгу 1. Третий том отличается от двух первых по структуре, объемен и требует обильного комментария —
его целесообразно издавать отдельно.
Памятник известен в одном списке, который представляет собой автограф А.Г. Мурачева, одного из главных составителей, соредакторов и переписчиков Патерика. Для издания использовались не подлинники томов, которые остались у А.Г. Мурачева, а их ксерокопии. Подлинники рукописей датированы переписчиком. В конце предисловия первого тома А.Г. Мурачев написал, что «книга…совершена…бысть в лето 7471». Если учесть, что переписка шла в декабре, о чем свидетельствуют писцовые записи, то том 1 должен датироваться концом 1962г. На втором томе — писцовая дата «3 мая 1969 г.». Дополнение к т.1 А.Г. Мурачев написал по просьбе Н.Н. Покровского между 1990 и 1991г.
Урало-сибирский патерик
Урало-сибирский патерик был создан в XX в. на нижнем Енисее
староверами-часовенными в скитском центре Дионисия — Максима —
Нифонта— Симеона. С начала своего существования согласие часовенных представляло собой ветвь поповщины, в котором признавали священников «дониконовского» поставления, а позже стали принимать иереев, перешедших из официальной православной церкви. После 1840г. внешние (массовые преследования николаевского времени) и внутренние (повсеместный переход к обливательному крещению в «никонианской» церкви) причины привели согласие к беспоповской практике; значительная его часть всегда почитала благочестивых священников своего прошлого — именно эту позицию всегда занимал упомянутый урало-сибирский скитской центр. Одним из авторитетнейших игуменов скита во второй половине XIX в. можно назвать о. Нифонта — автора знаменитого исторического сочинения часовенных— «Родословия». В литературе часовенных уже существовал труд с таким же названием, написанный черноризцем о. Валентином не позже 1879г. в д. Юшковой Тюменского уезда и представлявший собой компиляцию из произведении часовенных XVIII — первой пол. XIX в. «Родословие» о. Нифонта написано на Урале почти через 10 лет — по специальному постановлению Екатеринбургского собора часовенных
11.01.1887. Собор постановил обосновать в новом «Родословии», «почему наши претки принимали священство от росийския церкви, а потом впоследствии то же священство и от той же церкви не стали принимать». О. Нифонт должен был проследить линию преемственности благодати от первых «дониконовских» священников старообрядческих центров к современному часовенному обществу. Труд о. Нифонта несомненно послужил одним из образцов для Урало-Сибирского патерика и лег в основу его старейшей части.
История упомянутого уральского скитского центра конца XIX — начала XX в. оказалась связанной с постепенной, со временем ускорявшейся миграцией на восток. После смерти о. Нифонта 26 января 1890г. во главе скита остались его ученики о. Савва и о. Силуян. В 1892г. существование его на старом месте стало опасным, и обитель переводится на р. Чулым «в томских пределах». В 1917г. пришлось предпринять новый переезд: о. Снлуян с несколькими монахами переехал на Дальний Восток, в Приморье, а о. Савва с основной частью скита — в Колыванскую тайгу. За
несколько лет до смерти он трудился над продолжением «Родословия» о. Нифонта. Перед смертью о. Савва поручил скитотцам Симеону и Мине. Но и на таежные села с начала 1930-х гг. стала наступать коллективизация. С 1936г. сибирские часовенные начали разведку пути на восток, в Красноярский край. Переезд туда группы скитов (мужского и нескольких женских, часть которых — осколки разгромленных властью урало-сибирских женских общин) и сопутствовавших им крестьян-часовенных продлился с 1937г. по 1940г. Скиты расселились в низовьях Енисея, по его притокам. Но через 10 лет, 23 марта 1951г., карательный отряд МГЪ разгромил эти скиты. После суда в 1952г. арестованные были разосланы по лагерям. И хотя в 1954г. их освободили по амнистии, игумен скита о. Симеон уже умер в лагерном заключении в 1953г.
