Непреходящие миры (сборник стихотворений)


­ Максим ТОКАРЕВ




НЕПРЕХОДЯЩИЕ МИРЫ




Электронный сборник стихотворений.




ББК 84(2 Рос=Рус)6

Т 51




Данная книга содержит стихотворения пензенского поэта, прозаика, либреттиста, автора-исполнителя песен, члена Союза российских писателей Максима Токарева. Автор зовёт в мир своей лирики, которая может радовать неожиданными находками и поможет найти читателю душевные ориентиры.




Максим Токарев ©

Марина Герасимова (предисловие)©

Публикуется в авторской редакции. Все права защищены. Любое использование текста без согласия правообладателя запрещено законом.




СОДЕРЖАНИЕ




Предисловие (автор М. Герасимова)

1.Пензенское солнце

2.Полозья

3.Накал

4.«Что-то грусть давно не приходила...»

5.«Струны во мне появились...»

6.«Я был горяч, но ты ж, мудра...»

7.«Всё, что было у Есенина...»

8.Радужные буквы

9.Склоню к песенности

10.Мёдом высот напоён

11.«Нуждаюсь я в трёх лишь крылатых словах...»

12.«Хоть весь космос дари ей со звёздами..»

13.«Погруженье в медленную зиму...»

14«Не переживаю. Жизнь — конфета...»

15.«Я читаю мелькающий снег...»

16.«Я задержал свою молодость...»

17.Высь пропадает

18.Удержи

19.«В сером ожерелье-одожденье...»

20.«Творю хрусталь из ничего...»

21.Рондель №4

22.Рондель №5

23.Рондель №6

24.Триолет №6

25.Триолет №7

26.Рондель №7

27.Рондель №8

28.Триолет №8

29.Триолет №9

30.Триолет №10

31.По озеру покоя

32.Легки весны тома

33.Рондель № 9

34.Певица

35.Верю

36.Обновлённый

37.Пять веков до любви осталось

38.Нежный образ

39.Аполлона позову на чай

40.«Дульсинея и Беатриче...»

41.«...А у неё ко мне был интерес...»

42.Всесветлость

43.Непреходящие миры

44.Разбег и начало

45.Приземляю бури

46.В земной необходимости

47.Здоровье

48.Сомненье как кино

49.Прописанный магний

50.Лира счастья

51.Остранённо

52.«Плутарх на небе сочиняет биографию...»

53.Сотворится место

54.«Старины усадебная хрупокость...»

55.Вагон прицепной

56.Рондель №10

57.Рондель №11

58.Рондель №12

59.Рондель №13

60.Мужество

61.Образ женский

62.Ответственность







ПРЕДИСЛОВИЕ




Выход новой книги Максима Токарева «Непреходящие миры» - безусловно, будет ярким событием во вселенной пензенской литературы. Я сознательно говорю «пензенской», ведь сам автор предпочитает путь звезды на небосклоне малой родины, нежели быть затерянным в бесконечном пространстве многомастных звуков и рифм. Об этом говорит первое, заглавное стихотворение «Пензенское солнце»:

Мир весь туманен, не изучен

И не исхожен мною.

Я с милой Пензой неразлучен

И мыслью, и душою...

Тематика текстов Токарева вполне традиционна: это и стихи о любви и дружбе, и раздумья о судьбах Родины, и темы вдохновения, поэта и толпы.

Язык поэта порой шероховат и полон словесных находок и изобретений, и в этом явно прослеживается наследие футуристов:




Управляющие магниторогой техносферой,

Антенношпилящей колкостью вышивающие...




(«Накал»)




Их теперь желтофонарный опыт

Светит сквозь затихший летний ропот.

И при этом книга наполнена традиционными твёрдыми формами стиха - ронделями и триолетами.

Как говорит сам автор: «Опираюсь на традиции всей мировой поэзии. И символистов, и романтков, и тех же футуристов - последние мне импонируют тем, что делают безграничным словарный запас русского языка и расширяют границы реальности... а настоящему художнику не хочется себя стеснять... Хотя иногда себя я сознательно самоограничиваю... Совмещаю в себе несколько "я"...».

Одна из ипостасей Максима Токарева – музыкант, композитор, и это музыкальное мышление отражено во многих стихотворениях:




Струны во мне появились.

