ВРЕМЯ ВСПЯТЬ НЕ ПОВЕРНУТЬ -- ЭПОПЕЯ В СТИХАХ


­­ЭПОПЕЯ   В    СТИХАХ   --   ВРЕМЯ    ВСПЯТЬ    НЕ    ПОВЕРНУТЬ   

          ЛЕГЕНДЫ ЛЫСЫХ ГОР

                I
            Казаки Лысых Гор

В Лысогорском долу было тесно селу
И село стало сердцем долины…
Вороному крылу не скользить по челу,
Если конь и наездник едины.
Конь на Лысую Гору взметнёт седока,
Если надо быть стражем вершины.
И наполнится силой душа казака
Ради веры в раденье судьбины.
Крест Христов на груди, степь видна впереди,
Где блуждает ногайская свора…
Строго Бог не суди, казака пощади,
Если саблей ударит он вора,
Или пикой пронзит и другого сразит,
И направится к третьему смело…
Пусть червонный зенит в небесах прозвенит
Над стоявшим за правое дело.
Пусть седой косогор встретит новый дозор
И о прежнем в веках не забудет.
Посреди Лысых Гор храм стоит до сих пор,
Всё в нём русское было и будет.

                II
                Рубежи

Рубежи всегда бывают крайними
С первых до последних своих дней.
Тропы же - приметными и тайными
Для горячих вражеских коней.
Враг всегда проворней и мудрее,
Когда торит путь по дну ночей.
Рубежи! Вы будьте поострее
Саблями служивых силачей.
Люди возвышают вашу крепость
Смелостью и храбростью рядов.
Без неё ногайскую свирепость
Не сдержать молитвой русских вдов.
Казаки! Вы страдники и стражи!
Вам ли бить баклуши за грядой?
На конях скачите без поклажи
И сражайтесь с блудною ордой.
Или будьте к посвисту готовы
В круге из раскосых тёмных лиц.
Если взгляды будут не суровы
Ваши на незыблемость границ,
Вал Татарский с крепями острогов
Не спасёт Отчизну от беды,
Если будут русичи убого
Пересуды множить и суды.
Острый взгляд для стражника спасенье,
Если в сердце пущена стрела…
Уклонись, и вновь через мгновенье
Стань земным подобием орла.

                III
                Острог

Одиноко на Лысой Горе
Суслик жил в своей тёмной норе.
Долго жил и свистел он не раз,
Острожок здесь теперь и «подлаз».
Враг пролезет в пространство «норы»,
Рухнет почва из Лысой Горы
И придавит врага в «подлазу»
В тихий день и в любую грозу.
Острожок как «бельмо» на глазу,
Как «треножник» из вил на возу.
Крепь его стерегут казаки,
Тронешь брёвна - и нету башки.
В цель нагорную пустишь стрелу, -
Вмиг окажешься мёртвым в долу.
Участь стражей и долг казаков
Охранять вехи русских веков.
Бей врагов! Будешь Богом прощён,
Лишь бы край был от них защищён,
Лишь бы в избы родного села
Никакая беда не вошла.
Чтобы Крымская тьмущая тьма
Не сдавила арканом дома,
Или пепел церквей не витал, -
Заостри воин к бою металл!
Чтобы сам ты косил здесь траву,
Бей казак и руби татарву!
Редкий день Лысогорский острог
К тишине был, желанной, не строг.

                IV
                Село

Крепнут и строятся Лысые Горы,
Новый острог и Слободки.
Смело селяне ведут разговоры,
Звонко смеются молодки.
В Белой Слободке свои разговоры,
В Красной – свои, мировые:
- В Козьмодемьяновской люди не воры,
Избы в Солдатской кривые. –
Колкие речи работного люда, -
Это житейская норма:
- Вот бы запасы статарить оттуда,
Овцам хватило бы корма. –
Церкви в Слободках свои и приходы,
Нивы свои и покосы,
Гумна свои и на службу расходы,
Виды на травы и росы.
Так уж сложились казацкие нравы,
Все обоюдно свободны.
Все воеводы угодные правы,
Были бы Богу угодны.
Жизнь в Слободе изначально простая,
Сельская днём и ночами.
Будешь с зерном – будет каша густая,
Будут блины с калачами.
Вспашешь землицу, следи за полями,
Даже когда нет охоты.
Рожь до страды простоит под дождями,
Грустными будут заботы.
Время нагрянет страды полновесной,
Всем надо разом трудиться.
Жизнь не проходит дорогой прелестной
Там, где идёт косовица.
Лошадь и бык и скотина другая
Силушку станут неволить,
Если крестьяне, кнутами пугая,
Не перестанут их холить,
Чистить хлева и конюшни без злобы,
Сена давать до отвала.
Если коней не пустые утробы -
Кони поскачут не вяло…
В праздники утром звонят колокольни,
Только село озарится…
Люди, отринув кудели и шкворни,
В храмы идут помолиться.
Молятся истово, многие каясь,
Верят в спасение Богом.
Часто в мятущемся времени маясь,
Думают люди о строгом.
Свадьбы играют здесь осенью поздней,
В дни Покрова, до Казанской.
Миром угодны для матери Божьей
Люди земли христианской.
Службу несут по царёву указу,
С грамотой нужной и важной.
Всякую гонят чужую заразу
Стражи земли не продажной.
Нехристей бьют и ногайские орды,
Татей с разбойной ватагой.
- Царь-то в Москве! Он величием гордый,
Ты же – казацкой отвагой. –
Служба трудна, только близкие рядом,
В избах детишки и бабы.
Там, где наделы окинуты взглядом,
В пашни уходят ухабы.

                V
         Переселенцы

Куда все вместе поглядели,
Туда пошли они одни…
О них лишь ветры порадели
В кругу житейской западни.
Когда есть конь с уздой не слабой,
А на телеге дети с бабой,
Любое дело не тревожно,
Всё невозможное – возможно.
Возможно дом слепить из глины,
И корм сварганить из мякины,
И накормить скотину кормом
В хлеву не броском, но просторном.
Возможно в капище забот
Соху поправить для работ.
И гибкий хлыст, согнув в дугу,
Ни перед кем не быть в долгу.
Возможно вновь, по Божьей воле,
Вспахать землицу в Диком Поле,
И зёрна ржи в неё посеять,
И всё по-новому затеять.
Свободным проще быть далече,
Решив о том на малом вече.
Оглядный путь ведёт до края,
Где царствует река кривая,
Где травы буйствуют без толку,
И одиноко даже волку.
Возможно жить в степи без страха,
Когда в поту всегда рубаха.
И жизнь воспеть в лучах зарницы
На белом месте, без границы.

                VI
        Гора   откровений

- Посмотри на село, дорогая!
Зарастает бурьяном оно…
А вершина Горы вся нагая,
И Горе быть такой суждено.
Суждено ей под солнцем палящим
Лысой быть сотни ветреных лет.
Время грустных раздумий обрящем,
На вопрос вызнавая ответ.
Здесь рассветы всегда пламенели,
Когда видели бражников страсть,
Когда стольники право имели
Узаконить кровавую власть.
Тати правили неудержимо,
Оставляя ни с чем мужиков.
Из пролёток любого режима
Власть плевала на жизнь бедняков.
Но случалось, вершили разлады
Други Разина и Пугача.
И Антонова Сашки отряды
Всех казнили врагов сгоряча.
Други биты и в землю зарыты,
Вехи буйных и яростных дней.
И народною кровью политы
И слезами надгробья теней.
Хорошо, что мы в мыслях крылаты,
Можем смело повсюду парить…
И увидев, как тени разъяты,
Обо всех временах говорить.
Горы-сёстры и два косогора
Пусть закроют долину от зла,
От заблудшего каждого вора
И «грехов отпущенья козла».
Пусть село зарастает бурьяном,
Отвращая торговую рать,
Что стремится затмить чистоганом
Всё святое, а землю продать. –
Откровенное слово не дышло,
Проникает до сердца всегда.
Только что из речённого вышло? –
Горе яви да были беда.
- Ты мой друг, не грусти на вершине,
Божий храм у селян не отнять.
И душой не склоняйся к кручине,
Чтобы власть за бурьян обвинять.
Посмотри на мечты-огороды,
Труд познавшие трепетных рук.
Не беда, что небесные своды
Не спасают рожениц от мук.
В муках радостных бабы рожают
Сыновей, и в слезах дочерей.
Пусть мужья их всегда обожают
В избах с тихим притвором дверей.
Вера наша с любовью сроднится,
И надежда не будет шальной.
Не погибнет село, возродится
В ипостаси быть может иной.
Всё вокруг для души дорогое,
И иного судьбе не дано.
Время вскоре наступит другое,
Нам счастливыми быть суждено. –
Ветер тихо коснулся влюблённых
И понёсся к истокам реки…
На полях, ещё ярко-зелёных,
Закачались хлебов колоски.
Закачались и выгнулись в дуги
Стебли нивы, не знающей бед.
И волна за волною, подруги,
Побежали за ветром во след.
Побежали не ради забавы,
По велению трепетных сил.
Только натиск податливой лавы
Вал Татарский полынью гасил.

                VII
     Лунный   дурман

В Лысых Горах под Тамбовом,
В русском обычном селе:
Кто-то спасал себя словом,
Кто-то летал на метле...

Словом небесным спасаясь
И рукотворным крестом
Кто-то работал, стараясь
Думать о деле святом.

Доброе дело отрадно
Каждому, кто не серчал.
Даже когда всё не ладно
Было в начале начал.

К срокам пшеницу-зазнобу
Надо с полей всю убрать.
Потом политую робу
Можно потом постирать.

В тех же местах Лысогорских,
В каждых весёлых домах
Черти, как в барах заморских,
Били чечётку вразмах.

Слушали люди живые,
Глядя на телеэкран,
Песни-мечты ножевые,
Меченых дьяволом стран.

И всей душою внимая
Гласу дурманящих сил,
Руки над тенью вздымая,
Каждый себя возносил.

Ночью «колдуньи» и «маги»
В грёзах влетали в трубу,
И облетая овраги,
Славили злую судьбу.

Там, где не вьются туманы,
Где косогоры одни,
Люди тряслись, как шаманы,
В круге дурной западни.

Факелом лунным освечен
Образ водилы-козла.
Каждый ведомый помечен
Был острой метою зла.

Было лихое недавно
Время, да быстро прошло...
Люди вновь трудятся славно,
Солнце над всеми взошло.

И воссияв над Горами,
Крылья ветров теребя,
Солнце лучами-дарами
Всех согревает, любя.

                VIII
                Прозрение

На светлой вершине, теряясь в ветрах,
Из сердца уходит забвения страх.
Уходит тоска и неверия блажь,
Я сам своего одиночества страж.

Я сам господин своего бытия,
И мне не перечит судьбина моя.
Дурман табака и хмельная мура
Напрасно мой дух пеленали вчера.

Узреть я успел журавля вдалеке,
Сжимая до боли синицу в руке.
Я в коконе грёз пребывал и блажил
И явью дарованной не дорожил.

Казалось мне: крылья мечты обретут,
Когда золотые цветы расцветут.
Цветы расцвели, но зачахли в пыли,
Мечты затерялись в туманной дали.

Разъялись глубины духовных потерь,
И чёрных преданий явил себя зверь.
Загривок из туч, а клыки из теней,
И видом он волка любого страшней.

Нацелил он клык свой из тени страстей
Во плоть языка моего без костей.
Весь ужас расплаты и страхи кручин
Взъярились во мне из-за многих причин.

За ложь не молюсь, но за правду и впредь
Готов пострадать и готов умереть.
Над отпрыском бездны взметнулась гроза
И светом мои исцелила глаза.

Упала завеса туманов игры,
Я духом прозрел на вершине горы.
Прозрев, я увидел не то, что хотел:
Синица – мираж, а журавль улетел…

Вокруг ни души, только я да ветра,
Да синяя крепь заревого шатра,
Да солнечный свет омывает меня
В купели высокой погожего дня.

Оставила чувства в покое тщета,
С надеждой на Бога душа не пуста.
Я в глубь своей памяти взор устремляю:
Я - русский. И русскую землю люблю.

                IX
              Времена

Годы шли, суету умножая,
Люди жили во все времена.
Кто-то славил себя, обожая,
Кто-то славил родных имена.

Схема жизни фамильного древа
У любого сложнее машин.
Кто-то впрок истомился от гнева,
Кто-то духом взлетел до вершин.

В храмах божьих есть книги приходов,
Вникни в суть и словами владей.
От мирских до церковных расходов,
От рожденья до смерти людей.

Только книги не пишутся разом
О поступках людских и горях.
Закрывали и храмы приказом,
Оставляя печать на дверях.

В перерывах и долгих прогалах
Ни о ком не прочесть ничего.
В красных саванах в брошенных залах
Бесу кланялась свита его.

Вот и войны пришли мировые
В наказанье, и слов не найти,
Чтобы дни описать боевые
Тех, кто славу сумел обрести.

Тот герой, кто себя не жалея,
Шёл в атаку за Родину-мать.
Но не тот, кто покой вожделея,
Жизнь лукавую стал понимать.

Пламя злобы в сердцах не уймётся,
Если ложь будет цветом времён,
Если в древе родов не найдётся
Тонкой ветви из светлых имён.

В книгу вносится имя без тени
Всех грехов и духовных разрух.
Встань во храме святом на колени
И возвысь покаяньем свой дух.

