Всё будет по-другому


­

                                                                     Всё будет по-другому

Анна Павловна с ощущением полного опустошения сидела в своём величественном кресле и отрешённо смотрела в окно. В этот момент ей казалось, что жизнь для неё остановилась и потеряла дальнейший смысл. Сегодня от неё ушла последняя из домработниц. Перед тем, как навсегда покинуть квартиру Анны Павловны, она наговорила своей домохозяйке массу оскорбительных упрёков. В свой адрес Анна Павловна услышала то, что она и так хорошо знала: все в округе ненавидят её за скверный и своенравный характер. Кроме того, своей патологической придирчивостью она отвратила от себя всех тех, кто ранее был у неё в прислугах, и что не один человек на свете в дальнейшем не собирается терпеть её выходки. Анна Павловна где-то в глубине души понимала то, что это истинная правда. Осознавала она и то, что ей более не удастся найти себе новую прислугу. Анна Павловна неожиданно отчётливо осознала, что в свои семьдесят два года она осталась совершенно одна и впервые почувствовала себя полностью беспомощной. Нет, физически она оставалась ещё достаточно крепкой, да и на здоровье своё она, слава Богу, не жаловалась. Проблема заключалась в другом. Она, привыкла к тому, что, доселе, прислугой исполнялись любые её прихоти. При этом сама она совершенно ничего не умела и не желала делать. И вот теперь ей казалось, что отныне она обречена на медленное умирание. Анна Павловна понятия не имела,что это такое - стоять у плиты. За всю свою жизнь она так и не научилась пожарить хотя бы глазунью, и уж тем более, сварить себе яйцо всмятку. За неё всегда всё делали другие. Вначале, когда она была ещё молода, все хлопоты по дому, такие как оплата коммунальных услуг, вызов сантехника, осуществлял её муж – Пётр Андреевич, знаменитый учёный, профессор и ректор престижного ВУЗа. Именно он нанимал и увольнял прислугу, заботился о своевременности ремонта и делал многое-многое другое. Словом на нём был дом, а Анна Павловна пользовалась всем этим на правах полновластной хозяйки и хранительницы семейного уюта. Пётр Андреевич безмерно любил и боготворил свою жену, которая была на пятнадцать лет моложе его самого. Но, что поделать: жизнь – есть жизнь, уже пять лет, как Петра Андреевича не стало. Анна Павловна осталась одна в профессорской четырёхкомнатной квартире, в доме, построенном ещё во времена Сталина. Страна уже давно жила в «постсоветском пространстве», а время в этой квартире как будто остановилось. Но, скрепя сердце, Анна Павловна приспособилась к жизни без Петра Андреевича и даже научилась умело манипулировать прислугой, состоящей из двух немолодых женщин. Одну из них, она гордо называла горничной, а вторую – поваром. Градация, конечно же была условной и обеим женщинам приходилось делать то, что приказывала Анна Павловна. Уж чего-чего, а приказывать и повелевать, она умела. Профессорская вдова – почти, что королева: зло шутили соседи по подъезду. Так прошло ещё несколько лет. Менялась жизнь за окном, на календаре уже было начало двухтысячных годов. Не менялись только порядки в квартире Анны Павловны. Но вместе со стабилизацией в стране, постепенно начало меняться отношение прислуги к самой Анне Павловне. Несомненно, способствовал тому и всё более увеличивающийся возраст самой хозяйки квартиры. Она уже не выглядела столь безукоризненно, в её голосе всё чаще проскальзывали старческие интонации. Служанки всё чаще стали проявлять свое недовольство. Несколько раз Анна Павловна была вынуждена менять прислугу, но, чаще всего, прислуга сама уходила от Анны Павловны. Со временем найти новую домработницу стало неразрешимой проблемой. С некоторых пор Анна Павловна была вынуждена довольствоваться одной домработницей. А сегодня ушла и вторая. И вот теперь, Анна Павловна сидела в своём величественном кресле и совершенно не понимала, как ей жить дальше. Она понятия не имела, где покупать продукты питания, как приготовить самую элементарную еду. Есть от чего растеряться. В одно мгновение разрушился десятилетиями сложившийся уклад. По заведённому когда-то давно, и с тех пор никогда не менявшемуся правилу, Анна Павловна вставала достаточно рано, около восьми часов утра. С этого момента в квартире начиналась деловая суета. После того, как она завтракала в своей спальне, затем, вальяжно расположившись в кресле, пила кофе, ежедневно ровно в десять часов утра, в одной из комнат начиналась генеральная уборка. Под непосредственным руководством и бдительным оком Анны Павловны самым тщательным образом из сервантов и шкафов доставалась и перемывалась с мылом вся посуда, включая хрусталь и бесчисленные вазы. На полках переставлялось и протиралось всё их содержимое. Ковры скрупулёзно чистились пылесосом. Если Анне Павловне казалось, что уборка идёт слишком быстро, или что-либо делается небрежно, то процедура уборки полностью повторялась. При этом Анна Павловна не считала для себя зазорным, кричать на домработниц, обличая их в нерадивости. Она платила хорошее жалование и этим оправдывала свою требовательность. Но шло время, и даже высокая оплата труда уже не могла сдержать недовольство прислуги. Во время уборки Анна Павловна и себе не позволяла «сидеть сложа руки». Она либо читала, либо занималась вышиванием. Ни первое, ни тем более второе она не любила, но делала это ради поддержания престижа в глазах своих домработниц. При этом Анне Павловне даже в голову не приходило того, что двум изнурённым работой и постоянными придирками, женщинам, нет никакого дела до её самосовершенствования. Она с удовольствием увлеклась бы лёгкой литературой, например детективными или мелодраматическими сюжетами. Но всю подобную литературу она считала ниже своего достоинства. И уж если брала в руки книгу, то читала ненавистные ей философские трактаты, либо пыталась осилить научные труды, написанные её покойным мужем. Разобраться в сложной научной терминологии ей, безусловно, было не по силам. Поэтому, чаще всего, она раскрывала книгу, лишь делая вид, что читает. При этом она старалась держать книгу таким образом, так чтобы домработницам была хорошо видна обложка книги, а сама она думала о чём-то своём. О чём же думала в такие минуты Анна Павловна? Чаще всего она вспоминала своё далёкое детство и юность, когда она ещё простая деревенская девчонка, бегала со своими сверстниками по пыльным улицам села. Затем она успешно окончила школу и поехала покорять город. Родители были в замешательстве. Но разве в таком возрасте слушают родителей?С детства она привыкла чувствовать себя самостоятельной и независимой. Ей удалось с первой попытки поступить в престижный ВУЗ – сказалась её врождённая целеустремлённость и упорство. На третьем курсе ей посчастливилось влюбить в себя перспективного преподавателя из профессорской среды, который вскоре сам стал профессором. Институт она естественно, бросила и всю себя посвятила устройству их семейного гнёздышка, которое со временем преобразовалось в помпезную  профессорскую квартиру. К этому моменту она уже была законной женой. Жаль, но детей у них так и не было. Впрочем, Анна Павловна этому обстоятельству была только рада, так как никогда не любила возиться с детьми. Постепенно она выросла в глазах друзей и родственниковмужа из простоватой провинциалки, до уровнясветской дамы, вполне достойной своего многоуважаемого мужа. Вскоре Пётр Андреевич стал ректором, а это накладывало на Анну Павловну дополнительные обязанности. Шли годы. И теперь, она постаревшая, но ещё не потерявшая своей привлекательности, особа, не мало удивлявшая всю округу своей чопорностью, сидела в своём величественном кресле и не представляла себе, как жить дальше. Всё рухнуло, как ей казалось, в одночасье.