Кажется, я зазвучал...




То бревенчатая музыка,

То напев росистых трав.

Сторона привольно русская,

Золото церковных глав.

(«Всё, что было у Есенина»)




Ноты будто заумность...

Но как жизнь – многострунность,

Тёплый гуд оркестровых октав.

(«Триолет № 6»)




Чисто романтическое мироощущение поэт обнаруживает в большинстве стихов, вошедших в книгу. Он летит на крыльях своих фантазий, порой утрированно возвышая чувства и жонглируя абстрактными категориями. Пусть даже рискуя актуальностью и интересностью для определённого пласта читателей, но Максим Токарев идёт своим путём, не опускаясь до мелочности быта. Реальность слабо отражается в этих стихотворениях, поэт будто парит над ней:

А из ран хлещет рыданье –

Бесслёзное, безводное, но воздушное.

Я не отдам на поруганье

Чью-то вопиющую душу.

(«Склоню к песенности»)




Хоть весь космос дари ей со звёздами,

А она не поймёт, не оценит.

В ней господствует лишь помраченье…



Какой актёр сыграет роль моей души?

Кто повторит её поход по мятным сферам,

Лугов приятных с ней постигнет ширь?

Какой актёр сыграет роль моей души?..





И так далее.

Книга получилась неровной – сильные, наполненные удачными образами вещи соседствуют с упражнениями в литературной технике (к счастью, таких не много). Но, возможно, в этой непричёсанности читатель быстрее угадает биение жизни…

И хочется пожелать «Непреходящим мирам» проторить пути к сердцу читателя!..

Марина Герасимова, член Союза писателей России.



1.ПЕНЗЕНСКОЕ СОЛНЦЕ




Мир весь туманен, не изучен

И не исхожен мною.

Я с милой Пензой неразлучен

И мыслью, и душою.




Сура священней океанов,

Роднее изначально,

Своей водой омоет раны

Любой земной печали.




Пусть дальше пензенское солнце

Мой согревает город

И сердцем в синем небе бьётся –

А этот пульс мне дорог.







2.ПОЛОЗЬЯ




Я в других надежду вселял,

А теперь теряю – себя.

Но не верю в конец истории.

Я был частью мира лугов –

Был одним из вешних ростков,

Был едва не затоптан горем я.




И расцвёл, возможно, не так.

Больше пользы нёс людям злак –

Хлебом могут они насытиться.

Урожай убрали с земли,

И снега меня замели.

Словно сани, скользят события.




Коль полозья чую вверху,

То душа не стёрлась в труху –

Захотелось и ей движения

К воскрешающим временам,

К просыпающимся лугам,

К историческому цветению.




3.НАКАЛ

Синий накал неба.
Зелёный накал травы.
Отрежьте природы, как хлеба,
И дайте мне вы,

Управляющие магниторогой техносферой,
Антенношпилящей колкостью вышивающие...
Я был серым -
Теперь яркости ожидающий.

Облака загремят бубенчиками -
Гром в шутовской шляпе
Придёт и мне, доверчивому,
Наострит и замолнится кляпом.







4.* * *

Что-то грусть давно не приходила…

Ну а как же без неё!.. Пришла.

Вот моей поужинала силой,

А на завтрак съест мои дела.




Душу выпьет, нервами закусит,

Нарушая трезвости обет.

Кто придумал режущее чувство,

Словно какофонию, как бред?..




Никому в жилетку не поноешь,

Сопереживанья не найдёшь:

У других и бытиё иное –

Да и сам их целей не поймёшь.




Дверь закрыта в чью-то примитивность,

А откроют – не войду, сбегу.

Простота есть лучшая, что ливнем

Прямоструйным смоет грусть-беду.







5.* * *
Струны во мне появились.
Кажется, я зазвучал.
Мысли мои окрылились.
Мир - это праздник, мечта,

Чтенье собранья иллюзий
В неисчислимых томах.
Строки - события, люди,
Но не сулящие страх.

Музыку с чтеньем связует
Небо - настройщик души,
Библиотекарь раздумий,
Зов для стремлений больших.







6.* * *

Я был горяч, но ты ж, мудра,

Меня почти что не ругала,

А лишь немного укоряла,

Что я зажёг очаг утрат.




Ах, где бы взять иной камин –

Как знак уюта без печали!..