                X
         Любовь   не   одиноких

У реки Челновой поворот есть кривой
И другой, разделяющий плёсы.
Манит даль синевой и высокой травой,
Где туманы сгущаются в росы.
Отобью я косу и в луга понесу
На плече трудовую секиру.
И в рассветном часу тишину не спасу,
Угодившей подлунному миру.
Травы буду косить и куплеты басить
О любви и хорошей погоде.
Крест умею носить и страду выносить,
Как заложено в нашем народе.
Мне родная жена озарит времена
Светлым взглядом в сплошном недосуге.
Путь-дорога трудна, но отрадна она,
Когда веришь любимой подруге.
Лысогорская мель многих сёл колыбель
И юдоль для семей изначальных.
У кого-то есть гжель и с цунами купель,
А у нас два кольца обручальных.

ТАМБОВСКАЯ    ВОЛЬНИЦА

             Ч а с т ь 1

  Покровская    ярмарка

Телеги мостились в ряды,
Крестьяне стояли рядом
И конских копыт следы,
Сметались торговым раскладом.
В мешках рассыпуха -- мука,
В корзинах пшеничные булки.
И веет прохладой река ,
И кличи призывные гулки.
Зерна покупай – не хочу! --
Пшеницу , ячмень и просо …
Заплатишь за воз ?! Заплачу!
Судьба не посмотрит косо --
Иди православный народ,
Скупай душегрейные шкуры!
Сегодня родной небосвод,
Похож на бутыль политуры! --
Сукна привозного тюки
Лежат из Москвы и ближе :
На кофты ценой высоки ,
На юбки слегка пониже .
Скупай однова пироги ,
Витушки бери и баранки ! --
И ярмарки водят круги :
Затейники и атаманки .
Купи кучерявый лещей ,
Такие приглядные свиду --
Отведай наваристых щей ,
Не дай разудалость в обиду --
Откушай , испробуй , вкуси !--
Призывы звучат обоюдно .
Ох , любо едать на Руси ,
Когда у харчей многолюдно !
В бочонках меда на расхват ,
Сметана и масло похуже .
Купил обыденное сват ,
И сваха довольна досуже .
От яблок и сытных грибов ,
Летят ароматы к люду .
Сегодня гуляет Тамбов --
У речки , на пойме всюду !
У стен монастырских дворов ,
Духовной стезей озаренных ,
Привадил осенний Покров ,
К торговле людей не казенных .
Взяла повариха гуся ,
Кухарка приладила утку .
И дворник корзину неся ,
Сказал на распев прибаутку :
Ни большой , ни маленький ,
Лишь бы небыл вяленький !
Если сила вверена --
Гусь обскачет мерина ! --
От капусты до картошки ,
От солений до колбас ,
Заполняют всклень лукошки ,
Кто скупает прозапас .
Тамбовская снедь хороша ,
Дары чернозема прекрасны !
Крестьянская верит душа –
Труды на земле не напрасны !
Сиделки выискивай впрок ,
Подковы высматривай жадно :
Из искры – поведал игрок , --
Пожар воспылает обкладно --
Но страхи гуртом не придут
И беды толпой не нагрянут .
На ярмарке дело ведут --
Такие - что звезды достанут !
Расстелит небесный Покров ,
С Любовью Великой Мария ,
Народ будет духом здоров ,
И в смуту не встрянет Россия .

             Часть 2

   На  гранях  событий

Звонят церквей колокола
На гранях прошлого и нови …
Нам говорят о бурях зла
И о потоках алой крови .
О черной зависти в умах
И непотребности пороков .
О свете в праведных домах
И ясных истинах пророков .
О людях , ждущих перезвон
Без слез звезды в небесных грозах .
О том , как любит землю Он ,
Бог отразил на всех березах .
Колокола звонят кругом
О том , что мгла пронзает души …
Нельзя не думать о другом ,
Когда горят просторы суши .
Кто раздувал полымя дел ,
В кругах идейных услужений ,
Тот жаждал буйный передел ,
Всего, до гибельных сражений .
В тенетах путанных причин ,
Не обретают право свыше .
Любой отъявленный зачин --
Поветрие в житейской нише .
В разрухе жизни роковой
Дни пролетают окаянно ,
Рискует каждый головой ,
За честь и совесть постоянно .
Но духом падать ни к чему ,
Все , что грядет происходило .
Всегда в блуждающем дыму
Стихала пламенная сила .
И видят всякое сейчас
Провидцы времени в потоке …
И в храмах молятся о нас
На западе и на востоке .

                Часть 3

Тамбовская   вольница

Проносились стрижи вдоль реки ,
Разрывая в полетах туманы …
Ох , как дали времен далеки ,
Когда бились за власть атаманы !
Ох , как кровушка шедро лилась ,
Рядом с крепью Татарского вала
И война за Россию велась
Та , с которой беда ликовала .
Нет царя никакого нигде ,
В головах полыхали зарницы …
Только горе не в ратном труде ,
А в лихом одиночестве жницы .
Кто стремился судьбу изменить ,
Рвал в запале сермягу зубами!
Лишь Христос мог любя накормить
Всех голодных своими хлебами .
Бог не светит на лютом ветру
И грехи не отпустит мирские ,
Если яростно в волчьем яру
Будут биться такие – сякие .
Волчьим эхом откликнулась даль ,
Для рубивших крестьян увлеченно …
Полыхнула возмездием сталь ,
И упал комиссар обреченно .
Неизбывна военная весть
О победах с немыслимой славой !
Только в душах народная месть
Клокотала взывающей лавой.
Ох, как тихо вокруг и светло,
Словно сеча не вырвалась в поле …
И вблизи не сгорело село,
Где молились о праведной доле.
Каждый ищет свою череду
В вольном крае тамбовских бурьянов.
Только в снежном февральском бреду
Мчатся тени былых атаманов.

             Часть 4

   Парадигма   бытия

Дали вольные лесные
Охватили много верст .
Львы тамбовские лепные ,
Смотрят мирно вперекрест .
Львы долину охраняют
И ступени стерегут ,
Никогда не полиняют ,
Никуда не убегут .
Щедро местная округа
Греет светом камыши .
Возлюби не только друга ,
Ради праздника души !
Монастырь стоит Казанский
Божьим поприщем в стране --
Не пропащим край крестьянский ,
Был в Антоновом огне !
Колокольня выше зданий ,
Выше дыма из трубы ,
Звонным гласом состраданий ,
Исцеляет боль судьбы .
Цна течет невозмутимо ,
Млеют в ивах берега …
Зло чужое умолимо ,
Лишь с прощением врага .
Кто угадывался волком ,
Станет добрым мудрецом .
Радости восполним с толком :
С хлебом свойским и винцом.

                Часть 5

          Связь   времен

Без Божьей воли нет неволи ,
И нет свободы без креста .
В краю родном щепотка соли
И хлеб не жгут мои уста .
Отрадно жить в краю отрадном ,
Когда просторы все милы …
Когда в порыве безоглядном ,
Любовь из солнечной стрелы .
Душа сама источник света ,
В кругу непройденной судьбы ,
Когда звездой небес согрета
По зову искренней мольбы .
… И связь времен и поколений
Мне жутко в мыслях прерывать .
На росстанях , между селений,
Стремлюсь я к прошлому взывать.
В избенке мать качала чадо ,
И озарялась жизнь в веках …
Мне многого в любви не надо ,
Я был младенцем на руках.

               Часть 6

       Родные   места

Мы все в грядущее не званы ,
Но по земле идем ордой …
И простаки и хитрованы ,
С надеждой вечно молодой .
Развей туман времен , ветрило ,
На берегу степной реки …
Здесь предки славили Ярило
И ржи поспевшей колоски .
Здесь отстояли вахту кручи
С древесным капищем богов .
И в зеркалах речных излучин
Блистали бабочки лугов .
Я утолю надежды жажду
С крестом Господним дорогим ,
И все , что радостное стражду ,
Пребудет временем другим .
Я посмотрю на даль степную
Не взглядом пасынка веков ,
А как влюбленный в Русь родную --
Потомок вольных казаков .

  ПОСЛЕДНЯЯ   ЛЮБОВЬ

   АТАМАНА    АНТОНОВА

               ПРОЛОГ

У цветущей черёмухи белой
В монастырском притихшем саду
Сонный взгляд мой виденье задело
У рассветной зари на виду.
Я увидел виденье монаха,
Он сиял и свободно парил,
И молитву безмолвно, без страха
Над землёй одиноко творил.
Восхищался посланником рая
Мой простой человеческий дух,
И с черёмухи цвет, облетая,
Тихо-тихо стелился вокруг.
Что его побудило вернуться
В мир, уставший от тёмных ночей?
Может, беды, что стаями вьются,
Может, свет поминальных свечей.

              Часть I

      ТИХАЯ   ДОРОГА

Лёг на пажити туман,
Лёгкий белогривый.
Едет мимо атаман,
Конь под ним игривый.
Атаман угрюм и смел,
Едет за затоны.
Воевал он как умел
За свои законы.
Рядом брат его родной,
Дмитрий он, Антонов.
Конь под братом вороной,
Век не слышал стонов.
Не звенят вдали клинки,
И не воют суки.
Всюду власть большевики
Взяли в свои руки.
Смерть двухсотую в бою,
Братья пережили,
Там, где вороны свою
Тризну накружили.
Братья едут, и без сна
Думают о многом.
Для чего же вся страна
Жизнью спорит с Богом?
Почему в боях друзей
Пули полюбили?
Каждый был не ротозей,
Каждого убили.
Правых нет и пыль в крови,
И мертва идея,
На костях врагов живи
Красная Расея.
За затоном лес взлетел
Частоколом сосен,
Атаман в нём захотел
Встретить тайно осень.
В печке вертится огонь,
Весь в пылу забавы,
Но гуляет где-то конь
Без седла-любавы.
На заимке два бойца
Стали как монахи.
Молят Господа Отца
Чтоб развеял страхи.
Сашка брат и Дмитрий брат,
Правнуки Антона,
Каждый бурям новым рад,
Дующим с затона.
Есть лежанки, стол и харч,
Нет идей напрасных,
И не видно больше харь -
Красных и не красных.
Жить бы им и не тужить
В глубине дремучей,
Только чем им дорожить,
Кроме мести жгучей?
Точит месть и жжёт сердца
Братьям командирам.
Просят Господа Отца:
- Помири нас с миром?!
И однажды в зимний день
Когда снег не вился,
Старший брат увидел тень,
Охнув, покрестился.

          Часть II

     ТЕНЬ   СУДЬБЫ...

Тень имела силуэт
Волка-кровопийцы.
Человека рядом нет -
Тень судьбы-убийцы.
Атаман осел к земле,
Нет опоры взгляду...
Там в февральской стылой мгле,
Жизнь идёт к распаду.
Или нет, не там она
Стала некрылатой,
Здесь печаль душе видна
С мордою лохматой.
- Боже мой, куда я брёл?
Что искал в дороге?
Что хотел я, то обрёл,
Волчью тень в берлоге.
Воскреси же память рать!
Ту, в начале смуты,
Все хотели воевать,
Вольницы рекруты.
- Сашка, друг, ты не робей,
Плужников и Ишин,
Чем попало красных бей,
Вас одних мы слышим. -
Штаб восставшей голытьбы
В Каменке открыли,
Чтобы все от злой судьбы,
День и ночь не ныли.

               Часть III

ВОССТАНИЕ   НАРОДА

- Мы родной земли народ,
Верных хлебосеев.
А в столице правит сброд
Из жидов-евреев. -
Весть грозою пронеслась
По округам-весям;
- Жизнь весёлая нашлась,
В Каменке, вот здеся. -
Ишин, выкушав винца,
Стал весьма речистым...
Привязал к коню юнца,
Обозвал чекистом.
- Ей, Алёха, протащи,
По селу малого.
Да с чекиста не взыщи,
Их в Тамбове много. -
И Алёха показал,
Что такое злоба.
Кровью парня повязал
Ишинцев до гроба.
Кровь людская не вода,
Хлынет - не искрится,
Сколько будет жить беда,
Столько будет литься.
Воскресай гроза страстей,
Многих ты сгубила.
Хлёсткой плетью новостей,
Всех секла и била.
- Я признаюсь сам себе,
Рад был новой доле,
По душевной по злобе
И разбойной воле.
Мужики в село пришли,
Слушать злые речи.
В храм молиться не зашли,
Где пылали свечи.
В штабе Каменском свои
Всё решили миром:
- Мы соратники твои,
Будь нам командиром. -
- Я - Антонов, атаман,
Буду вам собратом,
За наганом лезть в карман,
Часто буду с матом.
Не в бирюльки мы играть
Шли сюда по тропам,
Не дадим страну продать,
Красным голым жопам...
И пошло, и понеслось:
- Сашка стал штабистом,
Разжигает в людях злость
К гадам-коммунистам...
Волостной союз трудяг
И стрелки эсеры
Стали славить вольный стяг,
Как святыню веры.
И пошли гулять полки,
Фронтом друг за другом,
И рубили мужики
Красных по округам.

