Кирие Элейсон. Книга 5. Низвергая сильных и вознося смиренных. Эпизод 47.


Кирие Элейсон. Книга 5. Низвергая сильных и вознося смиренных. Эпизод 47.
­Путь Эдуарда Длинноногого к английскому трону был долог и труден. Тому способствовали и долголетие отца Генриха Третьего, и беспокойные бароны, которых то и дело приходилось с разным успехом усмирять. Проиграв битву при Льюисе, Эдуард угодил в плен к одному из таких баронов, Симону де Монфору. Когда его везли в крепость, он предложил стражникам проверить всех лошадей, его и их, на стойкость. Принц и охранники по очереди садились на коней, пускались в галоп и честно-благородно возвращались обратно. Так продолжалось до тех пор, пока дело не дошло до последней лошади. Усевшись на нее, Эдуард скрылся за горизонтом и был таков, стража не смогла даже организовать погоню, поскольку все прочие лошади были утомлены ……

"Низвергая сильных и вознося смиренных» — пятая книга серии «Кирие Элейсон» о периоде порнократии в истории Римско-католической церкви. Новые эпизоды (главы) публикуются на https://www.litprichal.ru/users/VladimirStreltsov/ каждую пятницу. Здесь же полностью и в свободном доступе предыдущие книги серии: "Трупный синод", "Приговоренные ко тьме", "Выживая-выживай!", "Копье Лонгина".

Эпизод 47. 1686-й год с даты основания Рима, 12-й год правления базилевса Романа Лакапина

(1–2 декабря 932 года от Рождества Христова)


Грубая деревянная дверь в покои Мароции ходила ходуном от мощных ударов снаружи. Но она не обращала на это внимание, следя из окна за людской лавой, постепенно выливавшейся на мост Элия и подползающей к воротам Замка Ангела.

— Открой дверь, старая ведьма! Ты слышишь, что происходит? Останови их, прошу тебя! Останови своего выродка! О Боже, они открывают ему ворота! Сделай хоть что-нибудь, мерзкая шлюха!

Стража замка при виде Альбериха и прочих сенаторов Рима послушно открывала ворота во внутренний двор. К моменту штурма ночная тьма почти полностью легла на улицы Рима и можно было только догадываться о числе наступающих. Судя по всё нарастающему шуму и робким вспышкам редких факелов, толпа возле замка только увеличивалась. Мароция среди общего гвалта уже чётко различала отдельные яростные выкрики толпы:

— Смерть бургундцам, смерть! Смерть врагам Рима!

А за дверью продолжал бесноваться Гуго, не сделавший ровным счётом ничего, чтобы организовать хоть какое-то подобие отпора нападавшим. Его единственной целью, затмившей всё остальное, вдруг стало намерение непременно прорваться в покои своей жены и отомстить лично ей за неслыханное коварство. Он то начинал бешено колотить в дверь и поливать супругу изощрённой руганью, то умоляюще скулил о пощаде и даже призывал Мароцию вспомнить о счастливых фрагментах их встреч.

— Я Альберих, сенатор Рима! Бросьте оружие, и жизнь ваша будет спасена! — Мароция услышала голос своего сына и грустно усмехнулась так поздно разгаданному ею и от того ставшему абсолютно бесполезным пророчеству авгура.

— Открой дверь, умоляю тебя! Да будь ты проклята навеки и проклят род твой!

Дверь для Гуго распахнулась столь неожиданно и резко, что король посунулся вперед и чуть не растянулся на полу спальни.

— Ты обманула меня, и ты умрёшь! — прорычал Гуго и начал наступать на Мароцию с кинжалом в руке. Его атака длилась мгновение, король остановился, увидев, что и в её руке мрачно блестит лезвие кинжала. Недавние любовники и вчерашние союзники стояли друг против друга, испепеляя противника взглядами смертельной ненависти, готовые ринуться в свою последнюю схватку. Чем дольше длилось их противостояние, тем меньше отважной решимости оставалось в сердце короля.

— Ты сколь невыдержан, столь и труслив, Гуго. Ты ничего мне не сделаешь. Я предупреждала тебя, что твоя горячность однажды тебя погубит. Ты сегодня всё потерял, всё, кроме своей шкуры. Беги же и спасай её, иначе великий король и несостоявшийся защитник Святого престола падёт сейчас от руки женщины!

Истошный гвалт толпы, где-то уже совсем близко, пробудил в короле основной инстинкт, свойственный всем живым тварям. Он бросился прочь из спальни жены к лестнице, дёрнулся было вниз, туда, где зловещей музыкой звенели мечи, где в данный час под ударами римских копий погибал его верный и храбрый граф Сансон. Однако, опомнившись и сообразив, что спуск вниз ведёт его к неминуемому плену или гибели, король метнулся вверх на смотровую террасу. Вслед ему дьявольским оглушающим эхом летел истерический смех римской фурии.