Стояли мы с тобой в начале

Бескрайне тёплых величин.




Ты мне советовала стать

Спокойнее равнин и штиля…

Мы много недоговорили.

Как разговор вернуть опять?..







7.ВСЁ, ЧТО БЫЛО У ЕСЕНИНА

То бревенчатая музыка,
То напев росистых трав.
Сторона привольно русская,
Золото церковных глав.

Всё, что было у Есенина,
Что прочувствовано им,
Не накроется забвением,
Не пройдёт как с яблонь дым.

Ведь поэт Россию впитывал
С ликованьем и тоской,
Постигал душой открытою
И тревогу и покой.

Сквозь леса глухие видел он
Ясные любви глаза,
И рыдающим наитием
Сердце он себе пронзал.










8.РАДУЖНЫЕ БУКВЫ




Закрыв глаза, читать собрался темноту,

Но вот увидел радужные буквы я

Из алфавита, неизвестного доселе.

И появлялись вдруг слова как поезда –

Из древности бежали в будущее время.

Закрытые глаза – безлюдный полустанок

Без расписания времён и языков.

Воскресла ль письменность, а может, рождена –

Душа поймёт её стремительный порыв,

Светящиеся пёстро смыслы постигая.







9.СКЛОНЮ К ПЕСЕННОСТИ




Пытаюсь ни от кого не зависеть,

Хотя синяя волна неба

Опрокидывает такие событья,

Что атмосфера получает раненья.




А из ран хлещет рыданье –

Бесслёзное, безводное, но воздушное.

Я не отдам на поруганье

Чью-то вопиющую душу.




Я разрублю гордиев

Узел отчаянной бестелесности –

Облик обрету гордый,

Рыдание склоню к песенности.




10.МЁДОМ ВЫСОТ НАПОЁН




Ему говорили: «Ты к ней

Напрасно свой взгляд обратил.

Не хочет она быть твоей.

Ей некто другой, дальний, мил.




И нужен ей город иной,

Чужая нужна ей страна…

Иллюзий назойливый рой

Гони и утешься сполна




Спокойствием замерших чувств,

Рождением новых удач…

Не ведать тебе её уст,

Её нелюбовь – твой палач».




Но гнал не иллюзии он –

Сторонний совет и наказ.

И, мёдом высот напоён,

Он шёл на сердечную казнь.







11.* * *

Нуждаюсь я в трёх лишь крылатых словах,

Хоть сам я – земля и ничтожнейший прах –

Сыпучий ковёр для царицы души.

Могу я обжечься об эти слова,

И гибельным кругом пойдёт голова.

Их слыша, наверно, не буду я жив…




Молчанье твоё – мне защита и путь

К спокойным равнинам, где можно вернуть

Прозрачное детство и сказку дождя

В погоде нелётной… Но прочь лишний страх –

Нуждаюсь я в трёх лишь крылатых словах,

И хочется жить, повзрослев и летя…







12.* * *

Хоть весь космос дари ей со звёздами,

А она не поймёт, не оценит.

В ней господствует лишь помраченье,

Ложнозвучье, что кажется пеньем,

Гордость мыслей, что станут вопросами –




Да, придёт к ней большое сомнение:

То’ ли в жизни искала кипучей,

Различала ли грёзы и тучи,

Не влюбляясь в того, кто не лучший? –

И охватит её сожаление…




13.* * *
Погруженье в медленную зиму.
Сумерки ленивы. Тяжек снег
На ветвях согнувшейся осины.
Речка в ледяном застыла сне.

По душе моей бежало лето.
Лодки гнал вперёд лихой мотор.
Это всё прошло – прошло бесследно,
Словно бесполезный разговор.

Бег непостоянен, ненадёжен
С быстротой журчащей болтовни.
Вечер зимний, тёмен, осторожен,
Медленные запалил огни.

Окна, звёзды, фонари сияют,
Как с подсветкой ледокол, плывут...
Люди к стуже кожей привыкают.
Снег как отдых – летний зной как труд.







14.* * *

Не переживаю. Жизнь – конфета

Или спальный едущий вагон.

В снах о лучшем нет порой сюжета,

И звонком не будит телефон.




В пьесе, фильме нервно трубку к уху

Приставляет ушлый фигурант.