           Часть IV

ПРАВДА МАРИИ КОСОВОЙ

Вдоль степной реки Криуши
Над домами вьётся дым,
Яблони звенят и груши
Рядом инеем седым.
По селу обоз крадётся -
Кони, сникли и бойцы,
Всем в тепле ночлег найдётся,
В избах крепкие венцы,
И светлы в домах иконы,
И витает хлебный дух.
Не разносит эхо звоны
С колокольни вновь вокруг,
Только стужа веселится,
Ярит холодом небес...
Где-то рыщет, где-то злится
В белом поле красный бес.
Не нашёл он полк Марии
Косовой, и не найдёт.
За исконную Россию
Полк стремглав бои ведёт.
Русь крестьянина простая -
Божий храм, земля, семья,
Хлеб в трудах свой обретая,
Век любить свои края.
Рьяно звали коммунисты
Бить буржуев до конца.
Всей толпой они речисты,
Против Господа Отца.
Разделили люд на части,
Стали власть свою вершить.
Распалили в душах страсти -
Кулаков добра лишить.
Богатеев в сёлах мало,
Мироедов редок ряд.
Власть зерно поотбирала,
У крестьян, у всех подряд.
Гнев людской - не пыль в чулане,
Грянул гром и он возрос.
Клич раздался: - Христиане!
Бей чертей, решай вопрос. -
Только черти - те же люди:
Кто рабочий, кто батрак.
Подставляют свои груди
Пулям вражеским за так.
За копейки спины гнули,
Жили жизнью голытьбы.
Взяли власть и присягнули
Бурям классовой борьбы.
Бой идёт между своими,
Озверел народ честной.
Стали многие чужими
Для родных, в стране родной.
Водит враг врага по кругу
Тёмной ночью, светлым днём.
Есть о чём сказать друг другу
Саблей, пулей и огнём.
Командир полка Мария
В полушубке на коне,
Много дел понатворила
В той и этой стороне.
- Красных нет в селе, сестрица?
Бьюсь я с ними и во сне.
Есть в мешке пшено-ядрица,
Кашу сваришь в чугунке.
Всем бойцам приказ - на отдых!
А поутру - рысью вскачь.
Нам ещё сражаться годы,
Хочешь - смейся, хочешь - плачь.
Но смеяться мы не будем,
Да и плакать - не слабы.
Комиссары тоже люди,
Хоть и лжи своей рабы.
Лгут и верят в небылицу
И диктуют всем своё.
Чтоб любили мы столицу
И молились на неё.
Вот и здесь лютует погань
И куражится вовсю -
Прострелил поганец ногу
Другу Ваське Карасю.
Ест сливную кашу Маша,
И канон возносит свой:
- До утра Криуша наша,
Ставка правды мировой!
А по утру будь что будет,
Не была бы жизнь пустой,
Смерть-погибель не рассудит
Кто идейный, кто святой.
Все мы злобою объяты,
Каждый жаждет судный бой.
Не уйти нам от расплаты
За вражду между собой...

             Часть V

     ДОБРОЕ     ДЕЛО

Когда поле согрето звездою,
Оживает земля неспеша.
Вновь девицы идут за водою,
Из колодцев вода хороша.
Родники бьют в колодцах святые,
В каждой капле - земли благодать.
Есть они, значит будут в России
Люди жить, и любить, и страдать.
Пробиваются травы повсюду,
И лугов зеленеет руно,
И пахать своё полюшко люду
Вновь придётся, как Богом дано.
Люди-пахари неприхотливы,
Стерпят хворь и нежданный недуг.
Как один мужики молчаливы,
Когда чинят соху или плуг.
Вот бы так под звездою до гроба
Мужикам всё пахать да пахать,
Но витает взаимная злоба,
Там, где радость могла бы порхать.
Где-то красные белых разбили,
Где-то банда настигла врага,
Горе-реку бедой запрудили,
И размыла река берега.
У отряда под флагом кровавым
Есть задача важнее всего:
Бить бандитов и левых, и правых,
Не оставив в живых никого.
Два озлобленных красноармейца
По доносу старухи седой
Допросили соседа путейца
И двух женщин, объятых бедой.
- Где тюки атамановой ткани?
Сколько их? Или мы не правы?
Не Марии ли Косовой дряни
То сукно, что хранят две вдовы?
- Да, сукно положила Мария,
Приказала хранить и блюсти,
И сказала: погибнет Россия,
Если будет Христос не в чести. -
- Вы сукно берегли для Марии?!
Да за это расстрел без суда.
Не нужны вы такие России,
Вас не будет - не будет вреда.
Две вдовы у стены деревянной
Умоляли понять их, простить.
Звонко цокнул затвор окаянный
Чтобы к бою патрон разместить.
- Стой! - окликнуло грозное эхо.
- И стрелять без команды не сметь!
Я успел до расправы доехать,
И затвором не стоит звенеть.
Командир я, а ваш самосуд
Производится не по приказу.
Кто из вас совершит скорый суд,
Расстреляю ослушников сразу.
Две вдовы и сынишка одной,
Ходит сам под метровую лавку.
Так какой же им вместе ценой
Взять пришлось бы бандитскую ставку?
Пусть Мария здесь прежде была,
Пусть другие залётные были...
Власть советская всё же пришла,
Чтобы все о бандитах забыли.
Власть Советов теперь состоит
Из людей, не из чуждого сброда.
Нам сегодня и впредь предстоит
Жить судьбой трудового народа.
А сукно надо конфисковать,
Склад давно безнадёжно пустует.
Всем в отряд и давай воевать
С теми, кто под Тамбовом бунтует.
- С конным строем, на всех, пополам,
Шел отряд по Криуше с востока.
Всем досталось в селе по делам,
Но не столь, как бывало, жестоко.

                Часть VI

АГАСФЕР   И  БОГОЛЮБСКИЙ

Ветер времени неугомонный
Дует с западных стран на восток.
Кто был в вере своей непреклонным,
Получил свою пулю в висок.
Боголюбский Олег не расстрелян,
Он контужен в бою и пленён.
Был он в кличе крестьян не уверен,
Но стоял за грозу их знамён.
Бился с красными саблей и пулей,
Бился насмерть с безбожной ордой,
Но войны растревоженный улей
Вновь роился над маткой-бедой.
Опознали его среди пленных
Как личину бунтарского зла.
А в газах его светлых блаженных
Тень печали душевной была.
Ни эсер он, ни левый, ни правый,
Офицер он войны мировой:
И высокий, и статный, и бравый,
С поседевшей слегка головой.
В монастырских покоях не тихо,
Свет Казанской Святыни померк.
День за днём большевистское лихо
Держит здесь свой намётанный верх.
Отвечать есть кому перед адом -
Служит с рвеньем в ЧК Агасфер,
Вечный жид с немигающим взглядом
И набором змеиных манер.
- Что, Олег Боголюбский, попался?!
Верил в Бога, а он не помог.
Ты всю жизнь за Россию сражался,
А спасти свою душу не смог. -
- Ошибаешься, жид вечной боли,
Я за душу ещё постою
И умру ради праведной доли,
Но тебя не увижу в раю. -
- Как узнал ты меня, благовестный?!
Кто открыл тебе тайну мою?
Неужели Христос твой небесный
Здесь затеплил лампаду свою. -
- Как тебя не узнать, если слухи
Ходят всюду о света конце.
Если кровью питаются мухи,
Что на пуль полыхает свинце.
Там, где зло расплодилось без меры,
Где грехи выше светлой любви,
Там шабаш свой вершат агасферы,
Утопив всё святое в крови.
Свят Саровский, но тих и безмолвен,
Видя вновь всю Россию в огне.
Каждый будет со смертью помолвлен,
Став Иудой по сходной цене. -
- Что несёшь ты о власти Христовой,
И Саровский не свят Серафим.
Я для власти Вааловой новой
Самый главный чекист-херувим.
Я с Ваалом вердикт не нарушу,
Ты, Олег, о своём говори...
Когда пуля пронзит твою душу,
Вспыхнет пламя рассветной зари.
Хочешь жить?! Так продли свою долю,
Отрекись от любви и добра,
Ты получишь достойную волю
И кошель дармовой серебра. -
- Не продам я ни душу, ни долю,
Не продамся тебе никогда.
Я не стану для каждого болью,
Кто небес не боится суда.
Верю я: на порушенном месте
Вновь восстанет разрушенный храм.
Каждый колокол благостной вестью
Возвестит о святом по утрам. -
- Честь с тобой, а со мною идея
Осквернять все святые места.
Для меня твоя Русь - Иудея,
Та, когда распинали Христа.
И не важно в каком она чане
Откипела, согнувшись в дугу.
Есть патроны в холодном нагане
И мандат на стрельбу по врагу. -
Умирал Боголюбский за веру
В лучший мир без заблудших рабов,
Не предав, не продав Агасферу
Свою жизнь, свой духовный Тамбов.

           Часть VII

   ЛЮБОВЬ   АТАМАНА

Соловьи поют соловушки
Грустно-грустно у реки.
Многие гуляй-головушки
Потеряли мужики.
Тухачевский гнал приказами
Молодых большевиков,
Чтоб они травили газами
Мужиков-бунтовщиков.
- Виноваты подкулачники,
Как и злыдни-кулаки. -
Так решили горе-ратники,
Обнажив свои клинки.
Вновь законы кровью мечены,
Вольница крестьян в плевках.
Плачут тихо в избах женщины
И младенцы на руках.
Под Шибряем Нижним светлая
На траве лежит роса.
Повстречались снова с ветрами
Двух прохожих голоса.
Братья вольные Антоновы
Шли к подруге одного.
- Храм не встретит перезвонами
В этом крае никого. -
Тишину спугнув нечаянно,
Братья вздрогнули слегка...
- Ждёт ли женщина отчаянно
В доме милого дружка?.. -
Ночью женщине не спится,
Днём тоску не истребить.
Кто-то тихо в дверь стучится:
- Атаман пришёл любить! -
Дмитрий стражем притулился,
Сашка с женщиной вдвоём.
Так по ласкам истомился,
С жаром шепчет о своём.
Духом пал, и вот поди же -
Стал опять в мечтах силён...
Нет души на свете ближе
Той, в которую влюблён.
В пух и прах разнёс былое
В ясной памяти своей.
Всё печальное, всё злое
Сжёг в огне прошедших дней.
Но вокруг Шибряя плахой
Классовой лежит страна,
Губит всех расстрела страхом,
Агасфер как сатана.
Окружили дом с наганами
Вмиг пособники ЧК,
С лицами всегда погаными -
Ныне, присно, на века.
Не сбежать в лесное логово,
Бой коротким был, как миг...
Что твоё, что вечно Богово -
Атаман душой постиг.

            ЭПИЛОГ

Время вспять не повернуть,
Не помчать его галопом.
Как здоровье не вернуть,
Прошагав по пыльным тропам.
Прошлое не изменить
Людям, счастье не нашедшим.
Вновь судьбу обременить
Не дано нам днём прошедшим.
И зачем в мечтах радеть
О былой стезе тревожной.
Лучше голубем лететь
Над травою придорожной.

ГУЛЯЙ - ПОЛЕ   ТАМБОВСКОЕ

                Пролог

Дует робкий суховей над долиной,
И слетает пух с ветвей тополиный.
Как виденье в чудном сне, пух витает,
Где шиповник в тишине расцветает.
Где лугам небесный свет ясный-ясный
Дарит солнечный рассвет вновь прекрасный.
Но куда с земли родной люди делись?
Нет вороны ни одной — разлетелись.
Зарастает чередой поневоле
И крапивой молодой Гуляй-поле.
Здесь встречают вечера в тихом месте
Утомленные ветра часто вместе.

                Часть 1

Вот оно — Гуляй-поле Тамбовское!
Это — Каменка, горе-село.
Здесь лежат под сосновыми досками
На погосте обрез и седло.

Здесь лежат командиры движения
За землицу свою на века:
Кто зарублен героем в сражении,
Кто застрелен холуем ЧК.

Похоронена воля крестьянская
У степного села на краю.
Всласть война утолила гражданская
Здесь кровавую жажду свою.

Поглумилась война над крестьянами,
Распалила тревожную рать
И столкнула с другими буянами,
Чтобы смертью Отчизну попрать.

Помогал ей дракон бестелесный,
Дух стремлений, ведущих к беде.
Ненавидящий Образ небесный
Сына Бога всегда и везде.

Ненавидящий храмы с крестами
купели с живою водой,
Тихий край с золотыми хлебами
И людей, одержимых страдой.

Бой за боем плодили потери…
Трепетали победы весы,
Хоть антоновцы были не звери,
Да и красные были не псы.

Год двадцатый двадцатого века
Нить событий сучил не спеша,
И ценилась судьба человека
Не дороже чужого гроша.

Совершалась печаль-революция,
Тень идеи черты обрела:
Всей вселенской беды контрибуция
На народные плечи легла.

Так легла, что народ спозаранку
Весь стонал до вечерней зари.
Комиссары в лощеных кожанках
Суд вершили, как судьи-цари.

И в расстрелянном штабе Антонова,
Жизнь отдавшего за голытьбу,
Узаконилась кривда драконова,
Пригвоздившего правду к столбу.

До сих пор он слывет неприкаянным —
Столб, похожий на остов креста.
И никто не целует отчаянно
Правду жизни в святые уста.

И никто за поборников воли
Не помолится в Каменке вновь…
Лишь рябины стенают от боли,
Напитавшие буйную кровь.

Время смело бежало по весям
И сегодня бежит, как всегда.
Кто-то жил при Советах без чести,
Кто-то честь не терял никогда.

Опустели тамбовские дали,
Стаи воронов низко летят…
Там, где кони сраженные пали,
Волки сытые выть не хотят.

Что случилось с мечтой хлебороба?
Оскудела она из-за лжи.
Из-за власти — проклятой зазнобы,
Плещет море полынной межи.

И Антонов огонь не имеет
Силы той, что когда-то имел.
Окрылить он мечту не сумеет,
Раз до звезд полыхать не сумел.

