ГРИНДЕР ( 5 глава)


­Бурелом (буревал, ветролом) —
деревья, повреждённые после бури.

Гриндер - это специальное устройство с режущими элементами (зубцами), который используется для измельчения курительной субстанции.

Иван устал от репетиций в театре и на учёбе. Иван устал от отношений. Ему хотелось побыть одному. Один день проведённый в одиночестве дорогого стоит. Люди прячутся в телефонах, телевизоре, в большом потоке информации. 

Теперь чтобы побыть одному нужно врать, а если скажешь правду, то с тобой что-то ни так. Что-то случилось? Всё хорошо? Я могу тебе чем-то помочь? Дурацкие вопросы. 

Единственное чем ты мне можешь помочь, это оставить меня в покое.

Иван соврал Веронике, что у него сегодня три собеседования и ещё какие-то встречи. Может нужно было сказать как есть? В следующий раз обязательно попробую. Он боялся, что она примет это на свой счёт. Она пожелала ему удачи, и он ухал. 

Дома он сразу же бухнулся в кровать. Бессонные ночи, секс и наркотики утомляли. Как ни странно он специально себя убивал. Вероника убивала себя, он хотел это попробовать, чтобы понять, что она чувствует. 

Иван вспомнил, что у него должно было остаться два грамма стаффа, и с этими мыслями он оторвал тяжёлое тело от кровати и поплёлся на кухню. В его жизни было слишком много вранья, и он не мог себе позволить быть искренним даже со своим лучшим другом Русланом. 

Мне необходимо исповедаться. 

В гриндере он растолок немного травы с табаком и получил заветный кифф. Недавно он хотел завязать и все атрибуты для курения сложил в мусорный пакет, но перед выходом из дома забыл его прихватить. Иван распотрошил мусорное ведро и нашёл заветный бульбулятор из обычной пластиковой бутылки. 

Фольгу всегда меняла Вероника. Он забил прожжённую пробку киффом. Губами поцеловал отверстие на дне бутылки и затянулся. Белый дурманящий дым. Кто-то находил в нём спасение. Он так много курил, что мог втянуть всю пробку залпом. В горле запершило. Эффект наступил сразу. Тело полностью расслабилось. Во рту стало сухо и захотелось пить. 

Теперь ни на какую исповедь, он ехать не хотел. Он поставил чайник и заварил себе ещё одну пробку. Ничего сладенького дома не было. Он давно здесь не появлялся, почти все продукты пропали. Пришлось есть хлеб с маслом и малиновым вареньем, которое посылкой прислала ему маму.

В детстве всё ощущалось сильней. Запах шашлыка был другим. Арбуз был слаще. Под травой Иван любил вкусно поесть и быстро заснуть. Ни на какие глубокие мысли и откровения его никогда не пробивало. Сексом тоже не хотелось заниматься. С Вероникой всё было наоборот. Ещё ему не нравилось курить, потому что он всегда вспоминал свою бывшую девушку. От этого он чувствовал себя паршиво. 

К чёрту! Поеду на исповедь. Исповедь? Я как-то ходил с Русланом в Рождество в храм с его мамой на службу убитый под гашем. Целый час я разговаривал с иконой Пантелеимона. Это чувак, который безвозмездно лечил людей, из-за чего лишил заработка многих лекарей. Они на него настучали императору. В общем его пытались извести любыми способами, но его ничего не брало, так как он веровал в Христа.

После всех истязаний Пантелеимона приговорили к усекновению головы. Перед линчеванием его привязали к масличному дереву, но тот стал молиться, и меч отскочил от него как от камня. Во время молитвы он услышал голос бога, который призывал его в Царство Небесное. Святой сказал, мол, лады секите, у вас всё получится, а я к Иисусу, он меня позвал. Когда ему отрубили голову, то из раны потекло вместо крови молоко, а маслина покрылась плодами. В общем я  с ним трещал около часа, пока не стало отпускать. Потом все выстроились в очередь и пошли целовать батюшке руку и есть просфирку. Мне показалось это не гигиеничным, и я ушёл

Я бы так же хотел верить в Христа как Пантелеимон.