Философия бормочет сухо.

Слышащий – так часто ей не рад.




Кульминация исключена на рельсах,

По которым катится вагон.

Он – конфета. В нём нашёл я место –

Миновал крутой он перегон.




15.* * *

Я читаю мелькающий снег:

Буквы белые по вертикали

Совершают падение-бег.

Слово было на небе, в Начале.

Слову в тягость – пуховый свой век

Мягким сердцем прожить в одеяле,

Накрывающем землю зимой.

Буквы пуха – внеазбучный рой.




В словари не отправишь снежинки.

Обречённые падать – вольны.

Никому никогда не служили,

Кроме ласковых струй тишины,

Неземного напитка в кувшине,

Чьи края высью охлаждены.

Но весною горячее солнце

Выпить талую мудрость возьмётся.




16.* * *

Я задержал свою молодость –

Ей убежать не даю.

Даже зимой мне не холодно,

Даже в печали – пою.




Сколько бы лет мной ни прожито,

Но невесомы они.

Песня – из прошлого сложена.

Год каждый нотой звенит.







17.ВЫСЬ ПРОПАДАЕТ




Всё бросить в океан, дождями сотворённый,

За тучами исчезнуть для других.

Всё бросить – то, чем жил бесцельно и никчёмно,

А высь зовёт меня, как рифму стих.




Высь пропадает без моих луны и солнца,

Ей остаётся плакать над землёй.

Душа моя голубкой белой вознесётся,

Чтоб сделаться лучисто золотой.




18.УДЕРЖИ




Разве это свобода, когда

Можно просто обидеть другого:

Оскорбить, из жилища изгнать

И поднять на смех доброе слово!..




С плавным, вольным полётом души

Хищных дел не связать свистопляску.

Человек, ты себя удержи,

Чтоб «свободой» не стать хулиганству.




19.* * *

В сером ожерелье-одожденье

Словно долгий вечер день осенний.




Привечает он плащи с зонтами,

Дружит с отсыревшими домами.




И от зелени устали листья –

Молодостью можно тяготиться.




Их теперь желтофонарный опыт

Светит сквозь затихший летний ропот.




20.* * *
Творю хрусталь из ничего,
А вместе с ним и злато.
Хрусталь - отныне не стекло,
А золото - не плата.

Всё это - воздух и листва
С осенней желтизною,
Что я давно не доставал
Из шкафа неземного.

Спускает небо бытиё,
Как снег, как директиву.
Но я при мнении своём -
Дышу листвою дивно.




21.РОНДЕЛЬ №4




Много лишнего во Вселенной.

Это лишнее – тоже жизнь.

Часто путаем отдых с ленью,

Пустотой называем высь.




Украшается, несомненно,

Многоточием чистый лист.

Много лишнего во Вселенной.

Это лишнее – тоже жизнь.




Недостатки гнетут безмерно.

Не заметить их – явный риск.

Но лишь, в пику им, улыбнись –

Неопасно для одоленья

Много лишнего во Вселенной.




22.РОНДЕЛЬ №5




О тебе и рондель, и рассказ.

Прозу мне со стихами сплетаешь.

Ты царица немыслимых ласк,

Но не мне их, увы, посвящаешь.




Где же мой бриллиантовый час,

Где блаженства пора золотая?..

О тебе и рондель, и рассказ.

Прозу мне со стихами сплетаешь.




Без тебя сам себя сердцем спас

И в строках сочинённых летаю.

В тёплой выдумке снег твой растаял:

Я с любовью в нём чуть не увяз.

О тебе и рондель, и рассказ.




23.РОНДЕЛЬ №6




Я, наверное, картина.

Но не классика – модерн.

И в квадрате нелюдимом

Прячусь от весов и мер.




Верить мне необходимо,

Что найду я в счастье дверь.

Я, наверное, картина,

Но не классика – модерн.




За окном шумит рутина

И сгустился серый день.

Но не там я. В раме стен.

Крылья обрела квартира.

Я, наверное, картина.




24.ТРИОЛЕТ №6




Ноты будто заумность,

Непонятная для большинства.

Серебрится задумка.

Ноты будто заумность.

Но как жизнь – многострунность,

Тёплый гуд оркестровых октав.

Ноты будто заумность,

Непонятная для большинства.




