Побег из Раушена


Побег из Раушена
 ­­­­­­­­­­Белый экскурсионный автобус приближался к конечному пункту нашего маршрута. Экскурсовод, до этого молчавшая не менее 10 минут, слегка откашлялась и с некоторой хрипотцей проговорила в микрофон: "Итак, друзья, наш автобус въезжает на территорию города-курорта Светлогорска. Сам город представляет собой две зоны: жилую - Светлогорск-1 и курортную - Светлогорск-2. Сейчас мы находимся в нижней, жилой зоне, где проживает 80 процентов светлогорцев. Справа вы видите озеро Тихое. Именно здесь в апреле 1945 года советские войска столкнулись с самым сильным сопротивлением врага. Но всё же город Раушен, как он тогда назывался, был взят через сутки после начала осады. Сейчас озеро Тихое - любимое место отдыха светлогорцев. Здесь расположена лодочная станция, а на противоположном берегу - городской пляж. Как я вам уже говорила, при переименовании Раушена произошла небольшая путаница, и город назвали Светлогорском, хотя это имя должен был получить Зеленоградск, экскурсию по которому мы с вами сегодня совершили. Верхняя - курортная часть города - расположена на самом берегу Балтийского моря. Берег обрывист, крут и высок - от 40 до 60 метров, поэтому к пляжу, помимо асфальтированного и старого немецкого серпантинного спуска, ведут ещё две лестницы, есть канатная дорога. Центральная лестница в 300 ступеней имеет несколько промежуточных площадок для отдыха и спускается прямо к солнечным часам - одной из достопримечательностей города. Эти часы занесены в книгу рекордов Гиннеса за небычный вид и максимальную точность".
   Автобус наконец въехал на курортную территорию, и экскурсовод торопливо проговорила в микрофон слова благодарности и пожелания хорошего отдыха. В ответ туристы тоже благодарили за интересный рассказ и спешили выйти на воздух из душного салона. Я разбудил Веронику, проспавшую всю дорогу до Светлогорска, и мы тоже вышли из автобуса. Девочка всё ещё тёрла глаза и хныкала, и я тихо возрадовался, что догадался купить продукты в Зеленоградске, и не придётся теперь искать супермаркет.
   Мы довольно быстро отыскали нужную нам улицу Московскую. Она располагалась сразу за вокзалом и тянулась вдоль полотна железной дороги. Сначала эта асфальтированная неширокая улочка показалась нам скучной, потому что справа и слева была огорожена унылыми заборами, которые казались бесконечными и скрывали не только железную дорогу по левую сторону, но и вид на море справа. Наконец забор справа кончился, асфальт - тоже, улица вдруг расширилась, и мы вступили в густую тень, под высокие сосны, тихо шумевшие в унисон с морскими волнами. Веронике это понравилось, и она весело поскакала вперёд по широкой утоптанной дороге, усыпанной хвоей.
   Это было чудесное место! Казалось, мы вошли в лес. Одноэтажные и двухэтажные дома в немецком стиле прятались среди сосен по обеим сторонам дороги. Каждый дом был особенный, не похожий на соседний, по-своему уникальный. Где-то справа, из-под обрыва, доносился шум волн, и морская гладь то и дело мелькала в просветах между высокими соснами.
   Нужный нам гостевой дом располагался по левую сторону от дороги. Хозяин показал нам апартаменты. Мне понравились и просторная гостиная, и светлая спальня, и даже общая для всех гостей большая кухня, обставленная в стиле средневековой таверны. Кроме душа в номере имелась ещё небольшая финская баня на дровах. Одна из дверей нашей гостиной вела во внутренний дворик, в котором было устроено всё для пикника: деревянные скамьи и стол под навесом, гриль, мангал и приспособления для барбекю. Справа была теплица со стеклянной крышей.
   После лёгкого ужина и душа Вероника забралась на кровать и почти тотчас уснула. Я постелил себе на мягком диване.
   Утром за завтраком я раскрыл путеводитель и принялся его изучать. Тут в дверь постучали. Это был хозяин дома. Он спросил, собираемся ли мы куда-нибудь, и предложил подвезти нас до центра. "А то ваша крошка быстро устанет",- добавил он. Я согласился.
   Мы уселись на заднее сиденье,причём сидеть мне было не совсем удобно, потому что переднее кресло рядом с водителем было отодвинуто, а между ним и панелью стояло широкое оцинкованное ведро - из тех, в каких держат цветы в цветочных магазинах. Цветы там и были  - целая охапка белых роз на длинных стеблях, вероятно, только что срезанных, потому что на лепестках и листьях подрагивали капли росы.Я подумал, что, наверное, это цветы из теплицы за домом, но задавать какие-либо вопросы постеснялся.
   До самого центра мы не доехали. Едва машина свернула с Московской на улицу Ленина возле вокзала, как Вероника восторженно закричала: "Лягушка! Деда, смотри, лягушка! Ещё тётя вчера про неё говорила. Я хочу посмотреть!" Поблагодарив нашего хозяина, мы вышли из машины.
   Скульптура, отлитая из бронзы современным скульптором Андреем Мелеховым, нам очень понравилась. Небольшая, она представляла собой изящную фигурку юной девушки с короной на голове, сидящую на камне и протягивающую губы для поцелуя. "Смотри, деда, она только-только превратилась! Ещё даже руки похожи на лягушку!"- восторгалась внучка. "Помнишь, тётя в автобусе говорила, что она желания исполняет? Нужно бросить монетку и поцеловать лягушку!"
