Декабристка


­                                                                                     Декабристка

Трудно людям сходиться, если они пережили в своей жизни большую трагедию, и особенно если годы у них, уже не молодые. И жить одному человеку тоже плохо, он не создан для такой жизни.
Даже волки сторонятся «своего собрата», одиночки. И «бирюком» называют его люди. Для всех этот волк опасен, и не предсказуем. А что у него на душе творится, никому того неизвестно.
Надо отметить, что волки по своей сути, примерные семьянины, и, не задумываясь, собой жертвуют, ради спасения семьи. А почему так в жизни случается, что «бирюки» они, нам трудно ответить. Разные причины бывают. Может и человек виноват!
И женщины-одиночки, всякие бывают, и слова нежные могут красиво говорить, да так что невольно заслушаешься их. Но если и это не помогает, то могут они и на патриотические чувства «надавить», но всё равно своей цели достигнут. Заставят себя уважать, и ценить. Про любовь, здесь не говорится, в это сразу трудно поверить.
Это не хитрость и не обман, а линия их поведения, заложенная ещё в генах. То есть, раньше, чем родилась сама женщина: «вот где парадокс?!»
Тогда, когда её, «как личности» вообще на свете не было. Задумайтесь мужики, и сделайте соответствующие выводы, если ещё не поздно.
Так и Вадим Сергеевич, сошёлся со своей Любашей. И прожил с ней, уже несколько лет в гражданском браке. Сейчас так многие живут.
Но настороженность в ихних отношениях осталась. Хотя оба они замечательные, красивые и сильные люди. И дети у них уже взрослые. Можно и самим, по-новому жизнь строить.
- Да я за тобой мой милый, «как ниточка за иголочкой всю жизнь проследую», И в беде тебя никогда не оставлю, – кому не приятно такое услышать.
Но больше всего Иванова не такие слова до сердца достали:
- Я, как декабристка, за тобой хоть куда пойду, даже на край света! – слёзы на глаза наворачиваются, от простоты, и душевности этих слов.
- Кто не помнит героев-декабристов, и их преданных жён, которые действительно за ними на край света пошли: «в саму Сибирь». Туда, куда сослали их мужей за покушение на царя.
Многие декабристы были сразу расстреляны, или повешены, а живым «не лучшая доля» досталась. Все они были лишены дворянских званий, и всем нам ясно за что.
А с их жёнами, всё происходило намного сложнее. Царь не лишал их высоких званий. И получается, что не мстил им за мужей. За их «беспримерное преступление», против царя и Отечества.
Хотя мог и такое сделать, и с жёнами расправиться: но они сами от всех своих благ отказались, от своих немалых привилегий. Вот где парадокс всего высокого дворянского общества: «кто бы посмел подумать?», что такое можно сделать, да ещё женщинам!?
Царь вынужден был дать разрешение женам, находиться вместе со своими мужьями в ссылке, хотя они, и не были осуждены. Теперь они, уже на общих основаниях, могли следовать за ними в ссылку.
И всё же, случилось непредвиденное. Патриотизм этих женщин, бумерангом ударил по всему самодержавию. И отзвук их славы, пошёл по всей земле. Никто и не думал, что такое может случиться.
Но это всего лишь История, и врядли она повторится. Зато есть патриотический пример для подражания, новым поколениям. И понимание этого душевного подвига, у всех нас осталось. Потому что мы всего, на всего – люди! А не боги! А тут такое, во что трудно было поверить: любовь и великое самопожертвование. Божественное начало.
И современные женщины, теперь пользуются этим подвигом, только в своих корыстных интересах: «вешают своим мужикам «лапшу на уши». Типа этого: «мой любимый, я за тобой на край света пойду, как декабристка!»
- Ну, надо же!? Какой патриотизм! Сейчас в это трудно поверить!
Вот и пришло время всё проверить на деле. Как говорится «расставить все точки над и» Любит Вадим грибы собирать, и места у него есть свои любимые. Только с природой трудно спорить, она во всём мире хозяин. Но грибник всегда старался жить с ней в гармонии, любым её капризам был рад. Но и он такого небывалого подъёма воды не предвидел.
