ИТАР (8 глава)


Бурелом (буревал, ветролом) — 
деревья, повреждённые после бури.

Иван проснулся. Рядом с ним лежала голая Вероника. Он накрыл девушку одеялом и поцеловал. Она приоткрыла глаза, улыбнулась и дальше провалилась в сон.

На часах было три утра. Сон не выходил из головы. Иван аккуратно перелез через девушку и ушёл в ванную комнату. 

Он стоял напротив зеркала и внимательно разглядывал себя. Худые ноги, живот, деформированная грудная клетка, широкие плечи и спина, сильные руки, длинная шея. Иван оттянул член вниз, чтобы тот казался больше. 

Были времена, когда я выглядел намного лучше. Моё несовершенное тело никогда меня не смущало. Вру. Лет в четырнадцать я стеснялся своей худобы, потому что вырос в эпоху крутых мужиков, как Шварц, Слай, Ванн Дам, Брюс Лии многие другие. Мне кажется девяностые были пропитаны маскулинностью. Теперь в моде женственность и супергерои. 

Женщиной Иван становится не хотел, хотя бы потому что любил трахать. А супергероем не мог, потому что не было суперспособностей. Он уже год пребывал в депрессии, которая высасывала из него все силы. На любое действие тратилось уйма сил. По утрам не хотелось вставать с кровати. Казалось, обучение в актёрской школе вдохнула в него новую жизнь, но со временем, это тоже стало ему безразличным. 

Сегодня в школе отчётный показ за пройденный семестр. Так как в группе у нас мало мальчиков, то я задействован во многих этюдах. Придёт много людей на нас посмотреть. Из моих близких никто. Это наверное моё проклятье. Родным плевать что я делаю. Мама хочет, чтобы я жил с ней, работал в своём родном городе. Завёл семью. Для меня же, всё это было второстепенным. Не знаю, может моё мнение когда-нибудь изменится, но точно не сейчас.

Иван оделся и прыгнул в машину. Он поехал без цели куда глаза глядят. Утром на дорогах никого нет. Только таксисты. 

Ещё та работка. Развозить депрессивных людей залитых алкоголем. Но кто-то это должен делать. Для таксиста большое счастье, чтобы за смену никто не наблевал ему в салон. Почему люди пьют? По запаху блевотины, можно понять, что это не полезно. Правда по запаху дерьма, тоже можно понять, что это не полезно, но дерьмо выходит не через рот.

Иван ехал по серпантиновой дороге курортного района. Ему нравилось побродить по лесочку и ни о чём не думать. Природа его успокаивала. Природа всех успокаивала.

Я не понимаю людей, которые приезжают в лес или на пляж, чтобы послушать громко музыку. Такое ощущение, что они чего-то бояться. Да, парой страшно оказаться наедине с собой. Можно много нового узнать. Не все к этому готовы.

На крутом повороте. Машина Ивана самопроизвольно посигналила. Видимо что-то замкнуло. Парень решил, что это знак и нужно остановиться. Он прижался к обочине и вышел из машины. Впереди текла речка заваленная бурелом.

Шаманы верят, что вода соединяет миры.

Иван открыл багажник и достал топор. По тропинке он спустился к наваленным деревьям. С одной стороны мутная река, сталкиваясь с буреломом, водоворотами уходила под деревья, а с другой стороны водопадом стекала по брёвнам. Стоял такой грохот, что оттенял шум с дороги от проезжающих машин. Было страшно, но Иван всё равно туда полез. Конструкция из брёвен была шаткой и казалось, если из неё вытянуть хоть одну веточку, то она развалиться. Парня это не останавливала. Чувства самосохранения у него никогда не было. Оказавшись на другой стороне реки, Иван будто попал в другой мир. Здесь было очень тихо. Только шелест листьев и редкие голоса птиц. 

В одно время я сильно увлекался книгами Карлоса Кастанеды. Для меня так же как для него стал наставником его учитель Дон Хуан, и в моменты душевной тревоги или смятения я всегда прибегал к его практикам. Условно я даже себя считал шаманом и никому это не навязывал. Я чувствовал, что во мне это есть. Ещё с детства я стал увлекаться всякой чертовщиной. Но мне кажется, что шаманом может стать любой человек, главное прислушиваться к себе и интуиции.