Вся Россия теперь Гуляй-поле!
Приглянулась торговля властям.
Каждый может по собственной воле
Продавать все, что есть, по частям.

              Часть 2

Холмик маленький, невзрачный
На краю села.
А над ним росою плачет
Старая ветла.
Полверсты до перекрестка
Двух степных дорог.
Здесь казак, лихой подросток,
Был как царь и бог.
Видел в зареве пожаров
Сказочную новь
И за веру в комиссаров
Проливал он кровь.
Все законы попирая,
Рассыпал слова,
Только удаль молодая,
Как в огне трава.
Выгорала очень быстро
Спорная межа.
А навстречу — точный выстрел
Молнией в глаза.
Холмик маленький, невзрачный,
А вокруг поля.
И ядреный домик дачный
Жмется к тополям.
Ветер теплый и упругий
Разгоняет мух.
Но не трут коней подпруги,
И не вьется пух.
Домик шумный и веселый
Праздником объят.
В нем степные новоселы
Выпить норовят.
Ни к чему им перспективы
Розовых идей.
Щедро правит дух наживы
Душами людей.
Покупаются без сдачи
Светлые мечты.
Ни к чему в краю казачьем
Звезды и кресты.
Ветер тучи рвет на части,
Пень трясет трухой.
Для кого ж ты делал счастье,
Казачок лихой?

                Часть 3

Бедняку из тамбовской глубинки,
Из каких-нибудь Нижних Яруг,
Совершать по былому поминки —
Все равно что покаяться вдруг.

Покаяние… Это ж расплата
За судьбу в нареченной стране.
За шальную — душа виновата,
За пустую — виновна вдвойне.

Кто виновен — всегда недоволен
Приговором грядущего дня.
Каждый выбрать решение волен:
В рай попасть или в чрево огня.

Как зима не крепка без морозов,
Так весне по рассветам и честь.
Бедным людям прожить без колхозов
Можно всюду, где хлебушек есть.

Власть советская канула в яры,
Где со знаменем, где без знамен.
И Россию спасают базары
И бордели свободных времен.

Так спасают, что бурям неймется
Покружиться в торговых рядах,
Где любая мораль — продается,
Даже та, что витает в судах.

А когда продается все разом
И святых нет для истины мест —
Гневом праведным полнится разум,
Не отвергнувших Господа крест.

Нищета стала бедным подругой,
Как бабенка тщедушной кости.
Всем заблудшим послужит прислугой,
Всех обманутых будет вести.

                Часть 4

В летний вечер душевные муки
Обретают тревожный накал,
Вспоминается время разлуки
С той, которую нежно ласкал.

Вспоминаются прежние годы
И судьба зоревая, как сам.
За малиной-калиной походы
По широким и щедрым лесам.

Вспоминается сельская доля,
Деревенских забот канитель.
И коса светозарного поля,
Тополиного пуха метель.

Ветер дунет, и пух — воспаряет
Выше белых ветвей и вершин.
Каждый светлой мечте доверяет,
Кто остался душою один.

Вот и я доверял и лелеял
Ту мечту, что едина со мной.
Но везде, где я доброе сеял,
Все сжигал злопыхателей зной.

Я позволю сравнить свои беды
С неизбывной бедою страны.
Только грянут литавры победы —
Тут же вопли людские слышны.

Все победы давались России
Жертвой многих своих сыновей.
Но потомки не всех их вносили
В списки славы ее и своей.

Слава битвы — кровавая птица,
Размахнется, затмит и зарю.
Всем бы надобно в храмах молиться,
Кто кричал: «Я победу творю!»

Черен враг и делами, и грудью,
Только тень и на тех, кто узрел.
Победителей всюду не судят,
Неподсуден их властный удел.

Не судите ни красных, ни белых,
И любивших крестьянскую власть:
Среди них было много несмелых,
Не умевших у ближнего красть.

Среди них были рыцари чести,
Кто баклуши не бил у дорог.
Не кого-то из них, а всех вместе
Мы простим, а помилует Бог.

                Эпилог

Избавь, Господь, нас от печали
Все время думать о земном.
Не зря же вороны встречали
Зарю безмолвно за окном…
Зарю рассветную без страха
На кровле церкви вековой
Встречала трепетная птаха,
В лучах купаясь с головой.
В купели горней, не потешной,
Объятой дымкой золотой,
Нет ни одной голубки грешной,
И тени крестной, не святой.
И потому, вглядевшись в дали,
Где каждый край светлеет весь,
Забудем прежние печали,
Чтоб к жизни возродиться днесь.

          ГРАНИ  СУДЕБ

            ЧАСТЬ 1

        Царское   дело

То бесится Гришка Распутин ,
То молится , как монах ...
Пока во дворце неподсуден ,
В целебных душевных делах .

Царевич Алешка хворый ,
Порой до припадка кровит.
И Гришка на помощь скорый ,
Царицу всегда не гневит .

Россия -- страна большая ,
Григориев всяких гурты .
Молитвы везде совершая ,
Убьют у разбойной черты .

Во храмах Христос распятый
Страдает за Русь с венцом .
И каждый молельник святый
Сияет духовным лицом .

В Тамбове предел Питирима
И царь возлюбил предел .
Из Третьего Вечного Рима
Приехал , как сердцем радел .

Молился в Тамбовском храме
Второй Николай легко .
И Солнце сияло в раме
Духовных небес высоко .

Источник святой у речки
Помазанник сам посетил .
Горели обычные свечки ,
Когда он водицы испил .

Святая вода в России
Ценней оберегов веков .
В ней крестная сила Мессии
Спасает от многих грехов .

Спасался и царь в Тамбове ,
Россию спасая в душе .
А птицы взлететь наготове
Галдели в речном камыше .

Зима не склонялась к стуже ,
Плескался малек в полынье .
Война разгоралась дюже ,
Как уголь в литейном огне .

Распутин блажил в Петербурге ,
Юсупов в Селе отдыхал .
А Ленин нашел в Ликурге
Того , кто почти не вздыхал .

             ЧАСТЬ 2

Идейный    разрушитель

Здесь колокол звенел высокий
И храм с крестами на виду ,
В котором мальчик светлоокий ,
Молился выстрадав беду .

Проехал царь святого славить
И свита конная царя ,
Могла бомбистов обезглавить ,
В тамбовском чреве декабря .

Все неспокойно и тревожно ,
Война с Германией в пылу .
В Тамбове отсидется можно ,
Продернув ниточку в иглу .

Большевики и все эсеры
Здесь замышляли буйный бунт .
А люди православной веры ,
Любили дом родной и грунт .

Крестился царь и мощи трогал ,
Рукой владыки всей Руси .
Просил всевидящего Бога :
-- Прости заблудших и спаси ! --

Но что - то грешное случится ,
Беда придет в Тамбовский край .
Идеей общность соблазнится ,
Перечеркнув церковный рай .

И взрывником молельник милый ,
Предстанет рьяно как герой .
И подорвет он храм постылый ,
Осенней , стылою порой .

Развалины взметнутся грудой ,
На месте искренних молитв .
И дурня обзовет паскудой ,
Старик своих душевных битв .

                ЧАСТЬ 3

               Грани  судеб

Дочь дворянина в Тамбове в гостях,
В августе страдной округи .
Вдруг казаки на лихих скоростях ,
Мчатся как зимние вьюги .

А на Дворянской гостиница есть ,
Дама пришла к своей тете .
Молвил хорунжий имеющий честь:
-- Здесь вы покой не найдете --

Снова в Тамбове сменяется власть ,
Красные бросили стражных .
Белоказаки свирепствуют всласть ,
Ищут евреев продажных .

Мамонтов едет на резвом коне ,
Он генерал самый рьяный .
Истину ищет не в красном вине ,
В каждом , кто ныне не пьяный .

-- Вы отсидитесь мадам в номерах ,
В городе очень опасно .
Ужас наводит и пламенный страх
Корпус казачий прекрасно --

Девушке ночью совсем не спалось,
Тете ее лишь дремалось .
Место в гостинице скромной нашлось ,
Врямя на части ломалось.

Слышала дама признанье в любви ,
От казаков белой доли .
Город Тамбов не купался в крови ,
Выла жидова от боли .

В полдень хорунжий явился к очам ,
С ярким , прелестным букетом .
Снова предался , крылатым речам ,
Шашку сжимая при этом .

Грани судьбы не увидеть вдали ,
Жизнь изменяется в слове .
Счастье в Париже они обрели ,
Двое мечтавших в Тамбове .

                Часть 4

   Соловьиные      трели

Тамбов два года в зоне красных
И власть не хочет погибать .
В округах пахотных прекрасных
Привычно люду прозябать .

Война одна сменилась новой :
Гражданской , зверской , роковой .
Тамбов в купели не пановой ,
В провинциальной таковой .

Антонов мечется с дружиной
То по лесам , то по полям …
Он вскоре встретится с вражиной
И жар вспорхнет по тополям .

Огонь Антонов будет жгучим ,
Раскинет вширь свою игру .
Мы судьбами потом озвучим ,
Что было прежде на юру .

Вот корпус конников несется
И Мамонтов возглавил рейд .
Крещеных Родина спасется ,
Превозмогая сей апгрейд .

По городу гарцуют войны ,
На скакунах своих легко .
Они наград земных достойны ,
Но солнце светит высоко .

У белых белые награды ,
У красных красные значки .
А у Антоновцев услады ,
Печеные в яру сморчки .

Развеют ветры пепел горя ,
Забудут люди о войне .
И соловьи с судьбой не споря ,
Споют влюбленно о весне .

               Часть 5

    Память     вокзала

Вокзал вагонных путешествий ,
Ты собирал людскую мреть .
И время ярких происшествий
Не в силах в памяти стереть .

Ты помнишь царскую особу ,
Еще до гибельной войны .
Ты помнишь тайную зазнобу
Поручика своей страны .

Ты помнишь жуткие составы ,
С кровавой метою цены .
Дополнили героев славы ,
Присяги верные сыны .

Ты помнишь взрывы революций
И пулеметов треск вблизи .
Ты помнишь эру эволюций ,
С вождями всякими в связи .

Ты помнишь проводы и встречи
Друзей Отчизны и врагов .
Звучали пламенные речи
«Кумиров» власти и «богов» .

Беда тебя не опалила
И не разрушила совсем .
Старушка Господа молила ,
Чтоб помогал славянам всем .

Солдат измотанных встречали
Трудяги кованых побед .
На все вопросы отвечали :
-- Войны бы не было и бед ! --

Стучали звонные колеса ,
Гудки взывали поездов
И люди плана «Барбаросса» ,
Стяжали путь своих трудов .

Взметнулись мирные призывы :
-- К востоку строить колею ! --
Не ради мелочной наживы ,
В суровом сказочном краю .

И БАМ построили с задором ,
С бесценным пафосом мечты .
Но проходимцы лживым вздором ,
Крушили звездные мосты .

Витии к ярости взывали ,
К суду над планов торжеством .
И жизнь словами поражали ,
С ее трехлавым «божеством» .

Теперь торговля бьет в набаты ,
В кругу мамоновых дворцов .
И мы шагаем «аты – баты» ,
По граням истины истцов .

Какая радость встретить землю
Родную , с возгласом : Перрон !
Крылатыми стихами внемлю ,
Суть рассмотрев с любых сторон .

Я слышал ласковое -- Мама ! --
И задушевное -- Сынок ! --
И завершилась счастьем драма ,
Когда никто не одинок .

Вокзал путей необозримых ,
Скрепляй Россию на века !
И голоса составов зримых ,
Уносит времени река …

            Часть 6

     Время    мамоны

Свела судьба , учились вместе ,
Дружили долго до конца .
И музу видели в невесте ,
Под золотой зарей венца .

Венчанье с клятвами святыми ,
Сближало пары навсегда .
Друзья не числились пустыми ,
Потом и после никогда .

Такое было время чести ,
Обидели , ответят все .
К барьерам истины без лести ,
Стрелки шагали по росе .

По снегу тоже шли дворяне ,
Чтоб пистолеты разрядить .
И секунданты на поляне ,
Не смели каждого судить .

Теперь иное время наше ,
О чести можно позабыть .
Один делец другого краше
И тать округу может сбыть .

Стреляют в Родину не пулей ,
А злом продажи ради зла .
И святость отвергают дулей ,
С клеймом безбожного чела .

Любой ценой обогащенье ,
Такое кредо воротил .
Зачем небес стяжать прощенье ,
Когда долги ты оплатил.

                Часть 7

     Источник   императора
            ( Питиримский )

В декабре , когда снЕга по пояс ,
Когда стужа лютует вовсю ,
Я душой о судьбе беспокоясь ,
Беспокоюсь за Родину всю !

Неизбывны своим совпаденьем ,
Песня вьюги и песня мечты .
Как поэт я живу вдохновеньем
В зимнем мареве без пустоты .

У замерзшей реки источник ,
Бьет прозрачным святым ключом .
И в ротонду тихоня , и склочник
Входят с ангелом над плечом .

Пьем водицу и молимся Богу ,
Что бы спас , уберег , сохранил ...
Что б на нашу стезю - дорогу
Мглу беззвездную не уронил .

Есть духовные люди Мессии
Видят явные чудеса --
Император стоит России
Как явление полчаса !

На Втором Николае китель
И в руке полыхает свеча .
Только грешный Тамбовский житель
Видит грешных крестясь сгоряча .