25.ТРИОЛЕТ №7




Какой актёр сыграет роль моей души?

Кто повторит её поход по мятным сферам,

Лугов приятных с ней постигнет ширь?

Какой актёр сыграет роль моей души?..

На сцене травянистой только полумеры,

И драма в безмятежный мир мой не спешит…

Какой актёр сыграет роль моей души?

Кто повторит её поход по мятным сферам?




26.РОНДЕЛЬ №7




Наблюдаю зыбкость бытия,

Но считаю вечным с неба свет –

Нежно он касается меня,

Защищает от великих бед.




От него и ранняя заря.

И сулящий сто начал совет.

Наблюдаю зыбкость бытия,

Но считаю вечным с неба свет.




Жить бы, только будущим горя,

Нынешних не замечая лет, –

У кого-то в это веры нет…

Скепсис чуждый от себя гоня,

Наблюдаю зыбкость бытия.




27.РОНДЕЛЬ №8




Не только о любви с тобою говорим.

Все наши темы будто восхожденье к звёздам.

Как Млечный Путь нам предстаёт тумана дым,

Кометами тревожными сверкают грозы.




Не сделаться бы в спорах для тебя чужим.

Уж лучше уступить в беззвучии неброском.

Не только о любви с тобою говорим.

Все наши темы будто восхожденье к звёздам.




Большое мирозданье видится твоим.

Я трепетным и вечным в нём являюсь гостем,

В молчанье нашем это понял просто

И знаю – мы земное с высшим примирим.

Не только о любви с тобою говорим.




28.ТРИОЛЕТ № 8

Ты вся музыка жизни -
Голоса всех эпох.
Даже в шорохе листьев
Ты вся музыка жизни.
Я в созвучиях чистых
Твой услышал исток.
Ты вся музыка жизни -
Голоса всех эпох.




29.ТРИОЛЕТ №9




Расширил я стиха границы –

Он стал мелодией жемчужной,

Над прозой сумрачной искрится.

Расширил я стиха границы.

И он певучим вихрем кружит,

И в небеса немые мчится.

Расширил я стиха границы –

Он стал мелодией жемчужной.




30.ТРИОЛЕТ № 10




Не обещаю вечную любовь,

Но обещаю вечную приятность –

Времён печальных прежних невозвратность.

Не обещаю вечную любовь.

Конечно, можешь и нахмурить бровь,

Что без красивых фраз журчит понятность.

Не обещаю вечную любовь,

Но обещаю вечную приятность.




31.ПО ОЗЕРУ ПОКОЯ




Успение всегда успеет,

А вот живи, как воскресай,

Чтобы тяжёлая слеза

Не падала уныло-спело.




Унынье не водой умоет,

А жгучим воском окропит…

Плыви по озеру покоя,

Отрада пусть тебя хранит.




32.ЛЕГКИ ВЕСНЫ ТОМА




Плохо мы весну прочли.

Светом солнце-лев рычит –

Указание на дверь

В неземные времена,

Где безбрежная весна

Расселилась по листве.




Неземные города –

Это с нами навсегда.

Там из радуги дома,

И машины из ручьёв,

И дороги нежных слов…

Как легки весны тома!




33.РОНДЕЛЬ №9




Венценосная лебедь –

Королева галактик,

Ни о чём не жалеешь,

Не зовёшь и не плачешь.




Ах, сударыня-леди

В выходном звёздном платье,

Венценосная лебедь –

Королева галактик.




ЧтО из нас время лепит?

Мы шедевры иль клады?..

Или вышиты гладью?..

Лучших снов мы наследье,

Венценосная лебедь!




34.ПЕВИЦА




Пронзительность пения

Вкраплена в драму.

Какое видение

С нежным сопрано!




Как море шумящее –

Аплодисменты.

Оркестр – берег вкрадчивый

И незаметный,




Ведь правит певица

Царством из арий.

И зрителей лица

Ей служат армией.




35.ВЕРЮ




Верю в мудрость народа,

Верю в счастье людей,

Верю в блага природы,

Воплощенье идей,

Доброту и порядок,

Как звучание струн…

А ещё мне понятно:

Мир неопытен, юн.

Он ещё не освоил

Совершенных небес,

Но я верю, в нём воля

К чудесам высшим есть.




