Враждебность, гнев и арессия человека


­Враждебность - это ориентация личности на агрессию и направлена на причинении вреда.
Враждебность - это аффективно - когнитивная черта индивида связанная с представлениями и фантазиями на причинении вред объекту враждебности.
Кэолл Э. Изард считает: «Враждебность имеет переживательный и экспрессивный компоненты, но не включает в себя вербальные или физические действия. Эмоции гнева. Отвращения и презрения влияют на мыслительные процессы в результате чего и возникает враждебность. Враждебность как и агрессия, требует регуляции и тонкого контроля. Но враждебную словесную (вербальную) активность нужно рассматривать как форму агрессии.<..> Ранговый порядок эмоций в ситуации враждебности не одинаков. У женщин отмечается несколько более высокие показатели эмоций гнева, отвращения и презрения, кроме того они значительно превосходят мужчин по показателям печали и удивления».
Ф. Бэкон считал особенно подверженными зависти и связанной с ней враждебности уродов, калек и евнухов, или, говоря его словами, тех, кто не в состоянии помочь себе и поэтому стремится навредить другим. «Ибо они люди <…> которые считают, что бедствия других людей искупают их собственные страдания». Справедливость слов Ф. Бэкона, что к зависти склонны те, кто не в состоянии что-то изменить у себя, видна и в поступках людей, которые неизлечимо больны. В медицине известны случаи, когда в прежние времена больные открытой формой туберкулеза стремились заразить других людей из-за зависти к их здоровью. В наше время так же ведут себя некоторые больные СПИДом.
***
Материал Психологос
Автор: Н.И. Козлов

Враждебность

Враждебность - недоброжелательное отношение, готовность или желание причинить зло. Иногда - самоутверждение путём насилия. Типовое выражение враждебности - гнев.

Не следует искать во враждебности глубинные психологические корни ("ребенка не долюбили", "психологическая травма" и пр.), чаще всего это просто закрепившаяся дурная привычка. Родители позволяли ребенку в детстве чуть ни что психовать, бить игрушки и маму - вот ребенок к этому и привык. Как бы родители ни обосновывали такое свое поведение ("эмоции естественны", "вредно подавлять гнев" или просто "я плохая мама"), результат один - в ребенке развивается привычка на жизненные затруднения реагировать по психопатическому типу.
***
Гнев, враждебность и агрессивность - Берковиц

Я обсуждал агрессию в общем и ее различные формы. А что сказать о «гневе» и «враждебности», других двух терминах, которые часто употребляются в связи с агрессией? Как они соотносятся с агрессией? Мой ответ на этот вопрос может вызвать удивление. Давайте еще раз обратимся к примеру рассерженного мужа. Он кричит на жену и затем бьет ее. Многие сказали бы, что он «гневается» и что его агрессия является проявлением гнева. Агрессивные действия мужа при этом не отделяются от его гнева. Слово «гнев» в данном случае относится как к внутреннему состоянию, или драйву, который «запускает» агрессивное поведение, так и к действию. Дело осложняется, однако, еще и тем, что слово «гнев» иногда обозначает особое эмоциональное состояние, и, таким образом, в нашем примере мы можем также сказать, что человек чувствует себя сердитым. Очевидно, исследователи только запутают друг друга, если слова, которые они используют, имеют столь различные значения. Научное исследование гнева требует, чтобы мы имели ясное и четко очерченное определение понятия «гнев».

«Враждебность» — еще один термин, который не имеет четкого значения в повседневной речи. Поведение оскорбляющего свою жену мужа может быть описано как проявление враждебности по отношению к жене; но что именно означает подобное утверждение? Относится ли в данном контексте слово «враждебный» к чувствам (эмоциональному состоянию) мужа в данный момент, к его постоянной установке по отношению к жене, или оно просто характеризует его поведение? Этот термин употребляется во всех трех значениях.

Различные значения слов «гнев» и «враждебность» не представляли бы особой проблемы, если бы чувства, экспрессивные реакции, установки и поведение всегда были бы, так сказать, конвергентными. Однако, как всем нам хорошо известно, чувство гнева не всегда открыто выражается в поведении, и мы можем высказывать неблагоприятные мнения о других людях даже и тогда, когда мы не испытываем побуждения нападать на них.

Я буду максимально ясно и точно различать термины «агрессия», «гнев» и «враждебность». Читатель этой книги должен понимать, что я имею в виду, используя эти термины. Определения, которые я буду давать ниже, акцентируют скорее различия, нежели то общее, что есть между этими понятиями. Это, однако, будет стоить труда. Стремясь к ясности и точности, я буду вынужден начать с некоторых из значений, которые обычно вкладываются в эти понятия. Читатель должен иметь в виду, что мое понятие «гнева» не обязательно соответствует значению, в котором оно употребляется неспециалистами.