Каратели в 1951г., уничтожая скиты, сожгли и их библиотеку древних рукописей и старопечатных книг. Усилия скитников спасти хоть что-то из этих бесценных сокровищ были тщетными — за одним важным исключением. Перед сожжением одного из скитов запертые в сарае его обитатели сумели тайно закопать в землю первоначальную рукопись того сочинения XX в., которое по замыслу и масштабам исполнения заняло впоследствии выдающееся место во всем литературном творчестве часовенных. Речь идет о задуманном о. Симеоном и начатом под его руководством коллективном труде по истории часовенного согласия, выполненном в традиционнейшем жанре патерика. Его полное самоназвание гласит: «История о отцех и пустынножителех, в последнее гоннтельное время подвизавшихся в северных краях Русския земли, в пределах Уральской и Сибирской пустыни». Употребляется на страницах памятника и краткое самоназвание: «Повести чюдесных событий». Составители также называют этот свой труд «Уральским патериком», хотя правильнее его было бы назвать «Урало-Сибирским патериком». Этого последнего названия мы и придерживаемся в настоящем издании.
В трех томах Урало-Сибирского патерика содержится в целом 212 глав. Первый том сообщает о возникновении часовенного согласия, его деятельности на Урале и за Уралом и приводит жизнеописания скитских старцев согласия, живших в XVIII—XX вв., выполненные в жанре агиографии. Второй том содержит рассказы о старицах часовенных скитов конца XIX — конца XX вв., преимущественно — матушек Сунгульского центра (под Кыштымом, где позднее, в 1957г. разразилась челябинская атомная катастрофа) и дочерних сибирских скитов этого центра. В третьем томе описаны различные «чюдесные события», случавшиеся в XIX—XX вв. со скитскими старцами и старицами, а также со старообрядцами-мирянами, а подчас даже с верующими других конфессий или с атеистами. Хронологические рамки этого своеобразного патерика весьма велики — от появления первых старообрядцев-пустынников на демидовских уральских заводах в начале XVIII в. до начала девяностых годов двадцатого столетия.
Урало-Сибирский патерик открывается «Предисловием», начало коего намеренно приближено по форме и по смыслу к самому богодухновенному тексту христианства — Евангелию (см.: Лк 1: 1—4).
Так авторы Патерика задают высочайший образец для всего замысла, таково понимание ими сакрального смысла истории своего согласия, евангельского значения всех жертв, принесенных староверами «в последнее гоннтельное и плачевное время» в борьбе с противниками Христа.
Здесь глубокая внутренняя тема, постоянно присутствовавшая и во всех сочинениях задумавшего Патерик о. Симеона, убежденного в скором наступлении конца света. Мучения и жертвы, принесенные истинным христианами в самый канун пришествия антихриста и последней схватки сил добра и зла, замыкают круг времени, завершают христианскую историю на «старой» земле, историю, начатую искупительной жертвой Христа и первым его пришествием, о которых повествуют евангелисты.
«Предисловие» задает программу создания Патерика: рассказать «в краткости» «о начале благочестия, откуду изведе» — подобно тому, как это делали авторы исторических сочинений часовенных XVIII в. и с опорой на них, о гонениях, «о великодушии страдания ревнителей благочестия», о пустынниках, «борбствовавших противу невидимых врагов», о почитании подвижников прошлого «и о различных чюдесных событиях». В «Предисловии» подчеркивается, что достоверные рассказы о чудесах твердо базируются как на устных и письменных свидетельствах разных очевидцев, так и на собственных свидетельствах авторов Патерика о случаях, кои «и сами видехом». Следователи по красноярскому делу 1951—1952гг. особенно дотошно интересовались «антисоветским» литературным творчеством о. Симеона и его учеников и многое выяснили о том, как создавался Патерик. Знание это конкретизирует краткое свидетельство «Предисловия».
Работа о. Симеона по сбору устных и письменных свидетельств о пустынниках востока России началась после тайного переселения его скита в 1937—1940гг. в низовья Енисея. В протоколе допроса о. Симеона (1951 г.) записано: «По моему указанию и под моим руководством Котегов Ефим Григорьевич примерное 1946г. производил сбор у участников формирования», — как назывался на языке протоколов следствия скит; — «рассказов и повествований и составил сборник их, так называемый Патерик Уральский».
Сбор и запись устных преданий о руководителях и простых людях согласия о. Симеон сумел организовать очень широко. Как настоятель он обратился в первую очередь к обитателям своей группы скитов, а также— к связанным с ними крестьянам. О. Симеон призвал их записывать все, что им известно, о скитских старцах и старицах, о других деятелях согласия, об их благочестивой жизни, страданиях за веру, поучительных обстоятельствах кончины и шире — о разных «чюдесных событиях», свидетельствующих о божественном промысле. Таким путем на страницы Урало-Сибирского патерика проникла мощная струя устного народного творчества, фольклорных преданий — хотя, конечно, не в первозданном виде, а отредактированных о. Симеоном и его преемниками. Напомним, что все это вполне укладывается в законы византийского и древнерусского патерикового жанра — при всей бросающейся в глаза современности самого фактического материала.