Нужно найти в себе силы встать. Иван сбросил тело с дивана и несколько минут спустя крутил руль. Снова каршеринг. Снова траты. Нужно чинить машину. 

Под травой время растягивалось, и когда он добрался до конечной точки на карте, то страшно устал. Чтобы добраться до храма нужно было пройти через кладбище. Люди с памятников смотрели на него как на гостя. Иван вошёл в храм. Пахло свечами. За прилавком церковной лавки сидела смореная сном бабушка в цветастом платочке. Больше в храме никого не было. Святые на иконах тоже как будто спали. Обычно если зайдёшь в церковь, то сразу ловишь на себе взгляды мучеников и чудотворцев. Сегодня они были отстранены. 

Иван нарушил сон бабушки вежливым покашливанием. Она открыла глаза, на её лице не было и капли от сна. Как будто она и не спала, просто сидела с закрытыми глазами и смотрела внутрь себя.

- Здравствуйте, - сказала бабушка и внимательно измерила гостя взглядом.

- Я хочу исповедаться, - без прелюдии сказал Иван.

- Сегодня батюшка не принимает. - От такого ответа парень почувствовал, что пришёл не в церковь, а на приём к врачу.

- Но мне очень нужно.

- Всё по записи, просто так нельзя прийти в храм и .. - Иван ещё сильнее себя почувствовал в больнице. А больницы он не любил.

- Но я же пришёл. Просто так. Можно поговорить с батюшкой.

- Его нет.

- Точно?

- Вы что думаете, что я вас буду обманывать в храме? Он будет где-то часам к четырём. 

- Но мне нужно сейчас.

Бабушка глубоко вздохнула.

- Мне нужно сейчас.

- К сожалению ничем не могу вам помочь.

- Я слышал, что батюшка может исповедать человека в случае острой нужды в любое время, - сказал парень словами из интернета.

- Но его нет. Можете подождать.

Иван посмотрел на время: два часа дня.

- Ладно, подожду, всего доброго, - первый раз в своей жизни Иван вышел из церкви в расстроенных чувствах. Домой ехать не было смысла, поэтому он решил погулять по кладбищу. Не сказать, что он часто это практиковал, но такие прогулки были для него не впервые.

На кладбище всегда спокойно. Наверное, на то оно и кладбище. Странно было бы если бы здесь был эпицентр веселья, а похороны оборачивались в громкую вечеринку. Иван не любил ходить по центральным аллеям -  там всегда можно наткнуться на человека. Он пошёл между узких заросших травой оградок и вышел на какой-то исторический памятник, свернул на лево. Он уходил всё глубже и глубже. Изредка видел людей, которые ухаживали за могилками. Когда он почувствовал, что попал в зону где вообще никого не было, то выбрал могилу с удобной лавочкой без портрета. Он не хотел, чтобы на него пялился покойник. Портреты нужны больше всего живым, чтобы те не забывали как их родственники выглядели при жизни, плюс удобно находить могилку. 

Но это не про Ивана,  если он ходил на кладбище с мамой, то он всегда ориентировался по деревьям или запоминал чужие могилы, которые были богаче других.

Иван сидел на лавочке напротив аккуратной могилки и смотрел на верхушки высоких деревьев, которые прятали от него небо. Им повезло их вряд ли вырубят под новостройку. 

Парень закурил. Он расстроился, что не смог исповедаться. Теперь он не сможет этого сделать никогда. Никогда не говори никогда.

Тихо. Спокойно. Можно было бы здесь построить дом. К тому же рядом озеро. Летом Иван в нём купался. Он докурил сигарету и к нему подошёл высокий сухой мужчина в нарядном костюме, одетый не по погоде. 

- Можно у вас сигаретку попросить?

Иван даже немного испугался. Он не слышал как мужчина к нему подкрался. Если бы это был убийца, то он с лёгкостью закинул бы удавку Ивану на шею. Теперь так редко убивают.
 