36.ОБНОВЛЁННЫЙ

...А я всё о счастье,
Которое будет 
Хоть лет через триста.
Твои засияют
Глаза, как посмотришь
На мой обновлённый
От вечности образ.




37.ПЯТЬ ВЕКОВ ДО ЛЮБВИ ОСТАЛОСЬ




Да, я вдоволь познал усталость,

От тоски падал я в траву.

Пять веков до любви осталось –

Как-нибудь их переживу.




Срок такой для вселенной – малость,

Звёзды хлопают по плечу.

Пять веков до любви осталось,

К ней, возвышенной, полечу.




Пусть ко мне не являют жалость,

Снисходительно не галдят.

Пять веков до любви осталось,

Ну а дальше – цветущий сад.




О прошедшем я не печалюсь

И с бессмертием говорю.

Пять веков до любви осталось –

Дух мой видит её зарю.




38.НЕЖНЫЙ ОБРАЗ




Земля как земля –

Трудно встретить святых.

Мадонн рисовали

С красавиц земных.




И вот Рафаэль

Обрёл небеса.

Да Винчи в живущих –

В их мышцах, глазах.




Ничто уж не делят –

Ни славу, ни цвет.

Мадонны хранят их

От ада и бед.




И я красоту

И любовь попрошу

Явить нежный образ,

Которым дышу.




Такая жила

Не в веках, а в ветрах,

Увидеть цветенье

Могла через прах.




С неё рисовать

Живописец был рад,

Но невыразимый

Бессмертия взгляд.




39.АПОЛЛОНА ПОЗОВУ НА ЧАЙ



Быть Аполлоном в окруженье муз,

Наверно, нелегко – они ведь могут ссориться.

Объединяй потом их в трепетный союз

И обращай творцам на пользу их бессонницу.




Но Аполлона позову на чай –

Так дерзко, будто Маяковский – солнце.

Скажу: моё ты сердце музам передай –

Пусть из него согласье пьют, как из колодца.

40.* * *

Дульсинея и Беатриче –

Пели рыцарь их и поэт.

И воздушно лишь говорите

О красавицах давних лет.




Может, были у них изъяны,

Но со временем утекли.

Дон Кихот с Данте им сиянье

Диадемами поднесли.




41.* * *
...А у неё ко мне был интерес -
Любовный иль мистический какой-то,
А может, лился музыкой спокойной,
Потом затих и из души исчез.

А у неё ко мне был интерес.
В её глазах крутились синие рулетки.
Стремился выиграть я солнечный день летний
И с ней прогулку сквозь еловый лес.

А у неё ко мне был интерес.
Готов его простить, пусть даже он и хищный,
Я так бы жертвой стал, теперь я просто лишний
И шлю уже ей искренность - не лесть.

А в искренности тоже сладость есть.
Свою опять превозношу я чаровницу,
Но сердце начало о наковальню биться,
Чтоб месяц в искрах звёзд мог серебриться,
Заслуживая милой интерес.




42.ВСЕСВЕТЛОСТЬ

Я окунусь в её портрет.
Он был написан живописцем неизвестного столетья.
Происхожденье красок - неразгаданный секрет.
В них что-то от морской воды и от зари, что утром светит.

На голове изображённой украшение из звёзд,
Которые из ночи переходят в день.
И у такой всесветлости хочу быть более, чем гость,
И более, чем тень.

Всесветлость эту в жизни я ищу.
И, кажется, изображённую я где-то видел.
Но, вероятно, воздухом пока не тем дышу,
Чтобы в себя вобрать искристое событье.




43.НЕПРЕХОДЯЩИЕ МИРЫ

Я мало расскажу о ней:
Что состоит из облаков
И из молитвенных ветров,
Из непроплаванных морей.

Она неспешно говорит.
И я в слова её вживлюсь,
Совой пророчества помчусь -
Лететь взгляд милой повелит.

Про нас подумают: мудры,
Проверят: садом расцвели,
Ведь наши возрастут с земли
Непреходящие миры.




44.РАЗБЕГ И НАЧАЛО




Гроза была с громом.

И песня звучала.

Но вот - тишина,

До плаванья – берег,

Разбег и начало,

Для мира – весна.




Плывут и цветут

Дни, а с ними и строки,

Задумки картин,

Ещё чей-то разум,

Сперва одинокий,

Но дальше как множество волн среди льдин.