   Мы бросили царевне-лягушке по монетке, а Вероника послала ей воздушный поцелуй, поочерёдно прикоснувшись ладошкой к своим губам и к губам статуи. Я припомнил, что, по словам экскурсовода, Царевна-лягушка является символом современного Светлогорска.
   Выйдя из скверика, мы продолжили свой путь по улице Ленина.Нашей целью была центральная площадь, от которой к морю спускалась широкая лестница. Оба серпантина я нарочно проигнорировал: ни за что не решился бы воспользоваться столь крутым спуском. Тем более, что старый немецкий выложен скользкой плиткой, а современный асфальтированный построен без страхующих перил. Вероника то и дело останавливалась, разглядывая различные янтарные сувениры, разложенные и развешенные в бесчисленных мелких киосках и лавочках, расположенных по обеим сторонам улицы. Так что, когда мы добрались до цели, успели проголодаться.
Напившись вкуснейшего облепихового чая с лазаньей в ближайшем кафе, мы не спеша обошли площадь. Посидели под янтарным деревом, выловили в бассейне "Павлин" немного янтарной крошки специальным сачком. В том же магазинчике, где давали напрокат сачки, я купил небольшой замшевый мешочек, в который Вероника ссыпала добытую крошку. Небольшая "кошельковая мышь" с янтарным сыром в лапках., приобретённая мною там же, призвана была охранять эти сокровища. Внучка была в полном восторге!
   Чтобы 6-летняя Вероника не устала, я взял напрокат велосипед, и мы объехали примыкающие к площади улицы. Во время этой велосипедной прогулки я ещё раз убедился, что Светлогорск - это город в лесу, и название Зеленоградск подошло бы ему не меньше. Прелесть ещё и в том, что почти все современные здания здесь построены в стиле довоенного Раушена, так что архитектура города необычна и радует глаз. Кроме того, среди домов, в маленьких двориках порой скрываются настоящие шедевры..
   Так, двор одной из маленьких гостиниц "Дом сказочника" уставлен скульптурами на тему сказок Гофмана, имеется там и макет средневекового города. А в другом дворе мы обнаружили великолепный памятник академику Павлову, который,впрочем, как я потом прочёл в интернете, был поставлен не ему, а немецкому микробиологу Роберту Коху. Мы проехали мимо органного зала Макарова, решив как-нибудь на днях заглянуть сюда на концерт, потом прогулялись по Лиственичному парку и полюбовались старейшим и самым высоким зданием города - водонапорной башней, сплошь увитой девичьим виноградом. К сожалению, смотровая площадка, расположенная на высоте 25 метров, была закрыта из-за ремонта. Решив не слишком огорчаться по этому поводу, мы вернулись в парк и полюбовались там современной QR-библиотекой, в которой любую электронную книгу можно читать, сидя на скамейке напротив экрана.
   Из парка мы выехали на улицу Ленина, чуть выше центральной площади, как раз возле нового концертного зала "Янтарь-холл", похожего внешне на большой пароход, и снова вернулись к торговому центру.
   Погода начала портиться, что нередко бывает в этих краях в начале лета, и я решил сегодня не спускаться к морю. Вероника не стала возражать, и это оказалось очень кстати, потому что едва мы добрались до гостевого дома, как начался сильный дождь.
   Проснувшись среди ночи, я слышал, что дождь всё ещё шуршит, и огорчился, предположив, что завтрашний день может быть испорчен. Однако утро встретило нас безоблачным небом и ярким солнцем. Я уже успел заметить, что солнце в здешних местах необыкновенно яркое: такого я больше нигде не видел. Чтобы не отвлекаться на всякие янтарные безделушки, я решил воспользоваться ближайшим к нам (и самым удобным) спуском к морю - канатной дорогой. Пляж в Светлогорске неважный: слишком узкий, а в иных местах его и вовсе нет. Не то, что в Зеленоградске и - особенно - на Куршской косе, где мы с внучкой побывали ранее. Впрочем, морские ванны и не входили в наши планы. Вода в Балтийском море достаточно прогревается к июлю, а сейчас была лишь середина мая. Зато мы отлично провели время, прогулявшись по широкому променаду до самых солнечных часов, представлявших собой огромный круг, в котором цифрами служили 12 знаков зодиака, выложенные мозаикой. А потом поднялись к центральной площади по широкой лестнице, на ступеньках которой были указаны калории, которые терял каждый, кто совершал этот подъём. На променаде отдыхающие усиленно делали селфи с Ундиной - морской русалкой, но нам она не понравилась. А вот "Нимфа",созданная Германом Брехтом в 1938 году, была более привлекательной. Хотя обрамляющая её мозаичная раковина, построенная уже в 80-х годах, показалась мне лишней.
   По уже знакомой нам улице Ленина мы неспешно вернулись в свой гостевой дом. День оказался таким же насыщенным, как и предыдущий, и Вероника, уставшая от впечатлений, быстро уснула. Я немного посидел с планшетом, раздумывая, как провести завтрашний день:посвятить его изучению достопримечательностей Отрадного, расположенного в трёх километрах от Светлогорска, или совершить экскурсию в замок Шаакен. Так ничего и не решив, отправился спать. В конце-концов, утро вечера мудренее, да и впереди ещё три дня.

