Продавец из Черного города


Продавец из черного города

Рынок размещался на главной площади многотысячного города. Никогда не видевшего солнца. Жители обходились тусклым светом ярко-желтых, а местами и багрово-красных фонарей. Впрочем, и без смены дня на утро и вечер обитатели этого места чувствовали себя преотлично. Так как иного образа жизни они по большей части и не видели. И не тосковали без солнца и птичьих трелей. А все потому, что это был не обычный земной город. Город был подземный , и те кто его населял были совсем не люди. Впрочем, и зверями их тоже не назовешь, разве только внешне. В основной массе это были демоны всех мастей, злобные колдуны–отшельники, которые спускались сюда в поисках волшебных артефактов, ведьмы, ищущие себе пару, потому как на земле вряд ли многим нравилась их не лишенная своеобразия внешность и нравы, а если какая ведьма и выглядела красавицей, но большинство земных женихов не устраивали их специфические увлечения некромантией и проклятиями. Большинству подавай спокойствие и заботу, чего от ведьм никогда не дождешься.
Обитали тут и черти и демоны всех рангов, и упыри, и оборотни, и лешие, и банники, и хозяева домов – в общем, вся нечисть, которую можно придумать, селилась тут. Шумный базар занял всю площадь, по краям которой стояли руины башни с часами, грязно-ржавый замок местного мэра-пучеглазого демона с лягушачьими лапами вместо рук, оригинальный замок нужно сказать, так как он был построен из человеческих костей, утративших белизну. Ворота были украшены натянутой человеческой кожей. А флигель-костяком дракона. Флажок из человеческих скальпов развевался по ветру над входом в замок, и словно, напоминал о том, как бренна человеческая жизнь и как бесконечно правление всякой нечисти. С левой стороны от базарной площади громоздился памятник, закрытый высоким забором, что это был за памятник никто не знал, никто его не видел кроме строителей, но ходили слухи, что это вовсе не памятник расположился за забором, а усыпальница воплощения самого Дьявола или Люцифера, которого так боятся на земле. Впрочем, страшились его и тут, в подземном царстве. Поговаривали, что страшный Демон жив и питается исключительно редкими яствами - младенцами, девственницами или пышущими здоровьем героями, но не прочь съесть и местного жителя за неимением лучшей пищи. Базар загромождали торговые ряды с выставленными товарами. Тут были и привычные человеческому глазу товары: различные колбасы, фрукты, овощи, орехи, которые тут считались редкостью и более подходящие для Адского места изделия и продукты: мышиные хвостики, крокодильи клыки, заячьи лапки, осиновые ветки, мертвая и живая вода, побеги папоротника, маленькие пузырьки с отварами черт знает какого характера. Продавцы охотно демонстрировали товар всем желающим и даже случайным прохожим. Некоторые не самые жадные даже предлагали вкусить бесплатного яда всем желающим. В этот день народу собралось столько, что было не протолкнуться. Только подрастающие воры - чертенята юрко шныряли там и тут, проверяя карманы зазевавшихся покупателей. Некоторым удавалось обчистить знающую и огонь и воду и даже медные трубы нечисть, но чаще они получали тумаки и оплеухи от «старшего» брата.
Среди всей этой разношерстной толпы слонялась высокая человеческая фигура, одетая в мрачный балахон, скрывающий особенности внешности. Лицо глухо прикрывал капюшон, и только длинный заостренный нос торчал из-под него, напряженно вынюхивая нечто только ему нужное. Тип остановился у малоприметной лавки. Нескладный худенький, не броско одетый продавец, дремавший в уголке, высунул голову, услышав шаги.
- Чего угодно? - спросил торгаш.
-Новый товар где? – просипел «Нос»
-Всё тут! Как видите все розовенькие, чистенькие…
-Знаю я ваши чистенькие…
-Оцените вот это – продавец протянул нечто круглое, завернутое в белый полотняный мешок.
-Фффу, запах какой! Просрочен товар-то! Тухлятина! – покупатель пристально зыркнул из–под капюшона на продавца. Тот имел вполне человеческую внешность: мужчина небольшого роста, усатый. Но мы-то с вами знаем, что людей в этой местности вряд ли встретишь. Это был оборотень.
- Да побойтесь черта! Вчера привез, молоденькие сорвал…
-Молоденькие говоришь? – покупатель протянул руку к маленькому полотняному мешочку.
-А это?
-Незрелое еще, ему бы налиться…Дня три подержу в тепле…
-Какого сорта?
-Самого лучшего, ух, окаянная, кое-как достал!
-Это из тех, что я на той неделе покупал?
-Да, да, да – закивал оборотень – Сла-а-аденькие… Мужчина мечтательно посмотрел вверх.
-Не нужны мне такие, гнилые оказались…
Оборотень недоумевающее уставился в то место под колпаком, где чуть блестели глаза.
-Ты мне наливные подавай, маленькие, младенческие. Знаю есть у тебя… Не жадничай, цену хорошую плачу.
-Будет тебе – резко произнес оборотень, доставая из-под прилавка несколько белых мешков. -Младенческие, тут девственница, подписавшая себе приговор- бросилась в реку с обрыва от неразделенной любви, – мужчина бросил на прилавок мешок, перетянутый красной ниткой, - наивная, юная душа, не долго ее уговаривал. Тут, – оборотень показал еще один мешок. – Пацан, захотевший разбогатеть, но ничего для этого не делать. Зеленый и юный. Тщеславный немного, но так, твой товар – чист еще. А это… – оборотень бережно взял в руки белоснежный мешочек, перетянутый кроваво-алой ниткой, - Чистая младенческая душа, еще не вкусившая горечь мира. Нерожденный еще, а беременная уже продала его мне, причем сама, так и сказала: «Черт бы забрал тебя! Чтоб ты мертвым родился!». А я тут как тут, не долго мешкая бумажку с договором ей под нос, а она в пьяном угаре ничего не различает. Думала наверно, что ей мерещится все, но чиркнула на бумажке-то подпись… - мужчина на минуту задумался, потом махнул рукой и произнес:
-Нравы другие стали, раньше с таким трудом доставал души. А сейчас? Как только заикнешься о плате, деньгах, богатстве, они даже не возмущаются, не спорят…Скучно так-то, без боя добывать. Эээх! Ну и люди пошли!
-Заворачивай! - крикнул Носатый в балахоне, бросая на прилавок мешочек с золотыми монетами. Шаркая ногами он поплелся с рынка… в сторону Монумента… Да Вы не ошиблись – это был Сам… Сам Сатана… не только люди измельчали.