45.ПРИЗЕМЛЯЮ БУРИ

Наступает время, когда всё равно:
Считают ли тебя волком или оленем.
И тот и другой были со мной
В скалозубой решительности и рогатом сомненье.

Я сейчас вдалеке от обитателей внутреннего
Леса, никому ничего не объяснивших.
Сбежав от антагонистов,приземляю бури
И музыку спокойных подземелий слышу.



46.В ЗЕМНОЙ НЕОБХОДИМОСТИ

Моих минут затихнет бег,
И Там меня не трогайте.
Я буду тот же человек,
Но позабывший хлопоты,
Обретший счастье и любовь
С той белокурой звёздностью,
Что посылала нежный зов
В ночь сна и век бессонницы.
Я Там влюблённый - не мертвец,
Сполна упьюсь взаимностью -
Но представляю это здесь -
В земной необходимости.




47.ЗДОРОВЬЕ

Родится не крик, а песнь -
Блаженство в каждом слове.
Поэзия - не болезнь,
Поэзия - здоровье.

Поэзия - не круги
Под вялыми глазами -
Спасательный круг в груди,
Дыхание словами.

И не многословный поток
Из актуальных знаний,
А яркий цветочный потоп,
Весна очарований.




48.СОМНЕНЬЕ КАК КИНО




Они сидят вдвоём,

Друг друга обнимают.

Но вот она ему,

Под действием лучей

Звёзд нервно-ядовитых,

Сказала: «Бросишь ты

Меня, как объяснится

В любви тебе звезда

Эстрады иль кино…»

Немного он подумал,

С усмешкою ответил:

«Твою не променяю

Я землю на звезду,

Ведь с нею будет жизнь

Лишь сдержанною сделкой –

Наружу, напоказ…

С тобой не рвёмся к рейтингам

И не боимся мнений.

А потому такое

Свободно говоришь.

Слова твои как песня,

Сомненье как кино».




49.ПРОПИСАННЫЙ МАГНИЙ




Не тоскуй обо мне, а найди в себе чувство иное –

Хризантемно-жасминовое и хрустально-небесное.

И в импрессионистских мазках будь воздушной волною.

И покинь размышленья, как скалы над морем отвесные.




Я когда-то и сам тосковал, окунаясь в озёра

Интеллекта, который глядел будто очарованье

Напомаженных женщин, с умом подходивших к убору

Губ, ресниц и всего, что магнитом притянет.




Но прописанный магний меня успокоил и дунул

В грудь мою ветром вёсельных взмахов, направленных к небу.

Знаю, ты эти вёсла крылами зовёшь звонко, юно.

И на розы в саду твоём шелест ответит мой хлебный.




50.ЛИРА СЧАСТЬЯ




Я не хочу депрессии в стихах,

Хотя поэты часто ей грешат.

Пусть даже чей-то шелеврален крах –

Стремится бодрым быть мой тихий шаг.




Мне скажут: «Примитивен оптимизм,

Уже любовь воспета много раз,

А вот от розовых иллюзий ты очнись –

Пиши о жизни нашей без прикрас.




Ищи не только музыку в себе –

В квартирно-магазинной суете,

И с простотою мысли будь в борьбе,

И не дивись наивно красоте».




Советчиков обескуражу я:

Скептичность я когда-то проявил,

Но сам дождём унынья не полил…

Как солнце, лира счастья, засияй!




51.ОТСТРАНЁННО




Поэзия истории –

В ней времена как метры

И ямб с хореем спорят,

Кто из людей есть первый.




Кому-то быть последним –

При этом стать поэтом.

И отстранённо гений

К иным придёт сюжетам.




52.* * *
Плутарх на небе сочиняет биографию
Моей незакатившейся звезды,
Которая пускает свет по гравию,
Мне открывающий дороги и мосты.

Я путешествую, но не до Древней Греции -
Она давно с Плутархом в небесах.
И пусть моя звезда мне дальше грезится -
Прочту о ней на птичьих, знавших высь крылах.




53.СОТВОРИТСЯ МЕСТО

Кому-то сидеть на радуге,
Кому-то в неё впрягаться.
Ах, солнце с дождём, как рядом вы!
И свет ваш вовек не гаснет.