Постоит император у края ,
Да водицы попьет святой
И уходит в обитель рая ,
Весь объятый иной добротой .

           Часть 8

Атланты      Родины

Стоять за Родину свою ,
Наперекор событий шквала ,
Что б в ожидаемом раю ,
Душа родная воссияла .

Стоять на внешних рубежах ,
Атлантом истины небесной .
И драться смело " на ножах ",
С ордой лукавых не прелестной .

Ордынцы ветреных времен ,
Меняют лживые личины .
И в стеллах праведных имен ,
Находят черные причины .

Стоять за Родину в кругу ,
Заблудших русичей богатых ,
Когда разменную деньгу ,
Ровняют с золотом рогатых .

За дух земли и корни рода ,
За ветви древа своего ,
Стоять хранителем народа ,
И славить Господа его .

Стоять за каждого в чести ,
За тех , кто совесть не теряет ,
За тех , кто может все снести
И верность Родине вверяет .

             Часть 9

          Парижанка

Сегодня Ольга по Тамбову
Прошлась не думая о нем .
Не обращалась сердцем к слову ,
Не жгла уста строфы огнем .

Любимый прежний не любимый ,
Ушел куда - то как осел .
И мир на части разделимый ,
Когда ты всюду новосел .

Осенний город был не ярок ,
Пролетный дождик моросил
И вдруг поэт не перестарок ,
О чем - то трепетно спросил .

Разговорились вместе разом ,
О доме старом угловом .
О классике под ярким вязом
И месте счастья таковом .

-- Я из Парижа русской доли ,
И предки эмигранты все .
Приехала по доброй воле .
Босой побегать по росе ---

--- Побегали мадам по лугу ,
Тамбовщина травой шедра ? ---
--- Прошлась по золотому кругу ,
Под зноем летнего шатра --

Шел разговор у места были ,
Гостиницы без камелька ,
Где предки сильно полюбили
Друг друга сразу на века .

-- Хорунжий прадед был в Тамбове ,
Когда вершился белых рейд .
И был судьбою наготове ,
С мечтой перекроить апгрейд .

В Париже жили и ценили ,
Минуты счастья до одра .
Россию красных не винили ,
Как муть на донышке ведра --

На окнах блики отражались ,
Сияло солнце между туч .
Слова крылатыми рождались ,
Как буд - то окрылял их луч .

Поэт и Ольга шли неспешно ,
Витал в просветах листопад .
И каждый рассуждал потешно ,
Что загадает в звездопад .

   СИМВОЛЫ    ВРЕМЕН

                1
      Доходный     дом

На Гимназической в Тамбове ,
Доходный Шоршоряна дом .
Сентябрь семнадцатого внове ,
Солдаты лезут напролом .

Служивые низов присяги ,
Теперь без батюшки царя .
Селедка тухлая и стяги ,
Империи трепещут зря .

Война вдали за горизонтом ,
Влизи лавчонки и харчи .
Круши отжившее экспромтом
И о свободе не молчи .

Но Шоршорян купец мудреный ,
Одел прислугу на парад .
-- Мой стол закуской одаренный ,
Я заплатить солдатам рад --

На грани общего раздрая ,
Никто богатства не крушил .
Без ада истины и рая ,
Торговец сделку совершил .

Век передюжили в Криушах ,
В Тамбове рынок на мази .
Раздрай в оторопевших душах ,
Идея равенства в грязи .

От красных символы остались ,
От белых символы свои .
И от антоновцев сверстались ,
Просторы пашен на крови .

Провалы , жуткие провалы ,
Где в бочках маялся залом .
И ходят бритые амбалы ,
По кругу жизни напролом .

Но шмотками не Шоршоряны ,
Торгуют ради бытия .
И всюду выросли бурьяны ,
Где обреченные края .

Какая сущность пострашнее ,
Базара или мордобой --
Россия хищников грешнее ,
С клоаки золотой трубой .

                2
Несправедливость

Вновь толпа взирала
И молчала звОнница ,
Мамонтова генерала
Проезжала конница .

Бравые казАки ,
Вовсе не гусары ,
Но в пылу атаки --
Трупы комиссары .

Красных нет в Тамбове ,
Скорых нет судов ,
В каждом бранном слове ,
Злоба на жидов .

Все они едины ,
Троцкий их кумир .
Гробят вновь раввины ,
Православный мир .

Кровь сулила драма
Где кагал блажил ,
Только дьякон храма
Жертвам услужил .

Скрыл евреев местных ,
В Уткинской их спас ,
Дьякон из поместных --
В рясе русский Спас !

Образ Богородицы
Был чудесный здесь .
Где душевно молятся ,
Не теряют честь .

Через год в Тамбове ,
Рок кружил с мечом ,
В каждом бранном слове
Жид был палачом .

Пол ЧК евреи
Заодно с вождем .
Бьют крестьян "Вандеи"
Даже под дождем .

Кто трудился в храмах
К стенке , как рвачей .
А на свойских дамах ,
Цацки богачей .

Покорилась вольница
Местных мужиков .
И промчалась конница
Красных казаков .

Только дух раздрая
Рвет Тамбов отрад --
Филиал же рая ,
Для евреев град !

Все для них в культуре ,
Все для них везде
И в литературе ,
И в любом труде .

Радость снова в розах ,
Слава и почет ...
Только русских в грезах
Мамонтов влечет .

                3
   Смутное      время

Прослыть в Тамбове дезертиром ,
Не страшно в мареве годин .
Отрекся царь и по квартирам ,
Полк разместился и Вадим .

За что сражаться непонятно ,
Россия треснула по швам .
Политики шумят занятно ,
Прибегнув к матерным словам .

Вадиму смутно и тревожно ,
Эсеры вроде ближе всех .
В Тамбове отсидется можно ,
Без притязаний и потех .

Глаголит Дума городская :
-- Война с врагами до конца --
На рынке вольница людская ,
Хулит жандарма подлеца .

И Керенский в газетной речи ,
Об учредиловке вопит .
Но большевик потушит свечи
И колким ежиком сопит .

Вадим на хутор монастырский ,
С работным людом угодил .
По роду мещанин Каширский ,
Но дни в сермяге проводил .

Крестьянка в теле заводная ,
Смотрела ласково вблизи .
-- Лошадник тутошный одна я ,
Домой в телеге довези --

Вадим уважил молодуху ,
Довез до ближнего села .
И внемля пламенному духу ,
Ласкал кухарку не со зла .

Пришли нерадостные вести ,
В Тамбове Красных ГубСовет .
И взбеленились чувства мести ,
На власть безбожную в ответ .

Примкнул к Антонову с дружиной ,
Бывалый прапорщик Вадим .
И с каждым воевал вражиной ,
С призывом : -- Русь не отдадим! --

                4
        Образ   мечты

Заимки , отруба , землянки
И в ярах дальних шалаши .
У печки потные портянки ,
Хоть ртом блуждющий дыши .

Ночные рейды угнетают ,
Как шайка вольные бойцы .
Снега неторопливо тают
И вскоре прилетят скворцы .

Отряд антоновцев не пашет
И сеять не спешит зерно .
И флагами вовсю не машет ,
Как на войне заведено .

Вадиму муторно в отряде ,
Но правит власть большевиков .
И на коне он при параде ,
Готов почить за мужиков .

Село терзает продразверстка ,
Нищают семьи без хлебов .
Не радует мякины горстка
И проклинают все Тамбов .

А тут эсеры посылают ,
К Антонову гонцов своих .
И на луну собаки лают ,
Анчутки обозлили их .

Худоба ринулась от поля ,
Не зная края и черты ...
И пламенем взошла недоля ,
До горя гулкой пустоты .

Рубились истово повсюду ,
Забыв о Господа кресте .
Страдать невыносимо люду ,
На каждой роковой версте .

Она с рождения дворянка ,
Лечила жалкого бойца .
Ее прилесная делянка ,
Святого местного отца .

Вадим израненый не бредил ,
Он видел череду забот .
Красавицу душой заметил ,
В кругу хозяйственных работ .

Священник ей помог нежданно ,
Она Вадиму помогла .
Спасение всегда желанно ,
В пространстве светлого угла .

Вадим влюбился в незнакомку ,
Пригожую как образ грез .
Забыл антоновца котомку
И стал ухаживать всерьез .

                5
         Гайдук   свободы

По молдавским просторам гулял
Бесшабашный Григорий Котовский .
Он надежду нигде не вселял ,
На бомонд Петербурго - Московский .

Романтическим став гайдуком ,
Грабил щедро богатых России .
И гулял по Одессе пешком ,
С видом славного Гришки - "мессии".

Был судим за лихие дела ,
Был на каторгу сослан отбытий .
Но свобода крылом воздала ,
И взлетел он Икаром событий .

Он рубил офицеров царя
И рубил казаков обреченных .
Красной местью повсюду горя ,
Он боролся за мир угнетенных .

Эх , Григорий зачем ты крестьян
Под Тамбовом кромсал за идею ?
Век прошел , но тамбовский бурьян ,
Покрывает полынью Вандею .

Горечь памяти не подсластить ,
Даже медом свободного рынка .
Ты Котовский сумел победить
Всех , кого не спасла Кобылинка .

Ты Антонова в стычках искал ,
Ты в Матюхина выстрелил в доме .
И геройскую участь снискал ,
Где народ пропадал на изломе .

Зоревых созиданий даль ,
Согревает лощения воск .
Закаляется истины сталь
И красуется город Котовск .

 БИТЮГ - РЕКА

               1
Рубежный      Битюг

Битюг повстанцы перешли ,
Брод глубиною средний .
И в бой у Щучьего вошли ,
Кровавый не последний .

До житницы еще бои ,
Они бедой пометят .
А в Старой Калитве свои ,
Их уцелевших встретят .

Иван Колесников храбрец ,
За атамана смелых .
Но в спину выстрелил подлец ,
Из палачей умелых .

Не все вернулись в Калитву ,
Когда вовсю гульнули .
Ловили в юности плотву ,
В степи поймали пули .

Битюг рубежный загудел
И половодьем вскрытый ,
Лед оказался не у дел
И всплыл казак убитый .

-- Поля народу от сохи --
Твердят газеты верстки .
Зерно сгребают до трухи ,
Анчутки продразверстки .

И в замешательстве народ :
-- Рабочие нас гробят --
И казаки пошли в разброд ,
О вольных днях буробят .

Стой за наделы и дома ,
Нельзя свое ослабить .
Но власть идейная весьма
И продолжает грабить .

Там победили казаки ,
Здесь красные воспряли .
У Битюга шальной реки ,
Все жалость растеряли .

Буденновцы пойдут волной ,
Котовцы грянут лавой ...
Битюг не переплыть весной ,
До Вербной власти бравой .

                2
        Неприкаянный

Метель в степи неугомонна ,
Наст до деревни занесен .
Спасает светлая Мадонна ,
Того , кто ветром унесен .

В село идти недальновидно ,
Там красных небольшой отряд .
В дубравушке ни зги не видно ,
В обрезе огненный заряд .

Заимка старая из бревен ,
Охотникам в лесу приют .
Казак везде не многословен ,
Когда в сражении побьют .

Есть спички целые в холстине
И соль в мешочке небольшом .
Кабан в бушующей картине ,
Бежит навстречу нагишом .

Казак спасется от расправы ,
В Борисоглебске будет жить .
Битюг течет рубежной славы ,
Есть чем на свете дорожить .

В лесу изгою не мечтается ,
Как на просторе у реки .
И радостно не обитается ,
За волю бились мужики .

Где жили росными покосами
И рожь лелеяли в страду ,
Погибели махали косами ,
Лихие бесы на беду .

Рубились с красными лавинами ,
Стреляли щедро от тоски .
И за высокими овинами ,
Не ждали мира казаки .

В бою свое не утверждается ,
Когда противник из крестьян .
Душа за Бога не сражается ,
Когда буяна бьет буян .

В селе жена и дети малые ,
Теперь остались без отца .
Морозы за стеной не вялые
И ноют шрамы от свинца .

                3
         Новая  эра

Совхозный быт не окрыляет
И все же многие живут .
Битюг теченьем умиляет ,
Когда кувшинки расцветут .

Он духом чувствует округу ,
Вновь отражая берега ...
Целует комбайнер подругу
И жизнь влюбленным дорога .

Гражданская война забыта ,
Насколько можно позабыть .
Орда фашистская разбита ,
И хлеборобом можно быть .

Сыграют свадьбу молодые ,
И отразит ее Битюг .
Дубы прошелестят седые
И птицы полетят на юг .

Заводы сахарные встанут ,
Как секретарь решил мастак . .
И в речку нечистоты грянут ,
С бурлящей пеною клоак .

Светлей бывает от молитвы ,
От покаяния вдвойне .
Заводы рухнут не от битвы ,
От революции в стране .

От буржуазной эры смрадно ,
Но вновь очистился Битюг .
Елене с мамою отрадно ,
Немецкий покупать утюг .

Одежда будет из Китая ,
И ноутбук издалека .
Вставай Россия молодая ,
С колен мечтой материка .

Твои просторы необъятны ,
Твои дела лихих причин .
Законы власти непонятны
И все деяния личин .

Битюг течет невозмутимо ,
Где небыло шальных запруд .
Елена не проходит мимо
И жаждет журналистки труд .

                4
    Степная     купель

Степная купель Миловановой ,
Теченьем Битюг молодой .
Рожденную в образе заново ,
Омыл всю живою водой .

Чиста родниковыми струями ,
Река и лугами вокруг .
Цыганские лошади сбруями ,
Звенели над вязью подпруг .