Король выскочил на верхнюю террасу башни и начал метаться из угла в угол, как обезумевший кот, застигнутый пожаром на крыше дома. На террасе никого не было, тьма продолжала сгущаться, а грозный шум, доносившийся откуда-то снизу, для короля звучал как зов преисподней, разевающей для него свою пасть.

Гуго обессиленно рухнул на камни и громко разрыдался. Затем, вскочив на колени, он, прожжённый циник и гордец, начал сбивчиво читать молитвы и творить обеты Всевышнему, обещая невероятное перерождение своё, немыслимые дары всем церквям на земле, построенным и не построенным. Снова и снова он повторял «Отче наш», поскольку это было единственной молитвой, которую он полностью знал. Где-то на втором десятке, вконец отчаявшись, он вдруг боковым зрением узрел что-то лежащее в углу. О чудо, это была кем-то заботливо сложенная толстая и добротная верёвка! Он мог поклясться, что мгновением ранее здесь ничего такого не было!

Король схватил верёвку, тотчас забыв отблагодарить Господа за подаренный ему шанс на спасение. Длины верёвки по лихорадочным прикидкам должно было хватить, чтобы достать до земли, но спуск был возможен только в одном месте — там, где башня, в ту пору являвшаяся одной из вершин бастиона крепости, своей стеной выходила непосредственно на берег Тибра. Король закрепил верёвку, сбросил её со стены и начал осторожно спускаться. Никогда до сего дня ему не приходилось лазать по канату, но висящая на волоске жизнь мобилизует все силы и таланты, включая те, о которых ты порой не подозреваешь. Гуго продолжал спуск, замирая и прижимаясь к стене; когда вспышка от чьего-то факела на мгновение освещала башню, его била дрожь от одной мысли, что там внизу его подхватят чьи-то грубые руки и поволокут на суд Альбериха. Он готов был рискнуть и прыгнуть раньше времени, но боялся, что своим приземлением привлечёт внимание нападавших, которые, к слову, к этому моменту уже полностью завладели замком.

Он снова чуть не разрыдался, но на сей раз от счастья, когда нога его коснулась прибрежного камня. Вокруг не было ни души, всё заполонила непроглядная тьма. Король опрометью, пригибаясь к земле, побежал вверх по течению Тибра, к северу от проклятого замка, на который напрасно было потрачено столько времени и сил. Отдалившись немного, он впервые за этот вечер спокойно вздохнул и нашёл в себе мужество оглядеться и вернуть силу мысли, чтобы продумать свои дальнейшие действия.

Возле обоих берегов Тибра с давних времён селились бродяги и добравшиеся до Рима без гроша в кармане пилигримы, рассчитывающие на милость Господа. Гуго, вернув себе самообладание и присмотревшись к темноте, различил неподалёку от себя смутные силуэты людей, которые также, в свою очередь, с любопытством разглядывали его. Он быстренько снял с обеих рук многочисленные перстни, а с шеи цепочки, и постарался придать своей ходьбе шаг спокойный и уверенный, чтобы не привлечь к себе излишнее внимание и не спровоцировать любителей наживы. Его усилия увенчались определённым успехом, по пути к нему даже привязалась видавшая виды продажная девка, уверенно пообещавшая королю блаженство, которое он до сей поры точно не испытывал. Едва отделавшись от неё, он наконец увидел на берегу Тибра то, что искал уже битый час. На песок была вытащена лодка, и, заглянув внутрь, Гуго впору было вновь возблагодарить Небо. Внутри лодки лежали весла, и король вознамерился разучить за эту ночь ещё одно неизвестное ему до сей поры ремесло — гребца.

— Это моя лодка, благородный синьор! — хрипло прозвучало у Гуго за спиной, и он от неожиданности вздрогнул.

Лицо лодочника было тяжёлым и суровым, но под набрякшими от пьянства веками хитро и живо поблёскивали жёлтые глаза.

— Мне нужно срочно покинуть Рим. Сколько ты возьмёшь, чтобы вывезти меня за стены?

Лодочник ответил не сразу.

— В спешке Рим покидают только люди, серьёзно набедокурившие в нём. Ох-ох, благочестивый синьор, но я не спрашиваю вас ни о чём, мой язык онемеет до утра, если вы дадите мне двадцать денариев.

— Я дам вам два солида.

