СНЫ. Друг, не друг. ВАЛЕНТИНА.











                                                                                          Глава 6 .

 
      Конечно, поехал. Сплошное дежа вю – метро, маршрутка, финская деревня, окрик Валентины на собаку – всё, что было вчера. Кроме жизнеощущений самой Валентины – она ластилась ко мне так откровенно, что я, не зная, как выпутаться из патовой ситуации, посмеивался и невольно отпускал эротические шутки. «А, хочешь, посмотрим с тобой фильм про Сибиллу – тот, который ты обещал посмотреть сто лет назад?» «Угадываешь мысли» – выдохнул я с облегчением – мотив психологии просто обязан был вытеснить настроения третьей личности. Что и произошло – Валентина моментально переключилась на фильм, с жаром объясняя смысл каждой сцены. Мне оставалось только кивать в ответ. «То есть, она могла быть гениальной актрисой, и в какой-нибудь жажде художественности играть поочерёдно  все свои роли?» – спросил я простодушно по окончании фильма. Валентина почти исподлобья посмотрела на меня. «Ты задаёшь такие же вопросы, как моя мать. Почему нельзя понять, что у человека периодически переключаются состояния? В ней было шестнадцать личностей – они менялись вследствие разных обстоятельств. Что здесь непонятного?» «Считай, что я пошутил – но ведь, правда, было бы забавно узнать, что эта девица полжизни водила за нос всех психиатров Земли» «Всю жизнь, – вдруг хохотнула Валентина. – Всю жизнь. И никто до её смерти не мог определить, больна она или изображает болезнь. Хотя, в каждом из нас спит шизофреник».

         Валентина, действительно, развеселилась, я же всматривался в её лицо. «Ты таращишься на меня взглядом моей матери» «Расскажи о ней» «Расскажи, да ещё покажи, – Валентина в секунду разозлилась. – Пошла она к чёрту – всю жизнь парит мозги тем, что заботится обо мне, а сама просто забыла о том, что у неё есть дочь. Когда вспоминала, вытирала о дочь ноги. И врёт всё, врёт – что переживала за меня в детстве, не давала другим обижать. А сама не замечала, как брат давал меня мужикам лапать, а отчим хотел изнасиловать. Переживала! Зачем врать-то! – Валентина на полминуты замолчала; молчал и я. – Иногда кажется, что мать не врёт, – потёрла виски Валентина. – И в то же время я знаю, что она врёт. Врёт, как ни в чём не бывало. Вот и ты врёшь, как ни в чём не бывало; но ты похож не на мать, а на моего отца. Врёшь мне, а я стараюсь тебе верить. Иногда тебя ненавижу, а потом опять жду и жду твоего звонка. Ты позвонишь, отговоришься лживыми словами, и опять исчезаешь. А я хочу, чтобы ты был рядом, чтобы я в любой момент могла взять тебя за руку – а мне иногда бывает очень плохо. Хочу бо́льшего» «Но бо́льшего не может быть, – внезапно для себя я решился на откровенность. – Ты это понимаешь? Я могу, могу быть тебе другом, но и здесь – не в твоём понимании дружбы. Извини, – я старательно подбирал слова, хотя и понимал, что любое слово сейчас будет ранить Валентину. – Мы можем время от времени встречаться, будем разговаривать, я буду стараться тебя слышать. Для меня это тоже достижение – правда. Понимаешь? Но я никогда не смогу быть с тобой постоянно, лететь к тебе по первому зову. Это – твоя мечта, а я – другой. У меня есть своя жизнь. Понимаешь? Своя. А ведь ты хочешь видеть меня каждый день! Мы с тобой встретились случайно, и не должны были сближаться. Мы люди из разных миров. Но, посмотри, я стал внимательно к тебе относиться» – я вдруг оборвал галиматью признаний, потому что упёрся взглядом в горящие глаза Валентины – кажется, она опять меня ненавидела. «Сближаться? – тихо спросила Валентина. – Ты это называешь сближаться? Называешь себя другом? Не собираясь встречаться тогда, когда я хочу тебя увидеть; не давая себя даже обнять – вижу, как ты реагируешь на любую попытку прикоснуться к тебе, – о себе ничего не рассказываешь. Я вообще не знаю, как ты живёшь, – и домой к себе не приглашаешь. Я не могу уже это выносить! И тут же замазываешь мозги разговорами о какой-то дружбе? Ты сумасшедший!» «Да, – невесело засмеялся я парадоксальности ситуации – теперь приходилось ставить диагнозы себе. – Видно, я какой-нибудь аутист – живу в своём мире, и не всех туда впускаю» – не всех впускаю, – хотел добавить я, — и в свою квартиру, – но промолчал. Лучше об этом сейчас не вспоминать, чтобы не вызвать раздражение Валентины – впрочем, агрессия уже разливалась по углам комнаты. – «Но я могу быть тебе другом – в моём понимании слова. Я буду приезжать, чем смогу – помогать. Мы можем гулять с тобой в парках, по улицам, – я слышал нервный стук своего сердца, и говорил уже почти через силу. – Но бо́льшего у нас не может быть никогда. Ты понимаешь?».

        Валентина, тяжело дыша, не отвечала. Повисла долгая пауза. «Сейчас поеду домой, а через дня три тебе позвоню» – тронул я ладонью предплечье Валентины. Она одёрнула руку, как от ожога. Я помялся несколько секунд на одном месте, молча обулся, и вышел из квартиры. Вслед мне из будки грустными глазами смотрела собака.

­



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Другое
Ключевые слова: рассказ, мини-роман, философия жизни.,
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
Свидетельство о публикации: №1210814428788
@ Copyright: Александр Алакшин, 14.08.2021г.

Отзывы


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1