И солнце и дождь лучисты,
Когда все явленья в мире
Как медленны, так и быстры
И в прозе, и в гласе лиры.

Всему сотворится место,
И каждая роль почётна.
Молчание - звёзд известье,
А слово как солнце полдня.




54.* * *

Старины усадебная хрупкость -
И фарфора, и печей голландских.
Это окрыляет планом крупным
Гобелены и обои гладить.

Жили люди, но остались вещи
И пруды в Архангельском, Кускове -
Бытом прежним веют, плещут, блещут.
Вижу это всё - как будто внове.




55.ВАГОН ПРИЦЕПНОЙ



Мне жизни одной явно мало.
Стремления с их воплощением
Так трудно в ней все уместить.
Мне к поезду жизни своей
Найти бы вагон прицепной,
В котором не окна , а солнца…




56.РОНДЕЛЬ №10




Я не теряю тишину,

Пусть даже слушая оркестр.

Её зима сулит весну –

И та правдоподобна весть.




И звук любой идёт ко дну

Во мне, как сонный снег – не резв.

Я не теряю тишину,

Пусть даже слушая оркестр.




Себе рождение верну –

Девятым валом взмоет честь.

На путь сквозь шелестящий лес

Накину я шагов волну…

Я не теряю тишину.




57.РОНДЕЛЬ № 11




Хотя без быта никуда,

Но всё же есть у нас и крылья.

Я это понимал всегда,

Но вот сейчас в себе открыл я.




Остановить хотел года,

Чтоб небо с их боролось пылью.

Хотя без быта никуда,

Но всё же есть у нас и крылья.




Узнал я: годы – не беда,

А лишь рассказанные были,

В них мысли только б не остыли –

Плоды крылатого труда…

Хотя без быта никуда.




58.РОНДЕЛЬ № 12




У кактуса есть логика —

Цвести не так уж часто.

Мы на цветы голодные —

Под их блуждаем властью.




Где место ждёт на глобусе

С бурливым, ярым счастьем?..

У кактуса есть логика —

Цвести не так уж часто,




Пусть ива низко клонится,

Клён ветром рвёт на части,

И всё устало мчаться,

И снежит хаос хлопьями —

У кактуса есть логика.




59.РОНДЕЛЬ № 13




Спорт — не порожденье века,

А рождение веков.

Он не цель — теченье в реках,

Скорость в жизни городов.




Он азартней человека —

Ищет скопище миров.

Спорт — не порожденье века,

А рождение веков,




Шевеленье ветра, меха,

Бег искусства — красок, слов,

Параллелью стать готов

Неспортивного успеха.

Спорт — не порожденье века.




60.МУЖЕСТВО




Люди есть, кому дано судьбой,

Русь храня, оружие носить,

Кто готов идти в кипучий бой

И врага любого победить.




Много знала Родина боёв -

Зажигался подвигов огонь.

Мужество — от дедов и отцов.

Свет — от их медалей и погон.




Пусть же бесконечно длится мир,

Войском укрепляемый родным,

Чтобы не гремел и не дымил

Враг под нашим небом голубым.




61.ОБРАЗ ЖЕНСКИЙ




Других я целовал неискренне,

Других я целовал натужно.

Пресытился я в жизни играми,

Поверхностной, спокойной дружбой.




Но в сердце ты вошла лавиною,

И вместе мы зажглись зарёю.

Моя небесная любимая,

В земное дверь сейчас закрою.




Над всем парим воздушно-утренне

И входим во дворец вселенский.

Всегда хотел всё делать мудро я...

Как свет, как разум — образ женский.




62.ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Горжусь я Победой, скорблю о войне,
Хотя и не воевал.
Сквозь время увидел я горе в стране,
Но доблесть её познал.

Война не картинка, а память в крови,
Ответственность наша за мир,
Что тяжко добылся, как камень гранит,
И должен беречься людьми.

Я вижу погибших, как будто живых,
А прошлое - словно явь,
На этом грядущее строить привык -
Взращён наш мир на боях.







Токарев Максим Владимирович

НЕПРЕХОДЯЩИЕ МИРЫ

Стихотворения




































































Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
Свидетельство о публикации: №1210830430369
@ Copyright: Максим Токарев, 30.08.2021г.

Отзывы


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1