Свободная в трепетной юности,
Елена не делала зла .
Любила сияние лунности
И летние виды села .

И табор с костром полыхавшим ,
Был сном тополиных вьюг .
Елена с поэтом витавшим ,
Смотрела на алый Битюг .

Река пограничного мужества ,
Как Диких полей Рубикон .
Казацкие стражи содружества ,
Крестили Битюг испокон .

                5
Духовный      выбор

Елена словом увлеклась
И журналистикой поместной .
И с Миловановым сошлась ,
На зоревой дороге лестной .

Училась жадно и легко
И стала яркой журналисткой.
Битюг с полесьем далеко
И с дорогой долиной низкой.

Два сына в маму и отца ,
С любовью на родных взирают .
Нигде не видят подлеца
И никого не презирают .

Светлы их помыслы всегда ,
Как светлая душа у мамы .
Битюг чиста твоя вода ,
Была для обнаженной дамы .

Вот так бы каждая река ,
Была бы гладью не угрюмой .
Елена в грезах высока ,
Когда не тяжелеет думой .

    ВЯЗОВАЯ    ПОЧТА

                1
    Вязовая     Почта

Прошло сто лет в краю живом
И праздник грянул в Вязовом .
Пикник по детски на виду
С цветком раскраскрасок наряду .
Пробежки , игры , кутерьма ,
Ковер плести легко весьма .
Любить природу и людей ,
Взирать на стаи лебедей .
И заповедный брод реки .,
Ценить за шаткие мостки .
Зачем с печалью вспоминать ,
Как здесь стремились убивать .
Как пнул казак коня пинком ,
Чуть Жукова не зарубив клинком .
Как красные без дураков ,
Рубили местных мужиков .
Антоновцы за хлеб с полей ,
В сраженьях становились злей .
Большевики за свой режим ,
Крушили всех кто был чужим .
И пулеметы всех косили ,
Кто диктатуру не сносили .
У Почты Вязовой бои ,
Кружили нечисти рои .
Свистели пули и бойцы
И бились насмерть удальцы .
Один мужик , другой мужик ,
Услышали кровавый вжик .
Почтовый тракт не для идей ,
Для писем грамотных людей .
Но колокол звонил вовсю ,
Сражаться звал округу всю .
Век пролетел не в забытьи,
Писались книги и статьи .
Когда - то был Изюмский шлях
И хлеб казачий на полях .
Антоновцев борьба не всласть
И горькая Советов власть .
Ликуй всем миром Вязовое ,
Все что от Бога -- все живое .

                2
           Источник

Святой источник в Вязовом ,
Прохладный ключ глубин ,
Влечет подумать о живом
И о путях судьбин .

Войди в часовню помолись ,
Не думай о плохом .
Мы под звездою родились ,
Надежда и Пахом .

Молитвы образ высоко
И грех смывает враз ,
Вода источника легко
С оттенками зараз .

Полей раскинулась дуга ,
Медовый дух лугов ...
Жизнь озареньем дорога ,
На тверди берегов .

Течет не буйно Савала ,
Река пригожих мест .
От водопада до села ,
Все светлое окрест .

               3
Жердевский   табун

Пасется в Жердевке табун ,
Гривастых лошадей .
Никто не наложил табу ,
На пастухов - людей .

Поля вокруг не заросли ,
В лугах нельзя пасти .
Все жеребята подросли
И крепкие в кости .

Табун по улицам бредет ,
Рысцою как - нибудь ...
Свобода лошадей ведет
И конь вдымает грудь .

Отвыкли дети казаков ,
Скакать на жеребцах .
Не могут дети мужиков ,
Узреть себя в гонцах .

И конокрадов нет цыган ,
Вблизи уже давно .
И кружит живность ураган ,
Любую лишь в кино .

Бежит по Жердевке табун ,
Без седел и без збруй .
И рысакам кричит горбун :
-- В масть лошадь облюбуй ! --

                4
    Бег   иноходца

Бег зависит от судьбины,
От препятствий на кругу .
В стойле конь крушил жердины,
Но покорен на лугу.

Ты стренож коней ремнями
Рядом с речкой голубой .
Не узришь между конями
На лугу вражды любой .

Мудро ходят вороные
И гнедые у реки --
В стойле все они иные
Из - за пламенной тоски .

Есть тоска -- и нет жердины,
Есть порыв -- и жарко там ,
Где шальная тень судьбины
Ходит рядом по пятам .

Сядь в седло и конь ретивый
Понесется под аврал …
Если был ты не учтивый ,
Когда черт тебя побрал .

Понесется конь от страсти
Быть свободным на бегу .
Да и ты оставь напасти
Все на грешном берегу.

                5
   Россыпи   красот

Я музу подводить не смею ,
Дары нетленные ее .
Творю душою как умею ,
Все вдохновенное свое .

И радость ближнего отрадна ,
И горе мне не пустяки .
Мечта крылатая всеядна ,
Как пчелка с ласковой руки .

Река течет веками тихо ,
В сказаниях она добра .
Здесь казаки сражались лихо ,
С врагами края до одра .

Здесь землю трепетно пахали ,
Познав крестьянскую нужду .
Здесь флагами борьбы махали ,
Отвергнув красную узду .

Лети и собирай нектары ,
И приноси в ячейки сот .
Лугов цветущие гектары
И дали с россыпью красот .

                6
       Творчество

Об этом крае бури пели
И ветер в поле голосил .
Прилетные дрозды свистели
И соловьи что было сил .

Село сегодня Вязовое ,
Не перекрестное в веках .
И время жизни зоревое ,
Лучится в тихих стариках .

О женщины потомки смелых ,
Вы не бузите на краю .
И лучшие среди умелых ,
Верстают долюшку свою .

К чему сражения за тыном ,
Быть казаком иль пропадать ?
Есть магазин за магазином
И можно всякое продать .

Сады элитные основа ,
Пепин Шафранный лучший сорт .
И вишни украшают снова ,
Кулинарии местной торт .

Плодовых саженцев питомник ,
Завидный в светлой стороне .
Свинарник местный и коровник ,
Кормильцы в ядерной стране .

Литература не коврижка ,
Она духовностью полна .
Шмырева засияла книжка
И Ильина вблизи видна .

Они о Родине с душою ,
Писали строки вдалеке .
Как за полынною межою ,
Бежали к речке налегке .

Как молодость не растеряли ,
На всех дорогах суеты .
Как Богу душу доверяли ,
Что б не пропасть от маяты .

Есть Чикаревка небольшая ,
Недалеко от славных мест .
Там Лев скоромное вкушая ,
Мечтал о выборе невест .

Труды Шмырева простоваты ,
В них обретения в делах .
У Ильина вельможи хваты ,
Но кони грез при удилах .

Воспел и я село живое ,
В стихах за тяжкую беду .
Стоит как прежде Вязовое
И тракт почтовый на виду .

КРЫЛАТЫЕ    ВЕРШИНЫ

                1
     Звонная   вершина

Видно осень еще не устала
Откликаться приветливым эхом ...
Ты стоишь на верху пъедестала
И вовсю наслаждаешься смехом .
Ты смеешься на звонной вершине ,
У реки протекающей тихо ,
Словно в зрелой поникшей крушине
Волчье лихо уже не лихо .
Покрасуйся в короне откоса ,
Откровенной блистательной дамой
И взовьется любовь без спроса ,
Голубицей сиятельной самой !

                2
    Журавлиная   вершина

Вид мятежного в прошлом села ,
Не тревожит меня , не страшит .
Вот девчонка портфель понесла ,
Вот старушка куда - то спешит .
А поля без снегов широки !
Будут зеленью вскоре блистать .
И деревья у быстрой реки ,
Обнаженной листвой трепетать .
СавалА -- роковая река ,
В берега ее кости вросли .
И горячую кровь казака ,
Волны алые вдаль унесли .
Правду жизни никто не нашел ,
Ни Антонов , ни красный герой .
Роком Плужников в землю вошел ,
И остался лежать под горой .
Эх , крестьянская вольная быль ,
Ты у Каменки не задалась .
По весне поминальный ковыль ,
Вырастает , где кровь пролилась .
Журавлиной вершины трава ,
Как юдоль неприкаянных душ .
Эхо носит по кругу слова
И мои , и газетных кликуш .
Неужели за меры зерна ,
Погибали крестьяне в боях ?
Но живет же Родная страна ,
Со звездой на небесных паях .
Внуки сеют , а правнуки жнут
И с мякиной творят " чудеса "...
Вновь огня " комиссары " дадут --
На коней и ватагой в леса .
Порождает гордыня раздрай ,
Бестолковый , пустой по всему .
Где же мира сияющий рай ,
Может в Ялте в заветном Крыму ?
-- Журавли прилетают порой --
Говорят старожилы села .
-- Вся земля за крылатой горой ,
Урожаем большим весела ! --

                3
     Барская   гора

Вот удел валютных мен ,
Вот рекламы свет .
Кружит время перемен --
Суета сует .
И дорожное лото ,
В номерах машин .
Все суетное не то ,
Без любви вершин .
Под Паревкой без обид ,
Барская гора .
И Вороны речки вид
Княжеский с утра .
Хорошо - то как вокруг ,
Лучше места нет !
И галдеж шальных пичуг ,
Как степной сонет .
Только вспомнилась беда ,
Вольницы крестьян .
Били красные тогда ,
По судьбе селян .
Выстрел пушки по врагу
С горки в самый раз .
И на смутном берегу
Взвился горький газ .
Ветром мерзость отнесло
В сторону к полям .
И Антоновцев спасло
Место зыбких ям .
Плавни , остров , камыши
И низины мреть .
-- Эй , свободный не дыши ,
Чтоб не умереть ! --
Сечь Тамбовская в кругу ,
Войск идейных сил .
Пулемет на берегу
Весь камыш скосил .
Слева озеро Рамза ,
Справа рыки рыл .
Бог открыл одним глаза ,
А другим закрыл .
Волны озера Кипец
Вздыбились грядой ,
Шепчет : -- Волюшке капец --
Парень молодой .
Что искали не нашли ,
Мир стрелял худой .
И Антоновцы ушли ,
В Китеж под водой .
Истина волнует всех ,
Как времен скрижаль .
Кто - то выстрадал успех ,
Кто - то смотрит вдаль ...
В свете Барская гора ,
Радость берегов .
И несут легко ветра
Запахи лугов .

                4
Гора зеркальных искажений

Змей горы на высоких правах,
Злобу копит в своих головах .
Он властитель зеркальной горы ,
И хранитель астральной дары .
Длань событий лежит на стране ,
Где проблемы в любой стороне .
Жаждет змей штормовую беду ,
Что б иметь обреченных в виду .
Что б чудовищ , с оттенком болот ,
Не сразил никакой Ланцелот .
Устремляет пособников рать,
Непокорных людей покарать.
То посеет горей семена,
То святых очернит имена.
Лихоманку порочной любви,
Обретай , и свободно живи.
Только в храмах присутствует Бог
И земной человек не убог.
Выше черной , блескучей горы --
Небеса и Святые дары !
Королей бездуховных начал,
Вновь небесный огонь развенчал .
И разбойную тень Соловья ,
Гонит светом былинный Илья .
Только в Киеве что - то не то ,
На майдане глаголит Пихто.
"Матерь русских родных городов" --
Стал уделом бездумных судов.
Судят бродники славу Ильи
И грехов окрыляют рои.
Но поодаль от гула зело,
Лавра веры стоит за добро
И Владимир восстав над мостом,
Воссиял у купели с крестом !

                5
   Красная    горка

Весенняя горка Красная ,
Вершина любви бытия .
Россия моя прекрасная ,
Красива и сила твоя !
Восполним духовность праздника ,
Сиятельной верой в Христа .
И с веяньем ветра проказника ,
Воспрянут родные места .
Традиции не забудутся
И радость смиренных людей .
Все чаянья добрые сбудутся ,
Крещенный народ порадей .
Стезя моя не напрасная ,
С Криушинской суетой ,
Где светлая горка Красная
И сельский простор золотой .

                МЕЖА

                Пролог

Тихим стал мой край былинный ,
Не шумят ветра вдали .
На меже стою невинной ,
Где бурьяны расцвели .
На меже стою не спорной ,
Не разъятой , не кривой .
Лучше быть бы ей раздорной ,
Милой стервой луговой .
Чтобы люди сатанели
О того что степь мала .
Чтобы косами звенели ,
Как звонят в колокола .
Чтобы кровью или потом
Каждый травы окропил .
И в горячем споре кто - то
О смиренье возопил ...
Вот тогда душа живая
Выше слов не воспарит .
Вновь на землю уповая ,
О любви заговорит .

               Часть 1

       Стезя   предков

Не тупик , а развилка дороги
Камня нет указующих строк .
Мне туда , где степные отроги
И за речкой сосновый лесок .

Мне туда , где плакучие ивы ,
Отражаются в тихой воде .
Мне туда , где просторы красивы
И легко , как не будет нигде .

Луг низинный не встретил бурьяном ,
Встретил трепетной , нежной травой .
Я иду и дышу дурнопьяном ,
Как когда - то мой дед вестовой .

Он за красных сражался бесстрашно ,
За антоновцев дрался другой .
Мне светло и немножечко страшно ,
Что не кошен весь луг дорогой .

Все иное теперь , все иное ,
Села многие как хутора ...
Только время свершений шальное
Началось для страны не вчера.