Но делать нечего. Надо было как-то выживать. Выживать не в материальном плане. Деньги у неё были. В своё время Пётр Андреевич позаботился об этом. И даже одних процентов от вкладов, сделанных в надёжный банк, с лихвой хватало на безбедное существование. Выживать - для Анны Павловны, означало приспособиться к новым условиям быта. Отныне ей самой предстояло ходить по магазинам за продуктами питания, самой оплачивать счета за коммунальные услуги, самой стирать, ведь она никогда не вникала в то, как устанавливать нужную программу в стиральной машине, самой приготавливать себе обед и многое – многое другое. Но главное, чего она опасалась больше всего на свете, так это то, что она не сможет поддерживать порядок в своей профессорской квартире. Какие уж теперь каждодневные генеральные уборки! Но без них, как она была убеждена, квартира немедленно придёт в упадок! А этого она никак не могла допустить. Но делать нечего. Вскоре она узнала, в каких магазинах выгоднее всего покупать те или иные продукты. С грехом пополам научилась готовить. И даже вскоре весьма преуспела в этом. Оказалось, что она неплохая домохозяйка. Должно быть, сказались деревенские корни. Так прошло более месяца. Но более всего Анна Павловна не любила тот момент, когда она, возвращаясь из магазина, нагруженная пакетами с продуктами, вынуждена была проходить мимо извечно сидящих у подъезда, словоохотливых соседок. Это для неё было настоящим испытанием. В этот момент она чувствовала себя поверженной и униженной. Однажды, поднимаясь на свой второй этаж, (лифтом Анна Павловна принципиально не пользовалась), она неловко поставила ногу на ступеньку и оступилась. При этом пакет с продуктами выскользнул из её рук и готов был покатиться вниз по ступеням. Слёзы от безысходности этой ситуации невольно выступили на глазах Анны Павловны. В этот момент из соседней квартиры выходила соседка, Клавдия Петровна. С соседями по подъезду Анна Павловна всегда держала дистанцию,вела себя деловито сдержанно и при встрече едва здоровалась. Думая о том, в какой нелепой ситуации она оказалась, Анна Павловна в сердцах отвернулась. Но Клавдия Петровна, будто не замечая этого, тут же кинулась ей помочь. Она подняла упавшую сумку, помогла Анне Павловне подняться.