— Однако вы серьёзно нашкодили тогда, смиренный синьор, раз предлагаете мне золотые монеты.

— Вы обещали молчать.

— Да, да, конечно.

Лодочник управился быстро, и вскоре лодка шустро заскользила по вечно бодрящемуся Тибру. Король стремительно приближался к месту, которое он час тому назад бесславно покинул. Он не отрываясь смотрел на Замок Ангела, внутри которого навсегда остались его мечты об императорской короне. На верхнем этаже башни он увидел свет в окне, там навсегда потерянной для него и несломленной им осталась Она.

— Слышали шум, благородный синьор? — Словоохотливый лодочник вновь забыл про свой обет. — Не иначе как горожане всерьёз решили разобраться с этими бургундцами! И то верно, таких жадин и гордецов ещё надо поискать! Если такие у них среди черни, представляете, насколько чванливы их вельможи и сам король.

Гуго молчал, а лодочник продолжал сверлить его по-кошачьи жёлтыми глазками.

— Эх и повезёт тому, кому удастся пленить какого-нибудь бургундского графа! Как жаль, что я не среди них! Ведь за знатного бургундца можно получить отличный выкуп! А если пойти далее и помечтать, что ты берёшь в плен самого короля? Вы любите мечтать, милостивый синьор?

Гуго весь превратился в сгусток нервной энергии. К нему вновь вернулась дрожь, с которой он так мужественно справился на берегу Тибра. Он готов был броситься с кинжалом на лодочника, но боялся, что тот поднимет шум ранее, чем Гуго расправится с ним. Да и лодочник был крепким малым, и победа в схватке королю, сегодня не решившемуся напасть на маленькую женщину, была отнюдь не гарантирована.

— А главное, что для этого ничего не надо делать. Достаточно просто взять и крикнуть «Люди, король здесь!», и не менее пяти солидов ляжет тебе в карман. За один только крик, щедрый синьор!

Гуго достал из притороченного к поясу кошеля пять монет и протянул их ушлому лодочнику. Тот замолчал на добрых четверть часа.

— Скоро будут Портуенские ворота, благородный синьор. За ними ваша свобода и неоскорблённая честь. Но стражники хорошо блюдут это место, будет непросто проплыть незамеченными ими.

— Сколько? — Гуго едва сдерживал раздражение.

— Ещё одну золотую монету, мой драгоценный синьор, и они будут слепы, как еретик Дидим[1] .

Гуго полез к кошелю.

— Я дам тебе ещё две монеты после того, как мы минуем Портуенские ворота.

— Благодарю вас, мой добрый синьор. Осанна тебе, Господи, ты услышал мои молитвы и воздал мне заслуженное! Какая чудесная ночь!

У Гуго на сей счёт было иное мнение. Он завернулся в грязный, вонючий и полный рыбьей чешуи плащ и улёгся на мокрое дно лодки. Через несколько минут король с замирающим сердцем слушал переговоры лодочника со стражей — в который уже раз за эту ночь его судьба шла по лезвию ножа.

— Вставайте, синьор! Вы в безопасности, — лодочник потряс его за плечо.

Южная стена Аврелиана быстро исчезала в темноте. Гуго наконец шумно выдохнул, чем вызвал язвительный смешок у лодочника. Сердито взглянув на него, король увидел грозного вида топор, лежащий у лодочника в ногах.

— Это зачем? — спросил Гуго, тут же решивший, что тревожная ночь для него всё ещё не закончена.

— Затем, чтобы вы не стали дурить, отважный синьор, и пытаться вернуть свои деньги. Кстати, неплохо было бы произвести окончательный расчёт. Да, мой синьор, вам к какой дороге править, в Порто или Остию?

Гуго бросил очередные монеты, а спустя минуту лодка пристала к правому берегу Тибра. Лодочник помог королю выбраться на сушу.

— Чуть далее по течению, мой синьор, вы наткнётесь на таверну, она стоит на дороге в Порто. Там вы найдёте ночлег и крепкую лошадь. Деньги-то у вас ещё остались? Доброго вам пути, благородный синьор, и не возвращайтесь сюда более! Никогда не возвращайтесь туда, где вам изменила удача!

………………………………………………………………………………………………….

[1] — Дидим Слепец (ок. 312–398) — греческий богослов, чьё учение на Латеранском соборе 649 года признано ересью




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Исторический роман
Ключевые слова: история, приключения, интерес, читать, игра престолов, средние века, Рим, Италия, Византия, империя, религия, церковь, католичество, ватикан,
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
Свидетельство о публикации: №1210827430047
@ Copyright: Владимир Стрельцов, 27.08.2021г.

Отзывы


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1