Воды столько налили дожди, что сейчас ей просто некуда деваться. И река не может принять такую огромную массу воды. Нет у неё сейчас русла, нет берегов: гудит во всю свою мощь, капризный характер и силу показывает.
Стали у кромки воды Вадим и Любушка, и невольно задумались. Сентябрь на дворе, и вода холодная. И они уже не молодые. Но не привык Иванов отступать, для него нет преград, что зимой, что летом. Только вперёд!
- Надо идти! – твёрдо говорит супруг. – «Раз ты декабристка, такой чести удостоена».
А там метров тридцать по воде, до ближайшей рёлочки, хоть и не глубоко, всего лишь по колено воды. И для него это привычное дело. Но Любочка? Его жена «декабристка», которая обещала следовать за ним всю жизнь, «как ниточка за иголочкой» тут призадумалась.
- Да, она такое говорила! И ей нечего на этот счёт возразить! - тут она согласна со своим супругом.
-Да! И характер она свой имела, который даже близко нельзя назвать ангельским, - тоже правильно.
- И отступать она не привыкла! – и тут всё правильно!
Но очень ей не понравились последние слова Вадима.
- Ты еще на дороге стоишь. Автобусы: один, за одним ходят. Так что тебя никто не заставляет следовать за мной, «хоть ты и «декабристка». Лучше будет, если ты домой уедешь. Мне без тебя спокойней будет.
Но не тут-то было.
Разметались по лицу Любаши, её светлые волосы. Зажглись дерзким упрямством, её карие глаза: стали как уголья черные. И она решительно ступила в холодную воду. И пошла!
- Я сибирячка, и отступать не привыкла: чтоб ты знал дорогой! – и далее. - За меня можешь не переживать милый, тем более что я сама напросилась.
- Да и ты обещал мне милый, «насколько я это помню», где глубоко будет, на себе меня перенести, - это её ход конём в сторону Вадима, но она достигла своей цели.
Теперь супруг в недоумении:
- Это получается так, что ты с моего «горба» слазить не будешь, ведь вода кругом. Я что: дурачок, что ли? Такую тяжесть на себе по болоту таскать.
Уже в рёлке вылили они воду из сапог, и давай Вадим грибы смотреть. А грибам тоже интересно на таких необычных, и сердитых «грибников посмотреть»:
- Какие тут капризы могут быть: вода кругом, «стихия», да ещё личные амбиции? – им непонятно всё это.
Находит Иванов белые грибы, целует их и осторожно в короб кладёт. Замечает всё это Люба, и обиженно говорит Вадиму: «для меня так и хорошего слова нет! А тут смотрите, какой я добрый, да «пушистый!?» - «Показухой» занимаешься дорогой!»
- А я и есть такой, только тебе этого не надо, ты в другом мире живёшь. И видишь только то, что хочешь видеть, как и большинство обычных людей.
- А ты выходит, что не обычный человек? – так получается?
- Лицо супруги разрумянилось, «наверно от каприза». И стало сладким да желанным, для лихих комариков. Белая косыночка уже не спасает её, «от их орды». Для них главное, что «объект охоты появился», тем более что он такой интересный и красивый.
- Ты что «бронированный», или они тебя вообще не кусают? – недоумённо возмущается «декабристка». – Уже никакая мазь не помогает!
В душе Иванов доволен, нянчиться с ней он не будет: это точно! Сама она напросилась, теперь пусть его слушает.
- Ты про Сибирь всё говорила, и красивые примеры приводила. А теперь представь себе, как жены декабристов туда годами шли. И это только до места ссылки, а там что творилось: «болота, комары, болезни!».
И добавил с лёгким восторгом, на большее лукавство он не посмел. Это был бы открытый вызов жене.
- Возможно, что и твои предки, там тоже кандалами гремели, раз ты коренная сибирячка.
- Бесспорно, что такое могло быть. И, терпели они все «нечеловеческие мытарства»: «вот, и ты терпи дорогая!».
И дальше, в приподнятом настроении, лихо словами заворачивает»:
- Чтобы и я мог, гордиться тобой: «я тоже имею на это «законное право!»
- Сейчас мы в другую рёлку переходить будем, и опять по воде пойдём. Над водой комаров меньше летает, «там и отдышишься ты».