- Вы меня напугали, - Иван дал ему сигарету.

Мужчина усмехнулся и без церемоний присел рядом с парнем. 

- Спички?

- Зажигалка.

Мужчина покрутил зажигалку в руке, как будто первый раз её увидел, но разобрался с механизмом и с истинным наслаждением закурил. Он выдохнул дым на кончик сигареты, чем раздул уголёк. 

- Неплохо, чем-то похожи на немецкие, только фильтр сладкий.

- Всё верно, они и есть немецкие. Фасовано у нас в Ростове, но табак немецкий. По крайней мере так пишут.

- У них ничего не изменилось. Стабильно. Скучно.

- Вы жили в Германии?

- Ну как сказать жил. Так проездом. Но их табак хорош. Что сидишь скучаешь?

- Хотел исповедаться.

- Ну и как? Получилось?

- Нет. Не приёмный день.

- Зачем тебе?

- Просто хотел выговориться.

- Можешь мне. Незнакомцу всегда проще. Он ушёл и свищи его с ветром. 

- Моя бабушка так говорила.

- Какого она года?

- Забыл. Тридцать... Тридцать седьмого вроде.

- Но день рождения, то не забыл.

- Блин, тоже не помню. Пятого января. Но нет уверенности. Зато помню дату смерти. Пятнадцатое августа. Год не помню.

- Это не важно. Главное её просто помнить. Не забывать. 

- Когда умер отец, то он мне снился. Не скажу что часто, но снился. А вот бабушка почему-то не снится. Думаю обиделась на меня, за то что на похоронах её не поцеловал. 

- Не снится, значит ты в этом не нуждаешься. 

- Я просто хочу её увидеть.

- Ну... - развёл руками мужчина. 

- У меня косяк есть.

- Косяк?

- Марихуана. Скрутил сегодня. Думал после исповеди покурить. -  Иван открыл пачку и достал самокрутку. - Не против?

- Да нет.

Иван раскурился и протянул мужчине, тот аккуратно взял и тоже затянулся.

- Не пробовал никогда.

- Правда?

- Ага.

- Ну как?

- Не понял.

Мужчина передал косяк Ивану. Он ещё раз затянулся и снова протянул незнакомцу.

- Не. Можно сигаретку.

- Конечно.

Мужчина снова закурил, но на этот раз оторвал фильтр.

- Вот черти. Ничего не изменилось. А водку делать не умеют.

- Каждому своё.

- Это точно. - Мужчина посмотрел на сигарету. - Просто моя никогда не приносит. Не любила когда я курил. - Слова мужчины Ивану показались странными. - Ты знаешь, что в Германии людей в основном кремируют, а урну с прахом держат у себя дома, чтобы близкие всегда были рядом.

- Конкретно про Германию не слышал, но знаю что в католицизме это распространено. Я тоже хочу чтобы меня кремировали и развеяли мой прах где-нибудь в красивом месте.

- Да, только родным на это плевать. Похоронят тебя как хотят. Угробят кучу денег на памятник, когда самим жрать нечего. Мёртвым на это плевать. Главное, чтобы их не забывали.

- Кстати, как вас зовут? Я редко спрашиваю имена. Бывает поговорю с человеком. Хорошо так, по душам или просто ни о чём. Но становится легче. А потом когда разошлись. Понимаю, что имени не спросил. А он вроде в начале говорил. Как вас зовут? Меня Иван, - парень протянул мужчине руку. Тот усмехнулся, но руку жать не стал и сигаретой указал на табличку: Рихтер Георгиевич Гриндер, 1921 - 1962. Иван отвлёкся на надпись, когда повернулся мужчины не было. Иван положил пачку сигарет и зажигалку  с краю на бортик памятника и пошёл домой. 

На следующий день Ивану приснилась бабушка. 



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Ключевые слова: секс, насилие, отношения,
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
Свидетельство о публикации: №1210828430163
@ Copyright: Иван Губарев, 28.08.2021г.

Отзывы


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1