Иван брёл по тропинке и старался остановить внутренний диалог, концентрируясь на природе. Он пытался удержаться за реальность, чтобы не проваливаться внутрь. 

Мне кажется это важная часть перед ритуалом. Достичь максимальной точки концентрации, чтобы потом обрушить на себя поток мыслей от которых хочется избавиться или обесценить их энергетический потенциал.

Он брёл по лесу бесцельно. Его разум был чист, а сознание максимально расслабленно. Он просто шёл и ждал момента, где сам путь решит сделать остановку. Он отдал поводья в руке природе как в армии командиру роты.

Лёгкий туман рассеялся, Иван каждой клеткой почувствовал резкий перепад температуры, как будто великан вдохнул в лес холодный воздух. За мгновение растительность покрылась росой, включая Ивана. По телу пробежала бодрость, и он окончательно перестал хотеть спать. Птицы тоже это почувствовали и в лесу началась утренняя трель. За ночь они набрались сил и теперь во всю рвали глотку.

Иван шёл дальше, он поймал себя на мысли, что слишком далеко забрёл и придётся долго идти обратно.

Чёртов внутренний диалог! Молчать! Тихо! Ты пройдёшь сколько нужно, хоть до самого северного полюса.

Солнце поднялось достаточно высоко и можно было видеть лучи, которые тонкими световыми линиями как лазеры пробивались сквозь листву. На смену прохладе вместе с ветром пришёл тёплый воздух. В Ленинградской области в это время уже было холодно. Сегодня - исключение.

Взгляд Ивана привлекло сухое дерево, которое торчало из земли как пика. Первый раз за весь путь парень остановился. Голова была пуста, он просто смотрел на дерево. Что-то перевернулось в сознание и на него обрушился весь поток мыслей, которые он всё это время сдерживал. Пальцы сами сжали ручку топора, и он бросился на дерево. Он кричал, пыхтел, рвал, ругался матом, как одержимый дьяволом и не мог это остановить. Резкий рывок из статики в динамику быстро забрал силы. Иван задыхался но продолжал рубить. Вскоре дерево рухнуло, но парень продолжал, он понимал, что в нём не должно остаться и капли обременяющих его якорей. Потому что один маленький зародыш негатива всегда мог разрастись до гигантских размеров и инфицировать всё внутри.

Лес. Глухой стук топора. Иван и больше ничего. Даже птицы разлетелись из-за крика и ударов. Лохмотья дерева летели в разные стороны. 

- Мразь! Получай! На сука! Уходите! Отпустите меня! - кричал Иван. 

Он был в пограничном состоянии между сном и реальностью. Всё уходило на второй план, кроме мыслей. Он так был увлечён процессом, что не заметил как стёр руки в кровь.

Большая туча накрыла Ивана и вынудила остановиться. Он поднял глаза на опушке леса стоял человек на коне и смотрел на парня. Солнце било ему в спину, поэтому он не видел лица всадника, но это было завораживающе. Чёрный человек сидел на коне и не шевелился. Руку стало щипать. Иван разжал ладонь, это было не приятно так как кровь успела запечься и пристать к рукоятке.

Всадник на коне спустился с опушки к Ивану. Это был молодой парень с обветренным лицом. Люди живущие в природе всегда выглядят крепче городских.

- Доброе утро, - сказал он.

- Доброе утро, -  пришлось нарушить молчание Ивану. Он подумал, что было бы странно в данной ситуации не отвечать, хоть это было одним из правил ритуала.
- Я конечно извиняюсь, но у вас нет шоколадной конфеты?

При слове «шоколадной» конь навострил уши, громко фыркнул и с большой надеждой посмотрел на парня с топором. 

- Просто я даю по утрам своему товарищу, -  всадник потрепал коня за гриву, - маленький кусочек шоколада иначе у него будет отвратительное настроение. Вчера я забыл в магазине купить.