   На  скутере  на   хуторе

По снежной равнине на скутере
Несусь я в истории даль .
Пустынно , безлюдно на хуторе ,
Развалины житницы жаль .

Мой прадед заядлый труженик
Вставал на заре легко .
И вновь посещая нужник ,
В мечтах воспарял высоко .

В хлевах обитала скотина :
Кобыла , корова и бык .
И прадед -- тамбовский детина ,
Заботиться с детства привык .

Вот сена корове " Федоре " ,
Охапку быку не одну .
И видно кобылушка вскоре
С жеребчиком встретит весну .

Поправиться лошадь к апрелю
И землю с сохою пахать ...
Ех , прадед поэта " Емелю "
Прости за порыв отдыхать!

                Часть 2

     Крылатые       села

Два села притамбовской равнины ,
Сходны смыслом крылатых имен .
По весне разливались стремнины ,
И церквей голосил перезвон ...

Воронцовка светла и пригожа ,
А Грачевка шумна и мила .
Здесь попона и даже рогожа ,
Как остаток Икара крыла .

Ах , какие тут бегали кони ,
Быстроногие с гривой вразлет .
И ребята в азарте погони ,
Забывали про бытности гнет .

Ах , какие хлеба вырастали ,
Словно рожь напитала звезда .
И крестьяне наделы верстали ,
Что бы мир сохранить навсегда .

Рухнул мир нареченной общины
И взъярилась народная страсть :
Кто - то хапнул мешок дармовщины ,
Кто - то встал за Советскую власть .

По Грачевке промчалась тачанка ,
В Воронцовке машина в броне .
И кричит комиссар тамбовчанка :
-- Ныне хлеб по мандатной цене ! --

Стала властвовать скверная баба
И отряд продразверстки при ней .
Стала квакать болотная жаба ,
Перепутав судьбу своих дней .

Все не так как хотели в начале ,
Все пошло по округе в разнос .
И антоновцы бьют на причале ,
Тех с кого политический спрос .

Кто за красных крушили восставших ,
А восставшие красных в ответ .
Воронцовка за правду искавших
И Грачевка за правый Совет .

Только силы в отчаянной сече ,
Были строем клинков не равны .
И народное вольное вече ,
Стало притчей лихой старины .

Были в каждом селенье колхозы ,
Бушевали страстей времена .
Только щедро весенние грозы ,
Окрыляли полей семена .

В Воронцовке вороны не гадят ,
Окликают свой лес на заре .
И с Грачевкой прилетные ладят,
Когда ветла в грачах на горе .

         Воронцовка

Воронцовка село коренное ,
На границе лугов и лесов .
Все здесь русское и родное :
Избы , двери и каждый засов .

Луговины низинные рядом ,
Каждым летом цветут васильки .
Не окинуть привольное взглядом
И деревья полесья близки .

И вороны приветствуют граем
Всех , кого завлекла старина .
Утром зори встречаются с раем ,
Ночью светит влюбленным луна .

Воевода влюбился когда - то ,
Неслучайно в такие места .
Воронцов -- это доблести злато
И служенье за веру в Христа .

Здесь крестьяне пахали землицу
И косили у речки траву .
Здесь Антонов пустил кобылицу ,
Чтоб бежала в полей синеву .

Здесь приезжему дышится всюду ,
Так свободно , как может дышать .
Здесь исконному местному люду ,
Можно доброе вновь совершать .

Грачевка  и  путник  времен

Долина жизни междуустье ,
Просвет для мыслей мудреца .
Твое святое захолустье --
Грачевка -- родина отца .

Дарована служивым людям ,
С крестьянами полей степных.
Детей прикладывали к грудям
Там женщины из крепостных .

Пахали землю и растили ,
Крестьяне солнечную рожь .
И в грезах тропочки мостили ,
Без запаха сермяжных кож .

Беда взаимная случилась ,
Помещик бабу полюбил .
Дуэль у тына приключилась,
Крестьянин ухаря убил .

Родился предок горделивый ,
Помещик весь и крепостной .
Грачи летают , он счастливый ,
Но привечает день квасной .

Дух дворянина и крестьянки ,
В тебе потомок от греха .
Кричат грачи , горланят канки ,
На крик поветрий петуха .

Сплелись потомок быль и небыль ,
В твоей мечте не роковой .
Ты двести лет в Грачевке не был ,
Но видишь дом свой вековой .

Услышь небесные хоралы ,
Когда созвездия видны .
Влюблялись даже генералы ,
В красавиц сельской старины .

Белая    птица   села

Не наваждение в душе ,
А луч над ярочкой .
Увидел снова в камыше ,
Он лодку с парочкой .

Грачевка милое село ,
Дома все низкие .
Былое солнышко взошло
И живы близкие .

Ох , любит барин красоту
И сердце женщины .
За зоревую высоту ,
Без деревенщины .

Крестьянка сильно влюблена ,
В благого барина .
Но с осени она жена ,
С крестом татарина .

Он видит птицу в вышине ,
Над парой белую .
Он слышит крики в тишине
И бурю целую .

Любовь не гаснет никогда ,
В картинах памяти .
Горит кровавая звезда
Над птицей замети .

              Часть 3

   Родная     Пальмира

                ***
- Не сотворю себе кумира
Мир не в раю - .
Родная весь – моя Пальмира!
В родном краю.
Родная весь, - село Криуша,
Вокруг поля…
И оглушает звоном суша,
Дух веселя…
И в озаренный день весенний,
Степной простор,
Воспламеняет без сомнений,
Мой добрый взор.
Здесь соловьиный свист витает,
В лучах огней.
И эхо трелей пролетает,
Над тенью дней…
Здесь луг не паханный низинный,
К тропе не строг.
И век идущий, не былинный,
Красив, как Бог.

           Грачевник

Скоро грачевник нагрянет :
Шумный , крылатый , шальной ...
Солнце блистать не устанет ,
В окнах юдоли родной .

Возгласы светлой природы ,
Вторят высоким мечтам .
Бурные вешние воды ,
Хлынут по талым местах .

Гнезда появятся в кронах ,
Свитые ради чилят .
И первоцветом на склонах ,
Пажити развеселят .

Луг у Криуши не Бежин ,
Речка другая в веках ,
Только Тургенев безбрежен ,
В детство влюбленных строках .

Так отразил он извивы ,
Русских долин и полей --
Стали округи красивы ,
Стали деревни милей .

Зайцы не водятся близко ,
Волки в степи не страшны .
Космы туманные низко
Стелятся в грезах весны .

  Свободная      река

Я поглажу траву-ласкушу,
Поддается руке не дрожит.
И пригожую речку Криушу,
От напастей туман сторожит.

То ли волком лежит белесым,
То ли чудищем белых тонов…
И любуются каждым плесом,
Старожилы придя из домов.

Сохраняют туманы отраду,
От ранимой природы врагов.
И никто не возводит ограду,
На просторах речных берегов.

Для купцов тишина не угодна,
Что с налету скупают паи.
А Криуша тиха и свободна,
Дарит солнцу кувшинки свои.

         Часть 4

   Весеннее   эхо

Суслики свистят опять
На горе плешивой ,
Чтоб не целились распять ,
Тень судьбы паршивой .

Чтоб не врыли черенок ,
Здесь сухой березы .
Чтоб не кинули венок ,
Днесь впитавшем слезы .

И казак родных Горищ
Не искал Иуду ,
Где кружился голый хлыщ
И крушил посуду .

Суслики свистят вовсю ,
Злясь на Челновую ,
Залила долину всю
И нору живую .

Разлилась весной река ,
До крыльца казачки .
Не дождаться молодца ,
Встал у водокачки .

Эхо тонкое свистит ,
Под луной лучистой .
Всех крещеная простит
Вновь душою чистой .

На заре в мечтах скорей ,
Ввысь взлетит порывом ... ,
Слыша крики журавлей ,
Над речным обрывом .

   Округа      любви

По реке плывет камыш ,
А на нем голубки .
И туманы возле крыш ,
Курят свои трубки .

Разлилась река вовсю ,
Волны бьются в стекла .
Промывай дорогу всю ,
Чтоб судьба промокла .

Смой весенняя вода
Грешный след былого ,
Что б не грянула беда ,
С воем волка злого .

После бурной суеты .
Волны станут тише .
И голубки как мечты ,
Свет найдут на крыше .

Посветлеет каждый дом ,
Как любви округа .
И не помня о худом ,
Мы простим друг друга .

Лучистое село

Над Горами вьют круги ,
Журавли над Лысыми ,
Где Всевышнего враги ,
Разбежались крысами .

Из лучей зари навьют ,
Ореол для радости .
И по птичьему споют ,
Разгоняя гадости .

Крики белых журавлей ,
Эхо носит чистое ...
И село не станет злей ,
От добра лучистое .

            Эпилог

Где подруги в житном поле ,
Светлых душами друзей ?
На авто по личной воле
Мчатся "княжичи князей ".

Все великие водилы
И в салонах короли !
Лишь одна вдымает вилы ,
С сеном женщина вдали .

Луг широтами пригожий ,
Красоту не занимать .
И бежит малец похожий ,
Всей энергией на мать !

     ВЕЧНЫЙ    РЕЙД

                Пролог

 Круг   судьбины    прост : Бег , стезя , погост.
 Если  -- Деньги ! --   тост  ,  не  спасает   пост .
 Правы   все   в   бреду  ,  часто  на   беду .
 Но  в  чужом  саду  -- ульи   вновь  в   меду !
 В   перехлестах   дел  ,  буйных   дней   удел ,
 Кто   не   порадел     сиднем    просидел .

                1
   Рейд     генерала    Мамонтова 

 Было   лето  дождливым  до  жути
 И  нагрянул   туман  на  Тамбов .
 Шли  по  улицам   всякие  люди ,
 Мимо   транспорта , мимо  столбов ...
 Вдруг   проглядными    стали  дороги ,
 В   небесах    засияла    звезда
 И   въезжали   из   небыли   боги ,
 На  конях   в   городок   без  труда .
 Нет  конца    поднебесного   света ,
 Нет   окопов   и   грозных   бойниц .
 Только   флаг   рокового   Совета ,
 Вновь   упал   ,  потревожив   синиц .
 Что  за  чудо  случилось  в  Тамбове ?!
 Едет   Мамонтов   и   казаки ...
 Весь  народ  в  обоюдной   тревоге
 И   прелестницы  ,  и   мужики .
 Осмотрелись   вокруг   горожане --
 Да  они   в   передряге    времен !
 Убежали   в   леса   каторжане ,
 Едет   корпус   гвардейских   знамен .
 Вот  и  храм  на  Дворянской  у  площади ,
 Вот  и  ротмистр   крикнул  толпе :
 -- Почему  не  звонЯт   пирогощие ?   
 Дело  трусости  в  красном  попе ! --
 И  срубил  он  головушку  бедную ,
 Не   звонившего   вдрызг  звонаря ,
 Показав   свою   силу   победную ,
 У    разбитого     фонаря .
 Погуляли   немыслимо   бравые ,
 Все  склады   опорожнили    вновь  .
 Были  красные    явно    не  правые
 И   на   белых     невинная    кровь .
 Красным   золото  ,  белым   золото
 Ослепило    мгновенно    глаза ...
 Только  время  на  части  расколото ,
 И  войны   не   стихала    гроза .
 Нет  опоры   святой   для   народа ,
 Царь   отрекся  --  властей   гурты ...
 Даже   ветры   небесного    свода ,
 Заплутали     в    краях    пустоты .

                2
      Рейд    атамана    Антонова

 Вольный   Сашка  Антонов  с  отрядом ,
 По   Тамбову   прошелся   пешком ...
 Он  пальнул    пистолетным   зарядом ,
 По   барыге   с   товарным   мешком .
 По  " браткам "  выходящим  из  бара ,
 Пострелял    никого   не   страшась .
 Вновь    эсера    горячая    кара ,
 Стала   зримой   бедой   совершась .
 -- Где   крестьянская   хлебная   доля ?
 Где   торговля   по   ценам   Христа ?
 У   богатых   бескрайняя   воля ,
 У   рабочих   лишь   светоч   креста ! --
 Он   спросил   у   чинов   безразличных :
 -- Почему   вы   к   народу   глухи ?
 И   вовсю   на   машинах   приличных ,
 Мчитесь   к   курицам , как   петухи ! --
 Ох , навел   свой    порядок  Антонов ,
 В  смутном   городе   наших   времен
 И   сокрылся   в   истории   стонов ,
 И   борьбы    обреченных   имен .

                3
     Рейд    командарма   Котовского

 По   Тамбову   Григорий   Котовский
 На   машине    проехал   к   Ч К .
 Рушил   мир   он   порочно - бесовский ,
 Что  бы   рай   создавать  на   века !
 Обсудили   в    Ч К    операцию ,
 По   разгрому    шальных   кулаков .
 Коммунисты     советскую     нацию ,
 Создавали   в   стране    батраков .
 По  лесам   разгулялись  матюхинцы ,
 Да   антоновцы   всяких   мастей .
 Позабыли     горячие    кузницы ,
 Наплевав    на   декреты     властей .
 Стал  Григорий   посланником   белых ,
 Сам  полковник  ,  отряд -- казаки .
 И  пришел  среди  хитрых  и  смелых
 В   дом  ,  где   вольничали   мужики .
 -- Ей , Матюхин   давай    погуляем ,
 Так  что б   взятый   Тамбов  полыхнул !--
 Он  не  слыл  никогда   вертухаем ,
 Но  в   Матюхина   подло    пальнул .
 Темнота     атамана   скрывала ,
 До   рассвета   кровавой   судьбы .
 Он   стрелял , но  орда   создавала
 Шквалы   грешной   идейной   борьбы .
 Постреляли   крестьян  ,  порубили ,
 Стало   тихо   в  Тамбовских  краях .
 Эх , котовцы    зачем    вы    сгубили
 Жизнь   крещенных   с   добром  на  паях !
 Вспашет   землю    колхозного   дела ,
 Красный   воин   со  шрамом   лица  .
 Вспомнит   детство   и   поле  надела ,
 Да    осудит     себя     стервеца .
 Взяли  власть   голытьба  и  безбожники ,
 Обещали   " пиры "   на  Земле .
 Но  вожди :  батраки   и  сапожники
 Стали  царствовать  сами  в  Кремле .

