СНЫ. Сибилла? ВАЛЕНТИНА.






                                                                                          Глава  9.

    Дома, конечно, перепроверил посты Валентины. Агрессия вновь усиливалась. «Я напишу роман; и пусть все, все  узнают об этом параноике. Не оставляйте женщину одну». Я чуть было не усмехнулся – когда ещё выпадет шанс войти в историю в качестве героя книги? Сердце, конечно, сжалось на слово «одну», но как я мог помочь Валентине? Мог ли кто в мире ей помочь? Бог мой! «Злость не знает границ. Я не помню себя. Запасусь я терпеньем. И сыграю в тебя. Этот нарцисс решил, что весь свет вертится вокруг него, – выплёскивались в мир новые и новые строчки Валентины. – Утверждает, что я за ним следила с крыши. Его шизофрения растёт на глазах. За ним все следят – с крыши, по каким-то базам данных об однофамильцах, записывают его речи на диктофоны. Представляете степень паранойи этого нарцисса?» Финальная фраза поста была обращена к подписчикам.  

        Я застыл в недоумении. Оказывается, Валентина умеет быть и рациональной – когда выгодно ей. Настоящая Сибилла – если той, действительно, удалось заморочить мозги всем психиатрам Земли! Могу ли я подозревать Валентину в сложной психологической игре? Подозревать-то могу, а что дальше? «Сыграю в тебя» – надо же. Кому выгодна эта игра? На экран, тем временем, вывалился новый текст – его я, кажется, где-то видел. Точно – в той самодельной книжке, которую вручила мне Валентина. Читал один раз по диагонали, и даже не прочувствовал смысла стиха. «Я как раненый волк. Лижу старые раны. В сердце – злость и печаль. В глазах – чувство обмана. Пусть судьба не дала мне мечты и покоя. Но зато никогда не сдаюсь я без боя. Прыгну, силы собрав, дотянусь я до горла. Мести страстной слюну, наконец, я растёрла».

       Этот текст был написан в те месяцы, когда Валентина могла ещё надеяться на отношения со мной. Надеяться – надеялась, но и тогда, как видно, источала агрессию. Точно ли на меня была направлена эта агрессия; вернее – только ли на меня? И, вообще, – на меня ли? Простая мысль буквально передёрнула моё тело. Уж как-то всё в этой агрессии заранее уныло и запрограммировано.  А бывает ли агрессия изначально запрограммирована?

       Я вдруг почувствовал, что разгадка жизни Валентины близка. Знал ведь, знал все годы знакомства, что любит она не столько меня, сколько себя во мне, – на меня пахнул мистический смысл какого-то вселенского предопределения. То есть не любит – нет, просто зависит от меня  через зависимость от себя. Что Валентина могла поделать со своими состояниями? Они преследовали её, а Валентина, получается, преследовала меня. Что ей оставалось делать? А что оставалось делать мне? Можно ли, в принципе, помочь человеку, когда он захвачен таким туманом неизбежности? Сможет ли он ухватиться за протягиваемую тобой соломинку, если он часто не в состоянии увидеть и бревно?

        Куски ощущений стали складываться в подобие общей картины жизни Валентины. Вспомнился некогда обдумываемый архетип-перевёртыш любовника и отца. Валентина ненавидела отца? Ну, конечно, она ненавидела отца за то, что он оставил семью! То есть, в представлениях девчонки, отец бросил её. Она нуждалась в нём долгие годы, а он бросил её. Такое не прощается. Валентина выбрала меня в качестве отца, и решила наказать. Кого бы она ни выбрала, решила бы, в конечном итоге, его наказать. На месте отца мог оказаться любой, а оказался я. Она выбрала меня. Меня! Сомнительная честь. Мог ли я повлиять на её выбор? Наверное, мог, если бы резко пресёк все возможности самого знакомства – этим я, конечно, усилил бы её боль. Мог ли я чем ей реально помочь? Вряд ли. Даже если представить ответное чувство с моей стороны, финал истории, уверен, был бы такой же – с её желанием наказать отца. Увы, это так. За то, что жил не в семье; что пил, расшатал свою психику – кажется, что-то такое в начале знакомства говорила об отце Валентина, – морочил женщинам головы (вот откуда лезет мотив сломанных судеб!) – вместо того, чтобы защитить от матери, защитить от брата. Наказать отца или его воображаемую замену – было уже неважно. Она выбрала меня.                     

        Странная пошла сказка про белого бычка – и пошла в сильном развитии. Сам я, конечно, в её глазах виноват – хотя бы потому, что не отозвался на любовный призыв. Жаждущей любви женщине отказывать нельзя. Женщине – нельзя, а волчице? Волчице с душой женщины. Но почему волчицы? – она же бывает добрым человеком. Когда забывает обиды. И в эти часы душа у неё – не женщины, а ребёнка. Ребёнка! Точно. А потом обиды вспоминает. Ну, как, как я не понял этого раньше? Валентина застыла в развитии на уровне обиженной жизнью двенадцатилетней девчонки. Она воспринимает жизнь, как двенадцатилетний ребёнок – часто надувающийся на мир. И понимает она только то, что может понять. Почти все смыслы обрезает и переиначивает на свой лад, искажая их и до противоположных значений – гиперболично, с захлёстыванием эмоций и откровенными фантазиями. Шуток, увы, не принимает в любом виде – родилась такой или и здесь какой невроз?– и всегда оборачивает услышанное против тебя: сказав при ней в маршрутке, что водитель ведёт дёргано, и хорошо бы вообще доехать до места, вечером без вариантов прочитаешь в посте, что друг панически боится маршруток. Точно, – улыбался я, – таких историй – без счёта. По всем признакам ребёнок! Оттого Валентину можно и успокоить, как двенадцатилетнюю – просто взяв за руку. А если не возьмёшь, включается другая её личность – волчья. Эта откуда взялась? Что произошло в детстве? И ещё эта ирреальная электронная сеть, затянувшая девчонку в своё нутро – кажется, что помогает; на самом деле всё только портит. Бедная Валентина! Я, конечно, был тоже хорош. Обещал ей поддержку, но что смог дать? Полуторачасовые встречи раз в месяц? Вот и заслужил горящую под ногами землю. А что я ещё мог дать? Всего себя? 




­



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Другое
Ключевые слова: рассказ, мини-роман, философия жизни.,
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
Рейтинг произведения: 7
Свидетельство о публикации: №1210815428898
@ Copyright: Александр Алакшин, 15.08.2021г.

Отзывы

Наталия Порывай     (27.08.2021 в 18:12)
Честно? Немного подташнивает уже от этой бессмыслицы. Но у тебя есть свое право на свою же правду. Вот только отца моего трогать не нужно, он не был ни пьяницей, ни выпивающим. Да, раз оступился с не той женщиной, но не тебе судить. Он был святым для меня человеком, я его любила и моя боль заключалась лишь в том, что он умер раньше, чем я с ним встретилась во взрослом возрасте. Надо же было так перевернуть историю, что мать оказалась хорошей, а отец плохим! Уму не постижимо!


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1