- Я слышал, что для животных шоколад это яд.

- Если только горький, а он любит молочный. И вообще сладкое для всех яд. Но мы же его едим. 

Иван искренне захотелось помочь, но он понимал, что у него точно нет шоколада. А если бы и был, то он бы его съел уже давным-давно.

- У меня нет.

- Жалко. Теперь весь день он будет на меня злиться.

- Да уж.

- Ладно, извините если я вам помешал.

- Ничего.

- До встречи! - всадник поскакал дальше в поисках шоколада и вскоре скрылся за деревьями.

- До свидания, - сказал им вслед Иван. - Странно.

Иван разжал руку. Она была вся в крови.

Теперь я не смогу подтягиваться. Когда это тебя останавливало?

Иван улыбнулся и вспомнил для чего сюда приехал. Пол дела было сделано. Парень собрал все ошмётки от дерева в заранее приготовленный пакет, это заняло много времени. Затем пошёл искать место где это можно было сжечь. Место искалось таким же принципом, как и поиск тотемного дерева, но искать пришлось не долго. Он вышел на опушку, где только что стоял всадник и понял сердцем, что оно здесь.

Иван вырыл с помощью топора и рук ямку. Высыпал туда из пакета щепки. По карман стал искать зажигалку. Его сердце ёкнуло, когда после череды попыток, он ничего не нашёл.

Иван несколько раз проверил карманы. Во внутреннем кармане олимпийки, которая была под курткой, почувствовал какой-то прямоугольник. Это была конфета «Каракум».
Откуда! 

Иван напряг мозги, чтобы вспомнить путь шоколадной конфеты как она оказалась внутри олимпийки, но ничего не вспомнил.

Бедная лошадь осталась без шоколада. Очень странно. Бля! Это был Олли.

Дон Хуан описывал Олли как союзника, силу, которая могла вывести человека за пределы себя и обыденной реальности, но для этого нужно было выполнить условия, которые ставил перед воином союзник. Иван условия не выполнил, из-за этого расстроился.

Ты же мог для приличия просто проверить карманы. Ленивая тварь! Он точно знал, что у меня есть эта конфета. Иначе этого просто не произошло. Блин. Ладно успокойся. То что ты его увидел, это уже большой плюс. Надо идти за жигалкой. Может его встречу по пути. Если это был Олли, то ты его не встретишь. Да. Тогда не хочу его встречать.

Иван запомнил ориентиры места и пошёл к машине. Нужно было следовать тем путём, которым пришёл. Он перелез через брод. Возле его машины были припаркованы ещё несколько. Из одной выгружали вещи люди. Они поздоровались с Иваном.

Как было бы здорово, если бы в городе люди были такими же излучателями добра. Я понимаю, что они, наверняка, тоже из города, но только здесь на природе мы ловим какую-то волну. В городе после поездки в Ашан. Возле подъезда. Они бы выгрузили пакеты с едой и меня даже не заметили. А здесь есть время посмотреть по сторонам.

Иван поздоровался и полез в машину. Зажигалка лежала на переднем пассажирском сиденье. Видимо он, её положил сюда чтобы не забыть. Иван не хотел терять времени, так как хотел вернуться домой до того как Вероника проснётся. Он быстро перемахнул через бурелом, под взгляды туристов, которые не понимали, почему он это не сделал через мост, который стоял рядом. Но ему нужно было пройти через препятствие обязательно, плюс проделать тот же самый путь, иначе ритуал пришлось делать заново. Правда он уже его нарушил, когда открыл рот. 

Иван довольно быстро вышел на опушку. Оказалось, что она была рядом. Он удивился, потому что вначале проделал долгий путь. Опушка была залита солнцем. Иван поджог щепки. Они отказывались гореть и пришлось их раздувать. Как только огонь схватился, Иван приступил читать молитву «Псалом 90». 