   Разбудил меня неясный шум, доносящийся из внутреннего дворика, куда выходили окно и дверь из гостиной. Послышались приглушённые голоса. Я мимоходом взглянул на часы - ещё не было пяти утра, - подошёл к окну и слегка приоткрыл жалюзи. Солнце в этих краях в начале лета встаёт рано, так что было совсем уже светло. Я увидел хозяина нашего гостевого дома (накануне мы познакомились, и я узнал, что его зовут Виктор) и с ним ещё одного мужчину. У каждого в руках было по два ведра с розами. Видимо, незнакомец уронил одно из вёдер, потому что на земле растекалась лужа с плавающими в ней лепестками. Шум от упавшего ведра меня и разбудил. "Надо же, - подумал я, - а хозяин-то наш - хват! Не только гостевой дом содержит, но и цветы разводит на продажу."
   Тем временем Виктор с приятелем свернули за угол, и оттуда раздалось урчание мотора и скрип отворяемых ворот. Скоро машина уехала, и всё стихло. Я хотел было ещё вздремнуть, но сон не шёл. Распахнув дверь, ведущую во внутренний дворик, я с наслаждением вдохнул прохладный утренний воздух, пахнущий хвоей и морем.Возле цветочной лужицы валялась свёрнутая трубкой газета, которая сама развернулась, когда я её поднял.
   Это была местная "Комсомольская правда", датированная 15 мая, вчерашняя. На первой полосе красовалась фотография Виктора, а подпись внизу отсылала читателя на шестую и седьмую полосы - срединный разворот. В статье рассказывалось о трагедии, произошедшей в этом городе 45 лет тому назад. Тогда, 16 мая 1972 года на маленький ведомственный детский сад упал потерпевший крушение самолёт Ан-24. Корреспондент, описывающий трагедию, постарался максимально точно передать все детали события. Здесь были и свидетельства очевидцев, и фотографии из архива, подробно рассказывалось и о действиях властей после трагедии, и о различных версиях, приведших к катастрофе, в том числе и самых неправдоподобных.
   Прочитанное меня потрясло. Я едва дождался пробуждения внучки. Наскоро позавтракав, мы вышли из дома. Теперь я знал, куда иду, и стремился туда изо всех сил. Вероника что-то спрашивала, я отвечал невпопад и упорно пробирался сквозь толпу беззаботных отдыхающих, крепко сжимая руку внучки. Остановился лишь тогда, когда она спросила, запыхавшись: "Деда, куда мы так несёмся?" Словечко было новым в её словарном запасе, и я удивился. "Где ты услышала это слово", - спросил я её, придя в себя и оглядываясь. "Это из мультика, - беспечно ответила она и безо всякого перехода воскликнула: Ой, смотри, какие цветочки!" Мы стояли напротив цветочного магазина с кокетливым названием "Розамунда". Я решил, что не мешало бы купить несколько цветков, и попросил у продавщицы розы. Но она в ответ развела руками: "Уже раскупили. Как только открылся магазин. Виктор Дмитрич едва успел привезти. Сегодня такой день, знаете..." Да, теперь я знал. Но на всякий случай спросил: "А Виктор Дмитрич - это кто?" "Совладелец магазина, - охотно пояснила продавщица. - Ой, вы знаете, он ведь был свидетелем той катастрофы! Сам случайно уцелел, а должен был погибнуть вместе с другими детьми". Да, и это я знал из газеты. Виктор был тем самым мальчиком, которому повезло в этот день 45 лет тому назад простудиться и остаться дома. И он же был хозяином гостевого дома, где мы остановились. А ещё он пару дней назад давал интервью и "со слезами на глазах" рассказывал, что накануне авиакатастрофы видел пророческий сон - падающую с неба звезду, и что некоторые из родителей погибших детей невзлюбили его за то, что ему повезло. А сегодня утром привез в свой магазин цветы на продажу. Интересно, почём нынче были розы - ходовой товар в такой день? Но спрашивать об этом я не стал.
   Купив букет любимых Вероникой ромашек и выйдя из магазина, я решительно повернул в сторону, обратную от того места, к которому полчаса назад так стремился. Зачем мне видеть эту часовню, возведенную через много лет после трагедии, в лихие девяностые? Вдруг она окажется такой же безобразной, как русалка Ундина на Светлогорском променаде или такой же аляповатой, как морская раковина, обрамляющая прекрасную Нимфу Брехта? Да и маленькой Веронике ни к чему все эти лишние переживания. Как бы вообще эта негативная информация не явилась для неё причиной стресса.
Мы вернулись в гостевой дом, и я тут же принялся собираться. Мне хотелось как можно быстрее покинуть этот дом. Огорчённой Веронике я объяснил, что все достопримечательности мы уже осмотрели, и больше тут делать нечего, так как погода опять испортилась и на ближайшие дни прогноз неутешительный. Когда мы садились в такси, дождь только набирал силу, но порывы ветра усиливались, и со стороны моря доносился грозный шум разбушевавшихся волн. Я приложил все усилия, чтобы не встречаться с хозяином и не объяснять ему причину нашего поспешного отъезда. Даже то, что ещё два дня проживания были оплачены, и этих денег мне не вернут, не слишком меня огорчало. Веронике я пообещал, что мы приедем сюда еще в августе, когда море будет тёплым.
   Так и вышло. Но случилось это только через четыре года. Внучка повзрослела, и я решился рассказать ей об авиакатастрофе и посетить упомянутую выше часовню. К счастью, былые мои опасения оказались напрасными. Это скромное и одновременно изящное белое здание с остроконечной голубой крышей было сооружено на народные пожертвования спустя 22 года после трагедии. В нём не было ничего помпезного или экстравагантного. При входе - табличка с надписью: "Храм-памятник в честь иконы Богоматери "Всех скорбящих Радость" построен на месте трагической гибели детского сада 6 мая 1972 года". Внутри - небольшой иконостас и фотографии погибших детей. Вероника возложила к подножию часовни букет своих любимых ромашек. Цветы мы купили уже совсем в другом магазине. На месте ли "Розамунда", я так и не узнал, и ее хозяина не встретил.
   На этот раз я снял номер в самом центре Светлогорска, в той самой гостинице, двор которой украшен скульптурами по мотивам сказок Гофмана. Мы вдоволь купались и загорали, ходили на концерты органной музыки, съездили на экскурсию в Отрадное и в замок Шаакен, познакомились с замечательными людьми. И, с сожалением покидая этот прекрасный город, я уже думал, что, может быть, напрасно тогда, четыре года назад, так поспешно бежал из него.
­