new roman][color=#000000]



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 2
Количество просмотров: 567
Опубликовано: 08.05.2010 в 16:26

Vik Starr     (11.10.2011 в 11:11)
Многовато буков для слабенькой морали, что "не только люди измельчали".

Воду отцедить, сократив раза в два (кстати и за счёт слов-паразитов) - будет хорошая миниатюрка.

Елена О.     (12.10.2011 в 18:41)
Допустим это не басня, чтобы мораль там была, а рассказ. Каждый читатель должен увидеть то, что увидел.

Harm     (05.08.2010 в 13:42)
Сходу:
"Рынок размещался на главной площади многотысячного города. Никогда не видевшего солнца"
надо:
"Рынок размещался на главной площади многотысячного города, никогда не видевшего солнца"
"Жители обходились тусклым светом ярко-желтых, а местами и багрово-красных фонарей"
Местами - не то слово. Иногда - другое дело. Если местами, то какими?

"Впрочем, и без смены дня на утро и вечер обитатели этого места чувствовали себя преотлично. Так как иного образа жизни они по большей части и не видели."
Но это же - сложноподчиненное предложение!
"Впрочем, и без смены дня на утро и вечер обитатели этого места чувствовали себя преотлично, так как, иного образа жизни они по большей части и не видели"

"А все потому, что это был не обычный земной город. Город был подземный , и те кто его населял были совсем не люди." - опять неправильное построение

А все потому, что это был не обычный земной город - город был подземный , и те кто его населял были совсем не люди."
Был, были, было - слова паразиты. От них надо избавляться.

Дальше читать не стал - нет смысла. Если что - обращайтесь - подскажу.

Елена Соловьева-Бардосова     (11.10.2011 в 13:40)
Уважаемый Harm! Берётесь критиковать - проверяйте и свои запятые.
Чем вам не понравился материал? Весьма приличный отрывок из повести или романа.

Елена О.     (12.10.2011 в 19:08)
Да, так оно и есть. Вот только времени нет...







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1