Молитва была с ним с рождения. Мама перед уходом в армию подарила ему иконку с Георгием Победоносцем, на обратной стороне которой был написан псалом. Теперь по жизни, он часто к нему возвращался, когда оказывался в сложных ситуациях. Он верил, что она ему помогает. Главное верить.
Иван читал молитву, пока щепки не сгорели дотла. Затем закопал ямку и спустился к срубленному дереву, на стволе выцарапал топором руну, которая пришла ему в голову в моменте. Возможно такого символа не существовало. В голове всплыло имя руны Итар. Иван зафиксировал это в памяти и перевернул дерево символом к земле. Поблагодарил его за ту честь, которую оно ему оказало и ушёл.

Путь домой он проделал в молчание, хотя бы эту часть он решил доделать по правилам.

Если кто-то задастся вопросом, что за правила? То правила для каждого человека индивидуальны. Они возникают в момент ритуала. Просто нужно слушать себя.

Домой он добрался без пробок в хорошем настроение с чувством облегчения, как будто с сердца снял тяжкий груз. Все светофоры встречали его зеленным светом, и он не сделал ни одной остановки. 

Он на цыпочках проскользнул в квартиру. Вероника ещё спала. На часах было восемь утра. Он выложил из карманов всё содержимое, включая конфету.

Теперь нужно было всё что к нему могло привязаться во время ритуала смыть водой. Он принял душ, а вещи бросил в стирку.

Пока он мылся в ванную комнату зашла сонная Вероника. Она была расстроена тем фактом, что захотелось писать. За шторкой в ванной он услышал струйку и выглянул. Девушка махнула на него рукой, мол не смотри. Иван улыбнулся и выключил воду, потому предвидел, что девушка смоет воду в унитазе без мысли, что он моется и есть вероятность, что его ошпарит кипятком. Так и случилось.

- Я хочу кушать, - сказала девушка и вышла.

В холодильнике было пусто, только прокисшее молоко и два яйца. Иван вспомнил, что у него оставалась мука. Он быстро приготовил блинчики. Вероника пришла на кухню замотанная в одеяло. Она села за стол и недовольно посмотрела на Ивана.

Нет. Ты не испортишь мне сегодня настроение.

- Доброе утро, - сказал Иван.

Он поставил блинчики на стол. Налил чай. 

- Что мы будем есть?

- Блинчики.

- И всё?
Иван задумался. Он почувствовал разрушающую в нём злость, но вспомнил про конфету и коня. Веронику он оставил без ответа, жестом предложил конфету. Девушка скривила лицо.

- Зря ты, это волшебная конфета. Она предназначалась не тебе.

Иван развернул фантик и разрезал конфету пополам. Половинку закинул в рот. Остальную часть ненавязчиво положил возле девушки.

- Волшебная?

- Ага.

Девушка взяла её в руки и внимательно изучила взглядом. Лизнула языком, затем закинула в рот.

- Ну как?

Вероника пожала плечами, но потянулась за блинчиком.

- А есть варенье?

Иван открыл нижний шкафчик, ему на глаза сразу попалась банка с клубничным. Любимое варенье девушки. Пока парень возился с банкой, девушка спросила:

- Где ты был?

- Ездил в Изумрудный лес.

- Почему меня не разбудил.

- Мне надо было одному. Я думал ты спала.

- Я спала. Но проснулась, чтобы попить, а моего кукусика нет рядом, и я расстроилась. Вышла на балкон, подумала, что ты пошёл на спортплощадку и там тебя не увидела.

- Кукусик испугалась?

- Нет, - покачала головой девушка. - Кукусик расстроилась, что спит одна, без своего кукусика. Потому что хотела к нему так прижаться, - Вероника показала как, -  И поцеловать, а потом снова заснуть.

Может её стоит кормить шоколадом по утрам?

Иван поставил варенье на стол и сел рядом. Вероника показала парню грудь. Он поцеловал её в сосок. Девушка улыбнулась, и они стали завтракать, после поехали в актёрскую школу готовиться к показу.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Ключевые слова: секс, насилие, отношения,
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
Свидетельство о публикации: №1210911431631
@ Copyright: Иван Губарев, 11.09.2021г.

Отзывы


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1