Гнев отличается от агрессии

Прежде всего, я полагаю, что особенно важно различать понятия «гнев» и «агрессия». В случае агрессии мы имеем дело с действием, направленным на достижение определенной цели: причинить ущерб другому лицу. Это действие, таким образом, направлено на определенную цель. Напротив, гнев (как я буду употреблять это понятие) вовсе не обязательно имеет какую-то конкретную цель, но означает определенное эмоциональное состояние. Это состояние в значительной степени порождается внутренними физиологическими реакциями и непроизвольной эмоциональной экспрессией, обусловленной неблагоприятными событиями: моторными реакциями (такими, как сжатые кулаки), выражениями лица (расширенные ноздри и нахмуренные брови) и так далее; определенную роль, вероятно, играют также возникающие при этом мысли и воспоминания. Все эти сенсорные потоки комбинируются в сознании личности в переживание «гнева».

Из каких бы составляющих ни складывалось это эмоциональное состояние, оно не направлено на достижение цели и не служит реализацией конкретного намерения в той или иной конкретной ситуации. В связи с этим важно отметить то, что гнев как эмоциональное состояние не «запускает» прямо агрессию, но обычно только сопровождает побуждение к нападению на жертву. Однако эмоциональное переживание и агрессивное побуждение не всегда выступают вместе. Иногда люди стремятся причинить ущерб другим людям более или менее импульсивно, не отдавая себе сознательного отчета в собственном состоянии гнева.

Агрессия «запускается» внутренней стимуляцией, которая отличается; от эмоционального переживания. В моем гипотетическом примере мужа, оскорбляющего свою жену, я бы не говорил, что муж бьет свою жену, потому что он разозлен на нее. Скорее, я бы полагал, что атака мужа является результатом побуждения, обусловленного неприятным событием. В данный момент человек может переживать или не переживать состояние гнева, но если он в нем находится, то это состояние выступает вместе с агрессивным побуждением, но не создает его прямо.

На мой взгляд, враждебность можно определить как негативную установку к другому человеку или группе людей, которая находит свое выражение в крайне неблагоприятной оценке своего объекта — жертвы.

Мы выражаем свою враждебность, когда говорим, что нам не нравится данный человек, особенно, когда мы желаем ему зла. Далее, враждебный индивидуум — это такой человек, который обычно проявляет большую готовность выражать словесно или каким-либо иным образом негативные оценки других людей, демонстрируя, в общем, недружелюбие по отношению к ним.

Наконец, я определяю агрессивность как относительно стабильную готовность к агрессивным действиям в самых разных ситуациях. Не следует смешивать данное понятие с понятием «враждебности».

Людям, которым свойственна агрессивность, которым часто видятся угрозы и вызовы со стороны других людей и для которых характерна готовность атаковать тех, кто им не нравится, присуща враждебная установка к другим людям; но не все враждебно предрасположенные к другим люди обязательно агрессивны. Таким образом, с моей точки зрения, было бы целесообразнее рассматривать агрессивность как предрасположенность к агрессивному поведению.

В общем, я надеюсь, читателю вполне понятно, что я рассматриваю стимулирование агрессии, агрессию, гнев, враждебность и агрессивность как отдельные, различные, хотя и взаимосвязанные феномены.

Ученые могут исследовать, когда и почему тот или иной из этих феноменов значимо связан с любым другим, а также когда и почему их взаимосвязь оказывается слабо выраженной. На мой взгляд, однако, было бы ошибочным полагать, что они суть одно и то же, или даже считать, что они всегда тесно взаимосвязаны.

Резюме
Неоднозначность и неточность обыденного языка препятствует развитию действительно адекватного понимания агрессии. Научное понятие агрессии (по определению Роберта Бэрона) означает «любую форму поведения, направленного к цели причинения ущерба или вреда другому лицу, не желающему такого с ним обращения». Если нет достаточных оснований полагать, что люди, о которых идет речь, намеренно стремились причинить вред другому лицу, это понятие не должно распространяться на «силовое давление», «ассертивность» или стремление подчинять других, даже если подобные действия в повседневной речи часто обозначаются как «агрессивность»

Враждебность мешает человеку устанавливать нормальные человеческие отношения и вредна для здоровья.

Разовые проявления враждебности или неприязни не опасны для здоровья, проблема возникает, когда враждебность становится чувством, определяющим антагонистический стиль поведения данной личности, который характеризуется постоянной подозрительностью и цинизмом, склонностью делать грубые и язвительные замечания, а также более открыто обнаруживать раздражение и ярость.