И дальше прозвучала убийственная, по своей значимости фраза: «коровы все так делают, от гнуса в воде спасаются!» Целые стада.
Хотя логически всё правильно про коров. Тут трудно к Вадиму придраться: в воде они спасаются».
- У тебя, что других мест нет, где грибы можно собирать? – и с ноткой раздражения добавила. - Как все нормальные люди собирают!
- А чем плохое место? Уже ведро отборных грибов набрали, и ещё наберём! – отшучивается супруг.
- И представь себе «прекрасная Любушка»: я не виноват, что сейчас река так разлилась.
- Не лейкой же, я воду сюда носил, чтобы тебя удивить: «золотце моё»! - и про себя добавил: – «Принцессу такую. – «Поглядите-ка, какие мы нежные?!»
- Дальше воды было ещё больше. Сначала она дошла до интимных мест, и начала выше пояса подниматься. Затем на уровне моей груди шутливо «заплескалась».
Дороги назад нам не было, только вперёд идти до ближайшей высокой рёлки. А там, всего ничего, с десяток метров осталось.
- Что ты всё юлой крутишься рыбка моя, окунись полностью в воду тебе сразу легче будет!»
Вадим Сергеевич вылил воду из сапог, и выжиматься не стал: вода сама по телу стечёт и дальше сапог не уйдет. Только не забывай периодически оттуда воду выливать.
- Помог отжать воду из одежды супруге-декабристке. И не забыл успокоить её: «назад другой дорогой пойдём, там воды меньше будет!»
Но этот «дешёвый номер», мало на неё подействовал.
И тогда, что бы веселее было, достал из короба фотоаппарат и сфотографировал, «своё прелестное создание», на фоне большого разлива реки. Не зря же он фотоаппарат, так бережно всю дорогу носил, а тут, и случай представился «ему отличиться».
А дальше, мокрым грибникам три могучих дуба повстречались. И что интересно: все они из одного корня растут.
Как тут людям не удивляться? Всё у деревьев, как у людей происходит: «три брата богатыря народились, по нашим меркам тоже рекорд: «тройняшки» они. Щедра Матушка- Природа на подарки.
И вот, резные, и по-осеннему яркие их кроны. Невиданным шатром развернулись, над волшебной полянкой, во всём своём величии красуются кудрявые богатыри.
Ну, как здесь не остановиться. Если чудо-богатыри сами к себе, в гости приглашают. И ждут уже, как гостей дорогих!
- Вот здесь меня обязательно сфотографируй Вадик!
- Это место, будто бы для меня создано: на ладонях этих добрых богатырей. Грандиозный снимок будет!
Но Иванов Вадим Сергеевич, с улыбкой свою шутливую линию гнёт, и он не лишён чувств юмора.
- Если исходить из эволюции человека по Дарвину, то ты всё правильно говоришь моя дорогая: наше место там, на деревьях, и не иначе!
- Только и тут, надо сразу уточнить, кто мы с тобой: «Абрамгутанги, Шимпанадзе, или от Гаврилы произошли!» - Насколько древен и могуч наш род?
- Да, какая разница тебе, все мы «человеки»! – весело отвечает «декабристка», и вальяжно развалилась на одном стволе дуба.
- Нам надо от них силы набраться, и хорошей энергии, раз такой случай представился. Не часто такое в жизни бывает.
Щёлкает фотоаппарат, и уже открываются им новые виды. И снова весёлый снимок: «надо для истории!»
- Ты куда свой короб поставил «чудак», прямо в россыпь грибов. А их здесь?
И давай супруги по земле на коленях ползать, да новые грибы выискивать. А те ростом маленькие, но крепыши завидные. «Сами герои» в коричневые шляпки одеты, и на земле их трудно увидеть. Вроде играются они с грибниками, а может так оно и есть.
Недаром в Белоруссии, старые люди говорят, что Белый гриб «прикидывается», а не попадается. То есть: захочет, покажется он, а захочет, и нет. Логически получается, что Белый гриб по-человечески разумный: и шутит он с нами.
Совсем, как человек он! И Старичок-Боровичок, не совсем сказка: «это мир людьми не изведанный». Тут, только вдуматься надо, тогда и откроется великий смысл всей нашей жизни!
