Гитлер капут.


На площади Победы, рядом с танком «Т-34», стоит старинная «хрущовка» из красного кирпича.
На первом этаже – «Агентство недвижимости «Алкивиад»». Это бывшая двухкомнатная квартира. В комнатах курят и трудятся маклеры, а в бывшей кухне расположилось бюро переводов «Вселенная».
В уголке «Вселенной» приткнулся компьютер с молоденькой девочкой, сиротой-заочницей из «педа». Она переводчица с английского и немецкого.
Посреди кухни за столом сидит хозяйка предприятия, дама лет 33-х, с добрым умным лицом.
Перед ней на двух табуретках сидят клиенты, мужчина и девушка. У них срочный перевод. Они оформляют документы на Германию. Немец-мужчина нашел себе здесь невесту и теперь хочет побыстрее увезти ее к себе домой, в город Кобленц.
За спиной у хозяйки, прислонясь к подоконнику, стоит и пьет чашечку кофе ее знакомый. Он гулял для моциона и зашел в гости. Он безработный частный предприниматель и имеет много лишнего времени.
- Значит, в Германию? – говорит он.
Девушка, страхолюдная селянка, улыбается во все золотые коронки:
- Да, еду с этим мудилой.
- Ну-у…, - смущается знакомый.
- Да он ни хера по-русски не понимает, - смеется девушка, - баран.
Все молчат. Немец взглядывает на плакат группы «На-на» и снова упорно смотрит в пол.
Хозяйка «вычитывает» перевод. Ей еще бежать в соседний подъезд к нотариусу заверить «апостиль». Время идет к шести.
- Вот не пойму, какой он церквы, - говорит, смеясь, немецкая невеста.
- Они там все протестанты, - говорит хозяйка и оглядывается на знакомого.
Мужчина здесь авторитет по всем вопросам. Несмотря на отсутствие высшего образования, у него репутация умного, знающего человека. В свое время он был писателем и публиковался в «Комсомольце Полесья», а позже 2 раза в «Вильном слове».
- Да, скорее всего, - подтверждает он. – Лютеране.
Разговор вращается вокруг отличий лютеранской веры от нашей православной. Мужчина делает разные замечания и предположения. Видно, что он и вправду сильно умный.
- Кальвинисты, - говорит он.
Немец сидит среди оживленно беседующей компании одинокий и молчаливый.
Знакомый деликатно хлебает кофе, затягивается тонкой дамской сигаретой и нежной струйкой выпускает дым в приоткрытую форточку. Цепким писательским глазом он охватывает фигуру на табуретке.
- А вы с какого района? – обращается он к тетке.
- А с Черняховского, с Партизановки, - смеется она.
- А-а…
Больше всего немец напоминает одного фрица из кинохроники. На лафете разбитой пушки сидит солдатик, повесив голову. Лица не видно, светлые длинные волосы закрывают его. Он тихонько качает головой: «Гитлер капут…» Писателю всегда казалось, что советские кинохроникеры разъяснили Гансу его мизансцену прикладом по горбу.
Еще ему вспоминается одна передача, где рассказывалось о покаянии гитлеровских бонз, то есть их потомков. Дети и внуки Бормана, Гиммлера и, кажись, Геббельса – кто женился на еврейке, кто вышел замуж за цыгана, а один, кажись из бормановских, стал раввином и уехал жить в кибуц.
Может, и этот? Завещание дедушки Менгеле? За каким хером перся он сюда через всю Европу? Чего тут забыл, белокурая бестия? Понравилась Курская дуга? Погоди, эта партизанка покажет тебе Мамаев курган. Дедушка-фашист в гробу перевернется.
Писатель складывает руки на груди и  смотрит в пол вместе с немцем.­



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
Рейтинг произведения: 1
Свидетельство о публикации: №1210821429360
@ Copyright: Сергей Зельдин, 21.08.2021г.

Отзывы


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1