Определенную надежду вселяет информация о том, что хронический гнев не является смертным приговором, поскольку враждебность — это всего лишь привычка, от которой можно избавиться. Для проведения специального исследования на медицинском факультете Стэнфордского университета была разработана программа, в которую включили группу пациентов, переживших сердечный приступ. Цель программы заключалась в том, чтобы помочь им смягчить установки, служившие основой их раздражительности. Пациентов учили сдерживать гнев, а в результате число повторных сердечных приступов в этой группе оказалось на 44 процента меньше, чем у тех, кто не пытался избавиться от враждебности.
Исследования по программе Уильямса дали те же положительные результаты. Как и в программе Стэнфордского университета, программа Уильямса имела целью познакомить с основными составляющими эмоционального интеллекта, и, в частности, научить распознавать гнев в самом его начале, управлять им, если он так или иначе проявился, и привить навыки эмпатии. Пациентов просили кратко записывать циничные или неприязненные мысли, как только они заметят их появление. Если мысли упорно сохранялись, они старались воспрепятствовать им, говоря (или думая): «Стоп!» Им рекомендовали намеренно заменять циничные, подозрительные мысли благоразумными, когда они пытались справиться с ситуациями, например, если лифт все никак не приходил, поискать какие-нибудь смягчающие обстоятельства, вместо того чтобы питать гнев против какого-то воображаемого беспечного типа, который якобы виноват в этой задержке. Что же касается столкновений, оставляющих чувство разочарования, то люди приобретали умение взглянуть на вещи с точки зрения другого человека, они учились эмпатии — бальзаму от гнева.

В качестве подсказки - мнение врача: «В качестве лекарства от враждебности нужно научить свое сердце больше доверять людям. Все, что требуется, так это правильная мотивация. Когда люди понимают, что их враждебность может свести их в могилу, они готовы попробовать что-то изменить».

В своей книге «Словарь Жестов» Жозеф Мессинжер пишет:
«При враждебности собеседник с трудом подавляет регулярно возникающую отрыжку. Отрыжка напрямую зависит от работы желудка, но также появляется при враждебном умонастроении.
Ваше присутствие нарушает его пищеварение, если только это не сделали ваши слова, которыми он поперхнулся. Как бы там ни было, в ваших интересах смотать удочки без
малейшего промедления. И больше не возвращаться.
Сидящий собеседник кладет правую ногу, согнутую под прямым углом, на левую, удерживая правое колено левой рукой.
Он многократно зевает, прикрывая рот тыльной стороной наполовину закрытой ладони.
Подобный способ зевать приравнивается к враждебной позе в той мере, в какой раскрыта ладонь, повернутая к собеседнику.
Собеседник зевает, прикрывая рот наполовину
Поза, свидетельствующая о необъявленной враждебности! Зевота столь же заразна, сколь и дурацкий смех. Почему? Потому что и первая, и второй — этого своего рода пакт о ненападении или отложенной враждебности.
Он зажимает бороду между большим и указательным пальцами.
Борода часто становится жертвой чувства враждебности, которому бородач не позволяет проявляться открыто. Он тайно обвиняет вас в том, что вы докучаете ему, но предпочитает истязать волоски собственной бороды, нежели открыто заявить о своей враждебности.
Вы опускаете скрещенные предплечья на столешницу или какую-либо другую поверхность.
Речь идет о позе ложной непринужденности. Напоминаю, что предплечья — защитные средства тела в прямом смысле слова. Это также естественные щиты. Размещая их друг на друге в контексте конфликтной ситуации, вы предчувствуете скрытую враждебность или подвергаетесь словесным нападкам со стороны собеседника. Скрещивание предплечий во время какой-либо встречи, как правило, не предвещает возникновения столь ненапряженной атмосферы, как вы могли бы предположить. Вы готовитесь отразить возможную словесную атаку или сталкиваетесь с аргументами, против которых ощущаете себя бессильным. Подобная реакция должна напомнить вам начальную школу.
Она вздергивает подбородок, увеличивая угол между ним и шеей.
Глаза потемнели от гнева. Мне лучше бы заткнуться и оставить ее в неведении. Подобное телодвижение у женщины означает появление враждебности.
Подперев подбородок правым кулаком, министр отвечает: «Нет! Я не могу».
Его обольстительный взгляд мгновенно подергивается инеем. Апперкот, чтобы отправить собеседника в нокаут. Поза, враждебная по отношению к другому человеку, даже если речи кажутся достаточно дружелюбными.
Шеф почесывает голову ручкой, карандашом, линейкой или любым другим предметом, оказавшимся в пределах досягаемости.
Этот предмет — символическое оружие, при помощи которого он очень хотел бы сразить вас наповал. Шеф терпеть не может, когда его оставляет в дураках человек, которого он считает глупее себя. Если конкретно — вы!
Охранник скрещивает руки, прижимая кулаки к бокам.
Если человек, в контексте отношений на работе, прижимает руки к бокам, это само по себе служит признаком скрытой агрессии, превентивной враждебности. Эту позу особенно любят грубоватые индивиды, предпочитающие превращать социальные контакты в конфликты, чтобы соответствовать роли, которую они призваны играть в обществе. Роли больших злобных волков».



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Психология
Ключевые слова: враждебность,
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
Свидетельство о публикации: №1210901430564
@ Copyright: Алексей Гадаев, 01.09.2021г.

Отзывы


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1