Но до этого ли сейчас грибникам: «если масть пошла». И носят они грибы охапками к коробу, их уже, и класть некуда. Как тут не сделать снимок на память, такое счастье не часто бывает в нашей жизни. А тут и фотография под рукой - «любуйтесь, и завидуйте!»
Ещё немного прошли по рёлке супруги, и снова встречает их чудо. На стволе дуба, большой, и лохматый гриб растёт. Волокна его, чуть на солнышке порыжели, но привлекательны и по-человечески нежны.
Не зря гриб повыше на дерево постарался забраться. Наверно для лучшего обзора местности, или для своей безопасности. Может, то и другое вместе! И он хитер!
- Да это же «оленья борода»! Редчайший гриб, и цены ему нет!
- Раньше китайцы, из-за него полностью, дубовые релки вырубали. Устраивали, таким образом, природные парники. На них и собирали они, эти редчайшие по своим вкусовым, и целебным качествам грибы. И затем, на стол китайского императора эти деликатесы попадали.
А носили их через границу китайские контрабандисты, хищники каких свет не видел. О чем и было доложено ещё в прошлом веке, нашему царю: капитаном Арсеньевым, русским исследователем Приморья. Но как говорится: «и на старуху есть проруха!», это про китайских контрабандистов сказано.
Потому что, были ещё и «русские «хунхузы», то есть «наши лихие люди»! Которые забирали, «китайское»: золото, деньги, товар, женьшень. Не задумываясь, убивали хозяев, и «тайга закон», спросить не с кого. Они тоже хищники, не лучше китайцев, только лицо у них другое.
- Неужели всё так страшно было! – спрашивает Люба у Вадима. – Даже не верится, что это всё здесь происходило.
- История всё это подтверждает, - говорит Вадим. – Только это ближе к границе было. А наша задача сейчас достать «оленью бороду», снять её с дерева.
- И раз залезть туда невозможно, то будем искать «сухостоину»: есть такой проверенный способ у бывалых грибников.
Скоро такое сухое «удилище с рогаткой» на конце, в руках Вадима, стало подниматься вдоль ствола к экзотически красивому грибу. Тот не желал поддаваться, и казалось, что ещё выше отодвигался к вершине дуба. Хитрец какой!
Но это не долго продолжалось, рогатка поддела его, и он как цирковой гимнаст: «переворотом, через голову «сиганул» с дерева вниз. Наверно хотел спрятаться от грибников в мелком кустарнике.
Но человек, так же ловко перехватил гриб, ещё в воздухе, в середине «акробатического этюда», не дав завершить его.
Недолго подержал его в своих крепких руках, а затем утонул лицом в его тёплых волокнах. Приник, как к родному человеку.
- Запах, какой, не надышишься?! Наверно от дуба всю целебную силу впитал, оттого и силы такой: «неземной!»
Люба тоже была удивлена, и дала свою оценку этому чуду: «любой парфюмер позавидует». А это наивысшая оценка у них.
А гурманы ещё и своих доблестей прибавят». Каждый по-своему достоинства гриба истолкует, но все будут правы: необычный он.
- Я один раз угостил своего друга «оленьей бородой». Зимой дело было. Баночку открыл, и чудный запах осени у меня в квартире витает. Да такой целебной силы, что надышаться не можешь.
- А когда деликатес гость попробовал, то совсем удивился: «да он вкуснее всех наших грибов», не накушаться его!». Настоящее чудо!
- Неужели такое было? – это Люба не может придти в себя от восторга.
- Сама попробуешь, и по-настоящему оценишь редкий гриб!
И неожиданно для себя добавил: «декабристка ты моя!»
Всё забыли супруги: и про проверку своих чувств, и про всякие мелкие подозрения друг к другу. И про наводнение, что чуть не рассорило их.
Никак нельзя им в таком красивом мире: этой доброй сказке ссориться. Ведь и они сейчас, герои этого волшебства. И не надо им оттуда уходить, пусть она будет вечной!
                                                                                          19 февраля 2014г



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
Свидетельство о публикации: №1210901430509
@ Copyright: Григорий Хохлов, 01.09.2021г.

Отзывы


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1