- Голубушка, Анна Павловна, - с участием сокрушалась она, - Вы не ушиблись? Позвольте, я помогу Вам дойти до Вашей двери.

Подобное неподдельное участие невольно растрогало Анну Павловну. Подобно маленькому ребёнку, незаслуженно обиженному, она беззвучно заплакала. И, удивительное дело,ей почему-то не было стыдно перед этой, по сути, чужой женщиной, её ровесницей.

- Ах, Клавдия Петровна,- сквозь слёзы пролепетала она. – спасибо Вам за Ваше участие. Вы так мне помогли.

- Ну, что Вы, - смутилась Клавдия Петровна, - мы просто обязаны помогать друг-другу.

Но по всему было видно, что слова благодарности пришлись ей по душе.

- Давайте Вашу сумку, а Вы не спеша отпирайте дверь.

После этих слов Анна Павловна посчитала своим долгом пригласить соседку на чашку чая, тем более, как оказалось, та никуда не спешила. В этой непринуждённой обстановке женщины невольно разговорились. Клавдия Петровна тоже жила одна. Мужа она несколько лет назад похоронила. Дочь живёт отдельно. Как-то так получилось, но Анна Петровна, неожиданно для себя, рассказала своей новой знакомой о всех своих бедах и о своей жизни в целом. В ответ Клавдия Петровна тоже рассказала о себе. Её ныне покойный муж, был полковником в отставке. С ним она прожила долгие годы в любви и согласии. Она, так же как Анна Павловна, тяжело переживала утрату любимого человека. Но жизнь на этом не останавливалась. Кое-как с помощью подруг ей удалось справиться с чувством уныния. Постепенно она восстановилась, вновь начала принимать гостей и сама ходить в гости. Кроме того, от одиночества её спасло то, что она была большой поклонницей театра и старалась не пропускать ни одной премьеры. Обо всём этом Клавдия Петровна говорила мягким и, вместе с тем, приятным голосом, от которого на душе Анны Павловны было легко и спокойно. Они расстались совершенно по- приятельски. В качестве закрепления знакомства, Клавдия Петровнапригласила Анну Павловну в ближайший выходной в гости, и Анна Павловна не отказалась. Так завязалась их дружба. Благодаря стараниям Клавдии Петровны, теперь, к Анне Павловне один раз в неделю приходила девушка-студентка, которая за умеренную плату проводила уборку квартиры. При этом страхи о том, что всё в её доме придёт в запустение, оказались надуманными. Квартира не только не пришла в упадок, но наоборот, преобразилась в лучшую сторону. Под уговорами девушки, Анна Павловна решилась заменить тяжёлые, темные портьеры на окнах на лёгкие и светлые шторы. И, о чудо! Анна Павловна согласилась с тем, что в комнатах стало намного светлее и уютнее. Скрепя сердце, она согласилась и на другие изменения в интерьере комнат. Но самое главное, Анна Павловна убрала в шкаф ненавистное ей вышивание, убрала со стола, наводившие на неё скуку, книги и с большим удовольствием увлеклась чтением любовных романов.Отныне она перестала ставить на музыкальный центр Баха и Шуберта, некогда любимых её покойным мужем, зато стала слушать ту музыку, которая нравилась ей. Постепенно Анна Павловна изменила весь образ жизни. Стараниями Клавдии Петровны, она начала «выходить в люди». Совместно со своей новой подругой она стала регулярно посещать театр. Нередко они вдвоём ходили в кино. Покойный Пётр Андреевич не любил шумных и увеселительных мероприятий, избегал посещений театров, музеев и выставок, ссылаясь на свою занятость. Теперь Анна Павловна под руководством Клавдии Петровны навёрстывала упущенное. Безусловно, ей при этом понадобилось обновить свой гардероб, так как её прежняя одежда давно морально устарела и вышла из моды. Как ни странно, но Анна Павловна впервые за многие годы почувствовала себя по-настоящему счастливой и свободной от своих прежних предрассудков. Однажды вернувшись вечером домой из театра, Анна Павловна, уставшая, но чрезвычайно довольная, уселась в своё  любимое кресло. Теперь она перестала называть его «величественным». Подумав об этом, она грустно улыбнулась. И вдруг она, со всей отчётливостью поняла, что до недавнего времени она жила совершенно неправильно. На что она растратила свои лучшие годы?! На что тратила все свои силы и упорство?! Она думала, что на поддержание уюта, а оказалось – на мишуру видимостивнешнего благополучия, на ощущение мнимой престижности и значимости. Именно видимости, потому что, как выяснилось, это не принесло ей ни счастья, ни душевного удовлетворения. Слёзы горечи над разбившимися иллюзиями текли по щекам Анны Павловны. И всё-таки важно главное: пусть с опозданием, но она поняла это. И теперь перед ней открылась новая, настоящая жизнь, хотя бы на отпущенные ей судьбой годы. Она почувствовала это, и вновь ей стало легко и радостно. Анна Павловна знала - теперь всё будет по другому.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
Свидетельство о публикации: №1210822429437
@ Copyright: Владимир Карабанов, 22.08.2021г.

Отзывы


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1