Мне нравится:
2

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество отзывов: 2
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 24
Рейтинг произведения: 14
Свидетельство о публикации: №1210816429014
@ Copyright: Лидия Левина, 16.08.2021г.

Отзывы

Пудельман     (17.08.2021 в 09:58)
Лидия, большое спасибо за очень светлый и душевный рассказ. Читаешь его на одном дыхании. Я никогда не была в Калининграде и его окрестностях, но от Вашего рассказа появляется ощущение сопричастности к описанным событиям.

Лидия Левина     (17.08.2021 в 11:29)
Спасибо, Татьяна!
Мы сюда переехали 13 лет назад и сразу же влюбились в этот край.
Природа здесь потрясающая и люди очень душевные.
Когда я рассказываю, как хорошо жить в России, многие не верят. Но это - правда.
Хотя я, конечно, понимаю, что Россия велика, и в других регионах, наверное, всё по-другому.

Алекса     (17.08.2021 в 00:06)
Это Калининград.
Светлогорск очень красивый
Родители жили в это время Балтийском районе ...отец заканчивал академию....и про трагедию конечно известно...
Брат с внучками часто посещают это место...
Спасибо большое за память...

Лидия Левина     (17.08.2021 в 11:31)
Спасибо за отзыв!
Я влюблена в этот край!


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1