                4
                Рейд      либералов

 В   девяностые    века    двадцатого ,
 Крепи   рухнули   в   тар - та - ра - ры !
 Кто   не   предал  Мессию    распятого ,
 Оказался     судьбой     вне     игры .
 Толерантность  ,  торговли   свобода
 И  свобода   в   развратных   делах ...
 Но   просветы     небесного    свода ,
 В  черных   молниях  ,  как  в  кандалах .
 Храмы   строят   и   строят   бордели ,
 Все   в   гламурных   прелестных   огнях .
 О   таких     ли    " герои "      радели --
 О    провальных  ,  но    розовых   днях ?!
 И   куда    приведут    нас   гаранты ,
 Если   фетиш  --  машина   с   рулем .
 Деньги   скопом    куют    коммерсанты ,
 Что  бы   каждый    прослыл    куркулем .
 Как   безродные    тати    разгульные
 Богатеи     впадают     в     кураж .
 Мерседесы    бы   им   семирульные ,
 Взяли  б    Родину    на    абордаж .

                Эпилог   

 Если  б   не    дебелые  ,  победили  б   белые ,
 Но  и   в   дни   ужасные    проиграли   красные .
 Новая    свобода  -- небо   для   народа !
 А   земля   имущим  ,  ныне   татям    сущим .
 Были    Рябушинские  ,  были   Третьяковы ,
 А  теперь  Хапугины , Хваты   и   Хорьковы ...
 На   земле   отцов  ,  мало   мудрецов  ,
 Время   не   творцов  ,  время   гордецов .
 Хоть   шедевр   пиши  ,  не    дадут   гроши
 И  в  родной   глуши  власть   не   для   души .
 Под   щитом   культуры    яма   диктатуры ,
 С   пеною   халтуры    и    мошной    цензуры .
 Были    продразверстки   и   теперь   они ,
 Для    поэтов     верстки  -- роковые   дни .

МОРШАНСК - ВЕРНАДОВКА - ВЕРНАДСКИЙ 
 

                1
     Ноосфера     культуры

Над   малой   родиной   гроза
И   ливень   хлещет   неуемно .
А   по   щеке   скользит   слеза ,
Мне   одиноко   безусловно .

Поэту  свойственно   страдать ,
Когда   в  смятенье   атмосфера .
И   как   духовности   воздать ,
Когда   неверие   есть   вера .

Не  верит   в   лучшее  народ ,
Идеи   канули   свершений .
Вперед  ,  потом   наоборот ,
Потом   всевластие   лишений .

Литература     как   эфир ,
Слова   и  образы   обрящий .
Добреет   жизнь  ,  светлеет  мир ,
Шедевр    имея    настоящий .

Большая    грянула    беда ,
С   оттенком   прибыли  угара .
И   не   оставит   свет   следа
На   капище   богов   базара .
 
Витает    бизнеса   фантом ,
Как  образина   из   кошмаров .
И   в   мусорку  заброшен   том ,
О   Родине    без   комиссаров .

Другие    книги   ни   к   чему ,
Народу    алчущему    злато .
Мамона   в   призрачном   дыму
И   небо    грозами    объято .

Вернадский   с  жаждою   взывал :
--  Культуру   сейте   в   ноосферу ,
Чтоб   усмирять    безумий    шквал
И    озарять     дарами    веру !  --

                2
           Моршанск
               
Тамбовщина в твореньях Грина ,
Мелькнула в образе благом .
У   нас   своя    Екатерина
Стоит в Моршанске дорогом .

Царица к Морше не причастна ,
Узрела  в  местности  свое .
И наша жизнь не безучастна ,
В Моршанске памятник ее .

В романах городок не лишний ,
В   Угрюм - реке  о  нем  строка .
Там Филька - Шкворень никудышний,
Но   из  Моршанска  навека .

Двенадцать стульев Бендер ищет ,
В   романе  с   именем   таким .
И по Моршанску снова рыщет ,
Как с золотым ключом Яким .

Вернадский умница и дока ,
Имение   имел    вблизи .
И часто грусти поволока ,
Скрывала городок в грязи .

Но храм сиянием высоким ,
Дарил надежду на просвет .
Вернадский был не одиноким ,
Обретшим поднебесный свет .

Табак полей растет и ныне ,
Махорка   крепкая   была .
Война народная в помине ,
Но жители не помнят зла .

Купцы Моршанские не промах ,
Сукно , зерно и снедь везли ,
Чтоб в Петербурге на паромах ,
Дожди следы их развезли .

Торговля шла неудержимо ,
По Цне , по Мокше переправ.
Не проходило время мимо ,
С дарами к местности управ .

Екатерина смотрит вдали ,
Царица снова на земле .
В Моршанске люди созидали ,
Все на божественном крыле .

                3
          Вернадовка

Станция каких не мало ,
Вдоль дороги по Руси .
Время здесь судьбу ломало ,
Евшего вновь иваси .

Водка горькая не злая ,
Когда влезла нить в иглу ,
Тень беды страны ругая ,
Пил он светлую в углу .

Харин Коля весь кудрявый
И зимой без шапки днесь ,
Был в порывах не корявый ,
Когда видел сказкой весь.

Падали снежинки с неба ,
Коля шел не торопясь .
Есть душа и долька хлеба ,
Все что надо отродясь .

Как живем , мгновенье в эре ,
Что помыслим поважней ...
Вот Вернадский в благосфере ,
Видел свет грядущих дней .

                4
     Космизм   Вернадского
               
На троне Вернадский с шАром
Дарует учение даром .
Из камня его постамент ,
От Бога мечты элемент .

Духовную светлую сферу
Ученый включил в ноосферу .
Раздумий и мысленный мир ,
Включит в вековечный эфир .

Витает небесная прана ,
Над грозной средой океана .
Над сушей витает покров ,
Из тонких душевных миров .

Потоки любых информаций
Не канут в полыме кремаций .
Не канут в глубинах земли ,
Вблизи от скорбей и вдали .

Небесное действие вечно ,
Нетленное вновь бесконечно ...
Времен ноосфера не прах ,
А мысли на звездных ветрах .

Вернадский не царь и не бог ,
Он в разум поверить помог .
Зависят от разума время ,
Народы и всякое племя .

Зависит планета от дел ,
Как мыслим , таков и удел .

                   5               
               Отражения
               
Под Вернадовкой сады были млосные ,
До Красивкиной воды травы росные .
Сам Вернадский проезжал путь по полюшку
И в руках своих держал крепко волюшку .
Летом млели вечера , вновь не душные ,
Жили пахари вчера , здесь не скушные .
Вот ученый порешил : грех от глупости ,
Никого не насмешил силой мудрости .
По лугам течет вода в месте Кашинском ,
Вся Красивка молода в мае нашенском .
Отражаются в реке зори красные
И просторы вдалеке , днем прекрасные !
А Вернадского труды дело сделали :
Все в видениях среды , что мы делали
В небесах своя купель , светом полная ,
Где мечта искала цель , блещет молния .

                6
              Казачка

Казачка моршанского края ,
Идет за водой с коромыслом ,
Все думы охвачены смыслом :
Любовь -- озарение рая .

Все любо ей неприхотливой ,
Долина и Цна с берегами .
За морем с любыми богами ,
Казачка не будет счастливой.

Чужбина ее не волнует ,
Родное прекрасное с детства
И воду несет без кокетства ,
И зной ее в губы целует .

Покос вскоре будет широким ,
А после верхами проскачут ,
Она с молодцом светлооким
И ивы от счастья заплачут .

                7
           Желанная

Казачка Кристина не робкая
И наглому спуску не даст .
Пройдет за околицей тропкой ,
К любимому , он не предаст .

Живет ее милый на хуторе ,
Один и молотит свое .
Кристину семейными путами
Не вяжет , но любит ее .

С отцом молодухи поссорился ,
Не люб он и матери весь .
Мороз на окошках узорился ,
Когда стала чуждая весь .

Кристина на выгон за телочкой
Пораньше и сразу к нему .
Целуются вновь под ветелочкой ,
Как два голубка по всему .

Нагрянет печаль - революция ,
Потом роковая война .
Добьет хуторян контрибуция
И в доме Кристина одна .

Как лунная ночь рассияется ,
Мечтается ей о былом .
Порывно красивый признается ,
Желанной красе за селом .

                8
          Родные   красоты

Здесь  перепутий  сотни  многих ,
Дорог  от  всяких  дней  к  другим ...
Здесь  убегали  от  убогих ,
К  иллюзиям  не   дорогим .

Чуть  выше  Цна  впадает  в  Мокшу ,
Чуть  ниже  к  Цне   бежит   ручей .
Здесь   полюбила   Марья   Вокшу
И   стал  он   в  помыслах  звончей  .

Моршанский   край  казацкий  посвист  ,
Ты    слышал    в   грозные   лета .
Теперь  селяне   травы   косят ,
Вокруг   простор   и   красота .

                9
   Лебединое   время

Цна у Моршанска не узкая ,
Вся шебутная весной ...
Снова казачка русская ,
Дух обожает лесной .

Храма освечена звонница ,
Солнцем духовных грез .
Вихрем не мчится конница ,
Ближних крушить всерьез .

Вот и телега с суженым ,
Млеет мука в мешках .
Весело станут за ужином ,
Кашник хвалить в горшках .

И молоко коровушки ,
С хлебом хлебать на заре .
Не полетят головушки ,
Завтра в кровавой игре .

Чижики днесь и пыжики ,
Завтра лапта в миру .
Лучше с картошкой рыжики ,
Чем маята на ветру .

Есть еще время отрадное ,
Землю пахать без идей .
Будет червонное страдное ,
Стаи летят лебедей . .

                10
         Забота   казака
               
Рубил  казак  дрова  у  дома ,
Казачка   печь   топила  вновь .
И  никого   в   кругу    излома  ,
Не  ослепляла   злом   любовь .

Конь  сено   ворошил   губами ,
С  седлом  широким  во  дворе .
Моршанск   за   крайними  дворами ,
Смотрелся   волком   на  заре .

Там красные , их  командиры ,
Все  беспощадные  в  бою .
Для  них  идейные  кумиры ,
Пророки   бездны   на  краю .
 
А  тут  земля  и брат Ерема ,
Жена   казачка   и   мальцы .
Рубил  казак  дрова у дома
И эхо  нес   во  все  концы .

                11
Пушкин     в    Моршанске

Вблизи рабочего Радушкина ,
Основа памятника Пушкина .
Кран опускает стропы вниз
И стелла скульптора сюрприз .

Моршанский каменный поэт ,
Небесный   отражает   свет .
Курчавый гений не померк ,
Как банка погрузневший клерк .

Нашлись в округе меценаты ,
Влюбленные душой в Пенаты .
И деньги личных кошельков ,
Внесли для светоча веков .

Стихи мы чтим по доброй воле :
-- Я вам пишу -- чего же боле ? --
Нам    смыслов    дар   роман оставил :
-- Мой    дядя   самых   честных  правил --

В  Моршанске  снова  дух  причастья ,
К  звезде  пленительного  счастья .
И  бюста   высится    почин ,
Поэту   память    без   личин .

                12
Моршанский   праздник
               
Жухнет   вновь  лабазник ,
Лес    меняет   цвет ...
Весь   Моршанский  праздник ,
На   вопрос   ответ .

Где  купцы  с  товаром ?
На   юру    в   рядах .
Продают  не  даром ,
Что    нашли  в   садах .

И   в   полях   учтивых  ,
Где    страда    прошла ,
Доля    всех   счастливых ,
Вкривь    не    обошла  .

Ткани  есть  любые
Утварь  и   табак .
Куры    не   рябые
И   с  вином  кабак .

По  Моршанску  ходит ,
Филька  Шкворень - страх .
Он   в мечтах  находит ,
Золото    в   лесах .

Вот   краса   Анфиса  ,
К  храму  вновь  пошла .
Прохора   не   лиса  ,
В    туне   не  нашла .

Мил   красе    Петрович ,
В   день  любой    и  час .
Но   вблизи    Сурович ,
Ухажер     сейчас .

Бендер   с  Кисой  вместе ,
Прошагали    в   даль  ... ,
К   пламенной   невесте ,
Что    надела    шаль .

Вот карета   мчится  ,
По   дороге   вдруг .
В  ней  сидит  царица ,
И   Григорий    друг .

Пушкин  ходит   смело ,
По   тропе     с    пером ,
Где  вершилось    дело  ,
Не    с   пустым   ведром .

Дань   литературе ,
Как   дары    на    Спас .
И   творцы    в   культуре ,
Светочи    для    нас .






Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
Свидетельство о публикации: №1210824429714
@ Copyright: Валерий Хворов, 24.08.2021г.

Отзывы


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1