Следствие установило, что о. Симеон тщательно собирал все подобные записи на бумаге и на бересте, сделанные по его призыву. Собранные тексты в более или менее отредактированном виде соединялись затем с выдержками из письменных памятников в единую ткань Патерика, с указанием источников. Следует отметить, что все показания на следствии 1951г. о путях создания Патерика полностью подтверждаются и самим его текстом, которого в распоряжении следователей не было.
Зарытый в землю во время разгрома скита, Урало-Сибирский патерик в его первой, симеоновской редакции несколько пострадал от огня, но вернувшиеся на свободу ученики о. Симеона позднее, выкопав рукопись, реставрировали ее, дописав утраченные части. Затем они в течение почти 40 лет дополняли ее по методу и схеме, выработанным погибшим настоятелем. Значительную часть этой работы проделали преемник о. Симеона по руководству возродившимися скитами о. Антоний, а также скитской иконописец и книжник о. Ефрем; немало потрудился и ученик о. Симеона, талантливый крестьянский писатель Афанасий Герасимович Мурачев.
Одно из самых ранних (1958г.) добавлении в текст Патерика с описанием разгрома скитов в 1951г. принадлежит очевидцу, местному крестьянину Иерону Алексеевичу Потанину. Это составившая 38 главу первого тома Патерика Повесть о разгроме Дубчесских скитов. В конце своего текста он рекомендует желающим узнать историю согласия обращаться к «Родословию» о. Нифонта, а свой труд называет дополнением этого «Родословия».
Очередная редакция Урало-Сибирского патерика была завершена в «лето 7471» (1962/1963). После этого несколько дополнений написал в 1964—1968гг. о. Антоний, возглавивший возрожденный скит после смерти о. Симеона. Он же вместе с о. Ефремом продолжил работу о. Симеона по включению в патерик новых записей устных преданий о событиях XX в., сделанных скитницами м. Енафьей, м. Фаиной, м. Софьей, м. Акинфой, м. Фленой, а также о. Михаилом и другими. Целый ряд текстов Патерика написан и отредактирован А.Г. Мурачевым. Таким образом, Патерик постоянно подвергался доработке: шло его исправление и дополнение новыми повестями, при этом учитывались мнения и монахов, и мирян. Переписывался Патерик одновременно в скитах и в крестьянской округе, причем сразу в нескольких местах. Так воплощался замысел задумавшего этот огромный труд авторитетнейшего скитского лидера первой половины XX в. о. Симеона, поставившего цель создать идейную защиту «верных християн»-часовенных от мира грядущего антихриста и его слуг.
Завершающие 8 глав первого тома Патерика (включившие, в частности, жизнеописания знаменитого верхнеенисейского пустынника о. Палладия и крестьянина И.А. Потанина) были написаны Афанасием Герасимовичем Мурачевым в 1991г., это последняя известная нам сейчас дата работы над текстом Патерика. Правда, писал эти дополнения А.Г. Мурачев по нашей просьбе, и мы не знаем, было ли впоследствиии согласовано со скитами их включение в Патерик или они остались только в экземпляре А.Г. Мурачева, копия с которого хранится в Собрании ИИ СО РАН…
Урало-Сибирский патерик: тексты и комментарии: В трех томах. Книга 1 (Т. 1—2)1 Отв. ред. Н.Н. Покровский.— М.: Языки славянской культуры, 2014. 464с.
https://vk.com/doc281333265_438131465
Н.Н. Покровский « За страницей «Архипелага ГУЛАГ»» .«Новый Мир», №9, 1991. с.77-90
Афанасий Герасимов «Повесть о дубчесских скитах». Предисловие и комментарии Н.Н. Покровскоrо. «Новый Мир», №9, 1991. с.91-103
https://vk.com/doc-111492546_448492781?hash=83515a...
Н.Н. Покровский. Старообрядческий рассказ о сталинских репрессиях
https://memorial.krsk.ru/Articles/1994/1994Pokrovs...
https://vk.com/doc-111492546_470773974?hash=2cfd54...
https://m.vk.com/wall-111492546_903

­



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 26
Свидетельство о публикации: №1211027443290
@ Copyright: Игорь Бабанов, 27.10.2021г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1